background image
вторник
k
74, 6 июля 2010 г.
ПУТЕШЕСТВЕННИКИ ХХ ВЕКА
Велотуристические
Евгений, судя по году твоего рож
дения, ты застал Великую Отечествен
ную
Я родился в Рязанской области,
в селе Мосолово Шиловского района.
Неподалку Ока. Отец военный,
мы с ним ездили по гарнизонам, в
основном, в Белоруссии. Перед нача
лом войны мы жили в польском горо
де Замброве, в авиационном гарнизо
не. Больше всего мне там нравилось
ходить в спортивный городок. Я са
дился на узел гимнастического кана
та, и военнослужащие мною в волей
бол играли. Я летал по небу чрт те
как! Им очень нравилось, что я крепко
держусь. Я до одури укатывался, а
потом шл в клуб, где отец играл в
бильярд. В клубе я попадал на занятия
хора и с удовольствием следил за ди
рижром. Помню, пели песню Вьтся
дымка золотая придорожная из ки
нофильма Волга Волга. Становил
ся позади хора и повторял. Хор взры
вался со смеху.
Где тебя застало начало вой
ны?
В Польше, на Белостокском выс
тупе. Отца спасло то, что за две недели
до войны его отправили в команди
ровку в Минск. А мы с матерью и
братом остались, попали в окруже
ние. И под бомбжками, обстрелами
выбирались к своим. Страшно вспом
нить! Мне тогда было три с половиной
года. Когда бомба рядом грохает, зна
ешь, как запоминается. До сих пор
помню запахи вывороченного мокро
го песка и горелой сосны. Вначале мы,
семьи офицеров, попытались на по
луторке удрать. При обстрелах прихо
дилось прыгать с машины. Немецкие
самолты низко летят, обстреливают,
надо прыгать, а борт высокий, и мне
страшно. Какой то мужик подхватил
меня, прыгнул вместе со мной, и мы с
ним на животах поползли до поля. А
там рожь высокая, и над ней красивая
сеть из трассирующих пуль. Я не знал,
что это трассирующие пули, хотелось
встать и руками потрогать, так краси
во! А мужик меня к земле прижимал.
Ни одна человеческая судьба не похожа на
другую. Но есть такие люди, чь жизнеописа
ние настолько необычно, что иногда начина
ешь сомневаться: а могло ли столько событий
уместиться в жизни одного человека.
Мой собеседник сотрудник РКК Энергия
Евгений Селуянов
. С ним я познакомился в
далком 1980 году, когда делал первые шаги
в велотуризме. Селуянов опытнейший ту
рист наряду с другим мэтром велотуризма
Евгением Божановым вл занятия с начинаю
щими туристами в нашем городском турклу
бе. Свой первый дальний велопоход с Селуя
новым я совершил в мае 1980 года по Бело
руссии (от Бреста через Беловежскую Пущу
до Минска). Велотуристы нашего города шли
аж тремя группами! Вот каким был популяр
ным этот вид туризма. Затем мы попали на
многодневку по Рязанской и Тульским облас
тям с заездом на Куликово поле (1982 г.). Сле
дующая многодневка по Крыму и Северно
му Кавказу (1985 г.). Как видите, мы с Евгени
ем Селуяновым немало поколесили. А сегод
ня он гость редакции.
Потом обстрел кончился, я пошл об
ратно, а он опять пополз. Я так уди
вился. Оказалось, когда мы прыгали,
его ноги пулемтной очередью про
шило. Прихожу назад, машины нет,
вместо не яма, то есть случилось
прямое попадание бомбы. Мама с бра
том в другую сторону прыгнули, и мы
потерялись. Потом три часа искали
друг друга в лесу. Нашли!
Однажды оказались в гуще боя. Ви
дел и наши, и немецкие танки. Меня вс
удивляло, что когда танк стреляет, то
поворачивает башню. Мы с братом все
гда рисовали танк пушкой вперд,
как на постаментах, а тут разворачи
вает башню, да ещ задирает дуло квер
ху. Видел, как пулемтчики солдаты
в обмотках куда то бежали. Они
плюхнулись на землю и начали стре
лять из пулемта.
Лес бомбили, безопаснее было идти
по дороге. Немцы где то рядом крича
ли: Выходите на дороги! Мы вышли,
а там немецкие колонны идут: танки,
солдаты. И так мы прошли 400 кило
метров пешком, две недели выбира
лись из тех мест.
Мама дважды в ногу ранена была.
Брата по голове задело. От бомбы он
слегка оглох. Мы вышли к белорусско
му городу Слониму. Его уже оккупиро
вали немцы. С нами был руководитель
художественной самодеятельности из
нашего клуба, который выдал нас нем
цам: Это семьи командиров! А семьи
командиров подлежали расстрелу.
Немцы осведомителя поблагодарили и
расстреляли евреем оказался. А нас
отправили в концлагерь.
Стало быть, ты и лагеря прошл?
Да, я бывший малолетний уз
ник фашизма. Лагерь находился в Сло
ниме, в церковном соборе, огорожен
ном колючей проволокой. Стояли выш
ки, КПП. Было много народу, вс время
хотелось пить. Воду привозили один
раз в день в бочке на телеге, и е всегда
не хватало. Вода тплая, затхлая, ведь
стояло лето.
Я долгое время не знал, что это конц
лагерь. Как то спросил: Мама, а где
это мы сидели? Как где, в концла
гере! А как же мы оттуда выбра
лись? Удрали!
Немцы узников не кормили, но раз
решили местным крестьянкам прино
сить варную картошку в вдрах. Мама
договорилась с одной из крестьянок, и
та в двойном ведре между днищами
пронесла крестьянскую одежду. Мать
переоделась и с пустым ведром через
КПП и вышла. А нам сказала, чтоб мы
подлезли под колючую проволоку. У
нас был большой опыт в этом деле. Мы
ведь жили на аэродроме и лазали под
проволоку самолты смотреть. Нас с
братом солдаты ловили и отводили к
отцу, конечно, ругали. Предложение
мамы удивило и обрадовало. Мы под
лезли под проволоку и встретились в
условленном месте. Два месяца прята
лись в подвале у крестьянки Ольги
Дягель. А потом пробрались к Минску,
там отец до войны служил. Мать связа
лась с партизанами, командир оказал
ся знакомым старший лейтенант
Яков Гриценевич. Его подразделение
оказалось самым эффективным парти
занским отрядом Белоруссии. В одном
месяце они 22 эшелона пустили под
откос. А отряд всего из 350 человек.
Недавно мне прислали газету: оказы
вается, начальник разведки этого от
ряда Иван Дядюля после войны стал
работать в разведке и в 60 е годы ра
зоблачил шпиона Олега Пеньковского,
который выдал американцам немало
наших военных секретов. В газете на
писано: Дядюля был в Австрии, к нему
подошл мужчина, которого в годы
войны наши взяли в плен и не расстре
ляли, наоборот, хорошо содержали. И
этот мужчина в благодарность сказал,
что у нас работает шпион, и дал навод
ку. Так взяли Пеньковского.
Как жилось в партизанах?
Всю войну пробыли в оккупации,
в Белоруссии. Мама стала партизан
ской связной и подпольщицей. Мы
жили уже не в отряде, а в деревнях. К
тому же мама была акушеркой и ходила
по деревням принимать роды. Немцы
ей даже пропуск выдали: с немецким
орлом, das krankenschwester меди
цинская сестра. Вскоре гестапо село ей
на хвост, но партизаны вовремя пре
дупредили, и она исчезла. А мы два
месяца с братом жили одни, партизаны
по ночам приходили, приносили еду.
Когда мать вернулась, мы отправились
уже в другой район Белоруссии, в Грод
ненскую область. Там мать связалась с
другим партизанским отрядом.
В 1944 году нас освободили, мать
написала письмо на родину, в деревню
Мосолово Рязанской области. И отец
после войны туда написал. В 1945 году
мы вернулись и встретились. Представ
ляешь, каково отцу было в 1941 году?
Он ведь знал, что в начале войны мы
попали в окружение.
Евгений, как сложилась жизнь в
дальнейшем?
В первом и втором классах учился
в Молосове, потом в Симферополе.
Туда отца перебросили в местный тан
ковый полк. Потом переехали в Ленин
град, учился и там. Затем отца напра
вили на Курилы, но он нас не взял, о
чм мы страшно жалели, очень хоте
лось посмотреть на океан и острова.
Когда отец вернулся, нас направили в
Сочи, где я и закончил школу. Посту
пил в МАИ, по его окончанию распре
делился в подмосковные Подлипки, в
почтовый ящик 651 (ОКБ 1). Всю жизнь
здесь и проработал. Попал в комплекс
Михаила Васильевича Мельникова, где
трудился над дипломом и занимался
плазменными двигателями. Кстати,
Мельников предложил первый в мире
жидкостный ракетный двигатель (ЖРД)
замкнутой схемы, который другие вы
дающиеся двигателисты, например,
Глушко, отказывались делать, дескать,
это невозможно. А он сделал и получил
уникальные характеристики. Весь мир
опередил на 30 лет! Заодно проектиро
вал плазменные двигатели для полта
на Марс. Потом плазменную тематику
стали сокращать в угоду лунной про
грамме, и я занялся ЖРД. По указанию
Королва был образован новый отдел,
который стал работать только над лун
ной программой. Мы занимались вер
хушкой комплекса Н1 Л3, самыми вер
хними двигателями, обеспечением их
запуска в невесомости. Так что я всю
жизнь был двигателистом.
Сейчас работаю в ЦУПе по другой
тематике. Вот уже 15 лет состою в груп
пе обеспечения экспериментов, снача
Евгений Селуянов с афишей Глеба Травина, декабрь 2009 года.
Фото Алексея
КОЗЛОВА
Поход по Карельской сельге. 1977 год. На дороге в Пиндуши. Людмила Лебедева и
Наталия Сукачва.
Поход по Украине и Молдове, 1986 г. Село Старая Некрасовка. Светлана Серова и
Евгений Селуянов.
Поход по Псковской области, 1976 год. Павел Жильцов и Геннадий Кондранин.
1. Начало войны
2. Партизанское
детство
3. Работа
на космос