background image
вторник
k
148, 28 декабря 2010 г.
ПОЧТНЫЙ ГРАЖДАНИН ГОРОДА
Незабываемые уроки Юрия Мозжорина
К 90 летию со дня рождения
ищет возможности, кто не хочет, ищет
оправдания. Это и мой принцип. Пла
кат с этим девизом висит у нас в зале
заседаний Совета руководителей и
Учного совета.
Я понимал, что директор не может
досконально, как специалист, разби
раться в таком огромном комплексе
вопросов управление, прочность,
наджность, аэродинамика и т.д. Но,
подписывая документы о принятых
решениях, он нест за них персональ
ную ответственность. Быть зиц
председателем и опасно, и неприят
но. Так вот директор ЦНИИмаша Ю.А.
Мозжорин зиц председателем ни
когда не был. Подписывая бумагу, он
или до тонкостей разбирался в воп
росе, или знал, что здесь получила
развитие его идея. Надо отдать ему
должное, что в таком потоке принци
пиально разных задач, когда надо
было постоянно перестраиваться с
одного направления на другое и мгно
венно улавливать суть дела, ему это
всегда удавалось. Во время работы
по программе СОИ он по любой теме
просил развесить плакаты, внима
тельно знакомился с ними и, лишь
основательно вникнув в суть дела,
подписывал нужный документ.
Кстати, об отношении к своей под
писи под документом. Когда генераль
ным директором ЦНИИмаш был ака
демик В.Ф. Уткин, он говорил мне: Я
подписываю тебе каждый раз, не чи
тая. Просто я тебе доверяю. Но если
хоть раз подведшь ни одну бумаж
ку не подпишу без тщательного изуче
ния. Он же говорил: Если ты по каж
дой мелочи приходишь ко мне спра
шивать совета, то зачем ты мне ну
жен? Но если ты поступаешь самосто
ятельно, то значит, ты взял ручку уп
равления на себя и должен отвечать
по полной программе! Иными слова
ми, он давал понять: надо найти золо
тую середину, чтобы не бегать к руко
водителю по мелочам, но и не брать на
себя непосильных задач без ведома
руководства и его помощи. Вот такие
были уроки наших мудрых директо
ров.
Говоря об ответственности и дове
рии, не могу не рассказать об одном
интересном эпизоде. Как то меня выз
вали в Министерство обороны. Юрий
Александрович был в командировке,
и его временно замещал другой чело
век. На том совещании, где сверкало
много генеральских звзд на погонах
участников, мне пришлось выступить
с мнением, несколько расходящимся
с той позицией, которая лоббирова
лась ведущими встречу генералами.
По возвращении в ЦНИИмаш меня
вызвал врио директора и сказал, что
звонили из ЦК КПСС и требовали снять
меня с должности за это выступление,
противоречащее установке Минобо
роны. Последовало предложение на
писать соответствующее заявление.
Однако я сказал, что заявление писать
не буду, потому что позиция института
именно такова, как я е там изложил.
На другой день вернулся Ю.А. Мозжо
рин, вызвал меня и расспросил о су
ществе дела. Я сказал, что выступил в
МО с позиции, выработанной институ
том и утвержднной подписью дирек
тора. На это Юрий Александрович от
ветил: Я вс понял. Фактически ты
говорил так, как должен говорить по
моему поручению. Так и отвечай всем,
кто об этом спросит, что выступал по
поручению директора института. Мы
сейчас едем туда, я иду к самому боль
шому начальнику, ты к начальнику
поменьше, и через два часа мы встре
чаемся. Мы поехали. Когда встрети
лись, он сказал, что все вопросы сня
ты: мы свою позицию отстояли. Она
несколько отличается от позиции во
енных, но имеет право на существова
ние, то есть он принял удар на себя. Не
каждый руководитель такого ранга
способен на это, за что я ему очень
благодарен. И подобных случаев было
немало.
Первым заместителем Ю.А. Мозжо
рина долго был Е.Н. Шепельский,
опытный хозяйственник и тоже очень
непростой человек. И мне приходи
лось удивляться, видя, как первый
замдиректора НИИ часами с кальку
лятором пересчитывает буквально
каждую копейку в бумагах бухгалте
рии или снабженцев. Когда я сказал
Юрию Александровичу, что первый
заместитель не должен заниматься
вещами, которые может сделать по
мощник или другой сотрудник, он воз
разил: Понимаешь, снять директора
и любого руководителя могут только
за аморалку или какую нибудь крими
нальную историю, например, непра
вильное расходование денег или хи
щение сотрудником материальных
ценностей, но только не за науку
потому что учный имеет право на
свою позицию, на свой взгляд на про
блему. Поэтому, подписывая хозяй
ственные документы, надо быть осо
бенно внимательным. И Евгений Ни
колаевич поступает совершенно пра
вильно. Такие разговоры, психоло
гический анализ человеческих поступ
ков многому учили.
Третий период нашего сотрудниче
ства когда Юрий Александрович,
уйдя из директоров, был вице прези
дентом РАКЦ. В это время он писал
книги, в том числе Так это было.
Мы тогда часто встречались. Я был
начальником отделения. Он зачиты
вал и давал мне читать некоторые гла
вы будущей книги, спрашивал о мом
впечатлении, уточнял некоторые фа
милии и даты. Как автор он подходил
к написанию воспоминаний очень
скрупулзно. Некоторых лиц он вооб
ще не хотел вставлять в текст. Очень
жаль, что книга вышла уже после его
смерти. Поскольку я читал большую
часть книги до е издания, могу срав
нивать с тем, что опубликовано. Было
неприятно увидеть, что напечатано не
совсем так, как было написано. Неко
торые мысли, высказанные автором,
оказались заменены мыслями других
людей, занимавшихся более мелкими
задачами и проблемами. К большому
сожалению, нашлись деятели, кото
рые посчитали себя вправе вносить
изменения в текст, автор которого уже
не может им возразить. Это некоррек
тно и даже просто непорядочно. Не
буду их называть, они достаточно из
вестны
Особенно часто мы собирались в
этот период у В.П. Сенкевича, с кото
рым Ю.А. Мозжорин был очень дру
жен. Он не был снобом и мог просто
зайти в кабинет любого сотрудника.
Мы сидели, беседовали, подходили
другие сотрудники, в неформальной
обстановке открытым текстом обсуж
дали многие вопросы, иногда нели
цеприятные. Бывало, получался имп
ровизированный мозговой штурм.
Юрий Александрович был человеком
неординарным, и следить за его мыш
лением, формулировками вопросов
было очень интересно. Я тогда многое
узнал и понял, и это пригодилось мне
в дальнейшей работе.
Нас с Юрием Александровичем
сближало ещ и то, что он был балли
стиком, а я защищал кандидатскую
диссертацию по баллистике. Для него
разговор на темы этой науки был при
ятным напоминанием о молодых го
дах. Но чаще разговор с ним преры
вался звонками звонили то из ЦК
КПСС, то из Госплана СССР, то ми
нистр общего машиностроения С.А.
Афанасьев. Ю.А. Мозжорин был край
не занятым человеком и большую
часть своего времени отдавал работе,
несмотря на личные проблемы.
Вот эти три периода встреч с Моз
жориным имели для меня огромное
значение. Это была прекрасная школа
управления. Много давали и офици
альные встречи совещания, засе
Ю.А. Мозжорин и В.Ф. Уткин.
дания НТС и Учного совета, где высо
кие качества Юрия Александровича
проявлялись не менее ярко.
Отдельная тема отношение Ю.А.
Мозжорина к работе Совета молодых
учных и специалистов (СМУиС), ко
торым я достаточно долгое время за
нимался как член комитета комсомо
ла. Юрий Александрович очень заин
тересованно воспринимал деятель
ность СМУиС, особенно его новые на
правления. Он много рассказывал и
показывал, давал дельные советы.
Кстати, так получилось, что я был
первым, кто узнал об уходе Ю.А. Моз
жорина и назначении В.Ф. Уткина. Мы
с Юрием Александровичем должны
были везти в ЦК КПСС некие закрытые
материалы. По пути пришлось заехать
в Минобщемаш. Директор попросил
меня подождать с документами в ма
шине, пока он забежит на несколько
минут в министерство. Однако эти не
сколько минут тянулись почти два
часа А рядом стояла такая же Вол
га, как наша, но с явно немосковски
ми номерами. Потом я увидел, как из
министерства выходит Юрий Алексан
дрович, а рядом с ним идт высокий
пожилой человек, который оказался
В.Ф. Уткиным. Когда я выразил озабо
ченность тем, что мы опаздываем в
ЦК, где должен присутствовать ди
ректор ЦНИИмаша, Мозжорин сказал:
Директор теперь академик В.Ф.
Уткин. Ты поезжай в ЦК, они там в
курсе, а мы с Владимиром Фдорови
чем поедем в институт. Это был 1990
год.
Отношения между Мозжориным и
Уткиным сложились хорошие, товари
щеские. Со стороны академика не было
высказываний типа при нм вс было
не так, вот теперь будет как надо.
Юрий Александрович часто приходил к
Владимиру Фдоровичу, помогал ему
освоиться на новом месте. Встреча
лись они и в кабинете Владимира Пет
ровича Сенкевича, который был тогда
первым вице президентом академии,
болел ею и очень много сделал для
е становления и развития. Я тоже при
сутствовал на многих таких неформаль
ных встречах, где обсуждались вопро
сы в масштабах института, академии,
отрасли и страны. Юрий Александро
вич продолжал активно участвовать в
решении всех институтских проблем,
давал советы, делился своим богатей
шим опытом.
В заключение расскажу такой слу
чай. Помню, был я ещ молодым на
чальником группы, жил на улице Стро
ителей, а остановка автобуса была на
улице Горького. Юрий Александрович
тогда жил на даче в Загорянке, ездил
на работу по улице Горького. И вот
как то стою я на остановке, вдруг мимо
пролетает чрная Волга, резко тор
мозит, дат задний ход, дверь откры
вается, и директор мне говорит: Са
дись! Меня это удивляло и восхища
ло. И подобное бывало не единожды.
Такой вот был человек Юрий Алексан
дрович Мозжорин.
Геннадий РАЙКУНОВ,
генеральный директор ФГУП
ЦНИИмаш, доктор технических
наук, профессор, академик РАКЦ,
заслуженный деятель науки РФ,
заслуженный
машиностроитель РФ, лауреат
премии Правительства РФ
Так получилось, что почти сразу после прихода
в ЦНИИмаш мне, ещ молодым специалис
том, довелось часто встречаться и взаимодей
ствовать с Ю.А. Мозжориным. Время, в тече
ние которого мы с ним тесно сотрудничали,
можно разделить на три периода. Первый
когда я работал в отделе наджности, у А.И.
Рембезы; второй когда я занимался вопро
сами СОИ в отделении Г.М. Чернявского;
третий когда Юрий Александрович ушл из
директоров, и я был у него заместителем по
линии Российской академии космонавтики им.
К.Э. Циолковского.
В.В. Вахниченко, М.З. Габбасов, Г.Г. Райкунов, В.П. Сенкевич, Ю.А. Мозжорин,
В.В. Борисов, И.Т. Скрипниченко, А.В. Целин, В.С. Сергин.
Он умел схватывать
суть дела
Подпись, ответственность,
доверие
В неформальной
обстановке, открытым
текстом
Мозжорин и Уткин
Фото из архива Калининградской правды. 1996 год. 50 летие ЦНИИмаша: слева
Ю.А. Мозжорин, справа Ю.П. Семнов.
В
первый период встреч с дирек
тором я, не имея значительного
опыта работы, больше впитывал ин
формацию, слушая его и других руко
водителей и специалистов института.
В характере Юрия Александровича мне
очень импонировало одно качество,
не самое типичное для крупного руко
водителя он пытался вникать во все
проблемы, часто вступал в спор и вни
мательно слушал доводы своих оппо
нентов. Это были диалоги с С.Д. Гри
шиным, В.М. Суриковым и другими
заместителями и начальниками отде
лений.
Замечательное качество Юрия Алек
сандровича как учного умение рез
ко упрощать любую сложную пробле
му и схватывать е суть. Тогда быто
вало такое правило: если ты не мо
жешь объяснить какую то сложную
задачу на пальцах, то или ты сам е не
понимаешь, или неправильно е опи
сал. Некий профессор, персонаж Кур
та Воннегута, говорил: если учный не
может объяснить первокласснику, чем
он занимается, то он не учный, а шар
латан. Этим качеством умением
объяснить сложную задачу на паль
цах обладали и другие учные, но у
Ю.А. Мозжорина оно было особенно
ярко выражено. Он мгновенно раскла
дывал проблему на составные части,
ухватывал е суть и мог профессио
нально спорить с любым специалис
том.
Особенно отчтливо это проявилось
в ходе работ по программе СОИ. Это
был второй период наших контактов с
Юрием Александровичем. Он тогда от
секал целый ряд вроде бы очень серь
зных вопросов, поскольку на паль
цах показывал, что это не совсем пра
вильные решения, и что их надо поме
нять на какие то другие, причм иног
да сразу же давал идею, которая по
том прорабатывалась. И то, что пра
вильность этих идей в большинстве
случаев подтверждалась и реализо
вывалась, также есть признак высо
кого профессионализма.
Насколько я знаю, Ю.А. Мозжорин
следовал принципу, с которым знако
мил руководителей отрасли замести
тель начальника Главного управления
нашего министерства Константин Пав
лович Колобнков: Кто хочет сделать,