background image
12
КАЛИНИНГРАДКА
КАЛИНИНГРАДСКАЯ ПРАВДА
39 (18353)
9 апреля 2015
ГОРОД НАУКИ 102
Как молоды мы были
Не только физики шутили
Н
ИКОЛАЙ
ДОРОЖКИН
Когда-то в СССР были попу-
лярны книжки Физики шутят
и Физики продолжают шу-
тить. Да, люди в научных кол-
лективах, как правило, обла-
дали чувством юмора и всегда
были готовы к шуткам и розы-
грышам, причм освоение на-
учного юмора начинались ещ
в студенческие годы. Я прохо-
дил курс наук в Томском уни-
верситете, на физико-техниче-
ском факультете (ФТФ). Лек-
ции по некоторым предметам
мы слушали вместе со студен-
тами физического и радиофи-
зического факультетов (ФФ и
РФФ). Разница в том, что сту-
денты ФФ и РФФ были рафи-
нированными физиками, а мы,
ФТФ, будущие специалисты по
артиллерийской и ракетной
технике, считались просто тех-
нарями. Но все мы очень люби-
ли шутки, розыгрыши и вооб-
ще всякие хохмы. В студенче-
ской среде известие о каждой
удачной хохме разлеталось со
скоростью звука.
Помню, какой восторг вы-
звало сообщение о студенте-
радиофизике, который, кон-
спектируя лекции, периоди-
чески переходил на поэтиче-
скую форму. Например, в за-
писи лекции по теории колеба-
ний были такие строки: Пусть
пружину имем (вместо имеЕм
Авт.)./ Подвесим к ней груз
массой М./ Приведм пружину
в движение/ И запишем такое
уравнение. А описание ра-
боты электронных ламп ди-
ода, триода и т. д. выглядело
так: Подогревный наш катод/
Электроны выдат,/ И летят
они оравой/ Не налево, не на-
право/ На анод./ Если сетка
на пути,/ Электронам не прой-
ти,/ И пространственный за-
ряд/ Возвращает их назад.
Иногда случались комиче-
ские ситуации прямо на заня-
тиях. Молодая преподаватель-
ница Вероника Иванова, чи-
тая лекцию по теормеху, пред-
ложила нам записать принцип
Сен-Венана. Кто-то из груп-
пы задумчиво произнс: Сен-
Венан Интересно, кто та-
кой немец, американец? Не
успела Вероника ответить, как
я высказал вслух свою гипоте-
зу: Скорее всего, он бурят!
Ой, ну почему же бурят?
Искренне изумилась препода-
вательница. И совсем даже
не бурят А что, вы считае-
те, что бурят не может сфор-
мулировать этот принцип?
вызывающе вопросил мой
сосед, баргузинский казак, и
уставился на Веронику бурят-
скими глазами. Ну что вы, я
совсем не это хотела сказать
Просто Сен-Венан был фран-
цуз. А буряты тоже очень та-
лантливый народ! Вот имен-
но! торжествующе заявил
представитель очень талант-
ливого народа (кстати, Ста-
линский стипендиат!).
Как-то на семинаре по по-
литэкономии ведущий обра-
тился к студенту, который, ли-
стая учебник, нервно озирался
по сторонам: Отложите книгу
и объясните нам, что такое то-
вар? Захлопнув толстый том,
спрошенный быстро поднял-
ся и чтко продекламировал:
Товар это продукт, произ-
веднный для продажи, имен-
но для продажи, а не для чего-
либо другого, потому что ес-
ли бы он был произведн для
чего-нибудь другого, а не для
продажи, он не был бы това-
ром, то есть продуктом, про-
изведнным для продажи! На
это доцент восхищнно покру-
тил головой: Вот дат! Ладно,
ставлю вам плюс за находчи-
вость!
А на семинаре по истории
КПСС, когда рассматривался
вопрос межнациональных от-
ношений, преподаватель вы-
смотрел студента, погружн-
ного в решение шахматной за-
дачи. Подойдя к нему неслыш-
но, доцент громко произнс:
А что скажет по этому вопро-
су товарищ гроссмейстер?
Гроссмейстер, сделав очеред-
ной ход, встал и уверенно от-
чеканил: Солидаризируясь с
марксистской концепцией, я
вынужден констатировать, что
эфемерный конгломерат эт-
нографических групп не сти-
мулирует их консолидации!
Ошеломлнный преподава-
тель растерянно пробормо-
тал: Спасибо, достаточно,
поставил в ведомости плюс и
больше никогда шахматиста
не беспокоил.
Была у нас в группе нераз-
лучная пара мой друг Ш. и
его подруга Е. Как-то, сидя по-
зади будущих супругов, я об-
ратил внимание на некоторую
диспропорцию их фигур: таз у
Ш. оказался шире, чем у Е. Я
тут же выразил это формулой:


Ш
>
Е
. Реакция была нео-
жиданной: Ш. закатился хохо-
том, а Е. посмотрела на меня
с обидой.
Иногда хохмы получались
невольно. Дежурный по сту-
денческой коммуне купил боль-
шой кусок мяса и подвесил его
в авоське за окном (холодиль-
ников не было). Вечером, от-
крывая форточку, он нечаян-
но уронил ценный груз и бро-
сился за ним на улицу, но, пока
бежал с пятого этажа, пропа-
жу уже кто-то подобрал. Разо-
злнный неудачей, парень вбе-
жал в комнату с криком: Хрен
вам, а не мясо! и с ужасом
обнаружил, что в комнате
девчонки. Ошибся этажом
А его эмоциональное выра-
жение быстро стало ходячим.
Фольклор, однако!
Учба заканчивается полу-
чением диплома и направлени-
ем на работу. Но люди-то оста-
ются прежними. И юмор нику-
да не девается. Хохмы продол-
жились и на рабочих местах.
Иногда забывалось, кто авторы
и участники розыгрыша, но са-
ма хохма запоминалась надол-
го и обрастала мифическими
подробностями. Расскажу не-
сколько таких историй, не на-
зывая предприятий, подразде-
лений и фамилий участников.
Молодому инженеру Д. при-
шлось временно углубиться
в экзотическую для механи-
ков отрасль химию раство-
ров. Обложился справочника-
ми, стал консультироваться у
химиков... Начальник смеж-
ной лаборатории С., большой
любитель подковырок, как-то
спросил: А ну, химик, известно
ли тебе самое вонючее веще-
ство? Наверное, сероводо-
род? Эх, ты! Ни фига не зна-
ешь.... Не знаю, так узнаю...
пообещал Д. и через некоторое
время положил на стол вред-
ного С. выписку из справочни-
ка с характеристикой метил-
меркаптана зловонной жид-
кости, нескольких молекул ко-
торой на стене просторного
помещения достаточно, что-
бы сделать невыносимым пре-
бывание там людей. А рядом
поставил маленький флакон с
прозрачным раствором. Дер-
жи! С. прочитал выписку и по-
косился на флакон: Молодец!
А теперь убери эту гадость...
Но я тебе его дарю! Спаси-
бо, не надо. Убери сейчас же!
Д. эту гадость забрал, но вре-
мя от времени заходил к С. и
грозился открыть флакон. Слу-
хи об ароматизаторе дошли
до начальника Д. Шеф вызвал
его на ковр: Что это за без-
образие? Где у вас эта отрава?
Вот она.... Это действи-
тельно такое вонючее веще-
ство? Да это обыкновенная
водопроводная вода... Ну и
шутки у вас!
В одном отделе создавался
новый сектор, и администра-
ция решила, прежде чем обра-
щаться на склад за мебелью,
проверить, нет ли в других под-
разделениях свободных сто-
лов. Помощник начальника от-
дела (сокращнно пом) дви-
нулся в обход. В секторе Икс
как раз имелся свободный
стол, но отдавать его не хотели.
Что делать? Идея пришла нео-
жиданно... И вот, пока пом хо-
дил на обед, за этот свободный
стол усадили монстра ма-
кет человека в натуральную ве-
личину. Его сделали на скорую
руку: несколько рулонов из
старых плакатов, вешалка типа
плечики, графин вместо го-
ловы, чьи-то брюки для строй-
ки, кирзовые сапоги, синий ра-
бочий халат. Графин обернули
розовой миллиметровкой, при-
клеили нос. Нацепили тмные
очки. Надели зимнюю шапку.
На руки брезентовые рукави-
цы. Развернули осциллограм-
му, дали в руки циркуль и ло-
гарифмическую линейку. Вс
сотрудник готов!
Тот факт, что пом не обра-
тил внимания на монстра, по-
казал, что идея была правиль-
ной. Главное, что стол был спа-
сн. Но вот разбирать мон-
стра сотрудники не спешили.
Напротив, довели его до тако-
го вида, что, если не присма-
триваться, это чучело действи-
тельно можно было принять за
человека. А через некоторое
время вокруг монстра начали
возникать проблемы.
Первой взбунтовалась ма-
шинистка, которая приходила
раньше всех и открывала ком-
нату. Не хочу! Я захожу, а он
тут сидит и молчит... И больше
никого. Больше не буду первая
приходить! Потом стали инте-
ресоваться женщины из сосед-
них секторов: Что это он у вас
никогда не встат и не выхо-
дит? Им объяснили, они нерв-
но посмеялись, но впредь в эту
комнату старались заходить
пореже.
Больше месяца сидел си-
ний монстр в секторе. Но вот
в отдел пришла комиссия по
культуре производства. Яви-
лась и в эту комнату. С культу-
рой вс было в порядке, и ко-
миссия направилась к выходу.
Но тут замыкавшая шествие
председательница комиссии
остановила взгляд на чучеле.
Замерла на минуту, охнула и
бросилась догонять своих кол-
лег. Начальник сектора скоман-
довал: Чучело убрать! И мон-
стра мгновенно перетащили за
шкафы. Когда женщина верну-
лась, стол и стул из-под чучела
были уже свободны.
Извините, но у вас тут
только что сидел... необыч-
ный человек! приступила
дама к начальнику. Ну, у нас
вообще много необычных лю-
дей. Да нет, вы меня не так
поняли... Это был... не живой
человек. Робот, что ли?
Не робот, а... типа макета... да
вы не думайте, я же неофици-
ально! Я тоже люблю такие...
шутки. Какие могут быть
шутки в рабочее время?
держал свою линию началь-
ник. Дама ушла озадаченной.
Монстра на всякий случай тут
же разобрали
Возможно, шутки технарей
были не столь тонкими и рафи-
нированными, как у физиков-
теоретиков, а более, что ли
артиллерийскими, но реакцию
всегда вызывали самую живую.
И до сих пор вспоминаются ве-
теранам
В
ЛАДИМИР
РОГАЛВ
Родство
Завидую я тем поэтам,
Дано которым от Него
Стихом играть, жуя при этом,
Кругом не видя ничего.
А я технарь закоренелый,
На мир сквозь формулы
гляжу,
И стих рожая неумелый,
Хорей я в ямб перевожу.
Но что-то нас объединяет,
Роднит нас некая напасть,
Коржит изнутри, ломает,
Сост нас творческая
страсть.
Конструктор
Я не летаю на ракете,
Люблю ходить я по траве,
Наука и поэзия
ОБ АВТОРАХ
Владимир Георгиевич Рогалв окончил Томский поли-
технический институт и Военную академию связи. Служил
в ГРУ. Полковник в отставке.
Александр Иванович Сытин выпускник Казан-
ского университета (физико-математический факультет),
инженер-ракетчик. Работал в НИИ-4 и ЦНИИмаше.
Лауреат премии им. Дмитрия Кедрина Зодчие. Член Со-
юза писателей России.
Работаю я в кабинете,
Ношу ракету в голове.
Она красивая такая,
Сигарой рвтся в небеса,
Огонь потоком извергая.
Мо созданье. Чудеса!
Но не красу, а наказанье
И смерть нести должна она,
Недаром ей дают названье,
Страшней не скажешь:
Сатана.
Создать оружие такое
Не просто в пятилетку,
две.
Ни днм, ни ночью нет
покоя:
Кишат идеи в голове.
Зато, когда я отдыхаю,
Когда смотрю я КВН,
Уверен я, я тврдо знаю:
Наджен щит РВСН.
А
ЛЕКСАНДР
СЫТИН
* * *
Уже мы стольким
отличились,
к Луне подняв земную речь!..
Мы лишь себя не научились
ни знать, ни помнить,
ни беречь.
Густеет воздух в мегагерцах.
Моря от техники рябы...
Но как нестойко наше
сердце!
Как наши лгкие слабы!
Мы удлиняем жизнь
моторам,
любой предвидя их каприз
не сердцу нашему, в котором
вс раньше остывает жизнь...
Хитро ль не вынести
разбега?
Кого же тщимся обмануть?
И не пора ли мудрость века
на Человека повернуть?
* * *
Отчты, планы некогда
всегда.
Эксперименты ждт бригада
дружная.
Но молния сверкает
иногда.
Какая мысль!
Какая тема нужная!
Но ждут на конференции.
И в дом вернувшись,
до бумаги не дотянешься.
Жена ведь тоже трудится,
о том
ты помнишь, потому на кухне
маешься...
И вот однажды развернув
журнал
или газету пробежав
глазами,
застонешь: ты недавно
не сказал...
Ты мог бы лучше!
Но уже сказали.