background image
C
M
Y
K
вторник
k
136, 30 ноября 2010 г.
123
Ведущая Раиса
ПОЗАМАНТИР
БОЛШЕВСКАЯ ТРУДОВАЯ КОММУНА
Это время было, наверное, самым
счастливым для Василия Маслова. Пос
ле почти десяти лет скитаний он нако
нец бросил якорь и пристал к берегу.
Правда, Болшевская трудкоммуна
НКВД была вовсе не тихой гаванью, а
шумным портом с большим числом
людей молодых, энергичных, ис
кренне веривших в свою силу изме
нить себя и мир к лучшему. Маслов
прижился здесь, пришлся ко двору.
Попал он сюда вовсе не подростком
беспризорником, а молодым челове
ком 24 лет. Попал в ту пору, когда
трудкоммуна уже являлась большой
организацией, где не только из вче
рашних молодых преступников воспи
тывались сознательные граждане сво
ей страны, но росли и развивались про
изводства, через несколько лет став
шие крупными фабриками. Здесь ки
пела и творческая работа.
Поначалу Маслова пристроили в
обувную мастерскую. Это была фор
мальность, и уже через несколько ме
сяцев нашлось применение таланту
художника. Маслов работает как ил
люстратор, оформляющий издания
литературной группы коммуны. А кро
ме того, он занимается в изостудии,
где уроки живописи коммунарам дают
такие известные мастера, как гравр
В.М. Новожилов, офортист И.П. Лав
ров, живописец и реставратор В.Н.
Яковлев, живописец и график П.М.
Шухмин. Маслов, впрочем, не относит
ся к тем, кто начинает с нуля: за его
плечами, пускай бессистемное и нео
конченное, но вс же профессиональ
ное образование.
Уйдя из дома после смерти матери,
он беспризорничал и изъездил полстра
ны, зарабатывая себе на хлеб рисовани
ем пейзажей и моментальных портре
тов. В его кармане при этом всегда ле
жал двугривенный на билет в какой
нибудь местный художественный му
зей. Путешествуя так, Василий Маслов
успел поучиться год в Высшей государ
ственной художественной школе в Баку,
ещ год в Горьковском художествен
ном техникуме. При этом, по воспоми
наниям сокурсников, в техникуме Мас
лов появлялся нечасто, держался особ
няком и приходил со своими работами,
которые тотчас же становились пред
метом всеобщего обсуждения. Ровес
ники видели в нм не своего брата
студента, а сложившегося мастера.
Потом, по направлению коммуны,
художник поступит во ВХУТЕИН, одна
ко проучится там недолго. И, следуя
совету А.М. Горького, вернтся в ком
муну. Причина столь частой смены
учебных заведений кроется вовсе не в
том, что Маслов не терпел каких либо
ограничений и контроля со стороны.
Да, он любил свободу, но отовсюду его
гнала жажда вечный поиск собствен
Две подписи художника
Две подписи художника
Две подписи художника
ного творческого пути. У профессио
налов, преподававших в Высшей шко
ле, техникуме, институте и болшевской
изостудии коммуны, он мог взять что
то из технических примов, но не они
питали его творчество. Никто из них не
оказал на него существенного влия
ния. Для Маслова настоящими учите
лями стали картины в Третьяковской
галерее, где он был не просто частым
посетителем, а завсегдатаем.
Что же дала ему Болшевская труд
коммуна? Она дала ему все условия
для самостоятельного развития
главного, в чм он нуждался. Отсюда
Маслов тоже часто исчезал, пропадал
на несколько дней и снова возвращал
ся. Коммуна была тврдой почвой под
ногами. С ней можно было не беспоко
иться больше о хлебе насущном, а це
ликом и полностью погрузиться в твор
чество. Помимо этого, она подарила
ему друга поэта, переводчика и та
лантливого художника Владимира Ва
сильевича Державина. Выделявшийся
в среде коммунаров интеллигентнос
тью и начитанностью, Державин ока
зал большое влияние на Маслова. Дру
зья могли часами говорить на темы,
близкие обоим. До сей поры сохранил
ся графический портрет Державина
работы Маслова; лист этот лежит в
запасниках Нижегородского государ
ственного художественного музея...
И наконец, есть ещ одно обстоя
тельство, сделавшее годы пребывания
в коммуне самыми счастливыми для
мастера: здесь он не просто смог сво
бодно служить музе, но и... жениться
на ней. 15 апреля 1934 года Василий
Николаевич Маслов заключил брак с
Музой Ивановной Семеко. И здесь, в
Болшеве, у них родилась дочь Наташа.
В середине 1930 х годов к Маслову
приходит если не известность, то, по
крайней мере, признание. Теперь бол
шевские окрестности могут видеть не
только коммунары и местные жители,
но и на картинах послы иностран
ных государств. Во всесоюзной и даже
зарубежной прессе появляются благо
желательные отклики на московские
выставки живописи Маслова. Сам он
становится членом Всероссийского
кооперативного союза работников
изобразительных искусств (Всекоху
дожника). Появляются заказы, что
немаловажно для живописца, чей за
работок почти всегда нерегулярный и
редко когда достаточный. Маслова ок
рыляет успех. Его талант отмечают и
знаменитые художники. Сам Птр Кон
чаловский, посетив его выставку, вос
клицает: Желал бы я так писать в его
годы! Благосклонно принимает мас
ловские картины и Игорь Грабарь. Оцен
ка корифеев важна особенно: в живо
писных работах Маслов, несомненно,
выступает как их единомышленник. И
форма, и дух изображения, при разни
це в индивидуальных стилях, сходны.
Такая жизнерадостность в работах
маслом! И такой трагизм в графи
ке... Маслов график словно другой че
ловек, другой художник. В живописи
солнечные дни, свежий воздух, ве
слая летняя зелень и белоснежный
искрящийся снег, радость и счастье. В
графике тмные ночи в портовых
городах, тусклые фонари, одиночество
и гнетущая тревога. В лицах, изобра
жнных на портретах, чувствуется ка
кая то трагическая обречнность, бе
зысходность. Художнику нет и тридца
ти двух лет, а на автопортрете он как
будто сорокалетний человек...
Арест произошл тогда, когда Васи
лий Маслов только вступил в пору рас
цвета своего творчества. Но первый
акт драмы случился за несколько ме
сяцев до июльской ночи. В апрельское
утро 1937 года в свом кабинете заст
релился начальник УНКВД Горьков
ской области, комиссар госбезопасно
сти 3 го ранга Матвей Самойлович По
гребинский, организатор Болшевской
трудовой коммуны. Он чувствовал, как
сгущаются вокруг него тучи, и предпо
чл аресту самоубийство.
Коммунары называли Погребинско
го батей, и он действительно многим
беспризорникам заменил родителей.
Именно с него, по сути, и началась сама
коммуна. С Погребинским Маслов был
близок, и смерть наставника и друга не
могла не потрясти его до глубины души.
Но вряд ли он понял, что это начало и
его конца.
Анкету арестованного Василий Ни
колаевич заполняет своим красивым
крупным почерком. Рука немного дро
жит, но только от возбуждения. В гра
фе Образование он пишет: Сред
нее, а как художник нигде не учился, но
стою на большом творческом уровне
по отношению ко многим не только
молодым, но и старым художникам.
Это бравада, демонстрация, возмуще
ние. Он ставит подпись не подпись,
а автограф, каким обычно подписыва
ет свои картины и рисунки.
Его содержат в Таганской тюрьме, и
следствие ведт некто Либерман. В
справке на арест датся такое обосно
вание: Маслов
распространяет контр
революционные клеветнические слу
хи о происходящих в Москве якобы
массовых арестах, предстоящей войне
и т.д. Маслов лично был связан с вра
гами народа Бухариным, Ягодой, По
гребинским, Булановым, Островским,
пользовался у них крупной материаль
ной поддержкой. В связи с их арестом
Маслов высказывается в контррево
люционном клеветническом духе по
адресу т. Сталина. Получены данные,
что Маслов контрреволюционно, тер
рористически настроен. В последнее
время с неизвестной целью вл на
блюдение, как охраняются т.т. Сталин
и Ворошилов
. Вначале художник от
рицает свою вину, но через несколько
месяцев, 4 ноября 1937 года, призна
тся в том, что он вл террористичес
кую деятельность. Его подпись вс ещ
узнаваема. После мучительных допро
сов, сломленный физически, он по
прежнему тврд духом, хоть и готовит
ся к худшему. Он ждт суда, приговора
и, возможно, расстрела.
Однако следователь Либерман до
пустил серьзную ошибку, выпустив
постановление, что следствие по делу
окончено. Признания Маслова в том,
что он террорист, оказалось мало. Не
обходимо было, чтобы он оговорил
своих товарищей по трудкоммуне. 8
декабря Маслова, находящегося в
тюрьме, как бы арестовывают снова,
и 11 декабря начинаются новые допро
сы. Либерман, надо полагать, получил
строгий выговор, и дело передают дру
гому следователю Фдорову. Тот
завершает начатое. Маслова заставля
ют расписаться не то что на каждом
листе, но под каждым своим ответом.
Василий Николаевич уничтожен. Это
видно по его подписи, которая стано
вится совершенно неузнаваемой. Он
оговаривает заведующего учебной ча
стью Бориса Львовича Северова, уп
В ночь на 19 июля 1937 года в квартире 5 дома 8 по улице Коммунальной горел свет. Несмотря
на поздний час, хозяева собрались на кухне. Как будто одно общее предчувствие не давало им
уснуть и заставило сесть друг подле друга. Вскоре в дверь постучали, и начался обыск сотрудники
НКВД явились за художником Василием Масловым. Это было похоже на ночной кошмар. Трхлетняя
девочка спокойно спала и даже не почувствовала на свом лице прощального поцелуя отца.
Василий Николаевич простился с женой и тщей, бодро сказав: Скоро вс прояснится, и я вернусь.
Он не верил, не понимал, что оказался втянутым в огромную воронку, в которой погибнет и он сам,
и многие из его товарищей по Болшевской трудовой коммуне...
равляющего трудкоммуной Сергея Пет
ровича Богословского и некоторых
других своих товарищей. Что ж, новый
следователь был, безусловно, профес
сионалом... Многие подобные дела
строились исключительно на взаим
ных оговорах, совершнных людьми,
доведнными до состояния невменяе
мости.
Находясь в Таганской тюрьме, ис
пытывая мучения не только физичес
кие, но и нравственные, Маслов, долж
но быть, не знал, что его предатель
ство никоим образом не повлияет на
судьбу тех же Северова и Богословско
го. К тому времени как художника по
вели на очередные допросы, Северов
уже был арестован. Богословского аре
стуют в конце декабря 1937 года. Но их
трагическую гибель определят вовсе
не ответы Маслова на вопросы следо
вателя, а сама система.
В обвинительном заключении по
делу Василия Николаевича будет напи
сано следующее:
4 Отделом УГБ
УНКВД МО вскрыта и ликвидирована
контрреволюционная боевая террори
стическая и повстанческая организа
ция в трудкоммуне НКВД 1 <...> Кон
трреволюционная организация была
создана непосредственно по указанию
врагов народа ЯГОДА, ОСТРОВСКИЙ
и ПОГРЕБИНСКИЙ. <...> По указанию
Островского и Погребинского в труд
коммуне НКВД 1 были созданы ряд
боевых террористических групп, сфор
мированных из числа наиболее огол
телых бандитов, грабителей и быв. бе
лых, несколько раз судившихся за уго
ловные преступления, которые на про
тяжении 1936 1937 гг. неоднократно
готовили террористические акты про
тив т.т. Сталина, Ворошилова, Молото
ва и Ежова. Конечной целью контрре
волюционная организация ставила
свержение существующего строя и
восстановление капитализма в СССР.
<...> Одним из активных участников
контрреволюционной организации яв
лялся МАСЛОВ Василий Николаевич,
завербованный лично в организацию
в конце ноября 1935 года СЕВЕРОВЫМ
<...>
.
30 декабря Тройка НКВД приговори
ла Василия Николаевича Маслова к
высшей мере наказания. 2 января 1938
года он был расстрелян на полигоне в
Бутове.
Кровавой жатвы было много, и следователи во всех
тюрьмах не сидели без дела. На Крещение, 19 января 1938
года, в Бутырку привезли двух других болшевцев
насто
ятеля храма Косьмы и Дамиана протоиерея Александра
Русинова
и диакона той же церкви Сергия Никольского.
Они не были знакомы с художником из трудкоммуны, и
между ними не было ничего общего. Кроме того, что на их
обвинительных заключениях поставил подпись один и тот
же человек начальник 4 го отдела УГБ УНКВД Москов
ской области капитан госбезопасности товарищ Персиц.
Да ещ того, что 31 января тела расстрелянных священни
ков упали вс в те же бутовские рвы...
Очередь Северова и Богословского наступит в феврале
1938 года. 10 го числа их привезут в Коммунарку другой
спецобъект НКВД, находящийся неподалку. Эта террито
рия бывшая дача наркома Генриха Ягоды, чь имя когда
то носила Болшевская трудовая коммуна.
Бориса Львовича
Северова и Сергея Петровича Богословского расстреляют
здесь по приговору Военной коллегии Верховного суда
СССР. Так следует из документов. Фактически же в те годы
приговор им и подобным им обвиняемым выносился зара
нее: список лиц, подлежащих суду ВКВС, подавался лично
Сталину. В нм указывались только фамилии, имена и
отчества. И ещ было деление людей на две категории:
первая обозначала высшую меру наказания, вторая 10
лет лагерей. На обложке или на самом списке расписывался
вначале Сталин (иногда добавляя слово за), а затем его
ближайшие сподвижники, чаще всего Молотов. Нередко
Каганович, Ворошилов, Жданов. После этого перечень пере
давался Военной коллегии, которая, по сути, лишь фиксиро
вала вынесенный приговор. Фамилии Богословского и Севе
рова фигурируют в одном из таких списков
В 1941 году в бутовский ров упадт Сергей Эфрон, муж
Марины Цветаевой, которого тоже арестуют в Болшеве...
Товарищ Персиц в 1940 году будет осуждн как враг
народа. Так власть избавлялась от многих своих опрични
ков как от ненужных свидетелей и живых улик совершн
ных ею преступлений...
Василия Николаевича Маслова, Бориса Львовича Северо
ва и Сергея Петровича Богословского в середине 1950 х
годов реабилитируют. Будут реабилитированы и Сергей
Эфрон, и диакон Сергий Никольский. Протоиерея Алексан
дра Русинова уже в другом веке канонизирует Архи
ерейский cобор Русской православной церкви.
Само же Бутово во второй половине 1990 х годов станет
мемориальным комплексом. Здесь лежит свыше двадцати
тысяч убитых: священнослужители всех конфессий, мирс
кие люди различных национальностей, разного социаль
ного происхождения и разных профессий. А наш прожек
тор высветил всего несколько человек из тех, кто был
связан с Болшевом и для кого именно оно стало последним
этапом перед русской Голгофой.
Мария МИРОНОВА
Эпилог
Эпилог
В Болшевской трудкоммуне
Успех
Дело
Василий Маслов, автопортрет (утрачен), начало 1930 х гг.
Фото из личного архива Н.В. Масловой.
Василий Маслов в изостудии Болшевской трудкоммуны, начало 1930 х гг.
Из фондов Королвского исторического музея.
Василий Николаевич уничтожен. Это
видно по его подписи, которая стано
вится совершенно неузнаваемой.
Анкету арестованного Василий Нико
лаевич заполняет своим красивым
крупным почерком.