background image
вторник
k
10, 29 января 2013 г.
КОНСТРУКТОР ОБОРОННОЙ ТЕХНИКИ
Несостоявшееся пари
Часть вторая
Начало в КП от 24 января
Говорят, что успешный главный кон
структор и руководитель состоится тог
да, когда он создаст свою команду
специалистов, единомышленников. Но
этот коллектив ещ надо чем то ув
лечь, зажечь его.
Это сейчас говорят,
что для этого нужно повысит зарплату,
создать систему материального сти
мулирования. Мы же считали, что надо
просто делать лучше (теперь это назы
вают конкуренцией). Да и главные кон
структоры были с нами, исполните
лями, заодно.
У нас сложилась традиция, которую
поддерживали и Люльев, и другие кон
структоры. Первое время на полигоне
в Эмбе не было зданий, и столовая
располагалась в палатке. А летом мы
около не соорудили большой стол из
досок, за ним и сидели во время при
ма пищи. Вспоминаю, как после удач
ного пуска Лев Вениаминович разре
шил нам съездить на станцию Эмба и
купить пива в вагоне ресторане прохо
дящего поезда. Кто то отправился на
речку и наловил несколько вдер ра
ков. И вот за этим столом, на свежем
воздухе, собралась вся наша команда.
Выставили бутылки с пивом (несмотря
на то что на полигоне действовал сухой
закон), сварили в огромной кастрюле
раков и начали праздновать. Достали
гитару, стали петь песни. Лев Вениами
нович почитал нам стихи, не помню,
свои или чьи то. Но мы прониклись к
нему ещ большим уважением.
Вот так мы отрабатывали наше изде
лие. Последние испытания проводили
глубокой осенью. Иногда ночью вый
дешь на улицу лгкий морозец, а
небо вс в звздах, да таких ярких, что
кажется, как будто тени падают от их
света!
***
Однако пора возвращаться домой,
нужно дорабатывать изделие. Весной
предстояли испытания всего боевого
комплекса с участием радиолокацион
ных систем наведения и управления.
На заводе проходила примка авто
пилотов для первой партии ракет 3М8.
И вдруг меня вызывают к начальству. В
кабинете главного конструктора Миха
ила Петровича Хорикова шл разбор
полтов. С полигона, от Люльева,
пришла ВЧ грамма: наш автопилот
вышел из строя, отказывают гироско
пы. Срочно вылетаю на Эмбу, разбира
юсь там с телеметрией. Схема работы
гироскопов автопилота такова. Перед
стартом гироскопы запускаются от ге
нератора на стартовой установке. Пос
ле старта в процессе разгона ракеты
включается бортовой генератор, спа
ренный с турбонасосным агрегатом
двигателя, и дальше на активном учас
тке полта гироскопы и вся электри
ческая система питаются от бортового
генератора. И на стартовой установке и
на борту система электропитания трх
фазная 3х115 вольт, 400 герц. У
меня было совсем мало времени на
анализ телеметрии и исследования,
ведь пуски никто не отменял. Пока я
разбирался, прошл второй пуск и
повторилось то же самое. На старте
наши гироскопы разгонялись, а потом
через несколько секунд полта теряли
обороты, и ракета падала. Люльев ме
тал громы и молнии, требовал, чтобы
приехали наши конструкторы во главе
с Хориковым.
И тут я вспомнил, что когда мы фор
мировали цех и подключали асинхрон
ные двигатели на станках, то обяза
тельно проверяли фазировку в трх
фазной сети питания. Использовали
обычный простенький фазометр: лг
кий диск вращался в ту или другую
сторону в зависимости от порядка под
ключения фаз. Нельзя ли применить
этот прибор в наших условиях? Но он
обычно предназначался для частоты
50 герц, а будет ли работать на частоте
400 герц? И где достать такой прибор в
поле? Позвонили на железнодорож
ную станцию Эмба, там была ремонт
ная мастерская. Оказалось, что у них
как раз есть такой прибор. Привезли
его нам. А у нас в мастерской находил
ся испытательный стенд, на котором
мы выполняли входной контроль авто
пилотов перед постановкой их на борт
ракеты. На этом стенде я включил при
бор, думаю, сейчас сгорит! Нет, зара
ботал, и ротор прибора закрутился.
Теперь можно было проверить, будет
ли он работать на пусковой установке.
Включили питание пусковой установки
и прямо на отрывном разъме включа
ем прибор. Тоже работает. А вот теперь
надо проверить правильность распо
ложения фаз (фазировку). Если она
совпадт и на пусковой установке и на
борту ракеты, значит, вс в порядке. Но
на борту ракеты установлен генератор
разового действия, то есть он работает
только во время полта! Снова вклю
чаем генератор пусковой установки,
смотрим диск вращается влево.
Опять включаем прибор на стенде, я
даже закрыл глаза. Смотрю и не верю!
Диск прибора вращается в другую сто
рону! Получается, что фазировка на
пусковой установке и в бортовой сети
не совпадает, то есть гироскопы снача
ла разгоняются, а затем, когда система
переходит на бортовое питание, они
тормозятся и затем начинают вращать
ся в другую сторону! Та же картина
наблюдалась по данным телеметрии:
именно в этот момент ракета теряла
устойчивость и разрушалась.
Я пошл в штаб, заказал разговор с
нашим заводом. Доложил Михаилу
Петровичу Хорикову об этом и попро
сил срочно проверить фазировку на
всех стендах в цехе, в ОТК, у нас в
лаборатории и если можно, то и на
восьмрке. Поехал на испытатель
ную площадку и жду. Так было неуют
но, что ничего не мог делать. Ушл в
степь, чтобы никого не видеть и не
слышать. Прошло несколько часов, и
уже к вечеру меня вызвали к ВЧ теле
фону. Сначала говорил Хориков, а за
тем начальник нашего сборочного цеха
поведал, что на всех стендах фазиров
ка одинаковая и направление враще
ния вправо, то есть как здесь на
стенде. Но не может быть, чтобы на
всех стендах была неправильная фази
ровка! Прошу у Хорикова разрешение
сообщить об этом Люльеву и просить
поменять расположение фаз на пуско
вой установке. Хориков отвечает, что
лучше он сам сейчас с Люльевым пере
говорит, а если нужно, я потом дам
пояснения. Так и решили.
***
Поздно вечером Лев Вениаминович
собрал у себя в домике всю свою ко
манду, пригласили и меня.
И снова раз
бор полтов. Электрики пусковой
установки утверждали, что у них вс в
порядке. Те, кто отвечал за электрику
борта ракеты, тоже били себя в грудь и
уверяли, что и у них вс правильно.
Потом дали слово мне. Я достал запись
телеметрии предыдущих запусков и
начал рассказывать, как происходило
дело в действительности. Все молча
ли, ждали, что скажет Лев Вениамино
вич. И он молчал, думал. Тут я не вы
держал и предложил перепаять схему
на генераторе пусковой установки, что
бы проверить, куда будет вращаться
фозометр. И если он будет вращаться
везде одинаково, то произвести пуск
ракеты. Но в итоге мы так ничего и не
решили, разошлись по палаткам спать.
Утром опять общий сбор, те же разго
воры. Наконец Люльев дат команду
перепаять клеммы на генераторе. Все
собрались около пусковой установки,
как на выставку, но военные нас ра
зогнали. Остались только Люльев,
электрики пусковой установки и я. Пе
репаяли, запустили генератор. Я тут
же на его клеммах проверил, куда вра
щается ротор прибора. Ура! Он вра
щался в ту же сторону, что и у меня на
стенде. Но Люльев потребовал, чтобы
я это показал ему лично. Пошли в
кошару, где был наш стенд, я включил
питание, подключил прибор, показал.
Совпало!
Опять собрались в домике Люльева.
Похоже, что Лев Вениаминович уже
поговорил с Хориковым. Вижу, что
внутренне он согласился со мной, но в
чм то ещ сомневается, ведь к запус
ку подготовлена уже третья машина.
Если пуск окажется неудачным, будут
большие неприятности. Мы поговори
ли, все начали расходиться. А меня
Люльев задержал (как в кино: А вас,
Штирлиц, попрошу остаться!). Разго
вор пошл на отвлечнные темы: где
учился, когда начал работать, какая
семья и так далее. Но чувствуется, что
он вс это знал. Вроде бы проверяет!
Наконец, как бы невзначай, он заявил,
что на завтра назначает пуск. Но он вс
равно не уверен в моей идее и предло
жил пари, что пуск будет такой же, как
и предыдущие два. На кону бутылка
армянского коньяка! Что делать, я один,
без начальства, соглашаюсь. На том и
разошлись. Я отправился к себе в ко
шару, попутно забежал к телеметрис
там и попросил все бортовые записи
двух последних пусков. Изучал их до
поздна, здорово устал. Не помню, как я
спал в ту ночь.
***
Утром все собрались на старте. Ко
манда Пуск и ракета пошла. Смот
рю на секундную стрелку часов, на пре
дыдущих пусках в это время машина
начинала клевать носом. Но вот за
гудел основной двигатель, и ракета
Ракеты 3М8 на параде в Москве, на Красной площади. 1965 год.
Фото из газеты того времени.
Стела около ворот полигона Эмба это вс, что от него осталось.
Памятник Люльеву на его могиле, г. Екатеринбург.
спокойно пошла вверх. Вот только те
перь мне стало страшно. Что там бу
тылка коньяка! По сравнению с раке
той это мелочь. Ведь если бы вс по
вторилось опять, вся вина за неудач
ный пуск легла бы на меня! Я тихонько
вышел из бункера и пошл к телемет
ристам. Проявили плнку с записью
телеметрии полта, смотрю вс в
порядке. Система сработала, как и по
ложено: после отрыва ракеты от стар
товой установки гироскопы вышли на
штатный режим и всю траекторию ра
ботали нормально, обеспечивая стаби
лизацию ракеты.
Вечером Лев Вениаминович собрал
всех в своем домике, поздравил с ус
пешным пуском. А на следующий день
я забрал телеметрические записи и
уехал в Свердловск. Конечно, о выиг
ранном пари я никогда и нигде не заи
кался. Как то неудобно было, вс же
главный конструктор!
Разглядывая фотографию в Рос
сийской газете, поймал себя на мыс
ли: наверное, не плохо мы ту ракету
сделали, если даже спустя полвека она
ещ работает. Действительно, до сих
пор в мире не было создано ни одной
подобной ракеты! Ну, а по поводу того
пари думаю, что, видимо, Лев Вениа
минович просто испытывал меня.
Так почему же первоначально рас
положение фаз на бортовом генерато
ре и генераторе пусковой установки
оказалось разным? Версия такая. Пус
ковая установка зимовала на полиго
не. Местным мышкам очень понрави
лась хлорвиниловая изоляция элект
ропроводов установки. И за зиму гры
зуны оголили (до медных жил) некото
рые кабели. Когда весной электрики
готовили пусковую установку и увиде
ли, что некоторые кабели голые и
могут замыкать, то заменили их новы
ми, привезнными с завода. Вот тут,
наверное, и произошла ошибка. Но это
уже мои домыслы.
Потомки не забыли Льва Люльева. В
Киеве, на проспекте Перемоги (Побе
ды), установлен его бюст, а на здании
Киевского политехнического институ
та памятная доска в его честь. В
Екатеринбурге, на доме, где жил Лев
Вениаминович, и на здании ОКБ Но
ватор также смонтированы памятные
доски, а на его могиле воздвигнут кра
сивый памятник.
Жаль, что в нашем
городе нет ничего в память об этом
человеке!
Владимир МАЛЫХ,
лауреат литературной премии
имени С.Н. Дурылина
Фото из архива автора