background image
C
M
Y
K
вторник
k
34, 27 марта 2012 г.
136
Ведущая Раиса
ПОЗАМАНТИР
МИКРОРАЙОН ГОРОДА
Из 3 десятин в 1927 году было засе
яно картофелем и капустой около по
ловины. Весь урожай был застигнут
осенними морозами в поле и пропал.
По словам завхоза, удалось собрать
только 60 пудов картофеля.
Конечно, не это остановило А.С. Ма
каренко, были какие то другие причи
ны, не позволившие ему возглавить эту
развалившуюся деткоммуну. Здесь впе
чатляет другое: с левой стороны желез
ной дороги безотрадная картина одного
детского воспитательного учреждения,
а с правой, всего то в двух с лишним
километрах, цветущий оазис другого
коммуны имени Г.Г. Ягоды. Как писали
макаренковские коммунары: Нашлись
пацаны, бывавшие в Болшеве. Они го
ворили: не колония, а коммуна! Не так,
как в наробразе, а сами хозяева, как у
нас, честное слово!..
Третье посещение Болшева Анто
ном Семновичем Макаренко состоя
лось десять лет спустя
, когда он уже
жил в Москве. В Болшеве он искал не
новое для себя детское учреждение,
а... дачу! Жена Макаренко Галина Ста
хиевна писала сыну 9 марта 1939 года:
Мы ездили в Болшево сни
мать дачу и сняли. Решили с
отцом, что надо е закрепить
за собой, а то ещ неизвестно,
что нам предложат в дачтрес
те. Если будет что нибудь дей
ствительно хорошее, тогда по
думаем, как быть. Завтра от
несу заявление в дачтрест.
Дача в Болшеве очень уютная,
с прекрасной верандой. Мно
го зелени вокруг. Четыре очень
уютные комнаты, не проход
ные. Дорога с вокзала будет
очень хороша летом... Река
совсем близко в пяти мину
тах ходьбы. Места там очень
красивые и живописные. Дача
совсем культурная. На реке
лодки и лодочная пристань.
Говорят, прекрасное катание.
Отцу там очень понравилось,
и он уверен, что летом там бу
дет прекрасно
.
А через неделю А.С. Макаренко сам
сообщал об этом событии: Дачу в Бол
шеве наняли. Очень милое место, по
чти на самой Клязьме. От станции идти
Нынешняя улица Станционная сохраняет все
изгибы прежней главной улицы Болшева. От не
отходило несколько ответвлений, самое большое
из них Заовражье. Оврагами объясняется кри
визна улиц. Из за оврагов и земли болшевских
крестьян были раскиданы к западу и северу от
села от Комитетского Леса до Яковлевского
приюта и дальше, до самой фабрики Сапожнико
ва и до Комаровки. В основном сеяли рожь. По
воспоминаниям жительницы Болшева А.Г. Тихо
мировой, поля эти в обрамлении лесов были очень
красивы. Как на известной картине И.И. Шишки
на. Поле спелой ржи как море; отдельные
сосны на нм, и волны проходят от ветерка.
От села отделяла поля линия узкоколейки (е
называли Верочкой по имени паровозика), по
грузившаяся в глубокий ров, через который пере
кинут был мост, прозванный Горбатым. Из Бол
шева по дороге мимо церкви, по Горбатому мосту,
крестьянские лошади катили телеги с сельхозин
вентарм и семенами на поля, а в конце лета
полные возы в село. На поля при Комаровке при
ходилось ездить кругом через Шапкин мост,
через Старые Горки, огибая извилины Клязьмы.
Пешком можно было пройти напрямик, но моста
у Комаровки не было, был лодочный перевоз.
Большое поле к востоку от Болшева принадле
жало Сапожниковым и обычно засеивалось кле
вером на соблазн глупым болшевским телятам,
Старое Болшево
которых сторож и управляющий, случалось, заго
няли в сарай и требовали за потраву штраф
Так было до 1917 года. После революции поля
распределили по новому, и часть сапожников
ских земель перешла к Болшеву.
По данным, полученным С.П. Чуйко в област
ном архиве, в Болшеве в 1925 году числилось 58
домов с населением 3090 человек. В опись не
вошли Жуковка и дача Клюева.
Вот основные крестьянские династии.
Галямины 7 домов, 32 чел.; Муханцевы 6
домов, 35 чел.; Гундаевы 4 дома, 13 чел.; Тихо
мировы 2 дома, 10 чел.; Зерновы 5 домов, 28
чел.; Фдоровы 3 дома, 20 чел.; Разорновы
1 дом, 8 чел.; Шурыгины 1 дом, 5 чел.
Сельским старостой до 1917 года был Михаил
Иванович Зернов. Очевидно, заслужил доверие
односельчан, так как после революции его избра
ли первым председателем сельского Совета.
Значительная часть населения не была связана
с сельским хозяйством, это те, кто работал по
найму или занимался собственным делом
Каждая крестьянская семья обязательно имела
лошадь и корову, а то и две. Многие занимались
промыслами, в особенности в свободное от поле
вых работ время, или просто в семье были сво
бодные рабочие руки. В частности, зимой возили
на Первомайку торф с болот, до которых не дотя
гивалась узкоколейка. Платили за это мало, копе
ек 10 15 за воз, да хоть столько, а то конь и
вовсе даром сено ест.
Было несколько легковых извозчиков из
семей Гундаевых, Смирновых, Разорновых. Ста
рожилы особенно отмечали Сергея Власовича Гун
даева и сына его Василия Сергеевича лошади
их были на загляде
нье: красивая сбруя,
превосходные про
лтки и сани с мехо
вым пологом.
Коню в Болшеве,
как и повсюду в Рос
сии, был большой
почт. На Масленицу
он становился геро
ем нашего русского
карнавала. А.М. Гун
даева Зернова (дочь
первого председателя сельского Совета), захва
тившая ещ конец XIX века, рассказывает, как
крестьяне, один перед другим запрягая лошадь в
сани, украшали е цветными лентами, подвеши
вали колокольчики. В сани набивались кто хотел
и кому место хватило. С песнями катались по
Болшеву и окрестностям до Тарасовки. Особая
радость была детям: они лезли в любые сани, и
возница не имел права сгонять: Масленица.
Хорошо была поставлена в Болшеве торговля.
Знаменитый МУС в 20 е годы уже существовал, на
том же месте в доме Н.И. Зиновьевой. Сама владе
лица дома жила на втором этаже, а низ сдавала под
торговые заведения. Кроме продовольственного
магазина здесь была промтоварная лавка З.П. Та
тарина и чайная. В северном конце села лавка
М.Д. Шапкина, торговавшего
чем угодно, от селдок до зам
ков и прочих металлоизде
лий. Около не поворот на
Шапкин мост. Почти напро
тив, ближе к центру, была
лавка Левицких продо
вольственная. Около станции
лавка Е.Г. Боголепова. Был
винный магазин И.И. Емелья
нова, между аптекой и почтой.
Водкой не торговал, водка
продавалась только в специ
альном магазине Центроспир
та в Малом Болшеве. Б.И. Емельянов, сын первого,
содержал пивную около станции.
Степенные мужики предпочитали питейным за
ведениям чайную. К Алексею Ивановичу так
звали содержателя чайной шли как в клуб. За
пять копеек сидели целый вечер, беседуя с сосе
дями, не спеша потягивая чай. Калачи и булочки
поставлял в чайную С.Г. Дорофеев, основавший у
себя дома пекарню. Любители горячих булочек
покупали их прямо у него из рук, собираясь на
запах пекарни, дожидаясь, когда Сергей Гераси
мович вынет из печи очередную партию.
Богачами все эти торговцы не были Занима
лись они частным бизнесом либо в силу семейной
традиции (ничего другого и не имели), либо по
необходимости: в 20 е годы в стране была гро
мадная безработица. Братья Левицкие были сна
чала рабочими на фабрике Арманд в Пушкино, и
зарплата их была едва ли намного меньше дохода
от торговли. С.Г. Дорофеев, работавший на Кра
сильне, в 1910 году был уволен за попытку орга
низовать забастовку. Пришлось создать собствен
ное дело. Орудие производства большая печь
занимала основную часть дома, а семья из
шести человек ютилась по углам. Более подходя
щий дом так и не смогли в ту пору построить. Сын
Дорофеева, Сергей Сергеевич, предпочл стать
рабочим, а пекарню сдали в аренду. Они снабжа
ли хлебом школу слепых в Горках и другие заве
дения. Жена С.С. Дорофеева, Анна Васильевна,
проработала на Первомайке со дня е пуска в 1925
году и до выхода на пенсию.
В 20 е годы в селе было два сапожника Р.В.
Курулв и И.Т. Труфанов. Старожилы вспомина
ют их как превосходных мастеров, аккуратных и
добросовестных.
Болшевские крестьяне, как и мастеровые, де
лали вс своими руками. Все трудолюбивы, нам
ных работников не держали. В каждой семье сво
их рабочих рук хватало. Даже с избытком
многие ещ с конца прошлого века (XIX в.
Р.П.)
нанимались на соседние предприятия. Так что
кулаков в Болшеве не было. Правда, был один
раскулаченный Г.Ф. Фдоров. Неосторожно
завл вторую лошадь и вторую корову но се
мья то у него 10 человек! Тем не менее кто то
проводивший на месте мероприятие по ликви
дации кулачества как класса непременно дол
жен был найти хоть одного. Ну, вот Фдоров. Две
лошади значит кулак. И отправили его в Сибирь
вместе с женой и детьми. Осталась в Болшеве
только одна его дочь А.Г. Тихомирова. Она
была замужем и жила в другой семье.
Иван ЧУБУРОВ
В Болшеве в 1925 году числи
лось 58 домов с населением 3090
человек. В опись не вошли Жуков
ка и дача Клюева.
Вот основные крестьянские ди
настии.
Галямины 7 домов, 32 чел.; Му
ханцевы 6 домов, 35 чел.; Гунда
евы 4 дома, 13 чел.; Тихомировы
2 дома, 10 чел.; Зерновы 5 до
мов, 28 чел.; Фдоровы 3 дома,
20 чел.; Разорновы 1 дом, 8 чел.;
Шурыгины 1 дом, 5 чел.
Было несколько легковых из
возчиков из семей Гундаевых,
Смирновых, Разорновых. Старо
жилы особенно отмечали Сергея
Власовича Гундаева и сына его
Василия Сергеевича лошади их
были на загляденье: красивая
сбруя, превосходные пролтки и
сани с меховым пологом.
Хорошо была поставлена в Бол
шеве торговля. Знаменитый МУС в
20 е годы уже существовал, на том
же месте в доме Н.И. Зиновьевой.
Сама владелица дома жила на вто
ром этаже, а низ сдавала под торго
вые заведения. Кроме продоволь
ственного магазина здесь была
промтоварная лавка З.П. Татарина
и чайная. В северном конце села
лавка М.Д. Шапкина, около не
поворот на Шапкин мост.
Иван Иванович Чубуров краевед, житель Болшева. Его проникновенные, поэти
ческие и яркие очерки по истории старого Болшева печатались в газете Калинин
градская правда на рубеже 1980 1990 х годов и в литературном историко краевед
ческом альманахе Болшево. Сейчас мы публикуем их для современного королвского
читателя.
минут двадцать пять без особого на
пряжения. Четыре комнаты и веранда,
маленький садик и очень живописные
окрестности
.
К сожалению, пожить на этой даче
Антону Семновичу не удалось. 1 ап
реля 1939 года А.С. Макаренко ско
ропостижно скончался в вагоне при
городного поезда на станции Голи
цыно под Москвой.
Владимир ЩИПИН
Хоккей с мячом. Сборная трудовой коммуны (Динамо, Болшево) и сборная Швеции. Москва, 1938 год.
Тот самый Горбатый мост через железную дорогу. 1937 год.
Фото Вячеслава СЕРГУНОВА
Рисунок Владимира ПИМЕНОВА
Болшево старое (тот самый магазин МУС) и новое.
Фото с сайта webkorolev.ru (фотолетопись К
оролва)