background image
четверг
k
113, 6 октября 2011 г.
БУДЬТЕ ЗДОРОВЫ!
Виктор Васильевич, долгие годы считалось,
что первичная задача реаниматолога запус
тить работу сердца и лгких. Основатель вашего
института, а заодно всей мировой реаниматоло
гии академик Владимир Неговский доказал, что в
центре проблемы оживления стоит мозг, состоя
ние центральной нервной системы. Но как найти
грань, за которой оживление теряет свой смысл?
С этой целью в практику реаниматологии
сегодня введено обязательное присутствие не
вропатолога, изучающего микросимптоматику
мозга. Пусть ещ работает сердце, но если мозг
необратимо повреждн, смысла в оживлении нет.
Конечно, можно вернуть в этот мир практически
любого пациента, ведь возможности реанимато
логии сегодня очень велики. Но это будет урод,
полуживотное получеловек, сплошная мука для
родственников. Ещ античные врачи полагали,
что мы можем лечить и не должны убивать, но не
должны приносить в мир мртвую душу. И это
очень верно.
Кстати, реаниматология термин, предложен
ный академиком Неговским в 1961 году, озна
чает вовсе не восстановление движения, как
думают многие, а нечто большее. Ведь анима на
латыни дух, душа, жизненное
начало. И тем не менее элементар
ные терапевтические процедуры,
помогающие дыханию и кровооб
ращению, должны поддерживать
ся вплоть до биологической смерти. Даже у без
наджных пациентов должна оставаться надеж
да, что их болезнь носит преходящий характер. В
нашей профессии нельзя быть самонадеянным и
думать, что нам точно известно, будет пациент
жить или нет. Каждый из нас уникален, поэтому
знать, как поведт себя организм в ходе болезни,
врач не может. Бывает, пациент с хорошим про
гнозом ночью умирает, а бывает, критический
больной без шансов на выживание пришл в себя
и просит борща.
В вашем институте немало уникальных раз
работок
Да, и одна из них уже нашедший примене
ние в больницах метод низкоэнергетичных лазер
ных технологий для жизнеобеспечения при мас
сивной кровопотере. Внедрение этого метода по
зволило значительно улучшить результаты лече
ния осложнений травматической болезни. Наша
гордость атомный силовой микроскоп, позво
ляющий разглядеть изменения мембраны эритро
цитов с точностью до нанометров. Благодаря это
му сегодня мы знаем, что происходит на клеточном
уровне при тех или иных заболеваниях, кровопоте
рях, отравлении химическими веществами. Нор
мальная клетка выглядит совсем не так, как по
врежднная, на поверхности которой появляются
тмные рытвины, колдобины и язвы. При
чм при различных повреждениях клетка выглядит
по разному. Сегодня у нас есть чткая картина
закономерностей в изменении нормальной жизне
деятельности клетки при различных заболеваниях,
в том числе алкоголизме и наркомании. Когда я
показываю своим студентам, как под атомным
силовым микроскопом выглядит клетка наркома
на, они испытывают потрясение и, надеюсь, отка
зываются от мысли употреблять эту гадость.
Виктор Васильевич, у вас на стенах развеша
ны страшноватые картинки с изображением по
врежднных клеток. Что значат сделанные на них
надписи на латыни цинк, фтор, железо?
Дело в том, что даже обычные медикаменты,
которые употребляет подавляющее большинство
из нас, не так безобидны, как мы порой думаем.
Скажем, известный мочегонный препарат фуро
семид, который многие пьют для профилакти
ки от мигрени, от гипертонии. После прима
этого лекарства клетка нашей крови совершенно
искажается, теряет свой нормальный облик. Или
известное антацидное средство маалокс, кото
рый назначают при язвах и гастритах. У нас недав
но был случай, когда одна дама выпила весь
флакон авось, хуже не будет! В отделение
реанимации е доставили в тяжелейшем состоя
нии, еле откачали ведь маалокс содержит цинк,
который при передозировке превращается в
страшный яд. Клетка при отравлении цинком вы
глядит как минное поле после взрывов. Кстати,
практически все детские присыпки также содер
жат цинк. Для этого агрессивного вещества тон
кая, нежная детская кожа слабая преграда на
пути проникновения в ткани и кровь, особенно
если имеются опрелости и повреждения. Мамоч
ки посыпают своих малышей этими присыпками,
как кукурузу солью, не подозревая, насколько это
может быть опасно. Вс это в той или иной степе
ни относится ко всем без исключения препаратам
как химического, так и природного происхожде
ния. Абсолютно безвредных среди них нет. Любое
постороннее вмешательство наш организм вос
принимает в штыки, в буквальном смысле ощети
нивается (поврежднные клетки похожи на жи
ков) и пытается с ними расправиться. Начинается
борьба не на жизнь, а на смерть: кто кого? Ска
жем, у вас заболела голова, и вы, вместо того
чтобы расслабиться, отдохнуть, погулять, попить
чаю, приняли таблетку от головы. И знать не
знаете, что внутри вас началась настоящая рево
люция! Вывод такой надо как можно меньше
лечиться. Чем реже вы будете употреблять те или
иные лекарства, тем лучше. Уж если идти на этот
шаг, только по назначению врача. Самолечение
страшное зло, сродни самоубийству.
А что это за пятая ткань, открытая в вашем
институте?
Сегодня мы научились выводить из состоя
ния клинической смерти тяжелейших больных,
давать им возможность дышать, восстанавли
вать сердцебиение и кровообращение, замещать
детоксикационную функцию почек, печени И
вс таки значительная часть больных, преодолев
критический период, рискуют погибнуть в более
поздние сроки от тяжлого осложнения поли
органной недостаточности. Именно этот синдром
сейчас является ведущей причи
ной летальных исходов.
Представьте себе человека, ко
торый доставлен в отделение реа
нимации, его вроде бы вытащили с
того света после тяжлой травмы, операции, ин
сульта, и родственники уже готовы радоваться
чудесному возвращению близкого человека
Но проходит два три дня, и у него без видимых
причин вдруг начинает отказывать один орган за
другим. Примерно в половине случаев такие па
циенты погибают. Поскольку полиорганная недо
статочность лидирует в структуре летальности
среди реанимационных больных, естественно,
стали искать причину, и выяснилось, что чаще
всего она развивается из за сепсиса, то есть на
фоне глубокого и необратимого конфликта меж
ду человеком и его микрофлорой. Именно живу
щее внутри нас микробное сообщество за поисти
не царственную роль в работе нашего организма,
да и всего материального мира, иногда называют
пятой тканью. Не мы е открыли, но именно мы
подтвердили е ведущую роль в нашей жизни.
Полиорганная недостаточность общая
проблема или есть такие страны, где удалось е
решить?
Решить е не удалось пока никому, даже
самым развитым в экономическом отношении
державам. Оказывается, даже полная асептика в
операционных и перевязочных, одноразовые
предметы ухода, мощные антибиотики не могут
предотвратить развитие сепсиса у больного в кри
тическом состоянии. Ведь у такого больного зна
чительно снижены защитные механизмы слизис
тых оболочек и эпителия, повышена проницае
мость тканевых барьеров, подавлена реактивность
системного иммунитета вплоть до иммунопара
лича. Сейчас в нашем институте ведутся ориги
нальные исследования, направленные на поиск
сигнальных молекул в крови критически боль
ного человека. Это и есть те
молекулы, которые подают на
шим органам сигнал приоста
новить свою жизнедеятель
ность, после чего у больного
регистрируется лавинообраз
ное ухудшение клинических и лабораторных па
раметров, развивается и прогрессирует синдром
полиорганной недостаточности. С этого момента
пациенту с высокой вероятностью угрожает смер
тельный исход. Достаточно очевидно, что до тех
пор, пока мы не научимся распознавать такой
сигнал, человечество остатся беспомощным пе
ред лицом смерти, и никакие самые современные
достижения реаниматологии, трансплантологии
и хирургии его не спасут.
И что вам удалось найти и обезвредить
эти сигнальные молекулы?
Найти да. И частично расшифровать их
язык. Именно этим направлением занимается
новая лаборатория метаболизма критических со
стояний под руководством профессора Натальи
Белобородовой. Выяснилось, что они действи
тельно имеют микробное происхождение, выра
батываются бактериями в организме больного и
влияют на его метаболизм. Наступает момент,
когда микрофлора критического пациента начи
нает работать против хозяина, воспринимая его
как неблагоприятную для себя среду. Решив
так, микробы начинают боевые действия. Но
сначала они посылают сигнальные молекулы на
поражение.
Как князь Святослав Игоревич Иду на
вы?
Помня о смерти
Над входом в подземное царство Аида, как известно, было начертано: Забудь
надежду всяк сюда входящий.
НИИ общей реаниматологии РАМН, которому в этом
году стукнуло 75 лет, можно назвать антиподом этому мраку. Если бы руковод
ству института пришло в голову повесить над его входом какой нибудь запоминаю
щийся афоризм, то девиз Обрети надежду даже безнаджный вполне сгодился
бы. Здесь владеют особо секретной информацией, которая, казалось бы, может
быть подвластна лишь небесной канцелярии: почему мы умираем, какие сигналь
ные системы предупреждают нас об опасности и как их вовремя услышать, что
на самом деле происходит после смерти и как можно отсрочить этот процесс.
Директор института член корреспондент РАМН Виктор Мороз называет главного
теоретика жизни после смерти Рэймонда Моуди не иначе как великим мистифи
катором и считает, что на самом деле вс куда интереснее.
Да, но долгие годы никто этого благород
ного предупреждения не слышал. Наша задача
как следует изучить механизмы работы этих
сигналов и научиться ими управлять. Перспекти
вы колоссальные. Химическая структура ряда
микробных метаболитов уже установлена, поэто
му сегодня эти данные можно использовать для
диагностики многих заболеваний. Важно, что ряд
опасных состояний в реанима
тологии можно будет прогно
зировать, а наблюдая за дина
микой уровня этих молекул в
крови объективно оценивать
эффективность проводимого
лечения. У нас далеко идущие
планы. Поиск ведтся на всех
уровнях в клинике, непосредственно у постели
больного, в лабораториях на клетках и субклеточ
ных структурах человека, в микробиологических
экспериментах. Используется самое современ
ное оборудование, включая хроматомасс спект
рометрию. Такие исследования нуждаются в под
держке в виде научных грантов. Буквально на
днях мы стали победителями в конкурсе по при
оритетным направлениям науки, объявленном
Минобрнауки, так что теперь есть все шансы сде
лать прорывные шаги. Полной победы над смер
тью, конечно, мы не добьмся, но подвинуться
костлявой старухе, надеюсь, придтся.
Ваше отношение к эвтаназии?
Резко отрицательное. Прежде чем давать
человеку право добровольно умереть, надо со
здать ему достойные условия для жизни. У нас же
получается, что выбирать не из чего. Нам рано
говорить об эвтаназии, да и не по христиански это.
Но у вас были пациенты, которые просили
помочь им умереть?
Нет! Я всю жизнь в реаниматологии и точно
знаю, что желание уйти из жизни это чепуха,
истерика. Бывает, человеку плохо и он кричит, что
хочет умереть. Но это проходит, и он понимает,
как страстно хочет жить. Через меня прошло ог
ромное количество реанимационных больных. И
все они уходили с надеждой, с желанием вернуть
ся. Настоящий умирающий пациент всегда знает,
что ему осталось недолго, и все сто процентов!
просят продлить этот момент хотя бы на чуть
чуть. Ни один умирающий больной не просил
меня помочь ему уйти, все про
сят помочь остаться. Человек,
которого вынули из петли, боль
ше никогда не полезет. Кроме
клинических случаев, конечно.
Страх смерти самый силь
ный страх. Тот, кто играет этой темой, непоря
дочный человек.
А были пациенты, рассказывавшие о тонне
лях, ярком свете, фигурах в белых одеждах?
Врать не буду, не было таких. Главный теоре
тик жизни после смерти Рэймонд Моуди, ско
рее всего, многое сочинил, а люди с богатой
фантазией подхватили.
Правда ли, что тоннельный эффект акаде
мик Неговский описал на 10 лет раньше Моуди?
Да, у него было много работ о механизмах
умирания мозга, об агональном состоянии и фазе
клинической смерти... Неговский первым пришл
к выводу, что примерно 0,3 0,5 процентов
пациентов, переживших то или иное критическое
состояние, находятся под влиянием определн
ных зрительных ощущений, обычно очень ярких,
сопровождающихся явлением двойного созна
ния, когда человек видит себя со стороны, обща
ется с родственниками и друзьями, иногда умер
шими. Это очень маленький процент пациентов, и
то, что Моуди впоследствии распространил явле
ние чуть ли не на всех, чистой воды спекуляция.
Изучив феномен, Неговский пришл к выводу,
что речь идт об остаточных явлениях умирающе
го или ещ не восстановившегося мозга, подвер
женного определнным химическим реакциям, и
отнс эти видения к категории функционального
дисбаланса. Нельзя не учитывать и влияния при
меняемых к этим людям реанимационных меро
приятий. Это могут быть электрические импуль
сы, большие дозы морфия, который, как извест
но, является сильным антигипоксантом, другие
мощные препараты Ясно, что мозг должен ре
агировать на все эти меры. Меняется кровообра
щение, в нм идут определнные химические ре
акции, и в состоянии клиничес
кой смерти они могут оказаться
резко отличными от тех, что про
исходят в мозгу у здорового че
ловека. Однако в большинстве
свом литература про жизнь
после смерти сказки, мало
что общего имеющие с действи
тельностью. Каждого своего пациента я подробно
расспрашивал о возникших ощущениях. Ведь мне
важно знать истину. А она такова: мы не знаем,
что происходит с нами после смерти, не ведаем,
отделяется ли что то от тела и продолжает ли сво
существование в ином качестве. Как бы кому то
ни было обидно это слышать, наша нынешняя
земная жизнь это единственное, в чм мы
можем не сомневаться. И прожить е надо так,
чтобы те, кто останется после нас, не плевались
при упоминании нашего имени. Уверен: речь идт
о работе мозга, о которой мы мало что знаем.
Можно сколько угодно фантазировать о путе
шествиях в иные миры, о выходе в астрал,
однако намного увлекательнее исследовать рабо
ту самого загадочного нашего органа.
А так хочется верить в чудеса!
Настоящие чудеса впереди, на пути развития
науки. Мы уже вплотную подошли к возможности
оживления людей не через пять, а через 10 минут
после наступления клинической смерти. Ещ Не
говский говорил о том, что надо умело применять
методы охлаждения, и этот период станет ещ
длиннее. Удастся найти умный наркотик, спо
собный, не убивая, вводить мозг в сонное состо
яние, и смерть отступит ещ дальше. Пути иссле
дования бесконечные, области для изучения
увлекательнейшие!
Виктор Васильевич, я слышала о том, что у
вас готовится к защите сенсационная диссерта
ция
Это очень серьзная работа о влиянии био
ритмов на течение болезни. Оказывается, всех па
циентов надо кормить и лечить по индивидуально
му графику. Исход болезни от этого напрямую
зависит. Все мы разные, и в разное время суток у
нас разные показатели крови, разное состояние,
настроение, работоспособность и аппетит.
Изучая добровольцев с резко повышенной кис
лотностью, учные выяснили, что у них бывает
время, когда кислотность отсутствует. И это вре
мя у всех индивидуально. Давать им лекарства в
такой момент не только не полезно, но и вредно,
однако всем дают по часам утро, день, вечер.
Если же давать лекарство в тот момент, когда
кислотность достигает максимума, это куда более
эффективно. Такие пациенты, в отличие от ос
тальных, быстро выздоравливают и больше не
испытывают подобных проблем.
Это относится только к пациентам с повы
шенной кислотностью?
В том то и дело, что абсолютно ко всем! И
мы это подтвердили экспериментально. Наше
наблюдение способно совершить переворот в
медицине ведь необходимо будет пересмот
реть все назначения, которые, оказывается, не
могут быть универсальными.
И вс таки есть ли у нас бессмертная
душа?
Я этого не знаю. Ни один пациент мне привет
с того света не передал. Знаю только, что чело
век продолжается в его делах. Если мо дело
принест пользу, я буду жить долго, в том числе
после смерти. Ведь это лучше, чем жить вечно,
томясь от безделья.
Беседовала Наталия ЛЕСКОВА
Самолечение страш
ное зло, сродни самоубий
ству.
Значительная часть больных,
преодолев критический период,
рискуют погибнуть в более по
здние сроки от тяжлого ослож
нения полиорганной недоста
точности.
В большинстве свом литера
тура про жизнь после смерти
сказки, мало что общего имею
щие с действительностью.