background image
3
КАЛИНИНГРАДКА
КАЛИНИНГРАДСКАЯ ПРАВДА
29 (18343)
17 марта 2015
Алексей Леонов:
Космос превыше политики
ИСТОРИЯ КОСМОНАВТИКИ
Л
ЮБОВЬ
КЛЮЕВА
Первые
сюрпризы
Алексей Архипович, пер-
вый выход в открытый космос
наша страна провела на два с
половиной месяца раньше аме-
риканцев. Но цена историче-
ского полта была слишком вы-
сока несколько серьзных не-
штатных и смертельно опасных
ситуаций. Как это было?
У меня редкая профессия
лтчик-космонавт-испыта-
тель. Таких в стране всего во-
семь человек. Мы с Павлом Бе-
ляевым знали корабль с нуля.
Находились в очень высокой
готовности. Вс изучили, толь-
ко одних аварийных ситуаций
проработали более 500, хотя
руководству и преувеличили
цифру до трх тысяч. А в пол-
те будет 3001-я, сказал нам
Королв. Но их оказалось семь.
Мало кто знает, что корабль
Восход-2 в отличие от пре-
дыдущих станций не имел си-
стемы спасения. Был большой
риск. Но мы шли на это созна-
тельно. Ведь на создание ново-
го корабля не было времени,
американцы наступали нам на
пятки. После тщательного ана-
лиза Главный конструктор при-
нял решение пускать экипаж в
полт.
Если бы мне сейчас дали
подписать документы по ва-
шему старту я бы ни один не
подписал, сказал потом ака-
демик Борис Черток. Но мы жи-
ли во время энтузиазма и жела-
ния сделать невозможное для
своей страны. Как говорят: На-
стоящему лтчику дай бревно
он и на бревне полетит.
На старте творилось нево-
образимое. Мне казалось, что
энергия собравшихся людей
без лифта нас бы подняла в ко-
рабль. Но первый сюрприз
ждал сразу после запуска. Нас
выбросили с ошибочкой на 200
километров. Это очень опасно,
потому что на высоте 500 кило-
метров слой радиации более
500 рентген.
В 11 часов 34 минуты 51 се-
кунду я выплыл в безвоздуш-
ное пространство. Сейчас кос-
монавт не имеет права отце-
пляться от станции. А мы тог-
да были храбрые, молодые. Я
первый в истории вышел и ото-
шл сразу на 5 метров 50 сан-
тиметров. Больше этого никто
не делал.
Я Алмаз-2. Нахожусь в
свободном плавании, самочув-
ствие отличное!
Алмаз-2, я Заря. По-
здравляю с первым выходом в
космос.
Затем слышу:
Алексей, Лша! Как ты се-
бя чувствуешь? Я узнал го-
лос Леонида Ильича Брежнева.
Мы тебя очень ждм. Жела-
ем успеха!
Ваше первое ощущение
один на один со Вселенной?
Перед тобой яркое-яр-
кое Солнце, вокруг тебя звз-
ды, а внизу живая карта пла-
неты. Но меня поразила тиши-
на. Я слышу сво тяжлое ды-
хание и биение сердца. В обыч-
ных условиях мы этого не чув-
ствуем. Артур Кларк для своего
фильма Космическая одиссея
2001 взял шумовое сопрово-
ждение из нашего полта.
В небе над Енисеем
Но нужно возвращаться?
Да, над Енисеем получаю
команду: Лша, начинай вхо-
дить в корабль. Перед входом
в шлюз я должен был собрать
фал в бухту и прикрепить е
сбоку на пояс на замок. Это я
сделал. Снял кинокамеру, начи-
наю входить, но не тут-то было.
Скафандр настолько деформи-
ровался, что меня раздуло, фа-
ланги пальцев вылезли из пер-
чаток. Ступни вышли из сапог.
В таком состоянии невозмож-
но втиснуться в люк шлюза.
Возникла критическая ситуа-
ция.
Советоваться с Землй было
некогда. Сам принимаю реше-
ние сбросить давление наполо-
вину, чтобы убрать жсткость
скафандра. Это было страшно
и очень опасно. Могло прои-
зойти закипание азота в крови.
Сбросив давление, руки встали
на место, ноги тоже, и я легко
вошл в шлюз головой вперд.
Но надо же ещ развернуться и
закрыть за собой крышку люка!
А как? Я в скафандре 1,9 ме-
тра, а диаметр шлюза 1,2 ме-
тра. У меня пульс дошл до 190
(по словам космических меди-
ков это почти смертельно). Ме-
няю позицию: иду в люк не но-
гами вперд, а просовываю ру-
ки, хватаюсь за леера и прота-
скиваю себя внутрь шлюза. Вот
здесь была самая большая на-
грузка. Пот бежал ручьями, вы-
едал глаза. Но я вс сделал.
А дальше вас ждали новые
сюрпризы
Ещ какие! Казалось бы,
работа выполнена. Оставалось
только вернуться на Землю. И
вот тут-то обнаружилось, что
автоматическое приземле-
ние, которое ориентирует ко-
рабль, отказало. Он пошл на
следующий виток и исчез из
видеонаблюдения. На земле
это был шок!
Королв спрашивает: Где
вы сидите? Алмаз отвечает:
Мы не сидим, а находимся над
вами. Просим разрешения са-
жать корабль вручную.
В космической практике та-
кого ещ не было. Вдруг не-
ожиданно наступила минута
слабости. Смотрю на землю,
там тихо. Думаю, где-то четы-
рхлетняя дочка бегает, где-
то мои друзья, родители, и они
ничего не знают, что у нас тут
происходит. А наша жизнь ви-
села на волоске. Спасали себя
сами. В голове постоянно вер-
телось: А правильно ли мы вс
делаем?
Но вот видим: пылинки ста-
ли осаждаться, начинается пе-
регрузка. В иллюминатор смо-
трю дым, пламя, расплавлен-
ный металл. Потом перегруз-
ка упала, мы сыплемся, как ка-
мень, потом рывок. Это вы-
шел тормозной парашют. За-
тем рывки повторились. Свист
в стропах. Тишина. Вокруг тем-
нота... Вдруг взрыв, и мы се-
ли неизвестно где, в каком-то
ущелье.
Где мы находимся? спра-
шивает меня Беляев. Между
Обью и Енисеем. Месяца через
три за нами приедут на соба-
ках, усмехнулся я. Вылезли
из спускаемого аппарата. Сне-
га по шею. Свежий воздух, ти-
шина. Мы обнялись, разверну-
ли радиостанцию, и я стал пе-
редавать телеграфным ключом
вс нормально. ВН. Позд-
но вечером над нами закружил
вертолт
А 23 марта нас уже встреча-
ла ликующая Москва.
Пули для Брежнева
Вы счастливчик. Вспоми-
нается ситуация с покушени-
ем на Брежнева, где вы вновь
вышли сухим из воды. Как вс
пережили?
Там некогда было пугать-
ся. Мне баллистики потом по-
казали: через меня прошло
четыре трассы. С вероят-
ностью сто процентов я дол-
жен быть поражн. Первый вы-
стрел был в лобовое стекло
машины. Оно вылетело. Чеки-
сту, сопровождавшему меня,
рассекло бровь. Вторая пуля
поразила водителя: смотрю, а у
него на шее чрная дыра, и те-
чт чрная кровь. На этот вы-
стрел я резко повернул голо-
ву, и в это время пуля проско-
чила мимо. Если бы я этого не
сделал, она попала бы прямо в
висок. Следующая пуля заде-
ла мою шинель, другая прошла
в районе живота. Я был в сере-
дине машины, и у меня не бы-
ло возможности увернуться ни
вперд, ни назад. Справа от ме-
ня на среднем кресле сидел Бе-
реговой.
Водитель упал на баран-
ку, машина поехала назад. Бе-
реговой ручным тормозом е
остановил. Когда мы уже были
в Кремле, ко мне подошл Ле-
онид Ильич: Алексей, покажи
шинель.
Мы спустились в раздевал-
ку. Ну ты не переживай, это
они не в тебя, а в меня стреля-
ли, утешил генсек.
Алексей Архипович, гово-
рят, что лтчики и космонавты
люди суеверные. В чм ваше
суеверие?
Когда я был руководите-
лем, устраивал такую карти-
ну: экипаж выходит из гости-
ницы и направляется к автобу-
су, чтобы отправиться на старт,
а в это время из-за автобуса им
навстречу выходит красивая
девушка с двумя вдрами воды.
Нам повезт! восклицали
космонавты и даже не задумы-
вались, что это подстроено. А
девушка с вдрами это всег-
да к счастью.
Космос
объединяющий
Возможна ли международ-
ная экспедиция на Марс?
Ни одна страна Марс в
одиночку не потянет. Если бу-
дет принято решение, то туда
отправятся представители ми-
нимум пяти государств. Но экс-
педиция начнтся, когда будет
вынесено объединнное реше-
ние всех стран-участников. И
начнтся вс с набора экипажа
в возрасте 1012 лет, который
надо будет готовить лет 15. Лю-
ди должны поработать на ор-
битальной станции, полетать
на различных кораблях.
Сейчас идт разговор о
санкциях США в отношении
России в космосе. Есть ли у нас
перспектива дальнейшего со-
трудничества с американцами?
На МКС действуют 14 мо-
дулей: 5 российских, 7 амери-
канских, один европейский и
один японский. Наш шестой
модуль пока незапущенный.
Космическая станция жи-
вой организм, где вс взаи-
мозависимо, вплоть до мело-
чей. Мы не можем просто так
бросить комплекс, который
поддерживается в хорошем
состоянии и стоит порядка
35 млрд долларов. И пока стан-
ция живт, сотрудничество
всех стран, включая Россию,
будет продолжаться. Считаю,
что космос превыше политики.
Давайте лучше найдм тол-
ковых парней из двух стран,
пошлм их в космос, пусть по-
работают там вместе, сделают
что-то для общей пользы, об-
ратятся к народам мира с до-
брыми словами. Так родилась
когда-то программа Союз
Аполлон. Над ней трудились
тысячи людей по всему ми-
ру. Это был настолько мощ-
ный толчок к разрядке, кото-
рый сейчас представить себе
трудно.
Мы прорабо-
тали более
500 аварийных си-
туаций, хотя руко-
водству и преуве-
личили цифру до
трх тысяч. А в по-
лте будет 3001-я,
сказал нам Ко-
ролв. Но их ока-
залось семь.
Открытый космос. До входа в корабль - пять минут. Запас кислорода на 45. Эх, здорово было
бы встать сейчас на подножку и вокруг земного шара пролететь,
мелькнуло неожиданное
желание у космонавта. Но романтический задор длился недолго...
О том, что случилось ровно 50 лет назад, 18 марта 1965 года, рассказывает дважды Герой Совет-
ского Союза, лтчик-космонавт Алексей Леонов, первый в истории вышедший в безвоздушное
космическое пространство.
Скафандр на-
столько де-
формировался, что
меня раздуло, фа-
ланги пальцев вы-
лезли из перчаток.
Ступни вышли из
сапог. В таком со-
стоянии невоз-
можно втиснуться
в люк шлюза. Воз-
никла критическая
ситуация.
В Кремле ко
мне подошл
Леонид Ильич:
Алексей, покажи
шинель.
Мы спустились в
раздевалку. Ну ты
не переживай, это
они не в тебя, а в
меня стреляли,
утешил генсек.