background image
0
0
0
0
0
1
1
1
1
1
четверг
k
45, 17 апреля 2014 г.
ИЗ ИСТОРИИ ГОРОДСКОГО ЛИТО
C
M
Y
K
Не густо. Но на тот период это была вся инфор
мация о поэте, которой я располагал. За истекшие
годы мне удалось найти немало сведений о Миха
иле Скуратове, которыми хочу поделиться с чита
телями. Его жизненный и творческий путь заслу
живает подробного рассказа.
Михаил Маркелович Скуратов родился в 1903
году в старинном сибирском селе Уяне Нижне
удинского уезда Иркутской губернии. Учился в
железнодорожном начальном и в Иркутском гор
ном училищах. Работал лесосплавщиком, шахт
ром.
В 1922 году молодые литераторы Иосиф Уткин,
Джек Алтаузен, Иван Молчанов, Валерий Друзин
и Михаил Скуратов, писавший под псевдонимом
М. Бельский, составили ядро иркутского литера
турно художественного объединения (ИЛХО), от
чего их именовали илховцами. В воспоминаниях о
друге юности Иване Молчанове Скуратов писал:
Мы с ним оба взрастали в былом Глазковском
предместье Иркутска и даже сражались в мальчи
шеских уличных драках, когда улица шла на ули
цу. И уже в ту пору мы с ним оба стали илховца
ми Иван носил псевдоним, ничего не говорив
ший ни уму, ни сердцу, Олег Имов Дело в
том, что у Ивана Ивановича был в Москве тзка и
однофамилец поэт Иван Молчанов, написав
ший известную песню Прокати нас, Петруша, на
тракторе. Их часто путали, и иркутский Молча
нов решил отмежеваться от московского одно
фамильца псевдонимом. Михаил Скуратов вос
стал против этого: Какого чрта тебе укрываться
за этим Олегом Имовым? Ведь ты же сиби
ряк!.. Вот и припиши себе Сибирский, и ста
нешь Иван Молчанов Сибирский. Под этой двой
ной фамилией он и вошл в историю советской
поэзии. Иван Молчанов Сибирский был счастлив
и в личной жизни, воспитав с женой Викторией
Станиславовной Молчановой (в девичестве Пру
шинской) шестерых детей. Любопытно, что зять
ями Ивана Ивановича стали два писателя все
мирно известный прозаик Валентин Распутин и
поэт лирик Владимир Скиф. Последний вместе с
женой Евгенией Ивановной изучает литератур
ные архивы поэта Ивана Молчанова Сибирского
и готовит к изданию полное собрание его стихов,
публицистики, переписки.
Первая публикация Скуратова под псевдони
мом Михаил Бельский состоялась в 1921 году в
газете Красный стрелок. В 1923 м молодое со
дружество иркутских поэтов вместе с художника
ми и журналистами выпустило пять номеров жур
нала Красные зори. В газете Власть труда и
журнале Красные зори в 1922 и 1923 годах
появлялись и стихи Михаила Скуратова. А в из
данном в феврале 1924 года поэтическом сбор
нике Ильичу были напечатаны небольшая по
эма Скорбь и два стихотворения Восточный
Ленин и Прощальное Ильичу, подписанные
М. Скуратов Бельский. Сорок три года спустя
еженедельник Литературная Россия так ото
звался об этой книге: Строки, рожднные скор
бью Иркутяне поэты первыми в стране отклик
нулись на смерть Ильича таким коллективным
сборником Он действительно был первенцем
поэтической Ленинианы. В том же 1924 году сти
хи молодого поэта были опубликованы в журнале
Сибирские огни, с которым он не расставался
более полувека.
14 августа 1924 года эту дату он запомнил
навсегда Скуратов приехал в Москву поступать
в Высший литературно художественный институт
имени В.Я. Брюсова, который возглавлял сам Ва
лерий Яковлевич. У маститого поэта было прави
ло: лично экзаменовать молодых коллег. Скура
тов прочитал мастеру свои лучшие стихи и ока
зался в числе счастливчиков, зачисленных в ин
ститут. А месяц спустя ему пришлось участвовать
в похоронах Брюсова и стоять в почтном карауле
у его гроба в конференц зале, где недавно дер
жал экзамен.
Через год Брюсовский институт прекратил сво
существование, и Скуратов был переведн на ли
тературное отделение историко этнологического
факультета МГУ, который окончил в 1928 году.
Среди его наставников в университетские годы
был и Дмитрий Николаевич Ушаков состави
тель Толкового словаря русского языка и
незаурядный художник, написавший немало пей
зажей в окрестностях Болшева.
Стихи Михаила Скуратова стали печатать в жур
налах и альманахах в Москве и Ленинграде. Поэт
вступил в содружество Перевал. Он писал:
Моими новыми собратьями по перу, помимо
иркутян, былых илховцев Иосифа Уткина и
Джека Алтаузена, которые тоже навсегда переко
чевали в Москву, стали Артм Веслый, Михаил
Светлов, Михаил Голодный, Николай Зарудин,
Николай Дементьев, Павел Дружинин, Леонид
Лавров, Борис Ковынев и многие другие. В пер
вые годы моего житья бытья в столице я близко
встречался с такими известными писателями, как
Владимир Гиляровский, Викентий Вересаев, Сер
гей Городецкий, Вячеслав Шишков, Алексей Но
виков Прибой, Лидия Сейфуллина, Борис Пиль
няк, Борис Пастернак, Эдуард Багрицкий.
В 1925 году в журнале Красная новь было
напечатано стихотворение Михаила Скуратова
Краснобай, впоследствии вошедшее в Антоло
гию русской советской поэзии. Поэтический раз
дел этого номера журнала открывало стихотворе
ние Сергея Есенина Синий май, заревая теп
лынь, а скуратовский Краснобай закрывал его.
Публикация и послужила поводом для знаком
ства поэтов. Раньше Скуратов видел и слышал
Есенина в редакциях журналов и в коридорах, на
писательских сборищах и литературных вечерах,
но лично с ним не был знаком. Когда осенью
Михаил Скуратов вернулся после каникул из Ир
кутска в столицу, поэт Василий Наседкин, жена
тый на одной из сестр Есенина, сказал, что по
знакомит его с поэтом: Он читал твоего Красно
бая Приходи в Столешников переулок, там у
нас будет небольшое литературное застолье.
Сергей Есенин, вспоминал Скуратов,
тогда только что вернулся из за границы (Михаил
Маркелович ошибся. Есенин находился за грани
цей с мая 1922 года по август 1923 го.
Л.Г.), был
очень изысканно одет, необычайно вежлив и де
ликатен и никак не походил на мужицкого сына,
на деревенского парня. Когда меня Василий На
седкин представил ему, он очень естественно и
просто сказал:
Ну как же, у меня очень хорошая память,
ведь мы же с вами напечатались вместе в Крас
ной нови!
Мне очень лестно, Сергей Александрович,
напечататься с вами рядом, на одних и тех же
страницах
Есенин поинтересовался, умеет ли молодой
коллега петь, а услышав отрицательный ответ,
удивился: Странно. Написать более или менее
напевное стихотворение и не уметь петь?! Я, на
пример, когда напишу свои стихи, всегда их
пою
Вскоре Скуратов услышал, как он пел сво
стихотворение Есть одна хорошая песня у соло
вушки. Когда Сергей Александрович предло
жил поехать в знаменитый московский ресторан
Яр, где пел цыганский хор, Скуратов стал отне
киваться: дескать, он скромный студент, да и
костюм его не для ресторана Есенину эти аргу
менты показались несостоятельными, однако
Михаил отчаянно заупрямился, а потом, по его
словам, всю жизнь жалел: Надо было вс таки
поехать! В декабре 1925 года, будучи на зимних
каникулах в Иркутске, Скуратов прочитал в газете
скорбную весть о смерти Есенина.
После окончания Московского университета
Михаил Скуратов три года работал в газете Прав
да, ответственным секретарм которой тогда
была Мария Ильинична Ульянова. Однажды в е
кабинете молодой литературный сотрудник отде
ла рабочей жизни увидел Максима Горького. Ему
несколько раз доводилось близко видеть и слы
шать знаменитого писателя: впервые у Белорус
ского вокзала, когда Горький вернулся на Родину
из Италии и Скуратов был в числе встречавших
его; затем на Первом писательском съезде, где
молодой поэт буквально отхлопал себе руки, при
ветствуя вместе со всеми Горького.
Михаил Скуратов часто встречался с Алексеем
Силычем Новиковым Прибоем, о котором вспо
минал: Он был шефом кабинета рабочего автора
в Подлипках под Москвой, которым мне довелось
руководить; кабинет носил его имя. В дни Вели
кой Отечественной войны я выступал вместе с
ним в госпиталях среди раненых бойцов и могу
засвидетельствовать, что более увлекательного
устного рассказчика я в жизни не встречал. Его да
вот ещ Павла Васильева, с которым мы были
близки и по годам, и по сибирскому земляче
ству
Забегая вперд, скажем, что Михаил Скуратов
написал воспоминания о Павле Васильеве, чей
творческий путь оборвался так рано. В публика
ции Человек он был!.. в еженедельнике Лите
ратурная Россия от 10 января 1986 года он рас
крыл личность поэта, поведал о его пребыва
нии в доме Скуратова в Москве, о друзьях поэта
И. Забелине и Л. Черноморцеве. Михаил Марке
лович оставил также воспоминания о драма
турге Павле Маляревском (19041961) о зна
комстве с ним в Иркутском отделении Союза пи
сателей и встрече с ним в Колонном зале в Москве
на открытии Первого Всесоюзного съезда совет
ских писателей.
В 1936 году, писал Алексей Галкин в книге
Память сердца (1993),
у нас в клубе при
заводе 8 был организован кабинет рабочего
автора для тех, кто тянулся к знаниям и хотел
усвоить основы литературной грамоты, повысить
свой общий культурный уровень, приобрести на
выки литературного письма. Я, когда узнал об
этом, стал активным организатором и участником
этого благородного начинания и вс свободное от
работы и учбы время проводил в клубе.
По рекомендации Союза писателей, про
должал Алексей Петрович, пригласили руко
водить кабинетом поэта Михаила Маркеловича
Скуратова, потомственного сибиряка. Его предки
дед и прадед жили в Сибири, поэтому неуди
вительно, что вс его творчество отражало сибир
ский быт и язык. Своеобразный, чистый, красоч
ный русский язык был насыщен местными диа
лектами. Ему в то время было 33 года. Среднего
роста, крепкого сложения, общительный и вни
мательный, он быстро приобрл авторитет среди
присутствующих на занятиях. Тонко чувствую
щий слово, он быстро улавливал по первым опы
там рабочих поэтов способности каждого. Сам
обладал высокой культурой, умел е передать
другим.
Алексей Галкин признавался: Он первым дал
мне понятие поэтической речи, обратил на меня
внимание, угадав лирическое дарование. Его очень
любили все члены рабочего литературного объе
динения. Он не расставался с рабочими авторами
до самой войны.
По просьбе членов кабинета рабочего автора
Михаил Скуратов однажды пригласил к ним попу
лярного в те годы поэта Иосифа Уткина, с кото
рым в начале 1920 х годов состоял в одном лит
объединении Иркутска. Выступление Иосифа Пав
ловича, на которое в осенний тплый вечер в
кабинете собралось более 30 человек, прошло на
ура.
В отличие от более удачливых коллег Уткина и
Алтаузена Михаилу Скуратову известность доста
валась труднее. Его первый сборник Сибирская
родословная под редакцией Иосифа Уткина был
издан в Москве в 1937 году. Следующие книги
поэта увидели свет уже в послевоенные годы.
Литературное объединение имени А.С. Новико
ва Прибоя, прервав работу во время войны, вновь
возобновило е под руководством Скуратова в
1946 году. Алексей Галкин отмечал: После вой
ны М.М. Скуратов поддерживал связь с возрож
днным литобъединением вплоть до 1989 года
(то есть до своей смерти.
Л.Г.). По словам
Алексея Петровича, в 1980 х годах Михаил Скура
тов начал писать книгу о декабристах, при встрече
с ним делился своими замыслами. Все выходив
шие книги Михаил Маркелович обязательно да
рил с автографами своему бывшему подопечно
му.
Жил он, вспоминал Алексей Галкин, в
однокомнатной квартире на Большой Грузинской
в Москве. Свой архив содержал в образцовом
порядке. С женой я его никогда не видел. Она
жила с ним врозь, писала стихи, которые он про
сматривал, издавала сборники в московских из
дательствах. Отношения у них были своеобраз
ные. Он был скрытен и не любил говорить о
семейных отношениях и политике. Его имя, безус
ловно, останется в памяти потомков, особенно
сибиряков. Никто из поэтов так не воспел свой
край, как М.М. Скуратов, отобразив его самобыт
ным и красочным языком.
Живя в Москве, Михаил Маркелович не поры
вал связей со своими родными местами, с отчим
краем. Впечатления юности поэт постоянно об
новлял новыми и новыми поездками, знаком
ством с людьми и их свершениями. Он часто
бывал в Иркутске, Братске, Красноярске, на Бай
кале, на Ангаре и Енисее
Критики и поэты, писавшие о творчестве
Скуратова (В. Саянов, К. Лисовский, А. Реше
тов, И. Гринберг и др.), всегда подчркивали
живость и естественность его поэтической речи,
богатство и выразительность языка качества,
унаследованные от фольклора.
У Михаила Скуратова вышло сравнительно
немного книг, но каждая из них, по словам
поэта, была для него ступенью в восхождении к
поэзии. Во всех была сибирская тема. И это не
случайно: его детство, отрочество и юность
прошли в Приангарье и Прибайкалье. И хотя
Михаил, по его словам, крепко обмосковил
ся, корни его многолетнего песнетворчества
находились в сибирской родословной, что зна
чительно определило стихи поэта и по содер
жанию, и по языку. Сам он считал, что пишет не
столько о Сибири и сибиряках, сколько о свом
великом русском народе, где бы он ни жил.
Наиболее увесистой из своих книг поэт считал
Избранное, изданное в серии Библиотека
сибирской поэзии (Новосибирск, 1965). Друг
юности поэта критик и литературовед Валерий
Друзин, создавая его литературный портрет,
писал: Среди современных сибирских поэтов
Михаил Скуратов занимает почтное и замет
ное место как мастер стиха, знаток русской
речи, поэт со своими большими и органичными
для него темами. По мнению Друзина, лучшие
произведения Скуратова, особенно В селе Ко
ломенском и Сказания о Братском остроге,
принадлежат к числу весьма ценных достиже
ний всей русской советской поэзии.
В приветствии Правления Союза писателей
СССР М.М. Скуратову в связи с его 80 летием,
опубликованном в Литературной газете 25
января 1984 года, отмечалось: Ваши книги
Сибирская родословная, Родня, Всполо
хи, На рубеже времн, Рунный ход, Сол
нечный бубен, Истоки и многие другие сви
детельствуют о том, что беспокойное сердце
поэта полно творческих сил и продолжает свою
испытанную и наджную работу.
Словно в подтверждение этих слов в следую
щем, 1985 году в московском издательстве Ху
дожественная литература вышла книга Миха
ила Скуратова Избранное, в которую вошли
стихотворения и поэмы, написанные поэтом в
19221984 годах (более чем за 60 лет!) и посвя
щнные истории, быту и природе Сибири, жиз
ни и подвигам е героических первопроходцев
и строителей. Однотомник стихотворений и поэм
Избранное подведение итогов творческо
го пути поэта. Предваряла книгу авторская ста
тья Мой путь. По словам поэта, он ещ со
школьной скамьи сочинял стихи самоделки,
писал и прозой, вл дневники. Поначалу он
скептически относился к советам старших то
варищей писать о родном Иркутске, тайге, Ан
гаре и Байкале Однако вскоре прислушался к
этим пожеланиям и написал свои лучшие стихи
ранней поры, за которые не краснел и десятиле
тия спустя: Московский тракт, Из байкальс
ких картинок, Старый бродяга, Тажные
думы, Сибирская старь, Байкальская
бась и многие другие. Неслучайно поэт Вис
сарион Саянов впоследствии называл Скура
това одним из первых запевал советской
русской поэзии в Сибири. А критик и литера
туровед А. Макаров написал: У Михаила Ску
ратова ощущение истории, видно, в крови: он
как у себя дома и в стихии образов прошлого, и
в стихии узорчатой и певучей старинной речи.
В предисловии Михаил Скуратов отмечал: Мой
однотомник это живая летопись всей моей
писательской судьбы на протяжении шести с лиш
ним десятков лет. В свом Избранном я лицом
к лицу с моими читателями, с самим собой. Загля
нул и в прошлое, и в настоящее нашей страны, да
тем самым и в будущее. Эта дума не покидает
меня. Тем и жива моя книга.
Но это вовсе не означает, что я ставлю после
днюю точку. Нет, книгой Избранное я не исчер
пал себя. Напротив, она дат толчок к дальнейшей
работе моей над русским поэтическим словом в
стихах и в прозе. В последние десять пятнадцать
лет создано мною немало новых стихов. То, что не
вмещают в себя стихи, хочется воплотить в прозе.
И уже сыздавна подспудно вызревают во мне
замыслы рассказов, повестей, воспоминаний,
исторических эпопей, которые могли бы лечь в
основу моей книги прозы.
Другими словами у Михаила Маркелови
ча, несмотря на возраст, были большие твор
ческие планы. Он собирался приступить к про
зе, переводил тувинских поэтов и поэтов ма
лых народностей Сибири и Дальнего Востока,
выступал в разных аудиториях с чтением сти
хов и литературными воспоминаниями. Он
признавался: Это живое общение с читате
лями и слушателями обогащает меня и не
позволяет замыкаться в скорлупе личных пе
реживаний
Увы, не всем творческим планам поэта суж
дено было сбыться. В 1989 году Михаил Марке
лович Скуратов ушл из жизни, не осуществив
вс из задуманного. Оставленное же им твор
ческое наследие является нашим общим досто
янием.
Леонид ГОРОВОЙ
Первый руководитель
Моя статья о руководителях литературного объединения имени А.С. Новикова
Прибоя Наставники писательской поросли, впервые опубликованная в Калинин
градской правде (129130 от 18 июня 2002 года), в расширенном виде была
напечатана в сборнике Болшевский Парнас (Королв: Издательство Палитра
плюс, 2009). Но и в газете, и в сборнике первому руководителю ЛИТО поэту
Михаилу СКУРАТОВУ (на фото) был посвящн всего один абзац. Вот он: Михаил
Маркелович Скуратов (19031989), уроженец Иркутской губернии, в 20 е годы
перебрался в Москву, где, по преданию, то ли показывал свои стихи Есенину, то ли
просто видел его. Издал несколько поэтических сборников, в том числе Избран
ное. Однако в антологию русской поэзии Строфы века, куда вошли стихи 875
русских поэтов, составитель Евгений Евтушенко Скуратова не включил.