background image
четверг
k
137, 6 декабря 2012 г.
КОРОЛВЦЫ
C
M
Y
K
ПИСАТЕЛЬ
МАСТЕРИЦА
Первое время мастерицы старатель
но копировали западные узоры, а по
том начали создавать свои неповтори
мые велюшки, настолько уникальные,
что они превосходили в красоте евро
пейские образцы и стали известны и
популярны за рубежом как русское
кружево.
Вспоминаются картина В.А. Тропи
нина Кружевница из фонда Третья
ковской галереи и легенды о том, ка
кой удивительный мелодичный звук
стоял в кружевных мастерских. Мало
современных людей могут похвастать
ся тем, что слышали коклюшечный
перезвон, видели своими глазами про
цесс создания кружева. Но это искус
ство не погибает, традиции русского
плетения хранят мастера нашей стра
ны. Есть они и в Королве.
Татьяна Дмитриевна Головкина
одна из них. Рукоделием она начала
заниматься давно шила, вязала, при
чм и тому и другому училась самосто
ятельно по книгам, может быть, на этом
и остановилась бы, если бы не подруга,
которая и познакомила е с кружевоп
летением. В 1993 году я случайно уви
дела журнал, посвящнный этому ис
кусству, очень заинтересовалась им,
купила, стала изучать, дело продвига
лось очень медленно. Помогла подру
га. Она пришла со всеми приспособле
ниями: нитками, булавками, валиком,
коклюшками и научила самым азам,
вспоминает Татьяна Дмитриевна.
Поначалу плетение шло слабо, требо
вало много времени и внимания. Труд
ность состояла в отсутствии материа
лов, сложно было достать подходящие
для плетения нитки, не было и доста
точного количества булавок, а ведь для
крупных ажурных изделий их требует
ся очень много до нескольких кило
граммов. Хорошие нитки (хлопчатобу
мажные, лн, шлк) по прежнему в
дефиците, а ведь именно от них зави
сит красота будущего изделия. Они
должны быть равномерной толщины,
потому что даже одно незначительное
уплотнение способно испортить вид
кружева, кроме этого, нежелательно,
чтобы они сильно ворсились это
усложняет процесс работы, или были
слишком гладкими и скользкими, ина
че изделие поедет. Большой плюс в
том, что расход ниток невелик, на во
ротник, например, требуется чуть мень
ше двух стандартных катушек. Зато руки
теперь ловкие, такие, что Татьяна Дмит
риевна плетт виртуозно, почти не гля
дя, легко и быстро, а вот на подушечках
пальцев профессиональные отметины
мозоли от булавок.
Разнообразные воротнички, манже
ты, пелерины, пояса, салфетки и ска
терти впечатляют богатством узоров.
Техника создания хитрых паутинок на
первый взгляд кажется очень сложной,
но стоит приглядеться внимательней,
как становится ясно, что узор формиру
ется просто перевиванием ниток, как
будто бы косу плетут из множества пря
дей. Большого внимания требует подго
товительный процесс, который отлича
ется монотонностью: аккуратное нама
тывание ниток на коклюшки, подготов
ка сколка рисунка схемы, на основе
которого создатся изделие. Есть гото
вые напечатанные сколки, которые до
статочно копировать, но Татьяна Дмит
риевна нередко сама создат их или на
основе готовых, или с нуля. Дело в том,
что вологодские узоры не изменяются
очень долгое время, постепенно стано
вятся неактуальными, поэтому требует
ся адаптировать классические сколки
под современные, поясняет Татьяна
Дмитриевна. Итальянцы выпускают
журналы с новыми узорами, но их тех
нологии плетения не совпадают с наши
ми, кроме того, их кружево состоит из
фрагментов, а наше плеттся целиком.
Среди всевозможных видов прикладного искусства есть и плетение кружев. Направление, имеющее
богатую историю, удивительное, овеянное ореолом романтики. Родиной его принято считать Италию,
оттуда оно пришло в Испанию, Германию, Скандинавские страны и, в начале XVII века, в наши края.
Историческим центром кружевоплетения считается Вологда, именно здесь плетение кружев перешло
из разряда ремсел в стезю художественного творчества, хотя кружева плели и в других губерниях:
Рязанской, Орловской, Тульской, Калужской, Тверской, Нижегородской и Вятской.
Именно из за этого оно выглядит не
жнее и воздушнее. К сожалению, оте
чественных журналов, посвящнных
плетению кружев, очень мало, а полно
стью тематический только один Кок
люшечное кружево. Он издатся с 2007
года. В нм напечатаны не только скол
ки, но и рассказывается об истории кру
жевоплетения, профессиональных сек
ретах. Могут помочь современным кру
жевницам и ресурсы Интернета:
www.koklkru.ru, www.kruzhevo.ru, www.
koklushki.ru, kokljushka.ru, www.
vologdalace.ru, и мастер классы, кото
рые проводятся на профессиональных
международных конкурсах Перезвон,
Серебряная коклюшка.
Татьяна Дмитриевна на конкурсы не
ездит, плетт для собственного удо
вольствия, изделия дарит дочери и
подругам.
Плетение кружев работа монотон
ная и достаточно нудная, кроме особенно
сложных рисунков. Иногда надоедает,
хочется быстрее доплести и думаешь, что
больше не возьмшься за это дело. Но
проходит два три дня и опять бершься
за коклюшки, это как наркотик, очень
затягивает, говорит мастерица.
Екатерина КОРНИЛОВА
Фото Валерия ТРОСЬКО
Дооробо значит здравствуй!
Дооробо значит здравствуй!
Творческий вечер
8 декабря в 15 часов пройдт творческий вечер профессора МГОУ, члена Союза писателей
переводчиков МОСПР, заместителя председателя Королвского отделения МРОО Содружество
творческих сил, заслуженного литератора СТС
Анатолия Пережогина Я радуюсь возникшему
стиху (25 лет поэтической деятельности).
Вас ждут в общем читальном зале областной научной библиотеки им. Н.К. Крупской на
пр. Королва, д. 24. Тел./факс 8(495) 511 05 46. Вход свободный.
в ловких руках
Начну с того, что просто невозможно не заме
тить: книга вызывает восторг, ещ не будучи про
читанной. Роскошное, подарочное оформление,
сочные фотографии, среди которых есть настоя
щие находки, отличная бумага вс это радует
глаз, но вместе с тем вызывает настороженность:
не кроется ли за внешним великолепием тексто
вая серость, как случается довольно часто? По
скольку стихи Валерия Кравца всегда брали меня
за душу и я не стеснялась писать об этом, очень не
хотелось, чтобы опасения подтвердились.
Как значится на титульном листе, объмная
книга, посвящнная сибирскому периоду жизни
поэта, включает в себя стихи, лирические репор
тажи, заметки и дневниковые записи о Краснояр
ском крае. Выходит, как никогда близко подпус
кает Валерий Ефимович к своей душе, раз приот
крывает даже личные заметки. Хотя писательские
дневники, как правило, литературны и пишутся с
оглядкой на будущего читателя, вс же интереса
моего это не охладило, тем более, что в Восточной
Сибири, в Красноярском крае, с которым многое
связано в жизни Кравца, никогда, к сожалению,
не была. Земляки то земляки, но Сибирь огром
на, и от моего родного Кемерова до Красноярска
ехать часов двенадцать. Не довелось. Потому книгу
взяла в руки с предвкушением открытий.
О, городские жители, не поленитесь! Окуни
тесь с головой в нестерпимо прекрасное тажное
разноцветье, обрисованное художником Кравцом
с мужской сдержанностью, но столь глубокой
любовью к сибирскому краю, что скрыть е не
возможно. Она пробивается живучими ростками
в каждой строчке, наплывает внезапными обра
зами, заставляет улыбаться от радости и зами
рать от подступающих слз.
Колодник мшистый дал ночлег
В тайге, оранжевой по лисьи,
Уже не таял горный снег
На раскалнных поздних листьях.
В логу звенел негромко ключ,
И в нм вода была целебна,
Как просьба тихая: Не мучь,
Как тплый день за кромкой лета.
А утром солнечный янтарь
Скользнул и осветил роскошно
Лучами ягодную гарь
На склоне противоположном.
И отразилась вдруг в глазах
Вся приторность и горечь тайны:
На гарях ягода в лесах
Необычайна
Прозаические размышления автора этого фо
лианта совсем другие. Местами уступая стихам в
живописности, они очаровывают житейской фи
лософией, органично завершающей правдивые,
наполненные живыми деталями рассказы о людях
той непростой земли, где веками ведтся стройка
собственной души. Кравца очеркиста жгуче инте
ресуют и детали времени, совпавшего с его моло
достью, и каждый встреченный человек, как кос
мос, который можно изучать вечно. Портреты его
знакомцев настолько объмные, что видишь точно
вживую, какие они эти негладкие, совсем не
простые, однако настоящие, как кедры, люди се
годняшней Сибири. Сколько судеб человеческих
собрано под одним переплтом, сколько надежд и
разочарований как вместила их память одного
человека? Да ещ с чалдонскими речевыми перла
ми, повторять которые одно удовольствие:
Огурцы не смотрю, а они у меня матерущие! Или
Как покушать, так Брюханов; как работать, так
Безруких; как ч дают Рукосуев. А вот как
трогательно: Ельчик рыба бедная, малень
кая Образы старух рыбачек так и просятся в
большую прозу, обратиться к которой Валерию
Кравцу самое время, потому что он наделн глав
ным человеческим и писательским талантом
умением пропускать сквозь сердце чужое горе,
чужую боль. Будь то девочка, родившаяся в Освен
циме, или детныш нерпы, ещ не успевший ро
диться, когда его матери вспороли живот, но попы
тавшийся уползти по льду, чтобы спасти свою не
начавшуюся жизнь. Сил не хватило
А как удатся автору оживлять поэтичные леген
ды, услышанные от случайных собеседников. Одна
из них Танец больших лебедей особенно хоро
ша: Лебеди здесь живут, Сибирь их родина, и
пока тепло, они не улетают. И вот однажды, когда
в последнюю ночь перед перелтом лебеди уснули
на воде, выпал мягкий снег и растаял на тплых
крыльях спящих птиц. А под утро мороз заковал
влажные крылья. И птицы не смогли взлететь.
Тогда они сгрудились вместе и теплом своих тел
медленно отогревали друг друга. И когда раскры
лись белоснежные крылья, они долго танцевали на
воде, радуясь освобождению из плена, и своей
мудрости, и своей силе
Добавить нечего. Каж
дому понятен мотив этого простого и великого
гимна истинному, не декларируемому единству.
Большая книга Валерия Кравца отозвалась и
слезами, и улыбками, осталась в памяти нестира
емыми зарубками историями. О большем писа
тель не смеет и мечтать. Читателям Енисейского
заречья предстоит открыть для себя Кравца
прозаика, летописца. Но закончить мне хочется
вс же стихами, приоткрывающими секрет муд
рости на века, которой каждому из нас предстоит
учиться постоянно:
Живу, счастливый, над рекой
В согретой добротой светлице.
Светлы вокруг цветы и лица,
И ясный на душе покой.
Юлия ЛАВРЯШИНА,
писатель
По долгански. Это я узнала из новой
книги Енисейское заречье поэта Ва
лерия Кравца, моего земляка по Си
бири и Подмосковью.
Мастер кружевоплетения Татьяна Дмитриевна Головкина.
Волшебные коклюшки
Волшебные коклюшки
Волшебные коклюшки
Волшебные коклюшки