background image
0
0
0
0
0
1
1
1
1
1
четверг
k
64, 10 июня 2010 г.
C
M
Y
K
НОВОЕ ИМЯ
Иван БЛОХИН
Мать
Воспитала, вывела в люди
Ты теперь агроном на селе.
Оттого в суматохе буден
Стала радостней и светлей.
Но не спрятать на лбу
морщины,
Не закрасить волос седину.
Муж на фронте сгорел,
как лучина,
Проклинать не устала войну.
Ты же, кепку на брови
надвинув,
Вновь на службу свою
заспешил,
Где хозяйственных дел
лавина
И бумажной полно томаши.
Дома столько работы
не видной,
Ожидающей рук мужских!
И, конечно же, маме обидно
И не скрыть огорчений своих.
Неприязнью притом
не ответит,
Если ты не внимателен
к ней.
Ничего нет на белом свете
Материнского сердца добрей.
Призывник
С повесткою от военкома
Проститься иду на завод,
Неведомой силой влекомый,
Лечу по аллее вперд.
Львиный зев колыбелью сплетя...
В цеху дружелюбные чары.
Наверно, в глазах бирюзит.
Приятели кочегары
Приветствуют мой визит.
И мастера голос властный
Сегодня не очень суров,
Я слышу приветное
здравствуй!
И много напутственных слов.
Сегодня мне высшей
наградой
Рабочие эти мужи,
Сказавшие: Верой и правдой
Великой России служи!
Вячеслав ДВОРНИКОВ
* * *
Здесь год две тысячи
десятый.
Война зовт своих солдат.
Они уходят без возврата
Туда, где раны не болят.
Как светел мир за облаками!
Какой покой и тишина!
И завтра их не будет с нами,
И только в памяти война.
Но, как всегда, в начале мая
На Красной площади парад.
И, ветеранов вспоминая,
Салюты в небе прогремят.
А год две тысячи десятый
Далкий от военных лет.
Но не забыты те солдаты,
Творцы для Родины побед.
За тяжкий труд
и подвиг ратный
Мы отдам сегодня честь
И всем ушедшим
безвозвратно,
И тем, кто в этом мире есть.
Юлия ЛАВРЯШИНА
* * *
Львиный зев колыбелью
сплетя,
Уложу, укачаю тебя.
Сотни крошечных,
солнечных ртов
За меня напоют про любовь.
В изголовии ландыша тень
Семь головок склонит
набекрень,
Махаона укроет крыло
Время сна, время счастья
пришло.
Одуванчиком в сон твой
влечу,
Имя Владимира Голованова для королвцев едва ли внове: один из основа
телей экспериментального бардовского клуба БардЭКЮ, автор многих по
любившихся песен Отберите у парня гитару, Барбекю, Середина лета
и других, он постоянно участвует в сборных концертах в Королве, Мытищах,
Юбилейном, Москве.
Кстати, Середина лета ещ и название первой книги Владимира,
вышедшей в 2009 году. В не вошли стихи 2004 2008 годов и песни ранних
лет. Е презентация с успехом прошла в литературно музыкальной гостиной
ДиКЦ Костино прошлой осенью.
Володя родился 20 апреля 1962 года в г. Скопине Рязанской области.
С детства дружил с горном, барабаном, саратовской гармошкой с колокольчи
ком, охотничьим рогом, семиструнной гитарой. После школы окончил Рижское
высшее военно политическое училище им. маршала Бирюзова. Тогда же впер
вые попробовал силы в сочинительстве. Сохранились текст написанной в соав
торстве с друзьями песни на известный мотив, которая, по их словам, потся
дольше, чем писалась, и первая его песня на стихи Р. Брнса Веслый вдовец.
А служба вела в Латвийскую ССР (Рига), Украину (Славута), опять Ригу,
подмосковный Юбилейный, подобно Ватикану лежащий анклавом внутри Коро
лва, и, наконец, в Мытищи, где Владимир живт последнее время. Служил в
стратегических ракетных войсках. Почти три года занимался наукой в адъюнк
туре Рижского училища. Потом двигал науку в ЦНИИ 4 РВСН. А времена
настали интересные. Бесквартирность, тотальный дефицит, полугодовые за
держки зарплаты... Изрядное количество его формул и открытий были навечно
погребены в гараже. Зато тяготы военной службы, съмные квартиры, трое
детей и почти двадцать лет семейной жизни открыли в его творчестве новую,
философскую грань. А в 1997 году семейный дуэт Владимир и Любовь Голова
новы завоевал приз зрительских симпатий на фестивале авторской песни в
подмосковном Фрязине. И это была только первая ласточка.
Сегодня В. Голованов зрелый поэт, с собственной манерой письма и непов
торимым взглядом на мир. В этой подборке мы старались показать разные грани
его творчества от миниатюры до баллады. Насколько это удалось, судить
читателю
Корни цепкие в память пущу.
Ты просншься
в тебе я живу,
Не примяв твою чудо траву.
* * *
Взахлб от стыда вновь
рыдает осина под утро.
Крылом измельчавшим сучит
на рассветном ветру,
А ветви услужливо петлю
связали кому то,
Спеша оборвать бестолковую
эту игру
Чь имя затопчут века,
проклиная стократно?
Тво иль мо? Чьи карманы
прожгло серебро?
Чь горло живое рвантся
из петли обратно?
* * *
Треснул серый камень неба
Лом луча воткнул
спасатель
Солнце в сон земного склепа:
Есть живые тут?
Вставайте!
* * *
Раздета земля донага,
Деревья как голые
грешники
Так рано сошли снега
Тревожусь взойдут ли
подснежники?
День осеннего
равноночия
Я действительно видел
воочию
День осеннего равноночия.
День как день, как и многие
прочие
Засветившись, сложил
полномочия
И прошл.
Наступила, блаженствуя,
Ночь осеннего
равноденствия
Ночь как ночь, ни над чем
не главенствуя,
Просто знаком
осеннего шествия
В нашем Северном
полушарии.
Засыпали устало аграрии,
Астроном наблюдал
в планетарии
Миг небесного равноправия,
Сочиняли поэты осенние,
Равно как и весной
вдохновенные,
И шуршали листвою
влюблнные,
Равноночием объединнные.
Признаюсь отличаю
не очень я
Владимир ГОЛОВАНОВ
Равноденствие от равноночия,
Равнолевие от равноправия
Благоночия всем и здравия!
* * *
Ноябрь достал чернил
и плачет,
Рифмуя осени кондак
И зонтики свои не прячет
В полях созревший
пастернак.
Несвобода
небосвода
Таскаешь камни тяжкие
земные
И тешишься мечтою,
что придт
Возможность видеть дали
голубые
И, разогнувшись, кинуться
в полт.
И пить свободу жадными
глотками
Под светом Солнца и далких
звзд.
Но Солнце наше
раскалнный камень,
Луна холодный камень.
И всерьз
Подумать если небо,
что над нами,
Включая судьбоносный
Зодиак,
Наполнено летящими
камнями
И спрятаться от них нельзя
никак.
Но если камни на Земле
мы рушим,
Кляня свою зависимость
от них,
То с призрачной
свободой неба дружим,
Во всм завися от камней
других.
Причудливо вплетает
несвобода
Иллюзии в пространство
небосвода.
Ладони земли
Я сверху гляжу
на ладони земли,
Я крик, что несут за собой
журавли.
Я запах ветров, восходящих
в зенит,
Падение вечное звздных
орбит.
Я сверху гляжу
на ладони земли,
На линии рек, что по ним
пролегли,
Мозоли натруженных
горных вершин,
На раны от выдуманных
машин.
Гляжу я на линии
жизни земли
И плачу о тех, что до срока
ушли,
На мягких и грубых
ладонях которых
Линии жизни не рвались
так скоро.
Я ангел хранитель
и плачу с дождм
И в чаши озр, и лесов
оком
За все те страданья,
лечу неспеша.
А может, я чья то
шальная душа?
Я сверху гляжу
на ладони земли,
Что грели меня,
от невзгод берегли.
И как то подбросили
кверху легко.
Я птица, и слышно
меня далеко.
Ты спишь? Извини Вс
и вправду уж слишком старо.
Елена ЛУНИНА
* * *
Жизнь из яйца
Уильям Гарвей
Кто намерен воскреснуть,
должен быть готов умереть
Герман Гессе
И цыплнок, и курица
вс из яйца.
И зерно прорастт, и колосья
под солнцем созреют,
И наступит горячее время
косца:
Он косу отобьт и на жатву
с восходом поспеет.
Чтобы выпить яйцо нужно
только его расколоть,
Чтобы путь одолеть нужно
душу в отребья не прятать,
И чтоб вышла мука нужно
долго и трудно молоть,
До мозолей сухих и до пота
горячего капель.
И наступит пора отдавать
все земные дары
И вкушать плод иной, тот,
который завещан с пелнок.
Но до этой блаженной
и вечной поры
Я живу на земле, как беспеч
ный бессмертный ребнок
* * *
Последний снег, как пух
лебяжий,
Порхает в воздухе, шутя,
И растворяется в пейзаже,
Весны беспечное дитя
Страницу подготовила
Маргарита КРЫЛОВА
Фото Маргариты КРЫЛОВОЙ
Фото Маргариты КРЫЛОВОЙ