background image
четверг
k
6, 22 января 2015 г.
ЛЮДИ НАШЕГО
Я родился на Урале, в глухой деревне,
от не было 150 километров до ближай
шей железной дороги. У мамы нас было
пятеро, отец погиб на войне 8 декабря 1942
года, защищая подступы к Ленинграду.
Я окончил семь классов школы и в 16 лет
пошл работать. Меня приняли на работу
секретарм прокуратуры Ныровского рай
она. Там я трудился три года, а затем был
призван в армию.
Поскольку на гражданке мне доверя
ли работу с документами высокой секрет
ности, в армии меня направили в штаб
гарнизона, расположенного на полигоне
Капустин Яр. Там проходили испытания
ракеты, разработанные и изготовленные
под руководством С.П. Королва. Его я
видел лично, вот как вас сейчас.
Когда прослужил два года, вышло по
становление Правительства, которое обя
зывало демобилизовать солдат срочной
службы, если они были из неполных семей
и у их матерей были другие, несовершен
нолетние дети. В ноябре 1956 года меня
демобилизовали.
Приехал в родную деревню, встал на ком
сомольский учт, и практически сразу бюро
горкома направило меня и ещ 8 человек на
работу в милицию. На тот момент там была
большая проблема с кадрами.
Во первых, большой процент пожилых
сотрудников, которым требовалась моло
дая смена.
Во вторых, практически все милиционе
ры (бывшие фронтовики) имели ранения,
некоторые инвалидность, их здоровье
было серьзно подорвано военными ис
пытаниями.
В третьих, специалистов профессиона
лов среди личного состава, как таковых, не
было. Ни у кого не было даже среднеспеци
ального (не говоря уже о высшем) мили
цейского образования. Даже семь классов
школы были не у всех. Высшее образование
только у нашего начальника. Вот в таких
условиях в то время работала милиция.
* * *
Был и ещ один момент. В нашем регио
не престижными считались рабочие про
фессии, а милицейская специальность не
пользовалась уважением. Честно говоря, и
зарплата у милиционеров была очень ма
ленькая. Поэтому никто не желал идти слу
жить в милицию добровольно.
Что делать? Решил как то поменять си
туацию и перевлся в другой отдел, в город
Губаху. Этот город в сво время был знаме
нит добычей угля. В нашем Ныробском
районе был расположен крупнейший ла
герь, где содержалось до 30 тысяч заклю
чнных. Они занимались лесоповалом: ру
били лес, а затем весной сплавляли его
вниз по рекам.
Лагерь охраняли солдаты и офицеры
внутренней службы. Кстати сказать, им
тогда платили очень большие, по сравне
нию с нашими, зарплаты. И я хотел уйти
туда служить, поскольку на прежнем месте
не видел для себя никаких перспектив. В
итоге меня приняли на работу в Управле
8 января исполнилось 80 лет Юрию Андреевичу Носову,
Кузница кадров
Несмотря на возраст и некото
рые проблемы со здоровьем,
Юрий Андреевич по прежнему
бодр и энергичен, а по остроте
ума и аналитическим способнос
тям он легко даст фору многим
представителям нынешнего
молодого поколения.
Рассказ Юрия Носова о своей
работе мог бы лечь в основу
учебного пособия для любого
полицейского вуза. Формат газет
ной статьи, к сожалению, не
позволяет изложить его в развр
нутом виде. Поэтому остановимся
на тех этапах жизненного пути
Юрия Андреевича, которые пока
зались нам наиболее важными и
интересными.
ние лагеря на должность оперуполномо
ченного оперативного отдела.
Вскоре мне предложили отправиться на
учбу в Москву, в Высшую школу МВД
СССР.
Кадровики говорили: Ты местный,
после учбы верншься сюда и сделаешь
хорошую карьеру. У тебя будет возмож
ность дорасти в должности до начальника
Управления всего лагеря. Естественно, я
на месте начальства рассуждал бы точно
так же. Как говорится, где родился, там и
пригодился. Но поскольку я был холос
той, то, как только приехал в Москву на
учбу, почти сразу женился на девушке из
Пушкино. Это обстоятельство сыграло важ
нейшую роль в моей судьбе (но об этом
позже).
В 1963 году Правительством СССР было
издано постановление о создании отдель
ных следственных комитетов в составе
МВД. Поэтому в Высшей школе МВД был
организован следственный факультет. Я,
конечно, стремился попасть именно туда.
Поскольку я учился в вечерней школе, не
давно е закончил, знания у меня были
свежие. Да и преподаватели в нашей шко
ле были высочайшей квалификации, в ос
новном этнические немцы, высланные
во время войны из Москвы, Ленинграда и
других крупных городов.
Конкурс был немаленький 34 чело
века на место. Я успешно сдал экзамены и
поступил на этот факультет. Когда окон
чил учбу, встал вопрос о месте дальней
шей работы. Комиссия по распределению
приняла во внимание, что, во первых, к
тому времени я был женат, у нас родился
ребнок, а во вторых, имел 10 летний стаж
работы в милиции. Ко всему прочему по
месту моей прежней службы не было след
ственной должности.
Председатель комиссии (он был секре
тарм Рязанского обкома партии) спраши
вает меня: Где бы ты сам хотел рабо
тать? Я отвечаю: На следственной рабо
те. Вот так я оказался в Подмосковье.
* * *
Меня направили следователем в За
горск (ныне Сергиев Посад), там как
раз было вакантное место. Скажу без
ложной скромности, что я человек
справедливый, с детства не люблю, ког
да врут или совершают другие непра
вильные поступки. Очень большое влия
ние на формирование моего характера
оказал дядя, партийный работник, убеж
днный коммунист, никогда не посту
павшийся принципами.
Во время службы в Загорске имел место
один случай, когда моя принципиальность
столкнулась с правилами, по которым жила
система.
Однажды на ноябрьские праздники я нс
дежурство. И в это время четверо хулига
нов учинили драку в автобусе. Один стал
бить пассажиров, другой почти откусил
палец водителю, третий отнял сумку у кас
сира, порвал на ней пальто и рассыпал
деньги по автобусу. Водитель не растерял
ся, заблокировал в автобусе двери и при
вз всю честную компанию прямо в от
дел милиции.
Стали разбираться: четверых хулиганов
я арестовал, свидетелей и пострадавших
приказал опросить. После праздников ока
залось, что арестованные были представи
телями золотой молоджи. Один был
сыном директора завода, члена бюро гор
кома партии, второй сыном его замес
тителя и т. д.
При задержании мне и в голову не при
шло проверить, кто родители преступни
ков. Мне было важно совсем другое
установить, кто из них дрался с пассажи
рами, кто откусил водителю палец, а кто
отнял сумку у кондуктора.
Вызывает меня начальник Загорского
отдела милиции и говорит: Товарищ Но
сов, вы начинаете заниматься самоуправ
ством. Каким самоуправством?.
Вы обязаны были сообщить о происше
ствии родителям арестованных. Я гово
рю: Они же все совершеннолетние, учат
ся в техникумах. Поэтому я и не должен
был, и даже не пытался никому ничего
сообщать. Но вы же знаете, какие
люди их родители. Они подняли шум. Вы
поступили неправильно.
Как раз в это время сняли с должности
начальника следственной группы города
Болшева (он списал кражу на умершего
человека, а потом это открылось). Меня из
Загорска, поскольку там уже разворачи
вался конфликт, направили в Болшево и
назначили руководителем следственной
группы. Там я проработал пять лет. Но и
здесь имел место показательный случай, о
котором я хочу вам рассказать.
* * *
Члены дачного кооператива Металлург
(он находился в Ивантеевке) заключили
договор с одним заводом. По этому дого
вору завод поставил им неликвидные тру
бы для создания системы летнего ороше
ния, а кооператив, в свою очередь, выде
лил заводу три невостребованных земель
ных участка.
Договор был оформлен совершенно за
конно, но при этом не хватало нескольких
второстепенных справок. Это стало кам
нем преткновения, материалы для разби
рательства были направлены в прокурату
ру. Прокурор не захотел связываться с
этим делом и поручил его ведение лично
мне.
Пришлось каждую субботу, когда члены
кооператива находились на своих дачных
участках, ездить в Ивантеевку. Вл допро
сы, изъял протоколы собраний, одним сло
вом, провл всю необходимую работу. Ез
дил на завод, поднял документы, убедил
ся, что трубы, как и прописано в договоре,
неликвидные.
В результате я вынес постановление о
прекращении уголовного дела и, в соот
ветствии с законом, отослал его прокуро
ру.
Через некоторое время председатель
Калининградского горисполкома А.А. Пус
товойтенко поинтересовалась результата
ми дела, и, узнав о его закрытии, дала
распоряжение о возобновлении. Однако
члены кооператива тоже оказались, что
называется, не лыком шиты и попросили
рассматривать дело в суде другого района
Подмосковья.
В итоге суд Раменского района вынес
оправдательный приговор в отношении
трх граждан, а я стал для Александры
Андреевны врагом номер один. На од
ном из совещаний она заявила: Чтобы
больше я фамилии Носова не слышала!
Уберите его.
Властная была женщина, ничего не ска
жешь, руководила городом 12 лет подряд.
Но через некоторое время е, на мо счас
тье, перевели на другую работу.
Территорию Костина (восточную часть
Калининграда) в начале 1970 х годов об
служивало 5 сыщиков уголовного розыска
и 10 участковых. Вначале не было служеб
ного транспорта, приходилось ездить на
автобусе. Уже затем участковым стали
выделять мотоциклы.
Удалнность района от отдела плохо ска
зывалась на дисциплине. Придут люди на
оперативку, посидят, послушают, потом
идут на свою территорию, а контроль за их
работой был очень слабый. Раскрывае
мость там была очень невысокая, она тяну
ла вниз показатели всего отдела.
Но это, конечно, не самое страшное; глав
ная проблема заключалась в другом. Были
случаи нападений на женщин, которые шли
на работу в ночную смену на КМЗ (ныне
корпорация ТРВ) и ДСК. Видя такую си
туацию, руководители и парткомы этих
предприятий обратились в горком партии,
в МВД и ЦК КПСС с просьбой об организа
ции отделения милиции специально для
обслуживания восточной части города.
Министр внутренних дел СССР Николай
Щлоков издал приказ: создать упомяну
тое отделение.
* * *
Стали формировать кадровый состав,
подбирать кандидатуру начальника. Но
никто не хотел занимать эту должность.
Отказывались по разным причинам.
Во первых, вначале у отделения не было
своего здания. Не было ни телефонов, ни
даже сейфов. КМЗ обещал в течение года
отремонтировать крыло в доме, известном
как Чикаго. Но этот год нужно было как
то перебиться.
Во вторых, район, как я упоминал выше,
тогда был удалнный и достаточно слож
ный с точки зрения криминогенной обста
новки. Короче говоря, те специалисты, ко
торых приглашали на эту должность, не
соглашались, а те, кто сами выражали та
кое желание, не подходили по профессио
нальным и иным характеристикам.
Время идт, а отдел существует только
на бумаге. В конце концов вопрос о канди
датуре начальника встал очень остро. Если
бы его так и не решили, то отделение могли
бы создать не у нас, а в другом районе
страны.
Тогда начальник Калининградского от
дела милиции Константин Михайлович
Квашнин звонит мне в Болшево и говорит:
Срочно приезжай! Я приехал, и он обри
совал мне сложившуюся ситуацию:
В нашем отделе 700 человек личного
состава, а я не могу найти начальника для
Костинского отделения (официальное на
звание 3 е отделение милиции Кали
Детство, юность,
комсомольская путвка
Учба в Москве, женитьба,
работа в Загорске и Болшеве
Создание Костинского
отделения милиции
В этом здании с 1975 года размещалось
Костинское отделение милиции.