background image
четверг
k
130, 13 ноября 2014 г.
ТЕХНИКИ
C
M
Y
K
Багерово
так прямо, впервые. Около само
лта группа военных, все с гене
ральскими погонами и немного
гражданских. Где то человек 15
20. Дежурный доложил, что мы
приехали, и старший по званию
дал команду на посадку. Оказы
вается, нас ждали и нам тоже нуж
но заходить в самолт. Конечно,
весь генералитет мы пропустили
и вошли в салон последними. Ка
ково же было наше удивление
это был пассажирский вариант
самолта, только изготовленный
в Воронеже. Вс блестело и сияло
чистотой и новизной! В салоне
пахло свежей краской. Только мы
скромно уселись в задних рядах,
как к нам подошел дежурный
офицер и спросил, есть ли у нас
допуски. Естественно, они у нас
были, мы их показали, и он заб
рал их у нас. При этом предупре
дил, что мы летим на секретный
полигон и там очень строгие пра
вила режима, когда
прилетим, из самоле
та нельзя выходить до
тех пор, пока за нами
не придут.
Вот так, без ничего,
только с небольшим
чемоданчиком инст
рументов мы полете
ли в Крым, на аэро
дром Багерово (это я
уже потом узнал). Во
енные и гражданские,
которые летели с
нами, были знакомы
друг с другом. Назы
вали всех просто по
имени или по званию.
Тут же достали шах
маты, кто то стал иг
рать, кто то читать
свежие газеты. В об
щем, обстановка была
непринужднная. Ка
кой то главный конст
руктор подошл к нам
и стал расспрашивать,
откуда мы. Оказыва
ется, он хорошо знал
нашего главного ин
женера Николай Кле
ментьевича Мордасо
ва и попросил пере
дать ему привет. Время прошло
как то незаметно. Вышел пилот и
попросил, чтобы мы заняли мес
та и пристегнули ремни. Вот тут
на развороте в иллюминаторе я
увидел море! Откуда мне было
знать, что это Чрное море! Само
лт быстро пошл на посадку и
подрулил к зданию КДП (конт
рольно диспетчерский пункт).
Тут же к нему подъехало несколь
ко легковых машин, и вся группа
загрузилась в них и уехала. Ну а
мы сидим, ждм! Вышел штур
ман и сказал, что нам тоже нуж
но выходить, так как самолет сей
час отведут на стоянку. А нам
можно будет переждать в здании
КДП. Вот на фотографии хорошо
видно это трхэтажное здание.
Но тогда и слева и справа у него
были одноэтажные пристройки.
С одной стороны был гараж для
машины, а с другой как бы
столовая. Вот в не нас и помес
тили ждать, когда за нами при
шлют машину. На фотографии
видна эта разрушенная пристрой
ка, а на стене остатки электро
проводки, когда то там были
электроплитка, кипятильник,
большой торговый холодильник
и ещ что то. Это была как ком
ната отдыха и буфет. Когда мы
уже обжились, то часто захажи
вали сюда, потому что в холо
дильнике стоял большой бак с
водой и было очень приятно в
жару пропустить несколько глот
ков холодной воды.
Тут, как правило, собирались
экипажи самолтов. Потом со
многими мы познакомились.
Скоро за нами пришла машина,
обычный УАЗик буханка, и мы
поехали на место. Ехать при
шлось недолго. Вс дело было в
том, что территория аэродрома
была разделена на различные
сектора и перейти из одного в
другой можно было только по
специальным пропускам. А у нас
ещ ничего не было, поэтому
сопровождал нас какой то офи
цер, видимо, по режиму. Нас
привезли к огромному ангару.
(Остатки такого ангара видны
на фотографии, это он сейчас
такой! А тогда это было новое,
только что построенное соору
жение.) Конечно, у ворот стоял
вооружнный солдат с синими
погонами. Офицер сверил наши
документы с каким то списком
и нас пустили внутрь. Ангар внут
ри был ещ больше, чем снару
жи. Наша Тушка стояла за
чехлнная и занимала, наверно,
треть всего помещения. Ещ
одна треть была закрыта плот
ной брезентовой занавесью, а
остальная часть была свободна.
Через некоторое время подошли
пилоты и штурман, с которыми
мы познакомились ещ в Мони
не. По их рассказам ситуация с
нашим прицелом повторилась.
А менять уже было нечего, за
пасного прицела не было!
Я решил проверить вс основа
тельно. Но для этого нужно было
выставить самолт точно по го
ризонтали, а потом отметить вер
тикаль, как бы сделать подобие
заводского стенда. Стали думать
всей компанией, как вс это сде
лать подручными средствами. Вы
ровнять самолт по горизонту
было можно, для этого нужно
было взять домкраты, которые
использовались при работе с шас
си (при замене колс). Три таких
домкрата устанавливались под
крылья и под хвост самолта, но
как определить горизонталь
ность! Тут кто то предложил взять
обычный плотницкий уровень и с
его помощью определить гори
зонталь. Но надо было знать, есть
ли на самолте опорная поверх
ность, на которую можно было
установить уровень, а затем и при
цел. Такая поверхность нашлась,
опять же это было основание под
автопилотом, и оно было жстко
связано с корпусом самолта.
Сняли автопилот, на поверхность
установили уровень. Я, механик и
штурман залезли в кабину, меха
ник стал смотреть на положение
уровня, а штурман давал коман
ды на установку домкратов. Дей
ствительно, через некоторое вре
мя нам удалось уста
новить фюзеляж само
лта по горизонту с точ
ностью до плотницко
го уровня. А нам пока
точнее и не надо было!
Теперь нужно было оп
ределить вертикаль. От
какого то старого па
рашюта отрезали часть
стропы, привязали ка
кой то груз получил
ся отличный отвес. С
его помощью опреде
лили точку под само
лтом, нарисовали ме
лом крест на полу ан
гара и подручный стенд
был готов! Вот теперь
я мог определить уход
гироскопа уже более
точно.
Включили бортовое
электропитание, запу
стили гироскоп прице
ла и стали наблюдать.
Смотрю, ухода верти
кали нет, по времени
укладываемся в норму,
как по паспорту! Вык
лючили питание, реши
ли отдохнуть. Мне са
мому стало интересно,
что же происходит? Опять повто
рили включение. Показания те же.
Сделали снова перерыв, и я пред
лагаю самому штурману прове
рить прецессию гироскопа. Про
веряем, он сам сидит и смотрит в
визирную трубку. То же самое:
укладываемся в норму и в этот
раз. В чм же дело? А дело оказа
лось проще простого! Это я уже
потом установил, их, штурманов,
обучали работать с нашим прице
лом на статическом (то есть на
неподвижном стенде), не так как
у нас в институте, где был дина
мический стенд тренажр, кото
рый имитировал движение само
лта во всех направлениях. По
этому в полте, когда корпус са
молта двигался, особенно на бо
ковых разворотах, штурман вос
принимал эти движения как
уход гироскопа!
Ну вот так, вроде бы вс закон
чилось удачно, а нам что делать
дальше? Вызвали дежурного
офицера, доложили ему, а он ни
чего не знает. Мест в гостинице
КДПсправа остались стены буфета, в котором нас кормили.
Остатки ангара, в котором нам пришлось работать.
нет, там члены комиссии. Куда
нас девать, никто ничего не гово
рит, а Ту 104, на котором мы ле
тели сюда, должен возвращаться
в Москву. Поэтому, не долго ду
мая, нас погрузили в самолт с
какой то группой военных, и мы
полетели обратно в Монино. Хо
рошо ещ, что перед посадкой
нас покормили, а то было бы очень
грустно лететь два часа голод
ным!
Прилетели в Монино. Выхо
дим, а нас уже ждут. Почему мы
улетели без разрешения пред
седателя комиссии? А мы зна
ли? Нам кто либо сказал об
этом? Ну да ладно, самое глав
ное нам не вернули справки о
допуске к секретной работе!
Поэтому завтра нам нужно сно
ва лететь в Багерово, тем более
что завтра туда будут направле
ны радисты и нужно будет про
верять совместную работу на
шего прицела и радиолокацион
ного. А нам следует прибыть в
Монино на посадку утром в та
кое то время. Пока можем быть
свободными.
На следующее утро в назна
ченное время мы были на аэро
дроме. Тот же самый Ту 104 сто
ял на взлтной полосе, нас по
списку пропустили на посадку.
Вместе с нами возвращались те
же офицеры, которые летели с
нами вчера, и от радистов двое.
Опять это была Марина со сво
им механиком. И вот тут я в спис
ке увидел е фамилию. Каково
же было мое удивление это
была Марина Акселевна Берг!
Дочь знаменитого академика,
радиста, отца советской ра
диолокации А.И. Берга, по кни
гам которого мы учились! Вот
это было знакомство! Прилете
ли, начали проверку. Вс было в
порядке, нам дали подписать
протокол о разрешении на ра
боту, и наш самолт потащили
на ВВП (взлтно посадочную
полосу). Мы были свободны и,
памятуя прошлый раз, мы стали
настойчиво интересоваться сво
ей судьбой. Пришл дежурный
офицер и опять заявил, что мест
в гостинице нет, сколько мы
должны быть здесь, он не знает,
но если что либо случится, мы
должны быть на месте, под ру
кой! Поэтому нам придтся
ежедневно летать сюда из Мо
нина, так как самолт Ту 104,
которым мы летели сюда, дол
жен налетывать часы и опе
ративно передавать отчты в
Москву! Сколько мы летали, на
лтывая эти часы, я не помню
точно, наверное, недели две три.
Одно было хорошо, когда наш
Ту 104 уходил на испытания, мы
были свободны до вечера. Да и
компания в самолте стала ме
няться. Теперь в Москву с нами
вместе стали летать жны офи
церов с детьми. Иногда они воз
вращались на следующий день,
иногда задерживались. Все ста
ли знать нас, как постоянных
пассажиров.
А что делали мы? У нас подо
бралась хорошая компания. Ут
ром, когда мы прилетали, прове
ряли наше оборудование и были
свободны до вечера. Вечером,
если штурман после полта имел
замечания, делали проверку в
ангаре на нашем стенде и мог
ли лететь домой. Одно было пло
хо нам не разрешали выходить
с территории гарнизона. Но не
сколько раз нас возили на УАЗике
в Керчь, на пресное озеро. И вот
тут то мы начали постепенно кое
что узнавать. Оказывается, Баге
рово был уникальный аэродром.
Представьте, что длина ВВП была
3,5 километра, а ширина 100 мет
ров. Таких аэродромов в СССР в
то время были единицы! Ну а са
мое главное, что мы попали в тот
момент, когда там проходили ис
пытания габаритно весового ма
кета атомной бомбы. Именно для
этих целей отрабатывалась наша
система. Потом эти экипажи ле
тали в Семипалатинск, на Новую
Землю, где проводились настоя
щие испытания советских атом
ных бомб!
Некоторое время спустя, по мо
ему от Марины, я узнал, что до
этого с помощью нашей аппарату
ры тут же в Багерове проводились
испытания управляемых самол
тов снарядов. Говорили, что крей
сер Красный Кавказ был пора
жн с первого же пуска самолта
снаряда! А вот дальше интерес
ней! Уже после пуска орбитально
го космического корабля Буран
мне рассказывали, что аэродром
Багерово предназначался в каче
стве запасного варианта для по
садки корабля. И даже показыва
ли схему захода его на посадку!
Теперь е можно увидеть в Интер
нете. Не знаю, насколько это вер
но, но приводнения в Чрное море
некоторых спускаемых аппаратов
до программы Буран были, это
точно!
Наконец в один из дней утром
нас встретил военный. Предста
вился как начальник приборной
лаборатории на полигоне и попро
сил нас, чтобы мы рассказали ему,
что нужно иметь в лаборатории,
чтобы проверять наши системы.
Мы поняли, что нас скоро осво
бодят и постарались выложить
вс, что могли. Даже продемонст
рировали наш самодельный
стенд в ангаре. На следующий
день он пришл с другим офице
ром, и они попробовали сами про
верить работу наших приборов. И
действительно, нам сказали спа
сибо, вернули все документы, и
вечером мы были уже в Москве.
Вот так закончилась моя корот
кая командировка в Крым!
Владимир МАЛЫХ
Фото из архива автора