background image
C
M
Y
K
0
0
0
0
0
1
1
1
1
1
четверг
k
65, 16 июня 2011 г.
Выпуск 78
ИЗ ИСТОРИИ НАУКИ
ВЗГЛЯД ФУТУРОЛОГА
Эволюция Вселенной
и будущее человечества
Земные лекарства
в космосе не действуют
В исследовании, опубликованном в журнале Американской
ассоциации исследователей фармацевтов (AAPS Journal), сде
лан вывод, что вероятная причина потери лекарствами лечебных
свойств кроется в повышенном радиационном фоне на борту
космической станции.
Исследователи отправили на МКС четыре коробки с 35 раз
личными препаратами. Четыре такие же коробки оставались в
Космическом центре Джонсона. Одну коробку вернули на Землю
через 13 дней, другую через 28 месяцев. В каждом случае
часть протестированных препаратов, побывавших на МКС, обла
дала пониженной эффективностью в сравнении с аналогами,
хранившимися в обычных земных условиях. При этом содержа
ние активных веществ в препаратах, побывавших в космосе,
было ниже стандартов, определнных Фармакопеей США.
Уменьшение содержания действующих веществ в препара
тах, рассматривавшихся в эксперименте, происходило быстрее,
чем предполагалось производителями, пишут авторы иссле
дования. Это дат возможность предположить, что особые
условия хранения на космическом корабле могут влиять на
стабильность фармацевтических препаратов в космосе. В то же
время доктор Колин Кэйбл из Королевского фармацевтического
общества отмечает, что на МКС весьма высоко содержание
углекислого газа, и препараты, склонные к окислению, сохраня
ются там гораздо лучше. Поэтому витамины А и С, а также
адреналин в космосе могут лишаться своих свойств медленнее,
чем на Земле, сообщает BBC.
Для Англии XVIII века Ньютон был но
вым Моисеем, которому Бог явил свои
законы, начертанные на скрижалях. Став
ещ при жизни почти национальным геро
ем, Ньютон примерно столетие спустя при
могучей поддержке авторитета Лапласа
превратился в символ научной революции в
Европе. Ньютоновская система успешно пре
одолела все препятствия на свом пути.
Более того, она проложила путь математи
ческому методу, позволившему учесть все
наблюдаемые отклонения в движении пла
нет и даже использовать их для вывода о
существовании ещ неизвестной планеты.
Предсказание планеты Нептун явилось сво
его рода освящением предсказательной
силы, присущей ньютоновской картине ми
роздания.
К концу XIX века имя Ньютона стало нари
цательным для обозначения всего образ
цового. Представители многих областей
науки стремились использовать идеи и ме
тоды его концепции для объяснения своих
сложных проблем. Это был период, кото
рый казался золотым веком классической
науки. Ньютоновская наука и поныне зани
мает особое место. Некоторые из введн
ных ею основных понятий сохранились до
наших дней, выдержав все изменения, ко
торые претерпевало естествознание со вре
мн Ньютона.
Однако, как отмечает выдающийся рус
ский (по происхождению) учный и мыс
литель, основоположник новой научной
концепции, лауреат Нобелевской премии
И.Р. Пригожин, золотой век классической
науки миновал, а вместе с ним исчезла и
уверенность в том, что ньютоновская ра
циональность, несмотря на значительно
расходящиеся между собой интерпрета
ции, может быть приемлемой основой для
нашего диалога с природой. Ныне наступа
ет или уже наступил новый век науки, и
будет ли он золотым, нам неведомо.
Кратко отметим главное отличие новой
теории Пригожина, е идей и подходов от
ньютоновской концепции. Как известно, у
Ньютона, если заданы начальные условия,
то можно восстановить прошлое и предска
зать будущее. В новой теории Пригожина
время необратимо, существует стрела вре
мени.
В основу рассмотрения эволюции слож
ной системы положена новая трактовка про
блемы необратимости динамики. Она со
стоит в том, что в процессе нелинейной
эволюции системы и возникновения неус
тойчивостей в точках бифуркаций (ветвле
ния решений.
Авт.) заданные начальные
условия забываются и теряется возмож
ность восстановить прошлое и предска
зать будущее. Новая трактовка проблемы
необратимости содержит также новое от
ношение между случайностью и необходи
мостью.
В работах И. Пригожина было показано,
что, в отличие от искусственных явлений,
которые могут быть детерминированными
и обратимыми, естественные процессы не
пременно содержат элементы случайности
и необходимости. Было также установлено,
что материя во Вселенной не является пас
сивной субстанцией, описываемой в рамках
механистической картины мира. Этой мате
рии также свойственна самопроизвольная
активность. В связи с этим перед наукой
возникла проблема дать такое описание
самопроизвольной активности материи,
которое объясняло бы процесс самосборки
этой материи.
Возникновение в связи с этим направле
ния исследований образования структур и
хаотических движений в открытых систе
мах в условиях сильной неравновесности в
настоящее время претерпевает становле
ние, бурно развивается, приобретая вс
более междисциплинарный характер.
Последняя мысль И. Пригожина застав
ляет нас задаться вопросом: а не могла ли
возникнуть эта приемлемая основа для на
шего нынешнего диалога человека с при
родой три века назад? Известно, что сам
Ньютон никогда не вторгался в область
морали и этики, он не сомневался в уни
версальном характере законов, изложен
ных в Математических началах натураль
ной философии. Природа весьма со
гласна и подобна в себе самой, утвер
ждал Ньютон в Вопросе 31 своей Опти
ки.
Однако, как выяснилось в последнее вре
мя, у Ньютона были и другие мысли, не
согласующиеся с его убеждениями, изло
женными в фундаментальном труде. Эти
его представления оказались столь непред
сказуемыми, что хотелось бы их здесь при
вести.
В конце прошлого века в Иерусалимской
библиотеке была обнаружена рукопись
Ньютона. Там она пролежала в чрном
ящике триста лет, и никто не знал о е
существовании. Как считает английский
исследователь Ф. Мануэль, издавший в
Оксфорде в 1974 году книгу Религия Иса
ака Ньютона, найденный текст однознач
но доказывает: вне контура своих класси
ческих Начал, пожалуй даже в противо
вес им, Ньютон допускал гораздо боль
шее многообразие форм бытия, нежели
это признавали физики позитивисты и ан
глосаксонское христианство. Если гово
рить конкретно, то позиция Ньютона со
стояла в том, что вся природа заполнена
живыми существами, и в нас самих, и в
телах, и в крови всех животных, обитают
бесчисленные существа, незримые без
волшебного стекла. Точно также и кос
мос может быть заполнен существами не
ведомой нам природы, способными дви
гаться куда захотят, а через своих вестни
ков или ангелов управлять Землй, равно
как и всеми небесами.
Ф. Мануэль размышляет: почему обще
признанный гений, президент Лондонско
го королевского общества не только не
обнародовал свои сокровенные мысли, но,
напротив, наджно упрятал записи на дол
гие времена? Не рискнул? Или сам в себе
усомнился? Но ведь вс таки не сжг! Да
ещ снабдил рукопись набросками рисун
ков. Значит, ценил?! Может, даже выше
своих Начал?! Не будем спешить с выво
дами. Как убежднный эмпирик, как стро
гий учный муж математик, астроном,
физик, философ он строил свои эпо
хальные научные законы на тонко выверя
емых фундаментальных расчтах, его ло
зунгом было знаменитое Hypotheses non
fingo Гипотез не делаю. Создав не
двусмысленную физическую картину мира,
он не мог не утаить от публики многомер
ную панораму биологического космоса,
ведь она ничем не подтверждена и являет
собой лишь плод его интуиции. Плод, выз
ревший в просторах пусть творческой, но
все же фантазии. Похоже? так думает
Ф. Мануэль.
Сейчас мы уже знаем, что тот грандиоз
ный храм науки, возведнный Ньютоном и
несколько столетий служивший цитаделью
человеческого знания, ныне кое в чм ста
вится под сомнение; а тот апокриф, что
триста лет назад мог смутить светские умы
и подточить церковные устои, вроде бы
начинает пролагать себе перспективное
русло. А ведь если бы рукопись увидела
свет при жизни автора, многие мировые
процессы могли бы получить иное разви
тие.
По мнению Ф. Дайсона, именитого ны
нешнего физика теоретика, члена Нацио
нальной академии наук США, выпусти Нью
тон птичку в свет, поставь свой непрере
каемый авторитет на службу поэтическому
видению мира не исключено, что век
Просвещения сумел бы уберечь европей
скую культуру от раскола между плоским
рационализмом (опиравшимся на узако
ненные ньютоновские стереотипы) и не
умеренным иррационализмом. Возник бы
союз науки и религии, тогда как в действи
тельной истории их конфликт буквально
истерзал и истощил культуру, философию,
мораль Запада. Кроме того, считает Ф. Дай
сон, мог быть сглажен политический из
лом между наполеоновским централизмом
и национал безумием.
Ещ раз, отражая общие представления
об эволюции сложной системы с точки
зрения теории сложного поведения сис
тем, следует заметить, что произведнный
Ньютоном переворот в науке не следует
рассматривать как результат линейного
развития более ранних идей. Этот перево
рот можно рассматривать как переходное
явление в развитии науки, имеющей нели
нейный характер, как точку бифуркации в
этом процессе. В этой точке после е про
хождения системой возможно несколько
альтернативных путей дальнейшего раз
вития. Об одной такой нереализовавшейся
альтернативе развития, возможно и миро
вых процессов, мы узнам только сегодня.
Изложенное выше ещ и подтверждает не
предсказуемость выбора системой своего
дальнейшего пути развития.
Всеволод ЧУМЕНКОВ,
доктор физико математических наук,
профессор, академик РАЕН и РАКЦ,
ветеран ФГУП ЦНИИмаш
Современная наука неклассическая и постнеклассическая
показала, что в эволюции нашей Метагалактики можно выделить
ряд эр: 1) первичная эра (ранняя Вселенная); 2) эра звзд; 3) эра
угасания звзд и рассеяния потухших звзд в космическом про
странстве; 4) эра чрных дыр; 5) тмная эра, когда все источни
ки энергии во Вселенной истощатся.
Ранняя Вселенная была невероятно горяча, в ней не было
вещества ни элементарных частиц, ни химических элементов,
из которых состоит живое вещество, ни условий для жизни.
Точнее, в известном смысле можно сказать, что эти условия
существовали потенциально, как аттракторы, определяющие на
правление эволюции. Вот почему идею В.И. Вернадского о вечно
сти жизни нельзя понимать буквально. На протяжении длитель
ной эры звзд в них были синтезированы необходимые для жизни
химические элементы и каким то пока не известным нам образом
возникла сама жизнь.
Современная космология считает, что Вселенная будет неузна
ваемо меняться и в дальнейшем. Условия для жизни в ней, соглас
но современным знаниям, будут становиться вс менее благопри
ятными. Иными словами, определяющая черта эволюционных
процессов во Вселенной их необратимость, описываемая прин
ципом возрастания энтропии, устоявшего против всех попыток его
опровержения, в том числе и со стороны Циолковского. Если мы
наблюдаем повсюду не только процессы распада, но и противопо
ложные процессы становления, то потому, что наблюдаемые во
Вселенной системы являются открытыми, а в подобных системах
энтропия может возрастать без достижения максимума, обеспе
чивая их эволюционную самоорганизацию.
Современный антропокосмизм должен считаться с картиной
эволюции Вселенной в отдалнном будущем, которую рисует
космология. Но если Метагалактика в конечном счте смертна, то
какие перспективы это создат для человечества? Апеллировать к
трансцендентным факторам антропокосмизм не может в силу
своих исходных оснований. Но для него открыт путь исследования
возможности преобразования мира, заключнной в человеческой
деятельности, целенаправляемой разумом и всей совокупностью
ноосферных факторов. Среди них вполне могут оказаться и футу
рологические сценарии, которые приведут с ненулевой вероят
ностью к радикальному продлению сроков жизни человека и
различных социальных организмов. Конечно, последнее слово в
этом вопросе за ориентирующейся на науку философией и
научным знанием.
Вадим КАЗЮТИНСКИЙ,
доктор философских наук,
профессор МГУ им. М.В. Ломоносова
Классический космизм (Н.Ф. Фдоров, К.Э. Циолковский)
рассматривал перспективы космического будущего чело
вечества в рамках научной картины мира, существовав
шей на рубеже ХIХ, ХХ веков. Неклассическую картину
мира, основанную на релятивистских и квантовых пред
ставлениях, Фдоров ещ не знал, а Циолковский не при
нял. Большие усилия были затрачены им на критику прин
ципа возрастания энтропии, отвергаемого с порога. Со
временная картина мира изменилась коренным образом,
но проблема расселения человечества в дальнем космосе
часто рассматривается так, будто вс осталось по преж
нему: Вселенная в больших масштабах неизменна, прин
цип возрастания энтропии не определяет е эволюцию и
т.д. Это погружает проекты освоения космического про
странства в какой то архаический контекст. Высказывает
ся уверенность, что будущее человечества зависит не
только от природных и социальных, но и от трансценден
тных факторов (Н.Ф. Фдоров, К.Э. Циолковский, Тейяр де
Шарден и современные их сторонники). Но для антропо
космизма, отвергающего сверхъестественное, такая пози
ция не выглядит убедительной.
Об одной возможной альтернативе
развития мировой науки
Известно, что в XVII XVIII веках
в мировом научном сообществе
сложилась совокупность идей и
взглядов, получивших общее
название классической науки или
ньютонианства. Это была эпоха
крушения феодализма в Запад
ной Европе, когда социальная
система находилась, если можно
так сказать, в сильно неравновес
ном состоянии. Модель мирозда
ния, предложенная Ньютоном и
представителями классической
науки того времени, нашла
приложение в различных облас
тях человеческой деятельности и
распространилась успешно не
только вследствие е научных
достоинств, но и потому, что
возникавшее тогда индустриаль
ное общество, основанное на
революционных принципах,
представляло необычайно
благодатную почву для восприя
тия новой модели. Машинная
цивилизация в попытке обосно
вать сво место в космическом
порядке вещей с энтузиазмом
восприняла ньютоновскую
модель и щедро вознаграждала
тех, кому удавалось продвинуться
хотя бы на шаг в дальнейшем
развитии модели.
Ньютон. С картины А. Русакова.