background image
C
M
Y
K
четверг
k
5, 16 января 2014 г.
Страницу подготовила
Маргарита КРЫЛОВА
Татьяна АЛЕКСЕЕВА
Небесные
колокольчики
Прислушайся, хотя бы на мгновение,
Морозной ночью, глядя в небеса.
Там вечности неспешное течение
Являет неземные чудеса.
Там звздочки, раскинув
льдинки лучики
Заводят полуночный хоровод.
И тонкий месяц рожками колючими
Царапает замрзший небосвод.
Хвостатые кометы фейерверками
Убранство красят пышного дворца.
И отражает ледяное зеркало
Обитель бесконечную Творца.
Посеребрнный звздными софитами
Спешит крылатый конный экипаж.
Метель седая со своею свитою.
Венчает фантастический пейзаж.
Хрустальный звон небесных
колокольчиков
На землю льтся. Слушай и смотри.
Им петь теперь от стылой тмной
полночи
До утренней волшебницы зари.
Вальс
Под брызги шампанского,
шутя и искрясь,
Заполнив пространство,
является вальс.
По залу, сверкая, кружит, посмотри.
И раз два три, раз два три
и раз два три.
Беспечный проказник. Веслый,
шальной.
Он радость и праздник приносит
с собой.
Смеясь, зажигает в гирляндах огни.
И раз два три, раз два три
и раз два три.
Сердца вдохновляет, по залу скользя.
Вс ярче сияют родные глаза.
Мы в вальсе готовы кружить до зари.
И раз два три, раз два три
и раз два три.
Владимир ГРУЗДЕВ
* * *
Я знаю: время тихо, но идт.
И мне всегда казалось очень странным,
Что Новый год, прожив всего лишь
год,
Для всех уже не Новый год, а Старый.
Прожить лишь год печальнейший
удел.
Но почему, скажите мне на милость?
Ведь за год он свершает столько дел,
Что нам, поверь, вовеки и не снилось.
А на часах уже опять двенадцать бьт.
И, как кричат в каком то королевстве:
Что ж, снимем шляпы.
Умер Старый год.
Да славься Новый год веслой песней!
* * *
Я стихи о любви написал
для тебя, любимая.
Чрные строчки на белом листочке
Чрные строчки как прутья
заманчивой клетки,
Только в клетке любовь
выживает, поверь, дорогая,
мне редко.
Вячеслав ДВОРНИКОВ
* * *
Анне Кондаковой
Автопортрет как откровение души,
Он никогда не может быть закончен.
Прислушайся, как там, в его тиши,
Звучит, не умолкая, колокольчик.
В глазах встречаются мгновения веков
Поговорить о таинстве сомнений,
В изгибах губ невысказанных слов
Неуловимо проплывают тени.
Не изменяют выражение лица,
Но с каждым о свом молчат портреты,
И разговор продлится без конца,
Точнее, не дождмся мы ответа
Автопортрет как откровение души,
Он никогда не может быть закончен.
Прислушайся, как там, в его тиши,
Звучит, не умолкая, колокольчик.
* * *
Человек, как ни возьми
Глазки, носик, ротик,
И гуляет он с детьми
Мамы на работе!
Снежный ком на снежный ком
В шапке и с руками,
Мы гуляем с ним втром
Он играет с нами.
Ничего, что неуклюж
И стоит на месте,
Я его развеселю
Новой зимней песней:
Снеговик наш, снеговик
Быстро к холоду привык,
Раз уж ты не мрзнешь сам,
Дай погреться малышам.
Наталья КОСТЫЛЕВА
Рождество
Всех поздравить с Рождеством
ангелы спешили,
И подушку снежную с неба уронили
Кружевную, новую, нежную, пуховую.
Полетели вниз снежинки
Серебристые пушинки,
Поздравляя с Рождеством,
Белоснежным волшебством!
Зимняя сказка
Зимняя сказка спустилась с небес,
Кружевом снежным украсила лес.
Мишка в берлоге хочет зевнуть,
Но не решается сказку спугнуть.
Замер под лочкой зайка пушок,
Спрятал свой носик в белый снежок.
Спит в тплом домике дедушка ж.
Ты до весны его вряд ли найдшь.
Зимнюю сказку он видит во сне
И не мечтает пока о весне.
* * *
Солнце зимнее, солнце яркое
Осветило верхушки берз.
Засверкали сержки алмазные,
Что в подарок Мороз им принс.
В шубках беленьких
шепчутся лочки,
Обсуждая наряды подруг,
И блестят изумрудные челочки
У болтушек, собравшихся в круг.
А в сторонке сосна раскрасавица,
В снежном кружеве седина,
Снисходительно улыбается,
Высока, молчалива, стройна.
Елена ЛУНИНА
* * *
Ну вот и зима! Побелело вокруг.
И воздух, очищенный снегом,
Мне кажется новым и даже весенним:
Такое порою бывает в апреле,
Когда загуляют, задуют метели
По улицам спящим, облепят деревья
Хрустящей, как сахар,
густой карамелью...
Но, нынче ноябрь, и весенняя
свежесть предзимья
Всего лишь пролог в ослепительной
драме зимы...
* * *
Как будто звонким чистым серебром
Сияет перекат
в лучах катящегося к западу светила.
Река, прекрасная прозрачной
наготой,
Средь берегов блистающих
застыла.
Склонили ивы ветки на водой,
Застыли, словно няньки
над младенцем,
И колыбель река, почти уснувшим
сердцем,
Колеблет неподвижный их покой.
Ресницы берега смыкают сны,
Туманя очи зеркала затона...
И только в тихом свете небосклона
Есть обещанье будущей весны...
* * *
И дольше века длится день,
И кажется, ещ не вечер,
А ночи призрачная тень
Уж придавила мои плечи.
Я одолею эту темь,
Что протянулась на столетья,
И вырвавшись из ночи в День,
Закрою Книгу на рассвете...
Ольга ОФИЦЕРОВА
Лунный снег
Серебрится лунный снег
Светлое свидание.
Мир, живущий в белом сне,
Полон ожидания.
Фантастический сюжет
Сказочная Дания
Нет любви, есть только свет
Лунного сияния.
Сад замрз и полон тайн
Светопреставление.
Лунный снег забытый рай
До грехопадения.
День рождения
Снегурочки
В мой холодный день рождения
Спит созвездие снегов,
Словно в первый день творения
Чистый лист из облаков.
Лгкие снежинки лилии
С влажным кружевом ресниц
Падают цветами синими
В чаши голубых страниц.
Коронована безмолвием
Зимняя Царевна Русь,
Снег мерцает белым золотом
На кольце холодных бус.
А фонарь пространство лунное
Чертит за моим окном,
Чаша сердца безрассудная
Наполняется теплом.
Заблестят слова опалами
На страницах ветхих книг,
И из белой станет алою
Роза сердца в этот миг.
ной двери и принялся е дргать вс
сильнее. Он налчно длгает? не
понимала малышка перед стеклом. Его
глазам стало больно от яркого света,
объясняли ей родители.
Успокоившись, папа присоединился
к маме и малышу. Все устроились в
двух десятках метров от зрителей, на
сеновале. Кто то из детей, прижавших
ся к стеклу, разглядел, что папа шеве
лит губами, а мама наклоняет ухо к его
рту, и спрашивал у родителей, о чм
они разговаривают.
Спустя некоторое время толпа опять
заволновалась. Послышалось: Они
снова идут. Возвращаются.
Теперь они разделились. Папа на
правился в центр зала. Там, прямо на
полу, была вывалена морковь. Он при
нялся е перебирать своими крупными
руками, ощупывая каждую отдельно.
Выбрав две ровные, прямые морковки,
как сигары взял их в рот и развалился,
выпятив большой живот. Наркодилер,
наркодилер! воскликнул мальчиш
ка, что спрашивал про карты.
Дети и взрослые облепили прозрач
ную стену. Мальчишка, прижав к ней
лоб, дргал отца за рукав: Они в карты
играют? Как и все, он старался раз
глядеть, что делают эти двое, сидящие
за стеклом спиной к зрителям.
Внезапно толпа любопытных перед
стеной пришла в движение те двое
встали, с ними оказался ребнок. В
толпе раздались голоса взрослых: По
шли! Пошли! Фотографируем! И дет
ский голос: Это папа!
За стеной тот, кого назвали папой,
шл впереди и тянул за руку малыша, а
малыш волочил за собой вервочку с
какими то привязанными предметами.
Процессию замыкала мама. Игруш
ки! показывала пальчиком на эти
предметы девочка, заметная в толпе
своим алым бантом.
Неожиданно яркие вспышки блицев
осветили папу. Он оставил ребнка,
побежал в дальний угол к еле примет
Мама в это время сидела в углу и
лузгала семечки, аккуратно собирая
очистки в кучку. Потом присела у про
зрачной стены и рассматривала через
стекло детей, тотчас собравшихся око
ло не. Она давала себя фотографиро
вать и немного улыбалась.
А малыш что то сосал из фляжечки.
Он был такой хорошенький. Привет!
Привет! кричали ему дети. Но голо
са не проникали через стекло.
После семья, устав от общего вни
мания к себе, села спиной к зрителям и
притихла.
Мужчина с большой фотокамерой
через плечо стоял неподалку от про
зрачной стены. Он уже давно звал сына
туда, где, метрах в шестидесяти от них,
тоже толпились люди. Не дождавшись,
сделал несколько шагов поближе к
сыну, и его взгляд зацепился за таб
личку, прикреплнную к прозрачному
пластику: Калимантанский орангутан,
отряд приматов, семейство человеко
образных обезьян.
Борис САНДЛЕР
За стеклом
Мама, посмотри, какое чудо!
Она примеряла шляпку:
Какое?
Посмотри, какое чудо!
Мальчик посреди торго
вого зала обнимал щенка, не
известно откуда поя
вившегося в магазине. Со
бачий малыш был разнома
стный: с одного бока пале
во рыжий, с другого тм
но коричневый. Он предан
но смотрел на мальчугана и
лизал ему руки.
Это же дворняга, руки
то помой потом! женщи
на потянула сына за собой. Кутнок
заковылял следом, затем вернулся на
прежнее место.
Аккуратней! Только не наступите!
поглядывая на пол, продавец сни
мала шапки с витрины и давала ме
рить.
В магазине
И вс таки, как то, не знаю
подошла напарница. Нет, не могу
его, некуда
И я! После своего не могу!
Оба продавца смотрели на пегого
малыша.
Щенок почуял безысход
ность и спрятался за висев
шими палантинами. Его на
шли перед закрытием.
Надь, возьми кутнка
себе!
Ещ от смерти своего
пса не отошла; а собак здесь
гуляет, хоть каждого забирай!
Смотри! Уши вон какие,
глаза На тебя похож.
Я не могу смотреть!
Купили корм, поставили на
улице и вынесли скулящего щенка.
Потом прибирались, считали товар,
выручку. Надежда вс время оши
балась, была заторможенная. Напар
ница даже сделала ей замечание.
Когда они закончили и вышли на
улицу щенка нигде не было.
Фото сделано на выставке
Мир глазами художника.
Фото Вячеслава СЕРГУНОВА