background image
четверг
k
33, 28 марта 2013 г.
ЧЕЛОВЕК В ИСТОРИИ
Чтоб помнили про дело наших рук
А это лучшая награда!
Геннадий Артамонов
Как то незаметно от нас ушл очень интерес
ный человек Геннадий Артамонов (для меня
он просто Гена). Почему то он долго ждал очере
ди в больницу. При этом о своей болезни ничего
не говорил, только во время последней встречи
как то небрежно проронил: Клапана надо поме
нять. Мне кажется, что и дома он, уходя в
больницу, по гагарински просто сказал: Ну, я
пошл! И ушл, как оказалось, навсегда
Познакомились мы с ним недавно, года два
назад. Он прочитал мои публикации в Калинин
градской правде и как то заглянул ко мне на
работу. Разговорились, оказалось, что мы с ним
всю нашу производственную деятельность были
где то рядом. Даже начинали с одной и той же
техники. Он осваивал оборудование Ту 16, а я в
это же время занимался установкой этого обору
дования на этих же самолетах. Цепочка мест,
пройденных нами, тоже о многом говорит: Ка
зань, Куйбышев, Монино.
Затем он начал работать в Подлипках. И тут
мы могли встречаться, поскольку я учился в
аспирантуре у Л.А. Вокресенского, часто бывал
здесь на предприятии и был представлен Б.Е.
Чертоку. В последние годы Гена работал с Черто
ком, и однажды пригласил меня на встречу Бо
риса Евсеевича с учениками одной из королвс
ких школ. Мне посчастливилось получить авто
граф великого соратника Королва на четы
рх томах его воспоминаний. Гена рекомен
довал: Прочти книги Чертока!, и я их про
чл.
Ближе с Артамоновым я познакомился на
презентации книги стихов и рассказов моей
супруги. Он, просматривая эту книгу, сразу
же поймал меня на неточности. Я написал,
что школьные фото жены были сделаны в
Болшевской школе 1. В действительности
снимки были сделаны в другой части нынеш
него Королва в Костине, это была Кос
тинская школа 1. В е здании сейчас распо
лагается Королвский техникум технологии
и дизайна одежды, в простонародье именуе
мый швейным техникумом. Гена и моя буду
щая супруга учились в параллельных 10 х
классах. Он опознал на фотографии ещ не
сколько одноклассниц. Жаль, что я вс от
кладывал на потом и не записал о них ниче
го! А когда я стал разбирать у себя дома
школьный архив жены, то нашл ещ одно
интересное фото: Гена с командой легкоат
летов в спортивном зале школы. Какие же
они были молодцы!
Последние месяцы мы с Геной встреча
лись чаще. Он интересно рассказывал, и мне
вс время хотелось записать его рассказы.
Но он противился и даже был недоволен. И
вот однажды, гуляя вечером по дороге вдоль
водоканала, мы с Геной разговорились о по
слке Торфопредприятие (Торфянке), где
он когда то жил. У меня в кармане был дик
тофон, и я его включил. Запись оказалась не
очень качественной. Но я дал ему прослушать, и
он наконец то согласился на то, что я буду запи
сывать вс, что он скажет. В сентябре 2012 года
он получил диск с видеозаписью презентации
книг Чертока, где несколько кадров посвяща
лись и ему. Разговорились по этому поводу, и я
включил диктофон. Вот эта запись, она самая
лучшая!
* * *
Говорит Геннадий Артамонов:
И вот два пацана с Торфянки, я и Вовка
Осипов, поехали поступать в Казанское училище
дальней авиации (в 1960 году его переименова
ли в Казанское артиллерийское техническое учи
лище.
В.М.). Первый экзамен медкомиссия.
Я е прохожу, а Вовка Осипов нет. Вот так я попал
в училище, а Вовка и сейчас, по моему, ещ
работает в ЦНИИмаше. В училище было два на
правления двигателисты и вооруженцы. На
чали изучать самолт Ту 16
Как то на втором курсе я ехал в Казань из
отпуска. В купе сидел мужик и читал какую то
чрненькую книжку. Краем глаза увидел назва
ние Основы ракетной техники, меня это заин
тересовало. Ведь наше поколение очень инте
ресное. Мы кончали учиться в школе запусти
ли первый спутник! Мы только стали работать,
осваивать авиацию потребовалось переучи
ваться на ракетную технику. В 1960 году приез
жаю в училище, а оно бурлит! Набирают специ
алистов по ракетной технике. На этом моя авиа
ция и кончилась. А жаль! Первое время сравни
вал самолт с ракетой, и сравнение было не в
пользу последней.
Окончил училище, на комиссии меня предлага
ют оставить на кафедре инструктором. Это я по
том узнал, что за меня ходатайствовал заведую
щий кафедрой физкультуры. В то время создава
лась футбольная команда Рубин, и я за не
выступал! Капитан команды и надавил на комис
сию. Но я не согласился намечалась молодая
жена. Надо перебираться поближе к дому. Попро
сился, и меня отправили во Владимир. Там долго
не задержался, перевели в Серпухов.
Работали с ракетой по ночам. Она находилась в
траншее, а сверху закрывалась маскировочной
сеткой. Днм ракеты не видно, а как только насту
пала темнота, мы приходили и работали. Прове
ряли все узлы, отрабатывали все команды да
так, чтобы наши действия были доведены до авто
матизма!
Конечно, ракета не самолт. Самолт интерес
ней и красивей. Если поставить рядом ракету и
самолт, она просто не смотрится. Да и ракетную
начинку разве сравнишь с оборудованием и при
борами на самолте!
Потом наше училище преобразовали в высшее,
и меня оставили инструктором на кафедре двига
телей. Приехало много молодых ребят из Дзер
жинки (Военная академия имени Ф.Э. Дзержинс
кого, ныне Военная академия РВСН имени Петра
Великого.
В.М.), Харьковской академии (види
мо, Гена имел в виду Харьковский авиационный
институт, ныне это Харьковский аэрокосмичес
кий университет имени Н. Е. Жуковского.
В.М.).
В 1964 году я поступил в академию (Военная
академия имени Ф.Э. Дзержинского.
В.М.). На
медкомиссии опять чудеса. Как то купался на
Торфянке, в ухо попала вода и, видимо, там обра
зовался рубец. На комиссии врач шепчет какие то
слова, а я не разбираю! В то же время чтко
слышу, о чм говорят в коридоре. Председателем
комиссии был Владимир Семнович Пивоваров,
наш врач из Костинской больницы, я его знал.
Сказал ему об этом. Он назначил повторную про
верку: то ли врач говорил чтче, не знаю, но я
слышу нормально и отвечаю правильно! Так что
медкомиссию прошл и был принят в академию.
Правда, пришлось потрудиться над математикой
и физикой. Проштудировали все задачи если
раньше решали их за пять часов, то теперь укла
дывались за три.
Окончили академию и опять распределение
кого в воинскую часть, кого на полигон. Меня
отправили на полигон, как тогда наставляли: По
едете догонять Америку. Действительно, при
ехал, и меня сразу же бросили знакомиться с
Н1 (мощный ракетоноситель, разрабатывавший
ся, в первую очередь, для советской лунной про
граммы.
В.М.). Я стал заниматься блоком Л3
(лунный комплекс.
В.М.). Вс началось, как и
раньше, с электросхем. Все четыре пуска Н1 Л3
прошли через нас, и на нас же закончилась Луна!
Перешли к Бурану. Ну, а это уже другая исто
рия!..
* * *
Позволю на этом закончить повествование
Гены, потому что далее он начал делать кри
тические замечания по поводу развала оте
чественной ракетной техники и по поводу ча
стых отказов систем и агрегатов. Мне кажет
ся, что это предмет отдельного очерка, наде
юсь, мне удастся собрать подробные выска
зывания Артамонова об этом. Но что меня
удивило оказывается, Гена неоднократно
предлагал Б.Е. Чертоку проанализировать все
возникавшие дефекты и отказы по предыду
щим пускам ракет, описать их природу да так,
чтобы получилась настольная книга, учебник
как не надо делать. Почему меня это удиви
ло? Да потому, что ещ в 19611963 годах,
когда я учился в аспирантуре у Л. А. Воскре
сенского, тот вместе с В.В. Петровым пытался
сделать такое же обобщение и издать его в
качестве учебника для студентов МАИ. Но, как
обычно, времени на это не хватало, информа
ция находилась в разных местах и была очень
закрытой.
Мне кажется, что всех людей можно разде
лить на две большие группы, нет, наверное, на
три. Третья это те, которым вс до лам
почки. О них не буду говорить. Так вот, пер
вая группа это люди, которым не нравятся
любые изменения. Их интересует прежде все
го постоянство везде и во всм: в труде, в
науке, в спорте. Недаром же говорят с гордо
стью он 30 лет проработал на одном пред
приятии!
Другие, наоборот, не могут жить без измене
ний. Им кажется, что здесь они уже вс познали
и им нужно идти дальше, выше! В качестве при
мера таких людей я всегда привожу удивитель
ного человека Бориса Викторовича Раушен
баха. За свою жизнь он познал и сделал так
много, чего не сделал бы и десяток других лю
дей. Не хочу умалять достоинства ни первых ни
вторых обе группы достойны своего места в
истории. Это как закон единства и борьбы проти
воположностей. Может быть, на этом и основана
диалектика развития техники и общества в це
лом.
Я смело отношу Геннадия Артамонова ко вто
рой группе людей, и вот почему. Даже краткая
история его жизни, записанная с его слов, гово
рит об этом. А что было во времена развала
ракетной техники? Ведь многие бросились во
все тяжкие кто в торговлю, кто в другой
бизнес. А Гена не ушл и продолжал искать себя.
Насколько мне известно, он много помогал Б.Е.
Чертоку. Поддерживал свои старые знакомства
Защита Королва
Геннадий Артамонов у памятника С.П. Королву.
2012 год.
возьмите хотя бы школьную дружбу с семьй
Альфреда Шнитке. Гена часто говорил, что хочет
послушать музыку, которую композитор напи
сал по случаю полта Гагарина. Была даже идея
организовать в городе концерт из произведений
Шнитке. Гена собирался подготовить материалы
с портретами космонавтов, видами Королва и
со своими стихами. Это был бы комплект суве
нирных открыток о нашем городе. И наконец, он
хотел закончить тетрадку своих стихов и издать
е. Да мало ли у него было планов! Я ведь знаю,
наверное, самую малую толику.
Встречаясь, мы часто по дорожке, идущей
вдоль водоканала, доходили до памятника С.П.
Королву. Как то по случаю у меня в руках были
цветы, и мы их положили к постаменту. Гена вс
сетовал то буковки в надписи к памятнику
нет, то точки не хватает. А однажды он, загля
нув за постамент, увидел, что плиты покрытия
лежат неровно, разошлись, и страшно расстро
ился. Я решил сделать снимок, он стал возра
жать, но я поспешил! Это и есть самая после
дняя фотография Гены: он стоит рядом с па
мятником С.П. Королву.
В заключение мне хочется, чтобы читатель по
знакомился со стихами, которые Гена читал мне.
Я успел записать их на диктофон. Не знаю, были
ли они где либо опубликованы, или он уже читал
их кому нибудь.
Есть в шахматах защита
Каро Канн,
У нас же есть защита Королва!
О первой знает каждый шахматист,
А о второй хочу сказать два слова.
На Королв сейчас не нападут,
И это видно сверху, пролетая.
Семрка за спиной СП стоит,
Р 2 на входе город охраняет.
И, если надо, вверх уйдт Буран
С пилотом, без пилота словно
птица.
И совершив красивый свой виток,
Он точно за стекляшкой
приземлится.
Готовься к делу, молоджь!
А нам, дедам, немного надо:
Чтоб помнили про дело наших рук,
А это лучшая награда!
Стекляшка небольшое здание на террито
рии РКК Энергия, около которого стоит макет
космической системы Энергия Буран.
Однажды Константин Паустовский написал:
Мне хочется хотя бы маленькой, но светлой
памяти о себе. Пусть этот маленький рассказ,
который я записал со слов Геннадия Артамонова,
будет этой маленькой и светлой памятью о нм.
Владимир МАЛЫХ,
краевед, историк техники
Автограф А. Шнитке на книге, подаренной Артамонову. Рядом
поставил свой автограф Борис Черток.
Быстро летят года, и как в калей
доскопе мелькают жизненные эпизо
ды. Валентине было всего 8 лет, когда
она бегала по железнодорожному пе
регону и гасила песком с насыпи фу
КОРОЛВЦЫ
Всю жизнь работала на космос
гасы, сброшенные немецкими лтчи
ками. Это был 1941 год... Родители
трудились на железной дороге, и жили
они тогда в Завокзальном районе пря
мо около путей.
Кажется, недавно она поступила в
техникум связи, после окончания ко
торого пришла работать телеграфис
том на Центральный телеграф в Мос
кве. Всегда была активисткой, изби
ралась членом комитета комсомола. В
1960 году перешла на работу в Гене
ральный штаб, в командно измери
тельный комплекс телеграфистом, где
осуществляла связь с полигонами,
кораблями и т. д. Потом их военчасть
расформировали, и в 1962 году Ва
лентина попала в Болшевский узел
связи, занималась подготовкой кад
ров, так стала инструктором по подго
товке кадров. Не знаю, что стоящего
приметили во мне, правда, любила
возиться с новенькими, прилаживать
их к делу, рассказывает Валенти
на Дмитриевна Архиреева. И это не
удивительно, ведь она из тех людей,
которые сразу входят в вашу жизнь,
которые сами не знают покоя и не
дают застаиваться всем вокруг, пото
му что сами энергичны, целеустрем
лнны и будят силы души у тех, кто с
ними работает.
В 1964 году вышла замуж, родила
дочку, через 7 лет другую, а в 1966
году пришла в ЦНИИмаш, в узел связи
Центра управления полтами брига
диром смены. В смене е любили и
уважали, все называли не по имени
отчеству, а ласково мать. И это не
случайно. Тепло работать с такими
людьми, как Валентина Дмитриевна
Архиреева, которые приносят в кол
лектив мудрость хозяйки хорошего,
доброго дома, где все дружны и за
ботливы. На том всегда стояла е сме
на. Все уже давно на пенсии, но по
прежнему внимательны друг к другу.
Вот и 28 марта 2013 года все придут на
е 80 летие.
В ЦУПе Валентина Дмитриевна про
работала без малого 30 лет и все эти
годы обслуживала космос.
Старшая дочь пошла по стопам ма
тери, окончила Институт связи и так
же работает в ЦУПе. Муж, к сожале
нию, уже ушл из жизни, отработав 49
лет в РКК Энергия. Он участвовал в
испытаниях космической техники, был
известным в городе футболистом и
конькобежцем. Его фото можно уви
деть в музее стадиона Вымпел. Ва
лентина Дмитриевна с грустью вспо
минает: Не пил, не курил и цветы
всегда дарил... Его тоже все любили
и уважали и у него на работе, и на
работе у Валентины Дмитриевны. Ча
сто говорили: Пойдм к Архирее
вым... Знали, что там их примут с
открытой душой.
Совет ветеранов ЦНИИмаша по
здравляет Валентину Дмитриевну с
юбилеем и желает ей здоровья, дол
голетия, семейного благополучия и
любви родных и близких. Уважаемая
Валентина Дмитриевна, оставайтесь
всегда такой же веслой, жизнерадо
стной и оптимистичной. С юбилеем!
По поручению Совета ветеранов,
Раиса КОЗИНА,
член Союза журналистов
Фото автора
Валентина Дмитриевна Архиреева.