background image
суббота
k
67, 22 июня 2013 г.
ПАМЯТЬ
Воспоминания
Закончилась самая короткая ночь года. Солнце
озолотило верхушки деревьев лесного массива,
осветило обширную поляну с вытоптанной тра
вой, солдатской палаткой посредине и ходивши
ми вокруг не часовыми.
Ничего не мешало крепкому сну молодых крас
ноармейцев, уснувших с надеждой на предстоя
щий день своей тяжлой армейской службы. Креп
ко спали солдаты в палатках летнего лагеря стрел
кового полка.
Когда хлопнуло полотнище одной из палаток и
оттуда выскочил красноармеец с жлтой сигналь
ной трубой, часовые у палатки, в центре поляны,
насторожились, уставились вопросительно на
выбежавшего.
Неужели ранняя побудка? подумали ча
совые. Горнист, откинув голову назад и подняв
трубу вверх, проиграл сигнал боевой тревоги.
Ротные дневальные встрепенулись и, перебивая
рулады трубы, закричали на разные голоса:
Подъм! Боевая тревога! Подъм!
Ожили, загудели, зашевелились брезентовые
палатки. Подобно растревоженным ульям из них
стали выскакивать бойцы, на ходу застгивая
одежду, надевая скатки шинелей, вещевые меш
ки, подправляя на ногах обмотки.
Сегодняшняя боевая тревога была неожидан
ной не только для солдат, но и для командиров.
Несколько дней назад было объявлено о пред
стоящих больших войсковых учениях, прибли
жнных к боевым условиям. В них должно прини
мать участие высокое военное начальство и не
давно назначенный командир корпуса генерал
Рокоссовский.
Выход намечался в понедельник, а воскресенье
22 июня отводилось для большого отдыха
командного и рядового состава.
До июня 593 й механизированный полк 131 й
мотострелковой дивизии 9 го мехкорпуса разме
щался в казармах военного городка на окраине
Новограда Волынского. Затем его перебазирова
ли в летний лагерь, в пригородный лесной мас
сив, где жизнь, быт и учения были приближены к
полевым условиям.
По случаю предстоящих учений многие коман
диры в субботу вечером отбыли из лагеря в город
к своим семьям, родным, знакомым.
Особенно прилежным красноармейцам, сер
жантам на воскресенье были выданы увольни
тельные в город. Все планировали провести вы
ходной день по своему усмотрению. В лагере
оставались только дежурные командиры, полит
руки для присмотра за порядком и работы с ос
тавшимися бойцами.
На поляне уже выстроились поротно подразде
ления полка. В душах бойцов нарастало тревож
ное чувство. Ещ не было случая, когда тревога
ГОРОД ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ
У жительницы нашего города Л.И. Ласточкиной в
личном архиве есть документы, связанные с ис
торией города, в частности с Сосновым бором.
Сейчас с этим архивом работает ведущая нашей
краеведческой рубрики Былое и думы Ольга
Мельникова. Она нашла уникальные документы,
связанные с периодом Великой Отечественной
войны.
Во время Великой Отечественной
войны в помещениях санатория Со
сновый бор размещался госпиталь.
В сентябре 1941 года я (после конту
зии) лежал в этом госпитале, на 2 м
этаже корпуса 1. В одной из бесед с
больными о достопримечательностях
этой местности нам было сказано (это
я хорошо запомнил), что здание это
(корпус 1) до Октябрьской револю
ции принадлежало богатому москов
скому торговцу чаем (чайному коро
лю) Высоцкому (или Высотскому),
который выстроил его в Сосновом бору
специально для своей слабогрудой
(т. е. страдающей болезнью лгких)
дочери.
В марте 1957 года я отдыхал в сана
тории Сосновый рор, на 2 м этаже
нынешнего корпуса 3. Но в корпусе
1 в то время располагалась больни
ца, большинство больных в которой
проходили обследование и лечение
после поражения, как они говорили,
лучевой болезнью (радиацией). Са
наторий тогда принадлежал Академии
наук СССР. Всего отдыхающих было
100 110 человек. Из них около поло
вины персональные пенсионеры
ветераны КПСС преклонного возраста.
Условия в санатории тогда, конечно,
были не сравнимые с настоящими. Ра
зумеется, было лучше.
20 марта 1992 года.
инвалида Великой Отече
ственной войны Владимира
Ефимовича Терхина
объявлялась при отсутствии большинства коман
диров взводов, рот.
Наконец возвратился политрук роты, встал пе
ред строем, подал команду: Смирно, и объяс
нил ожидавшим красноармейцам, что из штаба
дивизии получен приказ срочно поднять подразде
ления полка по боевой тревоге, ждать прибытия
командиров и дальнейших указаний, быть готовы
ми к выступлению в полной боевой готовности.
Приказал разойтись, сложить на своих местах аму
ницию, оружие и ждать дальнейших указаний.
Вызвав меня из строя, приказал сложить мои
вещи и быстро оповестить командира роты капи
тана Петрова и лейтенанта Лиманцева коман
дира нашего 1 го взвода, жившего в городе, вне
военного городка, о боевой тревоге и срочном
возвращении в часть.
Извини, я вынужден тебя послать, так как
ординарец командира роты заболел, а квартиру
лейтенанта Лиманцева знаешь только ты. Боевая
тревога слишком неожиданна для всех. Видно,
случилось что то особое. В городе узнаешь луч
ше. Беги быстрей.
С политруком роты у меня сложились хорошие
отношения. Был я членом редколлегии ротного
Боевого листка, помогал ему в подготовке к
беседам. До позднего вечера оформляли с ним
стенные газеты. До военной службы он, как и я,
был учителем, да и по возрасту он был на три года
старше меня. С самого начала мы нашли общие
интересы, симпатизировали друг другу и в неофи
циальной обстановке общались не по уставному.
Сложив свою амуницию, ручной пулемт и при
надлежности в определнное место, наказав сво
ему второму номеру проследить на всякий случай
за моими вещами, отправился в город, до которо
го было километров шесть меньше часа сол
датского бега. По дороге бежали и другие связ
ные. Ни машин, ни подвод не было видно.
Наверное, никто из военного начальства не
ожидал тревоги в воскресный день. Все надея
лись беззаботно отдохнуть, заняться личными
делами.
Почему же так рано подняли по тревоге весь
полк? Что могло произойти неожиданного в вос
кресный день? с тревогой размышлял я.
Война?.. С кем? С Германией у нас заключн
договор о дружбе и сотрудничестве О его бес
прекословном выполнении недавно писали газе
ты. Другого противника у нас пока нет, хотя мно
гие говорили, что основным противником для нас
являлся германский фашизм. О его агрессивных
устремлениях говорили красноармейцам на по
литбеседах, предупреждали о грозящей опаснос
ти, призывали бойцов повышать боевую и поли
тическую готовность. К войне готовились спеш
но. Численность армии увеличивалась, появля
лось новое оружие в воинских подразделениях.
Но, как говорится, скоро постановления прини
маются, да долго они выполняются. Так было с
перевооружением Красной Армии. Наша промыш
ленность была ещ слаба и маломощна, чтобы
удовлетворить в короткий срок потребности ар
мии.
К большой войне мы не были готовы. Нужно
было время, хотя бы год. По всему было видно,
что войны мы не ожидали в этом году. Тогда чем
объяснить, что неделю назад наш взвод учебной
роты со складов боепитания дивизии получил и
перевз в летний лагерь боевые патроны в оцин
кованных ящиках, ручные гранаты лимонки и
запалы к ним, мины к миномтам, солдатские
каски и медальоны. Вс это сложили в палатке,
установили постоянный караул.
Говорили, что это необходимо для предстоя
щих многодневных корпусных учений. Этому мало
кто верил из солдат, так как понимали, что боевые
патроны и особенно медальоны на учениях не
применяются. Видимо, ожидалась более серьз
ная операция.
Так рассуждал я, спеша в военный городок. Ход
моих мыслей прервал монотонный гул, до этого
ещ неслышанный. На дороге стояло несколько
бойцов связных, смотревших в небо, где на боль
шой высоте плыли на восток тяжлые бомбарди
ровщики: чьи наши, чужие? Отличительных
знаков на крыльях не было видно. Летели они
спокойно через город. Истребителей не было вид
но, не стреляли и зенитки.
Кресты, кресты на крыльях, закричал
один из зорких связных. Немецкие бомбарди
ровщики!
Этот возглас подстегнул нас, заставил быстрее
продолжить свой путь.
На окраине города жители, задрав головы, не
доумнно провожали удаляющуюся армаду са
молтов.
В военном городке царило нервное оживление:
пробегали военные, спешили гражданские, у неко
торых подъездов домов стояли легковые машины.
На третьем этаже одного из кирпичных домов я
нажал кнопку звонка. На возглас: Войдите!
запыхавшись, влетел в комнату и увидел коман
дира роты уже одетого, окружнного стайкой де
вушек и плачущей жены.
Товарищ капитан! Боевая тревога! Вас сроч
но вызывают в роту! доложил по всей форме.
Спасибо. Я уже готов. Сейчас иду.
Вам помочь? Что нибудь нужно нести?
Нет, спасибо. Чемодан сам донесу. А вы
предупредите лейтенанта Лиманцева. Он живт
на частной квартире в городе. Может, ещ не
знает, что началась война.
Какая война, товарищ капитан?
Обычная война. Видимо, фашистская Гер
мания неожиданно, вероломно напала на нас. Вон
их самолты полетели бомбить наши города.
А где же наши истребители, зенитная артил
лерия? Почему их самолты беспрепятственно
летают по нашей стране?
Видимо, подрастерялись наши военные.
Боятся провокации. Ждут приказа. Ничего, скоро
мы обломаем им крылья, повыдергаем ноги, не
дадим топтать нашу советскую землю.
На улице городка стояли уже два грузовика и
штабной автобус.
Командир взвода жил в пригороде на по
стое. При мом появлении он уже прощался с
хозяйкой. На мою попытку доложить махнул
рукой: Отставить! Знаю! взял вещевой
мешок и быстро зашагал в лагерь, где нам с
трудом удалось втиснуться в кузов проезжаю
щего грузовика, набитого командирами. Все
были озабочены неожиданной тревогой, ско
рыми сборами и проводами. Всех угнетала не
известность судеб семей. Но уныния не было.
Все были уверены, что если это война, то на
глый агрессор будет остановлен и разбит. Ве
рили в мощь Красной Армии, храбрость и стой
кость советских солдат.
В палаточном городке бойцы завтракали, при
водили в порядок обмундирование, амуницию,
писали письма родным. Готовились к маршу на
запад, в сторону новой границы, ждали команды
на построение.
Командиры рот и батальонов в штабной палат
ке полка ждали соответствующего приказа диви
зии и, не теряя времени, совещались, предлагали
маршруты и порядок движения подразделений,
обеспечения их боекомплектом, неприкосновен
ным запасом продовольствия. А пока ориентиро
вались только на директиву оперативного пакета,
которой предписывалось немедленное приведе
ние корпуса в боевую готовность и выступление в
направлении Владимира Волынского Ковеля,
то есть к новому укрепрайону, строительство ко
торого было начато после присоединения к СССР
Западной Украины и Западной Белоруссии.
Позавтракав, я сел писать письмо в степной
городок Буднновск, где жили мои родители,
младшие братья, сестра, любимая жена с полуго
довалой дочуркой. О чм писать сейчас, не мог
придумать. Писать о начале войны нет смысла:
они об этом узнают раньше моего письма. Писать
об уверенности в победе также не стоит, так как
они надеются на мощь Красной Армии, стойкость
и мужество советских солдат.
Да кто знает, какая будет война? Вот хотя бы
сегодня: летят немецкие самолты бомбить наши
города, а их не встречают наши истребители, не
стреляют даже зенитки. Растерялись, ждут ука
заний! говорит командир роты.
Совсем недавно, в финскую войну, погибло мно
го советских воинов, ранеными были забиты все
госпитали. Так это была маленькая страна Финлян
дия, с трхмиллионным населением, а здесь Герма
ния, покорившая за два года всю Западную Европу!
Конечно, война будет жестокой. Будут убитые и
раненые. Какой будет моя судьба в этой войне,
один Бог знает. Не писать же родным об этом. Они
и без этого будут волноваться за меня.
В тот день я меньше думал о свом будущем, а
больше переживал за жизнь родных, жены, ре
бнка. Только начала улучшаться жизнь простого
народа нашей страны, как грянула эта война.
Теперь снова придтся переживать трудности.
Иван ЯКОВЛЕВ
В архиве Калининградской прав
ды есть книга воспоминаний
И.К. Яковлева Мой рок в войне (о
судьбе русского солдата, прошед
шего горнило Великой Отечествен
ной войны). Кстати, она вышла в
издательском доме Космос. Для
Ивана Ксенофонтовича война на
чалась утром 22 июня. А потом
были бои, плен, ад фашистских
концлагерей, возвращение до
мой Но вс началось тем вос
кресным утром. Сегодня мы пуб
ликуем солдатские воспоминания
о первом дне войны.
КАК ЭТО БЫЛО
Боевая тревога
Боевая тревога
И.К. Яковлев, июль 1941 года.