background image
C
M
Y
K
суббота
k
82, 19 июля 2014 г.
Ведущая страницы
Маргарита КРЫЛОВА
Наталия АБАШИНА
* * *
Среди ночи сама собою
Заиграла моя шкатулка.
Будто кто то, в ней заключнный,
Спать не может и хочет выйти,
И нещадно бьт в колокольцы.
Я его хорошо понимаю,
И в моей голове колокольцы,
В теле звонко чуткие струны,
Будто я большая шкатулка или
Маленький контрабас.
Очень медленно сладость тает
Звзд лилово душистой, пенной.
Оживает призрачно синий,
Карамельный гелиотроп.
Майской, тплой, молочно серой
Не могу, не хочу уснуть
Ловец ветра
Ты летишь по волне своевольной,
Затерялся меж небом и морем.
Где саднило почти что не больно,
И потеря не кажется горем.
Ты целуешь солные брызги,
И взаимностью те отвечают,
И не меньше полвека до тризны,
Двадцать? Тридцать летят
за плечами
Держишь стропы и ветер за космы,
Торжеством наполняется парус,
В этот миг вс возможно, вс просто,
И до счастья немного осталось.
Возвращаешься, значит, вечер,
Просолились белые волосы.
Ты сказал мне, что ловишь ветер,
Но я знаю, ты ловишь молодость!
Светлана КОПЫЛОВА
Гвозди
Жил человек, гневливый до предела,
Он молод был, и вот отец его
Сказал, чтоб он, когда не сдержит
гнева,
Вбивал бы в столб забора длинный
гвоздь.
Сначала столб пронизывали гвозди
По нескольку десятков каждый день,
Потом вс меньше, и однажды вовсе
Он молотком забора не задел.
Отец его заданье дал другое:
Когда он сможет снова гнев сдержать,
Серебряный дождь это золото хлеба
За каждую победу над собою
По одному теперь их выдирать.
И вот настал тот день, когда в заборе
Он не нашл гвоздя ни одного,
И сын сказал, довольный сам собою:
Смотри, отец, я победил его!
Гнев побеждн, и для отца важнее,
Чем столб, дырявым ставший
от гвоздей,
И молвил он, что сказанное в гневе,
Гвоздей железных может быть острей.
И как забор уже не будет новым,
Так в сердце шрамы, словно
от гвоздей,
От грубого презрительного слова
Навеки остаются у людей.
Елена ЛУНИНА (РЯБОВА)
* * *
Заросшие глухой крапивою дворы
И одуванчики, которым счту нету.
Что может быть прекрасней той поры,
Что незаметно переходит в лето?
И если мерять жизнь не долгими
годами,
А вснами и белыми ночами,
То сроки нашей жизни коротки,
Но как душисты, как прекрасны,
как легки!
Серебряный дождь
В зелных кудрях белоствольной
берзы
Резвится, играет серебряный дождь.
Какие в июне короткие грозы!
Уж брызнуло солнце ему невтерпж
Пробиться сквозь тучи, забросить
на небо
Алмазно сверкающий радужный луч!
Серебряный дождь это золото
хлеба,
А радуга весть из прорвавшихся туч...
Ильин день
Гремит Илья и тучи надвигает,
И полыхают небеса огнм,
А сердце то от страха замирает,
То от восторга: происходит в нм
Незримая и трудная работа
Прозреет сердце грозною порой.
Гремит ведром Илья и у него
забота:
Чтоб щедрый дождь полился
над землй.
Ольга ОФИЦЕРОВА
Славянск
Жить на самом краю
Неизбежности
Ну, какие в раю
Будут нежности?
Снова взрывы слышны,
Небо страшное
А глаза тишины
Тмно красные.
Надвигается тьма
Что приходит в голову при слове апельсин?
Сочность, свежесть, яркий шарик цвета, лка,
праздник Верно? Чтоб назвать утро апельси
новым, нужно очень ясно увидеть его, такое
запоминающееся, увидеть и суметь передать
это звонкое чувство: Апельсиновым диском /
Солнце в небо взметнулось. / Ветер шторы потис
кал, / И они распахнулись! / Апельсиновый зайчик
/ В шею нежно уткнулся, / И китайский болванчик
/ С полки мне улыбнулся
Не правда ли образ, скрупулзно выписан
ный, дерзкий, неожиданный? А что б вы сказали,
прочитав такие строчки на самой первой странице
первой (дебютной) книги автора, едва ли вам
знакомого? Ведь теперь, после такого начала, ему
ничего не остатся, кроме как держать напряже
ние и продолжать в том же духе. (Если быть
поскромнее, читатель будет разочарован.
Так ведь?)
Татьяна Алексеева отважно бросается в эту
битву как е лирический герой бросается в океан
ские волны (Океан у ног моих, с. 75), как кружатся
в танце цыганки (Цыганский танец, с. 118). Она не
боится ни банальностей, ни красивостей, ни воз
вышенных духовных тем, возможно, именно
потому ей так часто удатся решить стихотворе
ние неожиданно, парадоксально, сказать простым
языком самое главное, самое тайное так проник
новенно, что пробирает до мурашек. Кажется,
об этом она вообще не думает. Строчки текут
ясные, мудрые, исполненные сопереживания:
Что ж ты плачешь, девочка глупая? / Вс бывает.
Не повезло И встат перед глазами девоч
ка, впервые столкнувшаяся с горестями любви.
Не тревожьтесь: в финале обязательно будет чудо:
тот, кого голос за кадром уговаривал забыть
как непутвого, недостойного ни одной слезинки,
придт и скажет: Моя хорошая, / Песню я тебе
посвятил.
Что отличает стихи Татьяны Алексеевой от про
изведений других авторов? Сердечность и сме
лость показать очень личное (Врач в палату
вошл неспящую, с. 23; Муж приснился сегод
ня мне, с. 56; Помолись, сынок, с. 81; Учитель
по йоге, с. 108), допустить читателя к самому
сокровенному, самому болевому. Смелость
спорить с мнением чужих, холодных глаз, жить не
по указке, а по чистому звуку сердца: А кто
сказал, что мы не пара? / Что не судьба нам вместе
быть? / Что на планете нашей старой / По жизни
вместе нам не плыть? / В каких туманных звзд
ных далях / И в книгах древних вековых / Нам
будущность предначертали, / За нас с тобою вс
решив?..
Что ещ запоминается в стихах? Мелодичность.
Они поются! Многие уже стали песнями. А мно
гие, будьте уверены, вскоре станут: Реченька
(Как над речкой солнышко / Ясное сияло), Нью
Йоркский блюз, дерзкий Вальс: Купаясь в
шампанском, шутя и искрясь, / Блистательным
танцем является вальс. / По залу, порхая, кружит,
посмотри! / И раз два три, и раз два три, раз
два три!... Рефрен в каждой строфе заворажи
вает. Возможно, это интуитивная находка; воз
можно, мастерский прим. Но мы сразу оказы
ваемся в опьяняющем кружении вальса дей
ствительно игристом, как вино, сильном, как муж
ские руки, беззаботно веслом Автор умудря
ется не сползти в штампы, создать из слов, уже не
единожды сказанных, абсолютно аутентичный
образ
Будем справедливы: не вс в Апельсиновом
утре (М., Издательство Контент Пресс, 2014)
идеально, не везде Татьяне удалось избежать
вторичностей или затянутостей текста, но удель
ный вес находок и огрехов несопоставимо нера
вен. Ведь уже написана миниатюрка шестисти
шие с сотой страницы: Зайчик солнечный ро
дился, / На ладонь мою спустился, / Перебрался
на плечо, / В ушко чмокнул горячо! / Я очнулась
ото сна: / Боже мой, уже весна!.
Зайчиком начали, зайчиком и заканчиваем
солнечным, тплым, апельсиновым, который све
тит со страниц книжки даже в самые злые моро
зы, самые обложные дожди Может быть, этот
зайчик свойство характера автора?
А ещ книжка превосходно оформлена и про
иллюстрирована графически (художественное
оформление Катерины Крыловой и Станислава
(Andaraviyar). И это тоже видится неслучайным
Маргарита КРЫЛОВА
КНИЖНАЯ ПОЛКА
Апельсиновое утро Татьяны Алексеевой
ЛИТО имени А.С. Новикова Прибоя, кол
леги по ремеслу и товарищи поздравляют
Валерия Ефимовича Кравца с отпраздно
ванным им в июне 75 летним юбилеем!
Желаем долголетия, здоровья, вдохнове
ния! Пусть Ваши вдра будут всегда полны,
и таскать их Вам не перетаскать!
Татьяна АЛЕКСЕЕВА
Милая,
тебя я не обижу
Милая, тебя я не обижу,
Но сейчас, на небо возвратясь,
Я тебя так ясно, ясно вижу,
В облако седое превратясь.
Я прольюсь дождями тплым летом.
Радугой расцвечу неба синь.
Много куролесил я на свете,
Но любил, и ты меня прости.
* * *
Засыпает снегом зима
Тротуары, мосты, дома,
Строит ночью и светлым днм
Белоснежные терема.
Принаряжены дерева
В самоцветы и кружева.
Голубым затянуло льдом
Рек извилистых рукава.
Первозданная красота
Непорочна, светла, чиста.
Спит земля безмятежным сном,
Как за пазухой у Христа.
Тихо тихо ложится снег,
Время свой замедляет бег.
ПОЗДРАВЛЯЕМ ЛИТЕРАТОРА
Ярко алая,
Задрожали в домах
Дети малые.
Тьма накрыла Славянск
Беспросветная,
Ночь, кровавый туман
Вс заметнее.
Спит в подвале дитя,
Спит под взрывами
Кем из Книг Бытия
Судьбы вырваны?
Валерий КРАВЕЦ
* * *
А я всегда рассматриваю дни
Внимательно, дотошно, подетально,
Как будто я проснулся, но они
Уже меня в моей встречают спальне.
И в каждом дне я что то нахожу
Моей душе не ведомое ране,
И потому я этим дорожу
И не жалею никаких стараний.
Я понимаю: новый день залог
Осуществленья жизненного смысла.
Как вдра он, что наполняет Бог
И подставляет тут же коромысла.
* * *
Люблю грозу е дремучесть,
Е дурманящий наркоз.
Мне выпала такая участь
Жить на земле во время гроз.
И чтоб я это вс запомнил
В деталях, образах сполна,
Разрядами слепящих молний
Вся жизнь была освещена.
За то, что я промок до нитки
И не боялся ливней впредь,
Преподносила жизнь напитки,
Чтобы продрогшего согреть...
28 июня 2014 года
Да пребудет в сердце твом
Радость светлая, человек!
Девочка у зеркала
Девочка в прихожей
У большого зеркала
Хитро корчит рожицы
И слова коверкает.
К отраженью тянется
Пухлыми ручонками,
Смехом заливается,
Словно трелью звонкою.
Папино и мамино
Счастье бесконечное.
Божие создание,
Чистое, сердечное.
Каждый день меняется,
Набираясь опыта,
Миром восхищается
И в ладошки хлопает.
Девочка курносая
Входит в мир с доверием.
Улыбнитесь, взрослые,
Распахните двери ей.
Падали звзды
Я видел, звзды в море падали.
Была их участь решена.
А в небе белою лампадою
Сияла вечная луна.
И это было откровение,
Полт несбывшейся мечты.
Последний вздох, освобождение,
Восторг у гибельной черты.
И расступались воды чрные,
Глотая звздные тела.
И бездна мрачная, просторная
Им вечной пристанью была
Фото Вячеслава СЕРГУНОВА