background image
C
M
Y
K
вторник
k
87, 7 августа 2012 г.
Выпуск 86
КОСМИЧЕСКИЕ МЕМУАРЫ
Мне хочется поделиться своими
воспоминаниями о встречах с С.П. Ко
ролвым, которые проходили, как пра
вило, в экстремальных условиях, на
запусках космических объектов. Три
года я ездил на старт и мог наблюдать,
как проявляется характер Сергея Пав
ловича и других лиц в острых ситуаци
ях, связанных с большим риском как
для результатов запуска самих объек
тов, так и для всех присутствующих на
полигоне. Часто возникали непредска
зуемые обстоятельства, и для приня
тия решения требовались смелость,
решительность, обладание качеством
предвидения, высокий уровень про
фессионализма и чувство огромной
ответственности за вс происходящее.
Этими качествами обладал С.П. Коро
лв.
Для меня работа над проблемой по
лта в космос началась с прихода в
НИИ 4, в группу М.К. Тихонравова, ув
лечнного этой идеей. Мне с большим
трудом удалось добиться этого рас
пределения, а затем я привлк в группу
Михаила Клавдиевича своих едино
мышленников Г.Ю. Максимова, И.К.
Бажинова, М.Ф. Решетнва. Работая в
группе Тихонравова, энтузиастам кос
монавтики пришлось испытать сопро
тивление со стороны руководства ин
ститута. Нам официально запретили
заниматься ИСЗ, и мы работали в этом
направлении подпольно.
Эти работы в группе М.К. Тихонраво
ва велись при поддержке С.П. Корол
ва, и уже в 1957 году Королвым был
создан и запущен первый в мире ис
кусственный спутник Земли. В США
поняли, что они уязвимы из космоса,
это потрясло их. Запуск первого в мире
ИСЗ спас мир от третьей мировой вой
ны и поэтому имел не только огромное
научное, но и стратегическое значение.
И не стоит забывать о роли С.П. Коро
лва в сохранении мира на Земле.
Мо знакомство с С.П. Королвым
произошло совершенно случайно в
1958 году. В группе М.К. Тихонравова я
занимался теплофизическими пробле
мами РН и КА и не был связан с косми
ческой баллистикой. Тем не менее для
поездки на Байконур начальник отдела
Г.С. Нариманов назначил меня науч
ным консультантом по космической
баллистике при зам. начальника НИИ
4 по науке полковнике Г.А. Тюлине. Это
назначение меня обеспокоило и, как
оказалось, не зря. Дело в том, что за 2
дня до запуска третьего ИСЗ в КВЦ в
Москве вышли из строя ЭВМ, опреде
ляющие целеуказания для всего на
земно командного измерительного
комплекса (НКИК), то есть срывался
запуск третьего ИСЗ, и срывал его НИИ
4, отвечающий за целеуказания. Мне в
силу этих обстоятельств было прика
зано заменить комплекс ЭВМ, выдать
все целеуказания на весь НКИК. Так я
оказался слабым звеном огромного
коллектива, обеспечивающего запуск
третьего ИСЗ.
Конечно, у меня были графики, трас
сы и логарифмическая линейка, кроме
этого я был астроном любитель, одна
ко поставленная передо мной задача в
отпущенные 2 дня была трудновыпол
нимой. Тем не менее угроза для НИИ 4
за срыв запуска была страшной, и де
лать было нечего. Мною впервые были
выданы целеуказания на весь НКИК на
25 витков ИСЗ. Волнения мои трудно
было передать, но вот запуск, НКИК
взял объект, вс было нормально.
Мне хотелось бы описать ту напря
жнную обстановку, которая была тог
да на старте. Нервное напряжение при
сутствующих было крайним. В каби
нете находились С.П. Королв, мар
шал М.И. Неделин и я. ИСЗ в зоне
НКИК не появлялся; позже выясни
лось, что он вышел на более высокую
орбиту, и наш Главком маршал Не
делин пошутил, что спутник опять
загнулся. Королв взорвался и на
чал кричать на Неделина: тот стоял
навытяжку при мне, капитане. Эпизод
был очень острый и необычный, Ко
ролв ругался ужасно, не оскорбляя,
но очень проникновенно.
После этого я был назначен уже на
постоянную должность научным кон
сультантом. Три года
,
моей обязаннос
тью было постоянно находиться при
руководстве, отвечать на все вопросы
и выполнять любые задания. Каждый
раз, оказываясь в таких ситуациях, я
думал: Какой силой обладал Королв,
отвечая за всю космическую империю!
Вспоминается запуск собак. Первый
запуск, 23 июля 1960 года, был неудач
ным: ракета носитель взорвалась, со
баки погибли. Готовился второй запуск,
и данный старт привлекал очень боль
шое внимание. Помню такой эпизод:
жара +47 могла привести к гибели уже
приземлившихся в капсуле собак, если
бы их поиск затянулся. Поэтому Коро
лв приказал механику, собиравшему
капсулу, выдать команде поиска при
каз выбросить капсулу с вертолта в
неизвестную точку, чтобы посмотреть,
сколько времени потребуется на е
поиск. На полигоне не выполнить волю
Королва было невозможно, однако
механик отказался передать приказ и
согласился это сделать только при ус
ловии, чтобы его самого выбросили в
неизвестном месте с капсулой: Иначе
они могут е испортить, сказал он.
Вот таких людей воспитал Королв, они
работали не за деньги, таких результа
тов за деньги получить нельзя.
С.П. Королв поручил мне и В.К. Без
вербому определить время старта для
собак. Была сильная жара, и мы дали
очень ранний старт. Безвербый пошл
в столовую, а я в барак отдохнуть. На
душе было как то тревожно, стал про
верять наши расчты и обнаружил
ошибку во времени старта: собаки дол
жны были погибнуть. Безвербый отка
зывался в это верить, а время шло,
,
ситуация обострялась. Наконец я его
убедил. Мы понеслись в монтажно ин
женерный корпус (МИК) и успели ис
править ошибку уже в папке для докла
да С.П. Королву. Мы бы себя чувство
вали хуже уже погибших собак, но они,
к счастью, выжили. Это были Белка и
Стрелка. Щенка одной из них Н.С. Хру
щв подарил президенту США Д. Кен
неди, собака долго жила в его семье и
имела потомство.
В связи с этим вспоминается ещ
один эпизод. Шл 1960 год, готовился
запуск на Марс. Он затягивался ни
как не могли наладить радиоблок (РБ),
в котором была аппаратура для опре
деления жизни на Марсе. Она реагиро
вала только на живот своего главного
конструктора, определяя, что жизнь в
нм есть. В МИКе около РБ поставили
кровати для механиков, и когда они
уже выдыхались, падали на эти койки,
а работа продолжалась. К слову, эти
межпланетные космические аппараты
(МКА), запущенные 10 и 14 октября
1960 года, были спроектированы так,
что на протяжении 18 месяцев полта к
Марсу для их ориентации необходим
был расход рабочего тела двигателя,
так как давление солнечного света де
зориентировало МКА. Мне удалось при
думать способ компоновки и закрутки
МКА так, что при сложении давления
света и гравитационного поля Солнца
он, как поплавок, ориентировался за
данным образом. Это вспомнили пе
ред запуском МКА МАРС 1, 1 ноября
1962 года, и я был приглашн в ОКБ 1
в качестве консультанта, то есть
С.П. Королв не забывал полезного.
Заканчивая, упомяну о запуске Ю.А.
Гагарина. На его космическом корабле
(КК) все системы были дублированы,
кроме тормозной двигательной уста
новки (ТДУ) не хватило весов, и при
отказе ТДУ космонавт мог погибнуть.
Аэродинамически КК был несиммет
ричен. Используя это обстоятельство,
за счт ориентации можно было сохра
нить эллиптичность орбиты: сдвигать
перигей вдоль орбиты и расположить
его так, чтобы захват КК в нм обеспе
чивал большую вероятность посадки
на территории СССР. Сво соображе
ние я изложил в телеграмме на старт
Рудневу
и Королву 11 апреля 1961
года, и она была подписана всем на
чальством НИИ 4. Разрешили и мне
подписать, и в тот же день она была
отправлена на старт в 23 часа. Ответ
нашего начальства на старте был не
ожиданно недовольным: Ты что! Рань
ше не мог придумать?! Тогда я вс
таки позвонил на старт и неожиданно
напоролся на самого С.П. Королва,
который уже спал. Когда я доложил
вопрос, он взорвался: Почему мне
такие телеграммы не докладывают?!
Я им сейчас дам! И сразу была орга
низована группа, я был назначен руко
водителем. Будить Гагарина он не стал,
а на другой день перед стартом дал ему
лист бумаги с программой разворотов
КК с помощью ручной ориентации.
А Госкомиссия в дальнейшем приняла
этот способ к использованию.
Таков был С.П. Королв. Этот гени
альный человек создал гениальный
коллектив специалистов, работающих
с огромным энтузиазмом, интересом и
энергией. Это была целая империя, и
е подданные называли ее Коро
левством. В этой империи не находи
ли места ни бюрократия, ни волокита.
Олег ГУРКО
Ветеран космонавтики о Главном конструкторе
С учтом первых советских достижений, полу
ченных с помощью лунных автоматических стан
ций (в частности, одна из них в 1959 году сфото
графировала обратную сторону Луны, а другая
совершила мягкую посадку на поверхность наше
го естественного спутника и передала на Землю
лунную фотопанораму), в стенах НИИ 88 (ЦНИИ
маш) и за его пределами выкристаллизовалось
мнение, что автоматические аппараты ещ недо
статочно задействованы в космических исследо
ваниях. Между тем анализ показал, что высадка
человека на Луну (по сравнению с автоматами) не
дат ничего нового ни науке, ни народному хозяй
ству. А вот общественно политический резонанс
от пилотируемых лунных экспедиций оказался
весьма существенным. Именно эту цель постави
ли перед собой американские специалисты, пону
каемые президентом Д. Кеннеди.
Учные ЦНИИмаша полагали, что нужно идти
своим путм интенсифицировать исследова
ния Луны автоматическими станциями, исполь
зуя при этом не только королвскую семрку,
но и более мощные носители серии Протон
(главный конструктор В.Н. Челомей). В 1968 году
наш институт предложил разработать и послать
на Луну автоматическое устройство (робот) для
забора грунта и доставки его на Землю. Прове
днные расчты и предварительные проектные
проработки подтвердили реализуемость этого
предложения. Главное его поддержал
Г.Н. Ба
бакин, руководитель ОКБ имени С.А. Лавочкина. И
через два года мы получили первую посылку с
грунтом из лунного Моря Изобилия. В связи с
этим ряд работников нашего предприятия был
удостоен правительственных наград.
В дальнейшем советские учные получили про
бы грунта не только с поверхностного слоя в
различных точках лунного шара, но и с глубины
свыше двух метров, а также данные о механичес
ких свойствах и химическом составе на протяжн
ных трассах, обследованных нашими лунохода
ми. Селенологи были вполне удовлетворены. Спра
шивается, зачем же отправлять на Луну космо
навтов, если исследовательские задачи за них
успешно решают автоматы? Нет, мы не отрицаем
огромного политического и спортивного эффек
та, произведнного осуществлением дорогостоя
щих рейсов пилотируемых кораблей Аполлон
(ракета носитель Сатурн 5), и снимаем шляпы
перед мужеством американских астронавтов,
изобретательностью инженеров, щедростью аме
риканской администрации.
Программа Аполлон обошлась американской
казне в 25 миллиардов долларов. Материально
техническое обеспечение работ по отечественному
лунному пилотируемому комплексу Н1 Л3 было
намного скромнее, что и обусловило наше отстава
ние в лунной гонке. В конце концов советское
техническое и политическое руководство призна
ло поражение. Располагая значительными науч
ными результатами от лунных автоматов, програм
му Н1 Л3 решили свернуть. Жаль, конечно! Произ
веднные затраты оказались напрасными.
Дирек
тор ЦНИИмаша Ю.А. Мозжорин, его заместитель
А.Г. Мрыкин и заместитель министра общего ма
шиностроения Г.А. Тюлин
были единственными,
кто возражал против закрытия программы.
Одна из их мотиваций, обоснованная учными
института, заключалась в том, что комплекс Н1 Л3
располагал определнными потенциальными воз
можностями для освоения Луны в более поздние
времена, отстоящие на десятки лет. ЦНИИмаш пред
лагал использовать этот комплекс не для единич
ных кратковременных полтов на Луну, а для дос
тавки туда в отдалнном будущем временной лун
ной базы. Потом эту базу можно было бы наращи
вать и превращать в долговременную. На базу
периодически доставлялось бы новое оборудова
ние, а также прибывал бы сменяемый персонал.
Именно эта схема реализована при эксплуатации
орбитальных станций серий Салют, Мир, МКС.
Учные ЦНИИмаша после проигрыша лунного
состязания полагали, что полты к естественному
спутнику Земли не дань преходящей моде, а
логичный дальнейший путь развития космонав
тики. Руководство института убедило академика
В.П. Бармина взяться за проектно поисковые раз
работки долговременной лунной базы (ДЛБ). Было
составлено основательное ТЗ, и работа закипела.
Конструкторское бюро общего машиностроения
(КБОМ) во главе с В.П. Барминым
подготовило
многотомный эскизный проект ДЛБ, которую мы
в шутку назвали Барминградом. Уверен, что не так
далеки времена, когда лунные исследователь
ские вахты наших людей в Барминграде станут
такими же обычными, как и длительные экспеди
ции космонавтов на МКС.
Анатолий ЕВИЧ,
кандидат технических наук,
ведущий научный сотрудник
Лунное состязание: взгляд из ЦНИИмаша
Шестидесятые годы ХХ века ознаменовались в области космо
навтики дорогостоящим лунным соревнованием двух госу
дарств СССР и США. Американцы, уязвлнные успехом кос
мического полта Юрия Гагарина, принялись за подготовку
пилотируемой экспедиции на Луну (комплекс Сатурн5
Аполлон). Позже и с меньшим размахом мы тоже решили
разрабатывать пилотируемый лунный ракетно космический
комплекс Н1 Л3.
В ответе за космическую империтю
Сегодня мы публикуем
фрагменты воспомина
ний недавно ушедшего
из жизни Олега Викторо
вича Гурко (15.11.1926
27.04.2012), полковни
ка инженера, профессо
ра, академика РАКЦ, зас
луженного деятеля науки
и техники РФ, ветерана
космонавтики, РВСН,
ВКС и Советской Армии.
На фото слева направо: О.В. Гурко, И.М. Яцунский, В.Н. Галковский, М.К. Тихонравов. Фото Виктора Дронова. 1968 год.