background image
суббота
k
6, 18 января 2014 г.
СОВЕТСКИЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ
Одним из первых таких предшествен
ников был вечер встречи с интересны
ми людьми, организованный сотруд
никами отдела динамики ЦНИИмаша.
Как рассказал мой коллега Н.Я. До
рожкин, проработавший в этом под
разделении более 50 лет, на встречу с
коллективом отдела приехали несколь
ко гостей: два Героя Советского Союза
заслуженные лтчики испытатели
Марк Галлай и Сергей Анохин, а также
поэт Борис Ласкин, поэтесса Инна Ка
шежева и сотрудник ОКБ 1 Владимир
Кошелев, участник экспедицию на якут
ское озеро Лабынкыр аналог шот
ландского Лох Несса. Вечер проходил
в малом зале ДК им. М.И. Калинина.
Энтузиастами подобных мероприятий
были тогдашние комсомольцы Юрий
Галлай, Валентин Носенко, Юрий Ка
менский, Ильгиз Гатауллин и другие.
Николай Яковлевич вспомнил даже, что
нарисовал пригласительный билет (а
позже и для первого выпуска Гори
зонта). И добавил, что ещ раньше, в
начале шестидесятых годов, бывали и
домашние устные журналы. Но об
этом, сказал он, лучше расспроси
те мою жену, она принимала эти собра
ния как хозяйка и лучше помнит под
робности.
Я последовал его совету. В назна
ченный вечер мы сидим у Дорожки
ных, и Раиса Ивановна вспоминает, с
чего вс начиналось.
Это было время массового увле
чения поэзией. Проходили поэтиче
ские вечера в Политехническом музее,
в Лужниках, на площади Маяковского
у памятника. Читали стихи на дру
жеских встречах по поводу и без пово
да. Детям перестройки трудно пред
ставить себе обстановку начала шести
десятых. Молодые специалисты, вы
пускники лучших вузов Союза, были в
основном приезжими из других облас
тей. Жили первое время в коммуналках
и на съмных квартирах. Телефонов у
большинства не было, да и телевизоры
приобретать не спешили. Ходили в
кино, театры, музеи. Читали журналы
литературные, научно популярные,
они стоили копейки: Новый мир,
Юность, Октябрь, Техника
молоджи, Знание сила, Наука
и жизнь, Вокруг света Кто выпи
сывал, кто покупал обменивались
интересными новостями. Обсуждали
пикировки Нового мира с Октяб
рм.
Мы обычно встречались по друже
ски с Валентином Носенко и его женой
Далей Лукашевич. Бывали в компании
и другие сотрудники. Однажды кто то
предложил сыграть в буриме. Сыграли
раз, другой, всем понравилось. Не хо
телось нарушать атмосферу поэзии, и
начали читать стихи каждый своих
любимых поэтов: Блока, Лермонтова,
Заболоцкого, Гарсии Лорки, модного
тогда Евтушенко А потом стали уже
собираться специально на домашние
поэтические вечера, без какой либо
периодичности. Мой младший брат
Виктор, приехавший из Хабаровского
края поступать в МИИГАиК, тоже стал
непременным участником таких встреч
у нас или у четы Носенко Лукаше
вич. Часто звучали строки Брюсова,
Багрицкого, Шенгели, Гумилва
Разве Гумилв не был запрещн?
Его произведения отдельно не
издавались, но приводились в хресто
матиях для филологических факуль
тетов. Некоторые авторы цитировали
его в статьях и рассказах, а в фильме
Оптимистическая трагедия женщи
на комиссар декламирует строки из
знаменитых Капитанов. И это не слу
чайно е прообразом послужила
Устные журналы на дому
Лариса Рейснер, поклонница Гумил
ва
На эти домашние вечера приходи
ли только сотрудники отдела динами
ки?
Нет, бывали и мои коллеги из
отдела материаловедения, в частности
токарь Слава Козырев он читал сти
хи и поэмы Ованеса Туманяна и Ивана
Никитина. Кочегар электростанции
Николай Зембицкий предпочитал сти
хи Дмитрия Кедрина. Даль Лукашевич
филолог тюрколог, работала редак
тором в словарном издательстве. Она
читала лирику Расула Гамзатова и пе
реводы, в том числе свои из Навои,
Низами, Хафиза
А свои стихи кто нибудь читал?
К этому пришли не сразу. Вначале
устраивали соревнования писали
буриме на заданную рифму или эксп
ромты на определнную тему. Это было
интересно. Вот, например, были зада
ны рифмы палитра красота и пол
литра высота. Носенко выдал ли
рическое: Как многоцветная палит
ра,/ Твоя богата красота./ Ты далеко
Со мной поллитра./ В ней глуби
на, в ней высота.
А Козырев отчи
тался с рабочей прямотой: В космос я
возьму поллитра/ Это будет красо
та! /Не робей, моя палитра, /Что такая
высота!
Потом решили взять тему Что
вижу, о том и пишу. Я незадолго до
этой встречи купила красивую вазу из
богемского стекла. Стали писать о ней.
Валя Носенко, как всегда, подошл
возвышенно: Я в дверь вошл и замер
сразу/ Передо мной поэмою/ Пере
ливалась, пела ваза/ Из сказочной Бо
гемии
. А мой брат, студент Витя Сем
нов, высказался в пику хозяйке: За
чем мне богемская ваза?/ Мещанство
сплошная зараза!/ Зачем гардероб
и диван мне?/ Усну я неплохо и в ван
не!
Но шуточными куплетами дело не
ограничивалось. Дорожкин и Носенко
в эти годы посещали занятия город
ского литобъединения и время от вре
мени устраивали себе часы творче
ства и критики собирались вдвом
и, сидя за одним столом, писали стихи,
а потом обсуждали полученные резуль
таты. Однажды они договорились на
писать по стихотворению на истори
ческую тему, а потом прочитать на оче
редном домашнем вечере. Но об этом
лучше расскажет автор
Николай Яковлевич, вы помните,
что тогда создали параллельно с то
варищем?
Конечно! Эти наши опусы были
позже напечатаны в газете Прогресс.
Валентин Анатольевич обратился к ис
тории Древнего Рима и написал заме
чательный Марш гладиаторов. Вот
послушайте: Над колизейской ареной/
Стоит кровожадный рв:/ Здесь, на пес
ке алея,/ Наша прольтся кровь./ Мы
снова идм на сцену, /Где зрители все
палачи,/ И с криками Аве Цезарь!/
Вверх вздымаем мечи
. Последняя
строфа заканчивалась словами Завт
ра на бой последний/ Нас поведт Спар
так!
Меня тогда больше интересовала
эпоха Ивана Грозного, и я написал
Кромешную песню: Булата звон,
подков железный стук./ Мы, конные,
по городам и весям./ Встречай ка,
мужичь, царвых слуг!/ А хошь, у
вас боярина повестим?/ Как чр
ный ворон, конь мой вороной,/ Как
чрная ночная непогода./ Крути по
крепче руки за спиной/ Врага царя и,
стало быть, народа!.../ Гуляй, оприч
ник годы пролетят,/ И келья удаль
жаркую остудит./ А кто из нас был
прав, кто виноват / История когда
нибудь рассудит.
Носенко сразу же положил наши тво
рения на музыку, и мы их пели в засто
льях. Как то приезжал из Новосибирс
ка мой однокурсник Рустам Сафин.
Услышав эти песни, он записал слова,
а через некоторое время их уже испол
няла пионерская самодеятельность в
лагере его предприятия, куда он на лето
устраивался баянистом.
То есть ваши песни пошли в на
род Но вернмся к домашним вече
рам поэзии. Раиса Ивановна, я слы
шал, что иногда у вас бывали профес
сиональные поэты и писатели?
Да, и первым, насколько я помню,
был поэт переводчик Владимир Рогов.
Его пригласила Даль Петровна как зна
комого по переводческим делам. Вла
димир Владимирович был очень инте
ресным человеком. Владел нескольки
ми языками. Сын журналиста между
народника, много лет прожил в Китае и
США. Дружил с Ираклием Андронико
вым, Мартиросом Сарьяном, Верой
Марецкой и многими артистами театра
им. Моссовета, где одно время рабо
тал. Преподавал в МГУ. Рассказывал
нам о встречах с Александром Вертин
ским, Михаилом Пришвиным. Велико
лепно читал стихи Брюсова, Гумилва,
Шенгели, Кедрина, свои переводы из
Китса и Браунинга. Из русских класси
ков ХIХ века особенно выделял Некра
сова и в семидесятых годах подгото
вил композицию по его произведени
ям Золото, золото сердце народное,
которая была поставлена в театре
им. Моссовета. Искусно пародировал
некоторых артистов, в том числе свое
го друга мастера пародии Андрони
кова. Иногда предлагал такую игру: кто
нибудь прочитывал наизусть одну или
две строфы, не называя автора, и Ро
гов точно называл анонима. Перевл
на английский Слово о полку Игоре
ве. У нас есть собрание сочинений
Джека Лондона, так все встречающие
ся в нм стихотворные строки переве
дены В.В. Роговым. Он очень любил
бывать на наших домашних вечерах, а
иногда приезжал просто так на день
рождения
А ещ в шестидесятых годах у нас
дважды побывал поэт и переводчик
Александр Александрович Энгельке
Знакомое имя!
Так вы, скорее всего, читали по
эму Дорожкина Кавалергардский
марш, посвящнную этому человеку.
О нм же в его книге Между Непалом
и Таймыром рассказ эссе Неволя и
величие поэта. Но давайте предоста
вим слово автору
Николай Яковлевич, слушаем вас!
Александр Александрович был
моим школьным учителем немецкого
языка. Я о нм уже писал однажды в
Калининградке В мом родном Ма
риинске он оказался после освобожде
ния из лагеря, где отбывал срок по 58
й статье. Интереснейший человек! Сын
царского офицера, учился в Пажеском
корпусе, потом служил в Красной ар
мии, участник штурма Варшавы в 1920
году. Окончил лингвистический фа
культет ЛГУ, преподавал иностранные
языки в Высшем военно морском учи
лище, ходил с курсантами в рейсы. Был
осуждн по ложному доносу, реабили
тирован, вернулся в Ленинград и в учи
лище. Я, бывая в командировках в Пи
тере, навещал его. И он с женой Верой
Михайловной приезжал к нам в гости.
Мы сразу же созывали нашу компа
нию, слушали его переводы с немецко
го, английского, французского и дру
гих романских языков, читали ему свои
опусы и выслушивали объективную
критику. Расспрашивали о работе пе
реводчика. Он переводил стихи Г. Сак
са, Г. Шторма, Г. Гейне, В. Гюго,
Г. Лонгфелло, прозу Ш. Нодье, испан
ских и латиноамериканских писателей.
В 1968 году вышла в его переводе кни
га Альфреда де Виньи Неволя и вели
чие солдата в серии Литератур
ные памятники. Несмотря на суровую
жизненную долю, Сан Саныч (так мы
его звали со школьных лет) оставался
добрым, жизнерадостным человеком,
с неподражаемым остроумием. Вечера
с его участием затягивались до по
здней ночи
Да, я читал и поэму, и эссе Уди
вительная судьба! Раиса Ивановна, а
кто у вас бывал из поэтов, известных
не как переводчики?
А таких поэтов, которые не пере
водят других на свой язык, вероятно, и
не бывает. Вот и тот, о котором я хочу
рассказать, тоже переводил с немец
кого, молдавского, татарского. Это поэт
Илья Френкель
Старшее поколение жителей города помнит, как в
шестидесятые годы на предприятиях отрасли ста
ли появляться устные журналы Горизонт, Ви
ток, Спектр, Сатирикон Каждый выпуск та
кого журнала был настоящим праздником для го
рожан, которым удалось достать пригласитель
ный билет. Собирая материал для статьи об уст
ном журнале ЦНИИмаша Горизонт, я узнал, что
у этой общественной просветительской органи
зации института, работавшей с 1965 года и до
горбачвской перестройки, были своеобразные
предшественники.
Тоже знакомое имя!
Но вы же человек нашего поколе
ния и не можете не знать знаменитую
песню Давай закурим!, написанную
на его слова. Именно она сделала авто
ра знаменитым, хотя у него есть и дру
гие песенные тексты. В тридцатые годы
часто звучали гимн Коминтерна Заво
ды, вставайте и песня Комсомолец
пилот. А после войны песня В
защиту мира: Вновь богачи раздува
ют пожар,/ Миру готовят смертельный
удар./ Но против них миллионы людей
/ Армия мира всех сильней!
Сейчас
таких песен нет, хотя тема более чем
актуальная Илья Львович был сы
ном революционера и родился в си
бирской ссылке. Участник трх войн
Гражданской, финской и Великой Оте
чественной. Его первые поэтические
опыты были одобрены Эдуардом Баг
рицким, Николаем Асеевым и Алек
сандром Прокофьевым. На наших ве
черах он читал в основном свои стихи,
не вошедшие в сборники. Прочитал,
конечно, неподражаемую поэму Ма
ячник и другие вещи, написанные на
суржике русско украинском черно
морском наречии. Рассказывал, как на
фронте встречался с Константином
Симоновым, Борисом Горбатовым, Сер
геем Михалковым, в каких приходи
лось бывать переделках.
Его, наверное, приглашал Нико
лай Яковлевич? Как вы с ним познако
мились?
Меня с ним познакомил поэт Алек
сей Смольников, которому я показы
вал свои стихи. Алексей Степанович
рекомендовал мне позаниматься в по
этической студии при ЦДЛ, которую
вл И.Л. Френкель. Я ездил туда с пол
года, а когда студию закрыли, Илья
Львович пригласил бывать у него дома,
в Лаврушинском переулке. А я пригла
сил его на наш домашний устный жур
нал. Один раз он приезжал с женой
Эмине ханум, а потом вместе со Смоль
никовым. Алексей Степанович тоже
фронтовик, писал стихи и прозу, его
книга Сотворение родины трижды
переиздавалась. Переводил удмурт
ских поэтов, будучи уроженцем тех
мест. У нас читал свои стихи на темы
Древнего Египта, Московской Руси, Хи
росимы От него мы впервые услы
шали стихотворение Б. Пастернака
Рождественская звезда: Стояла
зима, / Дул ветер из степи, / И холодно
было Младенцу в вертепе / На склоне
холма
Раиса Ивановна, все встречи про
исходили только дома у вас и у Носен
ко?
Насколько я знаю, Рогов высту
пал и в университете культуры ЦНИИ
маша. А потом, когда строили первые
корпуса МЖК, были встречи с поэта
ми на стройплощадках и в залах со
браний уже заселнных домов (см.
фото вверху)
. Выступали Илья Френ
кель, Герой Советского Союза лтчик
Василий Емельяненко, поэты Игорь
Грудев, Александр Волобуев После
заселения нашего дома Дорожкин
организовал клуб интересных встреч,
там выступали лекторы общества
Знание международники, исто
рики, искусствоведы Именно здесь
впервые после московских аудиторий
выступил Игорь Чарковский, который
пропагандировал роды в воде и обу
чение плаванию с грудного возраста.
Очень интересными были лекции кан
дидата филологических наук из Мин
ска В.К. Зайцева, сотрудника Третья
ковской галереи А.Е. Галкина, специа
листа по древнейшей истории канди
дата наук А.А. Горбовского Часто
приезжал из Москвы известный аст
роном кандидат наук В.Б. Нейман
автор теорий расширяющейся Земли
и мгновенного распространения ин
формации во Вселенной. Мы называ
ли его циклы лекций Неймановскими
чтениями. Клуб работал до начала
перестройки. А потом вы сами зна
ете: закрылось общество Знание,
прекратилась пропаганда науки и ис
кусства, стала вырождаться литерату
ра и вообще культура, вытесняемая
импортными субкультурами и аме
рикан ской культурой Микки Мау
са Надеемся, что это не навсегда!
Беседовал Анатолий КИРЮШКИН
В.Б. Нейман выступает перед членами МЖК.
Р.И. и Н.Я. Дорожкины с сыном. 1961 год.