background image
суббота
k
117, 11 октября 2014 г.
КОСМОНАВТИКА
Биографические сведения о космонавтах, при
веднные в этом сообщении, как всегда, были
лаконичны. Но упоминания о том, что Константин
Петрович Феоктистов в 1949 году окончил МВТУ
имени Н.Э. Баумана, было достаточно, чтобы вс
училище пришло в восторг. К тому же полт Вос
хода 1 был только лишь седьмым в череде кос
мических пилотируемых полтов, и искренне ра
доваться по поводу таких событий ещ не разучи
лись.
В сообщении говорилось также о том, что Кон
стантин Петрович Феоктистов участвовал в Вели
кой Отечественной войне 19411945 годов.
Вскоре об этом факте из биографии космонав
та в газетах рассказали более подробно. Шест
надцатилетним подростком Константин в составе
партизанского отряда боролся с немецко фаши
стскими захватчиками, оккупировавшими нашу
территорию. Однажды вместе со своими товари
щами был захвачен фашистами, попал под рас
стрел, но каким то чудом сумел выбраться из
расстрельного рва и добраться до своих. Этот
эпизод производил не меньшее впечатление, чем
космический полт К.П. Феоктистова.
О месте работы космонавта учного было ска
зано, что он трудился в одной из конструктор
ских организаций. Более подробно на эту тему в
газетах в те годы не писали. И о том, что Констан
тин Петрович совершил полт на корабле, кото
рый он спроектировал вместе со своими колле
гами, мы, студенты второго курса кафедры про
ектирования летательных аппаратов, узнали
только через пять лет, когда проходили пред
дипломную практику в ЦКБ ЭМ (РКК Энергия).
А в те октябрьские дни 1964 года мы не могли и
предположить, что когда то встретимся с этим
человеком.
Но одна встреча с нашим знаменитым выпуск
ником вс же состоялась в МВТУ имени Н.Э. Бау
мана. Примерно через год наш заведующий ка
федрой В.И. Феодосьев, читавший нам курс Вве
дение в ракетную технику, сказал, загадочно
улыбаясь, что следующую лекцию нам прочитает
не он, а научный сотрудник одного из предприя
тий. Секрет раскрылся через неделю, когда в ауди
торию вошли В.И. Федосьев и К.П. Феоктистов.
Наше смущение было недолгим. Константин Пет
рович держался очень просто, располагал к себе
тем, что серьзно отвечал на все наши, порой
наивные, вопросы, касающиеся космического по
лта. Но от ответов о месте и характере своей
работы он уходил.
О встрече с К.П. Феоктистовым
Первый космонавт учный
12 октября 1964 года ТАСС сообщил о
запуске в Советском Союзе первого в
мире многоместного корабля Вос
ход 1, который пилотировал экипаж
в составе: полковника ВВС, командира
В.М. Комарова, учного К.П. Феоктис
това и врача Б.Б. Егорова.
Со следующего учебного года К.П. Феоктистов
стал регулярно читать лекции третьекурсникам
нашей кафедры, но мы были уже на четвртом
курсе и с ним в училище больше не встретились.
Осенью 1968 года большая группа студентов
нашей кафедры прибыла в ЦКБ ЭМ для прохож
дения преддипломной практики и подготовки дип
ломных проектов. Каждому из нас назначили кон
сультанта и руководителя проекта. У меня и моего
однокурсника А. Гордеева руководителем пред
дипломного проекта стал К.П. Феоктистов, кото
рый в то время был заместителем руководителя
проектно конструкторского комплекса 2, возглав
ляемого К.Д. Бушуевым.
Общаясь в течение нескольких месяцев с со
трудниками комплекса, мы постепенно узнавали
о роли К.П. Феоктистова в создании первых со
ветских космических кораблей.
В 1957 году в ОКБ 1 (так тогда называлось ЦКБ
ЭМ) был образован проектный отдел девяти кос
мических аппаратов, который возглавил извест
ный советский учный и конструктор М.К. Тихон
равов, разработавший в МосГИРДе проект первой
советской ракеты на гибридном топливе, успеш
ный пуск которой состоялся в 1933 году. Констан
тин Петрович руководил в этом отделе сектором
и был одним из энтузиастов проекта первого со
ветского пилотируемого корабля Восток 1.
Именно он принял многие проектные решения,
которые определили облик корабля.
Как руководитель наших дипломных проектов
Константин Петрович согласовал их состав. А ког
да в феврале 1969 года проекты были готовы, мы
предоставили их ему для получения заключения о
полноте разработанных материалов. В назначен
ный Константином Петровичем день мы подошли
к его кабинету. Рабочий день уже закончился, но
совещание, которое он проводил в соседнем ка
бинете, ещ продолжалось. Когда открывалась
дверь в эту комнату, до нас доносились слова о
растениях, их поливе и т. д. Это для нас тогда
было как то неожиданно и странно. Мелькнула
даже мысль о том, что разговор зашл уже о
дачных делах. Но потом выяснилось, что на этом
совещании обсуждался проект модуля жизнеобес
печения для марсианского корабля, который пред
полагалось запустить с помощью разрабатывае
мой тогда сверхтяжлой ракеты носителя Н 1. Но
вот Константин Петрович вышел из комнаты, из
винился перед нами за задержку и пригласил нас
к себе в кабинет. Он быстро, но внимательно
просмотрел наши проекты, отметил, что мы доб
росовестно проработали документы отделов, в
которых готовили свои проекты, и каждому из нас
в книжке дипломнике написал, что проект вы
полнен в полном объме, и поставил свою под
пись.
После защиты дипломных проектов выпускни
ков, как правило, направляли на работу в те же
отделы, где они проходили преддипломную прак
тику. На это рассчитывал и я, но меня направили
в головной проектный отдел, который возглавлял
В.К. Безвербный, непосредственно подчинявший
ся главному конструктору В.П. Мишину.
И только осенью 1974 года, когда ЦКБ ЭМ было
преобразовано в НПО Энергия, подразделение,
в котором я работал, вошло в состав Службы
главного конструктора Ю.П. Семнова. Его заме
стителем был К.П. Феоктистов.
В этой должности Константин Петрович осуще
ствлял техническое руководство разработкой всех
поколений советских долговременных орбиталь
ных станций: Салют, Мир, грузовых транс
портных кораблей Прогресс, а впоследствии и
пилотируемых кораблей Союз. Он очень ответ
ственно подходил к принятию технических реше
ний по проектам космических объектов, при необ
ходимости более тщательной проработки каких
либо вопросов сдвигал вправо все сроки выпол
нения проекта, не поддаваясь давлению сверху.
Мне, как разработчику разного рода техни
ческих документов, приходилось подписывать
их у Константина Петровича. Он внимательно
прочитывал документы, задавал вопросы. Если
в документах приводились какие то расчты, то
он брал логарифмическую линейку, которая
всегда лежала на его столе, и проверял эти
расчты по своей методике, иногда дававшей
другой результат. Потребовалось некоторое вре
мя чтобы привыкнуть к этому и научиться защи
щать свои результаты, не пасовать перед авто
ритетом Феоктистова.
В отношениях с подчиннными Константин
Петрович был неизменно корректен, общался с
ними только на вы. Авторитет его был непрере
каем.
К.П. Феоктистов не был членом КПСС, но все
гда по просьбе секретаря партбюро принимал
участие в партийных собраниях, на которых об
суждалось состояние работ по какому либо про
екту, делая по этому вопросу обстоятельное сооб
щение.
Более десяти лет мы проработали под руковод
ством Константина Петровича, но во второй поло
вине 1980 х годов нашему отделу поручили но
вую тематику, и мы вышли из под его подчине
ния. Теперь встречаться с Феоктистовым прихо
дилось только на совещаниях и других меропри
ятиях, проводившихся в рамках всего предприя
тия.
А в начале 1990 х годов К.П. Феоктистов ушл
с предприятия на постоянную работу в МВТУ име
ни Н.Э. Баумана, целиком посвятив себя препода
вательской деятельности.
Валерий ФУРСОВ,
ветеран РКК Энергия
Николай ШИГАНОВ
В пятидесятые годы интенсивность работ по
созданию новых образцов оружия была неверо
ятно высокой. Для иллюстрации хочется расска
зать один из сюжетов того времени.
1952 год. Создавалась баллистическая ракета
дальнего действия с ядерным зарядом новой кон
структивно компоновочной схемы Главного кон
структора С.П. Королва. Одним из новых е эле
ментов был баллон высокого давления в виде
тора баранки из двух штампованных полуколец
из высокопрочной стали ЗОХГСА, сваривающих
ся между собой.
Сроки изготовления были крайне жсткими, и
ход работы постоянно контролировался как воен
ной примкой, так и работниками министерства и
ВПК. Мне, руководителю автоматической сварки
под флюсом, было поручено разработать новую
технологию, обеспечивающую как стабильность
качества, так и скорость изготовления изделия.
Сталь ЗОХГСА являлась трудносвариваемой,
поэтому сварка вручную велась с подогревом. В
шве часто появлялись трещины. В обычных усло
виях на разработку новой технологии потребова
лось бы, вероятно, не менее года. А нам была
поставлена задача решить проблему за один квар
тал. Нужно было оборудовать участок для авто
матической сварки, приобрести флюс, добиться
поставки стали с пониженным содержанием угле
рода и примесей. Одновременно в лаборатории
нужно было отработать оптимальный тип соеди
нения, режимы сварки и многое другое.
Трудно представить, но вс было выполнено в
установление сроки. Я не выходил с предприятия
по 1012 часов в сутки. Нужно было и проводить
исследования в лаборатории, и отлаживать но
вую технологию в цехе.
Как то ночью, когда я уже спал, раздался стук
в окно (комната была на первом этаже) на
машине приехал дежурный. Меня срочно вызва
ли в дирекцию института. Прибыл министр Дмит
рий Фдорович Устинов, и мне нужно присутство
вать на совещании. Тогда министры работали по
ночам, как и Сталин. Меня Устинов с пристрасти
ем расспрашивал об особенностях новой техно
логии и уверен ли я в качестве баллонов. Потом
вся комиссия отправилась в цех наблюдать за
контрольными испытаниями баллона до его раз
рушения.
Дмитрий Фдорович, шутя, спросил меня: Не
побоишься сесть на баллон во время нагружения,
если так уверен в его качестве? Смутившись,
невпопад, ответил: Холодно.
Все засмеялись. Баллон испытывался при тем
пературе 50С в спирте с сухим льдом.
Испытания прошли успешно. Баллон разрушил
ся со значительно большим запасом прочности.
Далеко заполночь, уставший, но счастливый, по
брл пешочком по пустынной улице домой. Такое
было время.
Но несмотря на напряжнный труд с ненорми
рованным рабочим днм и массу бытовых про
блем, мы увлечнно, с энтузиазмом работали и
дружно, интересно проводили свободное время.
Материаловеды НИИ 88, где я был в ту пору
начальником отдела, устраивали фотовыставки и
выставки картин, написанных сотрудниками от
дела; проводили шахматные турниры; организо
вали художественную самодеятельность и успеш
но выступали в городском клубе и в подшефном
совхозе.
Коллектив сварочной лаборатории даже учре
дил День сварщика. Его устраивали каждый год в
весенние предпраздничные дни. Было застолье с
веслыми тостами, песнями и танцами. Я даже
читал свои стихи. Вс было непринужднно и
весело. Сотрудники приходили с жнами, были и
друзья, которые уже не работали в лаборатории.
Приметой того времени, в 1960 е годы, было
увлечение любительской киносъмкой. В связи с
этим вспоминаю характерный эпизод. Однажды
сотрудники ОКБ 2, где главным конструктором
был А.М. Исаев, спешили устроить фестиваль
просмотр своих фильмов. Разослали известным
им кинолюбителям приглашение: Киношники
приглашают вас на просмотр своей макулатуры.
Смех и слзы гарантируются в 16.00 по адресу:
ул. Калинина, д. 13/6, кв. 30. Это был адрес
одного из устроителей мероприятия, моего друга,
ведущего конструктора Василия Яковлевича Ма
лышева и его жены Софии Александровны.
Мероприятие прошло на редкость интересно и
весело. Действительно были и смех, и слзы; и
беспомощно бестолковая макулатура, и действи
тельно интересные, профессионально выполнен
ные короткометражки.
Такого сорта фильм Развалины Херсонеса
показал сотрудник ОКБ 2 Гриднев. Я, всем на
диво, показал Встречу космонавтов со звуко
вым сопровождением комментатора и маршем
Мы рождены, чтоб сказку сделать былью.
Внуково. Самолт. По дорожке чтко шагают
космонавты Терешкова и Быковский и рапортуют
Хрущву о выполненном задании. Зрители только
ахали: Как ты умудрился туда попасть? А я вс
это снимал с экрана телевизора и одновременно
вл запись на магнитофон. И представьте, на этом
мальчишнике запросто, как рядовой член коллек
тива, был и сам главный конструктор А.М. Исаев,
крупнейший специалист из плеяды первопроход
цев в ракетно космическом двигателестроении.
Он тоже демонстрировал свой фильм, снятый на
астрокосмическом конгрессе в Париже. На экра
не большую часть времени мелькала красивая
фигурка стюардессы на палубе речного трамвай
чика, плывущего по Сене. Кто то спросил: И это
вс? Остальное осталось за кадром, с улыб
кой ответил Алексей Михайлович.
После показа нас угощала кофейком и бутер
бродами добрая хозяйка София Александровна.
Вот такое было время: жили проще и дружнее.
Так хочется, чтобы энтузиазм и сплочнность
трудовых коллективов технарей города Королва
не терялись в наше новое непростое время.
Николай ШИГАНОВ,
ветеран космонавтики,
старожил города
В ГОРОДСКОМ
САДУ
С веранды мелодии вальса звучат,
Под вальс ветераны неспешно
кружат.
Щебечут пичужки, по веткам
порхают,
В тенистых тропинках луч солнца
играет.
Берзки по парку кружат хоровод.
В зелном саду отдыхает народ.
Уютно, отрадно в саду городском,
Для всех горожан он как отческий
дом.
В тени на скамеечках мамы сидят,
Как дети играют, с заботой глядят:
Там замок штурмуют на детской
площадке,
В аллейках катают детей на лошадке.
Катаются с горки, кружат карусели,
В лесу на площадке мелькают качели.
Цветочные клумбы, скамеечки в ряд.
Куда ни посмотришь, вс радует
взгляд.
А после войны, в лихолетье былое,
Здесь был ведь не лес, а пустырь
козье поле.
И здесь не берзки и липы росли,
Лишь коз тут на травке порою пасли.
И эти деревья зелным массивом
Сажал ведь и я с заводским
коллективом.
И помню, для парка ограду варили
И сами к столбам по границам
крепили.
Сижу на скамейке, кормлю голубей,
Дивлюсь на сюжеты истории своей.
Гляжу на берзки, что взрослыми
стали,
А память рисует, как мы их сажали.
Тогда тоже вешнее солнце светило,
Но как же давно, право, вс это было!
2012 год
О трудовых буднях технарей
в годы холодной войны
В ноябре 1947 года я по распреде
лению после окончания МВТУ
имени Н.Э. Баумана и аспирантуры
был направлен в город Калининград
на вновь организуемое секретное
оборонное предприятие НИИ 88 по
созданию ракетного оружия
дальнего действия.