background image
5
КАЛИНИНГРАДКА
КАЛИНИНГРАДСКАЯ ПРАВДА
31 (18345)
21 марта 2015
ЛИТЕРАТУРНАЯ СТРАНИЦА
Поздравляем юбиляра
Страницу
подготовила
Маргарита Крылова
А
НТОНИНА
ОРЛОВА
Запах марта
Хоть снег в полях не поддатся,
Сверкает сочной синевой,
И корка ледяная бьтся,
Когда дотронешься рукой.
Хоть не видать на них помарок,
Но день как сон, как праздник
света.
Луч солнечный уж прям и ярок,
Закрой глаза и видишь лето.
И звук сорвавшейся капели
Хрустальным звоном отдат;
Почти закончились метели.
И голос птичка подат.
И разжимают кулачки
Теплу поверившие почки.
Зазеленеют, как значки,
Травы пробившиеся строчки.
И блюдца луж под сапогами
Подзаряжают нас азартом,
И в свежем воздухе над нами
Так пахнет мартом! Пахнет
мартом!
А
ЛЕКСЕЙ
ВИНОГРАДОВ
Лес Руси
Чрный Ветер издалка налетает,
Чрны мысли, чрны чувства
навевает.
Против дружим, шуршит в
уши,
Чернотою заливает души
А по всей Руси да Великий Лес,
От земли растт и до самых
небес.
Этот Лес не простой
смешанный,
С подлеском, зверьм да Лешими.
Как до Леса Чрный Ветер
докатился,
Так на вихри мелкие
разбился.
Вихри бьются о Лес не войти!
Злобе издревле в Руси нет пути.
С
ЕРГЕЙ
БЕЛОВ
Вешнее утро
Сочное вешнее солнце
Встало над сонной землй.
Зайчик запрыгнул в оконце,
В салки играет со мной.
Птиц оживлнные трели
Славят рождение дня.
Милой земли акварели
Делают лучше меня.
Утро, умнее, чем вечер,
Силы и бодрость дат.
Жизни, идущей навстречу,
Радостно песню пот!
А
ЛЕКСАНДР
ЛОКТЕВ
Ранняя весна
Поэтов много. И казалось,
Уж вс сказали о весне...
Душе не ведома усталость:
Вновь встрепенулась в глубине.
Всему причиной ветка ивы:
Враз распушилась поутру.
Е комочки шаловливы
Мне год от года по нутру.
Морозы будут, непогода,
Но иву я всегда пойму:
Такая у не природа
Цвести наперекор всему!
Книжная полка
На нашей полке прибавление:
книга Веры Васильевны Эмма-
усской Акварели (М., ГНОМ-
ПРЕСС). С е поэзией вы знако-
мы по сборникам ЛИТО им. А.С.
Новикова-Прибоя, публикаци-
ям в Калининградке и других
печатных изданиях. Конкурс им.
С.Н. Дурылина в 2013 году при-
нс В. Эммаусской III место в но-
минации Поэзия. Доработан-
ная и дополненная автором, эта
подборка легла в основу Аква-
релей. Почти сотня стихов, со-
бранных в главы Музыка вес-
ны, Мозаика лета, Осенний
серпантин, Вальс снежинок
и Вс, что люблю. (Эти слова
могли стать названием книги, ес-
ли б не одна особенность. О ней
позже.)
Вас ждт пейзажная лирика,
то акварельно-прозрачная, то
выписанная сочными, эмоцио-
нальными мазками: Вот пер-
вый гром, / июньский гром. /
С небес полился / дождь пото-
ком. / Напротив строят / новый
дом / Под ливнем он / стоит
без окон. / И ниши тмные его
/ Штрихует дождь / под гро-
хот грома. / И кажется, / что он
стекло / Вставляет / в чрные
промы (Первый гром, с. 22).
Прозрачная простота красоты
без украшательства и как опти-
мистична картина дом, в ко-
тором окна стеклит персонифи-
цированный Дождь...
Рядом история трагиче-
ская: Ода одуванчику: Ему
по-детски радовались взрос-
лые, / А дети называли просто
солнышко, / Плели венки и
украшали косы, / И пахла терп-
ким молочком ладошка... В од-
ной строфе целое кино о лете,
детстве и о взрослых; о радо-
сти, надежде. Даже запах ма-
ленькой ладошки, испачкан-
ной терпким молочком. Даль-
ше будет много других нахо-
док: ...А он цветком считался
придорожным, / Невинно улы-
бался, чуть тревожно... не
понимал За что ему дана та-
кая милость. Надо ли знать,
что вс изменится: День мир-
но догорал на горизонте. / Сло-
жил и одуванчик яркий зонтик,
/ Смешался с придорожною
травою... Утром он раскроется
уже не ярким седым. И дунет
ветер... Но! ...потоки / Семян
на парашютах белой стаей /
К земле спускались, тут же про-
растая. / И снова ему радуются
взрослые... Ему ли, его ли по-
томкам?
Многообразные, запомина-
ющиеся, вс новые метафоры,
изысканные тропы рассыпаны
по всей книге: Солнце вяжет
ажурные тени, / Совершен-
ствуя облик земли, Пстрая
мозаика дорог / Под ногами
выстлана листвою, Просто
кончилось лето, / Как всегда,
невпопад. А здесь, собранные
в одну строфу, каждая строка
отдельной находкой: Розо-
вый дым из трубы. / Утро мо-
лочного цвета. / Встала Зима
на дыбы. / Стужею сердце за-
дето...
Книга богата и интимной,
и философской лирикой, и
строчками, звучащими музы-
кой (верится впереди рожде-
ние многих песен!) Есть даже
прозаическая миниатюра Вс
будет хорошо, где снова тот
же вопрос, что и в стихах: хо-
лод, тьма, зима навсегда или
вс ещ может быть хорошо?
Изысканная отточенность
речи, интеллигентная сдер-
жанность интонации там,
где крик рвтся наружу, глу-
бокая мысль, способность за-
ставить улыбнуться сквозь го-
речь, множество нюансировок.
Любитель настоящей изящной
словесности найдт в Акваре-
лях множество достоинств, а
ещ превосходную авторскую
графику и живопись, обрам-
ляющую каждое слово в кни-
ге, через изобразительный ряд
углубляющую смысл и красо-
ту каждой строки. Вот потому
и Акварели. А нам лишь оста-
тся предложить читателю не-
сколько стихотворений и по-
желать автору вдохновения и
новых книг!
В эти дни Светлана Носенкова встречает первый юбилей зре-
лости: ей исполняется тридцать. К своему празднику она пришла
с немалым багажом: два высших образования факультет Эко-
номика и предпринимательство МГУ технологий и управления,
практически следом лингвистический факультет Гуманитарного
института; вступление в Московское городское отделение Сою-
за писателей России и в Союз журналистов России; работа в Ка-
лининградке, публикации в федеральных и региональных СМИ в
качестве журналиста и поэта, в том числе в ЛГ, Российском пи-
сателе, Московском литераторе, различных журналах, альма-
нахах, коллективных сборниках. Второе место в конкурсе им. С.Н.
Дурылина в 2009 году в номинации Драматургия. Наконец, заму-
жество и рождение дочери Машеньки.
Мы, коллеги по цеху, сердечно поздравляем Светлану с днм
рождения и желаем ей большого человеческого счастья и успе-
хов на выбранном ею поприще.
С
ВЕТЛАНА
НОСЕНКОВА
* * *
Пеленает август Клязьму в тину,
Чтоб спалось ей слаще до весны.
Не приходят больше на плотину
Порезвиться дачников сыны.
Прикрывая ставнями оконца,
Тишина баюкает дома.
Но сквозь щели партизаны солнца
Проникают даже в закрома.
Лишь с приходом осени-шатенки
Наступает пасмурный покой.
А пока багряные оттенки
Вызревают в чаще над рекой.
* * *
Скелеты брошенных домов
Ласкают руки фонарей,
В неторопливости своей
Теряя завершенья снов.
И я бессонницей брожу
По очертаниям дорог;
Стараясь не запачкать ног,
Рукой вожу по чертежу:
Прямоугольник значит дом,
Прямая улица,
круг скверик
И нас вот так же кто-то мерит,
Фигурки ставя на картон.
А после руки фонарей
Коснутся трепетно и нас,
Заметив брошенный каркас
На фоне бледно-серых дней.
* * *
Капли весеннего ливня
снимают неспешно
Белое платье с размякшего тела
земли.
В свежих проталинах
лужи блестят безмятежно,
В поле разлиты на тропках
ручьи-кисели.
Значит, пробьтся сквозь тучи,
срывая завесу
Зимнего сплина, жаркий
оранжевый круг.
Первая зелень украсит весну
как принцессу,
Новые встречи излечат
печали недуг.
Станут закаты лениво
растягивать время:
Больше свершений и больше
улыбок вокруг.
Сбросит погода сво
непосильное бремя,
Станет теплее и ярче воскресный
досуг.
Почва окрепнет, оденется
в ярко-зелный,
Пахнущий клевером,
полупрозрачный наряд...
Так из холодных невест
получаются жны,
Так из зимы прорывается
лета заряд.
Иероглифы Бога
Воспалнные гланды не дают
закричать.
Я тихонько хриплю, отвернувшись
к стене.
Кроме жизни уж нечего больше
отнять,
Да и та еле теплится В мутном окне
Отражаются бледные лица людей,
Уходящих с утра, приходящих
не к сроку.
Прикрываю глаза в темноте
мне теплей
Я учусь понимать
иероглифы Бога.
ФО
Т
О
АЛЕК
САНДР
А ЛОКТЕВА
Художник София Перель.
Портрет Светланы Носенковой.
В
ЕРА
ЭММАУССКАЯ
Гостья
Застилает жлтый лист дорогу.
Заунывно шепчет мелкий дождь.
Осень в мокром платьице
к порогу
Моему пришла с полей и рощ.
И повеяло соломой прелой,
Травами, примятыми дождм,
И грибами, скрытыми умело
Листьями, валежником и мхом.
И дождя совсем не замечая,
Я иду по листьям, не спеша.
Ароматы осени вдыхая,
Расцветает сонная душа.
Сорванец
Ты куда летишь как пуля,
Опрокидывая стулья,
Словно весь пчелиный рой
Вдруг погнался за тобой?
Я, бабуля, самолт!
И сейчас иду на взлт.
Жаркий полдень
Дуновеньем ветерка
Уст моих коснулось лето.
И пурпурового цвета
Стала бледная щека.
Воздух в летний зной дрожит,
Солнце плавится и млеет.
И душа летать не смеет
Томно на сердце лежит.
А стрекозы от тоски
В сонный вязкий полдень
жаркий
На цветок уселись яркий
В тихой заводи реки.
И не бродит сок в листе,
Ни в травинке у порожка.
Дремлет лето, словно кошка,
Так покойно, без страстей.
* * *
Дождь в ноябре: холодный,
дерзкий, злой,
С рябин срывает белые одежды.
Но оберегом на земле сырой,
Как в океане, остров
белоснежный.
И ягоды на этот островок
Слетали, словно алой крови капли.
Зима нераспустившийся
цветок
Вдруг увядает. Улицы озябли.
И от дождя спасаясь под зонтом,
Спешу домой, дорог не выбирая.
И в сумерках дрожит
фонарь-фантом,
И лужи, лужи... Без конца и края.
Мы вместе эти дни переживм.
И будет снег, и в белых шубах ели,
И в Новый год поющие метели,
И пирогами пахнущий наш дом.