background image
C
M
Y
K
четверг
k
95, 25 августа 2011 г.
0
0
0
0
0
1
1
1
1
1
Страницу подготовила
Маргарита КРЫЛОВА
Вадим АВЛАСЕНКО
Dolche vita
Словно постель, после игр Монро
и Лайтес,
Город пропах эдельвейсами и капучино
Каждый водитель знает:
поднятый палец
Не жизнь гладиатора и не привет
из Рима,
А секс на заднем сиденье или нелепый
Намк на спасителей или тиранов
(не важно),
Обмен километров на разговоры
о вечном...
Город пропах стеклом и бумажной
жаждой
Шлюхи, таксисты, дельцы, адвокаты,
хирурги
Все носят маски. Вечером втянуты
плечи.
Развязаны лица и галстуки...
Шепчут походки
Про ром и абсент
Бег часов и минут бесконечен,
Как пузырьки в стакане
с Asti Martini
Каждую ночь мы дышим
дешвым парфюмом
Зданий и лиц, не отличимых
от зданий.
И пьм не спеша
(разливая вечерние тени
В бокалы, хранящие в контурах
мртвое море)
Сладкую жизнь...
Татьяна СОСНИНА
* * *
Мне сейчас бы прижаться
к молоденькой липе щекою
И забыть обо всм, слиться с ней
и услышать е.
Что порой от себя даже я почему то
укрою,
Просочится сквозь липовый шелест
в сознанье мо.
И она мне расскажет о нашей,
о липовой доле,
Когда вс вроде есть, но иллюзия это и сон.
Я в толпе, она в синем лесу
мы как перст в диком поле,
Но вс сон и, бывает,
за жизнь не кончается он.
И живм мы царевнами спящими,
годы сжигая,
И будильник сознание клинит
заржавленный быт
А быть может, и есть она,
наша планета, такая
Спящей павой в пространстве,
которого нету, летит?
Я притронусь рукой к чуть шершавой
сестре моей липе
Вот она, здесь, со мной,
или вс таки это обман?
Мы пленники сладких оков
А в миру параллельном двойник
мой обиженно всхлипнет
И рукою прозрачной обнимет
мой липовый стан
* * *
Не ощутима физически,
Взглядом не различима,
В гуще времн исторических
Частая гостья в былинах.
Светлая и воздушная.
Про одиночество ведая,
Тесно общаешься с душами,
Близко знакомыми с бедами.
Тмная и тяжлая.
С крыши шагнуть зовущая,
Чрным перемежвываешь
Светлое в райских кущах.
Лгкая и прозрачная.
Муза поэта нежного,
Как же ты много значила
В чувств океане безбрежном,
Грусть.
Игорь КЕЛЛИ
О.Р.
возлюби ближнего
I
Миры в жерновах меля
Мозг с сердцем твердят мне вновь,
Что в центре Вселенной Земля,
А в центре Земли Любовь.
Вселенная тьмы миров,
Земля человеков тьмы.
И правит людьми Любовь,
А в центре Любови Мы.
Мы пленники сладких оков,
Мы несовершенны столь,
Что правит Нами Любовь
но правит Любовью Боль!
II
Есть мы, а не ты и я
И хлеб пополам, и соль.
Есть боль не твоя и моя,
А наша общая боль.
Что ж, ближнего возлюбя
Забудь, что такое покой
III
мне больно не за тебя,
Мне больно вместе с тобой.
* * *
снова лето не задалось
я устал и к тому же трезв
настроение приподнялось
как очнувшийся в море Зевс
разномастных сомнений сонм
на расплывчатом рубеже
я пока что не за бортом
но стою на корме уже
балансируя в этой качке
между суши морей и неб
раздаю все свои заначки
На мягкой обложке букетик ландышей и
название: Настройщик звонких лир. Одно
имнное стихотворение в самом начале
книги. И начинается тихое волшебство: Го
ряча, мила, нежна / Встреча с первыми цвета
ми. / Что ты делаешь, весна, / В мае с нашими
сердцами?! / Не по дням, а по часам / Тополь
листья раскрывает. / Словно сказочный баль
зам / Опьяняет зелень в мае! / Хочется объять
весь мир, / Радоваться, словно дети. / Май
настройщик звонких лир, / Утро года на пла
нете!
Эти строчки написаны Сергеем Беловым вто
рого мая прошлого года. Они кажутся такими
простыми, но в трх катренах нет ни единого
заменяемого слова. Стих действительно задал
тональность книге, удивительно светлой, искрен
ней, философичной. Так, Последний день вес
ны, начинающийся с предвкушения горячей ра
дости летних дней, подводит нас к теме осмысле
ния и феномена жизни, и феномена творчества:
Последний день весны, / Вновь наступает лето: /
Июнь, июль и август впереди. / Но промелькнут
как сны / Горячие рассветы / И снова холодок от
осени в груди. / Сгорают жизни дни, / Проходят
быстро годы. / Никто не скажет, скоро ли финал.
/ Звени, мой стих, звени! / В любую непогоду /
Хочу, чтоб ты собою согревал!
Оставим критикам литературоведческий раз
бор. Но промелькнут как сны горячие рассве
ты ведь это вправду яркая находка! В зависи
мости от того, где поставить цезуру: Но промель
кнут / как сны горячие рассветы слова напол
няются совсем иным смыслом.
Таких находок в книге много: Полчаса
дождь целовал деревья. / Радовалась пыльная
листва. / Над землю молодой и древней /
Вдруг разлился запах волшебства! / Улыбну
лись флоксы, и шиповник / Стал о чм то пч
лам говорить. / О небесной влаге сразу вспом
нив, / Заплескались в луже сизари В этой
картине Мира вс говорит о некоем едином
замысле, и волшебство в ней не деклара
тивная метафора, а глубинная суть, что прони
зывает каждую подробность, любой запечат
лнный штрих.
Но трагически звучат, обличая уродства, кото
рые в образ Мира привносит человек, строчки:
Вс ниже продолжаем падать, / Попав тельцу в
жестокий плен. / Не бизнес, а культуру надо / В
России поднимать с колен. / Мы, несмотря на все
мытарства, / Должны Россию сохранить, / Ведь
Родина не государство / То, без чего не
сможем жить!
Белов не пишет о Родине вообще, доказа
тельство тому стихи, посвящнные земле, на
которой он родился: Малая Родина, Тридцать
Говоря о поэзии, сложней всего найти первые слова. Они
задают тональность, как камертон в руке настройщика. Ан
тичные поэты порой подыгрывали себе на лире. Образ лир
ника в литературе архитипичен. Но одушевление природ
ных сил, когда ручей, дождь, рассвет выступают как дей
ствующее лицо, музыкант прим, к которому ныне риску
ют прибегнуть лишь авторы, чувствующие природу как жи
вое существо, себя же как е родное дитя. Это смело. И
эта дерзость может быть оправдана лишь одним удачей.
седьмой регион, Ярославская земля, Горят
торфяники, леса.
Или: Жизнь сегодня выглядит печально. /
С болью в сердце я смотрю вокруг. / Вместо лип
искусственные пальмы / На проспекте появи
лись вдруг. / Вот оно, влияние прогресса. / Ме
сто книги занял Интернет. / За деревьями не
видим леса. / А природа мстит за боль в ответ.
Глубину выраженной поэтом тревоги сложно
недооценить, не поверить в не, не разделить.
Слово прозвучало. Остатся надеяться: имею
щий уши услышит
Конечно, это не был бы Сергей Белов, если б в
книге не нашлось лирических стихов. Поздняя
любовь, стих посвящение Весна красавица в
пути, Вновь в деревне. А стихотворение
Липа просто переполнено скрытым эротиз
мом: Поразила она нежно сердце. / Разбудила
шальную мечту. / Не могу я никак наглядеться / На
девичью е красоту. / Веселее звучи, моя лира, /
Золотою сентябрьской порой! / Ах, какая рос
кошная липа / Раздевается передо мной!.
На нашей книжной полке стало ещ на одну
хорошую книгу больше. Порадуемся вместе с е
автором этому успеху, пожелаем ему впереди
книг, которые принесут новых поклонников его
творчества.
КНИЖНАЯ ПОЛКА
тем кто так же как я ослеп
но стремится прочь из загона
рыбам в море роняю хлеб
чаек рыбой кормлю с ладони
Геннадий ХАРЕНКО
Поэту
Можешь не писать не пиши:
Без тебя написано тьма!
Слово есть движенье души,
А не наставленье ума!
Чтоб цвели жасмин и сирень
Общим корнем чистый обман!
А не мыслишь без строчки день,
Поздравляю, ты графоман!
Поспешать пером не спеши,
Может, ворон в небе не твой.
Если есть желанье души,
Вс срасттся само собой!
* * *
Вс, что знаю, уложу в строку,
И когда настанет час прощания,
Крикну, как Сократ: Ку ка ре ку?!
И уйду к векам на заседания.
Рядом с кем окажется душа?
Там ведь пруд пруди из разных типов.
Хорошо бы со своей Ксантиппой
Давний спор продолжить не спеша!..
Коллаж Валерия ТРОСЬКО