background image
четверг
k
58, 22 мая 2014 г.
C
M
Y
K
Галина ГОРЛОВА
Из цикла Цветы весны
Примулы
Любима солнцем примула.
Весна же ей для стимула
То жаркий день преподнест,
То белым снегом занест,
А первоцвет не удивлн
Он с детских лет в весну влюблн!
Ландыши
Букет из ландышей стоит,
Как утро майское прекрасен.
Благоуханием пьянит
Меня на солнечной террасе.
И юностью далких дней
Повеяло в душе моей.
Маргаритки
От крыльца и до калитки
Разбежались маргаритки,
Проросли сквозь кирпичи.
Осторожно! Не топчи!
Сирень
Уткнувшись в мокрую сирень,
Букет душистый обнимаю.
Я пять счастливых лепестков
Найду средь тысячи цветков!
Сирень волшебница, я знаю.
Вячеслав ДВОРНИКОВ
Мать и мачеха
Мать и мачеха у церкви расцвела,
Дождалась весеннего тепла,
Небеса высокие чисты,
Вот для нас и первые цветы
Распустились, нежности полны.
Мать и мачеха сегодня так дружны,
Между ними не легла ещ межа,
Ни тепла, ни ласки им не жаль.
Жлтые головки в небеса
Смотрят, словно солнышка глаза,
Листьев не дождавшись, опадут,
Им не развести свою беду.
Лист зелный тплой стороной
Повернтся к дочери родной,
Словно бархат, эта сторона,
Вся любовь ушедшей отдана.
А для падчериц не будет здесь тепла,
Зелный пух столетних лиственниц
Зелный пух столетних лиственниц
Дочь родная вс с собою забрала,
Тот же лист, но зелень холодна,
Не согрета мачехой она.
Мать и мачеха у церкви расцвела,
Дождалась весеннего тепла,
Небеса высокие чисты,
Вот для нас и первые цветы.
Врачи
Не бывает выходных у врачей,
Гиппократ их не придумал пока,
В поликлинику втекает ручей,
Но бурлит у кабинетов река.
Сердца стук как будто
маленький гром,
А дыханье ураган, только спит.
Сколько там уже пришло на прим?
И ещ в два раза больше в пути!
Разве он не из железа наш врач?
Чашка чая перерыв небольшой,
В жизни тоже повидал неудач
И слегка поистрепался душой.
Сам попробуй, как орех, нашу боль
Раскусить, не повредив кожуры,
Отыскать ключи к болезни любой,
Возвращая нам здоровья дары.
Не бывает выходных у врачей,
Гиппократ их не придумал пока,
В поликлинику втекает ручей,
Но бурлит у кабинетов река.
Андрей КАРЛОВ
* * *
...Потом историки солдатам
Припишут нужные слова...
Они же шли в атаку с матом,
Что им далкая Москва!
Потом придумают, пригладят,
Причешут, если что торчит.
В кино солдат как на параде,
И очень правильно кричит...
Да только раненый не маму
Зовт, а шепчет мать твою...
И повторяет он упрямо
Слова, рожднные в бою.
...И воздатся им сторицей
От благодарных земляков:
Гранитные застыли лица,
Как будто слеплены с икон.
Они же не были великими
Так, мужики да пацаны...
Не стали б бронзовыми ликами,
Когда бы не было войны.
И, возвышаясь над планетою
Как представители Державы,
Они стоят, в гранит одетые,
Монументально величавы.
Как будто жизни вовсе не было
За стылой памятью гранитною...
...Сквозь нас глядят из жуткой небыли,
Ещ раз скульптором убитые...
* * *
Поздно гадать, есть ли в том чья то
вина,
Просто дорог ведь много,
а жизнь одна,
Просто несовпадение координат:
Вышел из дома и не пришл назад
Компаса стрелка крутится
у рудника.
Корчась от боли в ритм не встат
строка.
Вот захотелось судьбу подержать
в руках
Я напишу тебе, может быть,
издалека
Я не могу в неподвижности
как коралл.
Мир на движеньи зиждется
в путь пора!
В душу разбойно свистнули мне ветра
Я не умею завтра быть, как вчера!
Я возвращусь когда нибудь,
сделав круг,
Если, конечно, ранее не умру
Дмитрий ЦЕНЗОР
Отчизна
Есть призрачность неведомых миров,
В людской душе неясно отражнных,
Есть марево исчезнувших веков
И вихри дней расцветших и сожжнных.
И музыка невыразимых снов,
И боль, и скорбь, раздробленная
в стонах,
Мир твой такой размеренный
жаль будить
Мне самому не верится уходил?..
Татьяна ФОМИНА
Архангельское.
Усадьба князей
Юсуповых
Архангельское в реверансе встретит
Зелным пухом лиственниц столетних.
Влекомые дворцовой колоннадой,
Белеют стройно силуэты статуй.
Навстречу взорам любопытно быстрым
Распахнут парк доверчиво туристам:
Стекают ручейками по дорожкам,
Ведущим вдаль к лугам, полям
и рощам,
Где старица Москвы жива ключами.
Здесь встречи и беседы не случайны.
Здесь лоджий Рафаэля в Эрмитаже
Узоры памятны травинке каждой.
Здесь с высоты могильного погоста
Окинуть взглядом мир безумно просто.
Холмы сии рука благословила
Архангела святого Михаила.
И не услышать плача либо стона
Семейного пустого пантеона,
Лишь колокольным звоном а сapellа
Над усыпальницею эхо пело
Ф
ото Татьяны ФОМИНОЙ
Архангельское. Усыпальница князей Юсуповых.
ВОЗВРАЩННЫЕ ИМЕНА
Информации о поэте сохранилось немного. Его
книги Старое гетто (СПб., 1907); Крылья Икара
(1908); Легенда будней (1913) были внушитель
ны по объму: поэт плодовитый, он не боялся повто
ров и монотонности. Дм. Цензор был хорошо изве
стен в литературных кругах, Блок писал о нм: Дмит
рий Цензор создание петербургской богемы он
чист душой, и главное, что временами он пот, как
птица, хотя и хуже птицы; видно, что ему потся, что
он не заставляет себя петь.
Он был участником многочисленных литера
турных объединений Петербурга начала XX века,
посещал собрания на Башне у Вяч. Иванова, с
февраля 1913 года входил в Цех поэтов
Н. Гумилва, издавал журнал Златоцвет. Актив
но участвовал в жизни литературного кружка,
куда входили Гумилв, Мандельштам, Ахматова,
Бальмонт, Брюсов, Сологуб и др. В 1908 году стал
членом кружка Вечера Случевского, главного
долгожителя среди литературных салонов го
рода (существовал 14 лет, до ноября 1917 года).
В этом кружке была традиция вести альбом, от
дельные части которого хранятся ныне в архивах
ИРЛИ, РГАЛИ и в фондах РНБ.
Кирилл Финкельштейн писал: Дм. Цензор стал
одним из героев пародийного романа Корнея Чу
ковского Нынешний Евгений Онегин а
также участником рассказа М. Зощенко Случай в
провинции. И.С. Эвентов вспоминал, что
Дм. Цензор был одним из тех, кто нс на плечах
гроб с телом А. Блока в 1921 году.
Он чист душой
В советское время Цензор оказался на обочине
литературного процесса, временами печатался в
многотиражках, лишь в 1940 году издал книгу
избранных стихотворений. Перед войной стал
секретарм партийной организации Ленинградс
кого союза писателей. Похоронен на Литератор
ских мостках Волкова кладбища в одной могиле
с женой, балериной А.В. Груздевой.
Его пасынок выдающийся фигурист Олег
Протопопов. Именно отчим подарил будущему
двукратному чемпиону Олимпийских игр первые
коньки. Олег вспоминал: (отчим) спас нам жизнь,
вытащив нас с мамой из блокадного Ленинграда,
когда мы были уже на грани смерти.
Спустя век, многие стихи Дм. Цензора приобре
ли новое, удивительно современное и глубокое
звучание. Прочитать их можно в серии Лирика
Серебряного века.
http://tzenzor.ouc.ru/
Дмитрий Михайлович Цензор, русский поэт Серебряного века
(10 (22). 12. 1877, Петербург 26. 12. 1947, Москва), родился в
бедной еврейской семье. С 1890 х годов публиковал стихи, отмечен
ные большим влиянием С. Надсона и символистов. В 1908 году закон
чил филфак Петербургского университета и Академию художеств.
Лишь вечного приподнятый покров,
Лучи небес в мгновенность
превращнных...
И если мы скитаемся и ждм
С раскрытыми от ужаса глазами,
И орошаем кровью и слезами
Пустыню тьмы, как благостным
дождм,
Мы ищем путь к отчизне, ставшей
сном,
К родным дверям, давно забытым нами.
Солдатская песня
Попрощался с деревней убогой,
Как пришл мой рекрутский черд.
Уходил чужедальней дорогой
Послужить за царя и народ.
А в деревне средь бедного поля
Убивались родные мои.
Ой ты, доля, солдатская доля,
Вдалеке от родимой семьи!
Побывать бы мне снова на месте,
Где любил, где не ведал оков.
Истомилась душа по невесте,
Захотелось обнять стариков.
И сбылось мне увидеться с ними...
Загудел, затрещал барабан.
Выходили путями глухими,
Усмиряли голодных крестьян.
Глядь, в родную деревню пригнали.
Там крестьяне на сходе мирском
Зашумели, Христом заклинали,
И народным, и божьим судом.
Как раздалась команда лихая
Опустился невольно курок...
Повалился отец утихая
У моих подкосившихся ног...
И опять на далекой чужбине
Я в постылой казарме томлюсь...
Только понял я, понял отныне,
Как служу за царя и за Русь.
Закались, моя воля, как камень,
Жди команду, винтовку готовь.
Отомщу я своими руками
За народную кровь!
Павшим
Герои, павшие в боях,
Узнайте весть: весна, как прежде,
На окровавленных полях
Царит в сверкающей одежде.
Везде победной жизни звон,
И как эмблема светлой славы
Венчают ваш могильный сон
Цветы весенние и травы.
1915 г.
Женщины
Печальные, с бездонными глазами,
Горевшие непонятой мечтой,
Беспечные, как ветер над полями,
Пленявшие капризной красотой...
О, сколько их прошло передо мной!
О, сколько их искало между нами
Поэзии и страсти неземной!
И каждая томилась и ждала
Красивых мук, невысказанной неги.
И каждая безгрешно отдала
Своей весны зелные побеги...
О, ландыши, грустящие о снеге,
О, женщины! У вас душа светла
И горестна, как музыка элегии...
Страницу подготовила
Маргарита КРЫЛОВА