background image
11
КАЛИНИНГРАДКА
КАЛИНИНГРАДСКАЯ ПРАВДА
39 (18353)
9 апреля 2015
ГОРОД НАУКИ 102
Обращаясь теперь уже толь-
ко к Смородинскому, я рас-
крывал заинтересовавшую его
идею, и это вызывало удовлет-
ворение наиболее активно и
громогласно сопереживающе-
го слушателя. По мере даль-
нейшего изложения доклада
интерес Смородинского вс
более возрастал. Своими по-
ложительными впечатлениями
он делился с сидящим рядом
с ним молодым коллегой. Тот
поддерживал его.
Наконец я произнс первый
вывод:
Из изложенного следует,
что нет эквивалентности инерт-
ной и гравитационной масс.
Что за глупости вы гово-
рите? мгновенно последовал
возмущнный возглас Я.А. Смо-
родинского.
Оживились и другие слу-
шатели. У одних такой вывод
вызвал здоровое любопыт-
ство, у других сдержанное
удивление, а у некоторых и
неловкость.
Обескуражен был и я таким
поворотом дела, хотя и не очень
неожиданным. Необходимо бы-
ло изменить ситуацию, и я об-
ратился к Смородинскому:
Разрешите я ещ раз рас-
скажу о предпосылках сделанно-
го вывода, и мы с вами вместе вы-
явим изъян, если он имеет место.
Смородинский согласился с
предложением, и я приступил
к подробному повторному из-
ложению. Теперь он более при-
дирчиво обсуждал каждое мо
утверждение, и мы вместе мед-
ленно продвигались вперд.
Наконец наступил момент, ког-
да надо было произнести кра-
мольный вывод об отсутствии
эквивалентности. Я сделал па-
узу, напряг силу воли и заявил:
Итак, нам ничего не оста-
тся, как повторить ранее сде-
ланное заявление: эквивалент-
ность отсутствует.
Аудитория зашумела, все
оживлнно обсуждали этот па-
радокс. Одни высказывали яв-
ное отрицание, другие удивле-
ние, сомнение, а некоторые и со-
гласие по причине ранее сфор-
мировавшегося убеждения или
просто из чувства противоречия
устоявшемуся мнению. Наконец
Смородинский громко на всю
аудиторию заявил:
Я считаю изложенное здесь
чепухой, недостойной заслуши-
вания в этой высокочтимой ау-
дитории. Предлагаю дальше не
слушать Успенского и перейти к
следующему докладу.
Это был очень сильный удар.
Такие заявления на семинарах
делаются нечасто. Я с надеж-
дой посмотрел на слушателей. У
большинства увидел здоровое
любопытство к происходяще-
му, на лицах довольные улыб-
ки. Они ожидали продолжения.
Особенно это относилось к мо-
лоджи. И я пошл вперд:
Николай Александрович,
мне непонятно, что здесь про-
исходит. Семинары служат об-
мену мнениями и чем они не-
обычнее, тем плодотворнее их
обсуждение. Здесь же без ка-
ких-либо доводов, кроме это-
го не может быть, потому что
быть не может, призывают не
только не обсуждать, но и не
заслушивать до конца то, что
расходится с установившимся
мнением.
Затем я обратился к аудито-
рии:
Мы, наверное, все должны
решить продолжить доклад
или прекратить.
Аудитория зашумела, разда-
лись возгласы: Будем продол-
жать! Читайте дальше!
Это интересно!
Георгий Романович, ваша
теория предполагает искрив-
ление пространства? вме-
шался председатель.
Да.
Тогда продолжайте доклад.
После этих слов председате-
ля Смородинский встал со сво-
его места и со словами: Я не
могу здесь больше оставаться
направился к выходу. За ним
последовал рядом сидевший
молодой человек.
Аудитория опять замерла.
Замешательство прервал пред-
седатель:
Так что же вы, Георгий Ро-
манович, продолжайте доклад.
И я продолжил...
В перерыве заседаний ко мне
подходили молодые физики и
высказывали свои положитель-
ные суждения. Я предложил од-
ному из них, ставшему через не-
сколько лет доктором физико-
математических наук:
Почему бы вам не рассмо-
треть сформированный мной
механизм гравитации с точки
зрения теории поля?
Последовал ответ:
Вы так свободно може-
те действовать потому, что за-
нятие теорией гравитации для
вас хобби. Для меня же это ра-
бота. Если я даже вслух загово-
рю об этом, тут же лишусь все-
го в нашем институте науч-
ного руководства, диссерта-
ции, наконец, карьеры. Я стану
изгоем среди физиков.
Выговориться перед
широкой аудиторией
Мало кто читает труды кон-
ференций. Во-первых, тираж
всегда невелик, а во-вторых,
это не слишком увлекательное
чтиво. Поэтому приобретают и
читают труды в основном авто-
ры и соавторы докладов. Мне
же хотелось выговориться пе-
ред широкой аудиторией.
Подталкиваемый этим же-
ланием, я написал три брошю-
ры: Аномальная гравитация,
Гравитационная космонавти-
ка и Аномальный Мир и
опубликовал их в 1992 году в
издательстве Инвенция. По-
сле этого кончилась моя спо-
койная жизнь рука вс время
тянулась к перу и пошло-поеха-
ло книга за книгой. Появля-
лись неожиданные результаты,
объединялись и разъединялись
разделы, чередой издавались
книги: Аномальная Вселен-
ная, Аномальная гравитация
и наше будущее, Anomalous
Gravitationand Astronautics,
Космонавтика XXI, Грави-
тация, Космические хрони-
ки, Gravitation, Astronautics
XXI. В них вместились история
формирования представлений
о гравитации, поточный меха-
низм с его закономерностями и
следствиями, гравитационные
корабли, портреты некоторых
создателей ракетной и косми-
ческой техники, гравитацион-
ные космические эксперимен-
ты, путешествия на гравитаци-
онных кораблях, эволюция ве-
щества и ожидаемые сюрпри-
зы для наблюдателей Вселен-
ной, и наконец, формирование
жизни в ней.
И что замечательно ника-
кой реакции гравитационистов.
То ли они не читают чужих ра-
бот, то ли в этой несформиро-
вавшейся науке несчтное ко-
личество самых противоречи-
вых идей и ещ одна никого не
тревожит, то ли профессиона-
лам трудно выходить из своих
многомерных пространств и от-
влекаться от гипнотизирующе-
го общения со сладкоголосыми
многомерными струнами. С од-
ной стороны, это досадно: рабо-
тал, работал и вроде бы без тол-
ку, с другой, хорошо: никто на
тебя в твою сторону не ругает-
ся, а то получится, как с тремя
пальмами Лермонтова.
Многих известных учных я
просил дать заключение на по-
точный механизм и его след-
ствия. Тщетно. В лучшем слу-
чае получил краткие записки
вроде: Глубокоуважаемый Ге-
оргий Романович! Благода-
рю вас за ваши книги. Отрад-
но, что вы интересуетесь такой
сложной наукой. С уважением
В.Л. Гинзбург. 17.11.93.
С совершенно необычным я
столкнулся на международной
конференции гравитациони-
стов в сентябре 1995 года, про-
ходившей в Одессе. Туда мы от-
правились с моим энергичным
коллегой Пинчуком, интересу-
ющимся всем и вся, чтобы по-
общаться с гравитациониста-
ми-профессионалами. Некото-
рых из них мы знали лично и
взаимодействовали по рабо-
там, связанным с формирова-
нием космических гравитаци-
онных экспериментов. Для за-
травки бесед я взял свои книги
по гравитации, а также тезисы
доклада на эту тему.
Доклад я зачитал на пленар-
ном заседании и призвал при-
сутствующих принять более ак-
тивное участие в формирова-
нии гравитационных экспери-
ментов на космических аппара-
тах. Для меня было привычным
холодное восприятие убеди-
тельных и достоверных экспе-
риментов и новых идей грави-
тации сторонниками ОТО.
Меня поразил эпизод, прои-
зошедший вечером того же дня
на лгком банкете по случаю
открытия конференции. После
первого тоста ко мне подошл
старинный знакомый Урал и
без обиняков заявил:
Георгий, бросай ты это не-
благодатное дело! Ты известный
человек в космонавтике, зани-
майся своими Марсами и Ве-
нерами. Зачем тебе лезть в это
мутное дело?
Я удивился такому предло-
жению:
Это мо хобби, просто не
могу воспринимать необосно-
ванные запреты на энергетику и
скорость передвижения, а потом
это тесно связано и с моей рабо-
той по долгосрочному прогнози-
рованию космической науки.
На что мой знакомый зага-
дочным тоном заметил:
Видишь ли, занимаясь гра-
витацией, ты можешь потерять
здоровье.
Сказав это, он тихо удалился
так же, как и подошел.
Я озадачился: Вот это да!
Что бы это могло означать? За-
казная угроза или просто совет
доброго человека? Надо разо-
браться в этом деле. И я от-
правился к нему в другой ко-
нец зала.
Что ты имеешь в виду под
словами потерять здоровье?
тоже без обиняков начал я.
Мой знакомый не удивился
вопросу и спокойно разъяснил:
Объединившись, привер-
женцы ОТО могут организовать
в печати кампанию осуждения
и высмеивания твоих идей, что
доставит тебе множество не-
приятностей. Зачем они тебе?
Не понимаю за что. Я никого
не трогаю, тихо делаю свое дело,
что-то получаю и радуюсь этому.
Не так уж тихо. Ты публи-
куешь результаты, выступа-
ешь и тем здорово раздража-
ешь этих людей. Они же сами
прекрасно знают, что занима-
ются искусством для искус-
ства, притом целыми династи-
ями, и тоже получают при этом
не только удовольствие, но и
средства к существованию. И
как ты прикажешь на тебя смо-
треть этим людям? Как мини-
мум, с раздражением.
Немного успокоившись, я
вспомнил, как утром украдкой
молоджь брала препринты мо-
его доклада со стола у входа в
зал пленарного заседания и как
бронтозавры с отсутствующим
видом проходили мимо. Надо
попытаться как-то растопить эту
атмосферу, подумал я.
На другой день подарил
книгу Аномальная гравита-
ция и наше будущее мое-
му благожелателю и несколь-
ким другим маститым грави-
тационистам. Потом вл раз-
говоры на тему е содержания.
Мой знакомый несколько поте-
плел и перестал меня жалеть.
Остальные же слушали молча и
сохраняли каменные лица.
В гнетущей атмосфере
прошли три дня. Настроение
было такое, что хоть садись в
самолет и улетай в Москву.
Очи чрные под
Армстронга
В последний день работы
конференции был организован
пышный прощальный банкет.
Неожиданно мне предоставили
слово. Я выразил восхищение
высоким уровнем профессиона-
лизма присутствующих; недоу-
мение, что занимаются они сами
собой; убежднность, что в этом
есть своя прелесть, и надежду,
что гравитационисты в конце
концов создадут теоретическую
основу будущей гравитацион-
ной цивилизации человечества.
Меня слушали весьма внима-
тельно. Но лица опять были на-
стороженные и недружелюбные.
После тостов в руках тама-
ды профессора Руденко появи-
лась гитара. У меня мелькну-
ла озорная мысль. Я подошл
к Руденко и попросил его от-
дать мне инструмент, как толь-
ко он ему надоест. Когда гитара
перешла в мои руки, я подстро-
ил струны и запел Очи чр-
ные... под Армстронга. Появи-
лись улыбки и дружные при-
зывы продолжить. Вот это да!
Вот это оборот! Труд над тео-
рией ничто и даже раздража-
ет, а песня, эта легковесная ми-
молтная субстанция, рождает
к тебе симпатии.
Зазвучали другие песни, и
меня долго не отпускали от ги-
тары. Говорились всякие прият-
ные слова и, как это ни удиви-
тельно, относительно гравита-
ции тоже. Я совсем растерялся:
Только вчера многие волка-
ми смотрели на меня, а сегод-
ня я стал им чуть ли ни лучшим
другом. Видимо, человечеством
в большей мере правят эмоции,
идущие от авторитетов или от
самовозбуждения, чем холод-
ная рассудительность.
На другой день по мере при-
ближения часа отъезда эйфо-
рия братания приобретала вс
больший и больший размах.
Расстались мы друзьями.
Вот тебе и бросай ты это не-
благодатное дело, если, конеч-
но, нет гитары...
Но совершенно противопо-
ложную точку зрения на дан-
ную парадоксальную ситуацию
я услышал от моего давнишне-
го друга Олега, тонкого психо-
лога и большого дипломата:
Вс очень просто: выска-
зываемые тобой крамоль-
ные идеи приверженцы ОТО
воспринимали как провока-
цию, цель которой выявить
в стройном и сплочнном ста-
не поклонников великой те-
ории колеблющихся или за-
блудших. Отсюда такая насто-
роженность и отчужднность
в общении с тобой, и особенно
прилюдно. Когда же они увиде-
ли тебя с гитарой, груз подо-
зрений спал с их плеч, они рас-
слабились и с радостью броси-
лись к тебе в объятия.
Вот это да! Вот это ход мыс-
ли! Сработал алгоритм профес-
сионального разведчика.
После Одессы, на конфе-
ренции в Новгороде, я уже
был узнаваем. Многие извест-
ные гравитационисты со мной
здоровались, если рядом с ни-
ми не были ещ более извест-
ные люди. Мне стало ясно,
что я занесн в чрный спи-
сок инакомыслящих. И несмо-
тря на мой доклад о космиче-
ских экспериментах, в кото-
ром говорилось о потребных
условиях на борту космиче-
ских аппаратов (температуре,
составе и точности измеряе-
мых параметров) и орбитах их
движения для исследования
гравитационного взаимодей-
ствия пробных тел, совершен-
но нейтральный к устоявшим-
ся в гравитации парадигмам,
печать вольнодумца неумоли-
мо сияла у меня на лбу. Плохо
это или хорошо? С одной сто-
роны, плохо, что я вне этого
сплочнного ордена, где шаг
в сторону побег, с другой
хорошо, ибо мои простые
ходы мыслей (как мне позже
напишет рецензент журнала
Письма в Астрономический
журнал, являются открове-
нием для армии талантливых
гравитационистов, заворо-
женных красотой ОТО, и для
которых с технической точ-
ки зрения сделать то, что сде-
лал я, вс равно, что дважды
два. Видимо, и от этого им бы-
вает иногда досадно слушать
мои простые и очень похожие
на правду умозаключения.
(Окончание следует)