background image
суббота
k
4, 17 января 2015 г.
Вера Клавдиевна Звягинцева родилась
31 октября (12 ноября) 1894 года в Моск
ве, но в детстве жила в селе Кунчерове
Кузнецкого уезда Саратовской губернии,
училась в гимназиях Пензы и Кузнецка.
Вера Клавдиевна начинала свой твор
ческий путь актрисой. Она училась в теат
ральной школе актра Художественного
театра Александра Адашева, затем на
театральных курсах у артистки Малого те
атра Матвеевой, по некоторым сведениям,
окончила курсы сценического искусства
Елены Музиль. Став профессиональной ак
трисой, Звягинцева работала в столичных
труппах в Театре комедии, Театре Мей
ерхольда, во Втором советском передвиж
ном театре, в Театре РСФСР. Задолго до
этого Вера стала писать стихи, и хотя в
1922 году, когда вышел е первый сборник
стихов На мосту, она, по е собственно
му выражению, подхалтуривала на сце
не, в итоге выбрала поэзию. Не скрою,
моей библиофильской душе льстит, что в
мом собрании имеется этот сборник, не
когда принадлежавший поэтессе и пере
водчице Нине Манухиной (18931980).
В 1926 году в издании товарищества по
этов Узел вышел второй сборник стихов
Веры Звягинцевой Московский ветер.
Она изредка печаталась в газетах, высту
пала с чтением стихов, в основном в рабо
чих аудиториях, иногда вместе с актром
Олегом Фрелихом (кстати, ему в первом
сборнике поэтессы посвящено стихотво
рение Странный гость вошл внезап
но). Не отказывалась Звягинцева и от
заработков, правда нерегулярных, от
печатания на пишущей машинке.
1935 год отчасти определил будущую
литературную деятельность Веры Звягин
цевой: тогда был напечатан е перевод
армянского поэта Гегама Сарьяна. С той
поры началась плодотворная переводчес
кая работа Веры Клавдиевны. Она на не
сколько десятилетий погрузилась в пере
воды украинских, армянских, грузинских,
белорусских, кабардинских и других по
этов народов СССР. Переводила также пер
сидские газели и касыды (Руми, Джами).
Особенно многочисленны е переводы с
армянского (О. Туманяна, М. Налбандяна,
А. Исаакяна). Следует отметить, что пере
водами успешно занимались многие со
ветские поэты, например Владимир Дер
жавин, Арсений Тарковский, Семн Лип
кин. Но все по разному расценивали эту
работу. Так, Тарковский в стихотворении
Переводчик (1960) сетовал: Для чего я
лучшие годы / Продал за чужие слова? И
рефреном у него шли строки: Ах, восточ
ные переводы, /Как болит от вас голова.
Взяв первые две строки в качестве эпигра
фа, Вера Звягинцева в стихотворении Дру
гу переводчику изложила сво отноше
ние к переводу: Нет, мы не годы продава
ли / Кровь по кровинкам отдавали. / А то,
что голова болела, / Подумаешь, боль
шое дело Завершила так: Ты с фона
рм в руках шагаешь, / То там, то тут свет
зажигаешь, / Как твой же путевой обход
чик. /Вот что такое переводчик.
В квартире Веры Звягинцевой и е мужа
Александра Ерофеева на улице Пятницкой
регулярно, обычно по средам, собиралась
довольно разнородная публика артис
ты, литераторы, сослуживцы Александра
Я пишу,
Я пишу,
120 лет со дня рождения Веры Звягинцевой
Талантливая поэтесса и известная переводчица Вера
Клавдиевна Звягинцева (18941972), по словам е близкой
подруги Елены Новиковой (ей посвящено стихотворение
Много всего, ох, как много всего), была человеком
самобытным, сложным и в известном смысле противоречи
вым. В ней было редкое сочетание разнообразных и, каза
лось бы, исключающих друг друга черт: широта натуры,
любовь к большому шумному обществу и способность к
задушевному интимному общению с друзьями А среди е
друзей были поэты Максимилиан Волошин и Марина Цветае
ва, Арсений Тарковский, Павел Антокольский и Борис Пастер
нак, актр Олег Фрелих, литературоведы Николай Гудзий и
Сергей Дурылин С последним е связывала многолетняя
дружба, длившаяся до смерти Сергея Николаевича. Письма
от него летели Вере Клавдиевне из Крыма и Томска, из
Киржача и подмосковного Болшева.
Сергеевича. На средах шли разговоры о
литературе, читали стихи сама Вера Клав
диевна и гости София Парнок, Георгий
Оболдуев Посетителями сред были по
эты Павел Антокольский, Владимир Лу
говской, прозаик Леонид Леонов, литера
туроведы Николай Гудзий и Иван Розанов,
кинорежисср Всеволод Пудовкин, с кото
рым Звягинцева познакомилась во время
участия в выездных спектаклях перед крас
ноармейцами; общий друг четы хозяев
Наум Белинкий. Бывали и друзья Веры
Клавдиевны по сцене: Олег Фрелих, Евге
ния Глубоковская. Частым гостем был Си
гизмунд Кржижановский, литературный
талант которого Звягинцева ценила и спе
циально приглашала гостей послушать его
новый рассказ или повесть. Иногда Вера
Клавдиевна с мужем и несколькими друзь
ями совершали экскурсии по Подмоско
вью ездили в Мураново, Абрамцево,
Архангельское.
В начале 1929 года Вера Клавдиевна и
Александр Сергеевич переехали с Пят
ницкой улицы в отдельную двухкомнат
ную квартиру в кооперативном доме в
Хоромном тупике. Приобретение кварти
ры, а затем выплата пая требовали опре
делнных усилий. Материально семья
была стеснена, но со стороны это было
незаметно. На новой квартире уже не
было регулярных сред, но гости собира
лись часто. Постоянными посетителями
были художник Птр Сивков, подруга
Звягинцевой по сцене Наталия Белевце
ва с мужем, автор популярной пьесы
сказки По щучьему веленью Елизавета
Тараховская, поэтесса Клара Арсенева.
Заходил Борис Пастернак, много гово
ривший, но стихов не читавший. Нередко
заходили Николай Гудзий и Сергей Ду
рылин.
Дружба Сергея Николаевича и Веры Клав
диевны завязалась в 1920 е годы и прошла
испытание временем и невзгодами. После
того как они особенно сблизились летом
1926 года во время отдыха в Коктебеле у
Максимилиана Волошина, между ними ус
тановилась переписка, длившаяся не одно
десятилетие. В фонде Веры Звягинцевой в
Российском государственном архиве ли
тературы и искусства (РГАЛИ) хранятся
письма Дурылина к Вере Клавдиевне, по
свящнное ей стихотворение и автографы
Сергея Николаевича.
На оттиске своей статьи Об одном сим
воле у Достоевского. Опыт тематического
обзора Сергей Дурылин написал: Доро
гой Вере Клавдиевне Звягинцевой с утверж
дением взаимным и нежным: Неподвижно
лишь солнце любви: о нм робкий лепет в
этой книжке. Автор. 9 марта 1930 г. Надпись
на оттиске статьи Дело об имуществе
Гоголя лаконичнее: Дорогому другу Вере
Клавдиевне Звягинцевой от автора.
Первые письма Дурылина к Звягинце
вой связаны с крымскими впечатлениями.
В августе 1926 года Сергей Николаевич
писал из Коктебеля в Москву Вере Клавди
евне, уехавшей оттуда раньше: Хороший
Вы лирический человек, и как мне близ
ки Ваши стихи. В другой раз попросил:
Стихов своих пришлите непременно.
Много писал он о Пушкине, Тютчеве, Фете,
Пастернаке
В 19281930 годах тональность писем и
открыток, которые Дурылин посылал Звя
гинцевой в Крым и Москву, уже другая,
ведь в это время Сергей Николаевич нахо
дился в ссылке в Томске (Мой новый
адрес: Никитская ул., д. 62, кв. 1).
Почтовая карточка, отправленная из Том
ска в июле 1928 года по адресу: Крым,
Феодосийский округ, Коктебель. Дача М.А.
Волошина. Вере Клавдиевне Звягинцевой,
с лаконичным, но мким содержанием:
Дорогая Вера Клавдиевна! Спешу отве
тить Вам на последнее Ваше письмо. Да,
Вы хорошо мне ответили: и я, как Вы, хочу
одного: правды, радости, прелести, свобо
ды и добра! Этого и ничего другого. И
должен (быть) об этом разговор. Пишите
мне о Крыме. Я хочу юга хоть в письмах, а
ещ лучше в стихах. Максу привет. 6.VII.
Ваш С.Д..
Сергей Николаевич признавался Вере
Клавдиевне: Я очень люблю Коктебель
и очень рад, что он Вас обрадовал силою,
покоем... Он просит Звягинцеву сообщить,
кто в Коктебеле и нет ли там Габричевско
го. В другом письме спрашивает: Кто
сейчас в Коктебеле? Там ли Саша Габри
чевский? Получив ответ, пишет: Отзыв
Ваш о Габричевском меня порадовал. Да,
он дружески жаден на радость. () Я
его люблю.
В одном из писем Дурылин советовал
Звягинцевой: Не забудьте побывать на
обратном пути в Феодосии, у Конст. Фд.
Богаевского (Дурантовская ул., д. 5), по
смотреть его чудесные вещи, и кланяй
тесь от меня. Он пишет мне и шлт рисун
ки и каталоги своих выставок. Это меня
радует.
Вот ещ несколько выдержек из писем
Сергея Дурылина Вере Звягинцевой:
Макс (Волошин.
Л.Г.) прислал мне
грустное письмо. Люди его порядочно из
мучили. Вы почитайте ему хорошие стихи и
вообще озвягинствуйте его: стихи Ваши
доброе дело.
Пришлите мне коктебельские Ваши сти
хи. Макс, должно быть, не пишет стихов.
Прислал 2 акварели одну мне, а другую
той самой Ирине (Комиссаровой, пос
ледовавшей за Дурылиным в ссылку.
Л.Г.), о которой Вы меня спрашиваете.
Объяснить Вам Ирину очень трудно, т. к.
это значило бы рассказать Вам мою био
графию за последние 8 лет. Это можно
сделать только лично. Кое что Вам мог бы
рассказать Макс.
Максу скажите, что маслины получены
и благоухают на столе у меня, и поблагода
рите от меня его и Марусю (жену Волоши
на.
Л.Г.).
Макс Вас всегда выделял из проходя
щих через Дом поэта.
А вот Ваших коктебельских стихов жаж
ду. Хочется получить и Ваш Дом поэта
(1926 г.). Я новых стихов не писал. Захоте
лось послать Вам старые. Я написал их в
1925 г. летом, думая о Крыме.
Почтовая карточка, отправленная Дуры
линым весной 1929 года из Томска в Мос
кву на новый адрес Звягинцевой, содержа
ла вопрос: Вы в этом году поедете в Кок
тебель только в стихах?
Жду стихов Парнок, писал Сергей
Дурылин Звягинцевой. Стихи е я читал
ещ в Северных записках в 1913 г. и
считаю е поэтом школы Боратынского.
Вы знаете, что в моих устах это бо о
о льшая похвала.
В письмах Сергей Николаевич также де
лился мнением о творчестве других совре
менных поэтов:
У Сельвинского нет ни на йоту ни лири
ческого, ни трагического. Описатель. Ему
нужно писать прозой.
Антокольского я знал мальчиком 910
лет, когда он учился в Доме свободного
ребнка в 1906 или 1907 г. () Затем, в
1910 г., примерно, когда он учился в гим
назии Кирпичниковой, я читал его тогдаш
ние стихи. В стихи его теперешние я ещ не
вчитывался Вот в Ваши вчитался и
принял их, в Парнок тоже, поменьше.
Боря Пастернак другое дело. Я то
знаю, что тут никакой пиротехники, вс,
как есть, сво и от себя, другое дело,
столь ли ладное, мудрое, поющее, застав
ляющее рыдать, как Фет
Находясь в томской ссылке, Сергей Ду
рылин в октябре 1929 года получил пись
мо Веры Звягинцевой с отрывком из Ох
ранной грамоты Пастернака, писавшего:
В то время и много спустя я смотрел на
свои стихотворные опыты как на несчаст
ную слабость и ничего хорошего от них не
ждал. Был человек, С.Н. Дурылин, уже и
тогда поддерживавший меня своим обо
дреньем. Объяснялось это его беспример
ной отзывчивостью. Эти слова послужи
ли для Сергея Николаевича толчком для
записи воспоминаний о его дружбе с Пас
тернаком. Вере Клавдиевне он сообщал:
Пишу записки, и писал вчера, как в
1908 г. мы с Б. Пастернаком в Светлую
ночь слушали звон Ивана Великого
В своих письмах из ссылки Сергей Нико
лаевич не жаловался на условия жизни.
Лишь в одном из них у него вырвалось:
Вс бы хорошо, плохо, что у меня нет и
не может быть заработка. Кое что подра
батывал в Сибирс. энциклопедии (есть
такая), но это гроши. Сижу и думаю: чем
бы заработать? Написал статью о Сурико
ве и послал в один сиб. журнал (Суриков
то сибиряк, по счастью) () Зарабаты
вать печатаньем я не любил и не люблю,
и, к сожалению, это единственный, воз
можный для меня, способ заработка.
Вера Звягинцева. 1931 год.
Эта книга была издана при жизни автора.
ЛИТЕРАТУРНЫЙ