background image
вторник
k
20, 24 февраля 2015 г.
ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ
А когда я затих и продолжил ле
жать на траве уже молча, спокой
но, но с укором сказала: Ты же
последнюю рубашку порвал. В чм
теперь ходить будешь? И ушла. А
мне как то неловко стало. Мо
жет, не надо было рубашку рвать?
подумал я.
В наш двор зашли незнакомые
мне люди. Показали маме какие
то бумаги. Затем начали выво
дить со двора нашу корову. Мама
плакала, убеждала не забирать
кормилицу. Некоторое время
шла следом, рыдая с причитани
ями как по покойнику. И вдруг
корова, оглянувшись, громко за
мычала, как будто навсегда про
щалась со своей хозяйкой. Крик
нув напоследок: Бог вам этого
не простит, мама пошла об
ратно, не оглядываясь. Следую
щей зимой мы узнали, что наша
корова сдохла, находясь в кол
хозном хлеву.
Оценить и понять произошед
шее я смог уже будучи взрослым.
Все колхозники облагались так
называемым военным налогом.
Чтобы его заплатить, надо было
продать определнное количе
ство молока, яиц, зерна и т. д.
Не знаю, как другие колхозни
ки, но мама вс время оставалась
в долгу, тем более что в конце
зимы и весной брала продукты в
правлении колхоза в долг, чтобы
хоть как то дожить до нового уро
жая. Вот и накопился долг, рав
ный стоимости коровы.
Таким образом, следующую зиму
мы встретили и без коровы, и без
козы (не помню, куда она делась).
В конце зимы просто голодали.
Запомнился один из вечеров. В
комнате почти темно. Керосино
вая лампа еле горит экономим
керосин. Мы с мамой сидим оде
тые. Печь топить нечем. Еды ни
какой. Мама: Сынок, слазь на
чердак, может, сухую грушу най
дшь. Я знал, что все сухофрук
ты (мы их специально готовили
впрок в конце лета, раскладывая
созревшие поспевшие фрукты на
чердаке) уже закончились. Но
полез. Начал в темноте перелопа
чивать солому. Нашл три груши.
Мама обрадовалась. Ну, съешь
две сам, а одну мне размягчи зуб
ками, а то мои зубы не осилят.
Это был наш ужин.
Сынок, пойдм к тте Наташе
(родная сестра мамы) дядя
Петя (муж тти Наташи) вернулся
с войны, мама взяла меня за
руку, и мы пошли по улице, уско
ряя шаг, как будто могли куда то
опоздать.
Я не помню дядю Петю был
совсем маленьким, когда он ушл
на фронт.
Вошли в горницу. Мама обняла
сидящего на кровати человека.
Потом подвела меня: Ну, по
здоровайся с дядей. Передо
мной сидел очень худой мужчина
с беззубой улыбкой на лице. Одна
нога чуть выше колена отсутство
вала. Вместо одной руки свисал
пустой рукав рубашки.
Что же ты такой худой, а жи
вот у тебя большой? Тебя мамка,
наверное, только поит, а не кор
мит, пошутил он. Наташа,
налей пацану борща. И обраща
ясь к моей маме, сказал: Ничего,
Соня, самое страшное позади.
Теперь будет только лучше, хуже
уже не будет. И далее: А у Вась
ки твоего (это у меня, значит) вс
будет нормально. Подожди, при
дт время, и он у тебя офицером
(Окончание. Начало на с. 4)
будет. Надо же, как в воду гля
дел.
С возвращением дяди Пети
наша жизнь стала улучшаться. Его
назначили заведующим колхоз
ными садами. С его подачи маме
поручили охрану одного из трх
садов. Дяде сделали протезы и на
ногу, и на руку. И он довольно
таки шустро передвигался, при
храмывая. Но протез руки он пред
почитал не носить.
В дневное время очень часто
приходилось охранять сад мне.
Интересно отметить, что после
назначения мамы охранником
(остальные охранники были муж
чины) набеги местных мальчишек
на охраняемый нами сад почти
прекратились. И дядя Петя это
заметил. А дело в том, что я знал
всех потенциальных воришек. И
сам нередко участвовал в набе
гах. А тут Кто же будет воро
вать у своего, тем более что я
мог ребят просто угостить.
С мамой состоялся примерно
такой разговор.
Сынок, надо тебе начинать
учиться ведь ты уже большой.
Так у меня же нет зимней
одежды и обуви.
Ну, ты походи до холодов, а
там видно будет.
Кстати, я вообще не помню, что
бы в 7 лет заходил разговор об
учбе. А в 8 лет я начал учиться в
первом классе сельской семилет
ней школы.
С наступлением холодов ни
обувь, ни тплая одежда у меня
не появились. Пришлось прекра
тить посещать школу. А ведь мне
шл уже девятый год. Не могу не
осуждать маму. Думаю, можно
было найти выход из положения.
В результате е нерешительности
мне пришлось окончательно пой
ти в школу в 9 лет. Детство прак
тически закончилось, многие
годы я ощущал на себе двухлет
нее отставание от сверстников.
Началась совсем другая жизнь,
которая в конце концов привела
меня в Калининград (Королв).
Далеко не прямым был этот жиз
ненный путь: село Солодушкино
Камышин Томск Красно
ярск Москва Калининград
(Королв), не считая промежуточ
ных мест, где также пришлось
побывать в интересах службы и
учбы, Байконур, Капьяр, Пле
сецк.
Василий ЕМЕЛЬЯНЕНКО
Фото из архива автора
С первых дней войны наш город погру
зился в темноту окна домов были заве
шены одеялами и заклеены бумагой крест
накрест во избежание россыпи осколков.
На крышах нашего дома были установле
ны зенитные орудия. Электричество отсут
ствовало, в домах горели самодельные фи
тили в банках с керосином. В квартирах
был жуткий холод. Вскоре население горо
да приобрело чугунные буржуйки, тру
бы которых торчали из форточек, а потом
кончились дрова. Особенно страшно ста
новилось, когда раздавался вой сирены и
из репродуктора слышался голос: Воз
душная тревога!. Всей семьй мы бежали
в подвал фабрики кухни около завода,
который не был приспособлен под бомбо
убежище (ведь мы не готовились к войне).
Там было страшно: кругом холодные пыль
ные трубы, где то вдали еле еле светился
фитилк. Народа набивалось много: с деть
ми, колясками, скарбом. Сидя в подвале,
мы не знали, что происходит на улице.
Вечерами мы, дети, со взрослыми дежури
ОНИ ЗАЩИЩАЛИ РОДИНУ
Отец погиб молодым...
ли на крышах домов, сбрасывая зажига
тельные бомбы на землю, а днм собирали
зазубренные осколки. Несмотря на холод,
мы продолжали учиться. В классах сидели
в пальто, валенках, шапках. Так как черни
ла замерзали, мы из дома приносили чер
нильницы непроливашки, держали их за
пазухой. На большой перемене, сломя го
лову, бежали в школьный буфет, где каж
дого ждал стакан горячего чаю, тонкий
кусочек чрного хлеба и крошечный кусо
чек сливочного масла. После того как в
город стало поступать много раненых из
под Москвы, школу предоставили под гос
питаль.
С одноклассниками мы ходили расчи
щать от снежных заносов действовавший
аэродром (на месте нынешнего ЦНИИма
ша), с которого 28 февраля 1940 года был
осуществлн полт ракетоплана РП 318 1
первого в мире аппарата с жидким реак
тивным двигателем, сконструированным
молодым инженером С.П. Королвым.
Здесь же во время Великой Отечественной
войны дислоцировался авиационный полк
полковника Валентины Степановны Гри
зодубовой. Наступало время голода. В ма
газинах не было продуктов, продоволь
ственные карточки не отоваривали. Я до
сих пор не могу понять: как моей милой
любимой мамочке в свои 29 лет удавалось
на одну заводскую зарплату в такое тяж
лое время прокормить семью из пяти че
ловек. А ведь есть надо каждый день!
Жили мы в общежитии подвала дома 1/5
по улице Коминтерна, рассчитанного на 60
человек. Спали впятером на одной кровати:
мы с братом и мамой валетом, бабушка
с дедом на приставленных к кровати дере
вянных досках. Стены подвала были сколь
зкими, покрытыми слизью. Люди часто
болели и кашляли. Когда были вырублены
деревья в городском парке и парке Завок
зального района, Администрация Калинин
градского горсовета разрешила выкорч
вывать пни и пилить больные деревья. Но
каждый житель обязан был принести хотя
бы охапку дров и корни пней для отопле
ния детских садов, яслей, школ, больниц.
Мой дед соорудил санки розвальни, поса
дил меня на них, дал в руки двуручную
пилу, и мы с ним поехали в лес на вторую
торфянку. Мороз был под 40
о
, идти ему
было нелегко, воздух захватывал дух. Де
ревья стояли в серебре, и если по дереву
ударить обухом топора, оно звенело. На
пилив дров, я ему помогала толкать тяж
лые гружные санки, а он тянул за вервку.
Часть дров по договорнности дед отвз в
конный парк. Когда выезжали из леса, я
заметила, что он был похож на сказочного
Деда Мороза с красивой окладистой куд
рявой бородой в сосульках, брови в
инее, а из под заснеженных ресниц на меня
глядели голубые глаза.
Однажды, возвращаясь с работы, мою
маму остановил какой то военный, пред
ставился, сказав, что он здесь проездом и
по поручению моего отца просил маму,
чтобы мы с ней приехали 7 ноября в Мос
кву рано утром в определнное место. Про
езд в Москву в военное время 1941 года
был строго по пропускам. А так как моя
мама работала в военной примке (а в то
время главным в городе был военный пред
ставитель), мама обратилась с просьбой к
военпреду полковнику инженеру Анатолию
Иосифовичу Бровальскому с просьбой о
помощи. Выслушав маму, он дал указание
адъютанту о выдаче пропуска в Москву на
два лица.
Рано утром мы были в столице. Вышли
из метро Преображенская площадь, на
шли место, где должны были стоять. Мимо
в строевом порядке уже проходили войс
ка, направлявшиеся на Красную площадь.
Мама плакала. В тот день, 7 ноября 1941
года, парад войск был назначен на восемь
часов утра, вместо положенных десяти.
Наше правительство обмануло Гитлера,
притупив его бдительность. Вдруг мама
услышала голос, который раздался из
строя: Фаня! Фаня! Мою маму звали
Фаина. Это был голос отца. Выбежав из
строя, он подбежал к нам, обнял, поцело
вал, прижался, обмолвился с мамой дву
мя тремя фразами, сказав, что они идут на
парад на Красную площадь, и побежал
догонять свой полк. Так мы с мамой стали
невольными участницами парада в Москве
7 ноября 1941 года.
Но это была и моя последняя встреча с
отцом. Пройдя по Красной площади, войс
ка направлялись прямо на фронт. Отец
погиб в 1943 году в возрасте 32 лет. Вместе
с фамилиями калининградцев, не вернув
шихся с войны, его фамилия (Афанасьев
Иван Сергеевич) выгравирована на Аллее
Славы нашего города и занесена в Книгу
Памяти Московской области.
Калерия ФОМИНА
Великая Отечественная Она
стремительно ворвалась в
нашу мирную жизнь 22 июня
1941 года, нарушив пакт о
ненападении, на долгих 1418
дней и ночей. Мне тогда было
семь лет. Мой отец, Иван Серге
евич Афанасьев, был мобили
зован в ряды Красной Армии в
первые дни войны Мытищинс
ким горвоенкоматом (в то
время город Мытищи был
центром района, в который
входил Калининград). Мама
работала в военной примке
завода 88.
Эпизод 8.
Мне шесть лет
Эпизод 9.
Мне около семи лет
Эпизод 10.
Мне восемь лет
Выпускники и преподаватели
Академии имени Ф.Э. Дзержинского.
Автор статьи стоит первый слева.