sci_history Ф Буслаев И Повесть о Дракуле ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2007-06-12 Tue Jun 12 02:30:59 2007 1.0

Буслаев Ф И

Повесть о Дракуле

Буслаев Ф. И.

ПОВЕСТЬ О ДРАКУЛЕ

Это сказание, или повесть, есть не что иное, как собрание анекдотов о Волошском или Молдавском воеводе начала XV в., по имени Дракуле (или Дьяволе), соединявшем в своем характере непомерную жестокость и хитрость с отвагою и правдивостью. Качества эти, выражаемые Дракулою в причудливых поступках, дают содержание приводимым в повести анекдотам. Она была составлена в местностях, ознаменованных подвигами Дракулы, еще в XV в., при жизни сыновей этого тирана, а в XVI в.. в сокращении, вошла в Немецкую Космографию Себастьяна Мюнстера (Базель, 1550 г.), книга 4-я. глава 82-я. Здесь рассказывается, между прочим, как Дракула велел пригвоздить шляпы к головам Турецких послов, как пировал между трупами посаженных на колья, как сжег нищих и как охранил золото прибывшего в его страну купца. Сказание о Дракуле явилось у нас в переводе (с речениями западного происхождения, каковы: дукат, миля, см. 7, 10 и 13), еще в конце XV в., как свидетельствует и древнейший список сказания, и явилось оно, вероятно, вследствие сношений Ивана III, как с Стефаном, господарем Молдавским, на дочери которого, Елене, он женил своего старшего сына, так и с Венгерским королем Матвеем Корвином, от которого Московский князь испрашивал для себя литейщиков, инженеров и других художников и мастеров. - Православное направление повести имело для наших предков интерес национальный. Мутьянский воевода издевается над латинским монахом (см. 9) и завершает свои зверские деяния отступничеством от православия (см. 15). Со времен Ивана Грозного Дракула приобрел на Руси новую занимательность по сближению, которое делали между жестокостями обоих этих правителей (см. 1).

Принятый здесь текст ХV в. кое-где восполнен по рук. ХVII в. Правописание древнейшей рукописи соединяет в себе болгарские и древние формы с позднейшими русскими, разговорными и областными. Напр. с одной стороны встречаются такие формы, как: тръпети, прьвие, придуть, а с другой, не только сотворю (вм. сътворю), но и чинишь (вм. чиниши), некой, великой (вм. некый, великый), даже ещо, пришодъ, пришолъ, спероду (вм. еще, пришедъ, пришелъ, спереду). Вместо учинити постоянно вчинити.

[1] Был в Мутьянской земле воевода, греческой веры христьянин, именем Дракула латынским языком, а нашим - Дьявол - русским; толико зломудр, яко житье его по имени его. От Турского царя приидоша некогда к нему поклисарие. Егда внидоша и поклонишася ему, по своему обычаю, с своих глав не снимая шапок. Он же вопросив их: "Что ради таково учинисте?" к великому государю придосте и такову срамоту учинисте". Они же отвещаша: "Таков обычай земли нашея государи держат".

Он же глагола им: "Хощу и аз вашего закона подтвердити, да крепле стоите". И повеле своим гвоздье железное взяти и колпаки их к главам их прибивати. И отпусти их рек: "Шедше скажите государю вашему: он навык от вас ту срамоту терпети, а мы не навыкохом; да не посылает к нам своего обычая и ко иным землям и ко их государем; но иные не хотят его обычая имети".

[2] О послех тых разъярився царь о том и поиде с войском на Дракулу, со многими силами. Он же собрав вся, елико имеяше у себя войска, и ударися на них нощью и множество изби Турков, и не взможе против многих людей малыми людьми битися и возвратися. Кои с ним с бою того приидоша и нача их пересматривати сам, каковы у кого раны. У кого рана спереду, то тем честь и жалование подаваше и витязем его учиняше; а кой созади ранен, того на кол повеле сажати, глаголя: "То беглец, смерд". Да коли поиде на Турки, глагола войску своему: "Кто хощет смерть помыслити, то не ходи со мною, остани зде". Царь же слышав то, и поиде прочь со многим срамом и не возможе на него поити.

[3] Царь Турский посла к нему поклисаря, да ему дань даст. Дракула же почти вельми поклисаря и показа ему все свое имение, и рече ему: "Аз не токмо хощу дань дати царю, но и со всем своим войском и со всею казною хощу к нему на службу ити; и ты возвести царю: как пойду к нему, чтобы по своей земле не велел мне и людям моим никоегоже зла учинити своим людям; и аз хощу скоро по тебе поити; дань принесу и сам к нему приедучи". Царь же, слышав то слово от посла своего, что Дракула хощет к нему поити служити, рад бысть тому; бе бо ратуяся тогда с восточными царьми и странами. И посла скоро по градом и по всей земле своей, да куда Дракула пойдет, и никто ж бы ему зла не учинил, но еще и честь бы ему воздавали. Дракула же, собрався со всем своим войском, и поиде, и приставы царские с ним, и везде ему велию честь воздаваша. Он же поиде яко 5 дней по земле Турской и внезапу вернуся, и нача пленити грады и села, и много множество плени и изсече, овы на колье посажа, а иных на полы пересекая и сожигаше, и до младенцов, сосущих млеко, не остави, и всю ту землю пусту учини, и много христьян во свою землю плененых возврати, и много корысти добы. Приставов тех почтив, рек отпусти: "Повестуйте царю, якоже видесте: сколько могу, столько ему послужил; будет ему служба моя угодна, и еще ему тако послужу". Царь же ничтоже ему зла учини, срамом побежен.

[4] Толико грозен бысть Дракула во своей земле, ненавидя зла кому учинити, разбоя, татьбы, или кую лжу и неправду; то никако же будет жив, аще священник, или боярин, или простой человек, аще и много богатства имел кто, не может искупитися от смерти.

[5] Не на коем месте бяше кладязь хладен и сладок, и мнози к тому источнику пути пришли от многих стран. И прихожаху людие мнози и пьяху от источника того. Дракула же учини чару велику, дивну и злату, и постави на источнице том. И аше кто пьяше чарою тою златою, и паки поставляше на том же месте, и никто же смеяше взять ю от страха, елико он пребысть...

[6] От Угорского короля приде к нему, Матияша, поклисарь, Лях родом, немал человек. И повеле ему сести с собою на обеде среде трупия, и пред ними лежаше кол злат, велик, добел и высок. И вопроси поклисаря: "Повеждь ми, что ради учених аз сий кол тако?" Поклисарь же вельми убояся и глагола: "Государю, мнит ми ся тако: некой великой человек пред тобою согреши, и хощеши почестную ему смерть учинити, паче иных". Дракула же рече: "Право рекл еси: ты еси великого государя кралевский поклисарь: тобе учинен сий кол". Он же отвещав рече: "Аще, государю, достойно смерти деял буду, твори, еже хощеши: праведен еси судия: не ты ми учини смерть, но аз сам". Дракула же розсмеяся и рече: "Аще бы ми ты не тако отвещал, во истину был бы еси на сем коле". И почтив его вельми и одарив, отпусти, глаголя: "Ты во правду ходи на поклисарство, и прочий да не дерзнет, но первее умен будет, как с великими государи говорити".

[7] Никогда же обедоваше Дракула под трупьем мертвых человек, иже на колье всаженные, множество около трапезы его. И послы отколе прихожаху к нему, и тут же ядяху х.леб и пословаху, он же среде их седяше. Слуга же его пред ним стояше, и, смрада оного не могый терпети, затиснув нос, ста и голову на сторону склони. Дракула же вопроси его: "Что ради тако чинишй?" - "Осподарю, смрада сего не могу терпети". Дракула же ту повелел его на кол посадити и рече: "Там ти есть высоко: ино смрад тебя не дойдет".

[8] Единою же пусти веление по своей земле, глаголя: "Да кто стар, или чим недужен, или вреден, слеп или хром, всяким недугом одержим, да вси ти придут ко мне, и да сотворю вас всех без печали". И собрашася к нему вси недужнии, без числа нищих, чающих от него великой милости. Он же учини велику храмину, и собра их ту, и повеле им дати ясти и пити довольно. Они же ядоша и возвеселишася. Дракула же, пришед к ним, глаголя: "Что еще вы требуете от мене?" Отвещаша же и рекоша вси: "Ведает, государю, Бог да твое величество, как тя Бог вразумит". Он же глагола им: "Хощете ли: аз вас сотворю без печали на сем свете, и ничимже нужени будете?" Они же чаяша от него велико нечто и глаголаша вси: "Хощем, государю". Он же повеле храм заперети и сожже их огнем, и глагола бояром своим: "Да весте, что сотворих: первое, да не стужают людям, и никто же будет нищ в моей земле, но вси богати; второе, свободих их, да никтоже от них постражет на сем свете от нищеты или от недуга".

[9] Единою же придоша к нему от Угорской земли два латынина мниха милостыни ради. Он же повеле их развести розно. И призва единого к себе и показа ему вокруг двора много множество безчисленное на колье людей и на колесех, и вопроси его Дракула:"Добро ли аз тако творю?" Мних же глагола ему: "Ни, государю! зло чинишь, без милости казнишь. Подобает государю милостиву быти, а те, иже на колех, мученицы суть". И призва же и другого мниха и вопроси его такоже. Он же отвещав рече: "Ты государю, от Бога поставлен еси лихо творящих казнити, а добро творящих жаловати: а си лихо творили, они по своим делом восприяли". Он же, призвав первого мниха, и глагола ему: "Да почто ты из монастыря и из своей кельи ходишь по великим государем, не зная ничтоже; а ныне сам еси глаголал яко те мученицы суть, и аз хощу и тебе мученика сотворити, да ты с ними мучен будеши". И повелел его на кол посадити, а другому повелел дати 50 дукат злата: "Ты еси разумен человек"; - и повелел его с почестью отпустити на возех до Угорской земли.

[10] Некогда приде к нему купец от Угорской земли в его град, и по его заповеди оставив воз на улице пред полатою и товар свой на возе, а сам спаше в полате. И пришедши некто украде с воза 160 дукат злата. Купец же иде к Дракуле и поведа ему погубление злата. Дракула же глагола к нему: "Пойди, в сию нощь обрящешь злато". И повеле по всему граду искати татя, глаголя: "Аще не обрящете татя, то весь град погублю". И повеле свое злато положити на воз нощью, и приложи един златый. Купец же возстав, обрете злато, и изочте, и дважды, и трижды, и обреташе один лишний златник. И шед ко Дракуле: ,,Государю! обретох злато, и бысть един лишний златой". Тогда приведоша татя того, и со златом. Глагола Дракула купцу: "Иди с миром! Аще бы ми еси не исповедал злата лишнего, то бых велел и тебе с сим татем на кол посадити".

[11] Единою же идущу ему путем, и узре не на коем сиромахе срачицу худу, издрану, и вопроси его Дракула: "Имаши ли жену?" Он же отвещав рече: "Государю, имам". Глагола ему Дракула: "Веди мя в дом твой". И пришед, и виде жену его младу сущу и здраву, и глагола мужеви: "Не сеял ли еси льну?" Он же глагола: "Государю, много имам", - и показа ему лен. И глагола Дракула жене: "Да почто ты имаши леность к мужеви своему? Муж твой должен орати и сеяти, а тебе хранити; ты бо должна еси мужу своему одежу светлу и лепу учинити, а ты и срачицы не хощеши нарядити, а здрава сущи телом. Ты еси повинна, а не муж твой: аще бы муж не насеял льну, то бы муж твой повинен был". И повеле ей руце отсещи, а труп на кол посадити.

[12] Учиниша мастери ему бочки железные; и всыпа в них злато и положи их в реку, а мастеров тых посече, да никтоже увесть соделанного им окаянства, токмо тезоименитый ему диавол.

[13] Некогда же поиде краль Угорский на Дракулу войском. Он же поиде против ему. И сретошася и ударишася обои; и ухватиша Дракулу жива: от своих сдан по крамоле; и приведен бысть ко кралю, и повелел его вметнути в темницу. И сиде в Вышегороде на Дунаю, выше Будина 4 мили, 12 лет. А на Мутьянской земле посадили иного воеводу. Яко седяше в темнице, и не оста своего злого обычая, но мыши ловя и птицы покупая на торгу, и тако казняше их: овех на кол сажаше, а иным главы отсекаше, а с иной перье ощипав, пущаще. И научися в темнице шити, и тем кормяшеся.

[14] Егда же краль Матияш изведе его из темницы, и приведе его на Будино и даст ему дом в Пещи против Будина... И случися некоему злодею прибечи на его двор и сохранится ту; гонящии же его наидоша. Дракула же взем меч свой, и искочи из полаты, и отсече главу приставу, держащему злодея, и злодея испусти. Прочии же бежаша, и пришедше к кралю, и поведаша ему бывшее. Краль же посла к нему и вопроси: "Что ради тако сотворил еси?" Он же отвеща: "зло никое же учиних, но он сам себя убил, находя разбойнически на дом великого государя... Аще аз бы во своем дому нашел бы того злодея, и его выдал или простил его от смерти". Краль же нача дивитися со всеми сердцу его.

[15] Умершу же тому воеводе на Мутьянской земле, и краль посла к нему в темницу, да аще восхощет быти на Мутьянской земле воеводою, якоже и первее, да тогда латынскую веру примет; аще же не восхощет, то в темнице умрет. Дракула же паче возлюби временная безконечного, отпаде православия и отступи истины, оставив света и прия тьму. Увы, не возможе темничные тягости понести, и уготовися на безконечное мучение, и остави православную веру христьянскую, греческую, прия латынскую прелесть. Краль же даст ему не точию воеводство на Мутьянской земле, но и сестру свою родную даст за него в жену. И от нея же роди 2 сына, пожив яко 10 лет, и тако скончася в прельсти.

[16] Конец же его сице: живущу в Мутьянской земле и придоша на землю ту Туркове, и начаша пленити. Он же ударися на них; и побегоша Турци. Дракулино же войско без милости сечаху. Дракула же возгна на гору от радости, да видит, како секут Турков. Отторгшеся от войска его мняще, яко Турки, и удари его един копьем. Он же видев, яко от своих убиваем, и ту уби своих убйц 5 человек. Его же мнози копьями избодоша, и тако убьен бысть.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Мутьянскою (в малорус. Мультянскою) землею у нас в старину называли Молдавию (в Истор. об Азов. сиден. Мутьяня, см. 3). Название это заимствано от Волохов, которые именуют Молдаван Мунтянами. - греческой веры, которую действительно исповедовали тогда в Молдавии. - латынским языком, вар. влашским, т.-е. волошским. - Дракула (в первой половине XV в.) был побочный сын воеводы Волошского Мильцы; служил императору Греческому; разбил наследника и внука Мильцына, Дана; отсек ему голову и сделался господарем Волошским. Он был современником султану Амурату и Венгерскому королю Матфею Корвину (в Пов. Матиаш, по польск. произношению, т.-е. Matthais), и отличаясь коварством и хитростию, удачно поддерживал независимость своей страны, поставленной в невыгодное положение между Венграми и Турками. - Турский Турецкий (как и в Ист. об Азовск. сиден.). - поклисарь: при этом в рук. перевод в глоссе: посол, т.-е. ?????????????. По Космографии Мюнстера, Дракула велит шляпы послов прибивать к головам тремя гвоздями. - Английский путешественник Коллинс, приводя разные анекдоты об Иване Грозном, между прочим рассказывает, будто этот царь велел одному французскому посланнику пригвоздить шляпу к голове, и когда вскоре после того приехал в Москву в качестве английского посланника Иероним Баус, и явился пред царем в шляпе, будто бы этот последний с гневом спросил у него: знает ли он, как наказан был посланник французский?

2. Царь, Турецкий султан. - Турков, по народному вм. Турок. - витязем рыцарем. - то беглец и пр., вар. ты еси не муж, но жена.

3. бе - ратуяся, вар. воевася. - повестуйте (вар. повеждьте) от повестовати, повестую.

4. толико грозен и пр., вар. толико ненавидев в своей эемле зла, яко же кто учинит кое зло, татьбу и пр.

5. не на коем, вм. на некоем, 90. - он пребысть, все время, пока был Дракула воеводою.

6. угорский - венгерский. 12. - Матиаша, т.-е он короля Матиаша. - добел дебел (о вм. е), 11. - трупие собир. имя, от труп. - первее умен в рук. прьвие умни.

7. обедоваше от обедовити, обедую, вм. обедать, обедаю. - осподарь господарь, без придыхат. г, 16. - дойдет требует род. пад. без предлога, 187.

8. пустити, по древнейшему употреблению, в смысле послать.- веление: вар. клич велий. - вреден поврежден, искалечен. - нужен или нужден, находящийся в нужде.

9. латинские монахи, т.-е. католические, над которыми Дракула как православный, издевается. - казнишь, в рук. кажнишь. - мученика сотворити; при этом в рук. глосса: сиречь учинити. - дукат, как и далее, западная монета, чуждая нашей старинной письменности.

10. По Космографии Мюнстера, купец из Флоренции. - по его заповеди по повелению Дракулы. - златник, откуда нынешнее золотник, собственно - золотая монета. - не исповедал, не поведал.

11. сиромахе, (в рук. иромахе), вар. скоморосе. - нарядити, сделать, исправить.

13. войском твор. пад. орудия или образа действ., 176. - сдан предан, выдан. - Вышеград или Вышегород, собственно крепость, кремль. - Будино (Будин или Буда). - Офен, а далее Пещь - Пешт (см. 14). - миля - западная мера, чуждая нашей старинной письменности.

15. к нему, к Дракуле. - отступити с род. пад. без предлога, 187. - во прельсти, вм. в прелести, т.-е. в латинстве.

16. сечаху согласовано с собир. именем войско, 151, т.-е. войско Дракулино побивало Турок. - мняще яко Турки: отторгшиеся от Дракулина войска, увидев Дракулу, подумали, что это Турки.