sci_history Луи Буссенар От Орлеана до Танжера (Воспоминания о поездке в Пиренеи и Марокко) ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2013-06-11 Tue Jun 11 17:36:13 2013 1.0

Буссенар Луи

От Орлеана до Танжера (Воспоминания о поездке в Пиренеи и Марокко)

Луи Буссенар

От Орлеана до Танжера

Воспоминания о поездке

в Пиренеи и Марокко

Очерк

(С) Перевод с французского В.А.Брюгген, 1991.

Во второй том Собрания романов популярного французского писателя Луи Буссенара (1847 - 1910) вошла трилогия "Приключения в стране львов. Приключения в стране тигров. Приключения в стране бизонов", в которой рассказывается о похождениях двух отважных охотников, героев целой серии произведений писателя, - Виктора Гюйона по прозвищу Фрике и спортсмена-миллионера Андре Бреванна.

В книгу также включен впервые публикуемый на русском языке очерк "От Орлеана до Танжера. Воспоминания о поездке в Пиренеи и Марокко".

I

Несостоявшийся отъезд. - Почему я не уехал в Алжир. - На пути к Пиренеям. - В райском уголке бывшего золотоискателя. - "Трабукары". - Первый этап.

Это путешествие, задуманное как обыкновенная экскурсия, превратилось в подлинную одиссею*. Повергнутый в ужас морозами и затяжными снегопадами последней зимы, я решил провести несколько недель в Алжире**. Эта мысль возникла внезапно, как говорится, с бухты-барахты. Не хотелось мерзнуть, и к тому же я давал законный выход своей давней страсти к охоте.

______________

* Одиссея - долгие странствия, полные опасностей и приключений, но благополучно завершающиеся (от названия поэмы Гомера "Одиссея").

** Алжир - французская колония в Северной Африке (1830 - 1962 гг.).

Сказано - сделано. Намечаю примерный маршрут, включающий Оран*, Алжир и Константину. А между этими главными пунктами предполагаю поохотиться вволю.

______________

* Оран - город и порт на северо-западе Алжира, на берегу Средиземного моря.

И вот чемоданы упакованы, оружие приведено в боевую готовность, предупрежденные друзья - в ожидании. Остается только занять место в экспрессе Орлеан* - Тулуза** - Пор-Вандр, а затем пересесть на идущий в Оран один из очаровательных пароходиков Трансатлантической компании, с которыми у меня связаны очень приятные воспоминания.

______________

* Орлеан - город во Франции на реке Луара.

** Тулуза - город во Франции, порт на реке Гаронна.

Время рассчитано так, чтобы можно было побродить несколько дней в Восточных Пиренеях в обществе моего лучшего друга Казальса. Казальс, верный спутник по приключениям в Гвиане, бесстрашный золотоискатель, чье имя хорошо знакомо читателям "Journal des Voyages"*, живет ныне богатым собственником в Руссийоне.

______________

* Парижский "Журнал путешествий и приключений на суше и море" (фр.) (1877 - 1909), постоянным сотрудником которого был Луи Буссенар.

Итак, завтра утром - отъезд.

Но как порой достаточно песчинки, чтобы застопорить двигатель на полном ходу, так и в иных случаях самое ничтожное происшествие способно мгновенно изменить тщательно разработанные планы.

Подобной роковой песчинкой послужила иголка, самая обыкновенная иголка, которая торчала в ковре, устилавшем мою спальню. Она предательски вонзилась в босую ногу, почти полностью в ней исчезнув.

Извлечение этой стальной безделицы оказалось настолько тяжелым и болезненным, что пришлось неподвижно проваляться в постели целых четыре дня!

Вот так получилось, что, прибыв в Перпиньян с опозданием, я упустил пароход из Пор-Вандра в Оран, который только что снялся с якоря. Надлежало теперь восемь дней дожидаться следующего пакетбота*.

______________

* Пакетбот - небольшое морское почтово-пассажирское судно.

Правда, была возможность тут же уехать марсельским поездом - в крупнейшем средиземноморском порту, без сомнения, нашлись бы и иные транспортные средства. Но в таком случае мы бы не встретились с Казальсом, а я твердо решил отдать ему лично двойной долг - дружеского внимания и сердечной благодарности.

Обычно Казальс проживал в прелестном городке Соре, но отыскать его там было мало шансов. Заядлый горец, он предпочел устроить себе резиденцию в Сен-Лоран-де-Сердан, деревушке во французской Каталонии, живописно прилепившейся на склонах Пиренеев, в нескольких шагах от испанской границы.

Легко понять, что Сен-Лоран в силу своей топографии лишен железной дороги. И потому в конторе дилижансов* Перпиньяна довелось заказать для себя сие старомодное и неудобное средство передвижения, чтобы добраться до укромного местечка, где обитал мой друг.

______________

* Дилижанс - многоместный крытый экипаж, запряженный лошадьми, для перевозки почты, пассажиров и их багажа.

Скорее в путь в этом экипаже из прошлого века, и пускай он сотрясается на каждом ухабе, хлопая дверцами и бренча своими бубенчиками!

Увы, мне не удалось внимательно осмотреть Булу, это южное Виши*, и я покидаю его пределы, даже не увидев церкви XII века с ее изумительным порталом** из белого мрамора.

______________

* Виши - город в центральной части Франции.

** Портал - архитектурно выделенный на фасаде вход в здание.

Вот и Соре со своим Пон-дю-Диабль ("Чертовым мостом"), возведенным в героические времена, вот Амели-ле-Бен с римскими банями, Арль-сюр-Теш с монастырем XIII и церковью XII веков, и я высаживаюсь наконец в Сен-Лоране* после десяти часов бешеной езды, с ее дикой тряской, совершенно меня измочалившей.

______________

* Сен-Лоран, Соре, Амели-ле-Бен, Арль-сюр-Теш - небольшие французские города.

Ни одному путешественнику не посоветую заменить тридцать шесть часов в поезде на десять часов дилижанса.

Однако я был с лихвой вознагражден за все дорожные беды! Какое чудо оказаться в стране вечного солнца, всего лишь два дня назад распростившись с Орлеаном, где противные дожди так изнурительно чередовались со снегом и заморозками.

На фоне ярко-голубого неба возносятся в бесконечность округлые вершины темных гор, покрытые каштанами, откуда выглядывает горящими угольками красная черепица ферм. Прямо передо мной гора Капель, еще окутанная туманом, ее мощные отроги достигают первых домов деревни. С бокового склона, глубоко иссеченного ущельями, сбегает говорливая речка с ледяной водой, сверкающей стальным блеском.

С другой стороны - Канигу, покрытый снегом гигант, вздымающий в головокружительную высь свои ослепительные пики, где обитают разве что белые куропатки да пиренейские серны.

И еще - горы и горы вокруг, причудливо нагроможденные, окрашенные в мягкие рыжевато-коричневые тона опавших листьев.

Узкими шнурками там и сям вьются дорожки, они завершаются глубокими рытвинами, краснеющими среди скал. Эти зияющие раны, кровоточащие на теле гор, остались от бывших карьеров, где добывали руду.

В прежние времена они были весьма прибыльными из-за высокого содержания железа в здешних недрах.

Но вот уже давно шум отбойных молотков не заполняет широкую долину, кузницы молчат, печи погашены. Железная индустрия заснула.

Почему?

Такое зрелище открывается моим восхищенным глазам в тот момент, когда я вступаю в гостеприимный дом своего друга. Путешественник с удовольствием уделяет должное внимание одному из тех щедрых праздничных застолий, секретом которых владеют только в провинции, а затем мы вместе отправляемся на первую экскурсию. Не хочется тратить время на отдых, его так немного, а любопытство подстегивает.

И вот мы на улице. Очень занимает палитра местного пейзажа. Настоящее весеннее солнце заливает яркими лучами домики в фиолетовых тонах, с черепичными крышами, нависающими над улицами. Дороги радуют красной охрой щебенки.

Из этих столетних жилищ доносятся взрывы хохота, гитарный перебор, обрывки разговоров на местном диалекте, ведущем начало от популярной в средние века латыни.

Двери и окна распахнуты. Счастливые обитатели солнечной страны!

Время от времени покажется свежее личико в маленьком каталонском чепчике, а по улице вышагивают молчаливые, словно тени, прохожие в холщовых туфлях, подпоясанные алыми кушаками, с лихо заломленными набок колпаками из красной шерсти.

Невольно ожидаешь, что эта яркая пестрота начнет угнетать. Ничего подобного! Киноварь крыш, охра шоссе, пунцовость головных уборов, коричневые тона крепостной стены сливаются гармонично, как нельзя лучше. Определяющая цветовая гамма этой картины складывается из многих слагаемых.

Но что за шум на церковной площади? Из-за чего эти крики, толкотня, беготня, бурные вспышки веселья? Я приближаюсь и, к глубокому удивлению, обнаруживаю в центре плотного кружка любопытных могучего быка с высокими рогами и лоснящейся мордой. Он тяжело дышит и роет копытами землю.

Каждый старается раздразнить его к своему удовольствию - один машет колпаком перед самым носом, другой тычет в бок палкой, третий до крови бьет по хребту веткой остролиста*, четвертый - фантазер! - напяливает на бычью голову пустой бурдюк**. Несчастное четвероногое, удерживаемое на привязанной к рогам длинной веревке, совершенно обезумело, прыгает в центре круга, галопирует из конца в конец, сотрясает воздух бесполезными ударами и мучительно путается в порожнем бурдюке, приводящем его в ярость.

______________

* Остролист, падуб - род вечнозеленых, реже листопадных деревьев и кустарников семейства падубовых.

** Бурдюк - в странах Востока - мешок из цельной шкуры козы, лошади для хранения жидкости.

Гиканье, смех и вопли раздаются с удвоенной силой. Когда же любитель-тореадор* ухватывает быка за хвост, мучения животного достигают предела. Напрасно бык напрягает силы: палач не отпускает его, и восторг толпы не знает границ - он переходит в неистовство.

______________

* Тореадор - участник боя быков (корриды).

Выясняется, что смирное парнокопытное осуждено на заклание здешним мясником, но, согласно обычаям, превращение полного жизни животного в ромштексы, вырезку или филе не происходит так просто, как в наших краях, а требует небольшого предварительного спектакля. Жертву водят по всей деревне, чтобы каждый мог пережить те волнения, которые зрители испытывают во время боя быков.

Но вот "коррида"* окончена. Осужденного тянут на бойню, а сопряженные с ним происшествия ограничиваются порванными штанами и припачканными красной пылью коленями. Иногда дело завершается не столь мирно. Из уст в уста передается история о бедняге, сраженном насмерть мощным ударом бычьих рогов два года назад.

______________

* Коррида - в Испании и некоторых странах Латинской Америки - бой быков, сражение на большой арене пеших и конных бойцов с доведенными до ярости быками.

...Прогулка продолжается по чудесным лугам, усаженным плодовыми деревьями, в цветущей каштановой роще и возле водяной мельницы, чье колесо, вращаясь под напором воды, заполняет лощину своим мерным "тик-так".

Примитивная мукомольня не слишком комфортабельна. Изъеденная сыростью хижина, черная и задымленная, напоминает скорее обиталище угольщика. В ней толкутся такой же черный мельник, во всяком случае темнокожий, не понимающий ни слова по-французски, его жена с явными зачатками зобной болезни и целая стайка детей.

Все эти персонажи, смущенные нашим появлением, суетятся посреди вязок лука, колосьев маиса, домашних животных, разномастного и жалкого хозяйственного инвентаря - первое темное пятно на великолепной картине природы. Но не последнее.

Наутро мы начинаем охоту в горах. К сожалению, дичь в этих местах попадается редко. Неунывающий Казальс, однако, предвещает успех.

Оставляем деревню, находящуюся на высоте шестисот шестидесяти метров над уровнем моря, и поднимаемся по склону. Наша дорога - какая там, к черту, дорога! - высохшее русло реки, под наклоном в сорок пять градусов. Пересекаем каштановую рощу, снова подъем... все время подъем!

Сердце бешено колотится в груди, ноги тяжелеют, пот заливает глаза.

"Вперед!" - кричат мои спутники, такие же бодрые, как и в начале пути. Они посмеиваются, видя, как я выбиваюсь из сил.

Характер рельефа меняется. На смену тощей растительности приходит хаотичное нагромождение глыб красного гранита, между ними пробиваются к солнцу чахлые дубовые побеги. Поражают бездны, где грохочут горные потоки, где впадины заполнены жидкой красноватой грязью, а на узкие карнизы с трудом можно поставить ногу. Мы похожи на насекомых, приклеенных к огромной вертикальной стене. Возможно, наша цель - достичь одинокого пика, чья вершина кажется неприступной.

Вскоре зеленые дубки и красный гранит исчезают, уступая место серым скалам, стертым и плешивым, за которые каким-то чудом цепляются растения самшит, можжевельник, вереск, колючий дрок, чебрец и шалфей...

Еще усилие! И мы у цели. То, что я принял за пик, оказалось довольно широким плато, по его пологому склону мы переходим на другую сторону, к краю ущелья, в глубине которого клокочет Муга. В этом месте река разделяет Францию и Испанию. Ее бурные воды нередко розовели от человеческой крови. Не говоря уже о довольно частых стычках таможенников и контрабандистов, как французских, так и испанских, напомним, что именно в этом месте карлисты* ввязались в борьбу с правительственными войсками, и эхо яростных боев залпы оружия, крики триумфа и агонии долгих четыре года разносились по дикой долине.

______________

* Карлисты - представители клерикально-абсолютистского течения в Испании XIX в. (названы по имени претендента на испанский престол дона Карлоса Старшего - сына испанского короля Карла IV). Развязали карлистские войны (с царствовавшими представителями династии испанских Бурбонов), позднее поддерживали самые реакционные силы в стране.

Ущелье Муги, самой природой сотворенное так, что человек находит здесь надежное и неприступное укрытие, на протяжении многих лет служило также театром для подвигов "трабукаров".

Обитавшие в пещерах, куда никто не мог проникнуть, эти рыцари большой дороги, достойные соперники апеннинских бандитов, каждую ночь спускались с гор и набрасывались, как хищная стая, на одиноко стоявшие домики, на фермы и даже на деревни.

Всегда в пути, всегда прекрасно осведомленные о каждом путешественнике, нанятыми информаторами, они редко возвращались назад с пустыми руками.

Вооруженный налет был для них плевым делом, жизнь человеческая не стоила и полушки.

А вообще-то они весело жили, обирая перепуганных "налогоплательщиков". Никто, однако, не мог похвалиться, что видел в лицо дерзких разбойников, те всегда орудовали в масках, хотя общественное мнение и указывало иногда то на одного, то на другого, вдруг при отсутствии всяких средств начинавшего выставлять напоказ ошеломительную роскошь.

Их видели в Соре, Перпиньяне, Фигерасе*, в Жероне и Барселоне**. Они занимали лучшие места в театре и на корриде, рассыпали пригоршнями золотые монеты и внезапно исчезали.

______________

* Фигерас - небольшой город в Каталонии (Испания).

** Барселона - главный город Каталонии.

- Это трабукары, - говорили шепотом, с дрожью.

Тем все и ограничивалось. Заметьте, что подвиги этих отщепенцев продолжались с 1845 по 1850 год, несмотря на все старания властей. Французские жандармы и испанские карабинеры, при поддержке войсковых подразделений, обычно не находили на месте тех, кого искали, а если случайно и натыкались на бандитов, отпор бывал ужасен.

Эти последние стреляли залпом в упор из своих "трабюко" с короткими стволами, забитыми до отказа пулями и крупной дробью, разлетавшимися широким веером. Нападавшие падали, как подкошенные серпом, а трабукары - читатель легко расшифрует этимологию прозвища, производного от названия оружия, скрывались по тайным тропинкам, известным только им одним.

Жуткий кошмар навис над прелестной каталонской долиной, и никто не мог или не хотел с ним покончить. Фермеры, рисковавшие головой в случае доноса в жандармерию, боясь увидеть свои фермы сожженными, а скот перерезанным, из-за отказа снабжать негодяев всем необходимым, молчали в ужасе, и цветущие хозяйства понемногу приходили в упадок. Кое-кто даже предпочитал стать соучастником бандитов.

Но последний "подвиг" трабукаров их погубил.

Семнадцатилетний лицеист по фамилии Массо, принадлежавший к одной из самых богатых семей Сен-Лорана-де-Сердана, возвращался из Барселоны, где закончил учебу. Люди в маске остановили его дилижанс на границе и увели юношу в пещеру, расположенную на южном склоне ущелья Муги, то есть на испанской стороне.

Мать молодого человека, охваченная смертельным страхом, наутро следующего дня получила письмо, в котором за свободу сына от нее требовали пятьдесят тысяч франков. Не теряя ни минуты и надеясь умиротворить разбойников задатком, она тут же отправилась одна, нашла посредника и вручила ему деньги с обещанием принести остальное в течение двух дней.

Двенадцать часов спустя мадам Тассо получила маленький пакет, который вскрыла дрожащими руками. Две строчки незнакомого почерка были на окровавленном листе бумаги: "Если завтра в это же время мы не получим пятьдесят тысяч франков, то пришлем вам второе!"

В глубине пакета оказалось человеческое ухо!..

Отважная как все матери, мадам Тассо не потеряла мужества, продала свое имущество, сотворила чудо, собрав нужную сумму, и отнесла ее мрачному посреднику.

По свидетельству очевидца, трабукары никогда не нарушали своих обязательств. Пленники освобождались тотчас же по получении выкупа, в противном случае им перерезали глотку. Мать юного узника могла, таким образом, рассчитывать на возвращение сына.

На другой день она получила второе ухо в сопровождении ужасной приписки: "Пятьдесят тысяч франков немедленно, иначе вы получите его сердце!.."

Она упала, как пораженная громом, ее охватил горячечный бред.

Чаша терпения у людей переполнилась. Всеобщее возмущение было на этот раз таким же сильным, как и решительным. Власти немедленно послали экспедицию, добровольцы прибывали со всех сторон для усиления войск.

В это же время к комиссару полиции явился пастух, предложивший провести экспедиционный отряд к пещере, где скрываются какие-то бродяги и откуда уже два дня несутся душераздирающие крики.

Этот человек мог оказаться провокатором. Тщательно проверили его личность и пообещали: или щедрое вознаграждение в случае успеха дела, или пуля в лоб, если он заманит мстителей в ловушку.

Гору немедленно окружили, и охота на бандитов началась. Она была трудной, но недолгой. Провожатый очень уверенно провел военных через самые крутые скалы, что было под силу только опытным и бесстрашным горцам. В итоге они очутились на узеньком кольцевом карнизе, окаймлявшем скальную вершину. Под ногами зияла пропасть, внизу шумела река. Один человек смог бы успешно защищать этот проход от целого полка.

К счастью, уверенные в своей безопасности, негодяи не выставили дозорных. Со стороны пещеры карниз заслоняли заросли самшита и утесника.

- Это здесь! - прошептал проводник.

Охотники за людьми взяли оружие на изготовку, впереди идущий потихоньку раздвинул кусты и смело прыгнул в открывшийся грот.

- Сдавайтесь! - крикнул он зычно, и это усилило его голос.

Остальные солдаты последовали за первым. Захваченные во время сна, трабукары почти не сопротивлялись и быстро были скручены.

Стали искать юного Массо, но, увы, обнаружили только его труп, еще теплый, с девятью ножевыми ранами.

Пленение бандитов вызвало во всей округе вполне понятную бурную радость. Их дело рассматривалось в суде, восьмерых приговорили к смертной казни, и ее могли наблюдать жители как в Соре, так и в Перпиньяне.

Следствие обнаружило весьма печальные обстоятельства гибели несчастного юноши. Разбойники, оказывается, были обмануты их же сообщником, служившим связным. Он присваивал себе деньги мадам Массо и всякий раз говорил, что она отказывается платить.

- А вот и пещера трабукаров, - сказал мне Казальс, указывая ружьем на куст, пожелтевший от дождей и ветра и как бы инкрустированный в скалу на противоположной стороне ущелья.

Я невольно вздрогнул, мне почудилось сквозь неумолчный грохот хмурой реки отчаянные призывы последней жертвы трабукаров.

...Приближаемся к ферме Пла-Кастенье, расположенной на высоте 850 метров. Я уже говорил в связи с посещением водяной мельницы о первой тени, упавшей на восхитительный пиренейский пейзаж. При виде этой фермы тень сгустилась еще больше.

Вероятно, никогда не попадалась мне на глаза более откровенная нищета, да еще в сочетании с отталкивающей грязью. С виду дом с низкой крышей из некогда ярких рельефных кирпичей, поблекших под воздействием дождя и солнца, не лишен живописности. На рыжеватых, с коричневым оттенком стенках весело играют солнечные лучи.

Но какое разочарование, едва только ступаешь за ограду! Это какая-то топкая клоака, в которой непременно измараешься, пока добредешь до шаткой лесенки, ведущей в главную комнату, приподнятую над землей метра на два с половиной. Большие черные свиньи, громко хрюкая, вылущивают колосья маиса, с жадностью хрумкают перепачканные в грязи каштаны.

Грязь переносится на наших подметках и в эту комнату, более темную и задымленную, чем хижина угольщика. Замусоренный пол в ней никогда не подметается (не говорю уж - моется). Меблировка состоит из большого сундука, похожего на гроб, плохо отесанного ларя, лоснящегося от грязи, двух хромых стульев и грубо сколоченного массивного стола. Легионы пауков обосновались на стенах, покрытых вековым слоем копоти и сажи. В углу - куча сухого дрока*, служащего топливом для очага, откуда вырывается густой и едкий дым. Ветхая, неплотно пригнанная дверь болтается, готовая упасть, и, жалобно скрипя на своих ржавых петлях, хлопает при каждом порыве ветра. Окон в комнате нет, но есть большое отверстие в стене, которое закрывается ставнями на ночь или от холода. В углублении замечаю какое-то подобие кровати. Убогое ложе бедняков!

______________

* Дрок - род кустарников и полукустарников семейства бобовых.

Возле печки, весь окутанный дымом, дрожит столетний старец. Щетинистые брови, погасший взор, седая спутанная борода, пожелтевшие руки непрерывно перемешивают угли, покорное лицо труженика, чующего близкую смерть. Затем несколько розовощеких ребятишек, ужасно грязных, и их мать, бедное создание, страдающее базедовой болезнью. Они с любопытством уставились на нас. Мне почти стыдно за наше одеяние, представляющее такой разительный контраст с их лохмотьями, и сердце сжимается при виде гречишного хлеба, который не стали бы есть наши собаки.

Никто из этих обездоленных не понимает ни слова по-французски. Такого мне не встречалось даже в Гвиане. Там, по крайней мере, хижины у негров чисты и вигвамы краснокожих обладают примитивным комфортом. Пища обитателей девственных лесов обильна и разнообразна. Я могу спать под их кровом, делить с ними трапезу, обмениваться мыслями. А тут...

Итоги охоты плачевны. Я это предчувствовал. После бешеной погони удалось подбить зайца и двух розовых куропаток. Честь охотников из провинции Босе спасена.

II

Новые огорчения. - Погоня за пароходом. - Соревнование поезда и корабля. - Крупный проигрыш - крупные ставки. - Потомок пиратов. - Буря. Альхесирас*. - Танжер**.

______________

* Альхесирас - город на юге Испании, на берегу Средиземного моря.

** Танжер - город и порт в Марокко (Северная Африка).

Время торопит, и через несколько дней настает минута прощания с так сердечно предложенным мне домашним гостеприимством. Упряжка дилижанса бьет копытами и звенит колокольчиками. До свидания - и в дорогу!

Остановка в Перпиньяне - только для завтрака в обществе верного приятеля Д., префекта Восточных Пиренеев, и вот уже Пор-Вандр.

Здесь поджидает очень досадная "накладка". Доверившись справочнику, обещавшему все мыслимые гарантии, я прибыл в порт к трем часам пополудни в законной надежде взойти на корабль в пять. Агент Трансатлантической компании без труда развеял мое заблуждение: пароход отчалил десять часов назад!

Что делать? Глупо терять время в напрасных стенаниях. Пришло на ум, что пароход останавливается в Барселоне, затем в Грао, порту Валенсии*, и в Картахене** перед тем, как направиться к Орану, и что, воспользовавшись береговой железнодорожной линией, я выиграю в скорости и смогу догнать его в одном из этих трех пунктов. В любой другой стране мне бы это удалось. Но опасно полагаться на эти страдающие одышкой испанские поезда, ползущие, как мокрицы, по извилистым путям полуострова! Напрасно я проследовал без передышки через Барселону, Таррагону, Валенсию, Мурсию***, оставив позади более восьмисот километров, чтобы попасть в Картахену. Злой рок посмеялся надо мной. Трансатлантический лайнер отошел от причала полчаса назад.

______________

* Валенсия - историческая область на юго-востоке Испании, у Средиземного моря (главный город - Валенсия).

** Картахена - город в Мурсии (см. ниже).

*** Мурсия - историческая область на юго-востоке Испании, у Средиземного моря (главный город - Мурсия).

Думаю, что за все время моих путешествий ни разу не доводилось так чертыхаться!

Но, поскольку проклятиями не сдвинешь дело с места ни на миллиметр, решение принимается сразу. Как бы ни хотелось мне осмотреть Картахену, я немедленно отправляюсь на поиски судна, идущего в Оран. Если такого не сыщется, то - черт побери! - сам зафрахтую* корабль. Крупный проигрыш крупные ставки.

______________

* Зафрахтовать - нанять судно для перевозки груза.

Обращаюсь к начальнику порта, который безбожно коверкает французский, и объясняю ситуацию на еще более скверном кастильском.

В конце концов приходим к взаимопониманию. Он предлагает мне "Илиот", маленькое рыболовецкое суденышко с неполной палубой, с единственным парусом на высоченной мачте. Было бы неосторожностью пускаться в море на такой скорлупке.

- А хотите шхуну? - спрашивает он, указывая на трехмачтовый корабль с квадратными парусами, водоизмещением тонн на триста.

- Слишком велика, и капитан заломит бешеную цену.

- Месье предпочитает "фелук"?

- О да, согласен на фелюгу!*

______________

* Фелюга, фелука - небольшое парусное судно (промысловое).

- Хорошо! Вам повезло!

- Не может быть! Тогда это впервые после моего отъезда! Но объясните, почему повезло...

- Потому что "Санта Каталина" на рейде, и, если уговорите хозяина, у вас будет самый доблестный моряк нашего порта!

Он указал на небольшое судно, примерно восьмидесятитонное, пришвартованное к набережной.

Оставалось только перейти по висячему мостику, соединявшему корабль с набережной, и вот мы уже на борту. С первого взгляда восхитила подчеркнутая чистота маленького средиземноморского суденышка, редкостное явление для коммерческих кораблей, особенно для испанских. Юнга, лежавший на решетке, медные части которой сияли золотом, вскочил при нашем появлении и проводил в каюту капитана.

- Сеньор Эскуальдунак, - проговорил мой чичероне*, - вот французский путешественник, который желает отправиться в Оран. Не согласитесь ли доставить его туда?

______________

* Чичероне - проводник, дающий объяснения туристам при осмотре достопримечательностей.

На приветствие моряк молча кивнул с естественной простотой и достоинством, метнул на меня острый взгляд, светлые глаза оценили гостя от макушки до пяток. Голос у него оказался грубоватый, но теплый и доброжелательный:

- Это будет зависеть... Морское ли у вас сердце? А ноги? Вы когда-нибудь выходили в море?

- Два рейса - из Сен-Назера* в Кайенну** и из Гавра*** в Сьерра-Леоне, без морской болезни и без высадки - достаточно для вас? Но к чему этот вопрос?

______________

* Сен-Назер - город-порт во Франции, на северном берегу устья Луары.

** Кайенна - столица Французской Гвианы, в Южной Америке, на западной части острова Кайенна.

*** Гавр - город во Франции, порт в устье Сены.

- Восточный ветер крепчает, и скоро волнение усилится.

- А! Не имеет значения. Чуть больше, чуть меньше болтанки... Пассажир должен быть готов ко всему, а иначе пускай сидит дома.

- Хорошо. Если так, снимаемся с якоря немедленно... Ничто меня сейчас не удерживает, я сплю, как говорится, на своем балласте... И маленькая прогулка в Оран в вашем обществе доставит мне удовольствие. Я люблю французов, и сам наполовину ваш соотечественник, кстати, я потомок Мишеля Баска, компаньона Олонне.

Имена двух неустрашимых пиратов, гордо произнесенные капитаном "Санта Каталины", как будто молнией пронзили все мое существо, мгновенно породив целую вереницу воспоминаний: остров Черепахи, ограбление Макарайбо, падение крепости Сан-Антонио в Гибралтарском проливе, пожары в Сан-Педро и Пузрто-Кавалло, и что там еще...

Прав оказался начальник порта, добрая звезда засветила мне.

- Капитан, извольте назначить цену за переезд.

- Семьдесят восемь франков, - быстро ответил он тоном хорошо осведомленного человека.

Но поскольку я вытащил бумажник, чтобы сразу расплатиться, остановил меня и добавил:

- Когда вы прибудете в Оран.

Он тут же послал за моим багажом двух матросов из пяти, составлявших весь экипаж, а прочим приказал ставить паруса.

Через полчаса все было готово. Рукопожатие с начальником порта, - и в плаванье!

Едва только мы потеряли из виду рейд с его лесом мачт, как "Санта Каталина", оправдывая предсказание капитана, встретилась с очень большими волнами. Но она летела морской птицей, подтверждая изречение: нет большого урагана для большого капитана...

- Мы идем со скоростью девять узлов! (Немного больше шестнадцати с половиной километров! - с гордостью сказал баск, покуривая неизменную сигарету. - Через пятнадцать часов, если все будет хорошо, высадитесь в Оране, всего лишь на пять часов дольше, чем если бы плыли на пароходе.

- Я тем более счастлив от нашей встречи, капитан, что больше всего люблю плавать под парусами. Рейс без вибрации от винта, без угольной пыли, без ужасного машинного духа чрезвычайно приятен...

Польщенный капитан, не привыкший к подобным тонкостям, провозгласил целый панегирик* маневрированию под парусами вообще и своему кораблю в частности.

______________

* Панегирик - восторженная и непомерная похвала.

Он управлял им уже десять лет, совершая частые походы в Леванто*, превращавшиеся нередко в настоящие скоростные гонки, и не отказывался по случаю от небольшой контрабанды, с успехом проводя за нос таможенников.

______________

* Леванто, Левант - общее название стран, прилегающих к восточной части Средиземного моря (Сирия, Ливан и др.).

К сожалению, мои слишком элементарные познания в морском деле не позволяли по достоинству оценить все, что любезно описывал мой собеседник, но я гордился его доверием, и это ему нравилось.

Не входя в недоступные детали, я все же счел долгом заметить, что при столь малом экипаже и таком сильном волнении суденышко подставляет ветру очень значительную площадь парусов.

- А!.. А!.. - ответил он, улыбаясь. - Вам это кажется странным... Но заметьте, что мои мачты устроены по-особому, как и на большинстве кораблей Леванто, так что все верхние паруса убираются раньше нижних и обеспечивают безопасность...

Технические объяснения продолжались бесконечно, и при всем интересе к ним я благословил ту минуту, когда появился юнга с приглашением к обеду.

Сеньор Эскуальдунак управился с едой очень проворно, как человек, который не может надолго покинуть управление судном, и оставил меня в компании солидных бутылок, демонстрируя обоснованный эклектизм в том, что касается обустройства и использования камбуза.

Затем я в свою очередь поднялся на палубу, чтобы продолжить нескончаемую и довольно бессвязную беседу, которую капитан поддерживал весьма охотно.

Мы плыли уже пять часов, и ветер все усиливался, когда мой собеседник вдруг пронзительно вскрикнул и бросился к штурвалу, хрипло подавая какие-то непонятные команды.

Внезапно я испытал непередаваемое ощущение провала в морскую пучину и машинально уцепился за опору бизань-мачты. В тот же миг настоящий водяной смерч обрушился на палубу и послышался ужасный треск.

Какие-то секунды суденышко оставалось на боку, подобно животному, пораженному насмерть неожиданным ударом. Мгновение невыносимой тоски. Но резкий поворот штурвала выпрямляет кораблик, в мгновение ока верхние паруса снова полощутся на ветру, зачерпнутая вода убегает через шпигаты*. Опасность миновала, страху было больше, чем беды.

______________

* Шпигаты - отверстия в фальшборте (наружной обшивке судна выше верхней палубы) или палубном настиле судна для удаления с палубы воды.

Однако, сколько видно глазу, волны поднимаются все выше. Тучи сгущаются, ветер свирепеет, и мне кажется, что мы крутимся на месте.

Все еще прикованный к своей мачте, промокший насквозь, хоть выжми, я ожидаю окончания маневра, потом продвигаюсь к капитану, придерживаясь за бортовые коечные сетки, поскольку движения судна хаотичны.

- Внезапная перемена ветра, - коротко бросает он, как бы отвечая на незаданный вопрос. - Мы убегаем от непогоды. Прибудем к месту, когда Всевышний соблаговолит... Лучше бы вам спуститься... Нехорошо здесь, может напасть морская болезнь... Я отвечаю за все, насколько это в человеческих силах.

Безропотно повинуюсь. Это лучшее, что можно сделать.

Случается порой, человеку, попавшему в шторм, хочется разыграть свой маленький спектакль. Я слышал от некоторых, как они, не желая покидать палубу, заставляли привязывать себя к мачте, дабы насладиться стихией в ее высшем проявлении. Писатели соответственно воспроизводят свои впечатления вдохновенным пером, расписывая собственный стоицизм*, восхищение которым якобы окрыляло команду.

______________

* Стоицизм - стойкость, мужество в жизненных испытаниях. Здесь - в ироническом смысле - о человеке, разыгрывающем из себя героя.

Не скажу обо всем этом ни единого слова. У матросов есть более важные дела, чем восторгаться господином, пожелавшим сыграть героя. Это хорошо на расстоянии, чтобы "эпатировать* буржуа", но абсолютным пустяком выглядит на борту корабля, в гибельную минуту.

______________

* Эпатировать - удивлять выходками, нарушающими общепринятые нормы и правила.

Я попросту спустился в каюту, переоделся в сухое и прозаично улегся. В конце концов, хотя корабль и продолжал выплясывать бешеную сарабанду*, меня охватил сон. И вполне естественно, ведь глаза мои не смыкались ни на минуту со времени отъезда из Сен-Лорана-де-Сердана, ни в дилижансе, ни в поезде от границы до Картахены.

______________

* Сарабанда - старинный испанский танец эмоционального характера.

И я вздремнул этак часов на двенадцать...

Внезапно войдя в каюту в морских высоких сапогах, меня разбудил капитан.

- Как! - удивился он. - Вы еще спите?.. Ну, это хорошо... Очень, очень хорошо...

- Ну конечно! Ничего другого не оставалось. Я ведь не моряк... Кстати, где мы находимся?

- Должен прежде всего сказать, что мы все время уходим от непогоды...

- Черт побери!

- ...со скоростью тринадцать узлов в час.

- Или двадцать четыре километра семьдесят шесть метров, если не ошибаюсь. Но куда же мы движемся?

- Прямиком на Гибралтар!

- О Боже! Так нам в Оран не попасть.

- Невозможно выдержать курс.

- Не сомневаюсь.

- Надо было удерживаться в открытом море, чтобы нас не снесло на берег и не разбило в щепки... Если, как я опасаюсь, штормовой ветер продлится, мы вынуждены будем укрыться в бухте Альхесираса.

- Понятно. Это далеко?

- Часов семь ходу.

- Так, так, - пробормотал я себе под нос, - все просто замечательно, цепочка моих злоключений не обрывается.

Естественно, ураган нарастал и полнился новой силой, так что знакомство с Гибралтаром могло состояться не через семь часов, а, дай Бог, через десять...

Меня одолевали горестные размышления: когда же и как я попаду в Алжир? Я поделился своими опасениями с капитаном.

- Э-э... Э-э... - ответил он с обескураживающим хладнокровием, шквальный ветер продлится еще дня четыре, затем, по крайней мере два дня, море будет успокаиваться... Вот и считайте: шесть дней да плюс переход из Альхесираса в Оран, добавьте еще часов сорок...

- Но это потерянная неделя, а мое время ограничено.

- Ах!.. Если бы вы вместо Орана высадились в Танжере... Марокко для путешественника, да еще охотника, ничуть не хуже Алжира...

- Однако... Это мысль... После того, что случилось... Почему бы и нет... Я никого не знаю в Марокко, по крайней мере, есть надежда встретить там что-нибудь неожиданное. Капитан, решено! Мы идем в Танжер.

- Отлично! Разобьюсь в лепешку, чтобы доставить вас туда за три часа, или я больше не командир! Лево руля!

Вскоре парусник вошел в Гибралтарский пролив, где волнение было несколько меньшим, взял прямой курс на Танжер, и не минуло трех часов, как нам открылись белые дома марокканского города.

III

Вид Танжера. - Толпа. - Улицы. - В корчме. - Встреча. - Мохаммед, алжирский стрелок. - Его промысел. - Одиссея туземного каптенармуса*. Отъезд в глубинку.

______________

* Каптенармус - должностное лицо младшего командного состава, ведавшее хранением и выдачей снаряжения, обмундирования, продовольствия и т.п.

Едва мы бросили якорь, как я заметил толпу полуголых арабов, чей примитивный костюм состоял из грязных лохмотьев. Они двигались в нашу сторону, забредя в воду уже по бедра и издавая истошные вопли.

- Скажите, капитан, не принимают ли они нас за корсаров*, или, вернее, не являются ли сами пиратами, желающими взять нас на абордаж?..**

______________

* Корсары - морские разбойники, пираты.

** Абордаж - тактический прием морского боя времен парусно-гребного флота, представляющий собой сцепление крючьями своего и неприятельского судна для рукопашного боя.

- Успокойтесь... У них нет плохих намерений, и вообще они далеки от того, чтобы принимать нас за кого бы то ни было... Просто они кое-что нам предложат...

- Что же это за дар гостеприимства?..

- Вши!

- Не смейтесь! Нет ни малейшего желания кормить легион паразитов!

- Да полноте! Следуйте за мной, я сойду с вами на берег, чтобы провести в корчму... Вы увидите, там вовсе не худо... Мы сядем в одну из этих лодок, она подвезет нас к берегу, а шагов за тридцать до суши переберемся на плечи этих терракотовых добряков, потому что лодки не могут причалить... Конечно, если вы не предпочитаете искупаться...

- Ладно! Теперь понятно... во время переезда на человечьих спинах насекомые на нас и набросятся.

Все произошло, как сказал капитан. Меня бесцеремонно усадил на свои плечи здоровенный малый, и так состоялось мое не слишком триумфальное вступление на марокканскую землю - верхом на сыне Пророка, обхватив руками его бритый череп, блестевший, как тыквенная бутылка.

Пять минут спустя мы вошли в одни из городских ворот, углубились в зловонную улочку, которая привела на площадь с корчмой, где я должен был подыскать себе жилье.

...Не имею никакого намерения описывать в подробностях ни старый город, чью физиономию уже обрисовали многие путешественники, ни человеческие типы, которыми художники намозолили нам глаза. И думаю, читатель не станет сердиться за то, что я не обременяю рассказ описанием хаоса извилистых улочек, захламленных гниющими овощами, битыми черепками, консервными банками, тряпьем, дохлыми кошками и полуразложившимися собаками, откуда веет гнетущими "ароматами" в сочетании с запахами чеснока, дыма, рыбы, росного ладана, жженого алоэ*.

______________

* Алоэ - лекарственное растение.

Неизлечимая лень и фатализм* мусульман игнорируют самые элементарные требования гигиены.

______________

* Фатализм - вера в неотвратимость судьбы, предопределение, рок.

Впрочем, обитателям мало дела до этих тошнотворных свалок. Белые дома без окон, снабженные только узкой дверью, с трудом пропускающей одного человека, не выходят фасадом на улицу. Так что эти улочки иногда кажутся бесконечными коридорами, над которыми простирается лазурная полоса небесного свода. Время от времени мавританская* арка прерывает монотонность этой белой поверхности, или возникнет широкая красная полоса вдоль нижней части стены, или внимание привлечет нарисованная черным рука на двери, имеющая целью отвести сглаз.

______________

* Мавританский стиль (от лат. Mauretania - старинного названия мусульманских стран Северо-Западной Африки) - архитектурный стиль, характеризующийся аркадами, куполами, богатым геометрическим орнаментом.

Главная улица Танжера, едва ли не единственная, достойная зваться улицей, пересекает весь город и центральную площадь, где находятся скромные жилища консулов*.

______________

* Консулы - должностные лица, представители государства в каком-либо пункте (городе) другой страны.

Именно здесь встречается "весь Танжер", так тонко описанный итальянцем Эд. де Амичи в исполненном живой правды этюде, который я недавно перечитал.

Нет ничего интересного и необычного во внешнем облике этих людей, однообразно выряженных в долгополые накидки из шерсти или полотна, когда-то белые, но теперь превратившиеся в грязные, дурно пахнущие обноски.

Иные движутся медленно, степенно, бесшумно, как если бы хотели остаться незамеченными; другие сидят на корточках вдоль стен, по углам домов, перед лавочками, с напряженно застывшим взором, подобно окаменевшим персонажам восточных легенд.

Однако толпа, кажущаяся издали такой однообразной, при ближайшем рассмотрении предстает в самой удивительной пестроте. Перед тобой медленно проплывают лица: черные, белые, желтые, бронзовые, головы, украшенные длинными пучками волос, и бритые черепа, блестящие и голубоватые. Видишь людей, высохших, как мумии*, с целым арсеналом** оружия при поясах, ужасающе дряхлых старцев, женщин, запеленутых с головы до ног в лоскутья, детей с их витыми косичками... лица султанов, дикарей, некромантов***, анахоретов****, разбойников, существ, угнетенных неизмеримой печалью или смертельным фатализмом.

______________

* Мумия - труп человека или животного, предохраненный от разложения противогнилостными и благовонными веществами или высохший вследствие особенностей условий среды.

** Арсенал - здесь: большое количество оружия.

*** Некроманты - лица, "вызывающие" тени умерших людей с целью узнать будущее.

**** Анахореты - отшельники, пустынники.

Очень мало, или даже вообще не видно, улыбок в этом странном шествии мерно двигающихся, угрюмых и молчаливых людей-призраков.

Какая-то активность в этом восточном пандемониуме проявляется на площади консульств. Это похоже на жизнь одного из наших кантонов* в ярмарочный день.

______________

* Кантон - низовая административно-территориальная единица во Франции и некоторых других странах.

Небольшая прямоугольная площадь занята по периметру арабскими лавчонками и ларьками, которые показались бы убогими в самой бедной из наших деревень. С одной стороны расположен фонтан, постоянно окруженный арабами и неграми, черпающими из него воду бурдюками и кувшинами; с другой - восемь или десять женщин в паранджах* восседают целый год на земле, они заняты продажей хлеба.

______________

* Паранджа - обязательная одежда женщин-мусульманок - широкий халат с ложными рукавами; накидывается на голову, а лицо прикрывается волосяной сеткой.

Среди арабских домишек и мазанок скромные здания консульств выглядят почти дворцами. Тут же находится единственный в городе торговец табаком, единственный бакалейный магазин, единственное кафе, занимающее паршивую комнатенку с бильярдом, и единственный уголок, где висит несколько печатных афиш.

Наконец, здесь же собираются бродяги, чья нагота едва прикрыта лохмотьями, бездельники - мавры, евреи с бараньими профилями, делающие свой гешефт, арабские носильщики, ждущие прибытия пакетбота, мелкий чиновный люд из дипломатических миссий, озабоченный обедом, только что прибывшие иностранцы, переводчики, нищие. В этом месте можно встретить курьера, прибывшего из Феса, Мекнеса* или Марокко с распоряжениями султана; слугу, несущего с почты лондонские или парижские газеты; жену министра и фаворитку гарема. Тут и болонка, и верблюд, чалма и шелковая шляпа; фортепьянные ритурнели** из открытых окон консульств и тягучая, раздражающе гнусавая кантилена*** из дверей мечети...

______________

* Фес, Мекнес - города Марокко.

** Ритурнели - инструментальные эпизоды, исполняющиеся в начале и в конце каждой строфы песни, романса и т.п.

*** Кантилена - певучая мелодия.

* * *

В течение трех дней я изнывал от скуки, наблюдая этот бесконечный спектакль, которым насытился очень скоро. Капитан Эскуальдунак возвратился на испанские берега. Я был совершенно одинок и ожидал какой-нибудь "встряски".

За столом в кафе со мною обычно завтракали члены европейской колонии, и потому особенно бросился в глаза сидевший в отдалении араб, который с непонятным упорством разглядывал меня.

Принесли все то же скверное рагу, отравленное чесноком и прогорклым маслом, когда араб поднялся, ткнул в меня пальцем и подал знак выйти за ним следом.

Весьма удивленный, но почуяв приключение, я вышел на площадь.

- Бонзур, - сказал он, улыбаясь во весь рот и протягивая руку.

- Бонжур, - моя заинтригованность возрастала, - но кто ты такой?

- Мохаммед!

- Это мало что говорит, все здесь в большей или меньшей степени Мохаммеды.

- А!.. А!.. Не узнаешь меня? А я тебя хорошо знаю. Ты майор Бусенара.

Когда-то я принимал участие в военной компании в качестве врача, нестроевого помощника майора. Но каким образом этот человек спустя тринадцать лет прилагает ко мне звание, бывшее со мной так недолго?

- Твоя память лучше моей.

- А!.. А!.. - повторил он, хохоча. - Ну, вспомни, Мохаммед, каптенармус-туземец. Второй стрелковый... Обманщик, что растратиль казенный деньги, а ты спас от военный суд... Это я!

- Не может быть! Так это ты, старый негодник? Но какой черт занес тебя сюда? Чем ты занят? А я-то думал, тебя давно уже расстреляли или, по крайней мере, отправили на каторгу...

- Я не такой дурак... Я дезертировал, когда даль пощечина мой льютнант! Я приехаль сюда за товар!

- Чтобы делать контрабанду...

- Нет... за деньги... покупать вино бордо, коньяк, абсент...*

______________

* Абсент - спиртной напиток, настойка на Польши.

- А! Так ты торгуешь спиртными напитками. А как же закон Пророка?*

______________

* Закон Пророка - Мухаммеда (Магомета), основателя ислама.

- Чепуха Пророк!

- Так ты еще и вольнодумец, если не ошибаюсь!

- Я люблю хорошее вино и ликеры... Остальное чепуха!

Мне не терпелось узнать, по какому странному стечению обстоятельств этот жалкий обломок нашей африканской армии очутился в подобном месте. После краткой беседы мы вернулись в общий зал, быстро доели остатки невкусных блюд со звучными названиями и отправились бродить по городу.

...Тридцать лет тому назад, в условиях исключительно драматичных и опасных - в день сражения за Решоффен, этим все сказано, - я нашел капрала из стрелковой части с черепным ранением от удара немецкой сабли. Вытащил его из посадок хмеля, где он лежал без сил, и доверил заботам своего друга, доктора Д., начальника дивизионного госпиталя. А несколько часов спустя этот госпиталь со всем персоналом и ранеными попал в плен к баварцам в деревне Эбербах. Мой стрелок, привезенный в Раштатт, вскоре бежал, едва лишь став на ноги. Не знаю, как ему достало ловкости и энергии добраться до Парижа. Там он попросился на службу в какой-нибудь полк.

К вечеру в день битвы под Шампиньи*, у подножия плато де Вилье, ко мне привели рядового с перевязанной левой рукой, отчаянно бранившегося и перемежавшего ругательства арабскими выражениями, что выглядело странно в устах пехотинца.

______________

* Сражение за Решоффен, битва под Шампеньи - события франко-прусской войны 1870 - 1871 гг., участником которой был Луи Буссенар.

- Это опять я, майор, - отрекомендовался он при осмотре руки, искалеченной пулевым ранением. - Они бросили меня в пехоту, потому что не хватает стрелков... Но это не мешает бошам* вести прицельный фланговый огонь...

______________

* Боши - во Франции: бранное прозвище немцев.

Вот этого самого араба, с которым дважды сводила меня военная судьба, и звали Мохаммедом.

В своем передвижном госпитале восьмого сектора мне удалось каким-то чудом сохранить ему руку. Он уехал в момент перемирия, одно время находился в Версальской армии, а затем вернулся на сборный пункт своего полка в Алжир с нашивкой сержанта.

Находясь в Константине в 1873 году, я случайно узнал от моего друга, капитана Н., что его туземный каптенармус недавно предан военному суду за присвоение себе с присущей арабам бесцеремонностью части казенных денег.

- Этот прохвост Мохаммед не крал, я убежден, - добавил капитан. - Он хороший солдат, но в третий раз влипает в скверную историю, и, ей-богу, я не намерен покрывать недостачу из собственного кармана.

Хотя имя "Мохаммед" очень распространено в Алжире, оно пробудило во мне воспоминание об участнике боев при Решоффене и Шампиньи.

"А если это он?" - преследовала неотвязная мысль. Капитан согласился сопровождать меня в тюрьму, и я не слишком был удивлен, узнав старого плута, изрядно обеспокоенного последствиями своих выходок.

Дважды выручив его из тяжелых ситуаций, я взял на себя роль посредника, чтобы спасти араба и в третий раз. Напомнил своему другу об отличной службе и смелости Мохаммеда; говорил о беззаботном отношении людей этой расы к деньгам, находил смягчающие обстоятельства, короче, удалось добиться, чтобы на его служебные прегрешения закрыли глаза.

Мохаммед отделался потерей сержантской нашивки и вернулся в рядовые, торжественно поклявшись бородой Пророка впредь никогда не допускать такого легкомыслия.

И больше мне не доводилось слышать о нем. Но вот встреча за табльдотом* в марокканской корчме.

______________

* Табльдот - общий обеденный стол в пансионатах, курортных столовых и ресторанах.

Не без оснований говорят, что все случается в жизни!

- Значит, - толковал я во время нашей прогулки по центральной улице, ты дезертировал после какой-то очередной проделки... Но ты же поклялся ничего больше не вытворять!

- А я снова потратиль чужой деньги... Мой льютнант ударил меня дубинкой, потому что я не хотель дать ему ворованный деньги... А я залепил ему пощечина... Льютнант хотел меня схватить, отдать под суд... Плевать мне на суд!.. Тогда я украл мула и убежаль. Цок-цок-цок...

Мой шалопай после такого самоуправства вполне мог быть приговорен к расстрелу, но ему посчастливилось добраться до Туниса, где он перепробовал все занятия, кроме достойных, разумеется.

- Ну, а теперь? - спросил я, выслушав рассказ, из которого, к большому сожалению, мне приходится опускать самые живописные места.

- Я сталь собственник!

- Как?.. - не поверил я своим ушам.

- Да, собственник! Я работаль... добилься успеха... мне выпаль шанс... получиль наследство... Я начальник дуара...* с шатрами, быками, коровами... и еще лошади, верблюды, мехари...** Я живу лучше, чем генерал, начальник дивизии... пью вино бордо, заказываю коньяк в кафе и начинаю завтрак с абсента...

______________

* Дуар - табор бедуинов (кочевых и полукочевых арабов Аравийского полуострова и Северной Африки).

** Мехари - верховые верблюды.

- Несчастный, сколько же честных людей ты отправил на тот свет, чтобы завоевать такое положение?

- Нет, я не такой глупец! Иначе султан посадил бы меня на громоотвод самой высокой мечети!

- Значит, ты занимаешься контрабандой?

- Нет! Говорю же тебе... я собственник.

- Твой дуар далеко отсюда?

- Восемь дней верхом.

- А есть там дичь, в твоих краях?

- Кабаны в мастиковых* лесах, антилопы в пустыне, зайцы и куропатки в альфовых** полях... У меня есть соколы... Ты всегда любил охоту, приезжай к нам... Устроим тебе прием, как генеральному инспектору.

______________

* Мастиковое, мастичное древо - вечнозеленый кустарник или деревце из рода фисташковых.

** Альфовые, альфа - злаковые растения.

- Черт побери! Все это страшно соблазнительно, трудно устоять...

- Ну так приезжай! Будем считать, что договорились.

- Я не отказываюсь... Но позволь мне еще подумать до завтра.

Наутро я проснулся довольно поздно, следуя своей давней привычке, и, быстро завершив туалет, направился в комнату Мохаммеда, чтобы заявить ему о своем согласии.

Скромный номер был пуст.

- Ах, дьявольщина! - Разочарование отрезвило. - Этот бузотер посмеялся надо мной и провел за нос, как новичка.

В плохом настроении я вышел на улицу, привлеченный конским топотом и громкими криками.

Вообразите же мое удивление, когда я увидел Мохаммеда во главе полутора десятков вооруженных до зубов арабов, восседавших на великолепных породистых конях, которые в нетерпении били копытами у дверей гостиницы.

Нагруженные ящиками мулы образовали другую, безмятежную группу, буквально заполнившую все подступы к нашему жилищу.

- А! Вот и ты, - крикнул мне, смеясь, "собственник". - Я не теряль даром времени... Все закуплено, уплачено, упаковано. Ты видишь, мои люди готовы к отъезду... Я купиль для тебя один хороший кобыль и один муль для багажа... Вот они, я их привел...

- Клянусь Богом, ты угадал! - воскликнул я, восхищенный приключением. Принимаю от всего сердца твой дар, и если ты не приврал и в твоих местах действительно водится дичь, я развлекусь по-княжески!

Не минуло и четверти часа, как чемоданы были водружены на мула, я занял место в седле, и караван тронулся в путь, на открытие моей первой марокканской охоты.

Конец