background image
четверг
k
18, 13 февраля 2014 г.
C
M
Y
K
164
с приходом в Баку Красной армии, поэт был
назначен заведующим художественным отде
лом РОСТА.
Весной 1921 года Городецкий вернулся в
Москву. До 1924 года он работал в литчасти
Известий. Одновременно заведовал литера
турной частью в театре Революции, был заме
стителем редактора журнала Искусство тру
дящихся. В 20 е годы поэт писал преимуще
ственно для массового читателя (агитацион
ные стихи, пьесы, проза) и для детей. Перевл
ряд произведений западно европейских писа
телей Мольера, Гауптмана, Гамсуна, Золя и
других. Городецкий вспоминал:
Литератур
ной средой, в которой я жил в это время, были
Никитинские субботники, где собирались
писатели, художники, композиторы, артисты.
Там бывали В. Вересаев, А. Серафимович, Д.
Бедный, А. Луначарский, В. Гиляровский, В. Фиг
нер, В. Мейерхольд, В. Качалов, А. Юон, Е. Лан
сере, Р. Глиэр и многие другие. При Субботни
ках было издательство. В нм я выпустил две
книжки: Грань лирика 19181928 годов и
Московские рассказы.
В 1927 году Городец
кий состоял председателем ВСП (Всероссийс
кий союз поэтов), с 1928 года был членом
правления.
Сергей Городецкий поддерживал дружеские
отношения с А.С. Новиковым Прибоем. В 1935
году поэт, его жена Анна Алексеевна и дочь
Рогнеда на вс лето поселились рядом с дачей
Алексея Силыча. Они сняли часть дома у род
ственника прозаика Ивана Сильвестровича Но
викова.
Сергей Митрофанович, вспоминал сын
писателя Игорь Новиков,
внешне был очень
индивидуален. Большого роста, худощавый и
статный, он ходил легко и красиво. Лишь при
близком рассмотрении мелкая сетка морщин
на бледном лице да слегка выцветшие голу
бые глаза выдавали его полувековой возраст.
Высокий вдохновенный лоб, тщательно заче
санные назад волосы с медным отливом и
такого же цвета небольшая щтка усов, тон
кий с горбинкой крупный нос. Филигранный
рисунок губ, длинная стройная шея и овал
головы подчеркивали потомственную интел
лигентность Сергея Митрофановича. Даже
трость, с которой он никогда не расставался,
была лишь кокетливой принадлежностью утон
чнной его натуры.
Когда Алексей Силыч ходил купаться на Клязь
му, он подходил к открытым окнам дома, где
жила семья Городецкого, и громко, нараспев
произносил несколько строк из стихотворения
Сергея Митрофановича Весна монастырская.
А Городецкий отвечал ему из глубины комнаты
строчками своего стихотворения Полдень.
Затем вместе они шли на речку. Городецкий сидя
на берегу, а Новиков Прибой стоя по грудь в
воде, одновременно на разные голоса произно
сили строфу из той же Весны монастырской.
В памяти Игоря Новикова остался ещ один
эпизод от пребывания Городецкого в Тарасов
ке, когда он, стоя на высоком берегу Клязьмы,
увлечнно читал сво новое стихотворение
Поэт о судьбе искусства в старой и новой
России
В 30 х годах, писал литературовед Се
мн Машинский во вступительной статье к
двухтомнику Городецкого Избранные произ
ведения (М.: Художественная литература,
1987),
наступила известная пауза в разви
тии Городецкого. Все меньше писались стихи
оригинальные, преобладать стали переводы и
другие формы литературной работы. Те серь
зные и острые социально исторические про
цессы, которые происходили в советской стра
не на протяжении этого десятилетия, видимо,
нелегко и не безболезненно воспринимались
Городецким.
В 1930 е годы Сергей Городецкий много ра
ботал над оперными либретто это был хоро
ший и сравнительно безопасный способ лите
ратурного заработка.
Я поставил перед собой
задачу создать оригинальное либретто совет
ской оперы,
писал Сергей Митрофанович в
автобиографическом очерке Мой путь
(1958).
Я сочинил либретто Прорыв на
темы Гражданской войны. Музыку написал С.И.
Потоцкий
(кстати, живший одно время в Бол
шеве по соседству с С.Н. Дурылиным.
Л.Г.).
Опера шла в филиале Большого театра и не
скольких областных театрах. Натуралистичес
кая постановка и бледность героической темы
в музыке заморозили успех этой первой со
ветской оперы.
Другими словами, ответствен
ность за творческую неудачу поэт возложил на
композитора и постановщиков оперы.
Более чем на десятилетие оперный театр
стал центром работы Городецкого.
Опыты,
писал он,
дали опытность и увенчались
успехом в моей работе над созданием либрет
то Иван Сусанин по музыке М. Глинки. Ста
рое либретто стихотворца Розена искажало
замысел композитора. Я точно воспроизвл
план либретто, сочиннный Глинкой, и восста
новил историческую правду
. Вот так ни
больше, ни меньше. Однако Сергей Митрофа
нович лукавил, обвиняя стихотворца Розена,
якобы исказившего замысел композитора. Да,
либретто оперы М.И. Глинки Жизнь за царя
Егор Розен написал в значительной степени на
готовую музыку, иными словами сделал
подтекстовки. Хотя аутентичным названием яв
ляется Жизнь за царя (под таким названием
состоялась премьера оперы), она первоначаль
но называлась вс же Иван Сусанин. И толь
ко за неделю до представления оперы по
просьбе Глинки и с высочайшегo соизволения
императора опера была переименована в
Жизнь за царя (название это было придума
но поэтом Нестором Кукольником). Фигуриро
вало ещ одно е название Смерть за царя.
Стихи Розена (или, как сейчас говорят, тек
сты) удовлетворяли Глинку более, чем опусы
Жуковского. В советское время, когда встал
вопрос о новой постановке оперы Глинки, воз
никла потребность, продиктованная жсткими
идеологическими требованиями, написать но
вый текст к опере и сделать из не сугубо
народно патриотическую, вместо промонархи
ческой. Этот малоблагодарный труд взял на
себя поэт Сергей Городецкий. С его текстом
опера Глинки, естественно под названием
Иван Сусанин, шла на всех оперных сценах
Советского Союза.
Великая Отечественная война застала поэта
в Ленинграде. В первый же день войны он
написал и прочитал по радио стихотворение
Выходит в бой страна моя родная. Поэт чи
тал стихи в госпиталях и воинских частях. В
годы войны Сергей Митрофанович с семьей
находился в эвакуации в Ташкенте (Узбекис
тан) и Сталинабаде (Таджикистан), переводил
местных поэтов.
Литературовед Александр Храбровицкий, де
ливший людей на хороших и дурных, не желая
перечислять всех последних, отметил наибо
лее подлых (доносчики, лгуны, интриганы, бес
сердечные и злобные, равнодушные к общему
делу, своекорыстные, неблагодарные в раз
ных сочетания), оценка только нравственная.
Среди них оказался и С.М. Городецкий, с кото
рым литературовед познакомился в 1952 году.
Неизвестно, был ли Храбровицкий трезвенни
ком, но в своих записках он написал о Горо
децком:
Никогда почти не видел его трезвым.
() Вообще он любил скандалы и ругань. Од
нажды в пьяном виде наговорил мне всяких
гадостей на искусствоведа Бабенчикова, ко
торый жил в одном доме с ним, а затем мне
звонил Бабенчиков с какими
то нелепыми обвинениями;
Городецкий эти гадости при
писал мне.
Не только из за
пьянки литературовед вклю
чил поэта в список подлых
людей. Здесь дело в другом.
Храбровицкий оставил такую
запись от 13 мая 1971 года:
В рукописи Анатолия Якоб
сона о Блоке прочл, что во
время войны в эвакуации в
Ташкенте, Городецкий доно
сил органам, что у Ахмато
вой живт непрописанная
вдова Мандельштама.
Труд
но предположить, с чьих слов
написал это Якобсон, вряд ли
это его заключение, так как в
годы войны он был ребнком
и Бог весть находился
ли в эвакуации в Ташкенте.
Храбровицкий подхватил его
слова, и известный поэт Сер
гей Городецкий у него уже не
просто пьяница, но и донос
чик. Серьзное обвинение.
Правда, написанное через че
тыре года после смерти по
эта, который уже не мог его
опровергнуть
Однако давайте вернмся
в 30 е годы прошлого века,
ибо с ними связана малоиз
вестная страница в биогра
фии Сергея Городецкого, а
именно руководство им
литературными кружками, в
том числе по приблизи
тельным на момент поисков
сведениям в Болшевской
трудовой коммуне. Мог ли он,
признанный поэт, начинав
ший свой творческий путь вместе с Блоком,
вообще заниматься этим делом? Как контрар
гумент возникал другой вопрос: а почему бы и
нет? Подтверждение этому предположению
нашл в автобиографической книге Григория
Медынского Ступени жизни.
Прозаик писал, что хорошо помнит строки
стихотворения Сергея Городецкого Над гро
мадами дремлющих башен из учебной кни
ги, по которой он занимался с ребятами в
Покровском примнике Москвы, созданном в
20 е годы для беспризорных детей.
И вдруг я
узнаю, продолжал Григорий Александро
вич,
через Наталью Васильевну, жену Ка
манина (прозаик Фдор Георгиевич Каманин,
друг Медынского.
Л.Г.), что в Центральном
доме работников просвещения, где она рабо
тала, существует литературный кружок, кото
рым руководит он, Сергей Городецкий, тот са
мый, настоящий, известный поэт, связанный в
сво время с Блоком и Бальмонтом, затем
ставший литературным крстным отцом Сер
гея Есенина. () С внутренним трепетом при
шл я к нему в литературный кружок и долгое
время просто прислушивался к ходу занятий.
Понравилось. Работать у Сергея Митрофано
вича было интересно чувствовался вкус,
культурный диапазон, а главное подкупаю
щая и ободряющая доброжелательность по
отношению к будущим гениям, как он в шут
ку именовал нас, своих подопечных. С той же
доброжелательностью он отнсся и ко мне,
вынудив меня в конце концов нарушить мол
чание и показать то, что привело меня в его
кружок.
Если Городецкий руководил литературным
кружком в Москве, то почему он не мог руко
водить им в подмосковном Болшеве? Логич
но. Но где факты? Их у меня не было. В лите
ратуре о Болшевской трудкоммуне мне встре
чалось сообщение, что Сергей Городецкий по
сещал е, а вот о том, что он был руководите
лем литкружка ни слова... И вот в храня
щемся в отделе рукописей Института мировой
литературы РАН дневнике литературного круж
ка Болшевской трудовой коммуны, который в
19321933 годах вл ныне забытый прозаик
Сергей Юрин, я прочитал, что его предше
ственником был... С. Городецкий. В отчте о
первом заседании Сергей Васильевич дослов
но написал следующее:
Предварительное оз
накомление. 24/XII 1932. В библиотеке. Были
Михайлов, Ивановский, Гришин, С. Яковлев,
Державин, Морозов, Белов и др. Это актив,
уцелевший от прежде бывших занятий кружка
под руководством С. Городецкого
(курсив мой.
Л.Г.) и В. Герасимовой (несколько месяцев
назад).
Однако ни в биографии Сергея Митрофано
вича, ни в доступных мне изданиях я не нашл
даже упоминания об этой странице его жизни.
И тогда я обратился к В.П. Енишерлову, само
му авторитетному специалисту по творчеству
С.М. Городецкого, с просьбой прояснить ситу
ацию относительно руководства Городецким
литкружком. Владимир Петрович в свом от
вете написал:
О работе С.М. Городецкого в
Болшевской колонии встречал одно упомина
ние во вступительной статье С. Машинского к
Собранию стихотворений Городецкого
(М.:
Сергей Городецкий с женой. Картина Ильи Репина.
Сергей Есенин и Сергей Городецкий.
ГИХЛ,1956, с. 19): ...позднее руководил лите
ратурными кружками
в Иваново Вознесенске,
Орехове Зуеве, в Болшевской колонии бес
призорников
(курсив мой.
Л.Г.). И вс.
В архиве Городецкого, который очень велик
и разбросан по разным музеям, мне ничего на
эту тему не попадалось, но я эти материалы не
искал.
Часть архива С. Городецкого 30 х годов, ко
торую он считал несущественной, погибла в
войну.
Упомянутая выше статья С. Машинского, как
я позже установил, в качестве вступительной
была
опубликована также ещ в двух изданиях
Сергея Городецкого Стихотворения и по
эмы (Л.: Советский писатель, 1974) и Из
бранные произведения в 2 томах (М.: Худо
жественная литература, 1987). Поскольку ци
тата, которую сообщил Владимир Енишерлов,
оказалась вырванной из контекста вступитель
ной статьи Машинского, приведу е полнос
тью: Поэт богатой и щедрой души, Городец
кий всегда стремился к тому, чтобы его опыт
стал достоянием литературной молодежи. От
сюда тот жадный интерес, с каким он общался
с начинающими писателями. Некогда он помо
гал Сергею Есенину в его поэтических начина
ниях, позднее руководил литературными круж
ками в Иваново Вознесенске, Орехове Зуеве,
в Болшевской колонии беспризорников. На
протяжении многих лет он вл педагогическую
работу в Литературном институте имени Горь
кого.
Итак, теперь достоверно известно, что в на
чале 30 х годов, скорее всего, в течение 1932
года Сергей Городецкий вместе с прозаиком
Валерией Герасимовой (о ней рассказ в следу
ющей публикации) руководил литературным
кружком в Болшевской трудовой коммуне (или
колонии беспризорников, как писал Машинс
кий, тогда уж следовало бы добавить: быв
ших). Имена коммунаров, посещавших кру
жок, перечислены в дневнике Сергея Юрина.
Справедливости ради, следует заметить, что
Сергей Васильевич после предварительного
знакомства с кружковцами сделал такую при
писку:
Занятия были нерегулярные, что де
зорганизовало кружок. Руководители часто не
являлись.
Другие подробности нам вряд ли
суждено узнать. В фонде С.М. Городецкого,
хранящемся в ОР ИМЛИ, я не нашл даже
упоминания о его работе в Болшеве. Впрочем,
это не удивительно с учтом того, что часть
архива Городецкого 30 х годов, как сообщил
В.П. Енишерлов, погибла в войну. На наш
взгляд, важен сам факт руководства литкруж
ком С.М. Городецким, как и то, что среди тех
коммунаров, кто занимался у Сергея Митро
фановича, пусть и короткое время, был став
ший впоследствии известным поэтом и пере
водчиком Владимир Державин.
В автобиографическом очерке Мой путь
Сергей Городецкий писал:
Вся моя творчес
кая автобиография заключена в моих произ
ведениях со всеми е победами и поражения
ми.
А вс таки жаль, что в его произведениях
не нашла отражения такая страница биогра
фии, как работа с молодыми дарованиями в
литературных кружках, включая болшевский
Леонид ГОРОВОЙ
Выпуск подготоаила
Ольга МЕЛЬНИКОВА