background image
вторник
k
23, 25 февраля 2014 г.
К 90 ЛЕТИЮ БОЛШЕВСКОЙ ТРУДОВОЙ КОММУНЫ
Валерия Анатольев
на родилась 14 (27) ап
реля 1903 года в семье
революционера под
польщика. Мать воспи
тывала двух дочерей
одна. Детство Валерия
провела на Урале, окон
чила гимназию в Екате
ринбурге. Литератур
ную деятельность нача
ла в 1923 году, опубли
ковав в журнале Мо
лодая гвардия повесть
Ненастоящие. В 1925
году она окончила пе
дагогический факуль
тет 2 го МГУ. Член Ком
мунистической партии
с 1926 года; находилась
на комсомольской и
преподавательской ра
боте, в том числе руко
водила, как мы теперь
знаем, литературным
кружком в Болшевской
трудовой коммуне. В
1931 году вышел пер
вый сборник Валерии Герасимовой
Панцырь и забрало. Она была деле
гатом (с совещательным голосом) пер
вого Всесоюзного съезда советских
писателей (1934). Редактировала жур
нал Смена (19371938). Преподава
ла в Литературном институте (1956
1969). Автор книг Жалость (1934),
Хитрые глаза (1938), Сверстники
(1948), Простая фамилия (1955),
Глазами правды (1965), Быть со
бой (1970). По мнению русиста Воль
фганга Казака, проза Герасимовой
рациональна, строго следует замыслу
писательницы, согласно которому рез
ко противопоставленные друг другу
персонажи находятся в ситуациях кон
фликта и борьбы; разрешению этих
конфликтов и подчинены все части по
вествования.
* * *
Старшая из сестр Герасимовых,
Марианна, вышла замуж за прозаика
Юрия Либединского, младшая, Вале
рия, стала первой женой Александра
Фадеева.
Так два писателя породни
лись, правда, ненадолго. Лидия Либе
динская, последняя жена Юрия Либе
динского, вспоминала: Они (Юрий и
Марианна.
Л.Г.) были больше това
рищами по борьбе, чем супругами.
Потому, наверное, не заимели детей.
Однако теплота отношений сохраня
лась между ними всегда. Когда в 1937
году Марианну арестовали по ложному
обвинению, Либединский написал
письмо в е защиту Сталину и передал
через Фадеева. Пять лет пробыла в
лагерях Марианна, вернулась больной
женщиной. У не обнаружили опухоль
мозга. Узнав об этом, она повесилась.
Не будь Марианны, Юрий Либединс
кий вряд ли бы написал первую по
весть Неделя, принсшую ему изве
стность. Прототипом главной героини
Анюты Симковой была Марианна. Это
произведение, Мураша
(так ласково
называли близкие Марианну.
Л.Г.),
писалось для тебя и во имя тебя. И те,
кто будет читать его, обязаны тебе его
появлением, признавался он в од
ном из писем к возлюбленной. Неде
ля издавалась с посвящением: Ма
рианне, любимому другу и верному
товарищу, а после е смерти Па
мяти Марианны, любимого друга и вер
ного товарища.
Младшая, Валя (так называли Ва
лерию.
Л.Г.), писал Юрий Либе
динский в воспоминаниях Поездка в
Крым, в детстве была очень то
ненькой и ловкой, по мальчишески
лазала по деревьям и заборам. А то
вдруг, притихнув, с разгоревшимся
лицом рисовала цветными карандаша
ми целые истории, возникавшие в е
воображении, причудливо смешивав
шем жизненные и книжные впечатле
ния. Иногда, положив на колени гитару
(как кладт гусляр гусли), она тихонько
напевала старинные, услышанные от
отца или дяди романсы или оперные
арии Я и сейчас словно вижу перед
собой посыпанную песком аллею, пол
ную луну над садом и плавно взмахива
ющую руками тоненькую
фигурку это танцует Валя,
ей, видно, слышалась му
зыка в самом лунном све
те
* * *
Александр Фадеев и Ва
лерия Герасимова познако
мились в Москве, будучи
студентами.
Не закончив
Горной академии, Фадеев
уехал в Ростов на Дону на
партийную работу. Оттуда он
в мае 1925 года написал Вале
письмо от лица Старого
Пима своеобразное
объяснение в любви к ней.
Уже после смерти Фадеева
в журнале Юность был
опубликован его ранее не
известный рассказ О люб
ви. На самом деле публи
кация была тем самым пись
мом Фадеева к Валерии Ге
расимовой.
Супруги поначалу жили в
Ярославле, где Валерия учи
тельствовала, а Фадеев до
писывал повесть Разгром.
Вскоре он был откоманди
рован в Москву для работы
в правлении Российской ас
социации пролетарских пи
сателей, а супруга какое то
время оставалась в Ярослав
ле. В Москве семья посели
лась в Сокольниках, вдали
от шумных улиц. У них была крохотная
комнатка с минимумом мебели. Жили
скромно, но это было редкое в жизни
писателя время, когда он целиком от
давался творчеству.
Однако настоящей семейной жизни
не получилось. Фадеев приступил к ра
боте над романом Последний из удэге
и уехал в длительную командировку на
Дальний Восток, где прошла его парти
занская молодость и развивались основ
ные события этого произведения. С же
ной он встречался урывками, и в 1932
году между ними произошл разрыв.
В 1936 году Фадеев писал матери
из Сухуми: Валя обещала приехать,
но что то е задержало. Я об этом
сильно жалею, потому что Валя един
ственная женщина на свете, которую
я по настоящему любил и продол
жаю любить. Конечно, то, что слома
лось, уже вряд ли удастся восстано
вить, и это, в сущности, является глав
ным источником страданий моих пос
ледних лет.
В 1950 году в письме к своей дальне
восточной знакомой Александре Ко
лесниковой Фадеев так вспоминал о
первой супруге: Жена моя, Валерия
Анатольевна Герасимова, была чело
веком хорошим, незаурядным; когда
мы сходились, она уже была известна
как писательница Очень многое от е
характера я вложил в Лену Костенец
кую (Последний из удэге), довольно
точно описал е наружность Е путь
к революции, если взять его не с фак
тической стороны, как он дан в романе,
а психологически, более или менее схо
ден с путм Лены У меня сохрани
лись с ней на всю жизнь дружеские
отношения
Из писем писателя неясно, по каким
причинам они расстались. Видимо, в
отношениях супругов присутствовала
ревность. Литературовед Наталья Гро
мова в архивном романе Ключ (Зна
мя 11, 2012 г.) пишет, что Ольга
Ляшко, дочь писателя, была секре
таршей в Красной нови
(литератур
ный журнал.
Л.Г.), где работал и
Фадеев, и его жена, пролетарская (?
Л.Г.) писательница Валерия Герасимо
ва. Однажды Ольга Ляшко с Фадеевым
уехали кататься на теплоходе, а Вале
рия Герасимова приняла огромную дозу
снотворного. Сестра Марианна насилу
успела е откачать. Фадеев примчался
в больницу, и спустя годы Герасимова
вспоминала, с какой нежностью он уха
живал за ней, это были самые счастли
вые минуты е жизни. Хотя говорила,
что лучше бы умерла тогда, чтобы не
видеть столько горя потом.
Ещ об одной из возможных причин
расставания можно узнать из воспо
минаний Юрия Либединского Памяти
друга. Однажды он, Фадеев и Гераси
мова отправились в больницу навес
тить товарища. Всю дорогу супруги ссо
рились. Саша в отношении язвитель
ности никак не мог соревноваться с
Валерией Анатольевной и потому сер
дился вс сильнее.
Вдруг Фадеев бро
сил на землю плетнку с пирожными,
которые нс больному, и убежал прочь.
Либединский отмечал, что в то время
Саша был очень вспыльчив. А в вос
поминаниях о Валерии Либединский
написал о е насмешливом складе ума,
о соединении насмешливости и прав
дивости насмешливости как проти
воядия лжи.
* * *
Начиная с середины 20 х годов про
шлого века в течение четырх с поло
виной десятилетий Валерия Герасимо
ва активно участвовала в литератур
ной жизни страны, избиралась в руко
водящие органы Союза писателей
СССР, публиковалась в журналах, из
давала книги прозы.
Однако ни в био
графических справках, ни в произве
дениях писательницы я не нашл све
дений, относящихся к е работе в Бол
шевской трудовой коммуне. Руководи
ла ли она литературным кружком в
коммуне в начале 30 х годов и подвер
галась ли репрессиям? Эти вопросы я
адресовал внуку Валерии Герасимовой
молодому, но снискавшему уже широ
кую известность писателю Сергею Шар
гунову. К сожалению, он не смог отве
тить ни на один вопрос.
Что касается вопроса о репрессиях,
мне удалось самостоятельно выяснить,
откуда ноги растут. В аннотирован
ном указателе книг, публикаций в сбор
никах и журналах на русском языке
(19851989 гг.) Литературные мемуа
ры ХХ века. Часть II (М.: Институт
мировой литературы им. А.М. Горького
РАН, 1995) на с. 291 изложено содер
жание мемуаров Корнелия Зелинского
В июне 1954 года, опубликованных в
журнале Вопросы литературы (6,
1989). В аннотации к мемуарам есть
такое предложение: Попытка писате
ля (Фадеева) помочь репрессирован
ной писательнице В.А. Герасимовой.
Я нашл эти мемуары К. Зелинского.
Выяснилось, что составители указате
ля ошиблись. У Зелинского речь идт
не о репрессированной писательнице
В.А. Герасимовой, а о е
сестре Марианне, которая
действительно была ре
прессирована, и Фадеев
пытался ей помочь. Сама
же В.А. Герасимова в
Беглых записях, опуб
ликованных в том же 6 м
номере ВЛ за 1989 год,
где напечатаны и мемуа
ры К. Зелинского, отме
тила: ...я была спасена
от ареста Сашей (Фадее
вым)...
(с. 148). Таким
образом, вопрос о репре
ссиях закрыт.
* * *
Осталось выяснить на
счт руководства В.А. Ге
расимовой литературным
кружком Болшевской
трудкоммуны.
В опубли
кованных Беглых запи
сях об этом, увы, нет ни
слова. Валерия Анатоль
евна в своих записях с
горечью констатировала:
Я вообще не успела на
писать ни о Саше (Фадее
ве), ни о времени, ни даже
о себе (если я смогу пред
ставлять какой то инте
рес) всего того, что могла
бы написать. До 1953 года
вообще было немыслимо
писать о том, о чм хоте
лось бы, это грозило
гибелью. Позднее тоже можно было
писать далеко не обо всм.
В конце Беглых записей, увидев
ших свет в журнале Вопросы литера
туры, значилось: Вступительная за
метка, публикация и комментарии
А. Шаргуновой. Анна Борисовна Шар
гунова дочь писателей Валерии Ге
расимовой и Бориса Левина. В сво
время она тоже избрала писательскую
стезю, окончила Литинститут, сочиня
ла прозу. Сейчас она жена известно
го богослова и проповедника, препо
давателя Духовной академии Алексан
Мне ещ есть что сказать людям
В отделе рукописей Института мировой литературы РАН в фонде про
заика С.В. Юрина хранится дневник литературного кружка Болшев
ской трудовой коммуны, который в 19321933 годах вл его руководи
тель Сергей Юрин. Открывается дневник записью: Предварительное
ознакомление. 24/XII 1932. В библиотеке. Были Михайлов, Ивановс
кий, Гришин, С. Яковлев, Державин, Морозов, Белов и др. Это актив,
уцелевший от прежде бывших занятий кружка под руководством
С. Городецкого и В. Герасимовой (несколько месяцев назад). О поэте
Сергее Городецком нам уже доводилось писать (Калининградская
правда от 13 февраля). Героиня очередного рассказа прозаик
Валерия Анатольевна ГЕРАСИМОВА (19031970).
дра Шаргунова. Анна Борисовна, рабо
тавшая с архивом матери, не смогла
ответить точно, есть ли в нм упомина
ние о Болшеве. Но с е любезного раз
решения я познакомился с материала
ми фонда В.А. Герасимовой, храняще
гося в Российском государственном
архиве литературы и искусства (РГА
ЛИ). Фонд составляют рукописи В. А.
Герасимовой, е записные книжки, либ
ретто литературных сценариев; отзы
вы и рецензии; воспоминания об А.А.
Фадееве, е письма и письма к ней,
другие материалы. Внимательно озна
комившись с ними, не могу сказать,
что меня ждало большое открытие. Но
и бесплодными поиски назвать нельзя.
В блокноте Валерии Герасимовой с
записями о Горьком есть фраза, отно
сящаяся к 1932 году, о первой встрече
с литераторами из Большевской
(так
у Герасимовой.
Л.Г.) коммуны. Из
студии из рабочей молоджи. Эту
запись следует понимать так: в 1932
году, скорее всего в начале года или в
его первой половине (точная дата не
указана), у Герасимовой состоялась
первая встреча с участниками литера
турной студии (кружка) Болшевской
трудовой коммуны, состоящей из ра
бочей молоджи. К сожалению, других
подробностей в записях нет.
Зато в архиве Валерии Герасимовой
сохранились несколько страничек из
журнала Большевик за 1936 год (но
мер установить не удалось.
Л.Г.) с е
публикацией, напрямую связанной с
Болшевской трудовой коммуной. В ней
писательница выступила как критик,
опубликовав в разделе Критика и биб
лиография рецензию под названием
Книга социалистического гуманизма.
Эта книга, просто озаглавлен
ная Болшевцы, со скромным под
заголовком Очерки по истории
Болшевской имени Г.Г. Ягоды труд
коммуны НКВД, с первых строк
захватывает читателя, писала
Валерия Герасимова. Инициатор
и вдохновитель этой книги Алек
сей Максимович Горький.
Поскольку рецензия, опубликован
ная в журнале Большевик, с 1936
года нигде не перепечатывалась, при
веду несколько отрывков из не.
Не сусальные, слащаво сделан
ные кающиеся грешники, не мр
твые схемы, а живые, тонко инди
видуализированные люди, каждый
со своей судьбой, с присущим ему
характером, встают со страниц этой
волнующей книги.
Десять лет назад несколько во
ров, озлобленные, занюханные и
пропитые урки прямо из тюрь
мы попали в лесную свежесть и ти
шину поместья фабриканта Краф
та. Даже проволочное заграждение
не охраняло прибывших. Это было
неожиданным, настраивало на не
доверчиво иронический лад.()
И если бы организаторами и ру
ководителями коммуны оказались
посредственные, педантичные, ра
ботающие по традиции воспитате
ли, ничто не спасло бы е от
немедленного распада. Но во главе
е стояли смелые, творческие, та
лантливые люди, люди, закалнные
в борьбе, люди огромного практи
ческого опыта. Решительно отбро
сив трафаретные методы перевос
питания преступников, они попы
тались найти новые пути, новые ре
шения, новые возможности.()
Иная мораль, иная этика прихо
дила на смену.
Болшевцы втягивались в труд, в
ударничество, в соревнование, в
культурную и политическую
жизнь.()
С ростом людей росла и ком
муна. Вместо двух трх небольших
жилых построек, жалкой кузни и
сапожной, поднимались могучие
корпуса обувной фабрики, фабри
ки кухни, общежития, поликлини
ки, учебного комбината Подни
мался целый благоустроенный го
родок с трхтысячным трудовым на
селением. Возникали счастливые
семьи, появлялись здоровые и ра
достные детишки, радость материн
ства освещала жизнь бывших пра
вонарушительниц.()
Валерия ГЕРАСИМОВА.