background image
суббота
k
94, 21 августа 2010 г.
ВСТРЕЧА
П
ересказывать концерт исповедь
Кима задача неблагодарная.
Лучше послушаем самого Юлия Черса
новича, насладимся его мягким юмо
ром и вернмся в недалкое прошлое,
ведь большинство из зрителей пере
полненного зала ТЮЗа, пришедших на
эту встречу, люди, пожившие в со
ветские времена
Итак, Юлий Ким о свом творчестве,
об удивительном времени расцвета оте
чественного бардовского искусства, о
встречах с замечательными творчески
ми людьми второй половины ХХ века.
Я отношусь к бардам первого
призыва 50 х годов прошлого века.
В этом отряде замечательные имена:
Галич, Окуджава, Высоцкий, Анчаров.
Вот и я как то затесался в эти достой
ные ряды. Это случилось в годы моей
учбы в Московском государственном
педагогическом институте МГПИ.
Многие расшифровывают его и как
Московский государственный поющий
институт, ведь здесь учились Юрий Виз
бор, Ада Якушева, Вадим Егоров, Веро
ника Долина Однажды, в 1983 году,
был творческий вечер на Горбушке
это огромный зал на тысячу человек.
Выступали авторы и исполнители толь
ко нашего института, вечер продол
жался три часа.
Я поступил в институт, когда Визбор
перешл на последний курс. Уже тогда
бардовская студенческая песня была
популярна повсеместно. Все этим толь
ко и занимались. Гремел лозунг: Из
похода без песни не возвращаться!,
так что она во многом была туристи
ческой. Перед глазами был неотрази
мый Юрий Иосифович, и поскольку я
тогда занимался сочинением стихов и
видел себя в будущем как крупного
певца полей, мне тоже захотелось пи
сать песни. Раз этим занимаются все
вокруг, отчего бы и мне не попытать
ся? Я спросил у своей ттушки она
немного играла на семиструнной гита
ре, как эти струны нажимать и щи
пать. Самое первое, что я выучил, это
романс В глубокой теснине Дарьяла
царица Тамара жила. Четырьмя ак
кордами романса я стал пользоваться
в дальнейшем во всех своих сочинени
ях во время учбы в институте.
Первые песни я сочинял, не прида
вая этому занятию серьзного значе
ния, исключительно как шутливые
или пародийные. За пять лет учбы в
институте я насочинял их больше де
сятка. Как акын, воспевал то, что по
падалось на глаза. Одна из самых
ранних таких песен относится к 1955
году. Я оказался в Ленинграде, а там
была оттепель. И сразу родилась пес
ня:
В Ленинграде нонче тпло,
На зиму пародия.
Одна ттенька утопла
На Неве разводия
Никакая ттенька нигде не утопла,
но мне нужно было придумать рифму к
слову тпло. Вот таким образом т
тенька и возникла. В конце учбы в
институте я написал песню, она была
посвящена замечательной девушке по
имени Оля. Я придумал объяснение в
любви в духе одной из русских народ
ных песен.
Закончилась учба, началось рас
пределение выпускников. Тогда в 1959
году словесники и историки требова
лись на Северном Кавказе (это я отмл
как слишком близкий вариант), в Цент
ральной Сибири (я подумал и спросил:
А что ещ?). Ещ оказалась Камчат
ка. Вот е то я и подписал к большому
удовольствию начальства. После это
го я пришл к себе в общежитие и
сочинил свою первую камчатскую пес
В 1967 году я отдыхал во всесоюзном пионерском лагере Артек,
что находится в Крыму, на побережье Чрного моря. Вожатые
нас научили многим песням, и одной из самых любимых была
песенка про то, как на далком Севере рыбаки никак не могли
встретить рыбу кит. Вы, наверное, тоже е не раз слышали.
И только совсем недавно я узнал, что эту песню написал изве
стный бард Юлий Ким. Недавно он был гостем нашего города и
выступил с концертом в ТЮЗе. Эта встреча с королвскими
любителями бардовского творчества состоялась при содей
ствии городского клуба авторской песни Пилигрим (руководи
тель Михаил Новиков).
Юлий Ким:
Я обыкновенный
Наша справка
Юлий Ким родился в Москве в 1936 году. Родители были
репрессированы. Отец, Ким Чер Сан, переводчик с корей
ского, был осуждн по 58 й статье УК РСФСР (за контр
революционную деятельность) и расстрелян в 1938 году.
Мать, Нина Валентиновна Всесвятская, была осуждена по
58 й статье УК РСФСР на пять лет лагеря и три года ссылки,
реабилитирована в 1954 году. Юлий Ким в 1959 году
окончил МГПИ, по распределению попал на Камчатку в
вечернюю школу. В 1962 1968 годах работал в москов
ских школах. Он активно включился в правозащитное
диссидентское движение, в связи с чем ему пришлось
прекратить преподавательскую деятельность. Песни Кима
прозвучали в 50 фильмах (Двенадцать стульев, Бум
бараш, Обыкновенное чудо, Пять вечеров, Форму
ла любви, Тень, Собачье сердце, Человек с бульва
ра капуцинов, Сватовство гусара, Красавец мужчи
на, Похождение зубного врача, Ярославна коро
лева Франции, Короли и капуста, Усатый нянь, Дом,
который построил Свифт, Про Красную Шапочку, Пеп
пи Длинныйчулок и другие) и сразу стали любимы. Их
пели Андрей Миронов и Валерий Золотухин, Михаил Бо
ярский и Алиса Фрейндлих, Олег Табаков и Ролан Быков,
Анатолий Папанов и Евгений Леонов. Песни Ю. Кима
звучат в 40 спектаклях. Два десятка пьес, сочиннных им,
идут в театрах России. В 1998 году Юлий Ким стал лауре
атом премии Золотой Остап, в 1999 году лауреатом
Государственной премии имени Булата Окуджавы. Ким
член Союза кинематографистов России (1987), Союза
ню, в которой ничего камчатского, как
выяснилось, не было. Это была песня
про рыбу кит.
На Камчатке я оказался в послке
Анапка, в тысяче километров к северу
от столицы Камчатского края. Посло
чек располагался вокруг небольшого
рыбокомбината. Это была самая что ни
на есть матрая глушь. Там не суще
ствовало никакого другого развлече
ния, кроме как одного кино в месяц, и
потому надо было заниматься художе
ственной самодеятельностью. И я с
большой охотой взялся за песенное
дело. Мы с учителями и учениками ра
довались этому делу самозабвенно. Там
я насочинял большое количество пе
сен, и уже камчатское в этих песнях
выглядело по другому, чем в песне про
кита, тем более что никаких китов в
местных водах не обнаружилось:
Капитан Беринг
Открыл наш дикий берег,
Что за чудо капитан!
И в этот берег дикий
Стучит волною Тихий,
Ужасно тихий океан
Эту песню очень любил петь и слу
шать Юра Визбор.
В Анапке я сделал первые шаги к
сцене, хотя о ней как бы ещ и не
помышлял. Но песни для сцены уже
сочинял. Однажды мы ставили концерт
ную композицию, где были пляска и
песня пиратов. Я использовал давнюю,
не помню чью, песенку, сочинил новый
текст и часть музыки. И вот мои пира
ты, учащиеся старших классов днев
ной и вечерней школы, появлялись на
сцене и исполняли пляску и песню мо
его сочинения. Они выходили в тель
няшках, в высоких брезентовых сапо
гах, подврнутых на манер мушкетр
ских ботфортов. На некоторых артис
тах отчтливо были видны наколки. Эк
зотической деталью костюма был пио
нерский галстук, они повязывали его
вокруг головы. Перед выходом на сце
ну я просил их принять по возможнос
ти преступное выражение лица, это у
них получалось очень легко. Топоча
сапогами, пираты пели такую песню:
По бушующим морям
Мы гуляем здесь и там,
И никто нас не зовт в
гости.
А над нами чрный флаг,
А на флаге белый знак,
Человеческий костяк,
Кости а ха ха ха.
Затем я преподавал в Москве, в
физико математической школе при
МГУ. В полной аналогии с моими кам
чатскими дикарями эти гении не гну
шались вместе со мной попеть и по
плясать на сцене. Более того, они пре
давались этому с большей охотой, чем
своим физико математическим наукам
к огромной радости зрителей. В од
ной из композиций тоже была пиратс
кая песня, но с признаками интелли
гентности. По сюжету: учащимся на
столько наскучило заниматься наука
ми, что они решили отправиться в от
крытое море поразбойничать. Они по
вязывали один глаз чрной лентой, под
нимали пиратский флаг и при этом
пели:
Моя натура хочет жить
широко,
Моя натура любит широту,
Пускай отныне стану
На грязный путь порока,
Зато на нм свободу обрету
Ещ одна пиратская песня была на
писана во время моего первого появ
ления за границей:
Хорошо идти фрегату
По проливу Каттегату,
Ветер никогда не заполощет
паруса!
А в проливе Скагерраке
Волны, скалы, буераки
И чудовищные раки,
Просто дыбом волоса!
Таких пиратских песен у меня пять
или шесть, и все они были шутливые. И
вдруг мне впервые предложили сочи
нить серьзную песню для фильма
Остров сокровищ, который ставился
по одноимнному роману Стивенсона.
Шл 1974 год. До этого фильма уже
была снята одна киноверсия Острова
сокровищ, где то в 30 х годах. Созда
тели того фильма пошли на серьзную
интерпретацию известной всем книж
ки. Сюжет того фильма таков: джентль
мены, отправившиеся за чужими со
кровищами, оказывается, сделали это
для того, чтобы помочь национально
освободительному движению ирланд
цев против английского владычества.
Вместо юнги Джима была девушка
Дженни, которая переоделась в юнгу и
поехала с моряками, так как разделяла
идеи национально освободительного
движения, а ещ и потому, что была
влюблена в капитана Смолетта. Пира
ты были, как и положено, настоящими
уголовниками, а возглавлял их одно
ногий Сильвер, которого играл потря
сающий актр Осип Абдулов, более
известный нам по фильму Свадьба,
где он играет грека и говорит, что в
Греции вс есть. В старом фильме
Остров сокровищ тоже была песня
этих положительных пиратов. А вот
песня самой Дженни, которую мы рас
певали всей пионерской организаци
ей:
Я на подвиг тебя провожала,
Над страною гремела гроза.
Я тебя провожала,
Но слзы сдержала,
И были сухими глаза.
За правое дело,
Храбро и смело
Идите, не боясь ничего.
Если ранили друга,
Перевяжет подруга
Горячие раны его
Такой была комсомольско ирланд
ская народно освободительная песня,
которую мы все охотно распевали. Но в
1974 году стояла другая задача: снять
так, как было написано в книге ника
кого национально освободительного
движения, никакой любви к Смолетту.
Набрали пиратов из прибалтийских те
атров. Приехали двухметровые прибал
ты, с холодными глазами и заведомо
всех ненавидящие. А на роль Сильвера
создатели фильма отобрали своего
человека народного артиста Бориса
Андреева. И когда я посмотрел Бориса
Фдоровича на пробах, то сначала при
шл в некоторое недоумение. Это был
огромный матрый одесский пахан,
который произносит слова Сильвера
примерно так: Джентльмены, если
завтра кто то из вас останется в жи
вых, он позавидует мртвым! Как же
этот уркаган поведт за собой изыс
канных джентльменов удачи прибал
тийского производства? На пятой ми
нуте я понял, что только так. Андреев
был так убедительно уголовен, и такая
в нм была матрая сущность всех раз
бойников мира, что он оказался на эк
ране убедительнее всех этих прибал
тов. Приступая к сочинению песни для
фильма, я думал: с чего начать? Пере
листал великую книжку Стивенсона и
увидел эпиграф к одной из глав. Он
звучит так:
Те семьдесят пять
не вернулись домой,
потонули в пучине морской.
Это слова из старой английской мор
ской песни. Я взял эти две строчки и на
них построил вс остальное здание
песни. Сочинил сразу со своей музы
кой. Композитором фильма был Алек
сей Рыбников, тогда ещ не очень из
вестный. Я отдал ему текст песни, не
говоря, что у меня есть своя музыка к
ней. Он сочинил свою музыку к моей
песне, и у него припев получился луч
ше моего. А запев мне нравится свой,
поэтому, когда я исполняю эту песню
со сцены, беру свои запев и припев и
только в самом конце песни пою рыб
никовский вариант. И таким образом
песня у меня получается оптимальной:
Ах, бедный мой Томми,
бедный мой Том,
Зачем ты покинул старый
свой дом?
Под парусом чрным пошли
мы в побег
Все семьдесят пять
человек
Я преподавал историю и обще
ствоведение в ФМШ с большим удо
вольствием, школа была островком
демократических отношений. На своих
уроках я позволял себе выходить дале
ко за предписанные рамки, тем более
что в партии я не состоял. Своим учени
кам я рассказывал много интересного
из нашей советской истории. А на уро
ках обществоведения мы нередко раз
влекались, особенно когда изучали ис
тмат и диамат (исторический и диалек
тический материализм.
В.С.). Но дру
гим преподавателям обществоведения
везло меньше, потому что они были
членами партии и им надлежало при
держиваться партийной линии на
своих уроках, а физико математичес
кие гении всячески этому препятство
вали. И эти преподаватели мне неред
ко жаловались на то, как им трудно
приходится на этих уроках. Из этих
жалоб и состоит написанная мною пес
ня преподавателя обществоведения:
Люди все, как следует,
спят и обедают,
Чередуют труд и покой.
А я, бедный, общество ведаю,
ведаю...
А оно заведует мной...
Тема учбы впоследствии была про
должена в спектакле московского Теат
ра имени Моссовета Страсти по Мит
рофану, поставленном по мотивам
комедии Дениса Фонвизина Недо
росль. Там два частных репетитора
пытаются учить Митрофана: Цыфир
кин арифметике, Кутейкин грам
матике. Но до настоящих уроков дело не
доходит, так как все заняты сватовством
Митрофана. И вот эти учителя поют
вечную жалобу частных репетиторов:
У кого есть глупо дитятко,
Неразумное, хоть брось,
Вы подите нас найдите тко:
Вразумим его, авось.
Чай, вдолбим науку олуху,
Да родные подсобят.
Что не примет через голову,
То примет через зад
В 1963 году на Ленфильме сни
мали фильм Улица Ньютона, дом 1.
Это был фильм на очень модную тогда
тему физиков и лириков. Два героя,
два друга: один честный, другой ока
зался подлецом. Естественно, была
барышня, в которую оба были влюбле
ны. В эту картину позвал меня и моего
друга, впоследствии блестящего про
заика Юрия Коваля, режисср поста
новщик фильма (Теодор Вульфович.
В.С.). Он послушал мои камчатские
песенки, они ему понравились, и он
предложил мне сняться в небольшом
эпизоде студенческой вечеринки. Тог
да нельзя было снимать современни
ков без бардовской песни. На этой ве
черинке я решил петь свои камчатские
песни. Но режисср сказал: Приду
май для фильма дорожно романтичес
кую песню. Это был первый заказ! В
каком же духе придумать эту песню? Я
решил взять за образ мужественные
визборовские песни, и первый вариант
был таков:
Нам дальний берег неведом,
Маршрут нам незнаком.
К паденьям или победам
Известно будет потом.
Но если быть домоседом,
То как же стать моряком?
Пускай петух прогорланит
Последний привет Земли.
Больных и слабых на берег,
Вперд, мои корабли!
Без лишнего балласта
Нам легче будет гораздо,
Вперд!
Тут режисср остановил меня и ска
зал: Ты что то очень круто с больны
ми и слабыми. Я хотел что то веслое,
романтическое. Я опять схватился за
голову, но тут Юра Коваль, который
был в курсе моего камчатского репер
туара, сказал: Слушай, у тебя пол
В поющем институте
Далеко от столицы
Под пиратским флагом
Если завтра кто то из вас
останется в живых
Вдали от партийной линии
На помощь пришли
камчатские мотивы
писателей России (1991), Пенклуба (1997). Юлий Ким
один из основоположников отечественной авторс
кой (бардовской) песни.