III (VIII) СЪЕЗД ЕПАРХИАЛЬНЫХ МИССИОНЕРОВ

РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

Рабочие материалы пленарного заседания 31 октября 2002 г.

Проблемы духовной безопасности общества и личности

в миссионерской деятельности Русской Православной Церкви

(Доклад)

Диакон Андрей (Хвыля-Олинтер), к.ю.н.,

начальник информационно-аналитического центра 

Синодального миссионерского отдела

Введение

Для духовно зрячей личности очевидно, что проблема духовной безопасности
является главной в жизни человека, общественных институтов, государств,
человечества и мира в целом. Духовность есть основа всего. Принятие и
развитие истинной духовности служит необходимым условием спасения
личности от смерти. Можно смело утверждать, что те или иные религиозные
установки направляют любую деятельность каждого человека и всех
социальных структур. 

Действительно, все правовые системы современности выросли, как
убедительно показывают сравнительное правоведение и юридическая
антропология, из той или иной религии. В частности, капитализм имеет
корни в протестантской этике, а рыночная экономика и монетаризм созданы
иудеями. Поток псевдохристианских сект и западного неоиндуизма вызван
особенностями вероучений протестантизма, появившимся из-за отклонений
римо-католицизма от православной веры. Так называемое западное право
основано на протестантизме. Социалистическое — на атеизме, то есть на
религии богоборчества. Остальные известные правовые системы еще более
откровенно религиозные. Это, прежде всего, исламское, иудейское,
католическое, хинди, африканское и юго-восточное право.

Практически нет направлений деятельности людей, не имеющих тех или иных
религиозных оснований (хотя бы проявляющихся через личные религиозные
установки и предпочтения конкретных лидеров). С другой стороны, весьма
многие религиозные объединения не объявляют или сознательно скрывают
свои вероучебные корни. Здесь необходимо напомнить, что в общем
религиозном и философском смысле религиозным является всякое
объединение, которое: создает какое-либо всеобъемлющее мировоззрение;
имеет какой-нибудь объект поклонения (Бога, тех или иных духов,
вселенский или космический разум, материю, информацию, знание, науку,
учителя и т.д.); формирует, исповедует и распространяет учение,
связывающее этот объект поклонения с мирозданием, высшими ценностями,
проблемой добра и зла, отношением к человеку как таковому, с высшими
причинами бытия всего существующего и мира в целом; имеет и применяет
какие-либо средства и методы почитания (обожествления) своего объекта
поклонения.

Существенно, что духовность принципиально неодинакова в разных
религиозных объединениях. Здоровая духовность является источником
созидательных процессов, правопослушности, позитивной нравственности,
иная духовность порождает деструктивность, криминал, аморальность.
Распознавание истинного портрета конкретной духовности — почти всегда
сложное дело, требующее высокой квалификации в сфере теологии и
психологии. При определении качества духовности важны вероучебные
особенности: 

принятия идеалов (онтологических, духовных, нравственных и правовых
характеристик объекта поклонения); 

понимания духовности; 

трактовок происхождения и взаимоотношения добра и зла; 

построения системы нравственности; 

определения смысла жизни и ценности каждого человека; 

отношения к общественным институтам и личности; 

выбора средств и методов достижения своих целей;

духовных, нравственных и правовых характеристик основателя культа;

духовных, нравственных и правовых характеристик авторитетных лидеров
культа.

Полезно вспомнить некоторые существенные для правовой и нравственной
сфер особенности мировых традиционных религий (не давая им здесь
каких-либо общих качественных оценок). К примеру, один из столпов ислама
— созданный еще в раннем средневековье шариат, предусматривающий
рабство, многоженство, наложничество, ограничение прав неверных, джихад
и т.п. Жесткое законничество для всех сторон жизни евреев — одна из
основ иудаизма. Буддизм зиждется на отвержении мира и светского права. В
свою очередь, православие рассматривает государственную власть как
таковую в качестве данной Богом, и не содержит в своем вероучении
мелочной регламентации действий людей.

Миссионерская деятельность Русской Православной Церкви напрямую
направлена на обеспечение духовной безопасности, на укрепление
созидательных процессов в обществе. Эта деятельность имеет несколько
обоснований, в первую очередь: духовное, информационное и правовое (так
как разворачивается в конкретном обществе и государстве). Духовное
обоснование вытекает из заповеди "Возлюби ближнего как самого себя", то
есть желай ему спасения, неси ему правду и любовь, даже если он
находится вне церковной ограды. Эти вопросы подробно изложены в
Общецерковных документах последних лет, например, в Концепции
возрождения миссионерской деятельности.

В правовой сфере для православных российских граждан немаловажное
значение имеет реальная позиция государства по отношению к духовности и
духовной безопасности. Для всех честных граждан и государственных
служащих важно, что качества духовности определяют, каковы будут
правопослушность и нравственность людей. Недаром в Концепции
национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом
Президента Российской Федерации от 10 января 2000 г. N 24 написано, что
"Обеспечение национальной безопасности Российской Федерации включает в
себя также защиту культурного, духовно-нравственного наследия,
исторических традиций и норм общественной жизни, сохранение культурного
достояния всех народов России, формирование государственной политики в
области духовного и нравственного воспитания населения, введение запрета
на использование эфирного времени в электронных средствах массовой
информации для проката программ, пропагандирующих насилие,
эксплуатирующих низменные проявления, а также включает в себя
противодействие негативному влиянию иностранных религиозных организаций
и миссионеров".

Концепция национальной безопасности определяет, что "национальные
интересы России – это совокупность сбалансированных интересов личности,
общества и государства в экономической, внутриполитической, социальной,
международной, информационной, военной, пограничной, экологической и
других сферах". В свою очередь "интересы личности состоят в реализации
конституционных прав и свобод, в обеспечении личной безопасности, в
повышении качества и уровня жизни, в физическом, духовном и
интеллектуальном развитии человека и гражданина". В Концепции
уточняется, что "национальные интересы в духовной сфере состоят в
сохранении и укреплении нравственных ценностей общества, традиций
патриотизма и гуманизма, культурного и научного потенциала страны".

Из вышеприведенного абзаца видно, что национальная безопасность
непосредственно связана с личной безопасностью граждан и имеет несколько
взаимосвязанных составляющих, одна из которых — духовная безопасность. 

Международным правом признается ряд норм, имеющих отношение к духовной
безопасности. Например, Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и
дискриминации на основе религии или убеждений, принятая Генеральной
Ассамблеей ООН 25 ноября 1981 г. гласит: Статья 1, пункт 3: «Свобода
исповедовать религию или выражать убеждения подлежит лишь ограничениям,
установленным законом и необходимым для охраны общественной
безопасности, порядка, здоровья и морали, равно как и основных прав и
свобод других лиц». Статья 5, пункт 5: «Практика религии или убеждений,
в которых воспитывается ребенок, не должна наносить ущерба ни его
физическому или умственному здоровью, ни его полному развитию».
Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод, принятая
в Риме 4 ноября 1950 г. утверждает: Статья 9, пункт 2: «Свобода
исповедовать свои религию или убеждения подлежит лишь таким
ограничениям, которые установлены законом и необходимы в демократическом
обществе в интересах общественного спокойствия, охраны общественного
порядка, здоровья и нравственности или для защиты прав и свобод других
лиц». Европейский Парламент в своей резолюции однозначно определил, что
нелегальная деятельность сект в европейском союзе должна быть ограничена
и пресечена и что свобода религий не оправдывает нарушений прав
человека. 

В Российском законодательстве имеются аналогичные нормы.

В ранее упоминавшейся Концепции национальной безопасности Российской
Федерации, в II и III главах указывается на необходимость нейтрализации
«религиозного экстремизма». Пишется о снижении «духовно-нравственного
потенциала общества», об «экономической, демографической и
культурно-религиозной экспансии сопредельных государств на российскую
территорию».

Военная доктрина Российской Федерации. Утверждена Указом Президента от
21 апреля 2000 года. В разделе 1 указывается на религиозный экстремизм,
на противоправную деятельность религиозных движений, организаций,
структур, направленную на нарушение единства и территориальной
целостности Российской Федерации, дестабилизацию внутриполитической
обстановки в стране.

Доктрина информационной безопасности Российской Федерации. Утверждена
Указом Президента Российской Федерации от 09 сентября 2000 г. В главе
II, параграфе 6, разделе «В сфере духовной жизни» указывается на
наиболее опасные угрозы информационной безопасности в этой сфере, в
частности: на возможность нарушения общественной стабильности, нанесение
вреда здоровью и жизни граждан вследствие деятельности религиозных
объединений, проповедующих религиозный фундаментализм, а также
тоталитарных религиозных сект. В основных направлениях обеспечения
информационной безопасности Российской Федерации в сфере духовной жизни
указываются, в частности: – выработка цивилизованных форм и способов
общественного контроля за формированием в обществе духовных ценностей,
отвечающих национальным интересам страны, воспитанием патриотизма и
гражданской ответственности за ее судьбу; – формирование правовых и
организационных механизмов обеспечения конституционных прав и свобод
граждан, повышение их правовой культуры в интересах противодействия
сознательному или непреднамеренному нарушению этих конституционных прав
и свобод в сфере духовной жизни.

Уголовный кодекс Российской Федерации: 

Статья 239, часть 1. «Создание религиозного или общественного
объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами,
или иным причинением вреда их здоровью либо с побуждением граждан к
отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению иных
противоправных деяний, а равно и руководство таким объединением —
наказывается штрафом в размере от 200 до 500 минимальных размеров оплаты
труда… либо лишением свободы на срок до трех лет». Часть 2. «Участие в
деятельности указанного объединения, а равно пропаганда деяний,
предусмотренных частью первой настоящей статьи, — до 2-х лет». 

Статья 282, пункт 1: «Действия, направленные на возбуждение
национальной, расовой или религиозной вражды, унижение национального
достоинства, и равно пропаганда исключительности, превосходства либо
неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, национальной
или расовой принадлежности, если эти деяния совершены публично или с
использованием средств массовой информации, —

наказываются…

Статья 282, пункт 2: Те же деяния, совершенные:

а) с применением насилия или с угрозой его применения;

б) лицом с использованием своего служебного положения;

в) организованной группой. — наказываются… 

Гражданский кодекс Российской Федерации (по редакции на 15 июня 2001
г.): Статья 1, пункт 2: «… Гражданские права могут быть ограничены на
основании федерального закона и только в той мере, в какой это
необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности,
здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны
страны и безопасности государства».

Одним из основных предметов правового регулирования является комплекс
вопросов, связанных с образованием, регистрацией, прекращением
деятельности, ликвидацией религиозного объединения, либо его
иностранного представительства. При этом следует отметить, что весьма
важным направлением в работе практически любого религиозного культа
является его миссионерская (однако чаще всего выливающаяся в откровенный
прозелитизм) деятельность. В этой связи огромное значение имеет Закон «О
миссионерской деятельности в Белгородской области» который необходимо
расценивать как базовый юридический документ, в частности, в силу того,
что все жалобы его оппонентов были рассмотрены и отклонены Верховным
Судом России в декабре 2001 года.

Духовная безопасность имеет и свою информационную компоненту. Поэтому в
Доктрине информационной безопасности написано, что "к числу основных
объектов обеспечения информационной безопасности Российской Федерации в
сфере духовной жизни относятся: достоинство личности, свобода совести,
включая право свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и
иные убеждения и действовать в соответствии с ними, свобода мысли и
слова (за исключением пропаганды или агитации, возбуждающих социальную,
расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду), а также
свобода литературного, художественного, научного, технического и других
видов творчества, преподавания; свобода массовой информации;
неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна; русский язык
как фактор духовного единения народов многонациональной России, язык
межгосударственного общения народов государств – участников Содружества
Независимых Государств; языки, нравственные ценности и культурное
наследие народов и народностей Российской Федерации; объекты
интеллектуальной собственности... 

Наибольшую опасность в сфере духовной жизни представляют следующие
угрозы информационной безопасности Российской Федерации: деформация
системы массового информирования как за счет монополизации средств
массовой информации, так и за счет неконтролируемого расширения сектора
зарубежных средств массовой информации в отечественном информационном
пространстве; ухудшение состояния и постепенный упадок объектов
российского культурного наследия, включая архивы, музейные фонды,
библиотеки, памятники архитектуры, ввиду недостаточного финансирования
соответствующих программ и мероприятий; возможность нарушения
общественной стабильности, нанесение вреда здоровью и жизни граждан
вследствие деятельности религиозных объединений, проповедующих
религиозный фундаментализм, а также тоталитарных религиозных сект". 

Государственная Дума Российской Федерации еще в 1997 г. в своем
обращении к Председателю Правительства Российской Федерации писала, что
"поступают многочисленные жалобы граждан на засилье на территории
Российской Федерации иностранных, в том числе южнокорейских, религиозных
сект. Комитет Государственной Думы по безопасности 13 ноября 1997 года
подтвердил факты, приведенные в выступлении депутата Государственной
Думы Н. В. Кривельской на заседании Государственной Думы 31 октября 1997
года. В связи с этим особую актуальность приобретает вопрос об
обеспечении конституционного права граждан Российской Федерации на
получение объективной информации о новых религиозных объединениях на
территории Российской Федерации".

Любой православный гражданин Российской Федерации поддерживает по
существу все вышеприведенные документы. Фактически они дают правовое
основание для миссионерской деятельности Русской Православной Церкви.

Православие как объект агрессии религиозных деструктивных объединений
(РДО)

Общие характеристики деструктивных объединений

За последние десять – двенадцать лет в России наблюдается резкое
увеличение количества религиозных деструктивных объединений (РДО). Уже
определились сферы, объекты и субъекты их деятельности. 

Важно иметь общую картину деятельности РДО в России, выделив при этом
наиболее опасные из них, указав наиболее общие методы вербовочной
работы, применяемой ими, по возможности вскрыть связи между различными
организациями.

Известно, что при всем многообразии используемых ими методов и средств
РДО их объединяет крайне негативное отношение к Православию.

Объекты духовной агрессии РДО. 

Полезны примеры активного информационного противодействия со стороны РДО
спасительному деланию Русской Православной Церкви. Их можно найти,
используя как официальные источники информации, так и опыт работы
конкретных Приходов. 

Можно выделить основные объекты информационной агрессии:

Священное Писание и Священное Предание;

Богословские труды Отцов Церкви;

Духовно-просветительская, в том числе учебно-методическая литература;

Святые и иерархи Русской Православной Церкви;

Священнослужители, сотрудники канонических Православных учреждений;

Православные миряне;

Органы законодательной, исполнительной, местной власти, отдельные
сотрудники этих структур, твердо стоящие на позициях Русской
Православной Церкви;

Общественно-политические, коммерческие негосударственные структуры;

Учащиеся высших, средних учебных заведений, дети дошкольного возраста;

Инвалиды, беженцы, иные категории социально незащищенных лиц.

Полезны также знания о целях и методах проникновения РДО в структуры
общественно-политических организаций.

Проблемы классификации РДО 

Современное состояние классификации 

Необходима разработка единой системы классификации РДО как важнейшего
этапа подготовки к формированию единого информационного пространства, в
котором аккумулируются сведения о деятельности РДО. Известны довольно
многочисленные принятые в настоящее время системы классификаций РДО,
предложенные разными авторами, в том числе и неправославными: комиссией
экспертов Национальной Ассамблеи Франции и др. 

Надлежит критически оценить эти системы, учитывая, что сам процесс
разработки классификаторов находится в постоянной динамике и
определяется возникновением новых вероучений и модификацией уже
существующих, территориальной распределенностью РДО, субъектами,
объектами, методами и средствами их деструктивного воздействия.

Наиболее общая и реально использованная классификация сект была
предложена во Франции группой экспертов Национальной Ассамблеи. Она
включает в себя следующие основные признаки: 

-	дестабилизация сознания;

навязывание разрыва с прежним окружением;

покушение на физическое здоровье;

вербовка детей;

нарушения общественного порядка, экономического, финансового и
налогового законодательств;

привлечение к суду или следствию по серьезным обвинениям;

попытки проникновения во властные структуры.

Говоря юридическим языком, данная классификация представляет собой
разделение сект по «Modus operandi», т.е. по способу совершения
противоправного действия. 

Желательна информация о новых методах деятельности РДО с целью уточнения
существующих классификаций. Весьма полезен здесь опыт Епархий.

Предложения по разработке единой системы классификации РДО

Системы классификации, например, могут строиться по наличию или
отсутствию деструктивных признаков в вероучениях культов. Тогда
допустимо разбиение всей совокупности культов на четыре группы:

- не имеющие признаков деструктивности в своих вероучениях и отвергающие
их;

- внешне не имеющие подобных признаков, но иногда совершающих
деструктивные действия по религиозным мотивам;

- имеющие деструктивные признаки в своих вероучениях, но по тактическим
соображениям не совершающие подобные действия в настоящий момент;

- имеющие деструктивные признаки в своих вероучениях и совершающие
подобные действия.

 В первую группу (к сожалению, малочисленную) попадает, к примеру,
православие, а в последнюю — все демонические и сатанинские культы, а
также многие иные.

Четкая классификация РДО, особенно по способам воздействия на неофитов и
адептов, может более конкретно структурировать в организационном плане
реабилитационные центры и миссионерские учреждения, в задачи которых
входит изучение деятельности сект, проведение профилактических
мероприятий, разработка и использование методов противодействия их
деструктивной деятельности, устранение ее последствий.

Проектирование системы классификации – это один из путей к унификации
терминологии по антисектантской деятельности. Она может быть построена
на основе информационно-поискового языка тезаурусного, дескрипторного
типа, либо развиваться на основе формальных языков Универсальной
десятичной (УДК) или библиографическо – библиотечной (ББК) классификаций
(либо подмножества последней, используемой в библиотеках Московской
Патриархии и Православных Епархий). Синодальный Миссионерский отдел уже
разработал пример такой классификации.

Доктрины, сферы, методы и средства деятельности РДО

Методы и средства распространения деструктивных вероучений. 

Важно раскрывать методы публичной деятельности сект (в процессе
проведения служений, собраний, проповедей и иных мероприятий), и их
латентной вербовочной работы с конкретными людьми. Следует анализировать
причины, приводящие людей в секты, выделив среди них отношение этих лиц
к Православию, понять, почему они попали в секту.

На наш взгляд, следует обратить внимание на деятельность РДО:

в дошкольных заведениях, включая организации детских учреждений самими
этими организациями;

в средних общеобразовательных и специальных учебных заведениях;

в колледжах, институтах, университетах;

на крупных и средних предприятиях;

среди бывших военнослужащих и в действующих силовых структурах;

по месту жительства, особенно среди людей преклонного возраста и
социально незащищенных лиц, временно неработающих молодых людей.

Важны сведения, отражающие перечень, содержание, способ изготовления,
качество, методы распространения официальных и неофициальных
информационных материалов, содержащих доктринальные положения
деятельности сект, раскрывающие антиправославную направленность. 

Целесообразно обратить внимание на мероприятия, которые проводят РДО с
целью рекламы своей деятельности, например, оказание бесплатной
медицинской и благотворительной помощи, раздача школьных учебников и
т.д., оценить уровень их агрессивности. При этом важны оценки
направленности этой помощи, а также точные данные, какое число лиц из
числа получивших помощь пришло в секту.

В случае ранее неизвестной секты необходимо подробно остановиться на
следующих вопросах:

вероучение секты, ее организационно-правовая форма существования;

ее примерная классификация;

методы, применяемые лидерами при вербовке неофитов;

способы удержания членов секты;

программные (по возможности) документы;

использование средств суггестии, технических средств при проведении
совместных служений, в ходе проповедей и при индивидуальной работе с
людьми;

связи с иными РДО, в том числе занимающимися психолого-психиатрическими
методами коррекции сознания. 

Достаточно важным аспектом исследования деятельности РДО является
духовная и правовая оценка поведения руководителей коммерческих
структур, принадлежность которых к сектам является поводом для
формирования руководимых или принадлежащих им организаций из адептов
этих сект.

Факторы, определяющие распространение деструктивных сект. 

Особое внимание следует уделить вопросам внутреннего (со стороны
адептов) и внешнего (со стороны различных, в том числе зарубежных
спонсоров, духовных центров) финансирования РДО, оказания иных видов
поддержки их деятельности: информационной, материально-технической и
т.д.

Из опыта деятельности Синодального Миссионерского отдела известно, что
некоторые общественные объединения пытаются достичь своих целей, активно
используя идеологию «межконфессионального примирения» (фактически
становясь при этом на позиции экуменизма). В частности, иногда они идут
путем создания различных благотворительных центров, пытаясь привлекать в
состав их учредителей не только представителей Русской Православной
Церкви, иных традиционных российских конфессий, но и представителей РДО.
При этом руководители таких общественных объединений идут на прямой
подлог, подделывая подписи иереев Православных храмов в документах,
направляемых руководству области. Такая ситуация имела место в пос.
Малаховка Московской области. 

Известны также факты, когда деструктивные секты используют православную
терминологию в названиях и программно-уставных документах,
представляемых в органы юстиции и регистрационные подразделения
региональных и местных органов власти.

Безусловно, аналогичные попытки предпринимались также на канонических
территориях других Епархий. В этом смысле интересен опыт Уфимской и
Пермской Епархий, где псевдохристианские РДО в последнее время особенно
активизировались. Было бы желательно обнародовать такие факты, и, в
случае официальной регистрации подобных организаций, привести их
регистрационные данные.

Особое внимание следует обращать на распространенность деструктивных
культов в регионах, где градообразующими являются научные центры,
крупные предприятия военно-промышленного комплекса, войсковые части.
Опыт показывает, что именно в таких населенных пунктах, основной
контингент проживающих в которых составляют люди с высшим образованием,
наиболее благодатную почву находят РДО, в том числе сатанистские,
псевдохристианские объединения, а также так называемые «контактеры» и
астрологи. Помимо Уфимской и Пермской Епархий, такое положение сложилось
в ряде городов Подмосковья, в частности в Дубне, Долгопрудном, Троицке,
Юбилейном, Балашихе, Королеве, Мытищах. Также следует отметить активную
деятельность РДО, в частности церкви саентологии, в Нижнем Новгороде,
Кузбассе.

Вызывает беспокойство попытки ряда сект использовать в своих целях
финансовые средства государственного и местных бюджетов. Примером тому
может служить тактика действий секты Виссариона в Красноярском крае
(использование неблагополучной экологической ситуации на юге края),
Отделения российского фонда образования «СУПЕР» в Москве.

Особо следует разбирать вопросы, связанные с попытками проникновения РДО
в казачьи организации. Благодатной почвой для этого являются идеи
«возрождения», «реабилитации» казачества, его настрой на создание
собственных силовых структур под прикрытием государства. Учитывая слабую
богословскую подготовку современного казачества, можно предположить, что
в ряде регионов РДО, в частности неоязыческие секты, могут взять на себя
функции духовных лидеров этой категории населения (такая тенденция
наблюдается в Подмосковье – движение «Аркаим»), получив тем самым, в
частности, официальное общественно-политическое и силовое прикрытие
своей разрушительной деятельности.

В этой связи интересен опыт Ростовской, Краснодарской, Ставропольской
Епархий, Сибири и Дальнего Востока.

Апологетическая и реабилитационная деятельность миссионерских учреждений

Проблемы апологетики в миссионерской деятельности

Полезны вопросы, связанные с формами и методами противодействия духовной
агрессии РДО, в частности, способы и средства взаимодействия
Епархиальных и Приходских учреждений со средствами массовой информации
как важнейшим инструментом формирования общественного мнения. Также
интересен опыт подготовки антисектантских материалов в Приходах,
способах и объектах их распространения и меры по предупреждению
деятельности РДО.

Весьма важным аспектом является обличение прозелитической деятельности,
проводимой не только РДО, но и представителями так называемых
«традиционных» конфессий. При этом следует отмечать, какие стороны
деятельности Православных учреждений и отдельных их сотрудников являются
объектами нападок, указывать возможные пути исправления возникшего
положения.

Следует обращать внимание на позицию депутатов различных уровней,
руководителей органов законодательной, исполнительной и судебной
властей, сотрудников их аппаратов в вопросах отношения к РДО.

Представляет также большой интерес проблема объединения лиц
Православного вероисповедания в общественные организации вне Храма
(Прихода), особенно в регионах с преобладанием иноверческого или
инославного населения.

Изучение позиций СМИ и взаимодействие с ними. 

Рационально приводить примеры выступлений СМИ на религиозные темы. При
этом необходимо четко характеризовать позиции редакций, программ радио и
телевидения (в том числе использующие региональные и местные кабельные
сети), конкретных журналистов, как православных, так и активно
проводящих (явно или скрыто) точки зрения РДО. Следует особо выделять
информационные материалы и программы, предназначенные для детей
дошкольного возраста, а также для школьников всех возрастов, представить
данные об иных средствах распространения информации РДО, например, через
«Интернет», книжные магазины, иные коммерческие структуры (торговля
предметами религиозного культа, сувенирами).

Представляет несомненный интерес информация о постоянных рубриках,
страницах, приложениях к газетам и журналам, подготавливаемых
сотрудниками миссионерских учреждений. В том случае, если используются
электронные СМИ, следует указывать периодичность, длительность,
содержание и время передач по радио и телевидению, наполнение страницы в
«Интернет» на антисектантские темы.

Ценны сведения о случаях, когда объектом информационной агрессии и
судебного преследования со стороны РДО становятся сотрудники
реабилитационных центров.

Особенности ведения реабилитационной деятельности. 

В настоящее время в России существует большое число реабилитационных
организаций различного профиля, которые оказывают помощь лицам,
потерпевшим от деятельности РДО. На практике центры оказывают помощь
таким лицам по следующим направлениям:

духовная;

психологическая;

психиатрическая;

медицинская;

социальная.

Как правило, признаком успешной реабилитации является участие
потерпевшего в чине присоединения.

Реабилитация может проводиться в храмах, специализированных центрах,
общественных организациях по месту жительства, работы. Следует по
возможности подробно рассказывать об особенностях реабилитационной
работы в Приходах и Епархиях в целом, раскрывать суть используемых
средств и методов этой деятельности, по возможности указывать, какие
новые приемы используются в этой работе, как священнослужителями, так и
специалистами в области психологии, психиатрии, медицины. Интересна
информация об организационных формах таких структур, проблемах, с
которыми сталкиваются их сотрудники при регистрации, формах помощи им
как со стороны потерпевших, так и органов государственной власти

Полезно обращать внимание на работу с родственниками потерпевших,
особенно если секта находится вне Прихода и Епархии.

Заслуживает особого внимания опыт работы реабилитационного центра,
возглавляемого Петрыниным Александром Геннадьевичем, в котором находятся
дети, иногда забираемые прямо из зала суда. Таким образом, юные
граждане, на чью психику пребывание в местах лишения свободы оказывает
непоправимое разрушительное воздействие, на начальном этапе изолируются
от множества негативных влияний, в том числе от весьма возможных
контактов с отбывающими наказание адептами деструктивных сект. 

Довольно важным аспектом рассматриваемого вопроса является работа с
демобилизованными молодыми людьми, прошедшими действительную воинскую
службу в зонах боевых действий, а также с военнослужащими и работниками
органов МВД, ФСБ из числа лиц офицерского состава, вернувшимися из
командировок в эти зоны. Особое внимание здесь следует уделять работе с
ними в Приходах, в войсковых частях, учреждениях, а также в общественных
организациях, объединяющих таких лиц.

Весьма важно освещение проблемы подготовки миссионерских кадров, в том
числе и специалистов по реабилитационной деятельности и формирование
информационно-методической базы миссионерской деятельности. 

Правовые вопросы миссионерской деятельности

РДО и правоприменительная практика

Весьма полезны для всех Епархий фактические данные о завершенных либо
продолжающихся судебных процессах, организованных РДО, в том числе
представителями так называемых «традиционных» конфессий, против
канонических и самостоятельных Православных учреждений, отдельных
священнослужителей и православных мирян. Как правило, претензии их
адептов мотивируются отказом в регистрации религиозного объединения,
обращениями потерпевших от неправомерных действий секты, либо их
родственников. 

Известно, что в ходе подготовки и проведения судебных процессов
используются значительные финансовые средства, в качестве защитников
(представителей и консультантов) привлекаются известные юристы (А.В.
Пчелинцев, В.В. Борщев, Г.А. Крылова – «Свидетели Иеговы», Л.С. Симкин –
мормоны), для освещения процессов ангажируются неразборчивые в добывании
денег журналистов. Судебные процессы адепты РДО пытаются превратить в
трибуну для политических заявлений и рупор распространения своих
вероучений.

Так, иеговисты в ходе судебного заседания в Москве (Головинский
межмуниципальный суд) регулярно пытались навязать участникам полемику по
богословским вопросам, используя суд как объект и дополнительный аппарат
распространения своих доктрин.

Копии решений судебных органов (независимо от исхода судебных процессов)
следует по возможности направлять в Синодальный Миссионерский отдел для
формирования специализированного раздела общецерковного Центрального
Справочно-информационного фонда, создаваемого в настоящее время.

Миссионерская деятельность в отечественном законодательстве

Желательно знакомиться с опытом канонических Епархиальных учреждений по
формам участия сотрудников в подготовке законодательных актов (формы и
методы такой работы, результаты, уровень и характер контактов с
представителями властных структур).

Следует по возможности полно отражать позицию органов государственной
власти и управления, регистрационных и юридических органов в отношении
религиозных объединений: 

- соблюдение ими духа и буквы Закона РФ «О свободе совести и о
религиозных объединениях», 

региональных и местных законодательных, иных нормативных актов,
регламентирующих взаимоотношения Церкви и государства, особенно в части
регистрации, контроля и прекращения деятельности религиозных
объединений. 

Это особенно касается Белгородской, Воронежской, Липецкой, Тверской,
Свердловской, Курганской областей, где приняты и действуют законы о
миссионерской деятельности.

17 мая 2002 года в Московской городской Думе прошло совещание
представителей Комитета по спасению молодежи от деструктивных культов,
Синодального Миссионерского Отдела, центра свмч. Иринея Лионского,
депутатов Мосгордумы и городских правоохранительных органов по вопросам
отношения столичной власти к РДО. В настоящее время решается вопрос об
организационных формах такой работы.

Весьма интересно освещение перечисленных вопросов в Епархиях, где наряду
с РДО, проявляют активность представители так называемых «традиционных»
конфессий (Московская, Уфимская, Пермская, иные Епархии).

Представителям Синодального Миссионерского Отдела целесообразно
обсуждение законов о миссионерской деятельности с целью выработки единой
согласованной правовой позиции Православных Епархий в этом важнейшем
вопросе.

Отношения миссионерских учреждений и государственных силовых структур. 

Большое значение имеет взаимодействие миссионерских учреждений с
правоохранительными органами. Уже сегодня в Синодальный Миссионерский
отдел часто обращаются сотрудники подразделений криминальной милиции и
прокуратуры с просьбами об оказании консультаций в вопросах, связанных с
раскрытием и расследованием конкретных тяжких преступлений. Отдел, в
пределах своей компетенции оказывает им такого рода помощь.
Представляется, что Епархиальные и самостоятельные миссионерские
учреждения должны принимать посильное участие в такой работе, выполняя
при этом задачи Православной миссии в этих подразделениях.

В ряде Епархий отношения между миссионерскими организациями и силовыми
структурами развиваются, исходя из специфики инфраструктуры региона.
Так, в Хабаровской Епархии представители Русской Православной Церкви
побывали практически на всех пограничных заставах. В ряде Епархий
священнослужители принимают активное участие в возведении храмов,
часовен, организации молельных помещений в местах лишения свободы. 

Об особенностях информационной работы Православного миссионера

 Информационная ситуация в России на современном этапе

Известно, что миссионерская деятельность состоит из четырех главных
составляющих:

- Духовно-просветительская.

- Апологетическая.

- Реабилитационная.

- Информационная.

Все они тесно связаны между собой и составляют единое информационное
пространство.

Совершенствование информационной работы Русской Православной Церкви в
настоящее время приобретает все большее значение, что связывается с
объективным существованием следующих фактов:

А) Высокий уровень информатизации общества, основанный на создании и
непрерывном развитии новых систем массовых коммуникаций и средств их
обеспечения.

Б) Совершенствование методов информационного обеспечения, используемого
сторонами, вовлеченными в информационное взаимодействие либо
противостояние.

В) Применение некоторыми участниками информационного обмена
нетрадиционных, в том числе латентных, средств воздействия на его
участников (прежде всего молодых людей), включая приемы контроля
сознания абонента и влияния на него.

Г) Переход потенциальных противников на мировой арене, прежде всего
стран Запада с одной стороны и России с другой, от войны «холодной» к
войне информационной, основанной на использовании слабо контролируемых
со стороны государства средств и технологий, преимущественно «Интернет».

Информационное противодействие деятельности Русской Православной Церкви
в духовной сфере соответствует общемировым тенденциям информационного
противостояния государств, и обуславливается рядом объективных факторов,
отражающих как экономическое положение в российском обществе, так и
неизменную позицию Русской Православной Церкви, занимаемую на протяжении
тысячелетнего существования. Совокупность средств и методов,
используемых ее противниками, называется «информационными угрозами».

Частично их наличие объясняется трудностями, связанными с созданием и
развитием единой информационной сети Русской Православной Церкви. Они
объясняются расположением церковных учреждений на гигантской территории
России, их слабым оснащением средствами вычислительной техники и связи,
отсутствием единой информационной технологии. 

Однако главным источником информационных угроз следует считать массовое
проникновение на территорию практически всех епархий большого числа
деструктивных, в том числе религиозных и псевдорелигиозных организаций,
явно и скрыто финансируемых зарубежными и отечественными адептами
антиправославных вероучений.

Известно, что и традиционные религиозные неправославные конфессии на
территориях Православных Епархий России широко используют различные
методы вовлечения людей в свои центры и дальнейшего воздействия на своих
неофитов, характерные скорее для спецслужб, нежели для традиционной
духовной деятельности. Например, в России действует официально
зарегистрированное представительство Ордена Иисуса (римско-католическая
и польская католическая церкви), которое, помимо просветительской
деятельности контролирует также некоторые другие стороны церковной
жизни. Протестантские конфессии, в частности лютеране и баптисты, наряду
с устными проповедями, используют театральные шоу (в частности, 6 июня
2001 года в Санкт-Петербурге в здании лютеранской церкви был показан
спектакль на темы Нового Завета). Весь набор методов, используемых
неправославными конфессиями (в том числе и деструктивными организациями)
невозможно перечислить, однако такие действия можно определить термином
«информационная агрессия», стратегическая цель которой – ослабление
благотворного влияния Православия на души людей, отрыв их от Русской
Православной Церкви, сделав их адептами, а в конечном итоге – активными
проповедниками своих антиправославных доктрин. Проведение мероприятий по
противодействию религиозным деструктивным объединениям, процессам
размывания духовно-нравственных устоев общества и разрушения культурных
созидательных традиций, укреплению духовной безопасности предъявляет
особые требования, как к клиру, так и к православным мирянам, в
значительной степени попадающих под воздействие приемов информационной
войны. 

Представляется целесообразным рассмотреть несколько направлений, которые
являются главными ее тактическими особенностями:

1.1. Намеренное регулярное нарушение священнослужителями канонических
правил, допущение ими скрытых антиправославных высказываний в проповедях
при проведении литургий в храмах. То же самое касается выступлений
священнослужителей в печатных и электронных СМИ.

1.2. Распространение антиправославных материалов в традиционных СМИ под
видом защиты интересов народа, государства либо крупнейших
финансово-промышленных корпораций, основываясь при этом на
законодательстве России (в том числе нормативных актах о свободе совести
и вероисповедания).

1.3. Публикация, передача по радио- и телеканалам материалов, скрыто
либо косвенно отражающих точку зрения деструктивных объединений,
особенно под прикрытием заботы о здоровье либо благополучия населения.

1.4. Открытая апологетика доктрин деструктивных объединений в
принадлежащих им средствах массовой информации и иными путями и
средствами. 

Таким образом, цели информационная составляющая миссионерской
деятельности включает в себя три основные компоненты:

выявление методов и средств и средств информационной агрессии;

получение достоверной информации о распространителе информации;

организация информационного противодействия на основе православного
вероучения.

Любое целенаправленное воздействие исходит от субъекта и направлено на
его объект. При этом используются различные методы и средства.

 

Объекты и субъекты информационной агрессии

Человек, живущий в современном информационном обществе, не может
существовать вне законов, правил и процессов, действующих в нем. Поэтому
своевременное распознание, анализ деструктивного информационного
воздействия и выработка методов противодействия ему является важнейшей
задачей Православной миссии.

Наибольшую сложность представляет ситуация, приведенная в I.1.
Распознать ее может человек воцерковленный, хорошо знающий правила и
особенности проведения служб, основные догматы Православной церкви,
владеющий церковнославянским языком и навыками в богословской полемике.
Состояние естественного доверия к священнослужителю усугубляет эту
проблему, поэтому в указанной ситуации миссионеру необходимо располагать
неопровержимыми фактами антиправославной деятельности со стороны
служителя Церкви, и целесообразно прибегнуть к консультациям наиболее
опытных сотрудников Миссионерского отдела. Как правило, такого рода
конфликты решаются посредством вмешательства высшего церковного
руководства.

В случае, приведенном в 1.2., важно обращать внимание на следующие
характерные признаки:

кто является субъектом информационного воздействия;

какое именно лицо, действие, учреждение является его объектом ;

каков уровень агрессивности информационного воздействия (т.е. частота
повторений информационных блоков, откровенность подачи материала,
степень его видимой достоверности);

какие средства массовой информации являются его проводниками.

В том случае, если тема выступлений повторяется в разных вариантах в
различных СМИ, то анализ этой информации позволит получить представление
о направлении и целях формирования общественного мнения, связанных с
объектом критики. Он же может дать ответ на другие попутно возникающие
вопросы, в частности, об источнике и размере материально – финансовых
средств, выделяемых для решения этой задачи. 

Примечание. П. 1.2 предыдущего раздела видится особенно привлекательным
для лиц пожилого возраста (ветеранов войны и труда), которые в массе
своей являются сторонниками «жесткого порядка», «закона и законности», а
также лиц с невысоким уровнем социального обеспечения. Как правило, эту
категорию объектов информационного воздействия отличает неглубокое
понимание общественно – политических процессов, происходящих в
российском и мировом обществе, слабое знание богословия и христианских
канонов, принадлежность (как правило) к секулярной либо атеистической
среде.

Как правила, субъектами в данном случае бывают государственные
структуры, крупные финансово-промышленные группы (в том числе созданные
с государственным участием), либо известные специалисты в области
экономики, права, военной области, иных сферах человеческой
деятельности.

Ситуация, приведенная в п.1.3., достаточно опасна. В последнее
десятилетие такого рода приемы характеризуются появлением новых и
совершенствованием старых методов массового воздействия. В частности,
многие из них, используемые коммерческими культами («Гербалайф»,
«Vision», клубы «Выбор», организации, связанные с финансово –
пирамидальными психологическими квазисектами – ФППКС), являются
практической реализацией концепций дианетики. Наиболее часто объектами
такого рода информационного воздействия становятся отставные офицеры,
пенсионеры, молодые люди, потерявшие по разным причинам работу. В целом
они активны, довольно слабо разбираются в вопросах религии, но обладают
большой целеустремленностью. 

Подобные факторы в известной степени способствуют соединению таких людей
в группы, поэтому в отношении этой категории дианетика рекомендует
применять способ информационного обмена «от дома к дому». 

В данном случае следует обратить внимание на возможную связь фирмы,
рекламирующей свои товары и услуги непосредственно с религиозным
деструктивным объединением (по линии учреждения либо партнерства), либо
получить информацию о руководителях этой коммерческой структуры.

Наконец, ситуация, рассмотренная в п. 1.4., представляется достаточно
ясной и не требует предварительного сбора информации и ее анализа. Как
правило, такого рода данные имеются в Информационно-аналитическом центре
Миссионерского отдела в виде первоисточников, либо аналитического
обзора, сопровождаемого, богословским и юридическим комментариями.

Организационная структура информационно-аналитической деятельности
миссионерских учреждений Русской Православной Церкви.

В любой Епархии одной из основных задач, решаемых в рамках миссионерской
деятельности, является постоянное ведение религиозно-просветительской и
апологетической работы, в том числе профилактической, связанной с
укреплением духовной безопасности в условиях религиозной экспансии
инославных вероисповеданий и деструктивных культов (сект).

В целях повышения эффективности противодействия действиям религиозных
деструктивных объединений, в составе Миссионерского отдела создан и
начал функционировать Информационно-Аналитический центр (ИАЦ). Его
основной задачей является координация деятельности епархиальных
структур, занятых сбором, обобщением и анализом информации о
миссионерской деятельности в епархиях, которую проводят как канонические
церковные учреждения, так и самостоятельные организации. Для этого в
составе отдела функционируют соответствующие секретариаты и сектора,
группы ИАЦ занимаются обобщением результатов их работы.

Следует четко представлять, какие сведения, и в каком объеме необходимы
миссионеру для организации и планирования своих действий по
противодействию информационным угрозам.

Информация, которая может быть ему доступна, делится на две категории:

открытая, т.е. общедоступная, публикуемая в печатных средствах массовой
информации, тиражируемая в радио- и телепрограммах, размещаемая в
Интернет;

ограниченного распространения, содержащая данные, хотя и не подпадающие
под действие Законов, регламентирующих охрану персональных данных, но,
тем не менее, дающих возможность получить достаточные сведения для
изучения интересующей личности, либо организационной структуры.

 В первом случае проводится изучение позиций региональных органов
государственной власти и управления, представительств и филиалов
Всероссийских партий, избирательных блоков, движений, общественных и
религиозных объединений, финансово – промышленных групп, иных
юридических и физических лиц по вопросам, связанным с миссионерской и
иной деятельностью Русской Православной Церкви. В этих целях проводится
постоянный анализ выступлений региональных и местных СМИ, с целью
выявления юридических и физических лиц, региональных и местных
руководителей, лидеров политических блоков и организаций,
пропагандирующих религиозные деструктивные воззрения и вероучения, либо
иными путями, отражающими их точки зрения. 

Целесообразно также изучить информационные материалы ЕМСИФ о составе и
методах действий религиозных деструктивных и оккультных организаций,
действующих на территории Епархий, в том числе на основе изучения
обращений граждан, подвергшихся воздействию со стороны таких структур, в
реабилитационных организациях для выработки необходимых рекомендаций.
Большую пользу, в частности, может принести изучение ежемесячных обзоров
прессы по тематикам, связанным с миссионерской деятельностью, которые
предполагается готовить в Епархиальных управлениях для рассылки их в
Синодальные подразделения Московского Патриархата и ЦМСИФ. 

Безусловно, неоценимую пользу приносит изучение информационных
материалов деструктивных сект и организаций, им противостоящих,
размещаемых в сети «Интернет».

Во втором случае дополнительные данные могут быть получены в
региональных регистрационных органах, либо юридических отделах
(управлениях) государственных структур. В этом случае необходимо
оформлять официальный запрос от заинтересованной организации.

Совокупность собранной по такой схеме информации, дает объективное
представление об изучаемой структуре, и позволяет составить
предварительные планы по организации противодействия ее действиям. При
этом следует иметь в виду, что в регистрационных органах фиксируются
сведения, поданные учредителями на основании представленных документов и
их копий, что иногда приводит к регистрации организаций по украденным,
либо случайно найденным документам.

Более подробные рекомендации по рассматриваемым вопросам приведены в
следующем разделе.

Методы противодействия информационным угрозам

Очевидно, что информационное противодействие не может вестись без
участия священнослужителей, опытных богословов, в задачи которых
целесообразно включить выработку стратегии и тактики его ведения, и в
первую очередь – определение степени социальной опасности объединения и
прогнозирование уровня угроз его потенциальным жертвам. Для этого
необходимо знать:

состав (структуру) деструктивного объединений;

его вероучительные основы, методы и средства действий;

объекты, место, объект и время их применения.

В нашем случае существуют три категории объектов исследования, между
которыми могут существовать (но могут и отсутствовать) связи:

4.1. Религиозные деструктивные объединения. 

4.2. Связанные с ними коммерческие структуры, т.е. имеющие с ними
договорные, либо организационные отношения.

4.3. Физические лица из числа руководителей, ведущих сотрудников и
активных адептов религиозных деструктивных объединений, либо связанных с
ними коммерческих структур.

В последнем случае необходимо установить дни рождения этих лиц, а также,
по возможности, памятные (юбилейные) даты.

Как выше указывалось, важнейшим этапом в организации информационного
противодействия деятельности деструктивным воздействиям, является
получение по возможности точных данных об их субъекте. Относительно
объединения (п.4.1.), участие которого в информационной агрессии точно
установлено, целесообразно собирать следующие данные:

классификационные данные секты;

ее учредители, если она проходила государственную регистрацию в
учреждении юстиции или региональном регистрационном органе;

ее формальные и реальные руководители;

адреса, телефоны, сведения о местонахождении главного офиса и филиалов
(если они имеются), местах отправления культовых обрядов;

по возможности изучить уставные документы, обратив особое внимание на
цели создания объединения и декларированные методы их достижения.

В случае если субъектом информационного воздействия является объединение
(п.4.2), то кроме сбора вышеперечисленных данных, из его рекламных
материалов извлекается информация, которая отражает качественные
характеристики продвигаемой на рынок продукции. Желательно также
получить сведения о дате регистрации. Эта информация может оказаться
полезной для выявления времени сбора ведущих сотрудников объединения.

И, наконец, исследование данных, определяемых в п.4.3, может оказаться
весьма полезным для получения информации о времени проведения и сущности
ритуалов, связанных с деструктивной деятельностью объединения.

Параллельно определяется объективность позиции средств массовой
информации, размещающих указанную информацию. Если такого рода материалы
публикуются регулярно, большими объемами, с малой частотой повторения
ранее публиковавшихся сведений, то можно предположить, что данное
издание полностью находится под влиянием некоторого установленной Вами)
деструктивного объединения. В этом случае интересно исследовать, какие
именно мотивы (финансовые, идеологические, религиозные) были
использованы для приобретения влияния над СМИ.

Частая публикация рекламных материалов, как правило, указывает, на
прямую материальную заинтересованность и неразборчивость СМИ. Вероятно,
в указанном случае его руководство имеет довольно слабое представление о
христианских ценностях, однако, этот вопрос, в силу его деликатности,
должен исследоваться крайне осторожно. 

В любом случае до первого контакта с лицами, ведущими в той или иной
форме апологетическую работу в СМИ, следует отдавать себе отчет в том,
что любое неосторожно сказанное слово будет намеренно превратно
истолковываться ими, а Ваши опровержения никогда не будут ими
опубликованы. Исключение представляет судебное решение по
рассматриваемому вопросу, но и в этом случае, как показывает опыт,
наряду с публикацией опровержения, редакция негативно высказывается по
этому поводу, сводя на нет положительный эффект от решения.

Достаточно часто хороший результат дает индивидуальная работа с
журналистами, цель которой — объективное освещение деятельности Русской
Православной Церкви. Особенно важны встречи с молодыми работниками СМИ,
освещающими мероприятия, организуемые Московской Патриархией,
Синодальным Миссионерским отделом и Епархиальными Миссионерскими
отделами (центрами). 

Используя современные достижения в области коммуникаций, целесообразно
организовать собственный сайт в Интернет, на котором можно размещать
разоблачительные материалы в отношении деструктивных сект, делая
основной упор на выявленных противоправных действиях этих объединений в
отношении их членов, и в особенности – в отношении людей, которых они
пытаются привлечь в свои ряды. Учитывая, что сайт – одно из средств
массовой информации, следует тщательно редактировать помещаемые на него
данные. Также целесообразно достигать договоренности с авторами
официальных сайтов Русской Православной Церкви, интересующую информацию.

Завершая краткий анализ средств и методов информационного
противостояния, следует отметить, что в настоящем докладе приведены лишь
самые общие сведения, которые используют в своей работе
Информационно-аналитический центр. Безусловно, для получения более
подробных данных, необходимо использовать комплексы средств связи, иметь
деловой постоянный контакт с регистрационными организациями и
правоохранительными органами.

Следует иметь в виду тот факт, что подавляющее большинство деструктивных
объединений применяют с своей деятельности приемы психологического
подавления личности, включая гипноз и приемы нейролингвистического
программирования. Например, эти средства широко используются в практике
коммерческих культов («Гербалайф», ФППКС и др.). Фактически, на уровне
неофитов и рядовых адептов используются приемы «зомбирования» личности.
Характерным признаком использования его служит поведение оппонента,
которое может выражаться только в прямом контакте. Оно, как правило,
выражается в том, что последний периодически повторяет одну и ту же
риторическую посылку, никак ее логически не обосновывая. В такой
ситуации бесполезно применение методов богословского убеждения, так как
оппонент твердо, подчас помимо своей воли, стоит на ранее внушенной ему
точке зрения.

В этом случае представляется целесообразным найти противоречия в
структуре самого его высказывания, а еще лучше – заставить оппонента
самого опровергнуть собственные высказывания. Такой способ спора
оправдывает себя довольно часто, например, в полемике со сторонниками
секты Виссариона, «Свидетелей Иеговы», коммерческих культов.

МИССИЯ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ

(Доклад)

Архимандрит Геннадий (Гоголев),

заместитель председателя Отдела по делам молодежи

Московского Патриархата РПЦ

Ваше Святейшество, Ваши Преосвященства, дорогие отцы, братья и сестры!

Сердечно приветствую участников III Съезда епархиальных миссионеров
Русской Православной Церкви. Традиция проводить съезды епархиальных
миссионеров берет свое начало в дореволюционную эпоху. Сегодня она
возрождена.

Опыт выдающихся подвижников, преуспевших в прошлом на миссионерском
поприще, для нас чрезвычайно важен. Однако, мы даем себе отчет в том,
что нам приходится осуществлять проповедь совсем в других
обстоятельствах, и можно сказать, в другой стране. В XIX веке слово
миссионера было обращено либо к инородцам, проживающим на окраинах
империи, либо к старообрядцам. Сегодня нам приходится осуществлять
внутреннюю миссию, разговаривать с теми, кто отторгнут от веры в силу
господствовавшей в обществе атеистической идеологии. Приходится
разговаривать не с язычниками, а с людьми, индифферентными к любой
религии в принципе, хотя многие из них, как не парадоксально, во
многочисленных социологических опросах говорят о себе, что «верят в
Бога».

L

Ё

°

,помощью передовых информационных технологий, с помощью Интернета,
зачастую доходит до слушателей быстрее.

Когда мы говорим о проповеди в молодежной среде, то должны иметь в виду,
что современная молодежь – это те, кто родился в начале 80-х и пошел в
школу в конце 80-х годов, а образование получал уже в 90-х, на
постсоветском пространстве во времена ниспровержения всех и всяческих
авторитетов. Эти молодые люди открыты к восприятию любой религии и любой
идеологии, они уже не станут православными только потому, что выросли на
берегах Волги, у них нет комплекса покаяния перед Православной Церковью,
который еще живет в сердцах их родителей, а потому нам предстоит
длительная и напряженная борьба за их души.

Наша молодежь выросла в безбожной, в безрелигиозной среде. И в силу
этого, миссионер, имеющий с ней общение, должен сочетать в себе сразу
несколько выдающихся талантов: вести чистый и непорочный образ жизни (
ведь к любой фальши молодые люди так чувствительны), иметь навыки
миссионера и обладать педагогическим даром. Отсутствие одного из этих
трех качеств неизбежно обрекает все дело христианской миссии в
молодежной среде на неудачу.

И еще: говоря словами прославленного русского подвижника, самого
выдающегося миссионера XIX столетия, преподобного Макария (Глухарева),
«Миссионер не может иметь опечаленное лицо».

Вообще, христианину быть миссионером так же естественно, как душе –
христианкой. Трудно представить себе человека, который, будучи охвачен
любым увлечением, не стремился бы приобщить своим интересам близких
знакомых. Тем более, когда речь идет о высоких духовных переживаниях.
Так, апостол Андрей Первозванный, пораженный беседой с встреченным
Иисусом, тут же отправляется к своему брату Симону и восторженно
сообщает ему: «обретохом Мессию, еже есть сказаемо Христос» ( Ин.1,41).
Так, многие повстречавшиеся с Иисусом и исцеленные им жители Галилеи тут
же стремились рассказть об увиденном даже не смотря на запреты самого
Христа Спасителя.

Если христианин не стремится свидетельствовать окружающим о своей вере,
а болезненно замыкается в себе, значит, в духовной жизни у него что-то
происходит не так. Стремиться проповедовать свою веру так же
естественно, как сердцу разгонять кровь, а легким – дышать.
Свидетельство о своей вере – это всегда радость. Можно смело утверждать,
что нормальным состоянием духа для христианина является созидетельный
радостный оптимизм.

В связи с этим становится ясно, что преувеличенная тревога, паническое
ожидание конца света, то настроение, которое с руки некоторых
публицистов принято называть алармизмом есть сектантство, беда и
проблема современной церковной жизни, с которой необходимо бороться.
Пессимист не способен созидать, он и сам никогда не выйдет на проповедь
и никогда не поймет миссионера.

Недавно мне рассказали случай, как один московский священник
распорядился закрасить изображение недавно прославленного святого, уже
упоминавшегося нами преподобного Макария (Глухарева). Батюшку смутило
прочитанное им в житии подвижника свидетельство: Отец Макарий не раз
предлагал построить в Москве храм с тремя приделами: для православных,
лютеран и католиков. Какое непонимание принципов миссионерской
деятельности! Ведь проповедник всегда обращается к лучшему, что есть в
человеке, стремясь преобразить и развить в нем доброе начало, а не
спешит обличать и осуждать. Умение отца Макария живо, с искренним
интересом воспринимать любую духовную традицию, умение обнаруживать в
ней драгоценные зерна истины, чтобы которые потом пересадить их на
благодатную почву православных таинств, в значительной мере определило
успех всех его трудов.

А посмотрите, каким неиссякаемым оптимизмом, какой светлой верой в
будущее человечества наполнены строки из письма другого нашего
прославленного миссионера, архиепископа Николая (Касаткина),
просветителя Японии: «Жизнь отдельного человека, тем более, каждого
народа и, несомненно, всего человечества проходит периоды, назначенные
ей Творцом. В каком же возрасте теперь человечество со времени рождения
его в новую жизнь? О, конечно, еще в юном! Две тысячи лет для такого
большого организма совсем небольшие годы. Пройдут еще многие тысячи лет,
пока истинное Христово учение и оживотворяющая благодать Святого Духа
проникнут во все члены этого организма. Правда Божия сего требует,
Истина Христова всею своею силою должна войти в человечество и
произвести полное свое действие». И это было сказано в 1909 году, уже
после кровавых событий первой русской революции, в эпоху распространения
безбожных учений и накануне новых страшных потрясений в Европе!

Увы, до сих пор в Русской Православной Церкви так мало тех подвижников,
которые достигли успехов в православном молодежном служении. Тем больше
мы должны ценить их опыт. Их труд необходимо всячески поощрять. 1-3
сентября 2002 г. по благословению Святейшего Патриарха Московского и
всея Руси АЛЕКСИЯ II в Зале церковных соборов Храма Христа Спасителя
впервые прошло вручение премий Отдела по делам молодежи и Правительства
Москвы «Обретенное поколение» Вручая награды, Святейший Патриарх
говорил: «Сегодня Русская Православная Церковь и Государство в лице
Правительства г. Москвы приносит вам слова благодарности за ваш
повседневный труд. Ваш труд нужен обществу, страдающему от безверия и
нравственных пороков. Будьте смелее, дерзновенней. Священноначалие
всегда поддержит вас в новых начинаниях, поможет осуществить новые
молодежные инициативы».

Конечно, в деле христианской молодежной миссии, как и везде, нужна
крайняя рассудительность. Миссионера подстерегает множество опасностей,
одна из которых – метать бисер перед свиньями, другая – близко общаясь с
зараженным грехами миром, оскверниться самому. К жару сердца необходимо
прибавлять доводы рассудка, необходимо воспитывать в себе определенные
умение и навыки. Задача епархиальных миссионеров и Синодальных отделов
как раз и заключается в том, чтобы научить, снабдить методикой тех, кто
смело встает на поприще миссионерского служения.

Времени у нас остается все меньше и меньше. Если мы приграем битву за
молодежь, мы потеряем Россию. Убежден, что дело духовного образования и
воспитания должно быть громогласно, соборно провозглашено в Русской
Православной Церкви приоритетным направлением. Первым приоритетом после
совершения Божественной евхаристии.

На Съезде православной молодежи в мае 2001 года мы выразили надежду, что
молодежь наша все-таки является не «потерянным», а «обретенным»
поколением. Прошло полтора года. Насколько оправданными оказались наши
надежды? Многочисленные социологические исследования показывают, что
несмотря на определенное улучшение ситуации, негативные тенденции в
молодежной среде сохраняют силу. Духовно-нравственный кризис еще далеко
не преодолен.

Недавно познакомился с удивительным фактом: в два последних года войны,
1943 и 1944 годах рождаемость в стране превосходила нынешнюю. Это служит
неопровержимым доказательством того, что на демографические процессы в
стране в большей степени влияет духовно-нравственное, а не
социально-экономическое состояние. В самом деле, последний пик
рождаемости пришелся на начальные годы перестройки, когда общество
находилось в плену оптимистических иллюзий. В начале 90-х наступило
разочарование, и рождаемость резко упала. До сих пор демографическая
ситуация не претерпела существенного улучшения.

А вот другая статистика, которая, может быть, красноречивее всего
свидетельствует о глубине духовно-нравственного падения. Это феномен
широчайшей беспризорности и безнадзорности в современной России. В
данном случае совершенно неуместны ссылки на экономические причины, так
как очевидно, что материальное положение сейчас не хуже, а даже лучше,
чем в другое кризисное время российской истории (сравним хотя бы с
периодами после Гражданской и Великой Отечественой войны, когда с
беспризорностью справились в короткое время). Причина беспризорности –
страшный кризис семьи, утрата родителями морально-нравственных
ориентиров. Именно сегодня России грозит опасность, не сравнимая ни с
той, когда поляки или Наполеон хозяйничали в Кремле, или когда во время
Гражданской войны было парализовано управление а треть страны лежала в
руинах, или когда фашистские танки стояли у стен Москвы и Сталинграда.
Потому что единственная настоящая угроза – это оскудение в народе
духовно-нравственных сил.

Кризис семьи засвидетельствован в социологических данных: более 95 %
молодых людей считают возможным совместное проживание партнеров до
заключения брака. Да и количество регистрируемых браков за последние
несколько лет сократилось более чем на треть. В некоторых Российских
регионах в 2000 году количество внебрачных рождений достигало 30%.
Растет число разводов, и примечательно, что более половины молодых людей
допускают распад своей будущей семьи и развод уже в момент вступления в
брак.

Сегодня очень важно разумно, доходчиво объяснить обществу одну простую и
ясную, как день, вещь: спасти и укрепить семью могут только религиозные
традиции. Никакой другой модели крепких семейных отношений для нас не
существует. Но покажите мне хоть один яркий, запоминающийся
художественный фильм, документальный очерк о здоровой православной
семье, о красоте христианских семейных отношений! А ведь, если бы такое
талантливое произведение появилось, его можно было бы смело вручать
молодым на видеокассете после совершения таинства венчания.

Другой проблемой является рост экстремизма в молодежной среде. Сегодня
многим очевидно, что в значительной мере это явление провоцируют
средства массовой информации. Экспериментальные исследования,
проведенные в нашей стране, подтверждают данные американских и
европейских психологов (таких как Бандура, Гербнер, Зиллман и др.) о
несомненно негативном влиянии постоянного просмотра детьми и подростками
боевиков и ужасов, использовании агрессивных компьютерных игр).

Совершенно очевидно, что сегодня чтение и учителя оказывают все меньшее
влияние на молодежь. Это не значит, что наши дети и подростки не учатся.
Учатся, но не тому и не у тех.

Вместо воспитания и просвещения подрастающего поколения происходит увод
от реальности в жестокий и низменный мир голливудской масс-продукций, в
иллюзорную атмосферу примитивных поп-тусовок и ток-шоу. Большинство
коммерческих кабельных каналов телевидения вообще демонстрируют только
боевики, эротику и ужасы. Познавательная функция телевидения часто
подменяется дисфункциекй (астрологические прогнозы, пропаганда
псевдонауки и оккультизма). Все более дисфункциональным становится сам
язык СМИ ( примитивный слэнг, глумливые интонации).

На последних Рождественских чтениях Святейший Патриарх Московский и всея
Руси АЛЕКСИЙ II с горечью говорил о том, что «на американском
телевидении сейчас стараются показывать больше программ, вызывающих
добрые чувства, происходит понимание того, что увиденное на экране может
воплотиться в реальности и обернуться тысячами погибших. А у нас
по-прежнему любое выступление против пропаганды насилия, разврата,
цинизма пытаются объявить посягательством на свободу самовыражения».

Нам кажется, что мы должны все более решительней требовать от
государственной власти принятия законов о нравственном контроле за СМИ.
Опросы убедительно свидетельствуют, что общество готово к подобной
постановке вопроса. Церковь должна возглавить это движение, народ поймет
нашу позицию и поблагодарит нас, будет относиться к нам с большим
доверием. Ведь удалось же в последние годы несколько улучшить в стране
ситуацию с абортами. И не последнюю роль в этом сыграла Русская
Православная Церковь, что уже получило в обществе должную оценку.

Хотел бы предложить, чтобы и работа Съезда была ознаменована принятием
важных общественно значимых документов. Уместно принять обращение к
Президенту, к Государственной Думе Российской Федерации.

Подобных обращений появляется все больше и больше. Послушайте, какая
искренняя тревога звучит в письме Санкт-Петербургских педагогов школы №
387 к Президенту РФ В. В. Путину ( март 2002 г.): «Остановите безумие!
Запретите порно-рекламу, порно-литературу, фильмы, сеющие зло и насилие.
Надеемся, что вера, надежда и любовь к своему Отечеству помогут спасти
подрастающее поколение».

И все-таки, обнадеживающие тенденции в молодежной среде существуют.
Одной из отличительных черт молодого характера является стремление к
общению и объединению. Это стремление неуничтожимо, как сама молодость.
60 % молодых людей высказывают стремление участвовать в деятельности
какого-либо из молодежных объединений.

Сегодня будет правильным типологически разделить молодежные организации
на следующие основные группы: 

- Организации, отражающие коллективистско-социалистический менталитет,
такие как Российский коммунистический союз молодежи. 

- Либеральный менталитет. Например, молодежный союз «Яблоко».

- Мозаично-эклектический тип. Пример- союз любителей пива.

- Организации криминально-мафиозного типа. Группировки скинхэдов,
тоталитарные секты.

- И, наконец, объединения, выражающие традиционный российский
менталитет, к которым мы относим все увеличивающееся число православных
молодежных организаций.

Последние чрезвычайно важны в деле миссионерского служения в молодежной
среде. Ведь нецерковные юноша и девушка более восприимчивы к
свидетельству о христианском образе жизни от своих сверстников, нежели
от взрослых. В марте месяце, исполняя решение Всецерковного Съезда
православной молодежи 2001 года, по инициативе отдела по делам молодежи
в Москве состоялись Учредительные конференции Всероссийской православной
детской организации- Братства православных следопытов и молодежной-
Всероссийское православное молодежное движение. Одним из наиболее
интересных проектов миссионерской направленности стала поездка группы
С-Петербургского отделения ВПМД на Грушинский фестиваль бардовской
песни. Храм-палатка с православным крестом высоко возвышалась над
многотысячным лагерем поклонников авторской песни. Мне довелось слышать
интересные рассказы об острых дискуссиях, о настоящих духовных
сражениях, которые на протяжении двух недель вели на фестивале
православные юноши и девушки из Санкт-Петербурга с атеистами, панками и
кришнаитами.

Ответственный фронт миссионерской работы сегодня проходит через высшие
учебные заведения. 1-3 сентября 2002 года по инициативе отдела по делам
молодежи состоялся I Московский Фестиваль православной студенческой
молодежи. В его рамках была создана Ассоциация православных студенческих
общин России. Святейший Патриарх говорил на открытии Фестиваля:

«Церковь приходит в высшие учебные заведения не для того, чтобы
навязывать свою идеологию. Убежден, что присутствие в вузе
священнослужителей и деятельных мирян не может не сказаться благотворно
на духовно-нравственном климате в институте. На примере жизни домовых
университетских церквей можно утверждать, что любому вузовскому приходу
вполне по силам стать подлинным центром духовного просвещения и
православного молодежного служения не только в стенах учебного
заведения, но и во всем городе. Поистине, « ...малая закваска квасит все
тесто...» (1 Кор. 5, 6).»

Социологи отмечают, что у подавляющего большинства молодых людей
присутствует желание участвовать в общественно полезном труде. Таким
делом может быть работа на школьном дворе, помощь ветеранам войны.
Каждый четвертый подросток готов предложить свои услуги в работе с
детьми в детских домах. Вот где сокрыт потенциал нашего миссионерского
служения. Практика показала справедливость выбранного нами девиза Съезда
православной молодежи: ««Служите друг другу каждый тем даром, какой
получил, как добрые домостроители многоразличной благодати Божией» ( 1
П. 4,11). Пробуждать в молодых людях потенциал благородной активности –
задача православных воспитателей. Через совместное служение формируются
самые лучшие качества души.

В более широком смысле можно сказать, что объединить и воспитать детей
можно в любом совместном деле. Тем более, что в системе организованной
досуговой деятельности от общего числа детей и подростков занимаются
менее 10% российских детей. Возьмите любого батюшку на любом российском
приходе. Как правило, у священника помимо служения в храме есть свое
собственное увлечение, так сказать, хобби, которому он посвящает
свободное время. Знаю батюшку, который исходил в туристических походах
все тропы нескольких российских областей. Знаю священников, один из
которых гоняет на мотоцикле, а другой – во дворе в футбол. Знаю батюшку,
которого не оторвешь от компьютера и такого, которого не разлучишь с
рубанком и верстаком. Некторые проводят все свободное время в саду и на
грядках. А если каждый священник привлечет к такому занятию группу из
трех-пяти детей ? Увлечет их, и одновременно будет, не торопясь,
ненавязчиво, рассказывать о Христе, беседовать о духовной жизни? Так
постепенно и произойдет воцерковление.

Огромное число детей заброшено родителями и никому не нужны. Но,
поистине, «Жатвы много, а делателей мало» (Мф. 9, 37).

Приходилось часто слышать возражения: мол, священник, вышедший из стен
храма и увлеченный, пусть даже ради миссионерских целей, мирским делом,
унижает свой сан. Уверен, что за этими рассуждениями скрывается самая
простая ленность, неумение и нежелание работать. Освящать рестораны,
банки и мерседесы, сидеть за нескромными трапезами с власть имущими
можно, а организовать футбольный турнир для детей приходской школы –
нельзя? Какая странная логика!

Сегодня мы начинаем понимать, что в свободном цивилизованном обществе
все социальные и возрастные группы важны и представляют ценность.
Общество может благополучно развиваться только в тесной взаимосвязи всех
своих возрастных групп и поколений. При ухудшении положения любой из
составных частей страдает весь общественный организм в целом. Уместно
привести слова святого апостола Павла: «страдает ли один член -страдают
с ним все члены; славится ли один член – с ним радуются все члены» ( 1
Кор. 12, 26). Поэтому, наше невнимание к проблемам молодежи приводит к
печальным последствиям.

Главным недостатком в сфере детской и молодежной политики в нстоящее
время является полное отсутствие воспитательной системы. Имеют место
лишь отдельные элементы, которые носят экспериментальный характер. Между
тем, процесс развития общества не может быть обеспечен без эффективного
воспитания будущих граждан, специалистов, будущих родителей и
воспитателей следующего поколения россиян.

Надеемся, что будущий год станет переломным в деле соработничества
Церкви и Государства в области религиозного образования. Предпосылки к
этому есть. Проходившая в октябре нынешнего года в Москве
научно-практическая конференция с участием Полномочных представителей
Президента РФ в трех Федеральных округах – Центральном, Приволжском и
Южном в этом отношении нас сильно обнадежила. В принятом на конференции
документе, в частности, говорится: «На данном этапе необходимо
совершенствование законодательной базы для широкого партнерства между
государством и религиозными организациями в сфере образования». Убежден,
что введение в школах пусть даже пока просто ознакомительного курса
истории религий есть уже шаг на пути религиозного воспитания.

«Отсутствие воспитания есть корень всякого зла», – писал великий Пушкин.

Воспитание всегда имеет перед собой определенные общественно и лично
значимые цели. И эти цели должны быть вполне понятны, ясны, корениться в
традициях. На примере Российской школы можно смело утверждать: школьная
педагогика всегда имела общие задачи с Церковью. Наши выдающиеся
воспитатели детей и юношества неоднократно предупреждали об ущербности
однобокого, безрелигиозного духовного развития детей и молодежи. Без
христианства, писал Ушинский, «педагогика есть вещь немыслимая,
безголовый урод,... деятельность без цели и без результата впереди».

Не смотря на груз накопившихся проблем, думаю, не ошибусь, если скажу,
что мы все, собравшиеся в этом зале, смотрим в будущее, как и подобает
миссионерам, с надеждой и оптитмизмом.

Пусть Всемилостивый Господь благословит все наши добрые и благословенные
труды на благо Церкви и народа Божия.

Желаю Съезду епархиальных миссионеров успешной и плодотворной работы.

МИССИОНЕР В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ.

(Тезисы)

В.Р.ЛЕГОЙДА,

соредактор журнала «Фома» Доцент кафедры мировой литературы и культуры
МГИМО, кандидат политических наук

Введение

1. Религия сегодня перестает восприниматься как «опиум для народа», но
становится музеем-заповедником. Мы сохранили веру во время гонений, но
можем потерять ее в «эпоху демократии». Важность христианского
свидетельства чрезвычайно возрастает. Этими моментами обусловлены
основные задачи, стоящие перед современным миссионером.

Задачи

2. Человек должен воспринимать свою веру всерьез, он должен иметь право
на то, чтобы его вера определяла его поступки даже в современном
толерантном обществе.

3. Миссионер должен четко представлять, что центром его проповеди
является новая жизнь во Христе. Именно это прежде всего.

4. В обыденном сознании православие нередко неверно восприниматеся как
жесткая система, направленнная на безоговорочное и бездумное исполнение
заповедей. Миссионер должен прежде всего показать, каковы высокие
духовные цели христианина; должен свидетельствовать о радости и красоте
веры.

Методы

5. «Позитивное позиционирование». Последняя задача предполагает
позитивный разговор о вере, воздержание от ненужной полемики,
использование культуры на благо проповеди (например, Кураев о фильме
«Титаник»).

6. Использование верного языка общения. Под «языком» имеется в виду не
только стиль, но общая стилистика издания, подбор тем, иллюстративного
материала и т.д. Главная проблема здесь – нахождение слов и образов,
которые способен понять собеседник, но которые при этом не исказили бы
мысл того, что миссионер собирается сказать.

Диалог

7. Законы построения беседы с неверующими и сомневающимися мало чем
отличаются от общих законов человеческого общения. Одна из задач
миссионера заключается в том, чтобы непременно наладить диалог, т.е.
затронуть те темы, которые могут быть интересны аудитории, или ответить
на имеющиеся вопросы. Поле диалога требует особенно тщательного
выверения позиции миссионера, при этом оно позволяет видеть реакцию
аудитории. Монолог может оказаться гибельным для миссионерской работы,
так как нередко превращается в менторскую декларацию.

8. Девизом миссионера могут служить слова апостола Павла: «Для всех я
сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых» (1 Кор. 9, 22).
Язык общения с аудиторией должен быть понятен ей; аргументация,
приводимая в миссионерских материалах, должна быть убедительной именно в
глазах той аудитории, к которой обращается автор, а не только в его
собственных глазах.

9. Миссионер обязан избегать менторства, позиции «знающего» человека,
готового «просветить заблудших» – такая позиция нередко изначально
обречена на провал. Ненавязывание своей точки зрения, интерес и уважение
к позиции собеседника, постепенный, без давления рассказ о православном
взгляде на мир – эти вещи являются аксиомами миссионерского подхода.

10. Обращение к опыту Церкви и святым отцам. В церковной среде есть
такое расхожее мнение, что РПЦ не имеет богатого опыта миссионерства.
Это и так, и нет так. Нет опыта в католическом и протестантском смысле.
Но есть опыт свв. Иннокентия и Николая, преп. Германа. Опыт подвижников
XX века: архиеп. Иоанна Максимовича и иеромонаха Серафима (Роуза). Этот
опыт надо знать и использовать.

СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ КАК ИНСТРУМЕНТ

ПРАВОСЛАВНОЙ МИССИИ

(Доклад)

Никифоров Е.К., 

председатель Православного общества «Радонеж»

Господь заповедал Своим ученикам: «Идите, научите все народы...».
Миссия, учительство, таким образом, это естественное делание всех
христиан во все времена. Не являются исключением и те из нас, кто
трудится в СМИ. Это, однако, очевидным образом противоречит той функции,
которую исполняют СМИ в современном обществе – функции оружия в
информационных войнах, которые непрерывно ведут между собой различные
политические и финансовые группы. Поскольку человеческие души при этом
рассматриваются лишь как объект манипуляций, поле для приложения
различных технологий рекламы или политтехнологий, истина оказывается
здесь, так сказать, «нежелательным иностранцем». С обычного телеэкрана
(или из радиоэфира «общих» радиостанций) можно узнать о приключившихся в
обществе ужасах и о новых видах товаров и услуг, можно получить порцию
развлечений... Невозможно только одно -услышать что-то «о главном». СМИ,
таким образом, старательно выполняют роль «сеющего человеческие души как
пшеницу». Сотрясать можно, говорить что-то о сути происходящего не
рекомендуется. Во время недавнего теракта в Москве священник мог
встретиться с родственниками оказавшихся в заложниках у бандитов и
сказать им слово утешения – и некоторые могли прислушаться. С экранов же
слышались лишь «полезные советы» оказавшимся в отчаянном положении –
повторять про себя какие-нибудь веселые стишки, чтобы не сойти с ума. И
бесконечный пиар...

Отчасти всем этим, может быть, и объясняется то сокращение православного
радиовещания на государственных радиостанциях, о котором приходится
говорить в последнее время. В этих обстоятельствах роль православных СМИ
возрастает неизмеримо – только они способны дать возможность слову
Церкви, слову об истине, быть донесенным до большого числа душ, а ведь
возможность спасения хотя бы одной из них бесценна. Но спасение возможно
лишь по вере, а вера рождается от слышания. Проповедь в теле- и
радиоэфире, таким образом, Церкви совершенно необходима. Здесь, однако,
вмешивается материальный фактор – эфир стоит денег, деньги, и немалые,
необходимы для производства профессионально выполненных программ.
Светские СМИ существуют, в основном, за счет рекламы (или, точнее, ради
нее). Для православных СМИ этот механизм самообеспечения не подходит по
сути. Поддержку церковным СМИ может оказать только сама Церковь – но
ясного понимания этого факта по прежнему не наблюдается. Только этим
можно объяснить нынешнюю ситуацию, когда, при относительной дешевизне
местного радиоэфира, на региональных ТРК вольготно чувствуют себя
инославные программы и почти не слышно православных. И не то, чтобы
таких программ не было вообще – недавний восьмой Международный фестиваль
теле- и радиопрограмм «Радонеж» показал, что православные программы
делаются, и на очень высоком профессиональном уровне. Есть, наконец, и
радио «Радонеж», уже двенадцать лет занимающееся православным
просвещением России. Нет только одного – ясного понимания необходимости
постоянной поддержки этого дела всеми православными, и клиром, и
мирянами.

Что мог бы сделать в этой ситуации нынешний миссионерский съезд? Прежде
всего, констатировать наличие самой проблемы. Кроме этого, необходимо
принять обращение к епархиальным властям с напоминанием об этой важной
сфере православной миссии. Епархиям не так уж трудно найти на местах
спонсоров для покупки эфира местных ТРК. Радио «Радонеж» может
обеспечить несколько часов ежедневного православного вещания (в
нескольких епархиях мы его уже обеспечиваем) – причем это проповеди
авторитетных пастырей, лекции известных православных богословов и т.д. –
интереснейший материал. Добавить к этому местные радиопрограммы – и
каждая епархия могла бы иметь полноценный радиоканал. Надо только
приложить немного сил, нива-то действительно уже побелела, делателям
пора, наконец, потрудиться.

СТРАННЫЕ СБЛИЖЕНИЯ: ОККУЛЬТИСТЫ В БОРЬБЕ ПРОТИВ ИНН

(Доклад)

Диакон Андрей Кураев,

профессор, доктор философии, 

Свято-Тихоновский Православный богословский институт

Люди, считающие духовно опасным принятие налогового номера (ИНН) или
документов, содержащих в себе штрих-коды, сами себя воспринимают как
ревнителей православия. А значит – как строгих антиэкуменистов.

Но, как это часто бывает, самооценка и реальность совпадают не во всем.
«Ревнители» нашли себе крайне необычных союзников: сектантов и
оккультистов.

В Греции первые сообщения о тождестве штрих-кода и «печати антихриста»
шли со ссылками на книги американской харизматической писательницы Мэри
Рэлф (ей, по ее словам, «Святой Дух» открыл, что штриховой код имеет
цифру 666). На Украине и в России первоисточником страхов перед
штрих-кодом стал рассказ некоего Кола Сандерсена – рассказ, который
перемежается харизматическими откровениями: "Бог мне сказал: «Посмотри
на число 666». И я сказал: «Господи, я же не знал об этом!»... В то
время я получил от Бога предупреждение и начал исследовать Святое
Писание... Если у вас нет свидетельства Духа в эти дни, то вы не
устоите...". Что за странное проявление экуменизма – доверие к видениям
харизматов-пятидесятников!

Не менее впечатляет и то, с каким доверием штрихофобы (люди, боящиеся
штрих-кодов) относятся к экстрасенсам. В. Ахрамеев – один из двух «наших
специалистов», «доказавших» «Русскому вестнику» наличие сатанинского
числа в штрих-кодах, является членом-корреспондентом Международной
Академии информатизации, а это структура, которую трудно назвать иначе
как оккультная секта.

Но более всего ревнительские издания впечатлились результатами суда в г.
Приозерске Ленинградской области, на котором в феврале 2002 года было
оглашено творение местному «эксперта», который также «доказал»
антихристов характер ИНН и штрихов... О нем было сказано скупо, но
вполне достаточно: "В качестве эксперта был приглашен заведующий
лабораторией Центра энергоинформационных технологий при Государственном
институте точной механики и оптики Алексей Ипатов. Кандидат технических
наук, признанный специалист в этой области, он изучил документацию по
ИНН и схватился за голову".

На деле схватиться за голову тут должен был православный читатель: ибо у
церковных людей при упоминании терминов типа «энергоинформация»
ассоциации возникают только с миром «экстрасенсов» и «эзотериков»....

На моем интернетовском форуме людям предлагается сообщать информацию о
себе (прежде всего о своей религиозной ориентации). Так вот, Алексей
Ипатов сам о себе написал так: "Участник с двойной регистрацией под
номерами 2745 и 3850. Вызвано это тем, что я одновременно эзотерик и
православный в общении с патриархом Алексием II. Тема кандидатской
диссертации – приборы для регистрации энергоинформационных воздействий".

На моем форуме Ипатов активно пропагандировал оккультно-рериховский миф
о «торсионных полях», а богословие переводил в соответствующую
терминологию – "первичное торсионное поле (поле сознания)...", «наши
молитвы – сознательное создание информационных структур, направленных на
Его Прославление».

Эзотерика – не просто его хобби. Его оккультные убеждения мотивируют его
профессиональную деятельность. Еще раз вспомним его основное место
работы: «заведующий лабораторией Центра энергоинформационных
технологий». «Мозгом» этой лаборатории и руководителем Ипатова является
некий Геннадий Дульнев.

Чем же именно Дульнев занимается не дома, а на работе, то есть вместе с
Ипатовым? «Эзотерические» писатели очень высоко оценивают свое
сотрудничество с ним. Вот предположил один подранок духовной войны, что
металлические цилиндры несут «Космическую Энергию» – и куда же он эти
цилиндры понес? – На место работы Дульнева и Ипатова: «Как свет дальней
галактики манит нас великое Знание Древнего Египта, добытое трудом сотен
неведомых искателей Истины. Эти знания получили название эзотерических,
передаются от одного посвященного к другому. В Институте точной механики
и оптики несколько экспериментов провел Г. Н. Дульнев. Аппаратура
показала увеличение тепловых потоков с поверхности ладоней и рук
испытуемых, держащих цилиндры... Профессор Дульнев, изучая воздействие
"цилиндров фараона" на специальной аппаратуре, констатировал возрастание
тепловых потоков с поверхности кожи. Я думаю, что таким образом работают
неведомые нам тончайшие виды энергии. Их-то и "читают" "цилиндры
фараона". Как египетские жрецы до этого додумались -вот загадка!...
Профессор Г. Н. Дульнев высказал предположение, что этот эффект связан с
возбуждением торсионных (спинорных) полей организма человека,
взаимодействующего с цилиндрами».

Газета эзотериков «Аномалия» сообщает о работе лаборатории Дульнева и
Ипатова с «целительными волшебными куклами». Их создатель доктор Брунк,
президент Общества Системоориентированной Медицины Германии «решением
Ученого Совета Института точной механики и оптики назначен на должность
профессора в Центр Энерго-Информационных Технологий».

Сам Дульнев запросто пишет «о существовании иного мира (иногда его
называют тонким миром)». По его мнению, «религия перестала удовлетворять
требованиям разума», но «биоэнергоинформатика дала обоснование
возможности существования "духовного", или "тонкого" мира».

Конечно, такие взгляды не могут не нравиться рериховцам – и вот они уже
предоставляют Дульневу страницы своего журнала и свои интернет-сайты, а
он спешит заявить о единстве взглядов с ними: "Появление синергетики и
её синтезирующий характер, объединяющий многие отрасли знаний, как бы
предвиден в Агни Йоге".

Но, может, Ипатов вовсе не разделяет взглядов своего начальника? Что ж,
полистаем их совместную публикацию "Исследования явлений
энергоинфомационного обмена: экспериментальные результаты» (Спб., 1998;
Интернет – версия на рериховском сайте).

Она посвящена их экспериментам по обнаружению т.н. "торсионного поля".
Это любимая погремушка оккультистов (а наипаче рериховцев), которых
настоящие ученые постоянно огорчают. К науке миф о «торсионных полях»,
созданный некиими Акимовым и Шиповым, не имеет никакого отношения.
Акимов, именующий себя директором «Международного института
теоретической и прикладной физики», под этой вывеской зарегистрировал
всего лишь малое предприятие (по своему домашнему адресу)... Подробности
можно узнать в книге председателя Комиссии Российской Академии Наук по
борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований академика Э. П.
Круглякова «Ученые» с большой дороги» (М., 2001).

Но Ипатову удалось найти «этот уровень реальности» и выяснить, что он
носит различные названия — "первичное торсионное поле", "информационное
поле", "поле сознания", и что торсионные поля сознания идеально
экранируются полиэтиленовым мешком.

Выяснить это ему помогли исследования, проводимые при участии
экстрасенсов, в том числе – Алана Чумака. Из общения с Чумаком Ипатов
сделал вывод: «существует передача информации между людьми,
осуществляемая при помощи носителя неизвестной природы».

Нет, тестирование экстрасенсов само по себе не грех. Исследование –
профессиональный долг ученого. И даже если результаты его работы выходят
за рамки тех или иных предзаданных схем – то долг ученого (в том числе и
православного) в том, чтобы честно рассказать о полученных результатах.

Проблема Ипатова в другом: он сам воспринял философию
экстрасенсов-эзотериков. Если бы он по старинке говорил что-нибудь про
«электромагнитные поля, излучаемые живыми объектами» – то это был бы
(при наличии подтверждений) научный разговор. Но когда Ипатов начинает
отождествлять «торсионные поля» с сознанием, то он воспроизводит базовый
тезис современной оккультной философии: сознание есть форма материи. Как
только сознание редуцировали к «полевой форме движения материи», то
дальше уже неизбежно уравнение Бог=Материя=Космос и перевод этических
проблем на язык «физики»: «Отчего N. совершил грех? – Да, торсионный
генератор в нем сбой дал...».

Так что Ипатов – не православный ученый, исследующий паранормальные
явления, а в самом деле «эзотерик» (это по гречески: тоже самое с
латинским корнем – оккультист).

А потому Ипатов: а) не может быть надлежащим экспертом с точки зрения
юридической (ибо как преподаватель приходской школы зависим от истца –
прихода, инициировавшего иск); б) не может быть таковым с точки зрения
церковной; в) не может быть признан компетентным исследователем и с
точки зрения научной: ибо оккультизм и наука – «две вещи несовместные».

Не случайно и Ипатов и Дульнев постоянно предупреждают: их термины «не
имеют ничего общего с общепринятой физической трактовкой этих понятий»,
а их методы требуют «пересмотреть устоявшиеся принципы методологии
научного эксперимента». Так что их «наука» столь же модернова, как и
«бесословие» возлюбивших их апокалиптиков.

Экспертизы штрих-кода Ипатов на самом деле не производил. Он просто
пересказал один из аргументов, высказанных прежними экспертами – при
этом даже не сославшись на них. Не счел Ипатов нужным упомянуть и о том,
что в кругах программистов есть иная точка зрения. Нарушив долг ученого,
он не привел мнения несогласных и их аргументы, не привел те основания,
по которым он не может согласиться с доводами оппонентов. Он не опроверг
их – а просто скрыл от суда наличие иной точки зрения в мире науки (от
имени которой Ипатов и выступал).

Наконец, Ипатов никак не может считаться «признанным специалистом в этой
области». Он работает в области теплофизики, он умеет только замерять
ауру экстрасенсов и накрывать полиэтиленовым пакетом мифические
«торсионные поля». Для экспертизы следовало бы привлечь специалиста не в
этой области, а в области программирования.

Поэтому встает вопрос уже о предвзятости и профессиональной
несостоятельности судьи: на каком основании он обратился за экспертизой
к человеку, совершенно чуждому той отрасли науки, которая единственно
компетентна в анализе штрих-кодов? Почему он обратился к специалисту в
области «энергоинформационных» измерений, а не к программисту?

Я не математик и не могу проверить собственно математическую часть
экспертизы Ипатова. Но я в состоянии проверить логичность и
аргументированность Ипатова в тех случаях, когда он выходит за пределы
чистой математики.

Например, Ипатову задают вопрос (№ 9): «Тождественен ли ИНН
идентификационному номеру в стандарте ЕАН? Ответ: «Невозможно отрицать
тождественность ИНН и идентификационного номера в стандарте ЕАН».
Вопрос-ответ «эксперта» столь же умен, как и вопрос: «тождественен ли
роман Преступление и наказание работе типографии номер пять?» Конечно,
любое число можно передать с помощью штрих-кода. Как любую статью из
«Церковного вестника» можно перевести на английский язык. Следует ли из
этого, что «Церковный вестник» и английский язык «тождественны»?

Но Ипатову нужно во что бы то ни стало отождествить ИНН и штрих-код,
потому что еще раньше он отождествил штрих-код с сатанинским числом. Ему
хочется быть испуганным и пугать других. Хотелось ему найти торсионные
поля – и он поймал их в полиэтиленовый мешок. Захотелось ему найти
«неизвестную энергию» у Чумака – и ее он нашел. А теперь вот ему
захотелось найти печать антихриста на обычной анкете. И? – Пуля дырочку
найдет...

Поскольку же об изыскательских талантах Ипатова известно, что он всегда
находит то, что желает, и при этом известно, что методы поиска у него
далеки от научных, – я предпочитаю не впечатляться результатами его
«экспертиз».

А вот то, что многие даже церковные издания поверили ему и не смутились
тем, что он вполне открыто был представлен как специалист в области
«энергоинформатики» – вот это очень смущает. Неужели настолько уже
утрачен у нас дар различения духов, что мнение колдуна стало для Цекрви
авторитетным? Неужели забыли, как апостолы отказались принимать даже
истинное свидетельство от языческой прорицательницы (Деян. 16,17-18)?

И еще нельзя не заметить: как активисты борьбы с ИНН бросились на защиту
Ипатова! Ту терпимость, то стремление все объяснить и оправдать,
извинить и потерпеть, отделить частную ошибку человека от того доброго,
что он сделал – вот бы эти стремления иннэнисты проявили по отношению к
Патриарху или, например, ко мне... Но нет: эзотерик-борец с ИНН им
ближе, чем православный христианин, не видящий сатанинского числа в
штрих-коде... Единство по вопросу об ИНН для них важнее, чем единство во
Христе. По тому, что их объединяет, и приходится их звать-иннэнисты.

ЯПОНСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ В ПРОШЛОМ,

НАСТОЯЩЕМ И БУДУЩЕМ

(Доклад)

Священник Николай Дмитриев,

Японская Православная Церковь

Японская Православная Церковь родилась в 1861году, когда в Японию
приехал иеромонах Николай (Касаткин).

Несколько раньше в городе Хакодате на Хоккайдо открылось консульство
Российской Империи, при котором был устроен храм Воскресения Христова.

Первый российский консул И. Гошкевич, сам человек глубоко верующий,
обращаясь в Святейший Синод с предложением о присылке священника, в
своем письме указал, что «нужен священник не иначе, как из окончивших
курс Духовной Академии, чтобы он мог не только совершать Богослужения и
требы для членов консульства, но и будущем мог бы проповедовать
Православное учение японцам.

Св.Николай глубоко полюбил Японию, изучив японский язык, культуру в
течение более чем полувека проповедовал Православие. 	В настоящий момент
духовным центром японской Церкви является собор Воскресения Христова в
Токио, который японцы, в знак уважения к св.Николаю, называют
Николай-до. Этот собор был освящен в 1891 году. 

В настоящее время в японской Церкви более восьмидесяти приходов, два
архиерея, шестьдесят священников, диаконов и катехизаторов. Количество
прихожан тридцать тысяч. 

Богослужение совершается по-японски, для чего переведены все необходимые
богослужебные книги.

С 14 мая 2000 года глава Японской Церкви Высокопреосвященнейший Даниил,
архиепископ Токийский митрополит всея Японии.

В Японской Православной Церкви действует Духовная Семинария, организован
мужской монастырь. В Японской Церкви три епархии: Токийская
архиепископия, Восточная епархия, Западная епархия.

Японская Церковь – самая молодая православная церковь, приняв Святое
православие от Русской Православной Церкви, бережно сохраняет традиции
Матери-Церкви. 

Участие делегации Японской Православной Церкви в III (VIII) Всецерковном
съезде епархиальных миссионеров оценивается главой Церкви, митрополитом
Даниилом, очень высоко.

РУССКИЕ МИССИОНЕРЫ В ПЕРСИИ-ИРАНЕ

(Доклад)

Игумен Александр (Заркешев)

настоятель Свято-Николаевского собора в г.Тегеране, Иран

Христианская религия пришла в Персидскую империю очень рано в конце 1
века. Христианство довольно быстро распространилось среди сирийцев,
живущих по обе стороны границы двух великих империй – Римской и
Персидской. Несмотря на гонения в III-IV веках со стороны зороастрийских
властителей Персии, число христиан в империи продолжало увеличиваться.
Но Персидская Церковь Востока не приняла решений Эфесский 431 года и
Халкидонский 451 года Вселенских соборов, считая их внутренними соборами
Римской Церкви. 

Неприятие Церковью Востока Эфесского собора, осудившего патриарха
Нестория, послужило причиной того, что эту Церковь стали называть
«несторианской», хотя никакой исторической связи с Несторием она не
имела. Несмотря на пришествие ислама в середине VII века Церковь Востока
в последующие столетия достигла своего расцвета. Ее влияние простиралось
от Сирии и Месопотамии до Средней Азии, Индии и Китая. Так, среди
монголо-татар, пришедших на Русь в XIII веке, были представители этой
Церкви. После XIV-XV веков, пережив жестокие гонения со стороны
мусульман, Церковь Востока постепенно пришла в упадок и к XIX веку в
Персии была представлена лишь ассирийским меньшинством, компактно
проживающим на западном побережье озера Урмия. В начале XX века,
благодаря стараниям Русской Духовной Миссии, произошло воссоединение
значительной части урмийских ассирийцев с Православной Церковью.

Первое официальное русское посольство во главе с князем Григорием
Васильчиковым было направлено в Персию в 1588 году. А уже в 1597 году в
столицу Персии Исфаган, в составе третьего русского посольства пребывает
первый православный священнослужитель – иеромонах Никифор, которому
пришлось, после смерти в пути обоих русских послов – князя Тюфякина и
дьяка Емельянова, возглавить посольство и вести переговоры с шахом
Аббасом I.

В 1625 году шах Аббас I послал в качестве дара царю Михаилу Федоровичу
Романову и Патриарху Филарету честную Ризу Господа нашего Иисуса Христа,
которую он захватил во время опустошительного набега в Грузии. Так один
из почитаемых праздников Русской Церкви – Положение честной Ризы Господа
нашего Иисуса Христа в граде Москве связан с далекой Персией.

Начало XIX века ознаменовалось тремя русско-персидскими войнами,
закончившихся победой Россией. Несмотря, на зверское убийство в 1829
году в Тегеране Российского посланника Александра Сергеевича Грибоедова,
русское влияние постепенно все более и более проникает в Персию.

С этого времени в Святейший Синод стали обращаться персидские христиане
из ассирийцев, проживавших в районе озера Урмия, с просьбой о
присоединении к Русской Православной Церкви.

В 1861 и 64 годах в прилегающую к Персии Эриванскую губернию, где
проживали бежавшие из Персии ассирийские христиане, был послан
представитель Святейшего Синода архимандрит Софония (Сокольский),
который удостоверился, что большинство персидских ассирийцев
приветствуют своих русских единоверцев и готовы вступить в единство с
Русской Церковью.

Следующая серьезная попытка сближения была предпринята в 90-х годах XIX
века. Инициатором сближения стал ассирийский епископ Мар-Ионан, имевший
кафедру в урмийском селении Супурган. Получив от Мар-Ионана прошение о
присоединении его с паствой к Русскому Православию, в Урмию с мая по
ноябрь 1897 года был командирован настоятель Эриванского собора
протоиерей Виктор Синадский. Во время своей поездки отец Виктор
встретился с епископом Мар-Ионаном и другими представителями
ассирийского духовенства, объехал почти все ассирийские поселения Урмии
и собрал обширную информацию. Именно материалы, собранные в Урмии отцом
Виктором, побудили Синод принять окончательное решение о воссоединении
урмийских ассирийцев с Православной Церковью. 

Указом Святейшего Синода от 17 марта 1898 года прошение ассирийского
епископа Мар-Ионана о присоединении его с паствой к Русской Церкви было
удовлетворено. Профессором Санкт-Петербургской Духовной Академии
В.В.Болотовым был составлен Чин присоединения несториан к православной
Церкви.

В праздник Благовещения Пресвятой Богородицы, 25 марта 1898 года, в
столице Российской империи Санкт-Петербурге в Свято-Троицком соборе
Александро-Невской лавры состоялось торжественное присоединение епископа
Мар-Ионана и сопровождавших его лиц к Православию.

26 марта 1898 года Святейшего Синода учредил Русскую Православную Миссия
в Урмии. Первым начальником Урмийской Миссии был назначен иеромонах
Феофилакт (Клементьев). За начальный период своего пребывания в Урмии
Миссия присоединила к Православию приблизительно 15 тысяч ассирийцев,
включая духовенство. Была налажена сеть церковно-приходских школ в
ассирийских селениях. В городе была выстроена прекрасная церковь
Святителя Николая. Позже, после наступления турецких войск в 1918 году,
храм был разрушен, но цокольный этаж сохранился до настоящего времени,
где автору удалось обнаружить могилу первого русского миссионера
протоиерея Виктора Синадского, скончавшегося осенью 1898 года.

В 1902 году Миссию возглавил опытный и энергичный архимандрит Кирилл
(Смирнов), будущий митрополит и один из кандидатов на патриаршество на
Всероссийском Церковном Соборе 1917 года. По прибытии в Урмию
Архимандрит Кирилл развил бурную деятельность. Была создана комиссия для
перевода православных книг на сирийский язык, открыта при Миссии
типография, где с 1903 года печатались православные издания. В том же
году усилиями отца Кирилла под покровительством вдовствующей императрицы
Марии Федоровны, было создано «Кирилло-Сергиевское Урмийское Братство».
Братство закупало и доставляло в Миссию необходимую церковную утварь,
облачения и книги, а также осуществляла денежную помощь.

К сожалению, пребывание архимандрита Кирилла в Урмии было недолгим, уже
в 1904 году он назначен епископом Гдовским, викарием
Санкт-Петербургского митрополита. Но этот замечательный пастырь внес
неоценимый вклад в дело русского миссионерства в Персии.

Период деятельности третьего состава Миссии с 1904 по 1916 года был
самым плодотворным и результативным. Новый начальник Миссии архимандрит
(с декабря 1913 г. – епископ ) Сергий (Лавров) довольно быстро освоил
ассирийский язык и занимался переводческой деятельностью; легко общаясь
со своими пасомыми, он пользовался заслуженным авторитетом среди
ассирийцев Урмии. Умный, волевой, решительный, инициативный человек,
отец Сергий стал душой Духовной Миссии, заражая своей кипучей энергией
окружающих.

При нем на территории Духовной Миссии закончено строительство главного
корпуса Миссии. Были обустроены православные храмы в урмийских селениях.
Их численность доходила до сорока. Почти во всех православных селениях
Урмии были открыты церковно-приходские школы, общее их число которых
достигало шестидесяти. В городе были учреждены семиклассное училище для
мальчиков и трехклассное для девочек. В типографии Миссии продолжилось
издание переводов православной богослужебной и духовно-просветительской
литературы. Регулярно издавался журнал «Православная Урмия». Все это
способствовало успешной работе русских миссионеров.

На Соборе православного духовенства, созванном в Урмии в 1908 году, было
уже три епископа и более 20-ти ассирийских священников. Все более росло
число желающих присоединиться к Православию. Обращались не только
уроженцы урмийской области, но и ассирийцы из Турции и халдео-католики
из г. Салмаса.

Незадолго до Первой мировой войны глава Ассирийской Церкви Востока
Патриарх Мар-Шимун подает прошение в Святейший Синод о присоединении его
со всей Церковью к православной вере. Но начавшаяся война, а затем
русская революция не позволили завершить присоединение всей Ассирийской
Церкви Востока к Вселенскому Православию.

В начале войны ассирийцы выступили на стороне России. Были сформированы
ассирийские добровольческие дружины, которые с оружием в руках воевали
против турецких войск и курдов, вырезавших христианское население. 

В это время Духовная Миссия в Урмии уже не могла продолжать свою прежнюю
деятельность. Паства Миссии оказалась частью вырезанной турками, частью
эмигрировавшей в Россию. Теперь задачей Миссии стало духовное окормление
оставшейся паствы и русских войск, оказание помощи многочисленным
ассирийцам-горцам из Хакяри, бежавшим от зверств, чинимых турками и
курдами. Вся предыдущая миссионерская деятельность – образовательная,
издательская, переводческая – была прекращена.

Начальником миссии был назначен уже потрудившийся в Урмии архимандрит
Пимен (Белоликов), с возведением в сан епископа. Пробыл епископ Пимен в
Урмии около года – с октября 1916 по сентябрь 1917 года. В условиях
военного времени средств на содержание Миссии не хватало, и миссионеры,
сами терпящие лишения, оказались не в состоянии помочь всем нуждающимся.
В сентябре 1917 года Епископ Пимен покидает Урмию и направляется на
епископскую кафедру в г.Верный (ныне Алма-Ата), где принимает от
большевиков мученическую кончину в сентябре 1918 гола. В 2000-м году
Архиерейский Собор Русской Православной Церкви прославил имя
священномученика Пимена, епископа Верненского и Семиреченского.

После февральской, а особенно после октябрьской революций 1917 года
Кавказская русская армия стала разлагаться на глазах, а когда большевики
заключили с Турцией сепаратный мир, армия стала хаотично отступать и
доселе победоносный Кавказский фронт рухнул. Все значительные победы на
этом фронте, за которые русские заплатили кровью, оказались напрасными,
а усилия и жертвы России пропали даром. Летом 1918 года турецкие войска
перешли в наступление. 

Турецкие солдаты не щадили христиан, вырезая целые селения в прямом
смысле слова. Особенной жестокостью отличались полудикие племена курдов,
нанятые турками для войны с «неверными». Христианскому населению Урмии
грозила ужасная участь. Ассирийцы приняли отчаянное решение пробиваться
на соединение с английскими войсками, находившимися у города Хамадан. То
была страшная картина: по раскаленной летним солнцем пустыне двигалась
многотысячная толпа людей, лишенных пищи и воды. В середине шли старики,
женщины и дети, а вокруг мужчины с оружием в руках отбивались от
нападавших со всех сторон турок. За 25-дневный переход от пуль, жажды,
лишений и страданий погибла почти половина тех, кто вышел из Урмии.
Воистину, это был крестный путь многострадального ассирийского народа!

Вместе со своей паствой тяготы ужасного пути разделила и Русская
Духовная Миссия, вернее, то, что осталось от миссии, иеромонах Виталий
(Сергеев), священник Василий Мамонтов и диакон Федор Пиденко. Уже в
Хамадане от перенесенных страданий умер священник Василий Мамонтов. 

Совершив христианское погребение своего собрата иеромонах Виталий и
диакон Федор пробираются в Тегеран, где, иеромонах Виталий занимает
вакантное место настоятеля посольской церкви. 

Таким образом, последний из русских миссионеров в Урмии иеромонах
Виталий (Сергееев) стал во главе тегеранского прихода и, соответственно,
тегеранский храм становится преемником Урмийской миссии. В канцелярии
Свято-Николаевского собора до сих пор хранится церковная печать Русской
Духовной Миссии в Урмии.

В 1921 году православные храмы на территории Российской Императорской
миссии переданы советским представителям, которые их тотчас закрыли.
Русская община обустраивает домовую Свято-Никольскую церковь в
арендованном помещении.

 Иеромонах Виталии в 1922 году решением Архиерейского Синода "Русской
Зарубежной Церкви возведен в сан архимандрита и назначен начальником
Русской Духовной Миссии в Урмии. С 1927 года Архимандрит Виталий
начинает подписываться настоятелем Свято-Николаевского храма в Тегеране.

В Урмии оставалась немногочисленная община православных ассирийцев,
которые после ухода турок вернулись к своим разрушенным домам. Их до
самой своей кончины в 1927 году окормлял православный епископ Мар-Илия.
Могила последнего православного епископа Урмии находится рядом с могилой
о. Виктора Синадского. 

Бывший сотрудник Урмийской Духовной Миссии ассирийский священник Сергий
Бадалов стал настоятелем Свято-Николаевского храма в г. Казвине и
находился в этой должности с февраля 1929 года по январь 1945 года.
Скончался старейший клирик Урмийской Духовной Миссии отец Сергий Бадалов
в 1951 году в возрасте 93-х и был похоронен на русском православном
кладбище в Тегеране у правой стены Свято-Троицкой церкви.

В 40-х годах русская община Тегерана решила возвести новый храм. В 1941
году на северной окраине города был приобретен земельный участок. 21
августа 1944 года, здесь, напротив посольства США, состоялась
торжественная закладка храма. Строился храм по проекту и под наблюдением
архитектора Н.Л.Маркова. В новом храме был установлен иконостас бывшей
Александро-Невской посольской церкви. 9 апреля 1945 года состоялось
освящение нового Свято-Николаевского собора архимандритом Виталием в
сослужении со своим помощником иеромонахом Владимиром. В память об этом
событии в притворе храма установлена мраморная мемориальная доска. 

Возведение нового православного храма в Тегеране стало венцом всей жизни
архимандрита Виталия. После освящения церкви он больше не совершал
богослужения, а сидя молился в алтаре. В 1946 году последний начальник
Урмийской Духовной Миссии и многолетний настоятель Свято-Николаевского
храма в Тегеране архимандрит Виталий (Сергеев) тихо и мирно скончался.
Отец Виталий завершил свой жизненный путь в Иране, в стране, в которой
он прослужил Господу около сорока лет. Похоронен архимандрит Виталий на
русском православном кладбище в Тегеране, с правой стороны
Свято-Троицкой церкви, где он покоится рядом со своим многолетним
соработником по Урмийской Миссии священником Сергием Бадаловым.

В истории православного свидетельства в Персии-Иране были как светлые,
так и трагические страницы. Пережив гонения, нестроения и расколы,
православная община выстояла в непростых и даже критических ситуациях,
когда само существование Русского Православия было под угрозой
исчезновения. В 1995 года Свято-Николаевский приход в Тегеране
восстановил прерванную связь с Матерью-Церковью.

По Божьему промыслу до настоящего дня горит огонь православной веры в
этой древней стране. Пусть и далее колокола Свято-Николаевского собора в
Тегеране созывают православных христиан на молитву в дом Божий.

 Субъект – юридическое либо физическое лицо - автор высказывания.

 Объект – учреждение либо лицо, на которое направлено высказывание.

 В данном случае – характеристика рекламируемого товара, услуги, либо
перечисление положительных свойств направленного на субъект воздействия.

 Эти лица, после определенного изучения, могут дать дополнительную
информацию о деятельности структуры, однако беседа с ними должна
строиться с осмотрительностью, исключительно на доверительной основе.

 Самостоятельные миссионерские организации особенно интенсивно создаются
в последнее время. В их состав, как правило, входят родственники лиц,
попавших под влияние деструктивных вероучений, а также специалисты,
основная задача которых - реабилитация этих лиц (как психологическая,
так и духовная). Частично эта работа ведется в ходе миссионерских
поездок храмов – вагонов и храмов – кораблей с участием слушателей
духовных учреждений Русской Православной Церкви.

 ЕМСИФ – Епархиальный миссионерский справочно-информационный фонд, ЦМСИФ
– центральный миссионерский справочно-информационный фонд. Организация
этих подразделений на епархиальном и синодальном уровне
предусматривается [3,4].

 В качестве примера можно привести комплексе мероприятий, проведенных
ИАЦ в отношении секты Виссариона и «Свидетелей Йеговы». Собранная
информация передана в соответствующие государственные структуры, а также
изучены средства и методы, применяемые этими сектами в ходе судебных
процессов.

 PAGE   1 

 PAGE   26