background image
четверг
k
32, 22 марта 2012 г.
КОСМОНАВТИКА
(Окончание. Начало на с. 1)
Если народ не хочет помнить сво
прошлое, он теряет право на буду
щее.
Б.Е. Черток. Ракеты и люди
Первое наше знакомство состоялось
весной 1960 года, видимо, в то время
как БВ (как звали Раушенбаха его со
трудники между собой) начал рабо
тать в ОКБ 1 в Подлипках.
В соответ
ствии с проектом решения Военно про
мышленной комиссии наш оптико ме
ханический завод 217 должен был
подключиться к работам по тематике
С.П. Королва в части создания опти
ческих приборов для системы ручного
управления и ориентации космических
объектов. Группа инженеров ОКБ заво
да, в которую вошли заместитель на
чальника ОКБ Андрей Антонович Шац
кий, наш математик Борис Нечкин, ин
женер Аркадий Беляев и я, приехала
для согласования проекта техническо
го задания. Нас сразу же направили к
БВ, который находился на другой тер
ритории предприятия, через железную
дорогу.
Кабинет Бориса Викторовича был
обставлен очень просто: слева у окна
стоял стол, на котором находились
простенький письменный прибор со
стаканом, наполненным остро зато
ченными карандашами, настольная
лампа ещ довоенного образца и те
лефонный аппарат. Больше ничего!
На стене напротив стола висела боль
шая чрная доска. Справа всю стену
занимал большой книжный шкаф,
который обычно показывают в кино
про какого нибудь директора завода.
В шкафу стояли тома энциклопедии, а
на средней полке лежала только одна
книжка Вибрационное горение.
Фамилию автора я не разглядел, но у
меня сразу же возник вопрос: а при
чм здесь вибрационное горение?
Пока шло знакомство представление
каждого из нас, я вс пытался про
честь фамилию автора. Но мне так и
не удалось. Это уже потом я нашл в
библиотеке эту книгу и с большим
удивление узнал, что е автор Бо
рис Раушенбах!
Сразу же завязался общий разговор,
причм оказалось, что Борис Викторо
вич и Андрей Антонович в 1942 году
жили в одном доме, который был вы
делен для руководства эвакуирован
ных в Свердловск военных предприя
тий. После того как наше представле
ние было закончено, сразу же перешли
к делу. Видимо, было заранее оговоре
но, что мы проинформируем о своей
тематике, то есть чем занимается наш
завод и ОКБ. Андрей Антонович стал
рассказывать о принципах действия и
конструкции современных бомбарди
ровочных прицелов, которые серийно
изготавливал наш завод. Незаметно у
доски они оказались вдвом, а мы си
дели и слушали. Выяснилось, что прин
цип сброса и полта авиационной бом
бы технически схож с задачей, которая
стояла перед системой управления
спуском космического аппарата. Тут
же на доске они стали рисовать схемы
и делать вычисления, и, по существу,
проект технического задания вчерне
был согласован.
Борис Викторович очень вниматель
но и дружелюбно слушал всех. При
этом он, задавая вопросы, незаметно
для нас заставил говорить каждого.
Например, когда подошла моя очередь,
он спросил, как происходит процесс
наведения самолта на цель. Я расска
зал о том, как штурман во время наве
дения управляет движением самолта.
На прицеле имелись рукоятки управле
ния, которые выдавали сигналы на ав
топилот для управления самолтом по
высоте и по курсу. В поле зрения опти
ческой системы прицела были нанесе
ны продольные линии, в пределах ко
торых должно было двигаться изобра
жение подстилающей поверхности зем
ли. При правильном движении самол
та направление изображения должно
совпадать со стрелкой. Вертикаль ус
танавливалась с помощью обычного
жидкостного датчика, в сферическую
верхнюю крышку которого были вмон
тированы четыре контакта. В корпус
датчика была залита электропроводя
щая жидкость, но так, что оставался
пузырк воздуха, который при верти
кальном положении датчика наполо
вину перекрывал каждый контакт. При
отклонении датчика от вертикали, ког
да хотя бы один контакт оказывался в
воздушной среде пузырька, выдава
лись электрические сигналы, коррек
тирующие положение гироскопа, кото
рый в свою очередь удерживал верти
кальное положение поля зрения опти
ческой системы. При правильной уста
новке всех этих параметров, то есть
когда образовывалась вертикальное
положения плоскости движения бом
бы, при заданном угле зрения (под ко
торым видна цель) штурман произво
дил сброс.
* * *
Как то за разговором незаметно
прошл день, и мы закончили как раз
к шести часам вечера. Что же нас так
поразило в этом неординарном чело
веке? В первую очередь, наверное, его
убежднность. Он обсуждал с нами
конструкцию и состав будущей систе
мы так, как будто бы она уже стояла в
сборочном цехе. Во вторых, поража
ли его дружелюбие и простота. Он
заряжал нас своим оптимизмом и за
ставлял верить собеседника в самые
фантастические идеи. Ничего не от
вергая с ходу, вл разговор таким об
разом, что через некоторое время ты
сам понимал, что был не прав. При
этом ему доставляло удовольствие то,
что ты сам дошл до этого решения. И
третье, что лично на меня произвело
сильное впечатление, перед нами
был руководитель подразделения от
самого Сергея Павловича Королва!
Одет Раушенбах был очень просто:
серый пиджак, мягкая цветная рубаш
ка без галстука. Особенно меня удиви
ло, что на локтях пиджака были наши
ты заплатки из кожи или плотной
ткани. Уже потом я узнал, что это та
кой фасон.
Настало время расставаться, а ухо
дить не хотелось. Мы распрощались с
БВ и пошли на станцию Подлипки. Но у
нас было огромное желание обменять
ся мнениями. А как в электричке пого
воришь на такие темы? И тут Андрей
Антонович предложил идти пешком в
гостиницу по Ярославскому шоссе
до ВДНХ. Не помню, сколько времени
мы шли, но наговорились вдоволь.
* * *
Работа представлялась нам перспек
тивной. Мы приобщались к новому для
нас космическому направлению. Ну и,
конечно, поразила личность самого
Бориса Викторовича. Было удивитель
но, как он быстро вошл в нашу тема
тику! Не помню, по каким причинам, но
наше ОКБ не включили в кооперацию
по этой работе, а разрабатывать и из
готовлять приборы для системы ори
ентации стало предприятие ЦКБ 589
(руководитель Н.Г. Виноградов). Уже
потом я узнал, что в ЦКБ разработали
оптический прибор Взор, в котором
был реализован принцип построения
вертикали и плоскости орбиты, но уже с
помощью кольцевой зеркальной зоны и
матового экрана, на который проекти
ровалось изображение горизонта. На
этом же экране были нанесены стрелки,
которые указывали направление бега
изображения поверхности Земли при
ориентации на орбите. Таким образом
происходило построение плоскости ор
биты (как и у нас плоскости бомбомета
ния), а время запуска тормозного дви
гателя (сброса) и его время работы оп
ределялось уже другим путм.
* * *
Вторая встреча с Раушенбахом про
изошла уже в конце 60 х годов. Я рабо
тал в ЦНИИмаше, там организовали
отделение сводного планирования от
расли. И вот в ходе разработки свод
ных планов научно исследовательских
и опытно конструкторских работ (НИ
иОКР) возникло предложение опреде
лить головное предприятие по разра
ботке систем управления и ориентации
космических аппаратов. В то время
почти каждое предприятие, которое
делало космические аппараты, вяза
ло свою систему управления и по сво
ему разумению заказывало оптичес
кие и другие приборы. Отечественные
оптические заводы уже не справля
лись с разработкой разнообразных
приборов и датчиков. Не было унифи
кации, ведь под каждое новое задание
приходилось конструировать, изготав
ливать и испытывать новый прибор.
Необходимые предложения мы подго
товили, и мне было поручено узнать на
этот счт мнение Бориса Викторовича
Раушенбаха. Он дал мне свой домаш
ний телефон и предложил договорить
ся о встрече. Жаль, что эта встреча была
очень кратковременной, но зато сколь
ко нового я узнал! Он свободно разби
рался во всм изобилии НИиОКР, кото
рые предлагались организациями и
предприятиями на эту тему для включе
ния в сводный план. Некоторые предло
жения он поддерживал, другие подверг
критике. Помню, он очень скептически
отозвался о системе ориентации, в ко
торой предлагалось использовать рен
тгеновское излучение некоторых звзд.
Потом на какое то время я потерял
Раушенбаха из поля зрения, так как
мне пришлось заниматься уже другой
тематикой. Но Борис Викторович сам
дал о себе знать. В августе 1987 года в
журнале Коммунист вышла его ста
тья Тысячелетие Крещения Руси.
Напомню, что Коммунист был офи
циальным органом партийной печати.
Как правило, экземпляры этого журна
ла лежали в киосках достаточно долго.
Но этот номер разошлся мгновенно! В
то время я по делам бывал в Госплане
СССР, и даже там этого номера журна
ла не было. Но мне повезло, я подпи
сывался на некоторые солидные изда
ния (Новый мир, Аргументы и фак
ты), а к ним обязывали подписывать
ся на партийную литературу. Я выбрал
журнал Коммунист, поэтому этот
номер я получил дома.
* * *
Третья встреча была ещ более ко
роткой. Наверное, не многие знают, что
в 90 х годах, когда Борис Викторович
работал в Московском физико техни
ческом институте, он подготовил и про
чл курс лекций по истории древнерус
ской иконописи, который вызвал ог
ромный интерес в Москве. Однажды
мне удалось отпроситься на работе, и я
поехал в Долгопрудный на одну из его
лекций. Это было совершенное откры
тие! Трудно представить, что человек,
который сам себя называл технарм,
так легко и доходчиво рассказывал об
иконописи и законах изображения на
плоскости (теория перспективы) и при
этом приводил множество примеров
из истории религии и русской и зару
бежной живописи. Слушателей соби
ралось огромное количество. Люди
сидели и в проходе, и на подоконниках
аудитории (потом последующие лек
ции перенесли в актовый зал). Многие
Три встречи с Раушенбахом
конспектировали, кто то записывал на
магнитофон. Но поговорить с ним мне
не удалось. Я только поздоровался, нас
тут же окружили студенты, и пошли
вопросы, на каждый из которых он
обстоятельно давал ответ. Разговора у
нас не получилось, и он попросил по
звонить ему. После этой лекции при
любом удобном случае я смотрел на
иконы и пытался узреть то, что увидел
в них Борис Викторович. Но не нахо
дил, а спросить по телефону было не
удобно, не так уж близко мы были зна
комы. Больше мне не пришлось с ним
встретиться, хотя я регулярно звонил
ему и поздравлял с государственными
праздниками.
* * *
В какой то книге я прочитал следую
щее: Сахаров, Лихачв, Раушенбах
славная земная троица ХХ века. Акаде
мик Сахаров сделал водородную бомбу
и, начав защищать нас от тех, в чьих
руках она оказалась, стал первым пра
возащитником планеты. Академика Ли
хачва ещ студентом отправили на Со
ловки за его Космическую академию
наук, но он выжил и предложил чело
вечеству идею Декларации прав куль
туры. Академик Раушенбах, поднявшись
туда, куда долететь можно только лишь
на крыльях ума, души и духа, показал,
что человеческое знание едино.
В преддверии 2001 года я позвонил
Борису Викторовичу и сообщил, что у
меня есть его книги, но ни одна им не
подписана. Он предложил приехать к
нему летом на дачу для подписи. К глу
бокому сожалению, этого не случилось.
Борис Викторович уже тяжело болел.
Он скончался 27 марта 2001 года,
его похоронили в Москве на Новодеви
чьем кладбище. Здесь ещ одно зна
менательное совпадение. Обратите вни
мание, что рядом с ним,
Конструкто
ром систем управления для космичес
ких аппаратов, похоронены
Космонавт
Герман Титов и
Композитор Альфред
Шнитке. Три
К!
Владимир МАЛЫХ,
ветеран ракетно космической
отрасли
ФОТО ИЗ АРХИВА КАЛИНИНГРАДСКОЙ ПРАВДЫ
Б.В. Раушенбах, Б.Е. Черток, Н.Н. Шереметьевский.
Подпись на этом снимке Андрея КОКОРЕВА: В руках у А.Ф. Стрекало
ва восьмикилограммовый мешок с деньгами. Правда, мы не вспом
нили, что это были за деньги и кто их вручил директору ЗЭМа.
Знакомые лица: Александр Лукашенко, Юрий Коптев, Юрий Семнов в РКК
Энергия.