background image
четверг
k
49, 6 мая 2010 г.
C
M
Y
K
Борис ВТОРУШИН
Румяное утро
Памяти старшего сержанта
Данилова Леонида Ивановича
Румяное утро.
Чу! Слышится гул.
И чрная туча в полнеба.
По спелым колосьям огонь полыхнул,
По полюшку русского хлеба.
Упавшая каска примяла лужок.
Кузнечик застыл удивлнный.
Сегодня с утра
Он косил на стожок
Покос свой июньский,
Законный.
Раскинуты руки.
Прядь русых волос
С ромашкой сплелась,
Холодея.
Кузнечик косу уронил на прокос,
Звенеть уже больше не смея.
Синь неба осталась
В раскрытых глазах
И кипень ромашковой хмели.
Он будто прилг
На рассвете в цветах,
В зелной
Июньской купели...
Цветы, не качайтесь!
Трава, не роси!
Но встань отомстить
Вс живое!
И верность упавших парней
Пронеси
К Победе,
Как знамя святое!..
Румяное утро.
И зримы поля.
Земля обновлнная в цвете.
Тогда, в сорок первом,
Ребята не зря
За Мир наш
Легли на рассвете...
Не бегал я
встречать...
В мом альбоме, старом и потртом,
На фото нестареющий солдат;
На новенькой, немятой гимнастрке
Нет у него ни знаков, ни наград.
И он не получил их не сложилось
В крутом году, по осени как раз
Покуда сердце преданное билось
Не отступил он выполнил приказ...
И может быть, как в песне недопетой,
Он слова до конца не досказал...
Не бегал я встречать
отца с Победой
За ней его я только провожал...
Медали солдатские
У старых, Отечеству верных солдат,
Когда они в ногу шагают,
Медали, по статусу строгому в ряд,
Негромко звенят и играют.
На каждой рельефно отлиты года,
Названья за что наградили,
И видно по многим
в каких городах
Высокие цены платили.
Средь равных, не броских
одна за другой
Медали победного ряда:
За битву в полях под священной
Москвой,
За стойкость у стен Сталинграда.
Как мощные воды весенних стремнин,
Солдаты в Европу входили.
За Прагу, за Вену, за взятый Берлин
Медали во славу отлили.
Медаль не рублвик.
Цены на ней нет.
И проба металла другая,
Но стоит, как храбрость в бою
не монет,
А жизней солдатских любая!..
Росы падают
на них...
На перекрестиях дорог больших
и малых,
В тени берз, на солнечных буграх,
Под сенью плит, простых и величавых,
Лежат в земле ребята, а не прах.
Они давно лежат в земле, как в пухе,
И слушают шаги над головой,
И видимо, раскат салюта глухо
До них доходит каждый раз, как бой...
Висит над ними ночью
серп щербатый,
На зорях росы падают на них,
И день и ночь берзы, как солдаты,
Старея, берегут их, молодых...
Пацаны
Не могут и поныне позабыться
Холодные, как сталь, года войны,
Когда взамен отцов пошли трудиться
Лишившиеся детства пацаны.
Те пацаны, что цепкими руками
Водили плуг и резали металл,
На цыпочках стояли за станками,
Чтоб только не скудел наш арсенал.
Наверно, по большому счту жизни
Означена не всем своя цена...
А на алтарь Победы и Отчизны
Они тогда отдали вс сполна,
И сколько бы ни минуло забвенью
Не подлежат их мужество и труд.
В великий День Победы,
без сомненья,
Достойные слова для них найдут!..
Парад Победы
Четыре года мир, дымя, крутился,
На бой священный
звал отцов набат...
С полей войны
не каждый воротился,
Чтоб видеть Победителей Парад.
А был Парад, каких сто лет не знали!
По площади, по Красной
не полки
Отцы, как деды, в марше прошагали,
Что к ней четыре года в битвах шли
Отцы, как деды,
Русь не посрамили,
Как было им завещано в веках,
Знамн из рук своих не уронили
В жестоких и бесчисленных боях.
И чтобы их в веках не забывали
И чтилось вечно мужество бойцов,
Как наших дедов в бронзе
отливали,
Мы в бронзе отольм своих отцов!
И встанут на горе они Поклонной,
Бессмертные, как Боги, на ветру
Над матушкой Москвою
непреклонной
У Родины и мира на виду!..
Борозда
А парень тот, наполненный
восторгом,
Качаясь с непривычки, за сохой,
Как батя, шл уверено и гордо
Своей по полю первой бороздой
И быть бы хлеборобом ему истым,
Отцовскую продолжить борозду,
Да в замяти смертельной,
в поле чистом
Она оборвалась вдруг на беду...
Она оборвалась. Остановилась.
И новые колосья не цвели.
Не мать одна и Родина лишилась
Не просто парня пахаря земли.
Так с той войны,
что полюшку досталась,
Не вышел, не поднялся колос в рост...
И только потому, что там осталось
Немало недопаханных борозд...
Андрей КАРЛОВ
* * *
А мой отец до смерти самой
Вставал в атаки по ночам.
И как то мне сказала мама,
Что раньше он ещ кричал
А после стольких лет, утихнув,
Сидел на кухне, воду пил
Про жизнь рассказывал он лихо
Но о войне не говорил
И орденов на День Победы
Не надевал он никогда,
А перед смертью мне поведал:
Победа наша как беда.
Нет, мы, конечно, победили
Цена безмерно велика
И скольких не похоронили
И не нашли ещ пока
Теперь он с ними тесным строем
Стоит на вечном рубеже
Не погребнные герои
И погребнные. Уже.
Отец дожил до девяноста,
Свою войну в душе храня,
И ждт меня уже не в гости.
Он не торопит. Ждт меня.
Я не успел спросить о многом,
А сколько не сказал он мне
И может быть в конце дороги
Отец доскажет о войне?
Капитану Григорьеву А.А.,
убитому под Книгсбергом, (не погребн)
Жил он не бедно, не богато,
Жену да Родину любил
Пришла война он стал солдатом,
Не убегая от судьбы.
И где то там, на речке Жиздре,
Куда за ним пришла война,
Не раз, не два прощался с жизнью,
Которая у всех одна.
Но смерть ходила где то рядом,
Свистела пулей у виска,
К нему прицеливалась взглядом,
Но вс не трогала. Пока.
Он воевал, как вся Россия:
Война она ведь тоже труд.
И он трудился что есть силы
В лихую страдную пору.
Пехота значит, рыть окопы
И он нарыл их за войну,
Что опоясать не Европу
Так европейскую страну.
Но в злых боях под Книгсбергом
На самом краешке войны
От смерти бегай иль не бегай
Все повстречаться с ней должны.
И он остался на Балтийском
Не очень русском берегу.
И никакие обелиски
Его покой не берегут.
И он из сонма неизвестных,
Незахороненных солдат,
Чьи кости от Москвы до Бреста
Вс неотпетые лежат.
Лежат и копят постепенно
Лихую ауру войны
Не найдены и не отпеты,
И в юбилейный День Победы
Они России не нужны.
* * *
В войне нет счастья для солдата,
Он воин волею судьбы
Был мирный человек когда то
Но это вс пришлось забыть.
Война такая же работа:
Что сталь варить, что лес валить.
Вс до мозолей и до пота,
Как совесть на Руси велит.
Они вот так и воевали,
Не размышляя о чинах.
Раненья чаще, чем медали,
И очень редко ордена
И не отмеривая срока,
Вс, что случится вс тво,
Они на той войне жестокой
Пахали
Как и до не
И шли по почте похоронки,
Из бабы делая вдову
Они вернулись к жнам
в бронзе,
В граните, но не наяву.
Сейчас красивыми словами
Их как снегами занесло
Они же просто воевали.
Они не знали этих слов!
* * *
А на следующий юбилей
Ветеранов уже не будет...
Только вдумайтесь в это, люди,
Их не будет уже на Земле...
И останемся мы одни
С недосказанными словами.
Вс, несказанное годами,
Будет с болью душа хранить...
Их нелгкая юность легла
Меж Отечественной
и Гражданской,
Их по жизни мечта вела,
За мечту они шли на танки...
А потом, засучив рукава,
Восстанавливали Россию,
И не знали, что бедовать
Им придтся, когда обессилят...
Необласканные старики
Те, что брали Берлин и Прагу,
Те, которые шли в штыки,
Те, чьи льготы ушли в бумагу...
Им ведь наша любовь как хлеб!
Неужели же мы не в силах?..
...Дотлевают углм в золе
Те, кто спас от огня Россию...
И на следующий юбилей
Ветеранов уже не будет...
...Только вдумайтесь в это, люди,
Их не будет совсем на Земле...
Фото Вячеслава СЕРГУНОВА