background image
суббота
k
111, 1 октября 2011 г.
В моих записях не будет хронологической последовательности.
Просто это набор наблюдений, которые могут показаться любопыт
ными неравнодушному читателю.
А начну с впечатлений, полученных на пляже на берегу Ионичес
кого моря, потому что для большинства любителей летнего отдыха
пляж является главным местом обитания. Разумеется, что экскур
сии не исключаются, но о них в другой раз, тем более что в мом
случае пляж был местом отключения от суеты и воплощением
царства лени.
Сама полоска пляжа представляла собой галечную полосу шири
ной не более пяти метров. Но сразу над ней нависала травяная
терраса, где стояли шезлонги, тенты, защищающие от солнца, а
также полный набор удовольствий, характерных для обустроенного
пляжа: бар с неограниченным набором напитков всякого рода,
аниматоры, бассейн с пресной водой и т. д. И ещ здесь росли
оливы.
И вдруг возле одной оливы стали собираться люди. Оказывается,
кто то заметил на ней змейку. Подошл и я. Она была похожа на ужа,
разве что головка была не жлтая, а тмная.
На морщинистом стволе оливы змейку трудно было различить,
но зеваки смотрели, толпились. И мне казалось, что я слышу, как
испуганно бьтся сердечко у маленькой змейки (если оно есть у
не), а бусинки глаз казались большими и расширенными.
СОН О ГОРЕ ПАРНАС,
КОТОРЫЙ ЯВИЛСЯ
АВТОРУ ВО ВРЕМЯ
ПРЕБЫВАНИЯ В ГРЕЦИИ
Древней Греции легенды и загадочные мифы
Увлекали меня с детства, своей тайною маня.
И уже, когда я вырос, даже авиатарифы
От поездки не сдержали любопытного меня.
Без заслуг литературных, но зато с большим
приветом,
Без медалей премиальных и без лавровых венков
Я отправился с волненьем в общежитие поэтов,
С кем я по литературе был достаточно знаком.
На горе гуляло солнце, ловко небо штукатуря,
Спектр на краски неземные гениально расколов.
На Парнасе было пусто, как сейчас в литературе,
Ни творцов высоколобых, ни бессмертных,
ни богов.
Лишь вдали от троп, ведущих к месту общего
собранья
Небожителей почтенных, стадо выводя на склон,
Чуждый суете и славе, в травах утренних
и ранних,
Шл мужик обыкновенный.
Его звали Аполлон.
РАЗМЫШЛЕНИЯ У
ПАМЯТНИКА АДМИРАЛУ
Ф.Ф.УШАКОВУ
В Г. КЕРКИРА (О. КОРФУ)
В ГРЕЦИИ
Героев есть у нас немало,
Но можно и в чужих краях
Российскую умножить славу
И в чистом поле, и в морях.
Не для себя, не из корысти,
Не ради подвигов в бою,
А чтоб от ворога очистить
Чужую землю, как свою.
Вот так пришл на Корфу зримо,
В историю земли богов
Архистратиг непобедимый
Великий Фдор Ушаков.
Он не случайно удостоен
Войти по праву в сонм святых,
Священной праведности воин,
Любимый средь людей простых.
И мужику из Ярославля
На берегу победных вод,
Где он так славно адмиралил,
Поставил памятник народ.
И мы в таких души не чаем,
Но вот, однако, в чм беда,
Достойной славою венчаем
Мы, к сожаленью, не всегда.
Среди семейного разгрома
(О том веду сегодня речь)
Порой не можем даже дома
Свою же славу уберечь
ДОЛЬКИ ЗОЛОТОГО
В августе я побывал на острове Корфу в Греции.
Визитной карточкой острова является ликр Кум
куат, что в переводе означает золотой апельсин.
Этот замечательный плод необычен. Главный
сувенир изготовляют из маленького китайского
апельсина. Завезнный в Европу из Китая в 1846
году, в 1924 м стараниями жителя о. Корфу
Мерлина невысокие мелкие фруктовые деревья
оказались на острове.
Кум куат растт в Греции только на Корфу. Гречес
кие власти признали его местным продуктом,
защищнным по географическому признаку.
Свои записки с о. Корфу я тоже считаю творческим
продуктом, защищнным по географическому
признаку. Они могли у меня возникнуть только
здесь. Они невелики по объему, как и китайский
апельсинчик. Они ни на что не претендуют, но,
возможно, найдут своих ценителей, как это случи
лось с популярной у туристов продукцией из
экзотического плода ликром, прекрасным
вином, засахаренными фруктами и вареньем
Приглашаю вас попробовать своеобразные
дольки литературного золотого апельсинчика.
Валерий Кравец, Ионическое море, остров Корфу, Греция. Август
2011 года.
Как то неловко было за людей, но уговорить их разойтись я не
мог: толпа была разноязыкой.
И тут мне вспомнилось, как месяцем раньше на одном из озр под
Рязанью я увидел ужа, который плыл вдоль берега. Он высоко
держал свою жлтую головку над водой, ловко виляя тельцем. На
этом озере были купальщики, в основном женщины и дети, и я счл
нужным предупредить, что плывт ужик и что обижать его не надо:
змейка эта безвредная. Меня поняли, и пловец благополучно скрылся
в прибрежных зарослях
Мне показалась несколько необычной интернациональная пуб
лика на греческом пляже. Народ в абсолютном большинстве поджа
рый, несмотря на возраст. Заметил всего несколько толстяков
мужчин. И они, естественно, пили в баре пиво.
Очень много пар. Разного возраста. Разумеется, много малень
ких детей. Но что приятно поразило: они веселились активно и
изобретательно, но без истерического визга, который нередко пор
тит нам настроение на отечественных пляжах.
Почти что все загорающие лежат, уткнувшись носом в книжки. Я
обратил внимание на то, что книги толстые, в мягких обложках.
Язык английский, французский, немецкий. На русском языке
ни одной книги. То ли россиян на пляже не было (позже я понял, что
они действительно в ощутимом меньшинстве). То ли не до чтения
им было в этом раю
И ещ. У читающих я не заметил ни одной книги стихотворений.
Значит, угасающий интерес к поэзии печаль
не только российская
Довольно большое количество отдыхающих
сосредоточенно делают пометки на бланках ка
кой то неведомой мне игры. Кажется, она назы
вается Бинго и по популярности не уступает
увлечению россиян сканвордами.
Не меньшей популярностью пользуются бары.
Поскольку посетители пляжа отдыхают в этом
отеле по системе Вс включено, пользоваться
услугами бара можно вроде как бесплатно. Вот
они пьют и едят, пьют и едят
А рядом плещется море, чистое настолько,
что даже без специального облачения видишь
его галечное дно на глубине нескольких метров.
Правда, галька эта доставляет много неудобств
при заходе в море: она жстко впивается в наши
изнеженные ступни, мешает удержать равнове
сие. Признаюсь, я бросался в море, едва вода
доходила мне чуть выше колен, а выходил на
берег на четвереньках
С завистью я вспоминал способность мага
фокусника, выступавшего у нас на одном из
вечерних шоу, танцевать и вообще проделывать
всякие штучки на битом стекле. Ему этот галеч
ный берег был бы нипочм.
Ленивую тишину пляжа нарушает шутовская
труба аниматоров, таким образом они сзывают
людей на свои многочисленные мероприятия
от метания дротиков и стрельбы из мелкашки
до конкурсов караоке и танцев всех времн и
народов.
Практически каждый посетитель пляжа воо
ружн цифровым фотоаппаратом. Все без кон
ца снимают. Я совершенно случайно увидел,
какая получается картина, если хотя бы несколь
ко сот кадров собрать вместе. Фирма, предлага
ющая тут же распечатать отснятое, выставила
стенд со своей продукцией: тысячи тел, отлича
ющихся только купальниками и плавками.
Над пляжем витает пряный запах мазей и
масел для загара или защищающих от солнца.
Не знаю, насколько они эффективны, но публи
ка использует косметику такого рода активно и
даже яростно.
Изо дня в день по пляжу бродит пара масса
жистов парень и девушка. По виду вроде
вьетнамцы. Из рекламы, что они носят с собой,
понимаю, что час их работы стоит 30 евро. И я
видел их работу: пашут они над своим клиен
том не разгибаясь, постоянно используя содер
жимое склянок и тюбиков. Не знаю, правда,
насколько эффективна эта разовая акция, но
желающие находятся.
ПЛЯЖ
Выпуск 78
С ЧУЖОГО БЕРЕГА
ВИДНЕЙ
(Стихи, написанные в Греции)
На острове Корфу в Греции я написал много
стихов. Естественно, некоторые из них напрямую
сюжетно связаны с впечатлениями, которые я
получил в этой стране.
Но есть в цикле стихотворений произведения,
непосредственно вроде бы не связанные с
Грецией. Это не совсем так. Философские,
лирические строки продиктованы самой атмос
ферой острова, бормотаньем волн Ионического
моря, задумчивым взглядом вековых олив,
растворнной в воздухе музыкой народных
мелодий, неразгаданной тайной греческой ночи.
И потому, с точки зрения автора, они органичны
в цикле стихотворений, в названии которого
ярко выражена его публицистическая позиция,
самокритичная в известном смысле. Но опираю
щаяся на любовь к родной земле, которая с
чужого берега видней
Нередкая картина на Корфу: загруженный под завязку ослик.