background image
четверг
k
57, 30 мая 2013 г.
ВЕКТОР ВРЕМЕНИ: У НАС И У НИХ
Во время войны мы с семьй жили
в Курской области, Глушковском райо
не, селе Алексеевка. В то время в нм
насчитывалось 700 дворов, церковь
была, значит, село большое, рядом тек
ла река Сейм.
Алексеевка была оккупирована нем
цами с 1941 по 1943 год. Ещ в начале
войны отец ушл на фронт, остались
мать, я и две мои старшие сестры
Мария и Анна.
Как только пришли немцы, в селе
обнаружились четыре предателя, сре
ди них даже наш сосед Федя; с первых
дней они сотрудничали с фашистами.
Мама помогала нашим бойцам, ко
торые стояли рядом с селом, готовила
им еду. Помню, с ними была медсест
ра, молодая девушка Анечка. Когда
немцы только начали наступление,
наши стали очень быстро отходить, к
нам забежал один из них, предупре
дил, что Анечки нет на месте, просил
передать ей, если вернтся, в каком
направлении они уходят. Она прибежа
ла в последний момент, немцы уже
практически вошли в село. Медсестра
была в военной форме это верная
смерть, мы е быстро переодели в нашу
оджку, платочек повязали, будто она
сельчанка, и Анечка побежала за отря
дом. Не знаю, добежала ли.
А мы в огород, чтобы закопать е
форму. Помню, руки у нас тряслись от
страха: если бы эту форму нашли, нас
бы всех расстреляли. Боялись соседа
предателя, но обошлось. Потом, прав
да, всех предателей сами же немцы и
перестреляли, один только остался,
наврал что то, выкрутился.
* * *
Почти сразу молоджь начали заби
рать в Германию, мы не знали, куда
точно. Спрятаться, укрыться было не
возможно, находили и тут же убивали.
Нашу старшую сестру Марию
тоже угнали, забрали из дома, в чм
была, босую, не дали даже кусок хлеба
с собой взять. Я помню, что людей
гнали как животных, били палками. Мы
с матерью собрали узелок самого нуж
ного, с хлебом, побежали к церкви, там
стояли машины, на которых отвозили
нашу молоджь, народу тьма, родствен
ники бегают, плачут, кричат, ищут сво
их. Сестру мы, конечно, уже не видели.
Узелок просто забросили в кузов од
ной из машин пусть не ей, так хоть
кому то достанется. Немцы стреляли в
народ, не разрешали ничего переда
вать. На площади тогда творилось что
то страшное. Мы не знали, куда моло
* * *
Очень хорошо помню, что, хоть мы и
жили в селе, был страшный голод. Уро
жай не успели собрать, пришли немцы,
вс погибло. Нашей семье повезло
нам удалось чудом сохранить корову,
благодаря ей мы и выжили.
Ещ мы выкапывали уже гнилую кар
тошку, сушили, трли е в муку. Мама
устроилась работать на мельницу в
соседнее село, за е работу ей позво
лялось счищать со стен мучную пыль.
Вот из этой пыли и картофельной муки
пекли лепшки. Они скрипели на зубах
от песка и земли. Удивительно, что за
это время мы ничем не заболели, ника
кой микроб нас не брал.
Однажды, где то через полтора года
после отъезда, от Марии пришло пись
мо. Она оказалась в концлагере, потом
е перевели на какую то фабрику в
город Гоф. Пленные работали там на
износ, готовили цемент, их постоянно
били, почти не кормили: в день плош
ка травяной похлбки и 50 граммов
хлеба, и тот с опилками. Не знаю, как
наша Маруся выжила.
* * *
Хорошо помню, как село освобожда
ли. Это была такая радость. Фронт про
ходил в двух километрах от нас, все,
кто мог, помогали нашим бойцам
буквально вилами гнали немцев. Когда
вс закончилось, солдаты шли строем
через село, мы, все жители, вышли на
улицу приветствовать их цветами, уго
щали яблоками, как раз подошл пер
вый урожай, молоко выносили, яйца,
что могли, вс готовы были им отдать.
Командиры смеялись, говорили: За
чем солдатам цветы нужны?, а от еды
не отказывались. Все называли имена
мужей, сыновей, братьев, искали, спра
шивали, вдруг кто то что то про них
знает. Мы плакали от радости.
После освобождения села голод не
закончился. Картошку, какая выросла,
оставляли на семена. Никакого урожая
толком не было. Зиму пережили благо
даря коровке да курам. Весной сажали
хлеб, но не для себя для фронта.
Помню, у нас везде висели плакаты
Хлеб фронту!. Лошадей не было,
так мы по три человека впрягались в
плуг и пахали, потом, правда, стали
запрягать коров, стало полегче. По
мню, всех, какие были, коров впрягли,
а наша Красавица ни в какую, мы уж
е и лаской, и силой, а она упрямится.
Тут я не выдержала и заплакала. Краса
вица посмотрела на меня и успокои
лась, дала себя впрячь и потянула плуг,
да так ровно и аккуратно, прямо как
лошадь.
Потом другая беда началась вол
ки стали нападать, им тоже голодно.
Только успели каких то цыплят вывес
ти, уточек, так они ломали плетни, тас
кали, каких послабее. Прекратилось
это, правда, быстро.
Когда вс заколосилось, я и другие
подростки работали в поле, косили яч
мень, просо, пшеницу, жали рожь, а за
нами шли дети, они собирали оставши
еся колоски, очень рожь берегли не
могли допустить, чтоб хоть немного е
пропало зря. Днм жали, ночью моло
тили. Не знаю, откуда у нас только
силы брались.
Когда особенно хотелось есть, ели
рожь. Пойдм в поле, соберм несколь
ко колосков, почистим, раскатаем ру
ками и зрнышки в рот.
* * *
Потом наша Мария вернулась до
мой, это было счастье. Правда сестра
была очень худая, больная, у не нача
лись проблемы со спиной. Позже она
вышла замуж, родила сына, но пробле
мы со здоровьем были очень серьз
ные, и она слегла. Врачи поставили
диагноз туберкулз позвоночника.
Мария не могла ходить, несколько лет
лежала в гипсовой кровати, я один раз
в неделю ходила к ней в больницу за 17
километров, помогала, чем могла. Ма
рия была очень талантливой, она при
способилась лжа читать, рисовать,
писать. Когда е выписали, она не мог
ла ходить, училась заново
Много времени прошло, пока вс
наладилось.
Записала Екатерина КОРНИЛОВА
НИКТО НЕ ЗАБЫТ, НИЧТО НЕ ЗАБЫТО!
Люди, прошедшие войну, вспоминают о ней не только 9 мая.
Правильнее сказать, они о ней не забывают. Вера Емельянов
на Протопопова живт в Королве с 1949 года. К счастью, ей не
довелось воевать, и она рассказала о войне, которую пережи
ла, будучи маленькой сельской девчушкой.
Недетская память о войне
ТАКАЯ РАЗНАЯ ПОЛИТИКА
18 мая Президент Франции Фран
суа Олланд подписал закон, разре
шающий в этой стране регистра
цию однополых браков, а также усы
новление однополыми парами де
тей. Теперь во французском Граж
данском кодексе слова мать и
отец будут заменены на более
корректные родитель А и
родитель Б.
Принятие этого закона сопровож
далось бурными дискуссиями, мно
готысячными митингами и демонст
рациями. Противников упомянутого
закона в католической, по преиму
ществу, Франции гораздо больше,
чем сторонников. Многие граждане,
голосовавшие за Ф. Олланда на про
шлогодних президентских выборах,
были категорически против подпи
сания им этого толерантного зако
нодательного акта.
Принято считать, что легализация
однополых браков была чуть ли не
самым основным пунктом в списке
предвыборных обещаний нынешне
го французского президента. Но дру
гие решения, принятые Ф. Олландом
за первый год пребывания у власти,
были гораздо более важными.
Нельзя не упомянуть о налоге на
сверхдоходы. Изначально предпола
галось, что лица, чей доход превы
шает 1 млн евро, будут облагаться
75% ным налогом. После этого ак
тр Жерар Депардье заявил, что Пре
зидент В. Путин уже прислал ему рос
сийский паспорт. (Кстати, впослед
ствии это практически произошло
таки.)
Принятый недавно проект бюдже
та также вызвал неодобрение со сто
роны большей части французского
общества. Он, в частности, предус
матривает сокращение социальных
расходов и увеличение размеров на
логовых отчислений.
Неоднозначной была не только
внутри , но и внешнеполитическая
деятельность. В частности, имеются
серьзные расхождения в позициях
России и Франции по вопросу пре
кращения войны в Сирии. Франция
считает, что ключевым условием си
рийского урегулирования должна
стать замена Б. Асада на некую ком
промиссную фигуру. На практике
это означало бы потерю Россией сво
ей единственной военно морской
базы в дальнем зарубежье и оконча
тельное закрепление доминирующей
роли США в Ближневосточном реги
оне. Поэтому Россия никогда не пой
дт на то, чтобы признать законное
правительство Б. Асада нелегитим
ным. Военная операция в Мали, на
чатая в январе по указанию Ф. Ол
ланда, была встречена критикой как
со стороны французской обществен
ности, так и со стороны ряда фран
цузских политиков. Последовавшие
угрозы со стороны исламистов на
нести ответный удар с самое сердце
Франции вызвали вполне понятное
беспокойство у граждан этого госу
дарства.
Назвать действия Ф. Олланда в те
чение последнего года непопуляр
ными было бы слишком мягко. Он
поставил своего рода антирекорд
среди французских президентов: в
настоящее время ему доверяют не
более 30% граждан Франции.
Казалось бы, с таким низким уров
нем доверия совершенно невозмо
жен полноценный социально поли
тический менеджмент и следует за
думаться, как минимум, о корректи
ровке проводимого курса. Однако,
как мы видим, ничего подобного во
Франции не происходит. Преслову
тый закон об однополых браках был
последовательно проведн через все
инстанции и принят, несмотря ни на
какие протесты. То же самое можно
сказать и о некоторых других законо
Законы и протесты
дательных актах. Создатся впечатле
ние, что Президента Франции мало бес
покоит его низкий рейтинг и что он не
обращает никакого внимания на свя
щенные либерально демократические
принципы.
Впрочем, противоречие здесь толь
ко кажущееся. Конституция Француз
ской Республики действительно наде
ляет Президента очень большими пол
номочиями и фактически ставит его
над всеми ветвями власти. Особый ста
тус этой государственной должности
имеет очень примечательную историю.
В июне 1958 года во Франции про
изошло второе пришествие во власть
генерала Шарля де Голля после его
вынужденной отставки в 1946 году. В
то время страна оказалась перед ли
цом алжирского кризиса, и де Голлю
удалось настоять на принятии новой
французской Конституции. Он обра
тился к своим соотечественникам с
воззванием: Сегодня, когда нации
предстоят новые испытания, пусть она
знает, что я готов принять на себя все
полномочия Республики. Государ
ственное устройство Франции в итоге
было изменено из парламентской
республики она стала президентско
парламентской. Де Голль, как извест
но, стал первым Президентом факти
чески нового государства.
Есть и ещ одно весьма любопытное
обстоятельство. Политический против
ник де Голля, социалист Франсуа Мит
теран, называл созданную де Голлем
Пятую Республику постоянным госу
дарственным переворотом. Впослед
ствии Ф. Миттеран сам дважды изби
рался Президентом Франции. Он зани
мал этот пост на протяжении 14 лет
с 1981 по 1995 год. Однако ни ему, ни
другим оппонентам де Голля почему
то не пришло в голову отказаться от
чрезмерных президентских полно
мочий и созданной де Голлем сильной
вертикали власти после того, как они
сами вставали во главе государства.
Более того, по мнению многих анали
тиков, нынешний Президент Франции,
видный деятель Социалистической
партии Ф. Олланд, проводит гораздо
более радикальный и жсткий курс,
чем его предшественник, правый кон
серватор Н. Саркози.
Напомню, что именно Н. Саркози про
водил во Франции прагматичную и со
циально ориентированную политику.
Также он стал одной из ключевых фи
гур в процессе мирного урегулирования
военного конфликта в Южной Осетии. В
2008 году Франция председательство
вала в ЕС, а Н. Саркози выступал в роли
посредника между Москвой и Тбилиси.
В итоге был выработан так называемый
план Медведева Саркози, который
после внесения ряда поправок был при
нят Грузией, Абхазией и Южной Осети
ей. Умеренная по отношению к России
позиция Франции помогла в этой кри
тической ситуации охладить некоторые
горячие головы как в Евросоюзе, так и в
США. Хотя Н. Саркози вернул Францию
в военную структуру НАТО, однако со
циалисты, критиковавшие в сво время
это решение, ничего не предприняли
для его изменения.
Аналогии с ситуацией в России на
прашиваются сами собой. Нынешняя
российская либерально демократи
ческая (в том числе нетрадицион
ная) оппозиция не устат протесто
вать против существующей политичес
кой практики, упрекая е в авторита
ризме и других недостатках. Однако я
нисколько не сомневаюсь в том, что в
случае гипотетического прихода неси
стемных оппозиционеров к власти, они
не только не демонтируют нынешнюю
вертикаль, а напротив, незамедли
тельно трансформируют е в очеред
ную диктатуру пролетариата или в
аналог Конвента времн Великой фран
цузской революции.
Алексей ФЕДОСЕЕВ
25 мая в Москве правоохранительные органы пресекли попыт
ку проведения несанкционированного гей парада. Количество
нетрадиционных активистов, принимавших участие в этой
акции, было очень незначительным, однако действовали они
весьма организованно. Создатся впечатление, что не только
в России, но и в ряде других стран к этой локальной проблеме
определнные силы пытаются привлечь повышенное обще
ственное внимание.
джь увозят, на смерть ли, в концла
герь ли. Больше года мы ничего не
слышали о Марии.
В тот день из села угнали половину
молоджи, потом вернулись за осталь
ными. Я тогда была подростком, мне
было 12, и меня не трогали. Ане было
15, поэтому, чтобы е не забрали, она
натирала себе глаза табаком, жгла кожу
лютиком так, что появлялись волдыри.
Немцы очень боялись инфекции, зара
зы, поэтому якобы больных не трога
ли. Я потом тоже начала натираться
лютиком до болячек, эти язвы были
такие сильные, что полностью зажили
только после войны, на запястьях ещ
долго оставались шрамы.
* * *
Немцы отбирали вс мало мальски
ценное, что было, в первую очередь
еду. У нас был пороснок, подросший
телнок, партизанская овечка, их
забрали тут же. Застрелили нашу соба
ку. Оставили только кур, каждый день
потом приходили к нам за яйцами, и мы
вс отдавали, сами не ели, боялись.
Немцы были полузвери, настоящие
нелюди эсэсовцы, эти здоровые пар
ни, раз или два в неделю приезжали в
деревню на мотоциклах и крушили вс,
что могли, убивали. Рвали людей на
куски. Помню, один наш сосед ушл в
партизаны, в лес, который находился
буквально в трх километрах от Алексе
евки. Партизаны приходили к нам но
чью хоть за какой нибудь едой. Тихо
стучали в окошко. Всегда было очень
страшно, потому что мы не знали, парти
заны пришли или немцы проверяют нас.
Но всегда выносили еду. Один из наших
предателей узнал об этом, и однажды
немцы поймали нескольких ребят. По
мню, вс село согнали смотреть на их
ужасную казнь. У церкви уже давно сто
яла виселица, на ней постоянно кто то
висел, снимать немцы не разрешали,
хоронить тоже, поэтому родственники
повешенных дожидались, пока фашис
ты сами снимут покойного, выкинут в
канаву. Тогда уже можно тихо ночью
похоронить человека в свом саду. Та
кие могилы были почти в каждом дворе.
Но партизан не повесили, их живых ра
зорвали на куски, у нас просто холодела
кровь, люди выли. Это была показа
тельная казнь, мол, пойдте в партиза
ны, с вами будет то же самое. Я до сих
пор не могу забыть этот ужас. Очень
много людей убивали ни за что, правда,
военных действий в селе не было, бом
били дорогу, соседнее село, поля, а нас
миловало.
Фото Вячеслава СЕРГУНОВА
У каждого ветерана своя память о войне.