background image
суббота
k
85, 26 июля 2014 г.
ТВОРЧЕСТВО КОРОЛВЦЕВ
C
M
Y
K
Евгения Дмитриевна, ваши
стихи не раз занимали призовые
места на литературных конкур
сах. Вы номинант премий Поэт
года (2012, 2013, 2014 гг.) и На
следие (2014 г.). А когда впер
вые почувствовали тягу к поэзии?
Я родилась в Новороссийс
ке, но мо детство прошло в ку
банской станице. Там такая по
трясающая природа, простор, что
не писать невозможно. Когда
была в первом классе, крстная
подарила мне книжечку М.Ю.
Лермонтова с поэмой Мцыри.
Отсюда началась любовь к по
эзии непроходящий интерес к
Лермонтову, потом Уильям
Шекспир. Позже очаровали сти
хи Серебряного века. Свои же сна
чала не записывала, а просто со
чиняла по дороге из школы. По
том были более серьзные про
бы пера. А ещ я с детства люби
ла рисовать. Все школьные пере
мены проводила за альбомом с
цветными карандашами. В юности мно
го писала стихов о любви, но они были
в основном грустно философскими,
немного сырыми и многие из них я
отправила в корзину. Попав по распре
делению в тогда ещ город Калинин
град, стала ходить на занятия литобъе
динения имени А.С. Новикова Прибоя,
которые прекрасно вела Тамара Жир
мунская. До этого я никогда не была в
подобном творческом коллективе, и эти
встречи мне много дали в плане твор
ческого роста. Вообще, литераторам
очень важно общение не только для
улучшения техники написания произ
ведений, но и для восприятия другого
видения, прочтения мира во всм его
многообразии. Творчество, зажигая,
порождает творчество.
А чьи стихи классиков и современ
ных поэтов вам нравятся?
Особенно выделяю поэзию И.
Бунина, В. Набокова, М. Волошина,
М. Цветаевой, А. Ахматовой, Ф.Г. Лор
ки, Р.М. Рильке, Черубины де Габри
ак. Из современных авторов нравят
ся Н. Габриэлян, О. Олгерт, Е. Шай,
С.Светлакова, Э. Эцкало.
Как вы считаете, в настоящее вре
мя поэзия популярна?
Да, она вновь набирает обороты.
Вс больше становится пишущих лю
дей. Кстати, поэты Королва очень
выгодно отличаются на всех москов
ских литературных встречах, что нео
днократно отмечалось. Однако неко
торые не понимают истинную суть по
эзии, полагая, что достаточно хорошо
зарифмовать мысль. А ведь это особое
состояние души! Я убеждена, что лю
бой человек в какой то мере литера
тор, но поэзия может выражаться по
разному. Кто то вносит е даже в тех
ническую работу, а кто то просто ощу
щает е сердцем, любуясь красивым
пейзажем или переживая сильные эмо
ции.
В чм вы черпаете вдохновение?
По разному. Может зацепить за
живое что угодно. Помните, как у Анны
Ахматовой: Когда б вы знали, из како
го сора растут стихи... Порой строки
слетают сами, искрят, а иногда требу
ют долгого обдумывания, и нужно вре
мя, чтобы трезво оценить, что получи
лось.
Евгения Дмитриевна, вы оформ
ляете свои книги стихов собственными
графическими работами. Не было ког
да нибудь желания посвятить себя
изобразительному искусству?
Когда училась на юрфаке в Ку
банском государственном университе
те, соседки по общежитию без моего
ведома показали мои эскизы препода
Мне тело вытянули
скрипкой
Мне тело вытянули скрипкой,
И тмный шар звезды застыл
Под сердцевиной, где с улыбкой
Мне кто то струны прикрепил.
И лунные качнулись дали,
Через меня пройдя в туман,
Запела скрипка о печали,
Расцвл цветок, пахнул дурман.
И горло длинное запело,
Миндальной долькою звеня,
А ты стоял белее мела
И крепко прижимал меня.
Радужные капли
Пахучие жасминные сады
И дымный луг, парящий над землю
Крылом тумана, где тропой витою
Дрожат каменья в зеркальцах воды.
И вспыхивают ноги в серебре,
Когда мы босиком бежим сквозь утро,
И шепчут нам травинки вслед попутно:
Смотрите, боги блещут на горе.
В рамке старинное фото
В рамке старинное фото деда с его родню,
Бабушка в тмных одеждах, длинных, почти
до пят,
В памяти детства хаты, лошади под горою,
Бурка деда на печке и керосинки чад.
Стртое ластиком время, вырванные
страницы,
Ячменные пирамиды, папахи, сдла и сны,
И вожжи, что пахнут кожей и пылью старой
станицы,
И курени казачьи под тонким серпом луны.
Ещ я помню, как гордо вольные песни пели,
И звук разносился длинной, медногудящей
струной
И, обходя курганы, к речке сходил, где плыли
В лодках седые старухи с рыбою голубой.
Мы с дедом часто из глины красных коней
лепили,
Всходил с волнистою гривой в круге
гончарном кувшин,
Ночью в нм плавали звзды, мы их рукой
ловили,
Но синий огонь их долго на самом донышке жил.
И пусть тот кувшин разбился, но в небе
звздные кони
Туманные души предков по прежнему вдаль
несут,
И пар молочный струится над млечным
мостом, где тени,
Спускаясь к земле, под утро сквозь наши сады
бредут.
Белое мгновение
В лужах цвета фиалки весна,
В жемчугах вербных почек прохлада...
И душа, пробудившись от сна,
В пыль дорог вновь отправиться рада,
Чтобы слушать молчанье садов
И лиловой горы песнопенье,
И держать на ладони мгновенье
Белой боли опавших цветов.
Сны в синих скалах
Все шесть лепестков тишины,
Окрашенных чрно алым,
Я выдохну в наши сны,
Застывшие в синих скалах.
Ночи чрная память
Спускается красной ладьй
Солнце на дно колодца,
К ночи в чрную память,
Где лунный призрак смется.
А облака, розовея,
Крыльями гор вечерних
Прячут снежные шапки
И лики в перьях морозных.
И затихают отары
В зелном тумане пастбищ,
И только голос гитары,
Как плач заброшенных кладбищ.
вателю с художественно графическо
го факультета, который, в свою оче
редь, предложил мне за лето написать
несколько этюдов маслом. Я сделала
двадцать пять законченных картин, ра
ботая с пяти утра до глубокого вечера.
Потом была персональная выставка,
где я получила много хороших отзы
вов. Но живописи, если у тебя действи
тельно дар, надо посвящать всю себя,
отобрав много времени у своих близ
ких, и гореть этим двадцать четыре
часа в сутки. При этом не факт, что ты
будешь принят и востребован. В послед
нее время в какой то мере я компенси
рую упущенное, занимаясь со своей
пятилетней внучкой Машей. Мы рису
ем с ней акварелью, гуашью, изучаем
биографии художников. Но и про по
эзию не забываем. В четыре года она с
удовольствием декламировала стихот
ворение Бабушке Марины Цветае
вой.
Почему вдруг вы, такая творчес
кая личность, решили стать юристом?
Мне просто очень хотелось помо
гать людям, мечтала стать адвокатом,
но судьба сложилась немного иначе. Я
работала юрисконсультом сначала в
Москве, затем в Королве. Занималась
преподавательской деятельностью в
институте. И как ни странно, здесь тоже
присутствовало творчество, выражав
шееся в умении общаться с людьми,
анализировать полученную информа
цию, рассуждать.
Над чем вы работаете в данный
момент?
Я долго не издавала собственные
сборники, поскольку считала, что надо
ещ набраться опыта, знаний, стреми
лась к совершенству. Первую книгу
Дикие ягоды выпустила в 2006
году. В 2008 м вышел Чрный ирис,
а четыре года спустя Свеча в пус
тыне. Четвртый сборник под назва
нием Лунный перстень я отдала в
Союз писателей России на конкурс.
Если стану лауреатом, его издадут бес
платно. Сейчас работаю над пятой кни
гой.
Где можно почитать ваши стихи?
Мои книги есть в ЦРБ имени В.И.
Ленина и ещ в пятнадцати библиоте
ках Москвы, а также в МОГНБ имени
Н.К. Крупской и в библиотеке филиале
11 ЦБС в ЦДК имени М.И. Калинина.
Пользователи Интернета могут озна
комиться с моим творчеством на сайте
Стихи.ру. Я там публикуюсь под ни
ком Инари Ра.
Беседовала
Светлана НОСЕНКОВА
Фото из личного архива
Евгении ХУДЯКОВОЙ
Она рисует словами
Так характеризуют Евгению Худякову поклонники е
творчества. И действительно, стихам этого поэта присущи
цветовая насыщенность, изысканная образность, благо
родная звучность и психологическая глубина. Евгения
Дмитриевна член Союза писателей России и Междуна
родного союза писателей Новый современник, автор
трх поэтических книг. На е счету публикации в таких
сборниках, как На Болшевской орбите, Прибой,
Напевы Лосиного острова, Радуга над Клязьмой,
Светоч, Поэзии Божественный огонь, Великие
библейские истории. Новый завет, У Никитских ворот,
Москва поэтическая и др. Сегодня Евгения Дмитриевна
отмечает юбилей. Накануне торжества она поделилась с
нами своим жизненным и творческим опытом.
В пространстве раздвинув круг
Застывших сводов зеркальных,
Ты снова угасший слух
Наполнишь звуком сакральным.
За кладбищем белых слонов,
На чрном стекле колодца,
Меня ты увидишь вновь,
В кувшин зачерпнувши солнца.
Ты тоже свет,
молчи молчи
На дудочке у магазина
Слепой играет целый день,
И отражается витрина
В его глазах, там спит сирень
Под чрной бездной укоризны,
А рядом носится толпа,
И он, ненужный для отчизны,
Пот ей. Светится тропа
В его душе, сквозь дым тумана
Белеет грот из белых снов,
Чермуха в снегах дурмана
Бредт через ночной покров,
Где, вековые пряча лики,
Из темноты глядит мираж.
Очей недвижных гаснут блики,
Когда из тьмы выходит страж...
И муза чрная подносит,
Свою свирель играй для всех,
И пусть тебя тоска уносит
Не плачь, когда услышишь смех
Твой жребий предначертан свыше!
Светила тмные в ночи
Роняют звздный свет на крыши.
Ты тоже свет! Молчи... молчи...
Ливень Вселенной
А он говорил о дожде, который вс лил и лил,
Смывая пейзаж в туман, в глубь далких
картин.
Она же стояла с ним рядом с чашкой крепкого
чая,
И плыл в ней отсвет окна своим золотистым
краем.
А капли сплетались в бусы и падали, разбиваясь,
Но, за мгновенье до этого, он их дарил...
Прощаясь...
Они смотрели друг в друга долго, молча,
сквозь время,
В глазах их сгорали звзды, земля вновь
теряла бремя.
А в тмном тоннеле неба, где сердца колокол
спящий,
Стих отсыревшей спичкой падал в пром
скользящий.
И строчки зерном взрастали в меже туманной
Вселенной,
Волной любви заполняя молчанье пустот
нетленной.
И витражи цветные древней тоской начала
Вновь оживляли космос, словно собор портала.
Крылья огня распутав, бились алые зори,
Красно сапфировой чашей вновь поднималось
море.
Двое стояли молча, медленно гасли тени,
А дождь вс лил над планетой, скрывая в воде
ступени.
Окно балконом Вселенной зависло в свеченье
алом
И озарило лица сквозь черноту провала.
Но дождь стеклянные шляпки вс забивал
и прыгал,
И плыли два силуэта в ливне из тысяч игл.
Пани Элен
Елене Арефьевой Исаевой
Облик ваш под голубой вуалью,
Где Париж разбрасывает шик,
Дышит и духами, и печалью,
Будто в дымке влажный сердолик.
Лунный шлк волос к плечам струится,
Обожжнный песнею глубин,
Чуть дрожат туманные ресницы,
И в браслетах серебрится дым.
Польские изысканные руки
С пальцами загадочной княжны,
Детский рот, в котором тайна муки
И дыханий древних полусны.
Зовы грз неведомых и страстных
И огонь преследующих глаз
В чрном кофе вы топили властно
Ложечкой сверкающей под джаз.
Отраженья в чрном глянце вспышкой
Расплескает чашечка на дне,
И кораллы губ, склонившись низко,
Вдруг прошепчут, вспыхнув как в огне.
И магнолий диких запах хлынет,
Платья шлк взовьтся вкруг колен,
И пьянящей музыкой обнимет
Голос песни, покидая плен