background image
2
КАЛИНИНГРАДКА
КАЛИНИНГРАДСКАЯ ПРАВДА
39 (18353)
9 апреля 2015
ИНТЕРВЬЮ НАКАНУНЕ ЮБИЛЕЯ
Наталия Королва: Смысл жизни
и приносить пользу
(Продолжение. Начало на с. 1)
Встреча состоялась в до-
машнем музее С.П. Королва
в Москве. Наталию Сергеевну
нам доводилось видеть рань-
ше много раз, она часто быва-
ет в Королве на официальных
или праздничных мероприяти-
ях, но в этот день нам посчаст-
ливилось пообщаться с ней
лично, в семейной обстановке.
С первых минут нас поразила
е лгкость и энергичность. Ес-
ли бы она сама не сказала про
свой возраст, мы бы никогда не
подумали, что этой невысокой,
изящной и очень подвижной
женщине исполняется 80 лет.
Она была немного взволнована
тем обстоятельством, что нака-
нуне вечером ей позвонил кос-
монавт Алексей Леонов и при-
гласил на торжественное ме-
роприятие по случаю 50-летия
его выхода в открытый космос.
Понимаете, сказала нам На-
талия Сергеевна, я не могу не
пойти. И с вами уже договори-
лась, поэтому надо успеть вс.
Похоже, что успеть вс е
жизненное кредо. Она и сама
призналась, что ей до сих пор
вс интересно и вс хочется
успеть. Одна беда мало вре-
мени!
Наталия Сергеевна, быть
дочерью Сергея Павловича
Королва родоначальника
практического освоения кос-
моса для вас это прежде
всего большая ответствен-
ность или особая гордость?
То, что мой отец Главный
конструктор, ни в школе, ни в
институте, ни позже у меня на
работе никто не знал. И соб-
ственно, известно об этом ста-
ло только после его смерти,
когда был напечатан некролог.
При жизни он мне строго-на-
строго запретил кому-либо го-
ворить о том, чем он занимает-
ся. Я всегда в анкетах писала,
что мой отец просто инженер.
Поэтому для меня лично это
было и ответ-
ственностью
и, безусловно,
гордостью. Я
помню, ког-
да мы встре-
чали Юрия
Гагарина, и я
с моими кол-
легами со-
т р у д н и к а м и
Б о т к и н с к о й
больницы пы-
талась прой-
ти на Крас-
ную площадь,
кто-то из мо-
их товарищей
спросил: Ин-
тересно было
бы узнать, кто
этот человек,
который запу-
стил Гагари-
на в космос?
Мне тогда так
хотелось ска-
зать: Это мой
отец! Но я
помнила его
запрет и смол-
чала. В тот мо-
мент мо сердце было перепол-
нено гордостью.
В целом же в моей жизни,
и особенно в моей карьере, то
обстоятельство, что мой отец
Главный конструктор, ни-
какой роли не сыграло. Я все-
го добивалась своими сила-
ми. Школу окончила с золо-
той медалью, потом Первый
московский медицинский ин-
ститут с отличием. Я стала хи-
рургом, была оставлена в кли-
нической ординатуре, потом
приняла решение и работала
три года практическим хирур-
гом в Боткинской больнице, в
отделении неотложной хирур-
гии. Позже перешла в Инсти-
тут клинической эксперимен-
тальной хирургии (тогда он так
назывался). Сейчас это Россий-
ский научный центр хирургии
имени академика П.В. Петров-
ского. Там я проработала ров-
но 50 лет, с 1963 по 2013 год. За-
щитила кандидатскую диссер-
тацию, потом докторскую и по-
лучила звание лауреата Госу-
дарственной премии за разра-
ботку новых операций на тра-
хее и бронхах.
Каким Сергей Павлович
был отцом? Он был строгим
или наоборот, любил вас ба-
ловать?
Дело в том, что ему отцом,
в общем-то, особо не удалось
побывать. В свом раннем дет-
стве я его не запомнила. Мне
было три года, когда его аре-
стовали. К счастью, я не видела
процедуры ареста, потому что
в это время была на даче. Поз-
же мне обо всм рассказала ма-
ма. Долгое время мне говори-
ли, что мой папа лтчик, у не-
го очень ответственная работа,
он вс время летает и поэтому
с нами не живт.
Мо первое воспоминание
об отце связано с Бутырской
тюрьмой. На тот момент мне
было пять лет. Это было в 1940
году. Его с Колымы перевели
в Бутырскую тюрьму и поме-
стили в Туполевскую шара-
гу. Для поднятия духа заклю-
чнных специалистов руковод-
ство НКВД разрешило им сви-
дания с близкими родствен-
никами. Однажды мама сказа-
ла, что наш папа прилетел на
свом самолте и поэтому мы
поедем на встречу с ним. Ког-
да я вошла во двор Бутырской
тюрьмы, то обратила внима-
ние, что дворик совсем малень-
кий. И поэтому, когда увидела
отца, то спросила его: Папа,
как ты мог здесь сесть на свом
самолте? Здесь такой малень-
кий дворик. Он даже не успел
ответить, как охранник сказал:
Эх, девочка, сесть-то сюда лег-
ко, а вот выйти отсюда очень
трудно.
Такие свида-
ния были пример-
но один раз в ме-
сяц и продолжа-
лись до начала
войны. При наших
встречах отец ста-
рался меня чем-
нибудь угостить
пряником, пе-
ченьем или кон-
фетой. Иногда ох-
ранник разрешал
ему брать меня
на колени. Свида-
ния были недол-
гими, но я хоро-
шо их запомнила.
При этом я совер-
шенно не догады-
валась, что отец
находится в спец-
тюрьме.
Однажды, когда отца толь-
ко арестовали, в мом детстве
был такой эпизод. Мы с сосед-
ским мальчиком играли во дво-
ре Конюшковской улицы, где
мы тогда жили, и вдруг он гово-
рит: Моя мама не разрешает
мне с тобой водиться, потому
что твой папа арестован. Ни я,
ни он не понимали, что это зна-
чит, мне было три, а ему четы-
ре года. Я прибежала к маме и
вс ей рассказала. Мама очень
расстроилась и сказала: Не на-
до гулять во дворе. С тех пор
мы с бабушкой стали гулять в
зоопарке.
Во время войны шарашку
эвакуировали в Омск. Там за-
ключнные специалисты дела-
ли самолт-бомбардировщик
Ту-2, который был признан луч-
шим бомбардировщиком Оте-
чественной войны. А в ноябре
1942 года отец попросил пере-
вести его в Казань, где, как ему
стало известно, над реактив-
ными ускорителями работал
Валентин Глушко. Отца тогда
все отговаривали переводить-
ся, потому что предполагалось,
что когда самолт возьмут в
серию, то сотрудников шараш-
ки освободят. Так оно и случи-
лось. Но отец хотел заниматься
своим любимым делом и поэ-
тому настоял на переводе в Ка-
зань. Освобождн он был в ию-
ле 1944 года.
Из Казани вернулся только в
августе 1945-го и пробыл в Мо-
скве совсем недолго. Мы тогда
вместе гуляли, ходили в кино, в
зоопарк. А в сентябре он с груп-
пой наших ракетчиков улетел в
Германию для изучения немец-
кой трофейной ракетной тех-
ники. В 1946 году он прислал
нам с мамой вызов. И мы прие-
хали к нему в Германию. Четы-
ре месяца мы жили все вместе
В целом же
в моей жиз-
ни, и особенно в
моей карьере, то
обстоятельство,
что мой отец
Главный кон-
структор, ника-
кой роли не сы-
грало. Я всего до-
бивалась своими
силами.
Мы приеха-
ли к нему
в Германию. Че-
тыре месяца мы
жили все вме-
сте в красивом
особняке в го-
роде Бляйхеро-
де. Это, пожалуй,
был единствен-
ный период мое-
го сознательно-
го детства, когда
я жила с обоими
родителями.
Мо первое
воспомина-
ние об отце свя-
зано с Бутырской
тюрьмой. На тот
момент мне было
пять лет. Это бы-
ло в 1940 году.
Ксения Максимилиановна Винцентини мама Ната-
лии Сергеевны.
Н.С. Королва доктор медицинских наук, профессор, лауреат Государ-
ственной премии СССР, член Союза писателей России.
С.П. Королв с женой и дочерью в Одинцове, лето 1936 года.