background image
Утром я проснулся первым, чтобы при
готовить костр и растопить лд. Дежур
ных у нас нет как хотим, так и готовим.
В маленькой дружной компании лишнее
принуждение не нужно. Я не пожалел,
что проснулся. Рассвет был прекрасен.
Ясными сильными линиями прорезался
горизонт. Говорят, когда утренняя заря
красная или багрово красная, а солнце
показывается из за туч или рваных обла
ков, надо ждать непогоды. Жаль, что
рассвет на Байкале весной такой корот
кий. Не успеешь очароваться солныш
ком, как оно уже убегает наверх.
Опять нас ждал большой перегон.
Ольхон уже видно давно, большая кол
баса острова лежит на горизонте (на
4 й день экспедиции гастрономичес
кие темы стали назойливо приходить в
голову). Путь нам преградила огром
ная мокрая трещина. Ольхонские Во
рота опасное место. На машине мало
кто решается тут проехать. Это мес
то рождения Сармы.
Вообще Байкал в плане ветров
уникальное место. Учные подсчитали,
что на озере имеется несколько посто
янных ветров и много блуждающих.
Буряты и тунгусы, веками живущие на
его берегах, посчитали все эти ветра
задолго до учных и уже успели многим
из них дать свои названия и насочинять
уйму легенд, связанных с ними.
Скоро лд оказывается абсолютно
убитым: Сарма постаралась. А нам ос
тавалось корячиться до самой базы
Ольтрек 15 километров. Приехали туда
к ночи. Хозяин базы встретил нас с
такими радушием и заботой, что после
московского гостеприимства мы
были просто ошарашены. Думаю, имен
но благодаря таким людям на Байкал
хочется возвращаться снова и снова.
Отоспались на базе Ольтрек, поку
шали в столовой омуля и поехали ка
таться на островки Малого моря.
По
пути к Байкалу нас сопровождал чр
ный кот, тоже очень дружелюбный и
добродушный.
Ольтрек издалека выглядит как два
острова: белый и коричневый, Инь и Янь,
соединнные в одном порыве. На обе
части можно спокойно перейти по верху,
прикоснувшись по дороге к скальным
останцам, выглядящим как памятник
Бурхану. На самом острове чудесные
сосульки и наплески. Это так называе
мые сокуи. Если сокуи стали образовы
ваться значит, скоро природа поймает
Байкал в холодные цепи зимы. От осени
к зиме уровень воды в озере уменьшает
ся на целых полметра, а то и больше, вот
и образуются такие причудливые грибы,
ледяные пещеры и сосульки у островов и
на мысах. Да ещ и ветер шутник плеска
ет на скалы водой: у берегов лд раньше
замерзает, и вода разбивается с сильны
ми брызгами о прибрежные льдины.
Вдоль берега от базы Ольтрек мож
но прогуляться к галечной косе с Кур
минским мысом (мыс Уюга). С его воз
вышения виден и Байкал, и все турба
зы. Здесь появляются другие ощуще
ния: цивилизация, тепло. Нет уже того
чувства, как в первые четыре дня в
диких местах.
От мыса Уюга едем через остров
Ольтрек к острову Огой. Когда стоишь
перед его оконечностью, кажется, что
вторник
k
46, 24 апреля 2012 г.
Выпуск 88
Тонкие струны Байкала,
или 400 км на коньках!
(Окончание. Начало в номере
от 21 апреля.)
Конечно, интересно было бы увидеть,
как сковывается льдом Байкал. Гово
рят, сначала образуется плавучий лд.
Он выносится в озеро реками, образует
ся из расколотых сокуй ледышек,
намрзших на скалах и берегах. Ветер
играет с огромными льдинами, пере
брасывая их, как игрушки, друг к другу.
Затем льдин становится вс больше, и
они смерзаются вместе. Этот лд
самый сложный для конькобежца: он
непрозрачный и неровный из за наплес
ков волн. Катиться по нему как по
шпалам на велосипеде Зато этот
лд (его называют осенец) считает
ся самым наджным. Есть ещ один
противный лд колобовник. По нему
ехать сущий ад: в разные стороны
торчат плиты, наплески и неровности.
Пока я размышлял о Байкале, по
шл снег. Тучи мягко опустились на
лд, вс вокруг затихло, и снег мел
кими хлопьями медленно начал по
крывать всю гладь озера. Я ожидал
увидеть ветер, готовился, что надо
будет бежать от него к берегу, если
рвант с большой силой. Но ветер над
нами смилостивился.
К вечеру у меня заболели ахиллесо
вы сухожилия. Ехать стало болезнен
но. Поэтому будьте внимательны к ва
шему темпу и отдыху, если собертесь
на Байкал, берегите ноги.
Мы подъехали к бухте, где должно
было находиться зимовье. На карте оно
отмечено как летник в глубине бухты, в
двух километрах от берега. Все настоль
ко устали, что хотели остаться прямо
на берегу, но к вечеру сильно холодает,
поэтому стоять на месте нельзя. Возле
домика мы обнаружили следы медве
дя, видимо, он тут недавно отлживал
ся: снежок и трава ещ не успели нале
теть в следы. Мы насторожились. Заш
ли в домик никого. Есть печка, нары,
столики. Немножко грязно, но терпи
мо. Главное, что печка есть: в такой
мороз и ветер это большая подмога.
Для е растопки в домике нашлось не
много дров, но нужно было раздобыть
ещ. Выхожу за дровами в лес, всмат
риваюсь в сумерки: нет ли зверья вок
руг, места то совсем дикие. Опа, ка
жется, вдалеке уселся мишка и нюхает
воздух Сразу мысль зайти в дом,
проверить дверь. Благо, на ней есть
замочек. Всматриваюсь ещ (в темно
те это не так просто): явно неподалку,
как раз в лесу, бегает волк. Перепутать
его с кем то сложно: движется он ак
тивно, перебежками. Желание пойти
за дровами как то пропало: оказаться
запоздалым деликатесным ужином
оголодавшего зверья не хотелось, при
всм мом сочувствии к их непростой
жизни.
Утро прекрасно. Туч как не бывало, а
сильный ветер дат надежду ещ ра
зок увидеть чистый лд Байкала.
Ока
зывается, медведь оставил вместо себя
утром плотный куст, причм не поле
нился его основательно вкопать Зато
у озера теперь пасутся лошади, подня
ли морды, раскрыли ноздри привет
ствуют путешественников.
Идм вдоль берега, лд так себе: с
большими островками снега, которые
нас подтормаживают. Байкал покры
вается льдом полностью, кроме участ
ка в 20 25 км у истока Ангары. В
среднем лд держится полгода на се
вере и немного меньше на юге.
До Ольхонских Ворот остатся с де
сяток километров. У берега традицион
но много трещин, торосов. По карте тут
зимник или летник. Но карты опять
подводят: зимника нет и не было в
помине, хотя бухта явно обжитая: мы
заметили битое стекло, кучки мусора и
остатки шалашей на склоне. Разбива
ем лагерь прямо около берега, на зем
ле. Холодно.
тут живут духи озера. Зловещий хвост
дракона высится надо льдом, вспары
вая небо острыми шипами. Ну а если
представить, что это не дракон, и духов
тут никаких нет, то увиденное похоже
на гигантского комара. Это тоже, в об
щем то, совсем недурно для обострн
ного восприятия путешественника
Мы вернулись на базу и пошли в
баню. Попарились с вениками, помы
лись и спать.
В этот день мы совершили переход до
мыса Елгай острова Ольхон (от бурятско
го елгай овражий).
У местных бурят
есть предание, что на Ольхоне паслись
стада Чингисхана и что на одной из гор
стоит оставленный им котл. Самое боль
шое бурятское поселение здесь улус
Долонаргун, в котором около 25 юрт и
более ста жителей. Некоторые говорят,
что тут похоронен сам Чингисхан.
Следующая цель на сегодня Ху
жир. Идм теперь вдоль ледовой трас
сы МРС Хужир. Продвигаться здесь как
то невесело: мимо машины пролетают,
водители сигналят, руками машут. Лд
весь в бензине, укатанный и избитый.
Почти на подходе к Хужиру нас догнали
машины экспедиции: квадроциклы и
джипы. Мужики из экспедиции добрые,
веслые, но пути у нас разные. Наш путь
вл в гостиницу. Там вс было скромно,
но уютно, недорого и чисто.
Утром я отправился через сонный
Хужир до Бурхана встречать сол
нышко.
Историческое название мыса Бур
хан видимо, пошло из традиций ме
стных жителей совершать в пещере
скалы жертвоприношения бурятским
духам. Ещ неподалку было захоро
нение шаманов. Сама пещера находит
ся с запада Шаманки, высотой метра 3,
а узкий ход тянется через всю скалу
насквозь на восток. В старину в Ша
манской пещере находилась буддийс
кая молельня, в которой были расстав
лены разнообразные фигурки буддий
ских божеств, иконы, курительные све
чи и различные жертвенные принад
лежности. Деревья и столбы у Шаман
ки все повязаны ленточками. Говорят,
бурятских духов надо так ублажать,
чтобы путь открыли, чтобы не заплу
тать и выйти к своей цели.
Прихожу фотографировать на са
мую популярную и заезженную точ
ку мыса. А там уже другие фотографы
стоят, из экспедиции. Смеются, шу
тят, обсуждают розовеющие на гори
зонте горы. Вот и первые лучи солнца
на Шаманке: медленно прорезается
красная полоса на гре
бешке горы. Фотографы
напряглись: крепче схва
тили свои камеры, неис
тово жмут на тросики,
возбужднно перекрики
ваются: Вот вот, сейчас
будет полоса чткая
не поснимаешь больше!
Напряжение нарастает, и
настат кульминация
появляется та самая зло
получная черта. Фотогра
фы выругиваются и со
ветуют друг другу прекра
щать бессмысленные по
пытки запечатлеть на
прочь испорченную Ша
манку. А затем, собрав
свои фотоаппараты, ухо
дят, выполнив заветную
миссию.
На ночлег мы встали у
Хобоя, в первый раз
на льду. Я достал буры и
попытался вкрутить их в
лд, но они отказались
мне повиноваться то ли лд был
слишком крепким, то ли буры зату
пились.
Утром я опять встал рано. До Хобоя
оставалась пара километров через ги
гантские поля торосов.
Сво название
мыс получил за выходящую в озеро ска
лу, формой напоминающую клык зверя
(хобой по бурятски клык). Местами
Хобой пронизан сквозными отверстия
ми, видимо, от бушующих тут ветров.
Чудесная зимняя сказка это пеще
ры и ледовые гроты Хобоя. Разбиваю
щиеся о мыс волны и подхваченные
ветром брызги замирают на скалах со
куями. В ледовые замки превращаются
гроты с северной стороны мыса.
К Хобою бывает трудно пробраться:
перед мысом навалены огромные поля
торосов, а перед этими полями мок
рые трещины. Зуб Ольхона держит обо
рону против озера. Впереди только
далкий противоположный берег Бай
кала. У нас возникала мысль пройти его
поперк, но слухи о множестве трещин
и суровых ветрах побороли эту слегка
безумную идею. Поэтому мы обогнули
Ольхон и пошли по восточному берегу.
Скалы около Узур мечта художни
ка. Красные и жлтые языки пламени
как будто поднимаются в небо над мощ
ными льдинами. Чувствуешь себя ма
леньким и беззащитным человечком
перед стихией. Сегодня у нас был ос
новной план отправить товарища на
машине из Узур в Хужир, так как ему
нужно было вернуться домой раньше
нас. Вот и пришли мы в Узуры. Там
оказалось как то пусто, гостям явно
никто не радовался. Видимо, надоели
уже туристы. Наконец, вышли две тти.
Их глаза были недобрыми. Потребова
ли за машину 5 тысяч рублей.
В результате мы пошли провожать то
варища пешком. И ни разу потом не пожа
лели об этом решении. А вс потому, что
оказались в самом красивом месте Оль
хона, да и в нужное время. Это степь
перед бухтой Песчаной. На е берегу
несколько одиноких домов. Когда то там
были лагерь литовцев, тюрьма и рыбза
вод. Сейчас живт один рыбак и сдат
домик проезжающим мимо туристам.
Мы решили заночевать в Урочище
Саса.
Проснулись, помахали руками ухо
дящему вдаль Лше, поели каши за
пятерых. Сегодня мы хотели добрать
ся до материка и пересечь при этом
Малое море.
На середине его лд был очень пло
хой. Нас сопровождали тряска, посто
янные торосы и колобовник. Да ещ и
ветер в прожжнные дырочки перча
ток сильно задувал.
По пути нам попались рыбацкие
камчатки. Такую штуку обтягивают
тентом, брезентом и ловят внутри рыбу.
Холод подстгивал нас, а ноги не
переставали болеть: каждый шаг отзы
вался болью в ступнях. Друзья пришли
мне на помощь: отняли у меня рюкзак
и заставили идти налегке. Так и мино
вали мы последние тяжлые километ
ры до базы Ольтрека. В этот день мы
прошли больше 60 км.
Сегодня мы отходили от долгого
пробега накануне. В принципе, на
коньках вполне реально преодоле
вать такие расстояния налегке и если
много сил, то есть за 12 дней мы
могли бы пройти километров 600. Но
мы не такие кабаны, только гото
вимся ими стать. Поэтому мы отды
хали, а чуть позже поехали кататься.
Одному из нас, Кириллу, так понра
вилась ступа на Огое, что он решил
пройти вокруг не 108 раз, соединив
шись со вселенной и постигнув на
стоящий дзен. Однако дзена не
вышло: на 35 м круге Кириллу это
занятие надоело, и он сошл с дис
танции, так и не покорив бесконеч
ность и не достигнув просветления.
Говорит, выглядел глупо, когда тури
сты пришли щлкать камерами сту
пу, вот и остановился.
Нынешний план забраться на Сар
му. Не на одноимнный ветер, конечно.
В горы, по наледям реки. Мы хотели
увидеть заледеневшие водопады. Хо
зяин базы, Юра, отправляется с нами,
но выезжает чуть раньше на машине,
оставив записку: Привет, Москва!.
Водопад оказался небольшим порож
ком
Зато как было красиво спускаться
вниз по реке на коньках! Летишь по
лазури льда в разные рукава реки, мимо
пролетают деревья, кусты, скалы. Озе
ро напоследок подарило нам ещ один
момент счастья и красоты такой
спуск.
На следующий день мы попроща
лись с гостеприимными хозяевами, с
Юрой и Леной.
Настал наш последний
день на Байкале, завтра уже ехать в
Иркутск. Выходя из Ольтрека, мы встре
тили группу велосипедистов. Кто то
был из Шотландии, кто то из Моск
вы. Ехали меньше недели, а уже уста
ли. На велосипеде, наверное, тяжелее
кататься. Мужички были дружелюбные,
поинтересовались, как мы ходили эти
две недели на коньках. Они нас видели
на базе. Предложили довезти наши
рюкзаки до турбазы недалеко от МРС и
там накормить обедом. Поразмыслив,
мы сдали рюкзаки, а сами покатили до
МРС. Там мы слегка разминулись: ве
лосипедисты поехали напрямую, а мы
буквой Г, чтобы не напороться на
лд колобовник у Кобыльей Головы.
Приехали в Тутайский залив, там вс
пустынно, замерло. Велосипедисты
ещ едут где то сзади. Оказалось по
том, что они нас потеряли и ждали в
проливе. Хорошие ребята, но выглядят
как то потерянно. Наверное, и мы тоже
так выглядим у всех завтра проща
ние с Байкалом. Нас довезли от Тутай
ского залива в МРС.
Эх, как не хотелось уезжать! Приглу
шаю все мысли о том, что надо вернуться
в Москву, думаю только об этих счастли
вых днях и об озере.На маршрутке вмес
те с австралийцами доехали до Иркутска,
а потом сели на самолт и вернулись
домой, в Королв, оставив осколочек льда
Байкала в наших сердцах.
Даниил КОРЖОНОВ
Фото автора
10 марта.
Медвежья метаморфоза
11 марта. Ольхон.
Легенда о двух ветрах
13 марта.
По дороге цивилизации
14 марта.
Загадочная Шаманка
15 марта.
Долгая пешая прогулка
16 марта.
60 километров за день
17 марта. О неудачной
попытке постигнуть Дзен
18 марта. Подарок озера
19 марта.
По Байкалу на велосипеде
12 марта.
Острова Малого моря
Эх, как не
хотелось уезжать!
Мы вернулись
домой, в Королв,
оставив осколки
льда Байкала в
наших сердцах.
Мы подъехали к
бухте, где должно
было находиться
зимовье
.
На таких коньках
пройдено 400
километров по льду.