background image
суббота
k
50, 7 мая 2011 г.
ДНЮ ПОБЕДЫ
В
боях на Калининском фронте в операции
Марс я был командиром огневого взвода
второй батареи 74 го отдельного истребительно
противотанкового дивизиона 45 мм орудий
(ОИПТД) 238 й стрелковой дивизии.
Приходилось участвовать в различных боях: на
ступление, оборона и даже вести бой в окружении,
когда, бывало, сутками были без хлеба и ждали,
когда нам с самолта сбросят продукты и боеприпа
сы. Бывало по ночам немецкий кукурузник по
рупору шокировал нас: Рус, вы в кольце и мы в
кольце, посмотрим, что будет в конце. Но мы вели
бой и верили, что нас не забыли, и с помощью
подкрепления разрывали кольцо окружения.
Запомнился бой, когда 238 я СД перешла к
обороне в районе города Белый в Калининской
области, 74 й ОИПТД составил противотанковый
резерв дивизии, а вторая батарея дивизиона 15
декабря получила задачу создать противотан
ковый район на переднем крае обороны у деревни
Бабоеды возле города Белый. 16 и 17 декабря мы
оборудовали боевой порядок, готовили для ору
дий огневые позиции, а для личного состава ,
укрытия, ходы сообщения и укрытия для боепри
пасов. В ночь на 17 декабря батарея заняла бое
вой порядок. На боевых позициях продолжали
совершенствовать оборону каждого орудия, рас
сортировали боеприпасы, осколочные, бронебой
ные, подкалиберные и кумулятивные, назначили
ориентиры, определили до них направления и
дальности, составили карточку огня каждого ору
дия, совершенствовали оборону и тщательно мас
кировали боевой порядок. Активных боевых дей
ствий не велось. Были отдельные выстрелы с
ложных позиций для дезинформации противни
ка. Почти ежедневно к командирам батальона и
батареи приходил старший лейтенант, командир
заградотряда и предупреждал: Наджно дер
жать оборону, ни на шаг не отступать! При нару
шении моего распоряжения солдаты заградотря
да будут выполнять мой приказ. Такие распоря
жения мне приходилось иногда слышать, когда
мы переходили к обороне в предвидении контра
так немцев. Мы такие распоряжения воспринима
ли как сигнал, что немцы в любую минуту могут
начать контратаку, и это произошло в конце де
кабря. Немцы в 8 часов 30 минут открыли силь
ный артиллерийский и миномтный огонь по пе
реднему краю нашей обороны. Мой взвод зани
мал огневые позиции между первой и второй
позицией батальона нашей обороны, в 260 метрах
от первой траншеи. Снаряды и мины рвались в
районе первой позиции, но осколки снарядов до
летали до наших орудий.
В считанные секунды под разрывами снарядов
и мин расчты выкатили орудия из укрытий и
заняли огневые позиции для отражения контрата
ки немцев.
Огневой налт врага длился около 10 минут.
Личный состав батареи под сильным духовным и
физическим напряжением подготовил орудия и
боеприпасы к стрельбе для отражения контрата
ки. Клубы дыма от разрыва снарядов и мин, комья
земли и пыли от воронок, разорвавшихся снаря
дов и мин поднялись на десятки метров вверх и
покрыли снег чрной пеленой; стояла сплошная
завеса из земляной пыли. Немцы огонь артилле
рии и миномтов перенесли на линию обороны
второго эшелона батальона. Вражеская пехота
и танки пошли в атаку на передний край нашей
обороны. Завязался бой. Все огневые средства
нашей обороны: автоматы, пулемты, противо
танковые ружья, орудия батареи, артиллерии и
миномты с закрытых позиций обрушили шква
лы огня по атакующему врагу. Сквозь пыльную
и дымную завесу от разрывов снарядов коман
дирам и наводчикам орудий трудно было на
блюдать атакующие танки немцев, а мне
управлять огнм взвода. В то же время немцам
было плохо видно наши замаскированные ору
дия, которые вели огонь по немецким танкам.
Несмотря на большие потери на поле боя, нем
цы вс же стремились атаковать наш передний
край, некоторым их танкам удалось подойти к
первой траншее на расстояние броска гранаты
или бутылки с зажигательной смесью. Два не
мецких танка были подбиты орудиями батареи
и подожжены бутылками с горючей смесью.
Одно орудие моего взвода было разбито пря
мым попаданием снаряда, из строя вышел весь
расчт.
Бой длился около 40 минут, темпы контратаки
начали резко снижаться, пехота немцев частично
залегла под нашим огнм, четыре танка горели, и
чрный дым от них стоял столбом. Оборона бата
льона оказалась для немцев непреодолимой, и
они подходящими резервами сместили атаку ле
вее нашего батальона, где у них наметился не
большой успех. На левом фланге батальона обо
роняющиеся подразделения соседей не удержа
ли оборону, и враг начал заходить нам в тыл.
Командир батальона по радио доложил обстанов
ку командиру полка и попросил оказать помощь.
Рота второго эшелона завязала бой с противни
ком, заходящим в тыл обороны батальона. Не
смотря на наше ожесточнное сопротивление,
врагу удалось окружить батальон. Немцы активи
зировали бой и с фронта артиллерией наносили
огненные удары по нашим боевым порядкам. В
результате было разбито и второе орудие, погиб
ли два человека.
Одним из артиллерийских налтов противник
нанс поражение первому взводу младшего лей
тенанта Пшеврадского: было разбито одно ору
дие и погиб расчт.
Погиб расчт противотанкового ружья и рани
ло заместителя командира батареи, который с
санинструктором батареи переносил раненых сол
дат в укрытие.
Я с одним солдатом, оставшимся от орудийно
го расчта, побежал к окопу противотанкового
ружья, взял его (патронов к нему оставалось ещ
около двух десятков) и вместе с пехотой отражал
атаки немцев с фронта, вл огонь по огневым
точкам противника. В это время в стороне оборо
ны второго эшелона батальона в бой вступила
артиллерия, немцы, замкнувшие кольцо окруже
ния, побежали в обратном направлении.
Оставшиеся танки врага отступали вслед за
отступающими фашистами. Это подошли наша
пехота и три танка, один из них был танк Клим
Ворошилов (KB), который своим огнм добивал
танки противника. Пехота подкрепления совмес
тно с танками своим огнм из автоматов и пулем
тов гнала немцев до самого исходного рубежа, и
к 15 часам был восстановлен наш рубеж обороны.
О тяжлом бое напоминали факелами чрного
дыма горевшие танки немцев, изрытая воронка
ми разрывов снарядов земля и разрушенные око
пы, блиндажи и орудийные укрытия.
В этом самом жестоком бою операции Марс
батарея потеряла 75% личного состава и три ору
дия это и есть цена боя по защите Отечества.
Оставшийся личный состав начал приводить в
боевое положение орудие и выносить в тыл обо
роны батальона раненых и убитых, которых транс
портом вывозили в медико санитарный батальон
238 й СД. К вечеру командир батареи сообщил:
Нам на замену в противотанковый район баталь
она прибудет третья батарея, а мы выходим в тыл
для получения пополнения личного состава и ору
дий. Второго января 1943 года батарея была
полностью укомплектована и вошла в состав про
тивотанкового резерва 74 го истребительно про
тивотанкового дивизиона 238 й СД. Она заняла
боевой порядок вместо убывшей третьей батареи
на танкоопасном направлении, перекрывая доро
гу, идущую от города Белый на город Великие
Луки.
P.S. 9 апреля 1945 года в полдень закончили
штурм города крепости Книгсберг. Я находился
на наблюдательном пункте в 60 80 метрах от
выхода одного из бункеров крепости города и
услышал от солдат, что из бункера выводят не
мецких генералов. Я подошл к аллее. По обеим
сторонам е стояли наши воины и смотрели, как
офицеры вели четырх немецких генералов. Кто
то сказал: Ведут на допрос к маршалу Василевс
кому.
Из толпы у аллеи прозвучало: Генералы Гит
лера почувствовали мощь русского солдата. Один
из генералов остановился и сказал: Я никогда не
думал, что русские солдаты за три дня смогут
взять такую крепость, как Книгсберг (штурмова
ли с 6 по 9 апреля.
Л.В.). Мы почти три года
бились за Ленинград и ничего не смогли сделать.
Мы не послушали завещания Бисмарка не
входить в военные конфликты с русскими, иначе
будем биты. Мы послушали Гитлера, и теперь я в
плену у русского солдата. Это были слова комен
данта крепости Книгсберг генерала О. Лаш.
Он дал ответ немецкому народу и всему миру на
слова ...посмотрим, что будет в конце.
Леонид Иванович ВЕЛИТОК,
полковник в отставке,
инвалид Великой Отечественной войны
Вот ещ один пикировщик сбросил
бомбы. На этот раз наиболее точно.
Катер подбросило. Заглохли моторы.
Началась борьба за живучесть.
Заделывались пробоины. Моторис
ты пытались запустить двигатели. Стар
ший лейтенант Иванов, находясь на
мостике, чтко и спокойно отдавал ко
манды. Часть верхней команды, осо
бенно из орудийных и пулемтных рас
чтов, была ранена. Но огонь не пре
кращался. Раненые оставались в строю,
убитых заменяли пассажиры.
Израсходовав боевой запас, само
лты ушли. Казалось, пронесло. Кое
кто облегчнно вздохнул. И вдруг пря
мо по курсу рвануло сразу несколько
бомб, и юнкерс с рвом взмыл вверх
над самой мачтой катера. Взрывом ото
рвало всю носовую часть катера до
самой рубки. Все, кто был в носовом
кубрике и на палубе, погибли. Катер
окончательно потерял ход.
Ну и что же произошло с кате
ром? нетерпеливо и взволнованно
спросил старший лейтенант.
Капитан I ранга посмотрел на собе
седника и продолжил:
Командир катера не растерялся.
Его чткие приказания заставили лю
дей поверить, что катер останется на
плаву. Завели пластырь. Из брезента
быстро соорудили парус, прикрепили
его к мачте. Подбитый катер был неуп
равляем, но продолжал держаться, а
начавший свежеть северный ветер от
носил его к турецкому побережью. Ос
тавшиеся в живых начали понемногу
успокаиваться.
Солнце перевалило за полдень.
Слышу звук самолтов! вдруг
доложил сигнальщик.
И в следующее мгновение все увидели
несколько мессершмиттов, идущих на
небольшой высоте прямо на катер.
He имея возможности маневриро
вать и уклоняться от атаки, катер от
крыл сильный огонь из всех оставших
ся огневых средств. В этой атаке я был
ранен. Но тяжелее всего была гибель
командира. Пробитый пулемтной оче
редью, он, вцепившись в телеграф,
некоторое время стоял, пытаясь пока
зать, что ничего не случилось и бой
продолжается.
Наступили сумерки. Израненные,
измотанные непрерывными атаками
вражеской авиации члены экипажа с
помощью пассажиров боролись с по
ступающей в трюмы водой. Когда стем
нело, погибших похоронили в море,
обернув их тела в брезент.
Несмотря на усилия, вода прибыва
ла, катер вс больше и больше оседал
в воду. Это была страшная ночь. Для
всех она казалась последней в жизни.
Ветер неожиданно стих. Движение
приостановилось. Начинало светать.
Мы стояли и ждали очередного рас
стрела. Вдруг раздался возбужднный
голос сигнальщика: Тральщик, наш
тральщик!
Все взоры устремились туда, куда он
показал рукой. На резкой полоске го
ризонта мы увидели силуэт корабля.
Красная ракета последняя, остав
шаяся на ходовом мостике, взмыла
ввысь. Тральщик заметил нас и принял
на борт оставшихся в живых шестнад
цать человек.
Капитан I ранга надолго замолчал.
Старший лейтенант не смел нарушить
наступившую тишину. Он видел, как по
дргивается веко на лице командира, и
понимал, сколько же пришлось пере
жить, перестрадать ужасов минувшей
войны его старшему боевому товарищу.
Ну, а потом что было? не удер
жался от вопроса старший лейтенант.
Потом доставили нас в Туапсе.
А затем?
Затем госпиталь. После выздо
ровления направили на учбу. Окончил
Высшее военно морское училище, стал
офицером. Попросился на морской
охотник. Хотелось стать таким, как мой
первый командир. Служил на катере, на
тральщике, сторожевике. Ещ учился.
Стремился выковать в себе все черты
настоящего командира, каким был стар
ший лейтенант Иванов. Навсегда в мом
сердце он остался примером выдержки,
Цена одного боя
Одним из самых кровопролитных сражений Великой Отече
ственной войны была операция под кодовым названием
Марс, пишет кандидат исторических наук, ведущий со
трудник Института военной истории Минобороны России
полковник в отставке Борис Невзоров, участвовавший в рабо
те конференции, организованной администрацией города
Ржева Калининской области, по проблемам операции Марс.
Она проводилась в ноябре декабре 1942 года силами
войск Северо Западного, Калининского и Западного фронтов
под руководством представителя Ставки Верховного Главно
командования генерала армии Г.К. Жукова. Операция успеха
не имела, а потери наших войск в ней составили 70,4 тысячи
человек только убитыми. Документы, связанные с этой опера
цией, до настоящего времени не рассекречены.
Прощание
славянки
Текст 70 х годов
Этот марш не смолкал
на перронах,
Когда враг заслонял горизонт.
С ним отцов наших в дымных
вагонах
Поезда увозили на фронт.
Он Москву отстоял в сорок первом,
В сорок пятом шагал на Берлин,
Он с солдатом прошл до Победы
По дорогам нелгких годин.
Припев:
И если в поход
Страна позовт,
За край наш родной
Мы все пойдм в священный бой!
И если в поход
Страна позовт,
За край наш родной
Мы все пойдм в священный бой!
В священный бой!!!
Шумят в полях хлеба.
Шагает Отчизна моя
К высотам счастья,
Сквозь все ненастья
Дорогой мира и труда.
К высотам счастья,
Сквозь все ненастья
Дорогой мира и труда.
И если в поход
Страна позовт,
За край наш родной
Мы все пойдм в священный бой!
В священный бой!!!
ные оркестры России, Болгарии, стран Антанты и
другие стали исполнять его на проводах на фронт
и по иным поводам.
Судьба Василия Агапкина сложилась удачно:
он получил музыкальное образование и служил в
оркестровых службах ОГПУ, МВД и КГБ в звании
полковника, помощником Главного дирижра
Красной армии, руководителем военных оркест
ров, был окружн почтом. Умер в 1964 году в
возрасте 80 лет.
Иначе сложилась судьба Якова Богорада. Заслу
женный человек, он долгое время преподавал в
Симферопольском музыкальном училище. Расстре
лян в 1942 году во время массовых акций нацистс
ких преступников и их местных пособников.
Во время русско японской войны родились три
выдающихся музыкальных свидетельства той
эпохи марш Прощание славянки, вальсы
Амурские волны и На сопках Маньчжурии.
Автор вальса Амурские волны военный ка
пельмейстер 2 го Восточно Сибирского полка
Макс Кюсс также был расстрелян в Одессе фаши
стами в 1942 году.
Автор вальса Мокшанский полк на сопках
Маньчжурии, позднее На сопках Маньчжурии,
тогда военный капельмейстер 214 го Мокшанс
кого полка Илья Алексеевич Шатров прожил боль
шую жизнь, умер в 1952 году в возрасте 73 лет.
Великий наш певец Иван Семнович Козловский
на своих концертах обязательно пел На сопках Мань
чжурии, а ансамбль имени Александрова всегда
исполнял Амурские волны. Не поют их теперь
Владимир САМСОНОВ,
кандидат технических наук
стойкости и находчивости в самых, ка
залось бы, безвыходных ситуациях.
...Светало. Корабль подходил к за
данному району. Сейчас прозвенят ко
локола громкого боя, прозвучит сиг
нал учебной боевой тревоги.
Начнтся ратный труд флотских буд
ней.
Анатолий ШМЕЛВ