background image
четверг
k
8, 24 января 2013 г.
К 70 ЛЕТИЮ СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВЫ
2 февраля исполняется 70 лет со дня оконча
ния грандиозной Сталинградской битвы, в ре
зультате которой наступил перелом в ходе Вели
кой Отечественной войны.
Я воевал в отдельном инженерно сапрном
батальоне, о боевых действиях которого мне и
хочется рассказать.
Поздним сентябрьским вечером 1942 года мы
подошли к пылающему Сталинграду, над кото
рым висело огромное зарево, не смолкала ар
тиллерийская канонада. В небе тысячи осве
тительных ракет, вс небо пересекается разно
цветными нитями трассирующих пуль. И мы не
вольно залюбовались этим зрелищем. Но на са
мом деле обстановка была страшной. По обеим
сторонам дороги висели душераздирающие пла
каты с призывами: Стоять насмерть!, Высто
ять!, От Волги назад нам нет пути!, Воины!
От вас зависит судьба Родины!, Ни шагу на
зад!
Все эти призывы накрепко засели в наших серд
цах. Мы поняли: это был приказ Верховного 227.
Итак, в середине сентября мы с ходу приступи
ли к созданию линии обороны Сталинграда по
левому берегу Волги.
Немцы нещадно бомбили, и мы сразу же понес
ли потери. Канонада над городом не стихала ни
днм ни ночью. Несмотря на огромные потери,
немцы рвались к берегу Волги.
Тяжлые дни переживала 62 я армия под ко
мандованием генерала В.И. Чуйкова. Немцы за
хватили Мамаев курган, с него видно вс невоору
жнным глазом на десяток километров.
В начале октября наш инженерно сапрный
батальон получил приказ из штаба армии пере
правиться на правый берег в районе Сталинград
ского тракторного завода. Ночью нас переправи
ли пароходом на остров Зайцевский. Сойдя на
берег, мы тут же окопались и ждали дальнейших
указаний. Указания даны: усилить оборону на
одном из участков завода.
12 13 октября мы переправлялись на СТЗ по
штурмовому мостику, было сравнительно тихо.
Это тихо оказалось перед бурей: 14 октября
рано утром, ещ до восхода солнца, мы уже были
на тракторном заводе.
Как только из за горизонта показалось солн
це, земля будто взорвалась. В небе более сотни
самолтов, из чрева которых посыпался смер
тоносный груз. На цеха заводов обрушилась
вся немецкая артиллерия. Как будто начался
конец света. Небо заволокло дымом, пеплом и
пылью. Солнца и самолтов в небе уже не вид
но, мы слышим только сплошной шум и гул.
Огненная буря смешала землю с небом. Ук
рыться негде. Огромные баки с нефтепродукта
ми взорвались, нефть полилась в Волгу и заго
релась. Страшное зрелище. Командный пункт
армии разбит и залит нефтью. У нас нет оружия,
и мы вынуждены отойти к берегу. Штурмовой
мостик разбит. К вечеру он был восстановлен,
мы добрались до нашей базы на острове Зай
цевский и заняли свои окопы. Остров не узнать,
он как будто подстрижен. Весь день его утю
жили бомбы и снаряды. Мы пообедали и заод
но поужинали, ждм распоряжений. Со мной в
окопе сержант Балков и рядовой Баканов. Вдруг
последний говорит:
Товарищ лейтенант, я чувствую, нас сегодня
не убьт, успокаивает он нас и себя. Балков
крепко руганул его за эти слова.
Ночью, ближе к утру, к нам прибыл офицер
связи штаба армии.
До рассвета мы должны переправиться в райо
не завода Баррикады по другому штурмовому
мостику, ещ более длинному и зыбкому, течени
ем воды его изогнуло буквой С.
Я со своим взводом оказался впереди. На под
ходе к мостику большая воронка, вокруг кото
рой раскиданы более десятка тел артиллеристов.
Прямым попаданием бомбы уничтожена артбата
рея. Понятно, какое тягостное впечатление про
извело на нас это зрелище. Проходим молча,
конечно, страшно, но никто этого не показывает.
Подаю команду: по мостику идти ускоренным
шагом не в ногу, но не бежать. Мостик узенький,
одно неправильное движение и ты в воде.
Наконец достигаем берега в районе Баррикад.
Когда переправился весь батальон, мы заняли один
из цехов завода, вернее, его тоннели, по которым
проходят трубы. Над нами рвались снаряды и мины.
Сидели долго, лишь в сумерках того же дня офи
цер связи вывел нас на берег Волги. Здесь нас ждал
начальник инженерных войск. Вместе с командо
ванием батальона он подобрал место на более
крутом берегу Волги для строительства командно
го пункта штаба армии, объяснил, как он должен
выглядеть. Нашу 2 ю роту определили ведущей,
две другие роты должны были обеспечивать нас
фронтом работ и необходимыми для этого матери
алами, особенно лесом.
Незамедлительно приступили к работе. В пер
вую очередь надо было вырыть тоннель длиной
10 метров. Грызли каменистую землю поочерд
но пятрками ломами, кирками, лопатами. Стены,
потолок укрепляли рамами из целых брвен. Но
нужны были доски. Установили два козла, на
них закатывали бревно и пилили продольной пи
лой силами двух человек, делали это тоже пооче
рдно. Брвна ловили в Волге в холодной воде.
Были они выше в штабелях, но бомбжкой были
разбиты и сброшены в воду. Одежда у солдат
были насквозь мокрой, а обсушиться негде, кро
ме как у костра. Несмотря на это, никто не забо
лел, наверное, из за нервного напряжения.
Все эти работы велись под непрерывной бом
бжкой с утра до вечера. Я через каждые двадцать
минут подавал сигнал тревога, хотя укрыться
вс равно было негде, поэтому на него просто не
обращали внимания. Немецкие самолты сбивать
было трудно, потому что они летали очень низко.
Чтобы запугать нас, немцы включали раздираю
щие душу сирены, сбрасывали листовки, часто
хулиганского содержания, другие призывали
наших солдат переходить на их сторону, солдаты
хохотали, а листовки использовали на цыгарки.
Прошли целые сутки без сна и отдыха, но тон
нель был вырыт. В последующие двое суток были
вырыты блиндажи комната в 15 кв. м для
командующего и начальника штаба и 8 кв. м
для члена Военного совета. Стены в блиндажах
были отделаны досками. Словом, мы соорудили
что то похожее на бомбоубежище, которое не
пробьт средняя бомба или снаряд.
Трое суток без сна и отдыха, солдаты совер
шенно выбились из сил, некоторые просто пада
ли от усталости, и не только от усталости, а от
нервного напряжения, находясь под непрерыв
ными бомбжками. Был такой кошмар, такой ад,
что можно было сойти с ума, да, не все выдержи
вали это, я уже не говорю о том, что мы, молодые,
наполовину стали седыми.
Наконец работы закончены и сданы начальни
ку инжвойск. Нам в этих же блиндажах разреши
ли 3 4 часа отдохнуть. Но не прошло и трх
часов, как мы услышали такую брань в наш адрес,
что мы тут же выскочили на берег. Это был комен
дант штаба армии Тупичев. Он обвинял нас в том,
что мы не чувствуем никакой ответственности
перед историей и самим Господом Богом. Оказа
лось, что пока мы отдыхали, немцы приблизились
к нашему КП настолько близко, что могли чуть ли
не забросать нас гранатами. Этот КП занял коман
дир дивизии Люднинов, а нам предстояло постро
ить другой, в другом месте.
Нас перебазировали в район завода Красный
Октябрь. Выбрали место около так называемого
Банного оврага. Нашли опять крутой берег, и
начался снова штурм. Только теперь во главе
была 1 я рота. Вс так же, как при строительстве
КП у завода Баррикады. Но немцы избрали
другую тактику. Также с утра до ночи сыпались
бомбы, сбрасывали на нас разные предметы, даже
пустые бочки, от них шл такой страшный шум,
что сначала мы не могли понять, для чего это
делается. Налты были пятрками: пять юнкер
сов отбомбятся и улетают, за ними идт вторая,
третья пятрка. И непрестанно кружит над нами
рама. Так солдаты прозвали самолт развед
чик фокке вульф 190. И опять трое суток без
сна и отдыха. Надо срочно создать условия для
командования армии, которое находилось здесь
в тех же условиях, что и штабы дивизий.
Данное нам задание мы выполнили. Этот КП В.И.
Чуйков, Н.И. Крылов и Гуров занимали до конца
бов за Сталинград. К сожалению, ни один солдат
не был награждн за эту героическую работу. Ор
денами Красной Звезды были награждены зам
полит комбата и сам комбат, который, кстати, вско
ре был освобождн от занимаемой должности за
бездеятельность и злоупотребление зелным зми
ем и отозван в армейский резерв.
Между тем в городе стало немного спокойнее.
Теперь надо было подумать о себе и своих солда
тах, так как наступало холодное время. За корот
кий срок вырыли землянки для каждого взвода и
командирам рот и их замам.
За несколько дней до операции по окружению
Сталинграда приказом командира бригады я был
назначен командиром роты. На меня была воз
ложена большая ответственность за сотню чело
век рядового состава, за 5 командиров. Если
командиры взводов были примерно моего воз
раста, то заместители по техчасти и по политча
сти были вдвое старше меня. Солдаты восприня
ли мо назначение положительно, и меня это
радовало. Со всеми офицерами роты быстро
был налажен хороший контакт. Мне в это время
был всего 21 год.
Шл ноябрь 1942 года. Числа десятого по
Волге пошла шуга, движение пароходов прекра
тилось на полмесяца, пока реку окончательно не
сковало льдом. В это время нельзя было эвакуи
ровать раненых.
Наконец наступило утро 19 ноября 1942 года. Ле
вый берег Волги, где была сосредоточена артиллерия
армии, озарился огнм. Загремела канонада из всех
орудий, в том числе Катюш, на штурм пошли наши
Илы. Как мы ждали этого дня! Как известно, армия
Паулюса была накрепко окружена за 90 часов. У
немцев кончались боеприпасы и продовольствие.
Гитлер призывал солдат держаться. В небе над горо
дом появились десятки транспортных самолтов с
грузом для солдат, но это не помогло. Кольцо окру
жения вс больше сжималось.
Прошл декабрь. Второй раз мы встречаем
Новый год во фронтовых условиях. Всем выдали
по 100 граммов, устроили хороший обед и ужин.
Да, это было.
Не в светлых дворцах среди лок
зажжнных,
Не в пляске веслой кружась,
В морозных окопах, полях
заснежнных
Мы встретим двенадцатый час!
Около 12 часов ночи снова кругом вс загрохо
тало. Что это было описал немецкий капитан
Видер в своей книге Катастрофа на Волге: В
новогодний вечер затихший фронт словно ожил:
кругом вс горело, грохотало, трещало. Я выбежал
из землянки и застыл в изумлении: жуткое и одно
временно захватывающее зрелище предстало пе
ред моим взором. Русские решили на свой лад
отпраздновать Новый год и сделать нас свидетеля
ми своего торжества. Противник открыл огонь из
всех стволов по всему фронту котла, сопровож
дая этот адский концерт фантастическим фейер
верком. Трассирующие пули и снаряды охватили
вс небо над нашим гигантским кругом, воспроиз
водившим очертания нашего котла.
Таким образом русские наглядно продемонст
рировали сво подавляющее превосходство, пред
видя свой грядущий триумф, зримо показали нам
стены тюрьмы, из которой мы уже не могли выр
ваться.
Армия Паулюса вс больше агонизировала и
стала массово сдаваться в плен, а 2 февраля 1943
года произошла полная капитуляция. Жалкое зре
лище представляло собой это воинство. На ногах
бродни (сапоги бахилы), головы замотаны
женскими платками. 300 тысяч! Их надо было
где то разместить, накормить
Битва за Сталинград окончилась нашей гран
диозной победой.
После Сталинграда нас ждал Ростов на Дону,
где надо было восстановить мосты через Дон,
разбитые немцами. Через некоторое время мы
этим и занялись.
Михаил Яковлевич БАТУЕВ,
участник Сталинградской битвы
Вначале был конец света,
а потом грандиозная победа
Воспоминания ветерана
Фото из архива Калининградской правды
ИЗ АРХИВА КАЛИНИНГРАДСКОЙ ПРАВДЫ
9 мая 1980 года.
Михаил Яковлевич БАТУЕВ.