background image
C
M
Y
K
суббота
k
64, 9 июня 2012 г.
Выпуск 85
КАК ЭТО БЫЛО
СЛОВО ПРОЩАНИЯ
С Чернобылем у меня связана чуть
ли не половина жизни. С 1976 года я
работал в должности районного инс
пектора рыбоохраны Киевской гос
рыбинспекции, которая контролиро
вала и охраняла все водомы север
ной Киевщины вплоть до Белоруссии
и, прежде всего, Киевское море. По
том в апреле 1986 го катастро
фа на ЧАЭС, работа в зоне отчужде
ния, болезни, больницы
В пятницу 25 апреля 1986 года я, в то
время инспектор Киевской госрыбинс
пекции, вместе с группой коллег вы
ехал в рейд по Чернобыльскому и По
лесскому районам. Вообще то я пла
нировал выбраться туда в понедель
ник, 28 апреля, но тут резко потеплело,
начался нерест леща, и мы решили
выехать на пару дней раньше, чтобы
предотвратить массовое браконьерство
в выходные дни, когда численность
нарушителей природоохранного зако
нодательства на водомах резко воз
растает за счт приезжих киевлян. Тру
довые будни были заполнены весенни
ми хлопотами, а поскольку я тогда был
ещ и корреспондентом московского
журнала Природа и человек, то при
ходилось совмещать оперативную ра
боту с журналистской.
Вечер 25 апреля был тплый, пари
ло, как перед грозой, и когда ночью
Зона отчуждения
над Припятью что то полыхнуло и
прозвучал приглушнный грохот
взрыва, я принял вс это за молнию и
гром первой весенней грозы Как
мы позже узнали, это взорвался чет
вртый блок Чернобыльской АЭС. Так
в жизни человечества началась но
вая эра постчернобыльская.
Утром 26 апреля мы, пересев с ав
томобиля на катер, продолжили рейд
по реке и задержали несколько нару
шителей правил рыболовства. В небе
над нами пролетали к Чернобылю вер
толты, по реке сновали моторки: каж
дый занимался своим делом. Вот толь
ко вертолтов в небе становилось вс
больше, да над ЧАЭС
курился дым, да в гор
ле отчего то очень пек
ло и кружилась голова.
Под вечер наш катер по
пал под дождь из крас
но окрашенной тучи.
Его капли тоже были
красными, и я, вспом
нив, чему учили в воен
ном училище и в армии
(вс таки офицер запа
са), сообразил, что они
с радиоактивным йо
дом. Достав припрятан
ную фляжку спирта, я
вылил туда флакон
йода из аптечки и зас
тавил своих коллег вы
пить этого пойла. Как
позже, уже в больнице,
объяснил мне доктор,
таким манером мы
прикрыли, можно
сказать, спасли, свои
щитовидные железы,
хотя и прилично их обо
жгли. Домой, в село
Лютеж Вышгородского
района, я вернулся
лишь 28 апреля, а 30
го уже снова был на
Чернобыльщине. Опять
командировка, хотя и с
другим заданием. Воз
вращался уже из зоны
отчуждения В ней мне приходи
лось бывать не раз. Последствия не
замедлили сказаться осенью 1986
года состояние моего здоровья резко
ухудшилось, а в феврале 1987 го я
уже попал в реанимационное отделе
ние больницы: скорая помощь по
добрала меня прямо на улице Киева.
Случись это в Лютеже или в иной сель
ской местности, где нет скорой, я,
вероятнее всего, уже не писал бы этих
строк. Потом длительное лечение.
А после больниц и в перерывах между
ними я руководил Чернобыльской
группой специализированной экспе
диции Минчернобыля Украины, буду
чи одним из е организаторов.
Мы осматривали сла, испытавшие
наибольшее радиационное загрязне
ние и обречнные на уничтожение. Их
было запланировано двадцать. После
осмотра и фиксации или спасения вы
явленных культурных ценностей при
ходилось подписывать акт санкци
онировать ликвидацию села. Я как
будто утверждал ему смертный при
говор. После этого бульдозеры запа
хивали строения в заранее выкопан
ные траншеи, и на месте села насыпа
лось несколько свежих курганов
как я горько шутил, постчернобыль
ской археологической культуры. Кто
знает, возможно, через несколько со
тен или тысяч лет их действительно
будут исследовать учные археологи
грядущих времн Эта зона отчуж
дения стала для меня, можно ска
зать, вторым рабочим местом, по
скольку я часто бывал там в команди
ровках.
Тема Чернобыля прошла сквозь душу
и сердце, так что я пишу лишь о том,
что пережил и увидел сам, и не претен
дую на истину в последней инстанции.
Когда в 1988 году, будучи пациентом
столичной больницы, я писал поэму
Меченые атомы или Слепой полт,
то считал е, скажем прямо, прощаль
ной. К счастью, чрт оказался не та
ким страшным, как его малевали,
когда прогнозировали планетарные
последствия взрыва мирного атома
вымирание миллионов людей, гло
бальные катаклизмы, чуть ли не конец
света. А великий доктор Николай Ми
хайлович Амосов ещ тогда открытым
текстом сказал, что масштабы послед
ствий Чернобыльской катастрофы за
вышены почти втрое
Рискну высказать такую гипотезу:
народы Украины и Белоруссии оказа
лись каким то образом уже подготов
ленными к радиационному удару, при
чм эта подготовка длилась в течение
нескольких тысячелетий. К таким выво
дам приводят результаты исследова
ний ленинградского учного Морея, ко
торый ещ пятьдесят лет назад изучал
украинское Полесье, в частности, ради
ационное поле этой местности. В 1963
году Морей опубликовал отчт, из кото
рого следует, что на севере Киевской и
Житомирской областей зафиксирова
на территория с повышенной естествен
ной радиацией. В той же публикации он
обозначил контуры этого природного
радиационного пятна, которые чем то
напоминали очертания бабочки.
Эта гигантская бабочка Морея
практически совпала с контурами со
временной зоны отчуждения и тер
риторией, загрязннной радиацией (из
вестно, что до Чернобыльской катаст
рофы в СССР не было радиационного
мониторинга), т. е. радионуклиды пос
ле взрыва на ЧАЭС, наложившись на
бабочку Морея, только усилили уже
имевшееся радиационное поле: при
родную радиацию дополнила радиа
ция рукотворная.
Таким образом, получается, что
люди, тысячелетиями жившие на этой
земле, были в значительной мере адап
тированы к радиации, их организм вы
работал к ней своеобразный иммуни
тет, что выражается в повышенном
пороге чувствительности.
Размышляя о возможном происхож
дении радиационной бабочки Морея,
севшей на землю Украины, я обратил
внимание на е сходство с другой ги
гантской бабочкой. Как известно,
утром 8 июня 1908 года в бассейне
сибирской реки Тунгуски произошл
сверхмощный взрыв. Этот феномен
вошл в историю как Тунгусский ме
теорит. Учные ещ не определились с
его происхождением. Бесспорно уста
новлено одно: он сопровождался рез
ким всплеском радиации. Как устано
вили экспедиции К.П. Флоренского в
1958, 1961, 1962 годах, картина вывала
леса имеет сходство с очертаниями
радиационной бабочки Морея. Это
обстоятельство наводит на мысль, что
явление, подобное Тунгусскому, могло
произойти многие тысячелетия тому
назад и на севере Украины в Поле
сье, в пределах нынешних Киевской и
Житомирской областей.
Результаты исследований Морея на
толкнули специалистов на поиск в этом
регионе урановых руд. Их месторожде
ние было открыто на большой глубине
залегания именно на них должна
была в будущем работать ЧАЭС, выра
батывая, кроме электроэнергии, плуто
ний для ядерного оружия. Ещ в 1985
году один из руководителей Полесского
района Киевской области говорил мне о
подготовительных работах по строи
тельству шахт для добывания урана.
Украина одна из богатейших стран
мира по запасам урана и титана. Кроме
того, следует учесть, что значительная
часть е территории находится на крис
таллическом щите, а это гранит и
другие каменные породы. Похоже, что
природа или Господь Бог позаботились
о безопасности украинцев, подготовив
их к будущим испытаниям.
26 лет после аварии на ЧАЭС про
мелькнули как один день. Кажется,
только вчера мы на вертолте вместе с
пилотом Валерием Маленком искали в
плавнях Киевского моря браконьеров,
чтобы рассказать им о радиационной
опасности и убедить их срочно эвакуи
роваться. Они же нам не верили, при
нимая это за хитрость рыбинспекции с
целью выманить их из убежищ. С дву
мя из них я через пару лет встретился в
столичной больнице Дни были су
ровые, хвороба навевала тяжлые раз
мышления, и я, чтобы хоть как то от
влечь соседей по палате, рассказывал
им невыдуманные истории из рыбин
стпекторской практики, иногда коми
ческие, а порой и не очень, которые
случались на Чернобыльщине ещ до
26 апреля 1986 года. Я тогда перенс
состояние клинической смерти
спасли. Выжил не для того ли, что
бы рассказать обо всм в книге Бре
мя Чернобыльского неба?
Данило КУЛИНЯК
1 марта 2012 трагически погиб ведущий науч
ный сотрудник ИКИ РАН, доктор технических наук
Игорь Михайлович Сидоров.
После окончания в 1958 году механико мате
матического факультета МГУ им. Ломоносова
Игорь Михайлович был направлен на работу в
НИИ 88 (ЦНИИмаш), где сразу оказался в центре
сложных научно технических проблем, порож
днных становлением ракетно космической от
расли. Специализируясь в области управления
движением летательных аппаратов, в частно
сти, управления движением, стабилизацией и
устойчивостью ракет носителей, он умел нахо
дить нестандартные подходы к решению возни
кающих трудных задач и выявлять новые акту
альные проблемы.
Игорь Михайлович участвовал в разработках
многих ракет и космических систем, решая прак
тические задачи на базе создаваемых им мате
матических моделей и методов. Он внс боль
шой вклад в теорию математического регулиро
вания и управления РКТ, разработав оригиналь
ный алгоритм управления с моделью, ориен
тированный на БЦВМ; он автор двух моногра
фий, одна из которых посвящена нелинейным
системам управления, другая управлению с
моделью.
В ИКИ РАН Игорь Михайлович пришл работать
в 1987 году, имея блестящую подготовку в обла
сти механики и теории управления, опыт много
летней практической работы в области РКТ и
высокий творческий потенциал.
Синтез алгоритма с моделью, дополненного
при необходимости решением краевой задачи с
использованием быстродействия современной
вычислительной техники и исполнительных орга
нов, позволил открыть перспективные направле
ния управления движущимися механическими
объектами и их стыковкой. Эффективность ново
го подхода доказана работами, выполненными
под руководством И.М. Сидорова. Это строи
тельная платформа, работающая в воздухе и
осуществляющая высокоточную посадку на мон
тажные узлы, а также макет спасательного аппа
рата, работающего в водной среде и осуществля
ющего в автоматическом режиме посадку на плос
кость, имитирующую комингс площадку затонув
шей подводной лодки.
Игорь Михайлович являлся научным руково
дителем большого количества работ, основан
ных на предложенных им новых принципах управ
ления динамическими процессами. Под его руко
водством разрабатывались принципы управле
ния движением свободно летающих модулей (ин
спектора и транспортировщика грузов), пред
назначенных для обслуживания МКС и е окрес
тностей, принципы использования тросовых сис
тем в инфраструктуре станции и др.
В последние годы Игорь Михайлович успешно
развивал идею применения тросовых систем в
качестве перспективного средства вывода на око
лоземные и межпланетные орбиты значитель
ных грузов без затраты энергии в тех количе
ствах, которые требуются в настоящее время.
Только такого рода альтернативный подход мо
жет открыть путь к масштабному освоению людь
ми космического пространства.
Свой талант и творческую энергию Игорь Михай
лович Сидоров отдавал решению самых актуальных
проблем российской космонавтики и был замеча
тельным примером бескорыстного служения науке.
ДРУЗЬЯ И КОЛЛЕГИ
Игорь Михайлович Сидоров
Спасительная
бабочка
Недавно в Киеве вышла книга Тягар Чорно
бильского неба (Бремя Чернобыльского
неба), посвящнная 25 летию катастрофы на
Чернобыльской АЭС. Специально для Калинин
градской правды о предыстории написания
этой книги рассказывает автор известный
украинский поэт и прозаик, историк, член Со
юза писателей и Союза журналистов Украины,
заслуженный журналист Украины.