background image
вторник
k
50, 14 мая 2013 г.
149
А.И. ГЕРЦЕН
Полнее сознавая прошедшее, мы уясняем современное; глубже опускаясь в смысл былого,
раскрываем смысл будущего; глядя назад, шагаем вперд.
ИССЛЕДОВАНИЕ КРАЕВЕДОВ
Романтики из Болбистана
олбистана
Обычно я не пишу об извилистом
пути, который приводит меня к цели
исследования, поскольку считаю, что
эта чрная работа мало кому инте
ресна. Но в данном случае можно, по
жалуй, сделать исключение, потому что
обстоятельства обнаружения архива
оказались довольно любопытными.
Моей изначальной целью было по
лучение минимума более менее чт
ких сведений о Болшевской биологи
ческой станции для написания более
менее краткой энциклопедической ста
тьи. В Интернете встречаются (правда,
мало где) обрывки информации на эту
тему, но все они разрозненные, и со
ставить на их основе стройное пред
ставление о предмете крайне трудно.
Эти обрывки касаются позднего пери
ода работы ББС, когда главным на
правлением е деятельности стала ор
нитология. Нет указаний на источники,
из которых можно было бы почерпнуть
точные знания по данному вопросу; из
фотографий только два три порт
рета людей, когда то связанных с на
учно исследовательской станцией
Но вдруг на некоем форуме антиква
ров я нахожу фотографию, подписан
ную: Деревенская детвора приобща
ется к науке на Болшевской биологи
ческой станции. Фото превосходного
качества, 1924 год (см. на этой страни
це). Из других комментариев выясняю,
что человек, выложивший е на фо
рум, явно доводится потомком кому
то из сотрудников станции. Я испыты
ваю азарт гончей, напавшей на след.
Но мою радость нельзя назвать безу
держной: сколько раз я находила по
добные нити, но они обрывались у меня
в руках, так и не став нитями Ариадны.
Зарегистрировавшись на форуме, ос
тавила сообщение владельцу фотогра
фии с объяснениями кто я и что я и
своими контактными данными. Открыв
почту на следующее утро, я буквально
подпрыгнула на стуле: мой корреспон
дент Екатерина Богословская выража
ла готовность пообщаться со мной и
рассказать вс, что ей известно о ББС.
Трясущимися от волнения руками я
набрала номер е телефона и, как толь
ко мы обменялись приветствиями,
спросила: Скажите, вы доводитесь
внучкой кому то из сотрудников стан
ции? Да, последовал ответ.
О Болшевской биологической станции (ББС) до последнего времени было известно только то, что
находилась она в Буркове и относилась к МГУ им. М.В. Ломоносова. На биофаке университета
почти не осталось людей, которые владели бы сведениями о е истории и деятельности. И только
изучение личного архива А.С. Богословского позволило открыть целый мир, каковым, без
сомнения, являлась эта уникальная научно исследовательская станция.
Я поняла, что ваша бабушка работала
здесь. И бабушка, и дедушка.
А как звали дедушку? Кем он был?
Моего дедушку звали
Александр
Сергеевич Богословский. Он был ди
ректором Болшевской биологической
станции. Коллеги меня поймут, если я
признаюсь, что в течение всего после
дующего разговора я захлбывалась
от восторга. И пик этого восторга на
ступил, когда Катя сообщила, что де
душка оставил большой архив.
* * *
Это было скромно, очень скромно
сказано. Приехав в Москву, в квартиру
на Речном вокзале, я увидела не про
сто большой архив огромный.
И жем
чужиной его оказался фотоальбом
Болшевская биологическая станция.
1919 1956. Внимательно просмот
рев и его, и некоторые другие докумен
ты, тщательно собранные А.С. Бого
словским, вглядевшись в лица тех, кто
создавал с нуля научный центр и потом
в нм работал, я подумала: А они были
романтиками, эти биологи из Болбис
тана. Болбистаном называли стан
цию коренные е обитатели. Неудиви
тельно: 1920 е годы были эпохой со
кращнных слов и разнообразных нео
логизмов.
Вс началось с того, что в 1915 году
биолог, профессор Московского уни
верситета Николай Васильевич Богояв
ленский в усадьбе Демьяново под Кли
ном основал летнюю базу кабинета
эмбриологии и гистологии.
Сюда приез
жали К.А. Тимирязев, Л.С. Берг,
А.Н. Елеонский и другие учные. База
просуществовала только до 1917 года,
после чего, по понятным причинам, ра
боты были сврнуты. В течение двух
последующих лет Богоявленского не
покидала надежда возродить базу на
новом месте, и в разгар Гражданской
войны, в 1919 году, когда в стране были
разруха, голод и холод, он собирает
учеников и привозит их в Бурково, на
Клязьму. Среди тех, кто последовал за
профессором в неизвестность ради на
уки, оказался первокурсник Александр
Сергеевич Богословский, будущий пре
емник своего учителя на посту директо
ра Болшевской биологической станции.
Место было выбрано не случай
но. Близость Буркова к Москве (по
тем временам 24 километра по
Северной железной дороге от стан
ции Болшево) являлась, безуслов
но, важным фактором, но далеко не
главным. А главным было то, что
Клязьма, сдерживаемая в те време
на образцовской плотиной, образо
вывала здесь множество открытых
водомов стариц и заводей, чрез
вычайно богатых фауной. Поблизо
сти находились и закрытые водо
мы торфоразработки, болота и
пруды, также ценные с точки зрения
зоологических исследований.
Весной 1919 года на средства, отпу
щенные университетом, профессор
Богоявленский снимает в Буркове дом
на восемь комнат, где размещаются
для летних сборов два его ассистента и
пять студентов. Сам он, уже за свой
счт, поселяется на отдельной даче.
Профессор торопится, ему хочется как
можно скорее заняться исследования
ми, возобновив практическую работу,
но время диктует свои условия: граж
данская война мешает развитию науки.
В летний сезон 1920 го с ним вновь
приезжают в Бурково только два сту
дента. Большинство вступили в ряды
Красной армии. В начале августа 1919
года ушл на фронт и первокурсник
Богословский, чтобы вернуться только
в июле 1921 го.
Лишь в конце Гражданской войны у
биологов появляется возможность на
чать, наконец, систематическую науч
ную деятельность. Для этого, впрочем,
требуется серьзная материальная под
держка Наркомпроса (Народного ко
миссариата просвещения). Профессор
Богоявленский начинает хлопоты о со
здании в Буркове постоянно действую
щей исследовательской базы. В это вре
мя в университет как раз хлынул поток
студентов, и вуз испытывал потреб
ность в создании подобных баз. Благо
даря этому весной 1921 года в число
учреждений Наркомпроса вошла Био
логическая станция Общества любите
лей естествознания, антропологии и эт
нографии в Болшеве Московской гу
бернии.
Мытищинский райсовет пошл уч
ным навстречу и предложил им само
стоятельно выбрать помещения для
работы. Выбор биологов остановился
на трх брошенных дачах, расположен
ных поблизости друг от друга на окраи
не Буркова. Скромные средства, отпу
щенные Наркомпросом в качестве го
дового бюджета станции, были потра
чены на их ремонт. Денег на меблировку
не хватило. И первые поселенцы Болби
стана во главе с профессором, воору
жившись пилами, топорами и молотка
ми, стали сколачивать столы, табурет
ки, кровати, книжные полки и прочее.
Они, эти романтики, потратили много
времени, мебель была без слз не
взглянешь, но вс же в июле 1921 года
можно было приступить к работе.
Студент Богословский через месяц,
проводя исследования на реке Клязь
ме, заразился малярией. Жестокая бо
лезнь мучила его целый год, в течение
которого ему удавалось заниматься,
по его собственному признанию,
только в свободные от приступов
малярии дни.
Первоначально довольно узкая спе
циализация станции имела целью прак
тические результаты: получение гис
тологических препаратов.
Однако ско
ро всем стало ясно, что рамки исследо
ваний необходимо расширить. К тому
же возросли потребности университе
та, так как студентам нужно было про
ходить общебиологическую практику.
Педагогическая нагрузка, которую с
1924 года принял на себя Болбистан,
пошла ему только на пользу. Курсы,
разработанные здесь для студентов,
послужили толчком к расширению и
углублению фаунистических и других
биологических исследований, в осно
ву которых, по предложению профес
сора Богоявленского, было положено
изучение экологии пресноводных жи
вотных, главным образом цикличнос
ти их жизни. Болшевская станция в
1920 е годы оказалась единственной в
стране пресноводной станцией, уделяв
шей внимание этой проблеме.
Студенты же получили то, что не мог
дать университет, знакомство с раз
личными организмами в природе. Кур
сами заинтересовались в МГУ и Нар
компросе, и Болшевская биологичес
кая станция приняла предложение еже
годно принимать у себя студентов прак
тикантов. Впоследствии это послужит
причиной, по которой
ББС в 1929 году из
ведения университе
та перейдт в веде
ние МООНО Мос
ковского областного
отдела народного об
разования и будет
находиться в нм
вплоть до 1944 года.
Между тем в 1925
году вышел в свет
первый научный
сборник, где были
опубликованы рабо
ты сотрудников стан
ции. Любопытно
было бы сейчас по
читать, например,
статьи Н.В. Богояв
ленского Некоторые
черты фауны р.
Клязьмы или Г.Г.
Щголева Пиявки
реки Клязьмы и бли
жайших водомов в
районе биологичес
кой станции, или
С.В. Покровского
Фауна пауков бас
сейна р. Клязьмы.
Интересно, что С.В.
Покровский, изу
чавший пауков, не
кто иной, как
Сергей Викторович По
кровский, зоолог и ботаник, автор из
вестных научно фантастических пове
стей Охотники на мамонтов и Пос
лок на озере. В 1920 е годы он рабо
тал на ББС, и его научные труды этого
времени тесно переплетены с общими
работами станции.
Оборудование, поначалу привезн
ное только из университета, в 1925
1927 годах пополнилось выписанными
из за границы микроскопами Цейса и
Рейхерта, рисовальными аппаратами,
стереоскопической (бинокулярной)
лупой и другими приборами. Станцию
электрифицировали: коптелки были
заменены электрическими лампами, и
учные получили возможность рабо
тать по вечерам.
Начало
Исследования
Деревенская детвора приобщается к науке на Болшевской биологической станции. 1924 год.
Главное здание (лабораторный корпус).
А.С. Богословский.