background image
четверг
k
122, 27 октября 2011 г.
C
M
Y
K
* * *
Памяти Л.В. Охрименко
Ещ вчера природа злилась:
То дождь, то снега колющий
заряд,
Но что то изменить никто
не в силах,
Пустые хлопоты так
люди говорят.
Сегодня распогодилось
немного,
По небу облачко гуляет
не спеша,
И проводить в последнюю
дорогу
Ничто уже не может
помешать.
Для тела только холода
объятья,
И на земле сплошной ковр
цветов
Душа летит в небесном
лгком платье
Из нежных белых белых
облаков.
Не изменить судьбы
предначертанье
И не связать разорванную
нить,
Ушедшим с небом тихое
венчанье,
Тем, кто остался, помнить,
дальше жить.
Сергей Гаврилов
* * *
Небо серое. Осень. Уныло.
Дождь. Деревья в одном
только цвете.
И в груди сердце словно
остыло
У меня в этот час,
на рассвете.
Нет желаний, любви, нет
мечтаний.
Вс известно: за осенью
холод.
И от жизни уж нет ожиданий,
Хотя телом я вроде бы молод.
Я когда нибудь возненавижу
Этот серый порядок осенний
Или новую осень увижу
В блеске красок палитры
последней
Галина Горлова
* * *
Тропинкой средь ржаных
полей
Я к бабушке иду,
Она живт в другом селе,
И я туда дойду.
Я не боюсь, иду легко:
Нет ни дождя, ни ветра,
Идти не так уж далеко
Всего семь километров.
Нигде не видно ни души,
Одна лишь я да поле,
Рожь спелым колосом
шуршит,
Лицо мне, руки колет.
То в гору, то с горы мой путь
Оврагами петляет,
Я ни присесть, ни отдохнуть
Себе не позволяю.
Я телеграфные столбы
Считаю по дороге;
Устали, ноют от ходьбы
Мои босые ноги.
Гул проводов, надрывный хор
Мне прожужжал все уши.
Вот и последний косогор,
Я подхожу к Криуше.
Дорогу на две развело
Тсс... провода! Потише!
Внизу раскинулось село
Соломенные крыши.
Я не иду! Бегу бегом!
Вдогонку пыль нестся!
Вот пруд, колодец
с журавлм,
И сердце птицей бьтся.
Вот три ветлы, вот тут
турник.
И в дом ведут приступки,
А бабушка в саду стоит
В платочке, в чрной юбке.
И я бегу, лечу к ней в сад,
Минуя сливы, вишни,
А с яблонь яблоки летят,
Мы с ней в траве их ищем.
Мне не забыть их вкус, их
цвет.
Там не была я тыщу лет
Юлия Гридчина
Подарок
архимандрита
Сельский батюшка мудрец
Непростой вручил подарок:
С неба радуги венец
Лг стезй прямой. Как ярок
Домотканый половик,
Словно лествица цветная!
С ним светлее стало вмиг,
Как ступать теперь я знаю.
Грешная моя душа
Под ступенью лишь под
первой.
Вверх стремиться, поспешать
Батюшка велит, наверно
* * *
в США из России было
вывезено около 60 тысяч
детей. Однако реальное
количество вдвое больше
были убиты семнадцать
детей
(из интервью П. Астахова
14.07.2011 г.)
Перемен подули ветры:
Осень с моей разминулась судьбой
Гонят нефть, да газ, да
кедры,
Вторсырь то детки
наши.
Сквозняком с родимых пашен
Беззащитных вон! сирот,
Но безмолвствует
народ!
Их в Америку товар,
Как с наркотиков навар!
Словно негров в поры оны,
Кандидатов миллионы.
Не убьют младенца
счастье;
Хуже, если на запчасти.
Мамелюков там взрастят,
Мать кукушку не простят!
Множит горькая страна
Пришлых алчных
племена
У этого издания красивая и печаль
ная судьба. Вышедшая в 2011 году вто
рая книга Людмилы Шошевой Хрус
тальный звон любви стала прощаль
ным даром автору от любящих друзей,
семьи, супруга, трудами которого она
была подготовлена к печати. Первые
две части это стихи разных лет; в
третьей собраны рассказы, зарисовки,
очерки. Трогают за душу ещ два раз
дела, где к автору обращаются самые
близкие для не люди, и три десятка
фотографий, некоторые из которых
уникальны.
Людмила Алексеевна успела мно
гое. Родилась в Болшеве, ходила в ме
стную школу. Получила два высших
образования: в Московском лесотех
ническом институте, затем в Москов
ском полиграфическом по специ
альности редактор. Почти вся е
жизнь прошла в любимом городе, ко
торому посвящено много стихов. Пер
вые поэтические пробы Люда принес
ла в костинское литобъединение, кото
рым руководила Г. Серебрякова. Мно
гое было опубликовано в разные годы
в Калининградской правде, Мос
ковском комсомольце, мытищинской
газете За коммунизм, молдавской
Советский Измаил и других издани
ях. Владела английским и болгарским
языками, в е переводе с болгарского
вышло несколько технических книг.
Никогда не пасовала перед трудно
стями, одна подняла на ноги сына. Их
отношения взаимной поддержки и до
верия вызывали восхищение.
Страстно любила путешествия: Му
ром, Екатеринбург, Чехословакия
Они с мужем мечтали ещ столько
увидеть, побывать в самых разных
уголках мира. Вот что пишет В.И. Ма
лых: Сейчас, разбирая старые фо
тографии, е письма, открытки, я по
стоянно нахожу отдельные листочки,
наброски стихов, начала рассказов.
Может быть, это так принято, не
знаю Мила раз как то сказала мне
китайскую поговорку: Счастье это
когда есть кого любить, что делать и
на что надеяться. У нас вс это было.
Мы любили друг друга как в молодо
сти
Людмила Шошева
Чайник
Валялся чайник у канавы
С дырявыми боками,
Валялся тихо он без славы,
А ведь когда то пел парами,
Блестел задорный он
над газом
И отражал в боках кастрюли.
Он в блеске спорил с медным
тазом,
Пока с него пылинки дули.
Потом его списали с кухни,
И стал он ездить на рыбалку.
Там огонк костра лишь
вспыхнет
Он забирается на палку.
И сквозь туман над тихой
речкой
Стучит ладошкой крышки
чайник
К нему стекались как
у печки
Искать тепла он здесь
начальник.
Неволя
На окне стеклянная банка, не
сколько листочков вишни брошено на
е дно. На них, изогнувшись, лежит
красивая, в коричневую и оранжевую
полоску, с чрной отделочкой на мор
* * *
Ты дарил мне восходы,
грибные поляны,
Ты дарил мне любви
привкус ягодно пряный.
Мы бродили с тобой
по рассветам вдвом,
И был воздух вокруг
лишь тобой напон.
Лишь тобою светились
берзы и ели,
И тобою одним
мои думы хмелели.
Я с ладоней твоих
собирала тепло
И глядела на мир
от любви так светло!
Запорошены снегом
грибные поляны,
И остался любви
привкус горький и пряный
дочке и около ножек, пушистая, шер
стяная гусеница. Алеша принс е с
улицы, в школе он получил задание:
проследить, как на свет появляется
бабочка.
Каждое утро он пишет в специаль
ную тетрадь, как ведт себя гусеница,
сколько съела листиков, и каждое утро
ему кажется, что смотрит она на него
печальными чрными глазками. Не
выдерживает е взгляда Алша и убе
гает.
И вот настал день, когда он не застал
свою пленницу на месте. Где она?
удивляется Алша. Под листиком тихо
лежал спелнатый комочек, бежевый,
плотный, остались только намтки но
жек и мордочки с рожками: гусеница
спряталась в домик, чтобы заняться
сложной работой вырастить мод
ные крылышки и усики.
Теперь Алша ждал бабочку: он меч
тал, как выйдет с банкой на крыльцо и
выпустит е на свободу: выращенную,
быть может, спаснную от какого ни
будь прыткого воробья.
Бабочка родилась: крылышки е,
красивые, оранжевые с чрными пят
нышками были неестественно расправ
лены
Шоколадница, прошептал
мальчик. Он попробовал пошевелить
е но бабочка была мртвая.
Горько плакал Алша. Что ни говори,
даже самая приятная неволя остатся
неволей
Наталья Кириллова
* * *
В омут окунувшись с головой,
Крыльев намочить
не побоишься.
Знаешь только ты, какой
ценой
Жизнь дана и яростной
стрелой
В штормовое небо
устремишься.
Шторм утихнет,
На рассвете ты
Играть устанешь с блудным
ветром,
В неге пребывая
безмятежной,
Как младенец, улыбаясь
нежно,
В свой родной очаг
верншься,
Ведь тебя ждут где то
Елена Лунина (Рябова)
Дорога
Утро входило сквозь окна
вагона
Голубоглазым рассеянным
светом.
Мимо, вс мимо пустые
перроны,
Выше, вс выше полог
рассвета.
Нет расстояний и нету
границы,
Если наполнилось сердце
тревогой.
Скоро увижу знакомые лица,
Нет расставаний есть
только дорога...
Вячеслав Дворников
Осень
Листья как стружки сухи
и курчавы,
Шелест чуть слышный вдоль
кромки пруда,
И золотые веснушки
на травах,
И золотая от листьев вода.
Восемь как охра строчек
октава
Перекликаются между собой.
Осень на листьях, осень
на травах,
Осень с моей разминулась
судьбой.
Фото Вячеслава СЕРГУНОВА
Выпуск
подготовила
Маргарита
Крылова
ПАМЯТЬ СЕРДЦА