sci_politics Газета Завтра Газета Завтра N761 ru 18.06.2008 BD-682DB4-9E1B-E944-5695-F109-7159-3C9C0D 1.0

Газета Завтра

Газета Завтра N761

Александр Проханов - Владимир Квачков МЫ ВЫРВАЛИСЬ ИЗ ПЛЕНА!

Александр Проханов. Владимир Васильевич! Я, моя газета, читатели "Завтра", огромное количество русских людей от океана до океана радуются вашему освобождению. Это не просто торжество юридических доказательств или формулировок - это духовная победа русского народа, который в последнее время очень часто терпит поражение, находится в унынии, в печали. И то, что вы теперь с нами, на свободе, - это не только ваша заслуга, не только громадная заслуга присяжных, это заслуга всех живых, верящих, молящихся, сопротивляющихся русских людей, которые через вас победили зло. Я вас приветствую в своей редакции и рад вашему триумфу. Владимир Квачков. Спасибо, Александр Андреевич. Согласен с вами: это общая победа. Вы упомянули присяжных. Те двенадцать человек испытали потрясающий, ни с чем не сравнимый моральный пресс. На них давила вся судебная система, которую присяжные увидели во всём её нынешнем безобразии и произволе. И все-таки они вынесли это решение! Волевое, героическое, честное. Одиннадцать человек из двенадцати сказали: "Не виновны!". Присяжные проявили гражданское мужество, оказав духовное сопротивление людоедской системе. Удивительные сдвиги в сознании людей. Жива Россия, жив русский народ! Да, большая часть нашего народа - в унынии. Люди придавлены лживой и лицемерной политической системой, отсюда у многих безнадежность. Но вот когда присяжные осознали, что сейчас только им решать, и здесь, в зале суда, кроме их собственной совести и чувства правды, никто над ними больше не властен, в людях пробудилось исконное, в генах заложенное, то, что в них пытались вытравить, перековать, иссушить все эти проклятые, окаянные последние годы: чувство правды и справедливости. На суде мы обратились к ним, глядя им прямо в глаза: судите нас, но только по закону, только по справедливости. И то, что обычные домохозяйки и инженеры, рабочие и врачи, служащие и пенсионеры нашли в себе мужество и отвагу принять такое решение, свидетельствует о главном, коренном в нашем народе - вечном стремлении русского народа к правде. И вот я сейчас имею возможность от имени Роберта Петровича Яшина, Александра Ивановича Найдёнова через вашу газету, Александр Андреевич, низко поклониться присяжным. Спаси вас Бог, честные, мужественные, действительно героические люди! Спасибо не только за наше освобождение, но и за то, что вы укрепили сотни тысяч людей, миллионы граждан России, доказав, что есть Правда на русской земле. Я хочу по-русски, до матушки-земли, поклониться всем, кто слал телеграммы в прокуратуру и суды, писал нам в тюрьмы, поддерживал нас, как мог. Свыше 750 писем пришло в тюрьму только мне, а сколько ещё Роберту, Саше, Ивану Миронову! Тысячи! А сколько писем не было пропущено как от меня, так и ко мне! Из них прокуратура надёргала цитат и обильно цитировала на суде. Эта постоянная в течение всех трёх с лишним лет духовная поддержка - и в письмах, и в телеграммах - многого стоила. Я с огромной радостью хочу передать всем авторам писем слова благодарности и обещаю ответить всем, кому ещё не успел. От нас и наших семей благодарность тем, кто помогал материально. Как это было важно при нынешних громадных тратах на адвокатов! В одной газетёнке прочитал, что при сборе средств в нашу поддержку в пакет для пожертвований "бросали в основном мятые десятирублёвки и прочую мелочь". Хотели унизить, показать ничтожность людей и мизерность их помощи, а вышло наоборот - эта газета высветила главное: нам помогали честные русские люди, помогали из своих кровных, большинство из них, конечно, небогаты. Зато как их было много! А.П. Вы - боевой офицер. Для вас как для русского офицера чувство человеческого достоинства - одно из важнейших. И вдруг вы оказались поруганы. Вас скрутили, поместили в каземат, приклеили страшные ярлыки, подвергли унижениям, вас поместили в самую унизительную среду - в атмосферу несвободы. Какие основные этапы за эти три года вы переживали: моральные, духовные? Каковы были для вас внутренние переломы? Как бы вы свое трехлетнее пленение определили? В.К. Вы назвали ключевые для меня слова: достоинство и честь. Я с одиннадцати лет, с Суворовского училища воспитан в понимании: честь нельзя отнять, ее можно только потерять самому. В какие бы условия ни попал человек, как бы ни был он унижен: колпак на голове, руки в наручниках за спиной, томительное сидение в полусогнутом положении в тесном железном "стакане", постоянное лазанье по тебе чужих рук на обысках - все равно восприятие всех этих мерзостей зависит только от самого человека. Сначала, конечно, сказалось очень резкое изменение психологической обстановки. Сразу где-то далеко любимая семья, интереснейшая и любимая работа, с осознанием, что эта работа нужна не только тебе самому, но и, не побоюсь громких слов, Родине, Армии. На выходе была докторская диссертация. И вдруг всё рушится: семья, дети, работа, Генштаб, все осталось в другой жизни, а я - удивительно быстро пришло это сознание - я попал в плен. Тогда я написал Надежде, что воспринимаю всё происходящее как испытание своей православной веры и чести русского офицера. Ведь можно было бы отказаться от своих убеждений, начать примитивно выживать, позабыв достоинство. Конечно же, меня склоняли к разным вариантам договора со следствием. Они пытались отнять у меня честь, но они не понимали - отнять её нельзя! Я - верующий, православный христианин… Крестился уже зрелым, в сорок лет. И если сравнивать: был атеистом, советским офицером, теперь офицер русский, православный, то я не дам твёрдого ответа, вынес бы я всё так же, будучи некрещенным, как вынес это сейчас. Православная вера, понимание того, что Бог дает каждому по силам его, - это то, без чего было бы очень тяжело. Я вдруг понял, что если Господь послал меня на эти испытания, значит, он верит в меня. Что у меня есть силы, должны быть силы вынести это. Пришло осознание, что Господь послал меня на фронт, на борьбу. Я ушел с фронта военных специальных операций и пришел на фронт духовной борьбы. Это понимание пришло в течение первых трех суток, хотя на вторые сутки, ночью, получил страшный психологический удар. Только уснул, будят, суют под нос "Московский комсомолец" с заметкой, что арестован Александр, мой старший сын. Тут же доверительный, участливый вопрос: "Саша спрашивает, что ему говорить?". Отвечаю, не раздумывая: "Пусть говорит правду!". Только потом, много позже, выяснилось, что всё это была "липа", деза, что в действительности о сыне никто ничего не знает, пропал. Я - в плену, сын пропал без вести. Война. Я понял, что мне нужно бороться. А когда нужно бороться, Александр Андреевич, когда решение принято - все, дальше уже проще. Я понял, что я на войне, что это просто другая война, к которой мне нужно готовиться и учиться, и всё встало на свои места. Я - офицер, я - на войне. Так сложилось. А война - это и есть война. ШКОЛА ПРЕОБРАЖЕНИЯ Если раньше я себя готовил к защите интересов России посредством военных операций, то на этот раз мне пришлось готовиться к духовной борьбе. Выстоять мне помогли, как это ни громко, быть может, звучит, но это правда - Лев Александрович Тихомиров, Иван Александрович Ильин, Михаил Осипович Меньшиков - идеологи русского национализма. А за праздничным столом, когда мы вернулись, первый тост я поднял за Бориса Сергеевича Миронова - за человека, книги и идеи которого и привели меня в тюрьму. Когда мы с ним познакомились, национализм был для меня ругательным словом. Но в ходе совместной работы в Военно-Державном Союзе я стал понимать, что мои убеждения как раз и есть убеждения русского христианского националиста, пришло чёткое понимание расстановки сил на политическом поле, кто свой, кто чужой - все встало на свои места… Накапливалась, анализировалась информация, очевидным становилось то, что ещё недавно покрывал туман всяких измов. Теперь то же самое происходило в тюрьме. Туман катастрофы ареста рассеялся, стало ясно, чем и как мне заниматься. Чем дальше уходило время от ареста, тем яснее становился смысл нового этапа моей жизни. А.П. То есть в узилище у вас было ощущение какой-то загадочной избранности? Вас избрали на эту муку, на противостояние… Удивительно прозвучало для меня ваше упоминание о раскладе среди присяжных: одиннадцать против одного - того, кто отверг вас… В.К. Я очень боялся в себе этого чувства избранности, когда человек начинает ощущать себя мессией, это очень опасно, - дьявольское искушение. И вы знаете, Александр Андреевич, письма простых, не знакомых мне прежде людей помогали понять, что я должен делать. "Я вам завидую, - писали мне. - Вас Господь избрал в качестве человека, на котором будет проверяться, готов ли русский народ стоять за правду", и я ощутил, даже физически ощутил ту меру высочайшей ответственности, что люди возлагают на нас. Или мы сдадимся, ради спасения себя, ради свободы, ради своих близких примем участие в этом грандиозном спектакле Генеральной прокуратуры, согласимся пойти на компромиссы с совестью, или же мы ищем не освобождения, а доказываем до конца свою правоту. Доказываем, что мы - русские офицеры и будем стоять за свои убеждения до конца. Тот факт, что из 12 присяжных заседателей нашёлся один, кто посчитал меня виноватым, говорит о том, что этот человек пока еще не понял, что происходит со страной и что предстоит сделать нынешнему поколению русских людей. А.П. Говорят, что тюрьма - это школа преображения. Либо человек, попадая в тюрьму, скатывается на самое дно, его там плющит дикое давление, он превращается в лепешку и никогда уже объемным не становится. Либо для людей, у которых есть это в задатке, тюрьма становится второй школой и даже родиной. Тюрьма-матушка, говорили в России. Как вас преобразила тюрьма? В.К. Возможно, для штатского человека ваше утверждение справедливо. Я же, придя в тюрьму, четко осознал, что тюрьма - это моя другая война. Возможно, для определенной категории людей тюрьма и является матушкой и родиной: зачастую туда попадают люди, которые совершенно не понимают своего места в жизни, и тюрьма их ставит на место. А для меня, для нас троих, тюрьма стала второй, после армии, школой воспитания. В каком смысле? То, что многих людей угнетает: постоянный распорядок дня, суровый быт, зависимость от внешних обстоятельств, - и этим нас хотят испугать, что ли? У нас на войне бытовые условия подчас были на порядок хуже, чем здесь. Да, для многих людей тюрьма становится громадным стрессом: они попали в клетку, они задавлены, заглушены, унижены. И всё - лепи из них, что хочешь. И лепят из таких опера, следователи, прокуроры всё что угодно. Люди сдаются, кто через два-три месяца, кто через полгода-год, подписывают, что от них требуют, и уходят на зону, лишь бы кончился ад СИЗО. То же самое рассчитывали сделать с нами. Но, как сказал мне бывалый уголовный авторитет, просидевший в тюрьмах двадцать лет, не меньше, он впервые встретил трех арестантов-подельников, которые за три года так и не дали показаний друг против друга. Вообще, несмотря на отсутствие в законе категории политических заключённых, вся тюрьма - и охранники, и зэки - нас считали именно политическими. Чему научила тюрьма? Я встретил людей, с которыми никогда прежде по жизни не встречался. Я ведь в Суворовском училище с одиннадцати лет, как говорится, почти полвека в строю, и знал, по сути, одну лишь армию. И давно уже на высших офицерских должностях. И вдруг ты на дне… Тюрьма - действительно дно общества, брак государства. Я понял, насколько же власть виновата перед собственным народом. Сколько там сидит людей, которые именно социальными и нравственными условиями заброшены в тюрьму! Особо чудовищны преступления власти против молодёжи. После нескольких месяцев для себя вывел такое определение для большинства молодых парней - "СМС-маугли". Они не понимают, ни в каком обществе живут, ни зачем они живут. У них в голове только назойливо вколоченные "Муз-ТВ", "Дом-2" и прочая мерзость. Мальчишка там сидел один. Шел с девушкой, двое азербайджанцев напали. В драке одного в горячке убил, другой, кажется, умер от побоев. Слава Богу, ему не приписали 282-ю, хотя до сих пор пытаются. Начинаю с ним разговаривать, он спрашивает вдруг: "Дядя Вова, а вот если меня выпустят - мне в армию можно будет пойти?". Я говорю: чего ж ты раньше не шел? А он: "Со мной так, как вы, никто в жизни не разговаривал! Ни отец, ни учителя…" Мальчишка не знает ни страны, в которой живет, ни кто он, ни что он. Вот он вырос зверьком, а внутри-то душа православная. Она, как илом, занесена всей это гадостью телевизионной, запеленута в нем, но жива! Недельку-другую почисти его душу, поговори с ним о Боге, о России, о том, зачем человек живет, о том, что значит быть русским, и как он весь засветится!.. Он, конечно, виноват. Но нельзя же душу живую убивать! Знаете, жалко этих несмышлёнышей до слез… Год отсидел с человеком, на счету которого, по версии прокуратуры, восемь трупов. Евгений, отец троих детей, из деревни. Труженик, на все руки мастер, а куда ни кинь - всюду клин, везде уже новые хозяева жизни. Первый раз убил, потеряв контроль над собой, когда торгаш бросил через губу ему, кичась своими коррупционными связями в милиции: "Ты мэня на колэнях завтра прасыт будэш!" Женя в ответ: "На коленях никогда ни перед кем стоять не буду". Тот презрительно: "Да вы уже сэйчас стоите". Вот так простой деревенский парень взялся за оружие. Сейчас ему грозит пожизненное. Конечно, я не оправдываю его, но буду молиться, чтобы присяжные признали его достойным снисхождения и дали ему возможность выйти из тюрьмы, исправиться. Мы с ним год отсидели рядышком в камере-каморке, я же видел, как человек обратился к Богу, как раскаивается в содеянном. Вот только раскаются ли те, кто создал такую жизнь для Жени, для сотен тысяч других молодых ребят, которыми забиты тюрьмы по Руси… Я абсолютно убежден, что нынешний разгул преступности вызван утратой у молодых людей нравственных ориентиров. Без религиозного устройства общества мы из этой аморальной трясины не выберемся. НЕСЛУЧАЙНЫЕ ВСТРЕЧИ А.П. Какие казусы, эпизоды тюрьмы-войны наиболее вам запомнились? В.К. Жизнь за решеткой проходит в двух ипостасях: как тюремная и судебная. Если говорить о тюремной, то где-то через год, когда я по-тюремному слегка заматерел и узнал, как вести себя, внутри тюрьмы у меня сложились достаточно ровные отношения со всем контингентом. Я - "мужик", "порядочный арестант", поэтому совершенно спокойно заходил на сборку, где тюрьма представлена во всем диапазоне общественного дна. Кроме того, стал человеком, который может посоветовать, подсказать что-то в юридических вопросах, поскольку правовое невежество не позволяло многим отстаивать свои законные права. Наверное, отсюда появилось мое тюремное звание-название "генерал". Тюрьма и война проявляют подлинную сущность человека: бесполезно притворяться, прикидываться, надувать щёки, ты 24 часа в сутки весь наружу. Они, две этих крайности, война и тюрьма, наиболее точно проявляют существо человека, показывают, кем ты являешься на самом деле. Что тут вспомнить? Повседневный быт - постоянное решение каких-то в обычной жизни мелких, а в тюрьме важных проблем. Скажем, чем порезать хлеб? - Ложиком (алюминевая ложка с одним заточенным краем в качестве ножа). Так ведь её ещё надо исхитриться сделать, а потом беречь как зеницу ока от нескончаемых, беспрерывных шмонов. Вообще зэки, отсидевшие много лет, отличаются поразительной способностью приспосабливать обычные предметы для других целей. Потрясающая выживаемость! Искусству выживать спецназу у тюрьмы учиться и учиться. Люди интересные попадались. Конечно, запоминающимся событием было пересечение с М. Б. Ходорковским, но это уже известная история… А.П. У меня всегда было ощущение, что вас вместе свели не случайно… В.К. Конечно, нет. А.П. А в чем тогда был замысел? Два таких зэка: один - представитель русской радикальной оппозиции, другой - еврейско-олигархический мученик. В чем конспирология вашего соединения? В.К. Мы с Ходорковским размышляли над этим. Он думал, что меня к нему подсадили для каких-то темных дел. Я думал с точностью наоборот и ждал провокации от него. Понятно, что нас хотели спровоцировать на конфликт. Иначе зачем мне, русскому националисту, подсаживают одну из одиознейших фигур?! Когда, наконец, разобрались между собой и поняли, что нас пытаются завести, задеть, договорились: давай молчать. У него выходы на прессу, у меня тоже есть, но мы ни слова адвокатам. Молчим. Чувствуем некую возню: "Чего это они молчат, не мочат друг друга?". Значит, думаем, правильно себя повели, в точку попали. Они хотели продемонстрировать объективность системы, дескать, "нам все равно, что террорист, что олигарх, ко всем относимся одинаково, у нас диктатура закона". И когда кто-то чересчур назойливо разглядывал нас через глазок, мы дружно пели на два голоса: "Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!". Ходорковский - собеседник интересный. Рассказывал о встречах с Ротшильдом, другими банковскими мафиози мирового масштаба, рассказывал, что делал Чубайс, как делили общенародную собственность, нефть, газ, лес. Спрашиваю: "Михаил Борисович (всё время были на "вы" и по имени-отчеству), ну, а как же с ГКО, получается, вас тоже кинули?". "После дефолта звоню Толе, - рассказывает Ходорковский, - спрашиваю: чего ж ты нас-то кинул? За что наказал? "За доверие к государству!" - отвечает". Интересной темой для обсуждения был либерализм, понимание человеческой свободы. Я доказывал ему божественное происхождение человеческой морали и нравственности, отсюда - необходимость религиозного устройства общества. Убеждал, что свобода - есть свобода выбора человеком добра или зла, греха или добродетели и что последующая ответственность перед Богом за свой выбор неизбежна. Он же толковал о свободе человека в правовом государстве. Я говорю: это безнравственная, аморальная система устройства человеческого общества. Люди сами себе могут написать, да и уже написали такие законы, по которым подлецам и мошенникам живется лучше, чем честным людям. По-вашему, либеральному, моя свобода заканчивается там, где начинается ваша свобода. А где заканчивается свобода волка в его отношениях с зайцем? Где заканчивается свобода школьного учителя в его отношениях с олигархом? И вообще, может ли быть написана граница, если её нет в душе? Впечатление, что Ходорковскому всё это было внове и очень интересно. Он действительно чувствительный к окружающему мнению, к тенденциям, которые прорастают в обществе. Ведь понял же, что нужно поворачивать влево. Как, возможно, и Путин понял, что если не изменить образ воровской ельцинской системы, то она рухнет, а вместе с ней "всё нажитое непосильным трудом". Лучше всего для этого подходила мелодия гимна Советского Союза. Под эту музыку путинский период приватизации прошел как-то полегче. Только Ходорковский предлагал "повернуть влево", а Путин стал строить "вертикаль власти", укреплять государство, за что я двумя руками, кстати. Но сделать-то он мог намного больше. Да, Путин фактически воссоздал государство из кусков. Но если бы он хотел создать русское государство, государство развития, он бы встал и сказал ещё в 2000 году: за мной, русские! И тогда бы мы за восемь лет действительно сделали колоссальный рывок. Но Путин не поднялся до высоты настоящего дела. У него были свои мелкие задачи, которые он для себя, безусловно, решил. А.П. Ваши беседы с Ходорковским могли сыграть свою загадочную роль. Говорят, что он сейчас уверовал, крестился, читает Писание. Теперь от него якобы идут очень странные для всех либералов токи… Так что после "левого поворота" он может сделать и православный поворот…. В.К. Ходорковский сознаёт: то, что они, ельцинская элита, сделали, аморально, и хотел эту аморальность в какой-то степени компенсировать социальными подачками, переменами, поворотами… Я же пытался ему втолковать, что без духовности никакая экономика не будет справедливой. Искать в финансах или в колбасе основы для формирования общества бессмысленно. Я в этом смысле расхожусь и с коммунистической идеологией, потому что нельзя выводить идеологию из экономики. Идеология диктует политику, а та уже определяет экономику. Да, Ходорковский вполне мог измениться. "Когда я им нужен, я для них еврей, а когда не нужен, они тут же вспоминают, что у меня мать русская". Это его слова. Другая удивительная встреча у меня была с Кляйном, израильским полковником. Открывается дверь камеры, заходит пожилой человек 65 лет, бритый наголо. Согласно тюремному ритуалу предлагаем чай, а он по-русски ни в зуб ногой, ничегошеньки не понимает. По-русски ни слова, но ведь и по-английски так себе. Чистокровный еврей-израильтянин. Я предлагаю "a cup of tea". И тут его прорывает: девять месяцев не мог ни с кем поговорить. Спрашиваю: ты кто? - Полковник. - Чего? - Израильской армии. Перевожу камере. "Они что, издеваются, Васильич?! - взревел Женька-разбойник. - Хотят, чтобы мы с ним тут же разобрались?" "За что закрыли?" - спрашиваю. Отвечает: готовил в Колумбии полувоенные иррегулярные формирования для борьбы с наркомафией, наступил на хвост ЦРУ, которое полностью контролирует там ситуацию. Американцы его тут же подставили: мол, не лезь не в своё дело. Если верить Кляйну, контрабанда кокаина из Колумбии полностью лежит под американскими спецслужбами. Я говорю: враг ЦРУ - мой друг, иди сюда! И всё, на этой теме мы с ним сошлись. У нас над столом - полочка с иконами, присланными с воли: Господь, Пресвятая Богородица, преподобные Сергий и Серафим, Государь Николай II с семьей, преподобный Иринарх Борисоглебского монастыря, благословлявший Минина и Пожарского. Перед приемом пищи всегда "Отче наш", осеняю крестом наши миски. Как-то читаю молитву, а он на Христа показывает: "He is jew!". Я ему: он не jew, а Богочеловек и никакой национальности не имеет. Ладно, говорит, проси Иисуса и за меня тоже. Наступила суббота, шабат по-ихнему. Как обычно, делаем генеральную уборку. Гадаем: будет мыть или не будет? Он: "I»m religious man, but not fanatic. I»m not shit", - то есть: "Я верующий человек, но не фанатик в чёрной кипе. Я не дерьмо". Настоящий полковник. Обсуждаем ситуацию на Ближнем Востоке. После моих слов, что Израиль - еврейское нацистское государство, неделю со мной не разговаривал. "I»m not Nazi!". А кто же ты, интересно? "Я нормальный человек. Я израильтянин!". Пришлось две недели разъяснять ему разницу между гражданством (израильтянин), национальностью (еврей) и верой (иудей), а то никак не мог понять еврейский вопрос. Образование у него западное, так что всю эту Болонскую систему я три месяца наблюдал в упор. То, что ему положено знать по специальности, знает. Обо всем остальном самое смутное представление. Но в конце-концов договорились до того, что Израиль спасется, если станет христианским православным государством. "I agree!" - согласен. В мировоззренческих вопросах, кроме своей книжечки Шулхан Арух, которая была с ним, - ноль. Вначале пытался убедить меня, что всплеск антисемитизма в России якобы связан с усилением роли российской исламской общины. Тогда стал показывать ему всех лиц еврейской национальности (кого знаю) на телеэкране. Вначале это ему даже нравилось, наверное, льстило самолюбию. Потом стало доходить, чем может закончиться для простых евреев в России засилье его соплеменников. Мои комментарии, в конце концов, закончились его резонным вопросом, почему русские всё это терпят. Мол, если бы у нас, в Израиле, русские только попытались так себя вести, их сразу же поставили бы на место. Я сослался на то, что русские долго запрягают… После месяцев общения, безусловно, считая палестинцев нашими союзниками в борьбе с международным сионизмом, я вынужден был оценить в израильском полковнике Кляйне мужество солдата, защищавшего свою страну и ощутившего предательство своего правительства. ПРОТИВ ПРОИЗВОЛА А.П. А в судебной ипостаси были ли для вас какие-то открытия? В.К. Я знал, что система наша коррумпирована, знал, что такое административное давление, стыдливо называемое ресурсом, но не думал, что все это окажется настолько явным и наглым. Мой личный опыт позволяет со всей ответственностью утверждать, что существующая российская правоохранительная система - это несовершенная организация, состоящая из зачастую зависимых судей, прокуроров, следователей и оперов, это тесно сплетённый клубок юристоподобных существ. Сложно даже представить, сколько нарушений было в нашем судебном процессе! И по мелочам, и в принципиальнейших вопросах. Понимаете, когда ты сталкиваешься с системой, ты начинаешь её изучать. Всерьёз штудируешь Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы. Надеешься, что состязательность обвинения и защиты будет идти по правилам, хотя бы свои собственные правила система должна соблюдать, думаешь ты. Ничего подобного! К примеру, есть статья 241-я УПК. Там сказано про судебную гласность. Черным по белому прописано: разбирательство уголовных дел во всех судах открыто, за исключением четырех случаев: разглашение государственной тайны, когда подсудимым нет 16 лет, когда затрагиваются интимные стороны жизни или необходимо обеспечение безопасности участников. И это всё. Конкретный, исчерпывающий список обстоятельств. Начинается наш суд - и первое, что заявляет судья Н.И. Валикова: заседание будет закрытым, прессу пускать не будут. Это стало первым сигналом начинавшегося в суде беззакония. Все убедительные доводы наших адвокатов о крайне необходимом гласном, открытом судебном разбирательстве, потому что дело имеет громадный общественный резонанс, потому что в ходе предварительного расследования вскрылись факты принуждения свидетелей к даче ложных показаний, потому что множество фальсификаций доказательств, - как глас вопиющего в пустыне… Требуем: дайте протокол. Читаем - все извращено. Требуем вести официальную аудиозапись процесса, чтобы четко фиксировать, кто что реально говорил. Отказ. Нет необходимости, процесс закрытый, записей делать не надо! Ну и что, что процесс закрытый? Давайте в закрытом режиме пользоваться аудиозаписью. Категорический отказ. Начинаешь возмущаться вопиющим нарушением закона, тебя тут же удаляют из зала суда. Уловки, передёргивания, откровенное хамство суда, провоцирующее наше возмущение, - не выдержал, возмутился, тут же удаляют из зала - приводят к тому, что доказать что-либо в такой обстановке просто невозможно. Уже после первого заседания стало ясно, что нормального суда не будет. Год прокуратура фальсифицировала доказательства, подкидывала так называемые вещественные доказательства, а теперь ещё и суд закрыли, да ещё без официальной аудиозаписи, - стало ясно, куда мы попали. Вот это тоже испытание: осознать, что предстоит не суд, а судилище. Нам было отказано в тридцати четырех свидетелях со стороны защиты! Нам было отказано в вызове в суд даже директора ЧОП "Вымпел-ТН" Швеца, давшего охране команду "не стрелять", в допросе второго экипажа охраны Чубайса, в вызове продавщицы тех сотовых телефонов, которые были обнаружены у меня на даче (она на опознании заявила, что телефоны покупал не я, а другой человек), в допросе целого ряда экспертов. Мы подаем ходатайство о привлечении в качестве свидетеля Татьяны Леонидовны Мироновой, матери Ивана Миронова, одного из обвиняемых. Сторона обвинения: "Считаем, что Миронова никого отношения к делу не имеет!". Судья: "С учетом мнений сторон постановляю: Миронову в качестве свидетеля в зал суда не приглашать, как не имеющую отношения к фактическим обстоятельствам дела". И вот так были отведены все остальные наши свидетели. Нам отказали в допросе в суде даже тех семерых свидетелей и специалиста, которые уже прибыли в суд и готовы были дать показания. Хотя согласно закону суд не вправе отказать выслушать свидетеля стороны, если тот уже явился в суд. Мы говорим: в суде находится Б.С. Миронов, генерал-полковник Л.Г. Ивашов, генерал-майор А.С. Чубаров… Судья в нарушение УПК ставит вопрос на обсуждение, по сути - на согласование со стороной обвинения. Говорим: чего обсуждать-то, мы уже привели свидетелей… Отказ! Открытое судейское беззаконие! У защиты по закону есть право корректировать вопросы присяжным заседателям. Чтобы не быть голословным, процитирую УПК: "судья не вправе отказать подсудимому или его защитнику в постановке вопросов о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимого за содеянное или влекущих его ответственность за менее тяжкое преступление". Перевожу на нормальный язык: нас обвиняли в посягательстве на жизнь государственного деятеля. Мы говорим: там не было подобного посягательства, наказание за которое оценивается от двенадцати лет до пожизненного заключения. Там было, по нашему мнению, обыкновенное принуждение к совершению сделки. То есть Чубайсу сказали: или ты соглашаешься на наши условия по реорганизации РАО ЕЭС, или вот тебе последнее предупреждение. (Заметьте, нас посадили, когда начался раздел РАО ЕЭС, и выпустили, когда раздел закончился. Вот такое совпадение). Мы говорим: такова одна из версий! Давайте зададим этот вопрос присяжным. Мы имеем на это право, и вы не вправе нам отказать. Судья уходит в комнату, возвращается и отказывает. Я писал в Генпрокуратуру, в Высшую коллегию судей, в ФСБ, в МВД, в Верховный суд и т. д. Либо ответа нет, либо мне растолковывают, что хоть меня и судят с нарушением законов, но жаловаться я всё равно права не имею! Только председатель суда может решать: давать ход моей жалобе или нет. Вот это самое тяжелое. Ты прав - и бессилен. Сделать ничего не можешь. Судьи выведены из-под всякого контроля общества. Суд становится главным инструментом власть имущих, миллиарды имущих в борьбе с неугодными, и никто уже этого не скрывает, наоборот, не стесняясь, демонстрируют это в назидание всем. Знаете, почему Медведев в самом начале своего президентства заявил о борьбе с коррупцией в правоохранительных органах? Ему потребовался правовой механизм, регулирующий отношения народа с властью и государством. Он понял, что у него такого механизма нет. Унаследованная им правоохранительная система давно вышла из-под контроля государства и живет своей собственной жизнью - коррупционной, клановой, карьеристской и прочей противозаконной. Первое, что мне хотелось сказать журналистам, выйдя из тюрьмы: если власть не возьмется за исправление правоохранительной системы, все её попытки сделать что-либо обречены на провал. Сама себя эта система исправить уже не сможет: необходимо воздействие снаружи. В государстве есть только одна сила, способная исправить нынешние МВД, ФСБ, суды и всевозможные прокуратуры и следственные комитеты. Это - армия. А.П. А как удалось текст моих вопросов к вам протащить? Это легально делалось или нелегально? В.К. Легально, конечно. Предвыборное время, я - кандидат в депутаты Государственной думы. Адвокат приходит и говорит: наш кандидат не осужден, имеет право на написание предвыборных материалов, на выражение своей позиции, вы обязаны предоставить ему такую возможность. Администрация тюрьмы соглашается: хорошо, но только через спецчасть. Что и было сделано. УГРОЗЫ И ИМИТАЦИИ А.П. Что же все-таки произошло тогда, на шоссе? В.К. Вот документы, которые со всей очевидностью доказывают факт инсценировки "покушения на Чубайса". В ходе следствия и на суде стороной обвинения утверждалось, что мощность взрыва в тротиловом эквиваленте 3,4-11,5 кг. Давайте посмотрим, как определялся этот эквивалент. Вот по своей полосе дороги, шириной 3,3 метра, едет БМВ Чубайса и начинает обгон идущей впереди, в пяти метрах, ВАЗ-2109. В 4-5 метрах позади БМВ движется ещё одна машина Чубайса, Митсубиси-Лансер, с охранниками. Раздаётся взрыв. У "девятки" ударной волной разбивается заднее стекло, крыша выгибается на один сантиметр, и ни одного осколочного повреждения. У БМВ на капоте и в правой передней полусфере появляются рваные полосы-повреждения. После взрыва машины Чубайса обстреляны из стрелкового оружия. Это, так сказать, дано. Теперь начинаем считать и анализировать. Согласно формуле, тротиловый эквивалент заряда определяется двумя основными параметрами: силой ударной волны и расстоянием до взрыва. Самый авторитетный в этих вопросах справочник Бейкера, по нему эксперты и установили силу ударной волны - 0,022 мегапаскаля (0,22 атмосферы). Расстояние от машины до эпицентра взрыва экспертам изначально было задано следователями и, по их мнению, могло составлять от 10 до 15 метров. Исходя из этих параметров, эксперты рассчитали следующее: если взрыв был на расстоянии 10 метров от "девятки", то мощность заряда равна 3,4 кг, на удалении 15 м - уже 11,5 кг. Вот откуда в устах обвинения эти цифры тротилолового эквивалента. Но тем же следствием установлено, что взрыв произошел между БМВ и "девяткой", дистанция между которыми в момент начала обгона составляла всего пять метров, и никак не могла быть ни 10, ни тем более 15 метров! Каково же на самом деле расстояние от взрыва до поврежденной "девятки", по которому также рассчитывался тротиловый эквивалент, если центр взрыва обнаружен в канаве на расстоянии 1,35 метра от проезжей части? Помните тот знаменитый, намозоливший всем глаза по телевидению рваный шов, прорезавший весь капот машины Чубайса? На капоте на одной линии под углом 45 градусов к оси движения зафиксированы пять линейных повреждений, причем ширина первой рваной полосы составляла около двух сантиметров. Следствие утверждало, что это - следы от пули. Получается: пуля попала в капот, порвала его, подскочила, снова зацепила капот, снова подскочила, и так пять раз подряд?! Пули так не летают! Так летают плоские камешки по воде, так плавают дельфины, пули так не скачут. Пуля, встретив препятствие, либо проникает в него, либо под углом отскакивает от него, рикошетит. Рваное линейное повреждение на металлическом капоте машины Чубайса мог нанести только неправильной формы летящий осколок! А ведь на капоте параллельно первой цепочке пролегли ещё три таких же следа. Да ведь пули параллельно не летают! Пули бы веером разнесло! Ве-е-ром! Одномоментный направленный, параллельный поток осколков могли дать только осколки от фугаса, в данном случае - гвозди с гайками. Из всего этого следует, что центр взрыва находился под углом 45 градусов к оси движения БМВ. И теперь главное. Если показания, данные древнегреческим гражданином Пифагором 2500 лет назад в отношении прямоугольного треугольника, все еще достоверны и допускаются российским правосудием, то взрыв произошёл на расстоянии от 4,3 до 5 метров от "девятки". Вот теперь, когда нам точно известны и сила ударной волны, и масштабы повреждения "девятки", и расстояние от центра взрыва до "девятки", легко установить пределы взрывного устройства в тротиловом эквиваленте: от 266 до 410 граммов! Максимум! Именно такую мощность - около 500 граммов тротила - по сообщениям РИА "Новости" - указывали специалисты ФСБ, прибывшие на место происшествия 17 марта 2005 года. 10 часов 48 минут утра - "500 граммов тротила". 11 часов 30 минут - "500 граммов тротила". 14 часов 49 минут - "500 граммов тротила". Затем вдруг выступление "официальных лиц": это, мол, не имитация, это настоящее покушение. И мощность заряда в 15 часов 21 минуту сразу подскакивает до килограмма тротила. Но и килограмм, и десять килограммов не могут ничего сделать с бронированной капсулой автомобиля Чубайса. Согласно открытым источникам в Интернете, фирма BMW гарантирует, что её бронированная капсула выдерживает взрыв 15-килограммового заряда в непосредственной близости от машины. А тут ещё и заряд стоял в канаве, и взрыв был направлен вверх, и не в сторону дороги, а в сторону леса… И ещё масса других вопросов. Почему все поражения BMW пришлись лишь на правую переднюю полусферу? Почему автоматчики не стреляли в заднюю часть машины Чубайса? Ни одного повреждения - ни пулевого, ни осколочного - в том месте, где сидел (или всё же не сидел) Чубайс?.. Вопросов много, ответ один - имитация. Когда я начал показывать присяжным: "Вот схема расположения машин… Вот расчёт ударной волны… Вот расчёт расстояния… Вот расчёт мощности взрыва…" Какой визг поднялся: "Уберите! Не имеете права! Не давите на присяжных!". Чтобы мы не могли задать профессиональных вопросов экспертам по формуле расчета тротилового эквивалента, нас удалили из зала суда! А.П. Как вели себя присяжные в такие моменты? В.К. Одна женщина не выдержала, хоть и молча, но выражением лица выказала своё отношение к "доводам" прокуратуры. Секретарь суда тут же состряпала на неё лживый донос, будто эта женщина в перерыве общалась с нашим адвокатом, и судья немедленно вывела оклеветанную присяжную из процесса. Так что присяжные были вынуждены хранить каменные выражения, не показывать своего отношения к происходящему в судилище. В конечном итоге четверо из двенадцати присяжных пришли к убеждению, что покушения не было, была имитация, восемь согласились с тем, что покушение было. Но как строились вопросы суда? "Доказано ли, что утром 17 марта указанные машины двигались по дороге, произошел взрыв, была стрельба и т.д. и т.п." - вопрос на полстраницы машинописного текста. И присяжные вынуждены на эти двадцать вопросов в одном вопросе отвечать "Да, да, да, да, да…". А среди них спрятана ловушка - "с целью причинения смерти Чубайсу". Спрашивают меня: как вы относитесь к Чубайсу. Чубайс для меня - надутая карикатурная личность. Ту же треклятую приватизацию ведь не Чубайс проводил, а Ельцин и Черномырдин. Это они подписывали указы, выпускали распоряжения правительства. Чубайс их лишь исполнял. Фигура важная, но ведь не ключевая, хотя и пыжится выглядеть таковой… Я все это пытался объяснить присяжным; судья тут же обрывала, угрожая удалением: это не политический митинг! Я говорю: вы меня обвиняете в экстремистских взглядах и действиях по отношению к Чубайсу. Но Чубайс - лишь винтик, малая часть системы. На него навесили личину главного злодея, ему она нравится, и он с мазохистским наслаждением её носит. ДЕЛО ЖИЗНИ А.П. Вы очень ясно выразились о том, что тюрьма для вас была войной. Но ведь это не первая ваша война. До этого были Афган, Чечня. Наверное, весь этот опыт тоже был каким-то образом трансформирован в вашем сознании за прошедшие три года? Кем вы были в Афганистане? В.К. Подполковником, комбатом в Панджшере, командиром отдельного 177-го отряда Спецназ. А.П. В Чечне вы две кампании провоевали? В.К. Нет, в "первую чеченскую" я был за рубежом, выполнял специальное задание командования. У меня "вторая Чечня" была. И здесь, как мне кажется, мы подошли к самому главному вопросу: почему именно я был арестован и потерял три года жизни, которые мог бы посвятить совсем другому и гораздо более важному делу. Не три года назад всё началось, а в 1997-м. Я тогда занимал ответственную должность в одной из структур Генерального штаба. Когда вернулся из зарубежной командировки, начал анализировать содержание и формы боевых действий в Чечне. Практически полностью был утрачен афганский опыт подготовки и ведения противопартизанских и противоповстанческих специальных операций. Плюс ужасающее состояние армейской авиации, без которой такие действия успешными быть не могут в принципе. Когда-то действия моего афганского спецназовского батальона поддерживали 4 Ми-8тв и 4 Ми-24, находившиеся в состояния дежурства на земле, а то и в воздухе. В Чечне такого прикрытия не имела, пожалуй, вся группировка, осуществлявшая специальные действия. Тогда же мы с начальником разведки ВДВ полковником П. Я. Поповских при поддержке командующего ВДВ Г. И. Шпака подготовили и провели представительную конференцию о необходимости приоритетного развития теории специальных операций и создания в России войск специального назначения. Я сделал основной доклад, выступил президент российской Академии военных наук генерал армии М.А. Гареев, многие другие видные военачальники и ученые. Большинство согласились с предложением следующую конференцию провести в закрытом режиме уже на базе Академии Генерального штаба. Тогда показалось, что первый рубеж взят. Но все закончилось более чем плачевно. Немедленно вмешался "вашингтонский обком": меня, несмотря на имеющееся решение министра обороны о продлении срока службы на пять лет, немедленно уволили из армии, а П.Я. Поповских по ложному обвинению определили на четыре с половиной года в тюрьму. Так провалилась первая попытка действительного реформирования Российской армии. Я расценил это как внешнее противодействие идее создания войск специального назначения в России. Однако идею о развитии этого перспективного направления теории военного искусства и строительства Вооруженных Сил негласно поддержал тогда еще генерал-лейтенант, заместитель начальника Главного оперативного управления Ю.Н. Балуевский, который помог мне устроиться ведущим научным сотрудником в Центр военно-стратегических исследований Генерального штаба, благо ученая степень кандидата военных наук у меня тогда уже была. И с 1999 года в ЦВСИ ГШ началась моя работа в области теории и практики специальных операций. А.П. Термин "спецоперация" - это ваш термин или это нечто более общее? Очевидно ведь, что за этим кроется целый массив теорий методик, и далеко не только военные операции, но прежде всего организационное оружие. В.К. Сам термин "специальные операции" - калька с английского "special operations". Но в английском это означает вовсе не "специальные операции", потому что "operations" - это действия. А операция в российском военном искусстве, как, в прочем, и во всех других, - только одна из форм специальных действий. Поэтому наиболее широкое понятие - специальные действия. Сама идея применения специальных действий в военном искусстве принадлежит генерал-лейтенанту Денису Васильевичу Давыдову. В 1822 году он завершил многолетний фундаментальный труд по осмыслению военной теории и практики, личного опыта Отечественной войны 1812 года, и своим ясным умом почувствовал, что такое "партизанская война", цель которой лишить противника моральных и материальных сил вести боевые действия. Применительно к современным условиям, суть специальных действий (операций) заключается в методе достижения победы над противником. Принципиально есть два способа одержать победу: 1) преодолеть внешнее сопротивление противника, 2) лишить противника внутренней способности к сопротивлению. Например: борец может выйти на ковер, и, преодолевая сопротивление соперника, положить его на лопатки; а можно сделать так, чтобы соперник вышел на борьбу невыспавшимся, голодным, да вдобавок знающим, что если он выиграет, то сожгут ему машину и т.п., то есть лишить соперника физических и моральных сил вести борьбу. Безусловно, в спортивной борьбе подобные приемы недопустимы, но в геополитическом противоборстве, а тем более на войне, в ход идут все средства достижения победы. Советский Союз проиграл "холодную войну" не только и не столько в результате внешнего воздействия, но и в результате "пятой колонны", подорвавшей способность советской системы к геополитическому противоборству. И с нами, с Россией, сегодня проводится такая гигантская многоплановая специальная операция, в которой русскую силу, ее способность к сопротивлению подрывают изнутри, конечная цель которой - расчленение и уничтожение России как субъекта мировой политики. Применение организационного оружия - тоже один из небоевых видов специальных операций. Скажем, чтобы лишить любую организованную структуру или систему способности воспроизводить ее внешнюю целевую функцию, необходимо внести помехи в порядок ее внутреннего функционирования. Лучше всего для этих целей годится постоянно проводимая реорганизация или реформа, в результате которой система постепенно утрачивает способность к выполнению своей основной функции. Именно это вот уже в течение 20 лет продолжают делать с Вооруженными Силами и с Россией в целом: постоянные реформы как оргоружие в геополитическом противоборстве. Кстати, в геополитике оргоружие применялось всегда. Иван Миронов, фигурант нашего уголовного дела, до сих пор содержащийся в заключении в "Матросской тишине", в своей книге о продаже Аляски провел блестящее исследование применения против России оргоружия с целью забрать у нас северные ворота в Тихий океан. А.П. Вы пять лет вели разработки в Центре военно-стратегических исследований Генштаба. Как же вы оказались на второй Чеченской? В.К. Когда началась вторая Чеченская кампания, Ю.Н. Балуевский поставил ЦВСИ задачу провести анализ содержания и форм ведущихся боевых действий и оказать помощь командирам в подготовке и проведении специальных действий, хотя сами боевые действия такого названия не имели - их по-прежнему всё еще не было в боевых уставах. Руководство вызвало меня: бери свои наработки по спецоперациям, лети, помогай. Так я оказался в Чечне. Первая командировка, вторая… Встречи с Булгаковым, Трошевым, с другими командирами и начальниками. Шаманов вообще представил меня офицерам штаба группировки "Восток" как своего помощника по специальным операциям. Когда в январе 2000-го во время штурма я обошел, облетал, обсмотрел еще не взятый Грозный, то пришел к выводу, что наиболее оптимальное место для диверсионного прорыва из города - стык между 15-м полком Таманской дивизии и 276-м полком Симферопольской дивизии - по Сунже у Алхан-Калы. Прихожу, докладываю командующему: товарищ генерал, прорыв будет вот здесь. Там на самом месте пусто, понимаете? В засаде южнее несколько километров он поставил разведроту. Я ему пытаюсь разъяснить: диверсионные прорывы в отличие от войсковых проходят по-другому, это не Великая Отечественная! Спор зашел очень далеко, и меня практически заставили уйти с командного пункта. Потом приходит генерал В.И. Молтенской: "Извини, давай что-то делать". А что делать, надо дыру закрывать! Решили сформировать сводный отряд спецназа. Спрашиваю, что есть в резерве? Дайте мне хоть что-нибудь, а я помогу организовать его применение. В ответ: "У нас сейчас все силы в Грозном на штурме работают". И только аж через заместителя начальника ГРУ нашли одну группу армейского спецназа. Потом прихожу к "Вымпелам" - там мой офицер бывший. С его руководством договорились, что поработаем вместе. У замначальника разведки ВВ МВД (вместе в Академии учились) в резерве нашелся отряд новосибирского спецназа. В итоге в сводном отряде оказалось три спецназовских структуры: ГРУшная, ФСБшная и хороший отряд ВВ. Всего человек под семьдесят. К часу ночи подготовил проект директивы, оставил только пустое место для командира сводного отряда, себя вписал консультантом. Отдал в штаб на Ханкале, сижу, жду, а нам выходить наутро. Часа в три ночи: Васильич, подписали директиву! "Командиром отряда назначить полковника Квачкова". Я говорю: вы что, охренели? Я же гражданский человек уже. "Ну, некого было, понимаешь!". Так в третий раз стал командиром батальона: Забайкалье, Афганистан, Чечня. Пошли. Подтянули ЗСУшки, минометы, мины наставили. Неделю лежим в засаде. Это не афганская засада. Это Россия: хоть и юг, но январь. Лежать надо в снегу по 8-10 часов, спать по 4-5 часов в сутки. Тяжело, холодно. Сам в блиндаже с радиостанциями на ближайшем взводном опорном пункте. Как-то чувствую, что-то неестественно чешется. Спрашиваю у лейтенанта, командира взвода, а вшей у вас случайно нет? Отвечает: "А у кого их нет?". У меня, говорю, нет. Он так философски: "Я так не думаю, товарищ полковник…". Через неделю стало ясно, что людей нужно менять. Тридцатого января сообщаю в Ханкалу в штаб ОГВ(с): давайте новых, эти уже выдохлись. Нет, отвечают, сначала сами выезжайте на Ханкалу, и уж потом здесь возьмете других. Повторно прошу: поменяйте засаду здесь. - Нет, идите на Ханкалу. Ночь на 1 февраля 2000 года, меняем состав на Ханкале. Будят: Васильич, прорыв идет! А.П. То есть вас специально отвели в ту ночь, это очередная измена была? В.К. Я до сих пор не знаю, специально ли меня отвели. Но прежде чем уйти… Тропочка там была интересная. Я знал: если они будут идти - то будут идти здесь. И мы туда комплекты "лепестков" на ночь разбросали. Они пошли. Нарвались на мины. Первых завалили растяжки ФСБэшные и наши. Басаев пустил впереди себя двух офицеров-грушников, захваченных в плен. Их командиру, впоследствии Герою России посмертно, полковнику Зурико Иванову (он когда-то был моим заместителем в 15-й бригаде спецназа ТуркВО) живому отрезали голову. Однако они по тропе прошли невредимыми, а Басаеву "лепестком" отрывает стопу. Воспользовавшись суматохой, офицеры вырываются из плена. В чем был замысел засады? Растяжками и минами их задержать, а потом туда, где начинают скапливаться, - артиллерией, минометами, АГСами и ЗСУшками. А поскольку диверсионный прорыв - не войсковой, когда на прорыв идет вся масса окруженных войск, он осуществляется совершенно в ином боевом порядке. Вот и боевики шли по тропе скрытно, поотрядно, к месту прорыва. Подходят к тому взводному опорному пункту, который оказался единственным на участке прорыва, начинают бить из гранатометов по позициям. Все, естественно, прячутся в укрытиях. В это время отряд боевиков проходит мимо позиций. Затем подходит следующий отряд, и история повторяется, затем следующий и так далее. Грамотный диверсионный прорыв: подавляешь, проскакиваешь - следующий. Так боевики, окруженные в городе, выходили из Грозного всю ночь. Только утром туда кинули немногочисленный резерв, но было поздно. Всего было уничтожено и взято в плен около 300 боевиков, но вышло-то около 2 тысяч! За это время и Басаеву успели сделать операцию и утащить неизвестно куда. Специально не называю фамилию командующего, допустившего, на мой взгляд, ошибку в оценке характера диверсионного прорыва. Этот генерал вынес на себе всю тяжесть кровавого штурма Грозного, и я не хочу кинуть в него не только камень, но и малейший камешек. Это не вина, а беда российских командующих и командиров, которых до сих пор ни в училищах, ни в академиях не учили и не учат искусству подготовки и ведения специальных действий. А.П. Я прилетел в Грозный где-то в конце февраля - это была моя третья поездка на Вторую войну - и мне Трошев дал вертолет. Мы полетели над Сунжей, смотрели место прорыва. Снег уже почти сошел, река была безо льда. Такое ощущение было, что там прошел контейнер-мусоровоз. Разгромленные салазки, барахло, одеяла, бинты, трупы. Я увидел все это. Тогда же я затевал книгу "Идущие в ночи". Складывался замысел. Я продумал концепцию романа - историю прорыва боевиков, рассказ о разведчике, который этот прорыв исследовал. Эту мою легенду Трошев потом поддержал, он не мог вашу излагать. И только много времени спустя, уже когда вы были в тюрьме, я узнал, что ловушку ту готовили вы. В.К. Такова была моя вторая Чеченская. До этого была попытка помочь нашим сербским братьям во время войны в Югославии. Я предлагал югославам развернуть диверсионную работу против натовских аэродромов в Италии и Германии. Два-три диверсионных акта - и была бы совершенно другая ситуация. Если бы европейцы поняли, что война идет к ним… Но Милошевич испугался, что последуют обвинения в терроризме. А.П. А в моем разговоре с ним он сказал: мы сейчас проиграли воздушную войну, но мы устроим натовцам наземную операцию! Не устроили. Приехал Черномырдин, и опять все было сдано. В. К. На этом клейма негде ставить… НАШЕ ДЕЛО ПРАВОЕ! А.П. Владимир Васильевич, вы на свободе. Вы посмотрели, огляделись? Какие ваши планы? Нет ли кессонной болезни? В.К. У меня, видимо, с кессонной болезнью не получилось: в тюрьме последние сутки мы спали по четыре часа всего. Больше невозможно было. Такое ощущение, будто то же самое происходит и сейчас. Очень много приходится заниматься, встречаться, отвечать на звонки друзьям. Скажем так: у меня несколько лет работала в мозгах операционная система "Тюрьма". А теперь идет установка операционной системы "Свобода". Я пока перезагружаюсь. Появляются люди, которые три года не хотели знать меня и мою жену, а теперь вдруг являются поздравлять. Знаете, тюрьма показывает не только, кто есть кто за решеткой, но и кто есть кто на воле. Чем заниматься буду? Я по-прежнему член Высшего офицерского совета России и Военно-державного Союза, и убежден, что если ты не занимаешься политикой, то политика займется тобой. В общественно-политической сфере меня интересует то, что интересовало всю мою жизнь: я хочу довести военную реформу в области специальных операций и строительства Вооруженных Сил до положительного итога. Хочу, чтобы гадкое слово "реформа" утратило свой нынешний и приобрело, наконец, положительный смысл. Пушки, танки, самолеты - это все правильно, ребята, когда дело до них дойдет. Но оно ведь может и не дойти! Мы так и пропадем с нашими стратегическими ракетами, как пропал Советский Союз. Другая война идет. Нас губят по-другому. Нас по миллиону уничтожают в год - невоенными способами. Я хочу внести свой вклад в эту вторую "холодную войну". А.П. Мне кажется - и вы не можете этого не чувствовать - что враги, потерпев такое сокрушительное духовное поражение, на этом не успокоятся. У них воля длинная, она исчисляется тысячелетиями. Они должны сейчас предпринять всё, чтобы сшить вам второе дело. Уже не по покушению, а по вашей идеологии, мировоззрению, высказываниям. И здесь вас подстерегает масса ловушек - их уже принялся ставить вам, например, Пархоменко на "Эхе Москвы". Он вас пригласил в эфир не для того, чтобы вы изложили свои взгляды, а чтобы показать "звериный оскал русского фашизма". Он расставлял свои вопросы, как опытный агент. И мне кажется, что вы сейчас должны тщательно отслеживать все проходящие вокруг вас вещи, выверять свою лексику, взвешивать каждое слово. Есть люди, которые могу подходить к вам с обожанием, а итог будет плачевным. Три года эти - они для вас потрясающие: новое мировоззрение, ощущение себя в новом контексте. Но следующих таких же трех лет не должно быть! Вы уходили в тюрьму как специалист по спецоперациям, а вышли из тюрьмы общественным деятелем. И эта роль еще сложнее и страшнее. Эту роль надо осмыслить самому. И не повторять ошибок милых моему сердцу патриотических лидеров, с их какими-то унылыми съездами, встречами. Если заниматься политикой, должны быть принципиально новые подходы. В.К. Какими вы их видите, Александр Андреевич? А.П. Прежде всего необходимо сформулировать идеологию. Идеологию национально-освободительной войны в контексте Русского Развития. Надо понимать также, что никакого вооруженного восстания не будет, никакого массового выступления армии тоже быть не может. Располагаем ли мы непочатыми силами? Нет, силы у нас на исходе, мы измотаны… В.К. Вы говорите о Русском Развитии, Александр Андреевич, я за эту идею, идею Русского Дела готов воевать до конца. Все эти годы я, как мог, боролся за то, чтобы страна получила возможность вырваться из либерального плена и сделать рывок. Или мы сейчас вырвемся, или нас - прямо по И.В. Сталину - раздавят в грядущем глобальном переделе территорий и ресурсов. Мою личную идеологию можно определить двумя словами - православный социализм, в основе которой лежит русский христианский национализм. Мое понимание необходимости борьбы за национальное достоинство полностью соответствует правам человека, изложенным во Всеобщей Декларации прав человека, принятой ООН. Мои оппоненты готовят кассацию. Они пытаются склонить общественное мнение к тому, что, мол, в деле суд так и не разобрался, нужно новое разбирательство. И знаете что? Мы предлагаем: давайте повторим процесс! Мы с товарищами согласны выйти еще раз, уже на четвертый процесс. Мы придем на суд, но только при одном условии - откройте его. Чтобы на процессе была пресса. Чтобы люди воочию видели доказательства сторон. Три года они рассказывали одну детективно-дефективную историю о покушении на Чубайса, а нам хватило всего пяти часов, чтобы разбить все доказательства нашей вины перед присяжными. Мы готовы к открытому процессу! А.П. Отличная идея! Если противник жаждет нового процесса над вами, но побоится открыть его, то мы сами его откроем. Имея на руках материалы дела, мы проведем свой открытый общественный процесс, со своими обвинителями и защитниками. И снова победа будет за нами!

ТАБЛО

l "Прощальный визит" Дж.Буша-младшего по странам ЕС ознаменовался целым рядом знаковых событий и заявлений, среди которых центральное место занимает встреча в Ватикане с папой Римским Бенедиктом XVI. На ней, как сообщают наши инсайдерские источники, обсуждалась прежде всего проблема войны против Ирана - якобы в связи с осуществлением этой страной своей ядерной программы. При этом утверждается, что Буш, как и на встрече с канцлером ФРГ Ангелой Меркель, указал на недопустимость любых "ядерных игр" с участием Украины и Германии, а также на желательность того, чтобы "католические" электоральные группы США (латиноамериканцы, ирландцы и поляки) были "правильно соориентированы" на предстоящих в США 4 ноября президентских выборах…… l По мнению наших информаторов из Нью-Йорка, согласие нижней палаты Конгресса возбудить процесс импичмента в отношении 43-го президента США (251 голос "за" при 166 "против") сопровождалось громким терактом в афганском Кандагаре, результатом которого стало освобождение свыше тысячи заключенных из местной тюрьмы. За неделю до того ракетный удар U.S.Air Force по территории Пакистана стал причиной резкого обострения американо-пакистанских отношений. Помимо того, решение Верховного суда о правах заключенных военной тюрьмы Гуантанамо на Кубе и переводе их под гражданскую юрисдикцию США (решающий голос принадлежал Энтони Кеннеди) также может быть использовано для дальнейшей дискредитации действующей республиканской администрации, "клана Бушей" и республиканской партии в целом… l Итоги референдума в Ирландии по Лиссабонскому соглашению серьёзно замедлят дальнейшие интеграционные процессы в Евросоюзе, что объективно полностью соответствует интересам США, однако в основе данного волеизъявления лежит прежде всего неприятие самой концепции "европейской и региональной идентичности", сориентированной на устранение исторически сложившейся национальной идентичности в странах ЕС, такие оценки содержатся в очередной аналитической записке, поступившей из Лондона. … l Операция "Тройка", в ходе которой на территории Испании были задержаны представители так называемой "тамбовской преступной группировки", может рассматриваться как "последний предупредительный выстрел" в сторону "питерских силовиков", якобы связанных с "тамбовцами", отмечают эксперты СБД. Ожидается, что подобного рода эксцессы могут служить необходимой прелюдией к решению Кремлем целого ряда насущных внутри- и внешнеполитических вопросов, включая несколько важнейших кадровых назначений, которые под тем или иным предлогом должны быть осуществлены не позже середины августа текущего года… l Заявлениями Дмитрия Медведева и Владимира Путина, сделанными на Х Всемирном конгрессе русскоязычной прессы, специально подтверждено стремление действующей "властной вертикали" РФ максимально быстро и полно "встроиться" в западную идейно-политическую парадигму, но на партнерской основе, т.е. с сохранением системы "суверенной демократии". Однако на этом пути, объективно имеющем антикитайский вектор, предполагается наличие длительного периода консультаций и торгов, для которого может "просто не хватить времени", такие оценки доминируют в дипломати- ческих кругах российской столицы… l Визит вице-премьера РФ Сергея Иванова на празднование 225-летия Севастополя и его слова о возможной отмене безвизового режима для граждан соседней республики в случае её вступления в НАТО были интерпретированы подавляющим большинством масс-медиа, включая российские, в подчеркнуто "антиукраинском" смысле, сообщают из Киева. Подобная интерпретация имеет смысл не столько для российско-украинских отношений, сколько для внурикремлевской политической интриги… l В ситуацию с продажей компании "British Energy", контролирующей работу 8 из 10 АЭС на туманном Альбионе, может вмешаться российский "Газпром". Согласно сведениям, полученным от инсайдерских источников, представители "ведомства Миллера" уже вступили в контакт по этому вопросу с главным потенциальным покупателем британской атомной корпорации, немецким концерном RWE. В результате цена сделки должна выйти за рамки первоначально предложенных 11 млрд. фунтов стерлингов (примерно 22 млрд. долл.). Согласно мнению наших информаторов, "скрытое под немецким флагом проникновение российской "естественной монополии" на энергетический рынок Великобритании может серьёзно укрепить её переговорные позиции уже по профильным активам"… l Награждение Михаила Горбачева Медалью Свободы, которую первый и последний президент СССР примет 18 сентября из рук 42-го президента США Дж.Буша-младшего, призвано напомнить американским избирателям, что именно при республиканцах была одержана победа в "холодной войне", - победа, по своему значению несравнимая с любыми провалами в Афганистане, Ираке и т.п. Весьма показательно, что вручение прилагаемого к памятному знаку чека на 100 тысяч долл. в публичную церемонию награждения не входит - якобы "из-за чересчур прозрачных аналогий", такое сообщение поступило из Филадельфии… l Повлекшие за собой отставку правительства массовые выступления в Южной Корее против поставок американской говядины, небезопасной по "коровьему бешенству", отражают растущее влияние на ситуацию в этой стране Китая, заинтересованного в объединении "двух Корей" под своим негласным протекторатом, отмечают наши источники в Токио…

Агентурные донесения Службы безопасности «День»

Александр Нагорный ДЕНЬ ЧЕГО? О странностях 12 июня

За 14 лет существования этого праздника о нём сказано столько, что добавить уже вроде бы и нечего. Но главное - он так и не стал "своим" для подавляющего большинства граждан Российской Федерации. Не помогло даже переименование из Дня Независимоти в День России. Даже такие "социологические" конторы, как ВЦИОМ, показывают "всего лишь удвоение" его рейтинга за последний год - с 12% до 25%. Наверное, решающее влияние на этот гигантский рост оказали победы наших хоккеистов на чемпионате мира, футбольного "Зенита" - в кубке УЕФА и Димы Билана - на Евровидении. Вместе с запредельным ростом цен и налогов. Можно гордиться тем, что мы не только стремительно догоняем Америку по числу долларовых миллиардеров, но уже обогнали её по стоимости жилья, бензина и большинства видов продовольствия. А также по количеству самоубийств, абортов и разводов на 1000 человек, по величине "децильного коэффициента" и так далее, без конца. Впрочем, и эти "достижения" давно стали общим местом - наряду с достоверностью цифр социологических опросов и официальной статистики. Куда интереснее другое. Нынешняя мера "независимости России". Подозрения о том, что с ней не всё ладно, зародились еще в 1990 году, когда оказалось, что дата провозглашения российского суверенитета совпадает не только с датой вторжения в Россию войск Наполеона, но и с днём рождения Джорджа Буша-старшего, который тогда был президентом США. Как известно, именно ему сделал первый звонок из беловежских Вискулей Борис Ельцин - доложился "шефу" об уничтожении Советского Союза. Думаете, что-то изменилось за прошедшие полтора десятка лет? Да, конечно, изменилось. В заокеанском Белом доме сидит уже не старший, а младший Джордж Буш. В Кремле Ельцина сменил Путин, а Путина - Медведев. Российский ВВП за последние восемь лет вырос (в долларах) едва ли не в пять раз. Но всё это не приниципиально. Принципиально - совсем другое. Лично меня в этом отношении поразило услышанное недавно интервью вице-премьера и министра финансов РФ Алексея Кудрина радиостанции "Бизнес-FM". На вопрос корреспондента о том, как его уважаемый собеседник расценивает выступление президента Дмитрия Медведева на Петербургском экономическом форуме, Алексей Леонидович с непередаваемой интонацией ответил: "Неплохо. Неплохо. Неплохо…", - после чего фактически дезавуировал все обещания главы государства. И насчет мирового финансового центра, и насчет рубля как резервной валюты и даже насчет торговли российскими энергоресурсами за рубли: "Это очень сложно… Может быть, лет через десять…" После такого возникает вполне естественный вопрос: ребята, а кто у нас, собственно, управляет сегодня государством? И вопрос повисает в пустоте. Медведев? Путин? Кудрин? Кто-то еще? Кстати, при прошлом "хозяине Кремля" насчет "кто" вопросов почему-то не возникало. Были (и остаются) немаленькие вопросы по тому, "как" и "зачем". А сегодня, получается, даже спросить не у кого, если что. У Дмитрия Анатольевича? Которого Алексей Леонидович - пусть на специфической публике, но открыто и снисходительно - похлопывает по плечу: мол, неплохо получается, но сделаем всё иначе? У Алексея Леонидовича? Который вот уже пятый год через механизмы Стабфонда изымает из отечественной экономики сотни миллиардов крайне нужных для её развития долларов, закачивает их обратно в американские банки и намерен только расширять эту практику? У "самого" Владимира Владимировича? Или сразу напрямую у "вашингтонского обкома"? Только ведь никто не услышит и не ответит. В этом смысле нынешняя "анонимная власть" для государства и народа гораздо хуже любой самой открытой и жесткой диктатуры. Потому что диктатура хотя бы берет на себя ответственность и за совершаемое насилие, и за причины вместе с результатами оного. А тут налицо сплошное "исчезновение государства": из экономики, из социальной сферы, из внешней политики. Аналогичное по смыслу и значению "исчезновение партии" в эпоху горбачевской "перестройки" стоило нашей стране страшной катастрофы. Но Россия - пусть в виде Российской Федерации - всё-таки сохранилась. Вторая волна "неоперестройки" с "исчезновением государства" грозит нашей стране уже полной и окончательной катастрофой - так, что само имя её окончательно станет достоянием истории. Какой там День Независимости? Какой там День России?

ГЕНЕРАЛ И СОЛДАТ К 70-летию А. М. Макашова

Дорогой наш Альберт Михайлович! Ваш юбилейный день замечателен тем, что у нас опять есть возможность для выражения давних и самых добрых чувств человеку, посвятившему свою жизнь беззаветному служению Родине. На рубеже роковых перемен в её истории Вы одним из первых открыто и гневно сказали "Нет!" клану предателей и разрушителей нашей великой Державы. Ваше имя сразу стало символом и надеждой сопротивления, народ увидел в Вас яркого лидера патриотической оппозиции, и пройденный Вами путь воистину можно назвать боевым и славным! В советское время - это доблестная стезя от суворовца до военачальника, а в эпоху развала - легендарная дорога борьбы и невиданных испытаний. Участие в самых первых выборах президента России, собирание русских сил для отпора ельцинскому режиму, смелое слово правды на многотысячных митингах, личный пример и мужество на баррикадах восстания, несломленность воли и духа в застенках, снова борьба - уже на посту народного депутата, выдержка и хладнокровие в ответ на угрозы и травлю беснующихся врагов… И при этом всегда - неколебимая верность Присяге, Отечеству, соратникам и друзьям. Спасибо, Альберт Михайлович, за долгую, крепкую дружбу с нашими "Днём" и "Завтра", за призывное слово на их страницах, за умение и в генеральских погонах всегда оставаться солдатом, защитником Родины и её истории, осенённой подвигами поколений и светом Победы. Доброго здравия Вам и Вашему роду, новых сил и энергии на долгие времена. С юбилеем, дорогой друг и брат! Слава России!

Редакция, авторы и читатели газеты "Завтра"

Александр Проханов - Владимир Квачков МЫ ВЫРВАЛИСЬ ИЗ ПЛЕНА!

Александр Проханов. Владимир Васильевич! Я, моя газета, читатели "Завтра", огромное количество русских людей от океана до океана радуются вашему освобождению. Это не просто торжество юридических доказательств или формулировок - это духовная победа русского народа, который в последнее время очень часто терпит поражение, находится в унынии, в печали. И то, что вы теперь с нами, на свободе, - это не только ваша заслуга, не только громадная заслуга присяжных, это заслуга всех живых, верящих, молящихся, сопротивляющихся русских людей, которые через вас победили зло. Я вас приветствую в своей редакции и рад вашему триумфу. Владимир Квачков. Спасибо, Александр Андреевич. Согласен с вами: это общая победа. Вы упомянули присяжных. Те двенадцать человек испытали потрясающий, ни с чем не сравнимый моральный пресс. На них давила вся судебная система, которую присяжные увидели во всём её нынешнем безобразии и произволе. И все-таки они вынесли это решение! Волевое, героическое, честное. Одиннадцать человек из двенадцати сказали: "Не виновны!". Присяжные проявили гражданское мужество, оказав духовное сопротивление людоедской системе. Удивительные сдвиги в сознании людей. Жива Россия, жив русский народ! Да, большая часть нашего народа - в унынии. Люди придавлены лживой и лицемерной политической системой, отсюда у многих безнадежность. Но вот когда присяжные осознали, что сейчас только им решать, и здесь, в зале суда, кроме их собственной совести и чувства правды, никто над ними больше не властен, в людях пробудилось исконное, в генах заложенное, то, что в них пытались вытравить, перековать, иссушить все эти проклятые, окаянные последние годы: чувство правды и справедливости. На суде мы обратились к ним, глядя им прямо в глаза: судите нас, но только по закону, только по справедливости. И то, что обычные домохозяйки и инженеры, рабочие и врачи, служащие и пенсионеры нашли в себе мужество и отвагу принять такое решение, свидетельствует о главном, коренном в нашем народе - вечном стремлении русского народа к правде. И вот я сейчас имею возможность от имени Роберта Петровича Яшина, Александра Ивановича Найдёнова через вашу газету, Александр Андреевич, низко поклониться присяжным. Спаси вас Бог, честные, мужественные, действительно героические люди! Спасибо не только за наше освобождение, но и за то, что вы укрепили сотни тысяч людей, миллионы граждан России, доказав, что есть Правда на русской земле. Я хочу по-русски, до матушки-земли, поклониться всем, кто слал телеграммы в прокуратуру и суды, писал нам в тюрьмы, поддерживал нас, как мог. Свыше 750 писем пришло в тюрьму только мне, а сколько ещё Роберту, Саше, Ивану Миронову! Тысячи! А сколько писем не было пропущено как от меня, так и ко мне! Из них прокуратура надёргала цитат и обильно цитировала на суде. Эта постоянная в течение всех трёх с лишним лет духовная поддержка - и в письмах, и в телеграммах - многого стоила. Я с огромной радостью хочу передать всем авторам писем слова благодарности и обещаю ответить всем, кому ещё не успел. От нас и наших семей благодарность тем, кто помогал материально. Как это было важно при нынешних громадных тратах на адвокатов! В одной газетёнке прочитал, что при сборе средств в нашу поддержку в пакет для пожертвований "бросали в основном мятые десятирублёвки и прочую мелочь". Хотели унизить, показать ничтожность людей и мизерность их помощи, а вышло наоборот - эта газета высветила главное: нам помогали честные русские люди, помогали из своих кровных, большинство из них, конечно, небогаты. Зато как их было много! А.П. Вы - боевой офицер. Для вас как для русского офицера чувство человеческого достоинства - одно из важнейших. И вдруг вы оказались поруганы. Вас скрутили, поместили в каземат, приклеили страшные ярлыки, подвергли унижениям, вас поместили в самую унизительную среду - в атмосферу несвободы. Какие основные этапы за эти три года вы переживали: моральные, духовные? Каковы были для вас внутренние переломы? Как бы вы свое трехлетнее пленение определили? В.К. Вы назвали ключевые для меня слова: достоинство и честь. Я с одиннадцати лет, с Суворовского училища воспитан в понимании: честь нельзя отнять, ее можно только потерять самому. В какие бы условия ни попал человек, как бы ни был он унижен: колпак на голове, руки в наручниках за спиной, томительное сидение в полусогнутом положении в тесном железном "стакане", постоянное лазанье по тебе чужих рук на обысках - все равно восприятие всех этих мерзостей зависит только от самого человека. Сначала, конечно, сказалось очень резкое изменение психологической обстановки. Сразу где-то далеко любимая семья, интереснейшая и любимая работа, с осознанием, что эта работа нужна не только тебе самому, но и, не побоюсь громких слов, Родине, Армии. На выходе была докторская диссертация. И вдруг всё рушится: семья, дети, работа, Генштаб, все осталось в другой жизни, а я - удивительно быстро пришло это сознание - я попал в плен. Тогда я написал Надежде, что воспринимаю всё происходящее как испытание своей православной веры и чести русского офицера. Ведь можно было бы отказаться от своих убеждений, начать примитивно выживать, позабыв достоинство. Конечно же, меня склоняли к разным вариантам договора со следствием. Они пытались отнять у меня честь, но они не понимали - отнять её нельзя! Я - верующий, православный христианин… Крестился уже зрелым, в сорок лет. И если сравнивать: был атеистом, советским офицером, теперь офицер русский, православный, то я не дам твёрдого ответа, вынес бы я всё так же, будучи некрещенным, как вынес это сейчас. Православная вера, понимание того, что Бог дает каждому по силам его, - это то, без чего было бы очень тяжело. Я вдруг понял, что если Господь послал меня на эти испытания, значит, он верит в меня. Что у меня есть силы, должны быть силы вынести это. Пришло осознание, что Господь послал меня на фронт, на борьбу. Я ушел с фронта военных специальных операций и пришел на фронт духовной борьбы. Это понимание пришло в течение первых трех суток, хотя на вторые сутки, ночью, получил страшный психологический удар. Только уснул, будят, суют под нос "Московский комсомолец" с заметкой, что арестован Александр, мой старший сын. Тут же доверительный, участливый вопрос: "Саша спрашивает, что ему говорить?". Отвечаю, не раздумывая: "Пусть говорит правду!". Только потом, много позже, выяснилось, что всё это была "липа", деза, что в действительности о сыне никто ничего не знает, пропал. Я - в плену, сын пропал без вести. Война. Я понял, что мне нужно бороться. А когда нужно бороться, Александр Андреевич, когда решение принято - все, дальше уже проще. Я понял, что я на войне, что это просто другая война, к которой мне нужно готовиться и учиться, и всё встало на свои места. Я - офицер, я - на войне. Так сложилось. А война - это и есть война. ШКОЛА ПРЕОБРАЖЕНИЯ Если раньше я себя готовил к защите интересов России посредством военных операций, то на этот раз мне пришлось готовиться к духовной борьбе. Выстоять мне помогли, как это ни громко, быть может, звучит, но это правда - Лев Александрович Тихомиров, Иван Александрович Ильин, Михаил Осипович Меньшиков - идеологи русского национализма. А за праздничным столом, когда мы вернулись, первый тост я поднял за Бориса Сергеевича Миронова - за человека, книги и идеи которого и привели меня в тюрьму. Когда мы с ним познакомились, национализм был для меня ругательным словом. Но в ходе совместной работы в Военно-Державном Союзе я стал понимать, что мои убеждения как раз и есть убеждения русского христианского националиста, пришло чёткое понимание расстановки сил на политическом поле, кто свой, кто чужой - все встало на свои места… Накапливалась, анализировалась информация, очевидным становилось то, что ещё недавно покрывал туман всяких измов. Теперь то же самое происходило в тюрьме. Туман катастрофы ареста рассеялся, стало ясно, чем и как мне заниматься. Чем дальше уходило время от ареста, тем яснее становился смысл нового этапа моей жизни. А.П. То есть в узилище у вас было ощущение какой-то загадочной избранности? Вас избрали на эту муку, на противостояние… Удивительно прозвучало для меня ваше упоминание о раскладе среди присяжных: одиннадцать против одного - того, кто отверг вас… В.К. Я очень боялся в себе этого чувства избранности, когда человек начинает ощущать себя мессией, это очень опасно, - дьявольское искушение. И вы знаете, Александр Андреевич, письма простых, не знакомых мне прежде людей помогали понять, что я должен делать. "Я вам завидую, - писали мне. - Вас Господь избрал в качестве человека, на котором будет проверяться, готов ли русский народ стоять за правду", и я ощутил, даже физически ощутил ту меру высочайшей ответственности, что люди возлагают на нас. Или мы сдадимся, ради спасения себя, ради свободы, ради своих близких примем участие в этом грандиозном спектакле Генеральной прокуратуры, согласимся пойти на компромиссы с совестью, или же мы ищем не освобождения, а доказываем до конца свою правоту. Доказываем, что мы - русские офицеры и будем стоять за свои убеждения до конца. Тот факт, что из 12 присяжных заседателей нашёлся один, кто посчитал меня виноватым, говорит о том, что этот человек пока еще не понял, что происходит со страной и что предстоит сделать нынешнему поколению русских людей. А.П. Говорят, что тюрьма - это школа преображения. Либо человек, попадая в тюрьму, скатывается на самое дно, его там плющит дикое давление, он превращается в лепешку и никогда уже объемным не становится. Либо для людей, у которых есть это в задатке, тюрьма становится второй школой и даже родиной. Тюрьма-матушка, говорили в России. Как вас преобразила тюрьма? В.К. Возможно, для штатского человека ваше утверждение справедливо. Я же, придя в тюрьму, четко осознал, что тюрьма - это моя другая война. Возможно, для определенной категории людей тюрьма и является матушкой и родиной: зачастую туда попадают люди, которые совершенно не понимают своего места в жизни, и тюрьма их ставит на место. А для меня, для нас троих, тюрьма стала второй, после армии, школой воспитания. В каком смысле? То, что многих людей угнетает: постоянный распорядок дня, суровый быт, зависимость от внешних обстоятельств, - и этим нас хотят испугать, что ли? У нас на войне бытовые условия подчас были на порядок хуже, чем здесь. Да, для многих людей тюрьма становится громадным стрессом: они попали в клетку, они задавлены, заглушены, унижены. И всё - лепи из них, что хочешь. И лепят из таких опера, следователи, прокуроры всё что угодно. Люди сдаются, кто через два-три месяца, кто через полгода-год, подписывают, что от них требуют, и уходят на зону, лишь бы кончился ад СИЗО. То же самое рассчитывали сделать с нами. Но, как сказал мне бывалый уголовный авторитет, просидевший в тюрьмах двадцать лет, не меньше, он впервые встретил трех арестантов-подельников, которые за три года так и не дали показаний друг против друга. Вообще, несмотря на отсутствие в законе категории политических заключённых, вся тюрьма - и охранники, и зэки - нас считали именно политическими. Чему научила тюрьма? Я встретил людей, с которыми никогда прежде по жизни не встречался. Я ведь в Суворовском училище с одиннадцати лет, как говорится, почти полвека в строю, и знал, по сути, одну лишь армию. И давно уже на высших офицерских должностях. И вдруг ты на дне… Тюрьма - действительно дно общества, брак государства. Я понял, насколько же власть виновата перед собственным народом. Сколько там сидит людей, которые именно социальными и нравственными условиями заброшены в тюрьму! Особо чудовищны преступления власти против молодёжи. После нескольких месяцев для себя вывел такое определение для большинства молодых парней - "СМС-маугли". Они не понимают, ни в каком обществе живут, ни зачем они живут. У них в голове только назойливо вколоченные "Муз-ТВ", "Дом-2" и прочая мерзость. Мальчишка там сидел один. Шел с девушкой, двое азербайджанцев напали. В драке одного в горячке убил, другой, кажется, умер от побоев. Слава Богу, ему не приписали 282-ю, хотя до сих пор пытаются. Начинаю с ним разговаривать, он спрашивает вдруг: "Дядя Вова, а вот если меня выпустят - мне в армию можно будет пойти?". Я говорю: чего ж ты раньше не шел? А он: "Со мной так, как вы, никто в жизни не разговаривал! Ни отец, ни учителя…" Мальчишка не знает ни страны, в которой живет, ни кто он, ни что он. Вот он вырос зверьком, а внутри-то душа православная. Она, как илом, занесена всей это гадостью телевизионной, запеленута в нем, но жива! Недельку-другую почисти его душу, поговори с ним о Боге, о России, о том, зачем человек живет, о том, что значит быть русским, и как он весь засветится!.. Он, конечно, виноват. Но нельзя же душу живую убивать! Знаете, жалко этих несмышлёнышей до слез… Год отсидел с человеком, на счету которого, по версии прокуратуры, восемь трупов. Евгений, отец троих детей, из деревни. Труженик, на все руки мастер, а куда ни кинь - всюду клин, везде уже новые хозяева жизни. Первый раз убил, потеряв контроль над собой, когда торгаш бросил через губу ему, кичась своими коррупционными связями в милиции: "Ты мэня на колэнях завтра прасыт будэш!" Женя в ответ: "На коленях никогда ни перед кем стоять не буду". Тот презрительно: "Да вы уже сэйчас стоите". Вот так простой деревенский парень взялся за оружие. Сейчас ему грозит пожизненное. Конечно, я не оправдываю его, но буду молиться, чтобы присяжные признали его достойным снисхождения и дали ему возможность выйти из тюрьмы, исправиться. Мы с ним год отсидели рядышком в камере-каморке, я же видел, как человек обратился к Богу, как раскаивается в содеянном. Вот только раскаются ли те, кто создал такую жизнь для Жени, для сотен тысяч других молодых ребят, которыми забиты тюрьмы по Руси… Я абсолютно убежден, что нынешний разгул преступности вызван утратой у молодых людей нравственных ориентиров. Без религиозного устройства общества мы из этой аморальной трясины не выберемся. НЕСЛУЧАЙНЫЕ ВСТРЕЧИ А.П. Какие казусы, эпизоды тюрьмы-войны наиболее вам запомнились? В.К. Жизнь за решеткой проходит в двух ипостасях: как тюремная и судебная. Если говорить о тюремной, то где-то через год, когда я по-тюремному слегка заматерел и узнал, как вести себя, внутри тюрьмы у меня сложились достаточно ровные отношения со всем контингентом. Я - "мужик", "порядочный арестант", поэтому совершенно спокойно заходил на сборку, где тюрьма представлена во всем диапазоне общественного дна. Кроме того, стал человеком, который может посоветовать, подсказать что-то в юридических вопросах, поскольку правовое невежество не позволяло многим отстаивать свои законные права. Наверное, отсюда появилось мое тюремное звание-название "генерал". Тюрьма и война проявляют подлинную сущность человека: бесполезно притворяться, прикидываться, надувать щёки, ты 24 часа в сутки весь наружу. Они, две этих крайности, война и тюрьма, наиболее точно проявляют существо человека, показывают, кем ты являешься на самом деле. Что тут вспомнить? Повседневный быт - постоянное решение каких-то в обычной жизни мелких, а в тюрьме важных проблем. Скажем, чем порезать хлеб? - Ложиком (алюминевая ложка с одним заточенным краем в качестве ножа). Так ведь её ещё надо исхитриться сделать, а потом беречь как зеницу ока от нескончаемых, беспрерывных шмонов. Вообще зэки, отсидевшие много лет, отличаются поразительной способностью приспосабливать обычные предметы для других целей. Потрясающая выживаемость! Искусству выживать спецназу у тюрьмы учиться и учиться. Люди интересные попадались. Конечно, запоминающимся событием было пересечение с М. Б. Ходорковским, но это уже известная история… А.П. У меня всегда было ощущение, что вас вместе свели не случайно… В.К. Конечно, нет. А.П. А в чем тогда был замысел? Два таких зэка: один - представитель русской радикальной оппозиции, другой - еврейско-олигархический мученик. В чем конспирология вашего соединения? В.К. Мы с Ходорковским размышляли над этим. Он думал, что меня к нему подсадили для каких-то темных дел. Я думал с точностью наоборот и ждал провокации от него. Понятно, что нас хотели спровоцировать на конфликт. Иначе зачем мне, русскому националисту, подсаживают одну из одиознейших фигур?! Когда, наконец, разобрались между собой и поняли, что нас пытаются завести, задеть, договорились: давай молчать. У него выходы на прессу, у меня тоже есть, но мы ни слова адвокатам. Молчим. Чувствуем некую возню: "Чего это они молчат, не мочат друг друга?". Значит, думаем, правильно себя повели, в точку попали. Они хотели продемонстрировать объективность системы, дескать, "нам все равно, что террорист, что олигарх, ко всем относимся одинаково, у нас диктатура закона". И когда кто-то чересчур назойливо разглядывал нас через глазок, мы дружно пели на два голоса: "Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!". Ходорковский - собеседник интересный. Рассказывал о встречах с Ротшильдом, другими банковскими мафиози мирового масштаба, рассказывал, что делал Чубайс, как делили общенародную собственность, нефть, газ, лес. Спрашиваю: "Михаил Борисович (всё время были на "вы" и по имени-отчеству), ну, а как же с ГКО, получается, вас тоже кинули?". "После дефолта звоню Толе, - рассказывает Ходорковский, - спрашиваю: чего ж ты нас-то кинул? За что наказал? "За доверие к государству!" - отвечает". Интересной темой для обсуждения был либерализм, понимание человеческой свободы. Я доказывал ему божественное происхождение человеческой морали и нравственности, отсюда - необходимость религиозного устройства общества. Убеждал, что свобода - есть свобода выбора человеком добра или зла, греха или добродетели и что последующая ответственность перед Богом за свой выбор неизбежна. Он же толковал о свободе человека в правовом государстве. Я говорю: это безнравственная, аморальная система устройства человеческого общества. Люди сами себе могут написать, да и уже написали такие законы, по которым подлецам и мошенникам живется лучше, чем честным людям. По-вашему, либеральному, моя свобода заканчивается там, где начинается ваша свобода. А где заканчивается свобода волка в его отношениях с зайцем? Где заканчивается свобода школьного учителя в его отношениях с олигархом? И вообще, может ли быть написана граница, если её нет в душе? Впечатление, что Ходорковскому всё это было внове и очень интересно. Он действительно чувствительный к окружающему мнению, к тенденциям, которые прорастают в обществе. Ведь понял же, что нужно поворачивать влево. Как, возможно, и Путин понял, что если не изменить образ воровской ельцинской системы, то она рухнет, а вместе с ней "всё нажитое непосильным трудом". Лучше всего для этого подходила мелодия гимна Советского Союза. Под эту музыку путинский период приватизации прошел как-то полегче. Только Ходорковский предлагал "повернуть влево", а Путин стал строить "вертикаль власти", укреплять государство, за что я двумя руками, кстати. Но сделать-то он мог намного больше. Да, Путин фактически воссоздал государство из кусков. Но если бы он хотел создать русское государство, государство развития, он бы встал и сказал ещё в 2000 году: за мной, русские! И тогда бы мы за восемь лет действительно сделали колоссальный рывок. Но Путин не поднялся до высоты настоящего дела. У него были свои мелкие задачи, которые он для себя, безусловно, решил. А.П. Ваши беседы с Ходорковским могли сыграть свою загадочную роль. Говорят, что он сейчас уверовал, крестился, читает Писание. Теперь от него якобы идут очень странные для всех либералов токи… Так что после "левого поворота" он может сделать и православный поворот…. В.К. Ходорковский сознаёт: то, что они, ельцинская элита, сделали, аморально, и хотел эту аморальность в какой-то степени компенсировать социальными подачками, переменами, поворотами… Я же пытался ему втолковать, что без духовности никакая экономика не будет справедливой. Искать в финансах или в колбасе основы для формирования общества бессмысленно. Я в этом смысле расхожусь и с коммунистической идеологией, потому что нельзя выводить идеологию из экономики. Идеология диктует политику, а та уже определяет экономику. Да, Ходорковский вполне мог измениться. "Когда я им нужен, я для них еврей, а когда не нужен, они тут же вспоминают, что у меня мать русская". Это его слова. Другая удивительная встреча у меня была с Кляйном, израильским полковником. Открывается дверь камеры, заходит пожилой человек 65 лет, бритый наголо. Согласно тюремному ритуалу предлагаем чай, а он по-русски ни в зуб ногой, ничегошеньки не понимает. По-русски ни слова, но ведь и по-английски так себе. Чистокровный еврей-израильтянин. Я предлагаю "a cup of tea". И тут его прорывает: девять месяцев не мог ни с кем поговорить. Спрашиваю: ты кто? - Полковник. - Чего? - Израильской армии. Перевожу камере. "Они что, издеваются, Васильич?! - взревел Женька-разбойник. - Хотят, чтобы мы с ним тут же разобрались?" "За что закрыли?" - спрашиваю. Отвечает: готовил в Колумбии полувоенные иррегулярные формирования для борьбы с наркомафией, наступил на хвост ЦРУ, которое полностью контролирует там ситуацию. Американцы его тут же подставили: мол, не лезь не в своё дело. Если верить Кляйну, контрабанда кокаина из Колумбии полностью лежит под американскими спецслужбами. Я говорю: враг ЦРУ - мой друг, иди сюда! И всё, на этой теме мы с ним сошлись. У нас над столом - полочка с иконами, присланными с воли: Господь, Пресвятая Богородица, преподобные Сергий и Серафим, Государь Николай II с семьей, преподобный Иринарх Борисоглебского монастыря, благословлявший Минина и Пожарского. Перед приемом пищи всегда "Отче наш", осеняю крестом наши миски. Как-то читаю молитву, а он на Христа показывает: "He is jew!". Я ему: он не jew, а Богочеловек и никакой национальности не имеет. Ладно, говорит, проси Иисуса и за меня тоже. Наступила суббота, шабат по-ихнему. Как обычно, делаем генеральную уборку. Гадаем: будет мыть или не будет? Он: "I»m religious man, but not fanatic. I»m not shit", - то есть: "Я верующий человек, но не фанатик в чёрной кипе. Я не дерьмо". Настоящий полковник. Обсуждаем ситуацию на Ближнем Востоке. После моих слов, что Израиль - еврейское нацистское государство, неделю со мной не разговаривал. "I»m not Nazi!". А кто же ты, интересно? "Я нормальный человек. Я израильтянин!". Пришлось две недели разъяснять ему разницу между гражданством (израильтянин), национальностью (еврей) и верой (иудей), а то никак не мог понять еврейский вопрос. Образование у него западное, так что всю эту Болонскую систему я три месяца наблюдал в упор. То, что ему положено знать по специальности, знает. Обо всем остальном самое смутное представление. Но в конце-концов договорились до того, что Израиль спасется, если станет христианским православным государством. "I agree!" - согласен. В мировоззренческих вопросах, кроме своей книжечки Шулхан Арух, которая была с ним, - ноль. Вначале пытался убедить меня, что всплеск антисемитизма в России якобы связан с усилением роли российской исламской общины. Тогда стал показывать ему всех лиц еврейской национальности (кого знаю) на телеэкране. Вначале это ему даже нравилось, наверное, льстило самолюбию. Потом стало доходить, чем может закончиться для простых евреев в России засилье его соплеменников. Мои комментарии, в конце концов, закончились его резонным вопросом, почему русские всё это терпят. Мол, если бы у нас, в Израиле, русские только попытались так себя вести, их сразу же поставили бы на место. Я сослался на то, что русские долго запрягают… После месяцев общения, безусловно, считая палестинцев нашими союзниками в борьбе с международным сионизмом, я вынужден был оценить в израильском полковнике Кляйне мужество солдата, защищавшего свою страну и ощутившего предательство своего правительства. ПРОТИВ ПРОИЗВОЛА А.П. А в судебной ипостаси были ли для вас какие-то открытия? В.К. Я знал, что система наша коррумпирована, знал, что такое административное давление, стыдливо называемое ресурсом, но не думал, что все это окажется настолько явным и наглым. Мой личный опыт позволяет со всей ответственностью утверждать, что существующая российская правоохранительная система - это несовершенная организация, состоящая из зачастую зависимых судей, прокуроров, следователей и оперов, это тесно сплетённый клубок юристоподобных существ. Сложно даже представить, сколько нарушений было в нашем судебном процессе! И по мелочам, и в принципиальнейших вопросах. Понимаете, когда ты сталкиваешься с системой, ты начинаешь её изучать. Всерьёз штудируешь Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы. Надеешься, что состязательность обвинения и защиты будет идти по правилам, хотя бы свои собственные правила система должна соблюдать, думаешь ты. Ничего подобного! К примеру, есть статья 241-я УПК. Там сказано про судебную гласность. Черным по белому прописано: разбирательство уголовных дел во всех судах открыто, за исключением четырех случаев: разглашение государственной тайны, когда подсудимым нет 16 лет, когда затрагиваются интимные стороны жизни или необходимо обеспечение безопасности участников. И это всё. Конкретный, исчерпывающий список обстоятельств. Начинается наш суд - и первое, что заявляет судья Н.И. Валикова: заседание будет закрытым, прессу пускать не будут. Это стало первым сигналом начинавшегося в суде беззакония. Все убедительные доводы наших адвокатов о крайне необходимом гласном, открытом судебном разбирательстве, потому что дело имеет громадный общественный резонанс, потому что в ходе предварительного расследования вскрылись факты принуждения свидетелей к даче ложных показаний, потому что множество фальсификаций доказательств, - как глас вопиющего в пустыне… Требуем: дайте протокол. Читаем - все извращено. Требуем вести официальную аудиозапись процесса, чтобы четко фиксировать, кто что реально говорил. Отказ. Нет необходимости, процесс закрытый, записей делать не надо! Ну и что, что процесс закрытый? Давайте в закрытом режиме пользоваться аудиозаписью. Категорический отказ. Начинаешь возмущаться вопиющим нарушением закона, тебя тут же удаляют из зала суда. Уловки, передёргивания, откровенное хамство суда, провоцирующее наше возмущение, - не выдержал, возмутился, тут же удаляют из зала - приводят к тому, что доказать что-либо в такой обстановке просто невозможно. Уже после первого заседания стало ясно, что нормального суда не будет. Год прокуратура фальсифицировала доказательства, подкидывала так называемые вещественные доказательства, а теперь ещё и суд закрыли, да ещё без официальной аудиозаписи, - стало ясно, куда мы попали. Вот это тоже испытание: осознать, что предстоит не суд, а судилище. Нам было отказано в тридцати четырех свидетелях со стороны защиты! Нам было отказано в вызове в суд даже директора ЧОП "Вымпел-ТН" Швеца, давшего охране команду "не стрелять", в допросе второго экипажа охраны Чубайса, в вызове продавщицы тех сотовых телефонов, которые были обнаружены у меня на даче (она на опознании заявила, что телефоны покупал не я, а другой человек), в допросе целого ряда экспертов. Мы подаем ходатайство о привлечении в качестве свидетеля Татьяны Леонидовны Мироновой, матери Ивана Миронова, одного из обвиняемых. Сторона обвинения: "Считаем, что Миронова никого отношения к делу не имеет!". Судья: "С учетом мнений сторон постановляю: Миронову в качестве свидетеля в зал суда не приглашать, как не имеющую отношения к фактическим обстоятельствам дела". И вот так были отведены все остальные наши свидетели. Нам отказали в допросе в суде даже тех семерых свидетелей и специалиста, которые уже прибыли в суд и готовы были дать показания. Хотя согласно закону суд не вправе отказать выслушать свидетеля стороны, если тот уже явился в суд. Мы говорим: в суде находится Б.С. Миронов, генерал-полковник Л.Г. Ивашов, генерал-майор А.С. Чубаров… Судья в нарушение УПК ставит вопрос на обсуждение, по сути - на согласование со стороной обвинения. Говорим: чего обсуждать-то, мы уже привели свидетелей… Отказ! Открытое судейское беззаконие! У защиты по закону есть право корректировать вопросы присяжным заседателям. Чтобы не быть голословным, процитирую УПК: "судья не вправе отказать подсудимому или его защитнику в постановке вопросов о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимого за содеянное или влекущих его ответственность за менее тяжкое преступление". Перевожу на нормальный язык: нас обвиняли в посягательстве на жизнь государственного деятеля. Мы говорим: там не было подобного посягательства, наказание за которое оценивается от двенадцати лет до пожизненного заключения. Там было, по нашему мнению, обыкновенное принуждение к совершению сделки. То есть Чубайсу сказали: или ты соглашаешься на наши условия по реорганизации РАО ЕЭС, или вот тебе последнее предупреждение. (Заметьте, нас посадили, когда начался раздел РАО ЕЭС, и выпустили, когда раздел закончился. Вот такое совпадение). Мы говорим: такова одна из версий! Давайте зададим этот вопрос присяжным. Мы имеем на это право, и вы не вправе нам отказать. Судья уходит в комнату, возвращается и отказывает. Я писал в Генпрокуратуру, в Высшую коллегию судей, в ФСБ, в МВД, в Верховный суд и т. д. Либо ответа нет, либо мне растолковывают, что хоть меня и судят с нарушением законов, но жаловаться я всё равно права не имею! Только председатель суда может решать: давать ход моей жалобе или нет. Вот это самое тяжелое. Ты прав - и бессилен. Сделать ничего не можешь. Судьи выведены из-под всякого контроля общества. Суд становится главным инструментом власть имущих, миллиарды имущих в борьбе с неугодными, и никто уже этого не скрывает, наоборот, не стесняясь, демонстрируют это в назидание всем. Знаете, почему Медведев в самом начале своего президентства заявил о борьбе с коррупцией в правоохранительных органах? Ему потребовался правовой механизм, регулирующий отношения народа с властью и государством. Он понял, что у него такого механизма нет. Унаследованная им правоохранительная система давно вышла из-под контроля государства и живет своей собственной жизнью - коррупционной, клановой, карьеристской и прочей противозаконной. Первое, что мне хотелось сказать журналистам, выйдя из тюрьмы: если власть не возьмется за исправление правоохранительной системы, все её попытки сделать что-либо обречены на провал. Сама себя эта система исправить уже не сможет: необходимо воздействие снаружи. В государстве есть только одна сила, способная исправить нынешние МВД, ФСБ, суды и всевозможные прокуратуры и следственные комитеты. Это - армия. А.П. А как удалось текст моих вопросов к вам протащить? Это легально делалось или нелегально? В.К. Легально, конечно. Предвыборное время, я - кандидат в депутаты Государственной думы. Адвокат приходит и говорит: наш кандидат не осужден, имеет право на написание предвыборных материалов, на выражение своей позиции, вы обязаны предоставить ему такую возможность. Администрация тюрьмы соглашается: хорошо, но только через спецчасть. Что и было сделано. УГРОЗЫ И ИМИТАЦИИ А.П. Что же все-таки произошло тогда, на шоссе? В.К. Вот документы, которые со всей очевидностью доказывают факт инсценировки "покушения на Чубайса". В ходе следствия и на суде стороной обвинения утверждалось, что мощность взрыва в тротиловом эквиваленте 3,4-11,5 кг. Давайте посмотрим, как определялся этот эквивалент. Вот по своей полосе дороги, шириной 3,3 метра, едет БМВ Чубайса и начинает обгон идущей впереди, в пяти метрах, ВАЗ-2109. В 4-5 метрах позади БМВ движется ещё одна машина Чубайса, Митсубиси-Лансер, с охранниками. Раздаётся взрыв. У "девятки" ударной волной разбивается заднее стекло, крыша выгибается на один сантиметр, и ни одного осколочного повреждения. У БМВ на капоте и в правой передней полусфере появляются рваные полосы-повреждения. После взрыва машины Чубайса обстреляны из стрелкового оружия. Это, так сказать, дано. Теперь начинаем считать и анализировать. Согласно формуле, тротиловый эквивалент заряда определяется двумя основными параметрами: силой ударной волны и расстоянием до взрыва. Самый авторитетный в этих вопросах справочник Бейкера, по нему эксперты и установили силу ударной волны - 0,022 мегапаскаля (0,22 атмосферы). Расстояние от машины до эпицентра взрыва экспертам изначально было задано следователями и, по их мнению, могло составлять от 10 до 15 метров. Исходя из этих параметров, эксперты рассчитали следующее: если взрыв был на расстоянии 10 метров от "девятки", то мощность заряда равна 3,4 кг, на удалении 15 м - уже 11,5 кг. Вот откуда в устах обвинения эти цифры тротилолового эквивалента. Но тем же следствием установлено, что взрыв произошел между БМВ и "девяткой", дистанция между которыми в момент начала обгона составляла всего пять метров, и никак не могла быть ни 10, ни тем более 15 метров! Каково же на самом деле расстояние от взрыва до поврежденной "девятки", по которому также рассчитывался тротиловый эквивалент, если центр взрыва обнаружен в канаве на расстоянии 1,35 метра от проезжей части? Помните тот знаменитый, намозоливший всем глаза по телевидению рваный шов, прорезавший весь капот машины Чубайса? На капоте на одной линии под углом 45 градусов к оси движения зафиксированы пять линейных повреждений, причем ширина первой рваной полосы составляла около двух сантиметров. Следствие утверждало, что это - следы от пули. Получается: пуля попала в капот, порвала его, подскочила, снова зацепила капот, снова подскочила, и так пять раз подряд?! Пули так не летают! Так летают плоские камешки по воде, так плавают дельфины, пули так не скачут. Пуля, встретив препятствие, либо проникает в него, либо под углом отскакивает от него, рикошетит. Рваное линейное повреждение на металлическом капоте машины Чубайса мог нанести только неправильной формы летящий осколок! А ведь на капоте параллельно первой цепочке пролегли ещё три таких же следа. Да ведь пули параллельно не летают! Пули бы веером разнесло! Ве-е-ром! Одномоментный направленный, параллельный поток осколков могли дать только осколки от фугаса, в данном случае - гвозди с гайками. Из всего этого следует, что центр взрыва находился под углом 45 градусов к оси движения БМВ. И теперь главное. Если показания, данные древнегреческим гражданином Пифагором 2500 лет назад в отношении прямоугольного треугольника, все еще достоверны и допускаются российским правосудием, то взрыв произошёл на расстоянии от 4,3 до 5 метров от "девятки". Вот теперь, когда нам точно известны и сила ударной волны, и масштабы повреждения "девятки", и расстояние от центра взрыва до "девятки", легко установить пределы взрывного устройства в тротиловом эквиваленте: от 266 до 410 граммов! Максимум! Именно такую мощность - около 500 граммов тротила - по сообщениям РИА "Новости" - указывали специалисты ФСБ, прибывшие на место происшествия 17 марта 2005 года. 10 часов 48 минут утра - "500 граммов тротила". 11 часов 30 минут - "500 граммов тротила". 14 часов 49 минут - "500 граммов тротила". Затем вдруг выступление "официальных лиц": это, мол, не имитация, это настоящее покушение. И мощность заряда в 15 часов 21 минуту сразу подскакивает до килограмма тротила. Но и килограмм, и десять килограммов не могут ничего сделать с бронированной капсулой автомобиля Чубайса. Согласно открытым источникам в Интернете, фирма BMW гарантирует, что её бронированная капсула выдерживает взрыв 15-килограммового заряда в непосредственной близости от машины. А тут ещё и заряд стоял в канаве, и взрыв был направлен вверх, и не в сторону дороги, а в сторону леса… И ещё масса других вопросов. Почему все поражения BMW пришлись лишь на правую переднюю полусферу? Почему автоматчики не стреляли в заднюю часть машины Чубайса? Ни одного повреждения - ни пулевого, ни осколочного - в том месте, где сидел (или всё же не сидел) Чубайс?.. Вопросов много, ответ один - имитация. Когда я начал показывать присяжным: "Вот схема расположения машин… Вот расчёт ударной волны… Вот расчёт расстояния… Вот расчёт мощности взрыва…" Какой визг поднялся: "Уберите! Не имеете права! Не давите на присяжных!". Чтобы мы не могли задать профессиональных вопросов экспертам по формуле расчета тротилового эквивалента, нас удалили из зала суда! А.П. Как вели себя присяжные в такие моменты? В.К. Одна женщина не выдержала, хоть и молча, но выражением лица выказала своё отношение к "доводам" прокуратуры. Секретарь суда тут же состряпала на неё лживый донос, будто эта женщина в перерыве общалась с нашим адвокатом, и судья немедленно вывела оклеветанную присяжную из процесса. Так что присяжные были вынуждены хранить каменные выражения, не показывать своего отношения к происходящему в судилище. В конечном итоге четверо из двенадцати присяжных пришли к убеждению, что покушения не было, была имитация, восемь согласились с тем, что покушение было. Но как строились вопросы суда? "Доказано ли, что утром 17 марта указанные машины двигались по дороге, произошел взрыв, была стрельба и т.д. и т.п." - вопрос на полстраницы машинописного текста. И присяжные вынуждены на эти двадцать вопросов в одном вопросе отвечать "Да, да, да, да, да…". А среди них спрятана ловушка - "с целью причинения смерти Чубайсу". Спрашивают меня: как вы относитесь к Чубайсу. Чубайс для меня - надутая карикатурная личность. Ту же треклятую приватизацию ведь не Чубайс проводил, а Ельцин и Черномырдин. Это они подписывали указы, выпускали распоряжения правительства. Чубайс их лишь исполнял. Фигура важная, но ведь не ключевая, хотя и пыжится выглядеть таковой… Я все это пытался объяснить присяжным; судья тут же обрывала, угрожая удалением: это не политический митинг! Я говорю: вы меня обвиняете в экстремистских взглядах и действиях по отношению к Чубайсу. Но Чубайс - лишь винтик, малая часть системы. На него навесили личину главного злодея, ему она нравится, и он с мазохистским наслаждением её носит. ДЕЛО ЖИЗНИ А.П. Вы очень ясно выразились о том, что тюрьма для вас была войной. Но ведь это не первая ваша война. До этого были Афган, Чечня. Наверное, весь этот опыт тоже был каким-то образом трансформирован в вашем сознании за прошедшие три года? Кем вы были в Афганистане? В.К. Подполковником, комбатом в Панджшере, командиром отдельного 177-го отряда Спецназ. А.П. В Чечне вы две кампании провоевали? В.К. Нет, в "первую чеченскую" я был за рубежом, выполнял специальное задание командования. У меня "вторая Чечня" была. И здесь, как мне кажется, мы подошли к самому главному вопросу: почему именно я был арестован и потерял три года жизни, которые мог бы посвятить совсем другому и гораздо более важному делу. Не три года назад всё началось, а в 1997-м. Я тогда занимал ответственную должность в одной из структур Генерального штаба. Когда вернулся из зарубежной командировки, начал анализировать содержание и формы боевых действий в Чечне. Практически полностью был утрачен афганский опыт подготовки и ведения противопартизанских и противоповстанческих специальных операций. Плюс ужасающее состояние армейской авиации, без которой такие действия успешными быть не могут в принципе. Когда-то действия моего афганского спецназовского батальона поддерживали 4 Ми-8тв и 4 Ми-24, находившиеся в состояния дежурства на земле, а то и в воздухе. В Чечне такого прикрытия не имела, пожалуй, вся группировка, осуществлявшая специальные действия. Тогда же мы с начальником разведки ВДВ полковником П. Я. Поповских при поддержке командующего ВДВ Г. И. Шпака подготовили и провели представительную конференцию о необходимости приоритетного развития теории специальных операций и создания в России войск специального назначения. Я сделал основной доклад, выступил президент российской Академии военных наук генерал армии М.А. Гареев, многие другие видные военачальники и ученые. Большинство согласились с предложением следующую конференцию провести в закрытом режиме уже на базе Академии Генерального штаба. Тогда показалось, что первый рубеж взят. Но все закончилось более чем плачевно. Немедленно вмешался "вашингтонский обком": меня, несмотря на имеющееся решение министра обороны о продлении срока службы на пять лет, немедленно уволили из армии, а П.Я. Поповских по ложному обвинению определили на четыре с половиной года в тюрьму. Так провалилась первая попытка действительного реформирования Российской армии. Я расценил это как внешнее противодействие идее создания войск специального назначения в России. Однако идею о развитии этого перспективного направления теории военного искусства и строительства Вооруженных Сил негласно поддержал тогда еще генерал-лейтенант, заместитель начальника Главного оперативного управления Ю.Н. Балуевский, который помог мне устроиться ведущим научным сотрудником в Центр военно-стратегических исследований Генерального штаба, благо ученая степень кандидата военных наук у меня тогда уже была. И с 1999 года в ЦВСИ ГШ началась моя работа в области теории и практики специальных операций. А.П. Термин "спецоперация" - это ваш термин или это нечто более общее? Очевидно ведь, что за этим кроется целый массив теорий методик, и далеко не только военные операции, но прежде всего организационное оружие. В.К. Сам термин "специальные операции" - калька с английского "special operations". Но в английском это означает вовсе не "специальные операции", потому что "operations" - это действия. А операция в российском военном искусстве, как, в прочем, и во всех других, - только одна из форм специальных действий. Поэтому наиболее широкое понятие - специальные действия. Сама идея применения специальных действий в военном искусстве принадлежит генерал-лейтенанту Денису Васильевичу Давыдову. В 1822 году он завершил многолетний фундаментальный труд по осмыслению военной теории и практики, личного опыта Отечественной войны 1812 года, и своим ясным умом почувствовал, что такое "партизанская война", цель которой лишить противника моральных и материальных сил вести боевые действия. Применительно к современным условиям, суть специальных действий (операций) заключается в методе достижения победы над противником. Принципиально есть два способа одержать победу: 1) преодолеть внешнее сопротивление противника, 2) лишить противника внутренней способности к сопротивлению. Например: борец может выйти на ковер, и, преодолевая сопротивление соперника, положить его на лопатки; а можно сделать так, чтобы соперник вышел на борьбу невыспавшимся, голодным, да вдобавок знающим, что если он выиграет, то сожгут ему машину и т.п., то есть лишить соперника физических и моральных сил вести борьбу. Безусловно, в спортивной борьбе подобные приемы недопустимы, но в геополитическом противоборстве, а тем более на войне, в ход идут все средства достижения победы. Советский Союз проиграл "холодную войну" не только и не столько в результате внешнего воздействия, но и в результате "пятой колонны", подорвавшей способность советской системы к геополитическому противоборству. И с нами, с Россией, сегодня проводится такая гигантская многоплановая специальная операция, в которой русскую силу, ее способность к сопротивлению подрывают изнутри, конечная цель которой - расчленение и уничтожение России как субъекта мировой политики. Применение организационного оружия - тоже один из небоевых видов специальных операций. Скажем, чтобы лишить любую организованную структуру или систему способности воспроизводить ее внешнюю целевую функцию, необходимо внести помехи в порядок ее внутреннего функционирования. Лучше всего для этих целей годится постоянно проводимая реорганизация или реформа, в результате которой система постепенно утрачивает способность к выполнению своей основной функции. Именно это вот уже в течение 20 лет продолжают делать с Вооруженными Силами и с Россией в целом: постоянные реформы как оргоружие в геополитическом противоборстве. Кстати, в геополитике оргоружие применялось всегда. Иван Миронов, фигурант нашего уголовного дела, до сих пор содержащийся в заключении в "Матросской тишине", в своей книге о продаже Аляски провел блестящее исследование применения против России оргоружия с целью забрать у нас северные ворота в Тихий океан. А.П. Вы пять лет вели разработки в Центре военно-стратегических исследований Генштаба. Как же вы оказались на второй Чеченской? В.К. Когда началась вторая Чеченская кампания, Ю.Н. Балуевский поставил ЦВСИ задачу провести анализ содержания и форм ведущихся боевых действий и оказать помощь командирам в подготовке и проведении специальных действий, хотя сами боевые действия такого названия не имели - их по-прежнему всё еще не было в боевых уставах. Руководство вызвало меня: бери свои наработки по спецоперациям, лети, помогай. Так я оказался в Чечне. Первая командировка, вторая… Встречи с Булгаковым, Трошевым, с другими командирами и начальниками. Шаманов вообще представил меня офицерам штаба группировки "Восток" как своего помощника по специальным операциям. Когда в январе 2000-го во время штурма я обошел, облетал, обсмотрел еще не взятый Грозный, то пришел к выводу, что наиболее оптимальное место для диверсионного прорыва из города - стык между 15-м полком Таманской дивизии и 276-м полком Симферопольской дивизии - по Сунже у Алхан-Калы. Прихожу, докладываю командующему: товарищ генерал, прорыв будет вот здесь. Там на самом месте пусто, понимаете? В засаде южнее несколько километров он поставил разведроту. Я ему пытаюсь разъяснить: диверсионные прорывы в отличие от войсковых проходят по-другому, это не Великая Отечественная! Спор зашел очень далеко, и меня практически заставили уйти с командного пункта. Потом приходит генерал В.И. Молтенской: "Извини, давай что-то делать". А что делать, надо дыру закрывать! Решили сформировать сводный отряд спецназа. Спрашиваю, что есть в резерве? Дайте мне хоть что-нибудь, а я помогу организовать его применение. В ответ: "У нас сейчас все силы в Грозном на штурме работают". И только аж через заместителя начальника ГРУ нашли одну группу армейского спецназа. Потом прихожу к "Вымпелам" - там мой офицер бывший. С его руководством договорились, что поработаем вместе. У замначальника разведки ВВ МВД (вместе в Академии учились) в резерве нашелся отряд новосибирского спецназа. В итоге в сводном отряде оказалось три спецназовских структуры: ГРУшная, ФСБшная и хороший отряд ВВ. Всего человек под семьдесят. К часу ночи подготовил проект директивы, оставил только пустое место для командира сводного отряда, себя вписал консультантом. Отдал в штаб на Ханкале, сижу, жду, а нам выходить наутро. Часа в три ночи: Васильич, подписали директиву! "Командиром отряда назначить полковника Квачкова". Я говорю: вы что, охренели? Я же гражданский человек уже. "Ну, некого было, понимаешь!". Так в третий раз стал командиром батальона: Забайкалье, Афганистан, Чечня. Пошли. Подтянули ЗСУшки, минометы, мины наставили. Неделю лежим в засаде. Это не афганская засада. Это Россия: хоть и юг, но январь. Лежать надо в снегу по 8-10 часов, спать по 4-5 часов в сутки. Тяжело, холодно. Сам в блиндаже с радиостанциями на ближайшем взводном опорном пункте. Как-то чувствую, что-то неестественно чешется. Спрашиваю у лейтенанта, командира взвода, а вшей у вас случайно нет? Отвечает: "А у кого их нет?". У меня, говорю, нет. Он так философски: "Я так не думаю, товарищ полковник…". Через неделю стало ясно, что людей нужно менять. Тридцатого января сообщаю в Ханкалу в штаб ОГВ(с): давайте новых, эти уже выдохлись. Нет, отвечают, сначала сами выезжайте на Ханкалу, и уж потом здесь возьмете других. Повторно прошу: поменяйте засаду здесь. - Нет, идите на Ханкалу. Ночь на 1 февраля 2000 года, меняем состав на Ханкале. Будят: Васильич, прорыв идет! А.П. То есть вас специально отвели в ту ночь, это очередная измена была? В.К. Я до сих пор не знаю, специально ли меня отвели. Но прежде чем уйти… Тропочка там была интересная. Я знал: если они будут идти - то будут идти здесь. И мы туда комплекты "лепестков" на ночь разбросали. Они пошли. Нарвались на мины. Первых завалили растяжки ФСБэшные и наши. Басаев пустил впереди себя двух офицеров-грушников, захваченных в плен. Их командиру, впоследствии Герою России посмертно, полковнику Зурико Иванову (он когда-то был моим заместителем в 15-й бригаде спецназа ТуркВО) живому отрезали голову. Однако они по тропе прошли невредимыми, а Басаеву "лепестком" отрывает стопу. Воспользовавшись суматохой, офицеры вырываются из плена. В чем был замысел засады? Растяжками и минами их задержать, а потом туда, где начинают скапливаться, - артиллерией, минометами, АГСами и ЗСУшками. А поскольку диверсионный прорыв - не войсковой, когда на прорыв идет вся масса окруженных войск, он осуществляется совершенно в ином боевом порядке. Вот и боевики шли по тропе скрытно, поотрядно, к месту прорыва. Подходят к тому взводному опорному пункту, который оказался единственным на участке прорыва, начинают бить из гранатометов по позициям. Все, естественно, прячутся в укрытиях. В это время отряд боевиков проходит мимо позиций. Затем подходит следующий отряд, и история повторяется, затем следующий и так далее. Грамотный диверсионный прорыв: подавляешь, проскакиваешь - следующий. Так боевики, окруженные в городе, выходили из Грозного всю ночь. Только утром туда кинули немногочисленный резерв, но было поздно. Всего было уничтожено и взято в плен около 300 боевиков, но вышло-то около 2 тысяч! За это время и Басаеву успели сделать операцию и утащить неизвестно куда. Специально не называю фамилию командующего, допустившего, на мой взгляд, ошибку в оценке характера диверсионного прорыва. Этот генерал вынес на себе всю тяжесть кровавого штурма Грозного, и я не хочу кинуть в него не только камень, но и малейший камешек. Это не вина, а беда российских командующих и командиров, которых до сих пор ни в училищах, ни в академиях не учили и не учат искусству подготовки и ведения специальных действий. А.П. Я прилетел в Грозный где-то в конце февраля - это была моя третья поездка на Вторую войну - и мне Трошев дал вертолет. Мы полетели над Сунжей, смотрели место прорыва. Снег уже почти сошел, река была безо льда. Такое ощущение было, что там прошел контейнер-мусоровоз. Разгромленные салазки, барахло, одеяла, бинты, трупы. Я увидел все это. Тогда же я затевал книгу "Идущие в ночи". Складывался замысел. Я продумал концепцию романа - историю прорыва боевиков, рассказ о разведчике, который этот прорыв исследовал. Эту мою легенду Трошев потом поддержал, он не мог вашу излагать. И только много времени спустя, уже когда вы были в тюрьме, я узнал, что ловушку ту готовили вы. В.К. Такова была моя вторая Чеченская. До этого была попытка помочь нашим сербским братьям во время войны в Югославии. Я предлагал югославам развернуть диверсионную работу против натовских аэродромов в Италии и Германии. Два-три диверсионных акта - и была бы совершенно другая ситуация. Если бы европейцы поняли, что война идет к ним… Но Милошевич испугался, что последуют обвинения в терроризме. А.П. А в моем разговоре с ним он сказал: мы сейчас проиграли воздушную войну, но мы устроим натовцам наземную операцию! Не устроили. Приехал Черномырдин, и опять все было сдано. В. К. На этом клейма негде ставить… НАШЕ ДЕЛО ПРАВОЕ! А.П. Владимир Васильевич, вы на свободе. Вы посмотрели, огляделись? Какие ваши планы? Нет ли кессонной болезни? В.К. У меня, видимо, с кессонной болезнью не получилось: в тюрьме последние сутки мы спали по четыре часа всего. Больше невозможно было. Такое ощущение, будто то же самое происходит и сейчас. Очень много приходится заниматься, встречаться, отвечать на звонки друзьям. Скажем так: у меня несколько лет работала в мозгах операционная система "Тюрьма". А теперь идет установка операционной системы "Свобода". Я пока перезагружаюсь. Появляются люди, которые три года не хотели знать меня и мою жену, а теперь вдруг являются поздравлять. Знаете, тюрьма показывает не только, кто есть кто за решеткой, но и кто есть кто на воле. Чем заниматься буду? Я по-прежнему член Высшего офицерского совета России и Военно-державного Союза, и убежден, что если ты не занимаешься политикой, то политика займется тобой. В общественно-политической сфере меня интересует то, что интересовало всю мою жизнь: я хочу довести военную реформу в области специальных операций и строительства Вооруженных Сил до положительного итога. Хочу, чтобы гадкое слово "реформа" утратило свой нынешний и приобрело, наконец, положительный смысл. Пушки, танки, самолеты - это все правильно, ребята, когда дело до них дойдет. Но оно ведь может и не дойти! Мы так и пропадем с нашими стратегическими ракетами, как пропал Советский Союз. Другая война идет. Нас губят по-другому. Нас по миллиону уничтожают в год - невоенными способами. Я хочу внести свой вклад в эту вторую "холодную войну". А.П. Мне кажется - и вы не можете этого не чувствовать - что враги, потерпев такое сокрушительное духовное поражение, на этом не успокоятся. У них воля длинная, она исчисляется тысячелетиями. Они должны сейчас предпринять всё, чтобы сшить вам второе дело. Уже не по покушению, а по вашей идеологии, мировоззрению, высказываниям. И здесь вас подстерегает масса ловушек - их уже принялся ставить вам, например, Пархоменко на "Эхе Москвы". Он вас пригласил в эфир не для того, чтобы вы изложили свои взгляды, а чтобы показать "звериный оскал русского фашизма". Он расставлял свои вопросы, как опытный агент. И мне кажется, что вы сейчас должны тщательно отслеживать все проходящие вокруг вас вещи, выверять свою лексику, взвешивать каждое слово. Есть люди, которые могу подходить к вам с обожанием, а итог будет плачевным. Три года эти - они для вас потрясающие: новое мировоззрение, ощущение себя в новом контексте. Но следующих таких же трех лет не должно быть! Вы уходили в тюрьму как специалист по спецоперациям, а вышли из тюрьмы общественным деятелем. И эта роль еще сложнее и страшнее. Эту роль надо осмыслить самому. И не повторять ошибок милых моему сердцу патриотических лидеров, с их какими-то унылыми съездами, встречами. Если заниматься политикой, должны быть принципиально новые подходы. В.К. Какими вы их видите, Александр Андреевич? А.П. Прежде всего необходимо сформулировать идеологию. Идеологию национально-освободительной войны в контексте Русского Развития. Надо понимать также, что никакого вооруженного восстания не будет, никакого массового выступления армии тоже быть не может. Располагаем ли мы непочатыми силами? Нет, силы у нас на исходе, мы измотаны… В.К. Вы говорите о Русском Развитии, Александр Андреевич, я за эту идею, идею Русского Дела готов воевать до конца. Все эти годы я, как мог, боролся за то, чтобы страна получила возможность вырваться из либерального плена и сделать рывок. Или мы сейчас вырвемся, или нас - прямо по И.В. Сталину - раздавят в грядущем глобальном переделе территорий и ресурсов. Мою личную идеологию можно определить двумя словами - православный социализм, в основе которой лежит русский христианский национализм. Мое понимание необходимости борьбы за национальное достоинство полностью соответствует правам человека, изложенным во Всеобщей Декларации прав человека, принятой ООН. Мои оппоненты готовят кассацию. Они пытаются склонить общественное мнение к тому, что, мол, в деле суд так и не разобрался, нужно новое разбирательство. И знаете что? Мы предлагаем: давайте повторим процесс! Мы с товарищами согласны выйти еще раз, уже на четвертый процесс. Мы придем на суд, но только при одном условии - откройте его. Чтобы на процессе была пресса. Чтобы люди воочию видели доказательства сторон. Три года они рассказывали одну детективно-дефективную историю о покушении на Чубайса, а нам хватило всего пяти часов, чтобы разбить все доказательства нашей вины перед присяжными. Мы готовы к открытому процессу! А.П. Отличная идея! Если противник жаждет нового процесса над вами, но побоится открыть его, то мы сами его откроем. Имея на руках материалы дела, мы проведем свой открытый общественный процесс, со своими обвинителями и защитниками. И снова победа будет за нами!

Евгений Ростиков НА СВЯЗИ МИНСК

Недавно уполномоченный по делам религий сообщил о готовящемся к подписанию конкордата с Ватиканом. Он сказал "если с Белорусской православной церковью государство подписало соглашение, то с Католическим костелом мы готовим к подписанию конкордат. Это должен быть документ более высокого уровня". Хотя слухи о подготовке данного документа стали циркулировать еще в прошлом году, многие восприняли эту весть как сенсацию. Утверждают, что новые экономические условия заставляют президента лихорадочно искать себе более "надежных" партнеров. Но не всё здесь просто. Еще в 2002 году, когда в Украине бушевали страсти по случаю визита папы Римского, Лукашенко заявил: "Недалеко то время, когда я с удовольствием смогу принять и Патриарха, и главу Римско-католической церкви". Но это стремление белорусского президента выступить в роли посредника и организатора встречи глав двух церквей не встретило понимания Патриарха Московского и Всея Руси. Тем не менее, особо заинтересованные административные головы, уже тогда стали просчитывать варианты визита папы римского в Беларусь. Считалось, если Папа не сможет приехать в республику как глава Римско-католической церкви, (тогда этот визит должен быть согласован с руководством РПЦ - канонической территорией которой является Беларусь), то он может совершить его как глава государства Ватикан. Для этого достаточно приглашения руководства. Белорусский экзархат РПЦ, как и Московская Патриархия, стоят на том, что встреча Патриарха и Папы Римского возможна лишь, если Ватикан откажется от политики прозелитизма. Для Ватикана такой отказ смерти подобен. Но и пригласить Папу под формальным предлогом, как главу государства Ватикан, Лукашенко не решился. Как ни вертись, а 80% населения Беларуси православного вероисповедания. Теперь что касается Соглашения государства с Белорусской православной церковью. Подписанное еще в июне 2003 года, оно должно было развивать многовековые традиции сотрудничества. Соглашение предполагало взаимо- действие в сфере воспитания, образования, преодоления таких явлений, как алкоголизм, распущенность. Но, как и следовало ожидать, оно сразу же подверглось ожесточенным атакам. Белорусов стали пугать, что государство, "поднимая на щит одну церковь", вносит раскол в многоконфессиональное общество, "где все религии перед законом равны". Но равность конфессий не отрицает их историческую разновеликость. Государство вправе выбирать социальных партнеров в сфере духовного развития общества. Тем не менее, за 5 лет со дня подписания Соглашения, о нем не было сказано и полслова. Государственные СМИ, как уже повелось, молчали. И в этом нет ничего удивительного. Если бывший главный президентский идеолог, недавно сбежавший в США, пытался везде насаждать протестантизм, то нынешний куратор идеологии, убежден: православие - хорошо, но атеизм - лучше. И многие считают это логичным. Логичным в том смысле, что для белорусского режима, базирующегося на псевдосоветской идеологии, альянс с православием, был скорее мезальянсом. Не содействует поднятию авторитета православной церкви и ее двойственная позиция по многим принципиальным вопросам. Например, когда националисты, а, по сути, униаты, выступили против того, чтобы строящийся в Кобрине храм-памятник носил имя русского полководца Суворова, Белорусская православная церковь тут же поспешила откреститься от него. "БПЦ не имеет документов свидетельствующих, что проекты строительства Кобринского храма Рождества Христова, как-то связаны с именем А.В.Суворова, получили благословение церковного руководства". Зато все эти годы в республике последовательно ведется пропаганда католицизма. В том числе и на государственном уровне. СМИ заполняют материалы, фильмы о деятельности ксендзов по "улучшению морально-нравственного климата в приходах". И даже скандалы, связанные с голодовками католиков, требующими строительства всё новых костелов, или очередной высылкой ксендзов и монахинь, работают на эту пропаганду. Не случайно в Беларуси по-прежнему более половины ксендзов иностранцы, в большинстве своем поляки. Лихорадочность, с какой Лукашенко повсюду ищет "друзей", а точнее - силы, способные мобилизовать массы на удержание его власти, свидетельствует только о том, что белорусский президент оказался абсолютно не готов к новым экономическим и политическим вызовам даже у себя в стране. Ему кажется, что католицизм с его рациональностью здесь более подходит, чем православие, пекущееся о такой "абстракции", как духовность. Но история свидетельствует, что Ватикан всегда отстаивал лишь свои интересы, защищал только свою власть. В начале месяца Бенедикт XVI принял верительные грамоты послов Нигерии, Уганды, Либерии, Чада, Бангладеш, Гвинеи. В их числе свою верительную грамоту вручил и посол Беларуси. А уже сегодня по приглашению белорусского правительства в республику прибывает второе лицо Ватикана, госсекретарь Папы кардинал Торчизио Бертоне. Не удивлюсь, если в ближайшее время с Ватиканом будет подписан не только конкордат, но и Папа Римский ступит на белорусскую землю.

Сергей Кургинян МЕДВЕДЕВ И РАЗВИТИЕ - 14 Продолжение. Начало - в NN12-24

ЗАЯВЛЕНА ЛИ ТЕМА "развитие"? Заявлена ли она властью - внятно и с абсолютной категоричностью? Да или нет? Ни один вменяемый человек не может отрицать, что эта тема заявлена, причем и Путиным, и Медведевым. Можно обсуждать качество этой заявки. Это ответственное волеизъявление (проект)? Это пиар? Это благопожелание? Можно обсуждать также содержание, вкладываемое в заявку. Пойдет ли речь действительно о спасении через развитие… или же речь пойдет о чем-то, аналогичном народной присказке "что мертвому припарки"… Можно (и должно) обсуждать также, во что превратится заявленная тема в связи с так называемой "войной элит". Не окажется ли, что заявка на развитие в нынешнем прискорбном элитном контексте тождественна борьбе за "распил" тех или иных ресурсных потоков? Не окажется ли, наконец, что эта заявка превратится в начало какой-нибудь очередной "перестройки"? Мол, имела место путинская стабильность, а теперь эту (в чем-то схожую с бреж- невской) благополучную инерционность начинает раскурочивать, апеллируя к развитию, нечто, сходное с горбачевизмом? Сначала скажут о развитии… Потом вернут нам неких новых Сахаровых, и понесемся мы все к очередному жуткому хаосу? Такой вариант возможен? А почему бы нет? Сейчас возможно всё, что угодно. Следует ли из этого, что надо перестать обсуждать тему развития? Или же, продолжая обсуждать, перестать хотя бы сопрягать обсуждаемое с проблематичным властным контекстом? Нет, и еще раз нет. Потому что властный контекст всегда проблематичен. А его изъятие стерилизует тему развития, лишает ее политического обертона, а значит и смысла. В таком стерилизованном виде тема развития никого не пугает. Обсуждайте ее сколько угодно. Чем бы интеллектуальное дитя ни тешилось, только бы нос в политику не совало. Обсуждение темы развития на страницах газеты "Завтра", появление на телеэкранах "ужасных лиц" (редактора газеты, вашего покорного слуги etc), нарастание внутри- и внешнеполитической неопределенности, ряд иных тонких и малозаметных для общества обстоятельств… все это многих и беспокоит, и раздражает. Беспокоятся реальные игроки. Я никоим образом не склонен преувеличивать роль своих интеллектуальных упражнений, отдельно взятой газеты и так далее. Конечно, все это в совокупности не более, чем мини-фактор. Но этот мини-фактор игроков очень тревожит. Поверьте, я знаю, что говорю. Знаю, что данный "мини-фактор" обсуждается теми, кто по роду службы должен заниматься только глобальными факторами. Одним словом, я просто не имею права не зафиксировать наличие беспокойства, а также того, кто и почему беспокоится. Что же касается раздражения, то это другое. Раздражается наше "приличное общество". Оно всегда раздражается, когда возникает что-то не вполне стерилизованное. Раздражаясь, оно реагирует привычным для него смердяковским образом. Для того, чтобы так реагировать, ему не нужны заказы высоких международных персон. Смердяковщина - это естественный и безальтернативный способ существования данных "болтливых белковых тел". (Кто-то сочтет, что я в слове "белковых" пропустил две буквы, но я всего лишь перефразировал классика). Беспокойство надо анализировать - ибо оно малое слагаемое Большой Игры. А в Большой Игре нельзя пренебрегать малыми компонентами. Раздражение же надо игнорировать. Конечно, в какой-то степени беспокойство инициирует раздражение, а раздражение подпитывает беспокойство. ТАМ начинают больше беспокоиться - ЗДЕСЬ больше раздражаются. И наоборот. Но не в этом главное. Главное в том, что именно беспокоит. Беспокоит не чей-то радикализм. Беспокоит (цитирую близко к тексту некие "материалы") возможность появления на патриотическом поле хотя бы одного фактора, несводимого к однозначному лубку - наглядному и крикливому пособию на тему об "ужасном русском фашизме". Высокие "тамошние" инстанции настаивают - не должно быть НИ ОДНОГО такого патриотического "фактора". Почему-то (беспокоящимся виднее, почему именно) особо нервирует альянс вашего покорного слуги и газеты "Завтра". Ибо в этом альянсе видится возможность возникновения подобного фактора. Я не вдаюсь в рассмотрение причин такого видения процесса. Я только фиксирую его наличие. А также наличие предельной обеспокоенности возможностью выхода газеты "Завтра" за пределы отведенной ей роли. Роли самого известного - модного, и в чем-то даже "приличного", - ЖУПЕЛА. Такой выход за пределы роли не только беспокоит игроков, но и раздражает смердяковых. Почему раздражает - слишком понятно, а потому неинтересно. А вот в чем генезис беспокойства? Это весьма серьезный и далеко не тривиальный вопрос. Мелкий? Конечно, мелкий. Но рассмотрите эту капельку под аналитическим микроскопом - и вы такое увидите, что мало не покажется. Именно это я и постараюсь сделать. Буквально несколько слов о формах, в которые отливается беспокойство. Беспокойство ли? Когда какой-то псих, смердяковствующий маргинал, выявляет в вас тягу к царедворству, якобы толкающую вас на обсуждение темы развития, - что сие знаменует? И знаменует ли хоть что-то? Есть простой количественный метод, позволяющий ответить на вопрос. Даже если занявшийся вашей персоной субъект - абсолютный параноик, который не ест, не спит, а только пишет и пишет, он может написать столько-то. Если он пишет намного больше - то он не раздраженный бескорыстный псих, а нанятый работник. А если, например, он пишет в десять раз больше, то это уже нанятый коллектив. Есть ли логический дефект в таком методе рассмотрения? Это количественная дедукция - один из наиболее надежных аналитических методов. Но есть еще и самый точный метод - опора на надежные данные. Такие данные - это не сплетня, а достоверное знание, умножающее скорбь. Иногда такое знание, от которого… как бы покультурнее выразиться… Словом, окунаешься ты в стихию чужого сленга и чужой смачно-стукаческой логики: "Сейчас мы втянем X в то-то и то-то, и тогда Y либо отскочит, либо замарается! Задачу мы решим в любом случае". Сначала ты в это конкретно окунаешься в связи с "ХАМАСовской темой" и откровениями ее "операторов", затем в связи с еще более мелким сюжетом. Ну, поговорил редактор газеты "Завтра" с журналистом на тему "люди, годы, жизнь" (имеется в виду не жизнь Ильи Григорьевича Эренбурга, а жизнь редактора). Разговор шел много часов. Наговоренного журналисту хватило на книгу. Ну, книга и книга… Много часов говорить "за жизнь" всухую дураков нет (даже исламист не сможет - не то, что русский человек с широкой душой). Так что бытовой контекст абсолютно ясен. Стиль - тем более. Ну, право… не в суд же подавать на то, что в книге этой назван я аж "референтом Березы"… Речь о 1996 годе, "письме 13-ти", других сюжетах. Как ни старается журналист препарировать задушевный разговор, все равно видно, что никакой я не референт (увы). А больше, чем я сам о себе уже рассказал, никакой журналист не сумеет. Делов-то! Но затем ты снова окунаешься в ту же самую "стихию точных данных". И обнаруживаешь (причем с абсолютной доказательностью) буквально те же стукаческие заходы: "Мы сейчас таким-то образом отпрепарируем высказывания X, тогда Y или "заведется", или умоется! Задачу мы решим в любом случае". Да что ж так неймётся-то? В происходящем, как в капле воды, отражается два макрофеномена. Культурный и политический. О культурном исчерпывающе сказано Грибоедовым: Чацкий: Кто служит делу, а не лицам… Фамусов: Строжайше б запретил я этим господам На выстрел подъезжать к столицам. Есть Лица, сделавшие заявку на развитие. А есть само это развитие, то есть Дело. Если мы отмахнемся от заявки - мы, провозгласившие, что Дело важнее Лиц, - то грош цена и нам, и символам нашей веры. Начав же обсуждать Дело (Дело вообще и Дело развития в особенности) - мы должны ждать всех низостей, на которые способно наше специфическое "приличное общество". Потому что - чего греха таить - общество это ПО ПРЕИМУЩЕСТВУ низкое. Спрос его - это ПО ПРЕИМУЩЕСТВУ спрос на низость. Язык его - ПО ПРЕИМУЩЕСТВУ смердяковский. Тянется оно ПО ПРЕИМУЩЕСТВУ к тому, что "с душком-с". А ТЕПЕРЬ О ЕЩЕ БОЛЕЕ ВАЖНОМ - политическом - макрофеномене, который выявляет вся эта мышиная возня, рассматриваемая мною через аналитический микроскоп. Что обнажает в наибольшей степени и наиболее вопиющим образом высочайшая заявка на это самое "развитие"? Что обсуждать его всерьез КАТЕГОРИЧЕСКИ НЕ ХОТЯТ. Не могут, скажете? Ну, не знаю… Мне-то кажется, что могут. Но в силу убеждения (причем - "железобетонного"), что заявка эта пиаровская ("шутейная", как сказал бы царь-модернизатор Петр Алексеевич), - не подставляются. Но и беспокоятся при этом: "А вдруг неверно оцениваем?" Короче - сказать что-то по поводу развития, причем всерьез, это "ни-ни". Преобладает молчание. Оно, молчание это, не просто преобладает. ОНО УЖЕ БУКВАЛЬНО ВОПИЕТ. Разбавлено оно, в лучшем случае, очень скудным трепом "через губу". А ПОЧЕМУ? Ну, шутейно что-то сказали. Но ведь сказали. Почему молчание в ответ такое, что впору говорить об обструкции? Только потому, что не верят в серьезность сказанного? Мне кажется, что дело всё же в другом… Много лет назад на высоком (и по составу в основном иноземном) собрании я впервые услышал: "Дверь модернизации захлопнулась для России в середине 90-х годов. И это навсегда". Кто говорил об этом? Иностранцы? Нет. Они слушали. Говорили же высоколобые элитарии из России. Причем вовсе не в алармистском ключе, а "с чувством глубокого удовлетворения и облегчения". А почему они так об этом говорили? И есть ли корреляция между тогдашней констатацией по поводу захлопнувшейся двери и нынешней обструкцией (ПО СУТИ, конечно, именно обструкцией) темы развития (хотя бы в плане развития модернизационного). Я считаю, что корреляция есть. Перефразировав одного ныне покойного грузинского политика, можно сказать: "Модернизация - это вам не шутка! Это вам не лобио кушать". Поскольку очень хочется именно "кушать лобио" (то есть предаваться гедонистическим радостям), то на кой черт эта модернизация… Можно в виде издевки сказать о мягкой модернизации. То есть о том, чтобы и лобио кушать, и… Но это именно в виде издевки. Серьезный разговор о модернизации неизбежно рано или поздно повлечет за собой разговор о том, что лобио должно быть поменьше. Что ресурсы надо взять у поваров, привыкших готовить лобио, и передать кому-то еще (ВПК или кому-то другому). А еще эти ресурсы надо использовать на заявленные цели, а не разворовывать. А что это значит? Что тем, у кого ты забираешь ресурсы, - обидно. У них становится меньше этого самого лобио. А тем, кому даешь ресурсы… Им тоже обидно. Потому что хотелось бы превратить перераспределенные ресурсы в свое лобио, а говорят, что нельзя. Кому не обидно!? Родине? Она молчит. Но, опять же, если ей предложат на выбор - либо с тобой поделятся лобио, либо "вперед и с песней" (паши на модернизацию, пусть даже и за приличную зарплату), то… Уверены ли вы, что электорат за это проголосует? И что электоральная поддержка, даже если она будет, превратится на следующем этапе в поддержку социальную и политическую? Я не уверен. Так кому не обидно? Ученым и инженерам, которым заплатят в два-три раза больше? Они, конечно, зарплате обрадуются, но… Настроения в этой среде самые разные. Человек ведь - существо не до конца рациональное. Кто-то и впрямь поддержит (причем до конца). А кто-то станет осуждать жесткость политических технологий, с помощью которых произойдет такое перераспределение ресурсов в пользу модернизации. Ведь "мягких" технологий тут по определению быть не может. Разве что в виде издевки. ТАКОВО СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ, КОТОРОЕ ПРЯМО ИЛИ КОСВЕННО ВЛИЯЕТ НА ТИП ОБСУЖДЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ. Всё остальное - это сопутствующие обстоятельства, не более того. Отмашка есть… Отмашки нет… Отмашка дана по полной программе… Не по полной… Это все не главное. Главное, что существующий политический класс, в массе своей, развития не хочет. А "сервис" это чувствует. И тоже развития не хочет. Отсюда то, что я называю СУЩНОСТНОЙ ОБСТРУКЦИЕЙ. То, что я прав, - легко доказуемо. Возьмите всю существующую социально-политическую (да и экономическую) информацию. Оцените этот массив в мегабайтах. Введите весовые коэффициенты. И оцените, какой процент от данных мега- и гигабайт центрирован на вопросе развития. Потом оцените, как именно этот малый процент центрирован. А потом спросите себя: если это не СУЩНОСТНАЯ ОБСТРУКЦИЯ, то что это? И тут я перехожу от неслучайных мелочей к гораздо более крупным сюжетам. НЕ ТАК ДАВНО Я ОКАЗАЛСЯ на одном элитном мозговом штурме. В приглашении тема штурма формулировалась так: "Энергетическая война. Роль России". Мозговой штурм начался с надрывного крика высоких газпромовских интеллектуалов о том, что никаких разговоров о войне быть не должно. Что надо говорить только о дружбе и сотрудничестве. Высокие газпромовские интеллектуалы орали буквально, как резаные. К ним подключился высокий газовый босс из соседней могущественной корпорации. Босс тоже требовал, чтобы "никаких войн"! Зачем было собирать мозговой штурм по данной теме - так и осталось для меня загадкой. Но то, что визг был аномально-нервным, - это я зафиксировал. Визг был настолько нервным, что председательствующий сказал: "Ну, хорошо. Давайте изменим название. Не война, а…" "Конкуренция", - предложил один. "СОТРУДНИЧЕСТВО!!!" - завопили возбужденные газовщики. Являясь следующим по очереди выступающим, я сказал, что можно, конечно, не говорить о войне в данном высоком собрании. Однако в Лондоне, Нью-Йорке, Амстердаме etc. у всех ТЭКовцев (от студентов и преподавателей до корпоративных боссов) на столах лежит книга Даниэла Ергина "Добыча", в которой говорится ИМЕННО О ВОЙНЕ - нефтяной, газовой, энергетической и так далее. А в соседних финансовых офисах лежат книги Джорджа Сороса, в которых говорится о финансовой войне и рефлексивности финансовых рынков. То есть опять-таки О ВОЙНЕ. "Так как, - спросил я, - не потеряв лицо, ЗДЕСЬ можно не говорить о войне, если ТАМ все говорят только о войне?" Побледневший газовый босс мне ответил: "Вот Вы ТАМ и говорите о войне. А ЗДЕСЬ - пожалуйста, не надо". Председательствующий промолчал. Я встал и вышел. Рассказываю это совсем не для того, чтобы похвалить себя и поругать кого-то. Я предлагаю вникнуть в мотивы истерики, которую я описал. Эти мотивы очень непросты. Они не сводятся к тому, что нервничающие лица уже живут, по сути, ТАМ, а ЗДЕСЬ лишь добывают сырье. Этот уровень мотивации тоже присутствует. Но если бы все сводилось к нему… Соединенные Штаты Америки беспокоят не Иран или Ирак. Их беспокоят центры сил, способные в принципе оказаться более мощными, чем сами США. В ближайшей перспективе таких центров сил два - Европа и Китай. Китай - это отдельная песня. А вот Европа… Европа никогда не была единой. А в последние десять лет она у нас на глазах раскалывается на две Европы - старую и новую. Старая Европа - это прежде всего Франция и Германия. Ну, Италия. Ну, Австрия, ставшая периферией Германии. Новая Европа - это бывший соцлагерь. И примыкающие к нему бывшие союзные республики. Прежде всего речь идет об Украине, Прибалтике, Молдове. Белоруссия пока выпадает из этого "санитарного кордона". Но лишь пока. Запевалами в процессе являются Польша и Украина. Польша - явный и очевидный лидер новой, очевидным образом проамериканской, Европы. Задача новой Европы - мешать структуризации старой Европы. А также отношениям между старой Европой и Россией. Прежде всего между Германией и Россией. Но и между Францией и Россией тоже. Франция пока не оторвана от Германии. А там - кто знает… Самой главной задачей новой Европы является препятствование энергетическим коммуникациям между Россией и старой Европой. Особенно, если эти коммуникации идут мимо новой Европы. Тут задевается уже не только политический, но и экономический интерес. Исчезают плата за транзит, возможность коллективного воровства энергоносителей и так далее. Для того, чтобы блокировать инициативы старой Европы по укреплению союза с Россией, - новой Европе нужен соответствующий образ России. В пределе это должен быть образ однозначно фашистской, причем гнилостно-фашистской, страны. Страны и криминальной, и ненадежной, и грозящей ракетами, и антисемитской, и… и… и… Если этот образ будет создан, то старая Европа окажется в сложном положении. А только это и нужно и американцам, и новой Европе. Разрушение коммуникаций со старой Европой грозит огромными неприятностями нашим энергетикам-экспортерам. Газовым в первую очередь. Нефть так или иначе, но продадут. А вот газ… Для того, чтобы диверсифицировать продажу газа, нужны огромные вложения и годы напряженного труда. Нужно иметь флот для транспортировки сжиженного газа… Заводы по сжижению… Инфраструктуру… Или же тянуть колоссальные газопроводы не на Запад, а на Восток. Оптимисты считают, что Европа от нашего газа никогда не откажется. И что угрозы нет. А газовщики нервничают. И поди тут разбери, отчего они больше нервничают - от того, что фокус их интересов, фокус, конечно, гедонистический, уже находится ТАМ, или же от того, что они имеют для этой самой нервозности более серьезные и масштабные основания? Я в таких случаях всегда выбираю наиболее комплиментарную версию. В последнее время бывшие главы государств старой Европы ездят в Москву, как эмиссары, и буквально умоляют русских быть паиньками. Они при этом осуждают американцев, называют НАТО инструментом чужой для европейцев политики, говорят еще много разного рода приятных вещей. Но рефрен у них - один: "Ради бога, будьте паиньками! Потерпите, поулыбайтесь… Во имя общего дела и наших газовых успехов! Не ставьте нас в сложное положение! Покажите цивилизованное лицо! Пойдите на уступки! Пожалуйста!" Теперь я прошу читателя кое-что сопоставить. Первое. Мой рассказ о некоем семинаре, на котором так нервничали газовщики и который должен был называться "Энергетическая война", но был срочно переименован в "Энергетическое сотрудничество". Помните, что там было сказано? "Вы ТАМ говорите об энергетической войне, а ЗДЕСЬ не надо". Второе. Регулярные собеседования бывших глав старой Европы, причем наиболее лояльных к России, и рефрен: "Ради бога, мягче, мягче! Ради бога, помогите нам! Уступите! Продемонстрируйте хоть что-нибудь, так сказать, а ля Горбачев". Согласен ли читатель с тем, что первое и второе - это просто части одного, очень внятного, целого? Если он в этом сомневается, то пусть поверит моим трудно рационализируемым ощущениям. Это именно одно и то же, понимаете? Тот же тон. Та же лингвистика. И так далее. Итак, согласимся, что это одно целое. И добавим к его двум названным слагаемым ряд других. Третье - это начавшиеся разговоры об амнистии, которую должен получить Ходорковский, и о возвращении в Россию Гусинского. Пока это только невнятные разговоры. Переход к делу планируется якобы на октябрь. Досужие сплетни? И да, и нет. Есть уклончивые официальные заявления по этому поводу. Это обсуждается. Я сам участвовал в передаче Пушкова на эту тему. И у меня хватает аналитического опыта для того, чтобы понять подоплеку такого рода обсуждений. Так что называть сплетнями "октябрьский сценарий" я бы не стал. Скорее это ОДИН ИЗ ВОЗМОЖНЫХ ВАРИАНТОВ РАЗВИТИЯ СОБЫТИЙ. Четвертое. Не лишенные внутренней нервозности успокоительные заявления Генри Киссинджера, утверждающего, что в России обязательно будет глубокая разрядка а ля Горбачев. Киссинджер - не эмиссар старой Европы. Но американская игра со ставкой на "дикий русский оскал" и "великую антирусскую Восточную Европу" - это не игра Киссинджера. Он для этого слишком близок и к Китаю, и к Израилю, которых такой вариант игры одинаково не устраивает. Пятое. Вихрь страстей вокруг Севастополя. Шестое. Заявления Д.Медведева, сделанные им в Китае (23-24 мая), в Германии (5 июня) и на Санкт-Петербургском экономическом форуме (6-8 июня). И там, и там, и там - рыночная успокоительная риторика. Но и там, и там, и там как бы вскользь говорится о неких силах, противостоящих сближению России с Китаем (вряд ли это Тайвань) и Европой. Поскольку эти анонимные силы еще и тяготеют к однополярному миру, то разночтения по сути невозможны. При этом говорится о максимальной прозападности России (смотри выше - о том, что надо быть паинькой)… Но еще и о том, что "атлантизм, как единственный принцип, изжил себя. Теперь речь должна идти о единстве всего евроатлантического пространства - от Ванкувера до Владивостока. Сама жизнь подсказывает именно такую форму нашего взаимодействия". От Ванкувера до Владовостока… Н-да… Поскольку по сути (кто бы что бы ни говорил) это синоним "Европы от Дублина до Владивостока", то большего кошмара для американцев просто не может быть. Ахмадинежад во главе новой империи Чингисхана менее опасен… Седьмое. Само избрание Д.Медведева президентом, необходимость построения политического диполя "Медведев - Путин", расстановка кадровых фишек на административно-политической доске и так далее. Восьмое. Уже начавшиеся неприятности на Северном Кавказе. Девятое. Непрекращающаяся борьба элитных кланов, которую я подробно описал в книге "Качели". Десятое. Немного странная и сильно карикатурная, но не лишенная политического смысла организация с гордым названием "Национальная Ассамблея". ЧТО, ЕСЛИ ДЕСЯТЬ ПУНКТОВ, КОТОРЫЕ Я НАЗВАЛ, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ОБРАЗУЮТ ЕДИНОЕ (СИСТЕМНОЕ!) ЦЕЛОЕ? ВОПРОС ВЕДЬ НИКАК НЕ СВОДИТСЯ к гуманитарно-нравственному аспекту! В эпоху перестройки я вовсе не мечтал о том, чтобы А.Д.Сахаров продолжал пребывать в городе Горьком. И сейчас я не мечтаю о том, чтобы продлились чьи-то злоключения. Я рассматриваю происходящее не как роман чьих-то конкретных судеб, а как гигантский политический механизм с взаимно-уравновешивающимися блоками. Как только блок под названием "чьи-то судьбы" переместится из точки А в точку Б, соседний блок переместится из точки В в точку Г. Я не хочу следом за ажиотажными пиарщиками говорить, что место Ходорковского на нарах займет обязательно кто-то другой. Я просто обращаю внимание на неизбежность перебалансировок, возникающих при любых трансформациях такого масштаба. Поскольку в этих перебалансировках участвуют не шестерни и гири, а автономные элитные субъекты (центры политических сил), то процесс может приобрести нелинейный характер. Разве не говорилось многократно о том, что горбачевские смягчения, сопровождаемые борьбой с коррупцией, в качестве фигуры контрбаланса породили ряд “горячих точек” как на Кавказе, так и в других регионах? Каким именно образом тут совпали противоречивые интересы? Что такое в игровом плане был Ельцин, заявивший, что он прозрел, пролетев над статуей Свободы? Ельцин, о чьем пребывании у Рокфеллера было сказано избыточно много? Никоим образом не считаю, что сегодняшняя игра будет слепо копировать предыдущую. Но некоторые черты сходства есть. А почему бы, собственно, им не быть? Теперь я могу, наконец, выполнить данное читателю обещание и соотнести разного рода "мелочи", которыми утомлял в начале (X и Y, "дедукция" и "надежные данные") с Большой Игрой, то есть с несопоставимым по объему макропроцессом. В Большой Игре нет мелочей. Однозначная расстановка фигур на "русской шахматной доске" - не мелочь, а одно из главных условий, при которых Игра будет выиграна ИМИ и проиграна НАМИ. И ОНИ придают этому условию огромное значение. Для ИХ выигрыша фигуры на русской шахматной доске должны быть расставлены так. На одном краю этой доски должны разместиться однозначные до карикатуры "шустрики" - "русские фашисты", крикливые, плакатно-лубочные, глубоко криминализованные и… насквозь гнилые, не способные ни к чему за рамками публичного дизайна. Они могут быть очень разными: тут найдется место и радикальному исламизму, и этническому радикализму, и мало ли чему еще. Важно, чтобы это был именно дизайн. И чтобы "окно ужаса" открылось ненадолго. "Дизайн" может стать и достаточно далеко идущим… вплоть до какого-нибудь локального ядерного удара по "нужной" точке. Но должна быть гарантия надежного, быстрого и окончательного "закрывания окна". А "коллектив", созданный для дизайна, не должен обладать ни масштабным проектом, ни позитивной идеологией, ни, тем более, философией развития. На другом краю той же доски должны находиться столь же однозначные "мямлики". "Мямлики" эти должны, по замыслу, быть абсолютным раздражителем для большинства населения, жупелом, символом возврата ко всему ненавидимому. И политически абсолютно обесточенными. У них на лбу должны быть соответствующие этикетки, причем такие, чтобы хоть солдату российскому, хоть офицеру одинаково захотелось в эти этикетки засадить все, что есть под рукой. Если "мямлики", поняв, что обречены на заклание, захотят избежать этой участи и… ну, я не знаю… поискать опору внутри страны (не рыхлую электоральную, а социальную и политическую), сменить для этого имидж, заявить какую-то программу… Словом, если это им придет в голову, то сразу возникнет вой. ("Ой, что вы! Потерпите! Смягчите! Не надо, вы нам мешаете!") Выше я описал, что такое этот вой в исполнении, например, фигур из "Газпрома". Но это - мелочь по сравнению с тем, что начнется, если приготовленные для заклания фигуры крупнейшего внутриполитического калибра станут таким образом "дергаться". Они, скорее всего, и не станут… Но если станут, то одергивать их будут весьма авторитетные для них элиты - весь их совокупный международный бэкграунд. И опять-таки - зачем "мямликам" развитие? "Мямлики" должны поставлять энергоносители в нужное место, и из этого нужного места привозить туземцам всё, что угодно. Шмотки, машины… продукты питания, наконец. Политическая элита не может не знать, что продовольственная зависимость Москвы и Санкт-Петербурга превышает 80%, по большим городам колеблется между 60% и 70% , а в целом по стране составляет (по разным оценкам) от 45% до 52%. Что среднее потребление населением животного белка сейчас вдвое меньше, чем в эпоху СССР. Что восстановление животноводства потребует многих лет и колоссальных вложений в инфраструктуру (фабрики по производству продуктов, дороги, свинарники, коровники и так далее, а также люди, которые будут готовы во всем этом профессионально и эффективно участвовать, производя качественный необходимый продукт). Я не хочу говорить, что эти неприятности фатальны. Но они огромны. А в рамках гедонизма, который преобладает, - непреодолимы. Так гедонизм и не собирается преодолевать эти неприятности. ТАМ - технологии, ЗДЕСЬ - сырье. С приветом от реального комфортно-колониального бытия, сопровождаемого вялым пиаром на тему развития! Если я прав в своих построениях (а я их рассматриваю лишь как гипотетический сценарий), то врагу дозарезу нужно иметь этот самый однозначный и безальтернативный расклад с "шустриками" и "мямликами". Патриотическое движение в очередной раз волокут в определенную сторону. Только ли враги его туда волокут? Если бы! Его волокут туда регрессивные процессы, запущенные социал-дарвинистами. Его волокут туда многочисленные "заморочки", фобии, синдромы, фантазии. Его, как мы видим, волочет туда и глобальная конъюнктура. Всё это надо суметь преодолеть. И потому серьезное обсуждение вопросов развития сегодня важнее, чем когда-либо ранее. Ну, так и продолжим обсуждение. Причем именно в том формате, который так кому-то не нравится. Продолжение следует

Феликс Лапин: «ДА, НУЖНА МОБИЛИЗАЦИЯ!» На вопросы «Завтра» отвечает министр экономики Калининградской области

"ЗАВТРА". Феликс Феликсович, недавно мы рассказали о вашей Калининградской области, о судостроительном заводе "Янтарь". Упавший навзничь завод стал подниматься, на стапелях появились корабли, и это признак развития не только завода, но и области. Ваша область уникальна. Анклав. В центре Евросоюза. Замкнута. Окружена странами НАТО. Немецкая протооснова. Как складывалась экономическая политика в этой русской Прибалтике? Что предшествовало сегодняшнему преуспеванию? Феликс Лапин. Надо понять, что это за территория. После присоединения её к СССР она последовательно освобождалась от всего, что делало её когда-то немецкой. Были выселены немцы, переименованы населенные пункты, немалая часть немецких заводов выведена вглубь СССР в качестве трофеев, восполняя разрушенную войной промышленность центральных областей. В послевоенные годы шло освоение этой земли примерно так же, как осваивается целина, осваиваются пустоши. Истинное развитие началось только после подписания Хельсинкских соглашений о нерушимости послевоенных границ, когда окончательно исчезли всякие претензии на эту территорию, и в нее мы стали вкладывать средства. Эта область рассматривалась как компонент более крупного экономического образования, состоявшего из республик Прибалтики и Белоруссии. То есть ставка делалась на кооперацию с промышленностью соседей. Поэтому здесь сформировались производства, характерные для региона. Это и судостроение, и рыболовство, и переработка рыбы, и электроника, и торговый флот. Мощным фактором, определявшим экономическую жизнь области, было присутствие здесь военных гарнизонов. Это Балтийский флот, сухопутные ударные группировки, системы коммуникаций и связи, множество других компонентов, составлявших военную техносферу. Все это загружало людей высокооплачиваемой работой, создавало полноценный хозяйственный и социальный уклад. Когда распался Советский Союз, разорвались все хозяйственные связи с соседями, и случился коллапс. В условиях этого коллапса началась передислокация войск в Калининградскую область из республик Прибалтики. Это легло на регион ужасным бременем. Позднее наша группировка войск стала резко сокращаться, и это еще больше обрушило экономику области. Федеральный центр пытался в ручном режиме наладить управление остатками промышленности, но это привело к тому, что область превратилась в захолустье. Регион перестал сеять, перерабатывать, поставлять элементы машин и электроники, потому что разрушилась кооперация с Ригой, Таллином, Минском, и все встало. Так область жила до 1996 года. "ЗАВТРА". Это был год, когда приняли закон об "Особой экономической зоне"? Ф.Л. Именно так. Этот закон рассматривался как эксперимент, и он должен был позволить области заработать на выживание. На товарообеспечение. И именно этот закон, просуществовавший десять лет, позволил людям заработать, заинтересовал их в бизнесе, сделал из них предпринимателей. Я имею в виду не конкретных лиц, не каких-нибудь челноков, а коллективы, целые организмы, который очнулись от катастрофы и начали хозяйствовать. За десять лет был наработан уникальный опыт внешнеэкономической деятельности. Никого теперь не страшит возможность вступить в хозяйственные отношения с зарубежным партнером: заключить контракт, провести сделку с зарубежными территориями, хоть с Америкой. Это наш хлеб, наша основная деятельность. И если для людей из среднерусской области - все это проблема, психологическая, юридическая, то наш человек чувствует себя как рыба в воде. Крупные западные фирмы переносят на нашу территорию свои производства, требуя от изделий очень высокого качества. И эти требования родили у нас целое поколение молодых "синих воротничков", талантливых управленцев европейского уровня. Наши инженеры, конструкторы работают по стандартам крупнейших мировых корпораций. "СОНИ", "ТОШИБА", "ПАНАСОНИК", "БМВ", "ДЖЕНЕРАЛ МОТОРС", другие. "ЗАВТРА". Все эти корпорации пришли к вам сюда? Ф.Л. Вовсе нет. Уникальность решения в том, что от них не требовалось открыть здесь свои заводы. Мы предоставляем свою площадку, просим заказ и заверяем, что выполним его не хуже, чем кто бы то ни было и где бы то ни было. Они проверяли нас. "Филипс" сидел на двух наших предприятиях, год тестировал, предъявлял претензии, после чего доверил производить свою продукцию. Мы собираем здесь машину "БМВ"; и я вас уверяю, мы делаем это качественней, чем на каких-либо иных территориях. К нам приходит абсолютно голый покрашенный кузов. И эту пустую железку в конвейерном темпе мы насыщаем блоками и узлами в том же темпе, что и на головном предприятии "БМВ". И таких предприятий у нас очень много. Ими владеют люди, которые рискнули, вложили свои немалые деньги, которым доверились корпорации, которые разделили риски, они здесь создали производственную мощь и условия для дальнейшего форсированного развития. В некоторых отраслях мы имеем лидирующие позиции в Российской Федерации. Например, в пищевой переработке, в частности, в рыбных, в мясных консервах. В электробытовой технике. И когда накопилась критическая масса этого промышленного слоя, мы приступили к выработке стратегии развития. "ЗАВТРА". При этом Закон об "Особой экономической зоне" продолжал создавать вам преимущества? Ф. Л. Он нуждался в совершенствовании. Наш губернатор Георгий Боос, еще будучи спикером Государственной думы, занимался анализом этого закона. По инициативе Президента была создана рабочая группа под началом нынешнего вице-премьера Игоря Шувалова, которая работала над коренным изменением этого закона. Что имело место? Мощности в области прекратили свой рост. Инвесторы не решались вкладывать деньги, не зная, как долго сохранится Особая экономическая зона, как долго будут действовать льготы. Негативно сказывалась оторванность области от основной страны, что затрудняло и удорожало перевозки. Такая тонкость: на границе надо было показать весь товар. Это не перевозка из Новгорода в Псков, где на пути один-два поста ГАИ, и контроль грузов идет абы как. На литовской границе досмотр абсолютный, бизнес должен быть открытым. Область давно уже работает в открытом бизнесе, и мы не понимаем, как можно укрыть часть продукции. Но некоторые инвесторы из других районов России считали это обстоятельство негативным и не шли на инвестирование. И еще развитие сдерживала нехватка электроэнергии. Все эти риски были учтены, и мы приняли решение не увеличивать таможенные преференции, а стимулировать инвестиции. В январе 2006-го года был подписал Закон об "Особой экономической зоне" в новой редакции. Инвестор получал льготы, по которым он, если вложил не менее ста пятидесяти миллионов рублей, получал право на налоговые каникулы. Срок окупаемости проектов на нашей территории самый короткий по сравнению с другими территориями. Поэтому за последние два года были созданы предприятия самые эффективные, самые современные, не имеющие аналогов на других территориях. В Европе нет предприятий более современных, чем наши. Там предприятия строились в 90-х годах, а у нас в 2006-2007 годах. "ЗАВТРА". Это преимущество "белого листа"? Ф.Л. Конечно. Мы использовали все самое новое. Например, "Содружество Соя". Это крупнейшее предприятие на всем европейском континенте. Перерабатывает два миллиона тонн бобов сои. Скорость переработки колоссальна. "ЗАВТРА". Так все-таки, как зарождалась стратегия? Ф.Л. Наша команда под руководством нового губернатора Георгия Бооса собралась и стала думать. Чтобы действовать осмысленно, нужна стратегия. Чтобы стратегия заработала, нужна пошаговая программа поступков. Горизонт стратегии мы определи в двадцать пять лет. Почему так? Потому что в начале предполагается взлет инвестиционной активности, а затем, примерно с 2019 года, спад. Это естественная экономическая динамика. Далее, мы думали, сколько эта территория может выдержать антропогенного воздействия? Мы посчитали, что первые двенадцать лет мы станем развивать материальное производство. У нас нет Академгородка, у нас нет крупных научных центров, способных совершать изобретения и открытия, которыми мы смогли бы "торговать". Поэтому наш удел - в первое время развивать материальное производство. Мы старались понять, с кем на рынке нам предстоит конкурировать. С воронежским "Рекордом" и с минским "Горизонтом". Воронежцы жаловались, что мы разрушаем их производство, изготовляя более дешевую продукцию. А почему дешевую? Наши новые предприятия были рассчитаны до мельчайших подробностей. Вплоть до высоты потолка, чтобы не тратить лишние деньги на обогрев. А в Минске и Воронеже - старые советские цеха, огромные, с большими коллективами. Одно топливо и электроэнергия на обогрев и освещение чего стоят. В технологиях мы равны: что у них, что у нас 67 человек на одной линии конвейера. Но у нас нет избыточных мощностей, сопутствующих учреждений, как следствие - наша продукция дешевле. Одним словом, разрабатывая стратегию, мы привлекли лучших экспертов страны - Академию народного хозяйства, Институт переходного периода, Институт развития города. Мы трижды с нашими наработками выходили на Межведомственную комиссию. Первый раз нас резко "завернули". Второй раз отношение было снисходительным. Третий раз приняли "на ура". В чем же ее суть? У нас два направления. Мы продолжим интенсивно развивать производство товаров, предназначенных для остальной территории Российской Федерации. И при этом усиливать взаимодействие с зарубежными соседями нашего региона. От импорта к экспорту. Чем мы располагаем для этого? Безусловно, сырьевыми ресурсами. Например, нефть. "ЗАВТРА". Но ведь это не ваша нефть, а транзитная, тюменская? Ф. Л. Нет, наша, калининградская. Область добывает достаточные объемы, причем высокого качества. Например, Гданьский нефтеперерабатывающий завод не может работать без добавок нашей нефти. Наши целлюлозно-бумажные заводы работают на экспорт. Поставляем не только бумагу, но и тарный картон, что крайне ценится в Европе. Еще один вид товара - электроэнергия, которую станет производить атомная станция. Её проект разработан, и уже есть привязка к местности. Область будет надежно обеспечена энергией, а её избыток пойдет на энергорынок Европы. Ведь Игналинская АЭС, на которой держится энергетика Прибалтики, выводится из строя, ибо исчерпаны все сроки эксплуатации. Следовательно, стратегия такова. Всё самое уникальное, что производим, мы поставляем на внутренний рынок нашей матушки-России. Используя ресурсы наших внутренних субъектов, на основе своих высоких технологий, мы отправляем товары на рынок Европы. Однако сегодня мы не можем в полной мере выйти на европейский рынок. Перед нами, как и перед всей остальной Россией, европейский рынок закрыт. Сырье - пожалуйста. Готовая продукция - извините. Вот поэтому мы с нетерпением ждем вхождение России в ВТО, может быть, больше, чем остальные регионы России. "ЗАВТРА". Теперь несколько слов о геополитике. С одной стороны, вы встроены в Европу, инкрустированы в неё территориально. С другой - вы отрезаны от матушки-России. Это сумма преимуществ и сумма недостатков. Что перевешивает? Ф.Л. Помните стих: "дубовый листок оторвался от ветки родимой?.." Никогда человек не будет счастлив в удалении от родимого дома. Эта удаленность - несомненный дефект. Я даже не говорю о расстоянии, пограничном режиме, удаленности рынков и источников сырья. Я говорю о человеческом факторе. С приходом нового губернатора и его команды, разрабатывая экономическую стратегию, мы поняли, что должны немедленно заняться состоянием умов, главным образом, молодых. Молодежь должна ощущать связь со своей большой Родиной, кровную связь с Россией. Мы должны вывозить нашу молодежь в Москву, в Петербург, показать ей Золотое кольцо, русские музеи, поля боевой русской славы. Иначе мы потеряем эту область напрочь. Почему? Молодые люди уже побывали в Варшаве, Вильнюсе, в Берлине. Они сопоставляли эти европейские столицы с Калининградом и думали: "Вот там страны. Там ценности. Там цивилизация. Мы должны к ним тянуться, с ними срастаться". Но когда они побывали в Москве и увидели Кремль и Третьяковскую галерею, когда они побывали в Петербурге и увидели Эрмитаж, они поняли: есть великая Россия, великая цивилизация, и они - её неотрывная часть. Исчез комплекс европейской провинции, европейской окраины. "ЗАВТРА". А этот вывоз молодежи в Москву - часть стратегии? Финансируется из областного бюджета? Ф.Л. Это целая программа, которую финансирует область. Договорились с Лужковым и Матвиенко, они подключили к нам своих специалистов. Мы провели у себя конкурс на право посетить великие города России. Сформировали состав и повезли. По возвращении - сочинения, вечера, выставки рисунков. Федеральный центр оказал финансовую помощь, которая, мы надеемся, продолжится. "ЗАВТРА". Вы сказали, без подобной программы область может быть потеряна. Каков механизм потери? Референдум об отделении? Ф.Л. Зачем референдум? Людям будет наплевать на свою прародину. Они духовно и психологически растворятся в иной цивилизации. Потеря сыновнего чувства калининградцев к России - это и есть потеря Калининграда для России. "ЗАВТРА". Такие фобии распространены и в самой России. "Потеряем Курилы. Потеряем Кавказ. Потеряем Калининград". Ф.Л. Такие фобии порождаются ухудшением жизненных условий. Когда здесь, в Калининграде, вместо ухудшения идет улучшение, фобии отступают. Представьте себе, за два года мы удвоили объём производства. В полтора раза увеличилась заработная плата. Когда мы объяснили, чего мы хотим достичь, каких отношений между бизнесом и властью, когда наши намерения стали прозрачны, всё пошло по восходящей. Мы не просто обнародовали правила, мы доказали, что эти правила действуют. Бизнесмен приходит в правительство и не вымаливает для себя нужное решение, не пытается его решить коррупционным способом, а требует выполнений правил игры. Чиновник, если он не решает проблему один раз, другой, покидает свое место. "ЗАВТРА". А что представляет собой этот Лас-Вегас, который вы собираетесь у себя развернуть? Игорная столица России? Эрмитаж - в Петербурге, а рулетка - в Калининграде? Многие полагают, что создается злачное место со всеми вытекающими прелестями. Ф.Л. Не был в Лас-Вегасе и не могу сказать, в какой степени это злачное место. Знаю лишь, что крупнейшие корпорации мира проводят там свои конференции. Эти корпорации чопорные и не потерпели бы атмосферы распутства. Я был в Макао. Это место аналогично Лас-Вегасу. Полицейских там раз в пять больше, чем в Гонконге. Там исключены правонарушения, исключены нарушения этики. Если там произойдет какое-нибудь ЧП, из двадцати тысяч, ежедневно посещающих Макао, половина сразу уедет, будет искать для себя другой место. "ЗАВТРА". Может быть, совместить два проекта - строительство АЭС и всероссийского игорного центра? Рулетки разместить в реакторных залах? Ф.Л. Что ж, энергопотребление у этого игорного центра будет немалым. Но конечно, представление о таком игорном центре, как о вместилище всех пороков - это обывательский взгляд. Мы стремимся к абсолютно иному. Мы хотим создать уникальную территорию активного отдыха, которой нет ни в одном из регионов России. Туда войдут шесть парков с уникальными аттракционами. Тысяча гектаров отведено под эту зону, и лишь половина из них под игорный бизнес. Остальное - отдых на природе, культурные учреждения, музеи. Приезжающий сюда человек лишь раз посетит казино, а остальное время он хочет провести на природе, у моря, в комфортабельных гостиницах, с прекрасными ресторанами, с разнообразной культурной программой на любой вкус, в том числе и изысканный. В Монако люди едут не обязательно поиграть в казино, но потанцевать, повеселиться, повидаться с деловыми партерами или старинными друзьями. Это не центр игры, а центр общения. То же и у нас. Мы ведем переговоры с компаниями, преуспевшими в отельном бизнесе, в рекреационном бизнесе, в туристическом бизнесе. "ЗАВТРА". Значит, это не просто коммерческий проект, извлекающий деньги, но это еще и своеобразная эмблема края, знак ее преуспевания? Ф.Л. Эмблемой края становится туризм. Куршская коса с поющими песками и белоснежными дюнами. По одну её сторону - море, по другую - пресный залив и рукотворный, удерживающий кочующие пески лес, который был посажен ботаниками Пруссии. Лодочные путешествия по рекам, с выходом в Балтийское море. Рыцарские замки, среди них - замок Тевтонского ордена, откуда осуществлялся знаменитый "Дранг нах остен". Тильзит, где был заключен мир между Наполеоном и Александром I. Озеро Выштынецкое, которое на десять тысяч лет старше Балтийского моря и глубина которого 54 метра, - наш прибалтийский Байкал. Да и сам Калининград уникален. Мы начинаем восстанавливать облик старинного Кенигсберга, и это будет магнитом для туристов. Восстанавливая обличье Королевского замка, мы восстанавливаем в нем "Зал московитов", где останавливалось первое посольство Петра. Все это вместе с игорной зоной даст занятость тысячам людей, повысит благосостояние края. И еще один аспект. Здесь клиентам должна быть обеспечена полная безопасность. Любые отрыжки "диких девяностых", правонарушения, не говоря уже о бандитизме, - все это жестко пресекается. Губернатор дал согласие на разработку этой концепции только после того, как правоохранительные органы гарантировали соблюдение безопасности. Так что это не злачное место с "вальпургиевыми ночами", а зона повышенной безопасности и порядка. "ЗАВТРА". В последний год "Развитие" стало ключевым словом. Его повторяет всякий, кому не лень. Есть спрос на Развитие. Страна устала не развиваться. Мы знаем, что такое русское развитие, русская модернизация. Это страшный рывок, надрывное преодоление столетней отсталости, мобилизационный проект, насилие. Мы знаем модернизацию Петра, модернизацию Сталина, когда страна переходила с одного уровня на другой при нехватке исторического времени, среди войн и социальных катастроф. Как станет развиваться Россия? Так же, как Калининградская область, эволюционно? Или, на фоне мирового кризиса и цивилизационного слома, ей вновь предстоят сверхусилия? Ф.Л. Действительно, есть кризисные мировые явления. Нехватка продуктов питания. Перенаселение. Иссякание углеводородов. Мировое потепление и угроза затопления континентов. Ненависть Третьего мира к странам "золотого миллиарда". Если думать об этом, то погружаешься в сплошные стрессы. А стресс - это заболевание. Оно блокирует разумную человеческую деятельность, побуждает человека к неадекватному поведению. Если говорить о русском пути развития, я не стал бы прибегать к примерам из нашего прошлого. Если ты видишь лужу или грязь, при чем здесь Петр I или Сталин? Убери грязь, осуши лужу. Это первый шаг к развитию. Если в нашей стране появились беспризорники, то нужно не разрабатывать общенациональную концепцию борьбы с беспризорниками, а взять несколько уличных пацанов и воспитывать их. Это развитие. Да, нужна мобилизация, но какая? Мобилизовать ресурсы, пусть в ущерб другим регионам, но построить магистраль к месторождениям нефти или меди, и пусть туда устремляется бизнес. Но это не ГУЛАГ, не насилие. Особенно нужно быть осторожным в сфере культуры, в сфере идеологии. Здесь насилие недопустимо, ибо может привести к противостоянию, к нарушению гражданского мира. Можно ли просчитать Развитие? В советское время я работал в Минфине, в Госплане, и прекрасно помню документ, который назывался "План социально-экономического развития СССР". Он был прекрасно просчитан, но просчитан арифметически и постоянно давал сбои. Мы у себя, прежде чем считать, привлекаем экспертов. Они улавливают тонкие тенденции, улавливают возможности, которые не видны математику. По субботам нас часто собирает губернатор, и мы устраиваем мозговые штурмы, обсуждаем магистральные направления развития. И мы несколько раз переживали шок. Губернатор говорит одно, а мы не верим. Не может такого быть, и все. Такие результаты в принципе недостижимы, вся математика против них. Но он приглашает экспертов, самых авторитетных. Они рассматривают тенденции в Европе, тенденции в России, находят предложения губернатора мотивированными, и мы начинаем действовать. В 2005 году мы ввели 258 тысяч квадратных метров жилья. В лучшие советские годы мы строили 290 тысяч. Губернатор говорит: на следующий год введем 500 тысяч. Мы отвечаем: хоть режьте, не введем. Где 258 тысяч, а где 500 тысяч? Он говорит - введете. И мы ввели 501 тысячу. 2007 год мы закончили - 750 тысяч квадратных метров. Этот год мы закончим с миллионом. Если ты не знаешь и не веришь, работать нельзя. Надо верить, убеждать, помогать людям. Людям тяжело: у них масса проблем, масса стрессов. Их так часто били по голове, что многое в них притупилось. Власть должна не приказывать, а убеждать, помогать, создавать атмосферу, в которой люди станут охотно, самоотверженно работать. Сегодня у бизнеса через конкурс есть доступ к общественному ресурсу - к земле, к энергии. Приходи, выигрывай, получай. Сам заработай, дай заработать людям. Меня радует, что я хоть и сижу до поздней ночи, но бумажная волокита у меня начинается только под вечер, а день проходит во встречах с предпринимателями, инвесторами. Разговариваем, спорим, ищем варианты и находим. Это очень интересно. Что это? Эволюция? Революция? И то, и другое. Я бы хотел избежать традиционного, как вы говорите, русского надрыва. Изучим науку, изучим технологию, приобретем культуру. В этом наш путь.

Анна Серафимова ЖИЛИ-БЫЛИ

"Дома и стены помогают". Кто не знает эту прекрасную русскую пословицу? Удивительно, но народная мудрость известна и нашим нынешним управителям, в которых мудрости, как и русскости, прямо скажем, не обнаружишь и при хорошем к ним отношении. И кое-какие мудрости эти немудрящие деятели, не мудрствуя лукаво, берут на вооружение. Как, например, выше упомянутую. "Мудрость веков - в жизнь!" Именно в соответствии с этим постулатом в самом начале перестройки повели себя и до сей поры ведут организаторы капиталистического труда на Руси. Чей дом - Россия? Русских и других коренных народов? Вот пусть им стены и в помощь! А другим, которые тут сами не местные, у которых и стенки-то нету, чтобы помогла, родимая, поможем мы, щедрые на раздачи не нами произведенного. Потому давайте мы тем, кто к нам прибежали беженцами, назвав нас накануне побега оккупантами, подавителями, душителями, выдадим каждому по квартире. Чтобы были у них стены, пусть и не родные. А ещё дадим подъёмные и пособия по скитальчеству и горькой юдоли. А ещё режим наименьшего контроля и спроса, наибольшего благоприятствования во всём и всюду. А те, кто тут дома - обойдутся и без всего. У них стены есть. Что, остались русские да мордва разная с удмуртами всякими в придачу в голых стенах, поскольку невыплаты зарплат, рост цен обобрали их о нитки. Ну так что ж? Пусть займутся предпринимательством, конкурируют на рынке, а стены им помогут. Но учитель Валентина Михайловна как нищенкой была, так ею и осталась. А её соседи Руззаевы не успели приехать и поселиться - уж так на ноги встали, что с этих высот на несчастную училку поплёвывают. А разве у неё, местной учительницы, не было таких помощников, как стены? Руззаевы, приехав из Спитака почему-то не в Баку, к примеру, а в Москву, были поселены поначалу в гостиницу, их семье было предоставлено два номера. Один они тут же стали сдавать тем торговцам с рынка, куда сразу пошли торговать, кому статус беженца и жилплощади только предстояло получить. Беженские пособия им выплачивались регулярно, за жильё платить было не нужно, барыши на рынке тоже были утешением в судьбе ситальцев по чужим углам. Вон, сказуют, и Эйнштейн был беженцем. Эх, что же к нам ни одного эйнштейна не прибежало, а убежало много. К нам же прибежали исключительно на шейны наши, на хлейбны. В это время семья учителя Валентины Михайловны и инженера Петра Николаевича не получали зарплату месяцами. Но за квартиру обязаны были платить, несмотря на отсутствие зарплат. Прекрасные огородники, они, добираясь до земельного участка когда как (денег порой и на автобусные билеты не было) вырастили, тем не менее, урожай, который мечтали продать, чтобы снарядить детей в школу. Но не то, что на рынок, но и на подступы к нему со своими корнеплодами они допущены не были Руззаевыми. Те, оккупировав рынок, не терпели никакой конкуренции. И как в таких условиях попасть на свободный рынок, как призывали чиновники? Единственное, что могли сделать аборигены, - за копейки продать беженцам свой урожай. Пробовали обойти "рынок" и встать торговать в "несанкционированном месте", но тут же были пойманы милицией за незаконную предпринимательскую деятельность. Урожай был изъят. Таким образом, работающая семья учителя и инженера, подрабатывающая сельхозтрудом, нищала, а спекулирующая их сельхозпродукцией семья "беженцев" богатела. В номерах гостиницы скитальцы организовали некоторые производства, в том числе по бутилированию минеральной воды, в качестве которой в бутылках фигурировала "водопроводная обыкновенная". Благо, ни за свет, ни за воду платить не приходилось, так что производственных издержек не было практически никаких. И скромный клановый гостиничный цех конкурировал достаточно успешно с местным заводиком минеральных вод, которому приходилось не только платить за всё, нести производственные издержки, но и выплачивать налоги. А это слово не было знакомо предпринимателям Разуваевым вообще. До сих пор. Далее Руззаевым в соответствии с гуманизмом и человеколюбием была выделена квартира в доме учителя и инженера, которым по-прежнему помогали стены. К этому времени, правда, учителю и инженеру завода минеральных вод выдали долги по зарплате за два года. И вот пустить бы эти "накопления" в дело, но деньги обесценились настолько, что их не хватило даже на обновление изношенной одежды. Скопленные же Руззаевыми денежки позволили прикупить им пару магазинчиков на рынке. И ларёчек. Небольшой. Но на бойком месте. Что это за помощники такие плохие - стены? Почему у Руззаевых и их не было, а вон как хорошо дело пошло? Причём их родственники, живущие на родине, в родных стенах, дошли бы до крайней степени нищеты, кабы не новороссийская родня. Им там стены - тоже не помощники! А таких доброхотов, как российские чиновники и правозащитники, которые постановили, что те люди, которые здесь не сеяли, не пахали, должны получить всё здесь и сейчас, там нетути! Стены есть, а щедрых за наш счёт чиновников нету! И не спорится без них дело! Хоть тысячу раз свободный рынок объяви! Ни во рту слаще не станет, ни в карманах денежки не зазвенят Может, дело не только в стенах? Но на стены у нас, аборигенов, тем не менее, только и упование: и поставят тебя к ней, родимой, если спросишь, мол, почему это такое положение? Тебе сразу закон об экстремизме и стеночку в придачу: становись! И лезть, придёт охота, есть куда. Но, господа чиновники, не ограничивайте свои знания народной мудрости. Откройте словарь Даля. Там, кроме этой, много и других пословиц с поговорками.

Гейдар Джемаль ПОСЛЕДНИЕ СТАНУТ ПЕРВЫМИ

Общим местом размышлений о современной реальности являются разговоры о том, что мир продолжает втягиваться в некий огромный кризис, который ломает хребет не просто ХХ веку, но колоссальному историческому периоду. Неизвестно, то ли это мир меняет кожу, то ли кожу с него сдирают, под ней - голое мясо, а новая кожа никогда не вырастет. Обладают ли современные религии целостным мировоззрением, но и идейным инструментарием, позволяющим рассматривать такие большие системы, как цивилизация, история, мировые кризисы? Как описать нынешний кризис и объяснить, что же происходит сегодня в мире, кончаются ли те источники вод, что питали человечество на протяжении огромного времени? С этими вопросами мы обратились к главе Исламского комитета России Гейдару ДЖЕМАЛЮ. ИНСТРУМЕНТЫ СЛОМАНЫ Я согласен с тем, что мы переживаем сейчас одну из начальных фаз кризиса, который начался не сегодня и не вчера. Но мы только сейчас начинаем понимать, что речь идет о тектоническом сломе цивилизационного масштаба, уникального за 300-400 лет. Проблема в том, что интеллектуалы сегодня не готовы к исследованию происходящего. Один из характерных моментов этого кризиса связан с тем, что вместе с началом кризиса одновременно кончились и те интеллектуальные инструменты, которыми было комфортно в XIX-XX веках познавать реальность. Марксизм сегодня умер, он ничего не описывает. Хотя это был инструмент, дававший глобальную картину мира, - сверху донизу, от макромира до микромира, с диалектикой и своеобразной метафизикой. Марксизм был выстроен на основании монистического видения бытия. Это был гуманизм, центрированный на материи, которая, однако, определялась очень невнятно: то ли это было вещество, то ли движение, то ли некая субстанция, которая проявлялась в разных формах. Конечно, как только мы пытаемся разобраться в этой философии, мы тут же встречаемся с теми страшными противоречиями, которые очень быстро заставляют искать какие-то альтернативные методики. Но всё же там был некий визион. Для научной школы марксизм был ценен тем, что он приучал любого среднего студента к системному мышлению, к глобальной системе отсчета. Это очень хорошо отследил Сергей Кара-Мурза в книге "Манипуляция сознанием" - в ней он пишет, что с концом советской высшей школы исчезает то завоевание советской власти, когда каждому человеку дается возможность увидеть мир так, как его мог бы увидеть человек калибра Гегеля. Сегодня такая возможность резервируется только для элит и отнимается у эксплуатируемого рабочего, "механической скотины", функционального придатка к своему станку. Но и с точки зрения интеллектуала, который дошел до вершин интегрального понимания мира, понятно, что с той методикой, которой владели либеральные мыслители XIX-XX века, мир описать уже нельзя. Проблема в том, что альтернативных методик нет. Постмодернизм разрушил все, в том числе и т. н. "буржуазные" попытки интегрального объяснения Вселенной. Поэтому сегодня все поползновения прокомментировать кризис выглядят очень жалко. Одним из наиболее жалких "комментариев к кризису" я считаю объяснение, что мы живем будто бы в "эпоху столкновения/диалога цивилизаций". Дело в том, что "цивилизация" - это еще более маргинальный термин, чем мистическая "материя" Маркса. Цивилизация еще менее оперативна как рабочая категория. Потому что цивилизация - это набор интерпретируемых символических признаков, которые являются в любом случае всегда очень внешними. Серьезные мыслители давно уже доказали, что любая цивилизация "переводима" на другую через некоторый общий метаязык. Есть традиционалисты, которые показывают, что некое сверхсодержание может быть изображено и в терминах египетской цивилизации, и в символах цивилизации инков, и в рамках китайской традиции и т. д. И всегда это будет одно и то же. Просто термины, образы, символы, знаки всякий раз разные, они адаптируются к внешним психофизическим характеристикам людей. Поэтому говорить о "столкновении цивилизаций" - это всё равно, что говорить о "столкновении культур", о "столкновении богем" или "столкновении схоластов", говорящих об одном и том же, но на разных языках. То есть эта теория ничего нам не объясняет. РЕСУРСЫ КОНЧИЛИСЬ На самом деле, на мой взгляд, сегодня с человечеством происходит следующее. Мировое общество - это вещь фундаментально затратная, потому что она реализует некий глобальный метапроект, благодаря которому человек является человеком, центром Вселенной. Мировое общество является коконом, который защищает человека от свирепствующей динамики внешнего мира, от сил вселенского Хаоса, которыми человек был бы стерт, если бы вокруг него не было бы этого кокона антропогенной вселенной. Прометей, принесший человеку в пещеру огонь, украденный у олимпийцев, осуществил, по сути, акцию создания антропогенного космоса, в котором человек с самого начала, как только он входит в общество, сколь угодно древнее, архаичное, примитивное, сразу же освобождается от фундаментальных законов деструкции, энтропии, от второго начала термодина- мики, действующего во внешнем мире. Представим себе дикарей Амазонки, которые еще не знают реального общества и в силу этого полностью зависят от некоторых обстоятельств - например, от того, как течет река, в которой дикари ловят рыбу. Когда приходит белый человек и перекрывает ее, эти бедняги должны либо куда-то убежать, либо вымереть. Скорее всего, произойдет последнее. Но когда подобная катастрофа происходит с обществом, пусть даже это древнеегипетское общество с его "десятью казнями Египетскими", - то с этим обществом ничего не происходит. Если прекратятся разливы Нила, общество не исчезнет. Оно найдет какие-то новые ресурсы, потому что антропогенный космос обладает неограниченным запасом устойчивости по отношению к любым катастрофам: землетрясениям, засухам, падениям метеоритов и так далее. Но это - не бесплатно. Потому что, скажем, если вы живете в доме, в котором двадцать пять градусов тепла, а за окном - минус сорок, то дом надо топить. А чем топят глобальное человеческое общество? Нами. Нашим временем, нашей энергией. На компенсацию этого ледяного ветра, дующего сквозь Вселенную, идет жизненное время, отчуждаемое у миллионов людей в тысячах поколений. И каждый день надо платить чуть больше. Во времена фараонов компенсировать расходы на содержание мирового социума можно было самыми неограниченными средствами. Но рано или поздно возникает проблема: нельзя получить дополнительный ресурс из людей в том состоянии, в каком они все когда-то были: рабы, ручной труд, носилки, кирка. Это значит, что необходимо мобилизовывать сам социум, модернизировать его. И мобилизация, и модернизация общества всегда идут сверху. От тех инстанций, которые наиболее глубоко осознают глобальные проблемы, стоящие перед человечеством. Во все времена уровень понимания такого рода был присущ только одной группе людей - тем, кто профессионально владел фундаментальной метафизикой, то есть жрецам. Именно жрецы являлись и являются проектантами истории, и все мобилизационные технологии идут от них. Но поскольку они мобилизационные, они не должны иметь вид внешней, чужеродной стимуляции. Поэтому история имеет вид череды социальных потрясений "снизу": революций, вспышек требований со стороны общественных групп и так далее. Когда мы смотрим на всю систему вызовов, бросаемых низами, мы приходим к выводу, что на самом деле не рабство исчезает, не свобода приходит на место рабов фараона, а просто стоимость рабовладения, капитализация рабства непрерывно повышается. Современный технократический менеджер, яппи из мегаполисного офиса - это такой же раб, просто секунда его времени стоит в десять тысяч раз дороже, чем секунда времени строителя пирамид. Так вот, сегодня проблема заключается в том, что социализировать человека еще больше, чем он социализирован в современном мегаполисе, невозможно. Нельзя повысить через мобилизационные технологии его отдачу. Например, в 30-50 гг. ХХ века в мобилизацию России, ста пятидесяти миллионов мужиков, которые превратились в обитателей колхозов и великих мегаполисов, были вложены колоссальные ресурсы. Но теперь нет таких ресурсов, чтобы вбросить в мегаполисную цивилизацию, скажем, семьсот миллионов жителей Африки или два-три миллиарда людей Азии и Латинской Америки. В Китае идет этот процесс, но крайне проблемно. В Индии этот процесс фактически привел к разрыву на две страны: высокотехнологичную Индию, которая является составной частью Большого Мегаполиса, и громадную остальную часть, которая осталась где-то внизу, как затонувшая Атлантида, и не участвует в этом Полисе. Такие же процессы протекают в Юго-Восточной Азии. Чтобы поднять социум архаического мира, необходимы колоссальные ресурсы, которые несопоставимы с тем, что потратили большевики на преображение России. ПРИКОНЧИТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО? Большевики нашли эти ресурсы: они были революционерами, они отняли бриллианты у фрейлин, они демпинговали, продавая зерно, предварительно отнятое у крестьян, то есть они вырвали ресурс из всего, что могли, и сделали из страны мегаполис: к сороковому году это была сверхдержава. Можно сказать, что тогда произошло чудо. Теперь такое чудо невозможно. После 45-го года окончательно победила спекулятивная виртуальная экономика, которая базирует основную часть производимого продукта на чисто информационном базисе. Это фьючерсные сделки, это торговля ценными бумагами, это создание хай-тек компаний, что выпускают акции на несколько миллиардов долларов, а затем лопаются, потому что за ними ничего не стоит. И все эти сделки фактически проели реальные активы. Можно сказать, что сегодня спекулянты проели собственность человечества на несколько поколений вперед. Все разошлось по карманам элит и обслуживающих их проходимцев. Сегодня, чтобы произвести какую-то трансформацию, надо у тех десяти процентов, что владеют 99% мировой собственности, отнять всё. И вопрос стоит так: поскольку эти десять процентов хотят обезопасить себя от каких бы то ни было вызовов, девяносто оставшихся процентов населения Земли должны быть признаны лишними и враждебными! Для верхушки абсурдно и бессмысленно отдавать свою собственность для того, чтобы оставшийся мир стал современными яппи. Более того, нет таких большевиков, которые сегодня поставили бы так вопрос. У самих девяти десятых населения Земли такие ресурсы получить уже нельзя. Потому что их время стоит слишком дешево. Но ведь Хаос по-прежнему требует возрастания платы за антропогенную цивилизацию, которая защищает всех: и непальца, и француза, и клошара, и Саркози. Дальше невозможно нести на себе бремя этих девяноста процентов людей, которые живут так, будто они все еще в XV веке. А платить надо уже как в XXII веке. Поэтому сегодня уже открыто, без всякого стеснения, выдвигается на уровне профессорских кафедр суждение о том, что большинству населения Земли лучше поскорее подохнуть. Подобные разговоры предшествуют великой подвижке, которая называется информационной революцией и переходом к информационному обществу - последней, на мой взгляд, стадии прогрес- са рабовладения. Древнеегипетское общество даже не подозревало о таких возможностях эксплуатации, отчуждения и интенсификации человеческого фактора, которые предусмотрены в информаци- онном обществе. Раб, после того как отдал свое время на строительство пирамиды, возвращается к себе в шалаш и остается наедине со своим сердцем. А у современного человека уже нет этого сердца, этого внутреннего пространства, в которое он мог бы вернуться из офиса. Его социальная зависимость, его связи, его уровень ответственности возросли во много раз. Мозги его захлестнуты медиа, его сердце запрограммировано на то, что есть благо, политкорректность уже у него в бессознательном. Современный "человек офисный" - это терминал, через который идет информационный поток. Поток этот подобен ленте Мебиуса, на которой нет разницы между внутренним и внешним. Человек утрачивает свой внутренний мир для того, чтобы весь свой экзистенциальный капитал перекачать в этот информационный поток. Но естественно, останется очень узкая сверхэлитная группа, которая и будет бенефициаром этого информационного общества. Что самое интересное, чего не было раньше: за последние триста лет образовалась правящая надстройка, которая вынесена за пределы общественного пространства. Если раньше церковь в широком смысле и короли с аристократией (которые являются собеседниками церкви, переводящими импульсы последней на человеческий язык) были составной частью социума, то сегодня эта группа видимым образом исключена из него. Исключена настолько, что обыватель, когда слышит о них, представляет их чем-то вроде зеленых человечков. Он спрашивает: а разве эти люди еще существуют? Разве они оказывают какое-то влияние? Скорее всего, это уже живой музей, символы и ритуальные традиции!" Это очень интересный психологический настрой, который подчеркивает страшную вещь. "Суперэлита" обеспечила себе некую форму господства и контроля над обществом без обратной связи с собой. То есть ей нельзя сделать предъявление по поводу ее позиции или ее ошибок. Надо понять, что великие посвященные, представителями которых являются Папа, Далай-лама и тому подобные персонажи, с нами не говорят. Папа, может быть, раз в год паломникам рукой машет сверху, и всё. Они в диалоге с избранными. С королем Олафом, с принцем Чарльзом, с Майклом Йоркским, королевой Джулианой. "ЧЕРНАЯ ДЫРА" Россия здесь находится в особенной ситуации. Расстреляв в 1918 году Романовых, она стала "черной дырой". Имеется в виду не негативное толкование, а непредсказуемость. Голландия предсказуема, потому что там есть королевский дом. А Россия непредсказуема. Возможно, в том и заключается один из последних шансов истории, что Россия - "черная дыра". Не жесткая связка шарниров и шестеренок, а упругий резиновый патрубок с люфтом, позволяющим гулять налево-направо. Церковь, монархии - все это существует, как и во времена Борджиа. Но тогда они были центральными актерами исторической сцены, а сегодня они являются полностью вынесенными за скобки. Люди думают, что это они занимаются историей, проектируют собственное будущее, ходят голосовать, выбирают партии в парламент. Они не понимают, что подобная суета есть форма социальной мобилизации, которая чего-то стоит. И на самом деле, все, что они производят, - это отчуждаемая работа, на которую они тратят свое время. Это время отчуждается и трансформируется во внешний капитал: пересчитывается в деньги, которые тратятся на то, на се. Но эта деятельность не является значимой жизнью, не является реальностью. В ходе этой суеты не возникает никаких судьбоносных решений, исходящих от vox populi (гласа народа). На самом деле, в современном обществе есть два противостоящих друг другу института. Бюрократия - анонимная, беспринципная, имеющая хозяина, находящегося за скобками, существующего скрытно. И институт публичных политиков, возглавляющих партии, появляющихся на экране телевизора, работающих ярмарочными зазывалами, которых бюрократы ненавидят, потому что их психотипы полярно противоположны. Одни угрюм-бурчеевы, анонимно скрытые в кабинетах за шторами корпоративной этики. Другие - рыжие, скачущие на ковре на потеху публике. Но, тем не менее, и те, и другие получают сигнал от одних и тех же "центров принятия решений". Не жириновские и не белых вырабатывают принципы легитимности. И даже не анонимные бюрократы в кабинетах. Мы знаем, к кому все они бегают на поклон. Проблема России в том, что после зачистки девяносто лет назад романовской грибницы выращенная здесь номенклатурная бюрократия и их сегодняшние наследники бегают на поклон к кому-то из другого, не российского пространства. Им хозяин необходим, но здесь, внутри России, такого хозяина, который нужен бюрократии, нет. Пока существовала квазиспиритуальность в виде советской идеологии, сверхзадачи и коммунистической футурологии, все это сдерживалось. Но когда советский проект был "слит", выяснилось, что бюрократия не может выживать в вакууме и быть царем самой себя. Она не Мюнхгаузен, который вытаскивает себя за волосы из болота. Есть либералы, которые могли бы и хотели бы стать хозяином этой бюрократии. И в начале 90-х они стали на время таким хозяином. Но поскольку либералы и бюрократия онтологически ненавидят друг друга, бюрократия вырвала инициативу у либералов, часть из них используя сегодня, как шестерок-политтехнологов. А большая часть либералов ушла в разнообразную оппозицию. Либералы сегодня находятся по всему миру в большом кризисе, потому что крах экспоненциального роста мировой цивилизации - это прежде всего крах либерализма. Если невозможно включить в мобилизационные механизмы модернизации архаическую часть человеческого общества (а это сегодня более четырех из шести миллиардов человек, проживающих на Земле), то нет базы для либерализма. Ведь либерализм - это паразитическая вещь, кото- рая процветает, как мох, на мобилизационных процессах. В своем нынешнем виде он возник после кризиса абсолютизма в Европе, когда началась буржу- азная модернизация и когда, во Французскую революцию, аббат Сийес сформулировал главное учение буржуазии: "Третье сословие ничто, но оно должно быть всем". Либерализм нуждается в подобном росте цивилизации, но не во имя самой цивилизации - просто "подогревание" последней во время роста кормит и взращивает либерализм. Конечно, либеральный клуб - это не единая система. Там есть и крайне правое крыло вроде фашизма Муссолини. Есть крайне левое крыло в виде Троцкого. Но что касается России, то Ленин никогда не был либералом. Он принадлежит к совершенно иной породе людей: он русский коренной радикал. Того же замеса, что и Бакунин или Нечаев. Воспользовавшись либеральным дискурсом, чтобы овладеть международным потенциалом марксизма как языка протестных сил, Ленин оставался радикалом. Поэтому специфика большевистской революции отмечена не социал-демократическими принципами, не Каутским, и даже не Троцким, а Лениным, восходящим к глубинным корням мессианской роли России. Эта роль связана не с Екатериной или Петром, а с Пугачевым, с раскольниками, с казачеством - с великим содроганиями, идущими снизу, которые ставят под вопрос существование верхней "грибницы" и бросают ей вызов… Окончание следует Автор - глава Исламского комитета России

БЫТЬ ФОРПОСТОМ ДОБРА Интервью с Фамилом Джафаровым, председателем религиозной организации мусульман-шиитов города Москвы

Председатель Исламского теологического центра мусульман-шиитов Фамил Джафаров и председатель Государственного Совета Целесообразности ИРИ Али-Акбар Хашеми Рафсанджани. После конференции "Недели Единства", 2004 г.

"ЗАВТРА". Уважаемый Фамил Куламович, для большинства наших читателей принципиальная разница между различными течениями ислама, между шиитами и суннитами не ясна. Многие, уверен, воспринимают шиизм как нечто радикальное, с возбужденными уличными толпами, со стрельбой из "Калашникова", с чадрой для женщин, с религиозными фанатиками. Что же собой представляет ваша община? Это какая-то религиозная секта исламистов, подполье для будущих фанатиков и боевиков? Фамил Джафаров. Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного! В исламском мире действительно существуют разные направления. И сунниты, и шииты одинаково считаются мусульманами, хотя последних - меньшинство, около 15% от числа всех мусульман в мире. Подобное разделение возникло еще на заре ислама, в 7 веке от Р.Х., и связано оно с серьезными расхождениями в вопросах веры, передачи религиозной традиции. Таким образом, шиизм - никакая не секта, а полноправное, признанное направление в исламе, получившее свою основу от самого основателя ислама Пророка Мухаммеда (с), и объединяющее целый ряд течений. Считается, что в России проживает около 20 млн. мусульман. И, точно так же, как и в мире, они и в России делятся на суннитов и шиитов. Последних в России - порядка трех миллионов человек. Исторически это большие группы населения в Дагестане и в Поволжье, а также большинство народностей Азербайджана, осевших в России в советское и постсоветское время. Три миллиона - это много, согласитесь. Нельзя оставлять этих людей без внимания. Понятно, что кто-то должен заниматься их вопросами. Но, к сожалению, ни официальные круги, ни общественные организации практически никак не взаимодействуют с ними. У нас существует Центральное Духовное управление мусульман России, есть Совет муфтиев, которые должны по идее представлять интересы всех мусульман страны. Однако эти структуры наполнены верующими суннитского направления, которые не спешат сотрудничать с шиитами, своими братьями по вере. Поэтому нами была создана независимая религиозная организация мусульман-шиитов. Нельзя сказать, что противостояние между суннитами и шиитами, которое мы испокон веков наблюдаем на Ближнем Востоке, продолжается и здесь, в России. В России суннитские муфтии не занимаются проблемами шиитов не оттого, что строят против них козни, а потому лишь, что они попросту не разбираются в шиитской традиции. "ЗАВТРА". Но что это значит: "представлять интересы шиитов"? Так ли уж это важно для верующего человека? Ф.Д. В чем суть религии? В том, чтобы воспитывать людей, чтобы люди были добрыми и соблюдали самый лучший образ жизни. Чтобы они не стали вредными для общества. Люди сами хотят этого. Они хотят знать свою религию. Хотят учиться, знать традиции предков, соблюдать свое традиционное вероисповедание. Кто-то ведь должен им это объяснять, научить читать Коран по-арабски, правильно истолковывать им законы шариата. Для этого шиитам нужны шиитские же ученые, толкователи Корана, знатоки хадисов. Суннитский муфтий идеологически не в состоянии пояснить требования шиизма. Неплохо было бы, чтобы в местах где компактного проживания шиитов, в мечетях были имам-хатибы шииты - тогда бы шииты, приходя в мечеть, могли бы находить ответы на волнующие их вопросы, постигать мудрость Аллаха и учиться быть богобоязненными. Все это означает, что шиитам нужны свои учебные заведения, центры, мечети. Нужны свои кадры, чтобы не было чужих миссионеров. Нужна помощь от государства - не за границу же бегать за помощью, верно? "ЗАВТРА". Российское общество в последнее время взбудоражено и напугано наступлением "воинствующего" ислама. Прежде всего это связано с терроризмом и взрывами домов, с событиями на Северном Кавказе, с возгласом "Аллаху акбар!" из уст не только богобоязненных старцев, но и чеченских боевиков. Есть ваххабизм, есть огромные потоки средств, которые направлялись из Турции или с Ближнего Востока на продвижение своих интересов в России. С другой стороны, иногда кажется, что выходцев из мусульманских республик СНГ в крупных русских городах проживает больше, чем самих москвичей. Есть серьезнейшая проблема этнической преступности. Не кажется ли вам, что на этом фоне ваши устремления, с открытием шиитских школ и мечетей, будут восприняты в России неоднозначно? Ф.Д. Давайте отделим зерна от плевел. Никто не может сказать, что шииты когда-либо создавали проблемы для России, для ее государственности и интересов. Шиитов вообще очень сложно использовать в корыстных целях кому бы то ни было. Потому что у шиитов, так уж сложилась непрерываемая традиция, всегда были свои достойные лидеры-ученые, муджтахиды. Они направляют своих последователей на верный путь. Поэтому ни в одном террористическом акте, случившемся в Российской Федерации, не было замешано ни одного шиита. В чем суть проблемы, связанной с тем же ваххабизмом? Приходят иностранные миссионеры, по-своему толкуют ислам, морочат людям голову и направляют их на свой, неисламский путь. Так это часто происходит, например, на Северном Кавказе. Это происходит оттого, что люди неграмотные, они не знают традицию. Их поэтому нужно обучать здесь, в России. И российскими же религиозными учеными, а не экспортными витиями из других стран. Людьми надо заниматься, поймите, иначе ими займутся другие, просто нечистоплотные люди или откровенные враги. Вы говорите про Москву. Да, по некоторым оценкам, одних только шиитов в Москве проживает около миллиона человек. И у государства, у общества есть три варианта. Либо всех их в одночасье выгнать, но это невозможно, да и потом, сотни тысяч из них уже являются гражданами России, куда их выгонишь? Либо оставить их вариться в собственном соку и ждать, когда их умами завладеет кто-то другой. Либо начать заниматься этими людьми, говорить с ними, выслушивать их проблемы, воспитывать их и наставлять на истинный путь. "ЗАВТРА". Шиизм в мире ассоциируется в первую очередь с Ираном. Иран сегодня - ведущая держава региона. Это страна, которая в глазах огромных масс людей является идеологическим центром сопротивления западной экспансии, американскому нашествию. В Ираке именно шииты Муктады-ас-Садра составляют сегодня костяк антиамериканского вооруженного сопротивления. Ливанская "Хизбалла" - это тоже шииты. Чувствуете ли вы духовное родство с этими героями? Ф.Д. Иран как шиитское государство противостоит злу, сатанизму. Даже немусульмане ценят это. Все, кто любит свободу, кто не желает становиться рабом американского империализма, уважают эту стойкость шиитов. Аятолла Хомейни стал лидером для множества людей в мире, которые любят правду и ненавидят зло и его путь сегодня с таким же мужеством продолжает аятолла Хаменеи. И мы, конечно же, гордимся этими людьми. Практика показывает что на сегодняшний день, между Россией и шиитскими странами нет никаких противоречий, а наоборот, по многим вопросам интересы у них совпадают. В России очень многие граждане также испытывают теплые чувства к Ирану. Потому что они понимают: Россия сама должна стать центром сопротивления злу в мире, быть форпостом добра. "ЗАВТРА". Как развивается ваша организация? Расскажите о своем пути. Ф.Д. Сам я родился в 1968 году в селе на юге Азербайджана, служил в армии, закончил Технический университет в Баку, стал инженером. После распада СССР я принял российское гражданство и переехал жить в Москву. В десять лет у меня умер отец, и уже тогда я почувствовал нужду в религии. С этого возраста я стал изучать Коран. Приходилось делать это скрытно, но помогало то, что меня окружали очень религиозные люди. Я хотел постигать ислам на высшем уровне и в 1995 году на восемь лет уехал в Иран, в город Кум, учиться в медресе имени имама Хомейни - ведь кроме Ирана, учиться шиизму пока негде. В 2004 году я вернулся в Россию. В том же году мы с другими верующими создали Исламский теологический центр мусульман-шиитов, который занимается просветительской деятельностью, выпускает газету "Иман" и ведет сайт www.al-shia.ru. Сегодня у нас есть и своя московская религиозная организация мусульман-шиитов. Это независимая религиозная община, и по закону мы можем уже строить мечеть. К нам приходит множество людей, с которыми мы проводим занятия по джафаритскому мазхабу - шиитскому вероучению. В Москве и России есть, разумеется, и другие ученые, занимающиеся просвещением в разных местах, в мечетях. Но фактически лишь наша организация является самостоятельной и официально зарегистриро- ванной. И мы хотели бы объединить вокруг себя всех шиитов Москвы. Это наша ответственность перед Богом - обучать других.

Генерал-майор Георгий Мехов МЫ ПОМНИМ ТОТ ВАРШАВСКИЙ ДОГОВОР…

В Москве состоялась встреча ветеранов Объединенных Вооруженных Сил (ОВС) государств-участников Варшавского Договора, посвященная очередной, 53-ей годовщине со дня образования ОВД и Главного командования ОВС. С большим теплом было встречено послание Главнокомандующего ОВС, первого заместителя Министра обороны СССР Маршала Советского Союза Виктора Георгиевича Куликова, в течение 12 лет возглавлявшего главное командование, войска и силы флотов, выделенных в состав ОВС. Маршал Куликов В.Г. пожелал всем участникам встречи доброго здоровья, благополучия и верности нашим боевым традициям. Активные участники Великой Отечественной войны генералы Титов М.Г., Сыркашев Д.П., Гречихо Е.М., Первов Ю.Н., полковники Змеев В.П, Шишурин Г.Н. и другие поделились своими воспоминаниями о тяжелых буднях войны и использовании боевого опыта в послевоенный период. Все собравшиеся ветераны с чувством скорби отмечали уход из жизни в текущем году Начальника штаба ОВС, первого заместителя начальника Генерального Штаба ВС СССР генерала армии Грибкова А.И., заместителя Главнокомандующего ОВС по Военно-Морскому флоту адмирала Ховрина Н.И., полковников Рыжкова В.В. и Смирнова M.B. Мы вспоминали их высокий профессионализм и прекрасные человеческие качества, говорили о том большом вкладе, который они внесли в развитие Советских ВС и совершенствование Объединенных Вооруженных Сил государств-участников ОВД. Анатолий Иванович Грибков был участником ВОВ, внесшим свой вклад в нашу великую Победу. В ходе встречи ветераны с горечью высказывались о явно преждевременном роспуске ОВД, что подтверждается всем развитием военно-политической ситуации в мире, нарушением США и НАТО своих же заверений о непродвижении их блока на Восток. Вот почему и сегодня многие наши ветераны продолжают работать в различных структурах, показывая пример работоспособности и оптимизма в отношении будущего России. На встрече все её участники единодушно избрали Председателем Совета ветеранской организации органов управления ОВС генерала армии Лобова Владимира Николаевича, прошедшего практически все этапы и должности армейской службы, включая такие, как Начальник Штаба ОВС ГУВД и Начальник Генерального Штаба ВС РФ. По окончании встречи была выражена благодарность директору Дома ученых полковнику запаса Шкаровскому B.C., прослужившему в органах управления ОВС в течение ряда лет, и его сотрудникам за предоставленную ветеранам возможность этой душевной встречи.

Владимир Бондаренко ДОЛГ ПЕРЕД РОССИЕЙ «Нацбест» и путешествие из Москвы в Петербург

На присуждение премии "Национальный бестселлер" в Питер я впервые решил поехать на машине. Решил прокатиться по нашей главной федеральной дороге. Наивно думал, что хотя бы в качестве "потемкинской деревни" достаточно короткое (750 км) шоссе сделали образцово-показательным, на уровне немецких автобанов. Пусть по стране хороших дорог нет, но уж две столицы хорошей трассой связать нетрудно. Китайцы или немцы такие трассы за один год делают. Но Путин и Медведев на машинах по стране не ездят, для них, как и для отечественных олигархов, до закрытых аэропортов "Внуково-3" и "Внуково-2" сделали сорокакилометровый европейский автобан. И всё-таки, предполагаю, две столицы, да и вся Европа, то есть миллионы людей, смотрят и узнают Россию из окошек автотранспорта, едущего через Финляндию до Питера и далее до Москвы, и наоборот. Дикая дорога, разбитая, без указателей и разметки, асфальт еще шестидесятых годов, выбоины, одна машина туда, одна обратно, объезд с риском для жизни. После такой дороги уже никакой западный турист или предприниматель, а тем более наш местный водитель или пассажир, ни в какую могущественную Россию никогда не поверит, какие бы лозунги по телевизору ни звучали. По-моему, это всё та же трасса, по которой когда-то ездил Радищев, сочиняя своё "Путешествие из Петербурга в Москву". Ничего не изменилось. Покосившиеся, развалившиеся избушки, мертвые глухие деревни, ни одного нового домика, если не считать дач новых русских, хамоватые гаишники, матерящиеся от безнадежности дальнобойщики, и наши, и всеевропейские, с ужасом смотрящие на чуть живую дорогу. Позор, позор и позор. Представляю, каковы же дороги по всей остальной России. Никому до этого дела нет. Меня спасали на пути в Питер мысли о возможном раскладе мест на премии "Национальный бестселлер", возмущение от самого непрофессионального за все годы состава малого жюри (хотя это непрофессионализм и делает самой загадочной эту премию - кто может предположить, как проголосуют ничего в жизни не читавший фигурист и ненамного оторвавшаяся от него молоденькая киноактриса?), на обратном пути от разбитой дороги отвлекали лишь радостные впечатления от состоявшегося - как всегда, удачно - питерского литературного праздника. Сумел же всё-таки Виктор Топоров по-настоящему раскрутить единственную питерскую общенациональную литературную премию "Национальный бестселлер". И ругали её по-всякому, и считали неудавшейся, но с каждым годом, с каждым новым лауреатом премия набирала вес. И вес этот ей придавали не популярные литераторы (самым незаметным было вручение премии Виктору Пелевину), а новые или неожиданные имена. Через "Национальный бестселлер" прорвал границы русской патриотической резервации Александр Проханов, эта премия открыла всероссийскому читателю имена Ильи Бояшова, Дмитрия Быкова, Михаила Шишкина. То есть, не звезды делали имя премии, а премия делала реальное литературное имя малоизвестным, но талантливым писателям. Радовала и незашоренность премии, её широта. В шорт-лист "Национального бестселлера" проходили и Валентин Распутин, и Вячеслав Дёгтев, и Вера Галактионова, и Павел Крусанов - самые крутые почвенники. С другой стороны прорывались самые крутые порнографы и матерщинники. Мне всегда импонировало то, что "Нацбест" как бы двигал литературу вперед, высвечивал новые имена, новые направления. Второе, что притягивало к "Нацбесту" писателей самой разной ориентации, самых разных политических взглядов - абсолютная прозрачность премии, карнавал выдвижения, когда имя победителя и мнение члена жюри узнавали сразу же все участники театрализованного действа в зимнем саду ресторана "Астория". Другой такой открытой и некоррумпированной премии в России нет. Конечно, премией можно было слегка руководить, меняя состав малого жюри в ту или иную сторону. Отсекая крутых экстремалов любых направлений. Это лишь могло смягчить политическую окраску премии, но никак не определить имя победителя. Уверен, сам организатор действа Виктор Топоров ни разу не был до конца информирован, кто же имеет больше всего шансов на победу. Видел, как не один раз он горевал по поводу несимпатичного ему лауреата, но мужественно поздравлял. Помню, как-то раз у Виктора сорвалось: "Еще один такой лауреат, и я закрываю премию". Больше всего, мне кажется, он не любит признанных, состоявшихся и модных писателей, от Пелевина до Быкова. Очень боялся, что в прошлом году премию получит Улицкая. И хотя обиженные несостоявшиеся лауреаты и их выдвиженцы любят потолковать о мощных политических и финансовых силах, руководивших за кулисой всем действием (так было и на этот раз, мне жаловались в жилетку представители одного из издательств: мол, как ловко тут всё подстроено, какие мощные силы работали на Прилепина), на самом деле, из шести вошедших в шорт-лист кандидатов лауреатом и на этот раз мог оказаться любой из них. В этом году в шорт-лист "Нацбеста" попали такие разные писатели новой волны, как Захар Прилепин и Лев Данилкин, Анна Козлова и Вячеслав Курицын, Александр Секацкий и Юрий Бригадир. Захар Прилепин со своим сборником рассказов "Грех", Лев Данилкин с книгой "Человек с яйцом: жизнь и мнения Александра Проханова", Аня Козлова с очередной своей скандально-порнографической прозой "Люди с чистой совестью" (стало модно использовать старые заслуженные советские заголовки), Вячеслав Курицын на этот раз под псевдонимом Андрей Тургенев представил роман "Спать и верить", грязную и двусмысленную пародию на блокадный Ленинград. Даже при всей широте и легкомысленности жюри, к счастью, он единственный не получил ни одного голоса. Впрочем, во всех книжных лавках Москвы роман продается. Почему же мы тогда "Майн кампф" запрещаем? Или бить по нашим святыням вновь стало модно? Мне интересна была книга Александра Секацкого "Два ларца, бирюзовый и нефритовый", изящная стилизация под древнекитайское сочинение, якобы найденное и переведенное автором. Жаль, "Нацбест" не приспособлен для таких стилистических изысков. Впрочем, думаю, книга найдет своих читателей и почитателей. Совсем неожиданным для многих было появление в шорт-листе книги "Мезенцефалон" Юрия Бригадира, популярного сетевого писателя, описывающего алкогольное дно современного общества. Захар Прилепин попал в шорт-лист с новой книгой рассказов "Грех". Захару грех жаловаться, этот год - его. Еще недавно он получил именитые литературные премии "России верные сыны" и "Ясная Поляна", входил в шорт-листы самых раскрученных премий. Но с "Национальным бестселлером" у него особые отношения. Захар дважды входил в шорт-лист, и все были уверены, что за "Санькю" он получит премию. Увы, дали Дмитрию Быкову за "Пастернака". Плохую традицию заложили тем самым. Считаю, что так называемые биографии уже убили двух блестящих прозаиков - Николая Коняева и Алексея Варламова. Поденная гарантированная работа сочинителя биографий, может быть, и спокойнее непредсказуемой прозы. Но я-то помню и отличные повести, и рассказы Коняева (первым написал о них), и блестящий прозаический дебют Варламова. Всё в прошлом? Плюс еще и совсем ненужное приравнивание биографий к литературе вымысла, присуждение главных премий и за биографию Пастернака, и за биографию Пришвина, Алексея Толстого. Вот и сейчас на лауреатство "Большой книги" претендует Людмила Сараскина с биографией Солженицына. И как не дать? Классик еще живой, обидится, за Пастернака дали, а за него не дадут. Книга нужная, хорошая, но, может быть, мы перестанем расплываться в понятиях, что такое художественная проза, и забудем о политкорректности? Захар Прилепин тогда, после вручения премии Быкову за Пастернака, ушел явно обиженным. Помню, был обижен и сам Виктор Топоров. Но в этом году, поверив в свою звезду, Захар Прилепин привез с собой в Питер и жену, и сына, и сестру жены. Может быть, эти семейные флюиды и повлияли на мнение жюри? Хотя ничто не предвещало победы. Разнузданный ведущий Артемий Троицкий последовательно разругал последними словами и книгу Данилкина о Проханове, и книгу Ани Козловой "Люди с чистой совестью", не пожалел и Прилепина, заявив, что после блестящего романа "Санькя" давать не совсем удачному сборнику рассказов премию даже неудобно. В какой-нибудь другой премии такие слова ведущего стали бы приговором, но не будем забывать о непредсказуемости "Нацбеста". Впрочем, от ведущего мнения членов жюри никак не зависели, не зависело решение членов малого жюри даже от них самих во время самого состязания, конверты с решением запечатывались и сдавались заранее, я сам был членом малого жюри и знаю. Это удачный ход Виктора Топорова. Не единожды, отдав предварительно голос за одного из кандидатов, и увидев, что раскладка на состязании совсем другая, иные из членов малого жюри охотно бы поменяли голос, завалив непонравившегося им лидера. Думаю, и на этот раз тот же Марат Гельман (правда, не присутствующий на голосовании) или же Илья Бояшов, отдали бы свои голоса другим, изменив ход состязания. Ведь говорил выступавший первым Илья Бояшов, что поначалу выбрал из шести четверых, после мучительных раздумий выбрал двух, самых близких ему кандидатов - Льва Данилкина и Александра Секацкого. Это подтверждается и его предпремиальным интервью, где он сказал журналисту: "В этом году вы являетесь членом малого жюри "Нацбеста". Вы уже определились с выбором? - Определился полностью, но по понятным причинам не буду называть конкретные произведения. Скажу только, что мне пришлось чрезвычайно тяжело, потому что минимум четырёх авторов я хорошо знаю и совершенно замечательно отношусь к их творчеству. Я попал в неловкое положение. Здесь надо либо жребий бросать, либо каждого взвешивать на весах. Это мучительно…" Остановился в растерянности, а далее передал две бумажки своей трехлетней дочурке Диане на выбор. Диана выбрала Секацкого. А если бы она выбрала Данилкина? И после того, как один голос Льву Данилкину за его увлекательный критический роман о Проханове "Человек с яйцом: жизнь и мнения Александра Проханова" неожиданно для всех отдал известный либерал и ельцинист, экс-министр и финансист Борис Федоров, еще одно положительное решение маленькой Дианы в пользу Данилкина в корне изменило бы ход состязания. Тогда Данилкин и Прилепин набирали бы по два балла, и решало бы всё мнение председателя жюри Ильи Штемлера. Почему-то уверен, зная творчество Штемлера (сам писал о нем в "Советской России"), что он из этих двух кандидатур обязательно выбрал бы Данилкина. Со мной не согласен известный питерский писатель Александр Житинский, который, возражая мне, написал: "Я не уверен, что Штемлер выбрал бы Данилкина, хотя кто знает, но в любом случае рука ребенка - Божья рука. Так что всё справедливо". И на самом деле, по мистической воле, никак иначе, всё оказалось справедливо. Ибо, никуда не деться, книга Захара Прилепина из всех других, наиболее серьезная художественная проза. И занимательная, и глубокая. Ведь, в бестселлеры и в другие времена попадали то книги какого-нибудь Булгарина, а то и Лермонтова, или Достоевского. А изменить выбор своей дочурки в процессе состязания Илья Бояшов уже не мог. Кстати, не один раз говорил Виктору Топорову: устрой тотализатор, интереснейшее и напряженное состязание, лучше всяких карт или скачек взбадривает нервы. Каждый ставит на своего, или вероятного лидера, и… проигрывает. Это сейчас, по завершении премии, можно спокойно писать о явном художественном совершенстве Прилепина, но могла победить и лихая порнографическая Аня Козлова, мог победить сетевой лидер Юрий Бригадир со своей запредельной алкогольной прозой в духе Венички Ерофеева. Неожиданно для меня именно за него отдал голос замечательный фигурист Ягудин, еще одна из членов жюри пропела ему дифирамбы, но… голос отдала Прилепину. Захар и победил потому, что за него проголосовали две прелестные дамы, молодая актриса театра и кино Эмилия Спивак и опытный литературный агент из Германии Галина Дурстхоф, виртуоз продаж русских писателей в Европе, от Лимонова до Мамлеева. Шесть членов малого жюри, шесть кандидатов в лауреаты, тоже умно выбрано. Мнение каждого на вес золота. Фигурист Ягудин, финансист Федоров, политолог и галерист Гельман, предыдущий лауреат (в данном случае Илья Бояшов, недавно выпустивший новую замечательную книжку "Танкист и "Белый тигр", уже попавшую с шорт-лист "Большой книги"), -все они обошли стороной явного лидера. Но как женщинам устоять перед обаянием Захара Прилепина? С одной стороны, омоновец, участник войны в Чечне, автор жесткой фронтовой прозы, да и выглядит, если не как лидер бритоголовых скинхедов, то как спецназовец из голливудских фильмов: выбритый череп, черная рубашка, мускулистый, ловкий в движениях. От такого и ждешь или удара, или мата, ждешь грубую брутальную прозу в духе раннего Хемингуэя или Лимонова. Получаешь чистейший литературный язык, деликатность и мягкость, психологическую глубину и романтическую нежность. По прозе видно, что он любит людей, любит детей, нежен с женщинами. Вот женщины и проголосовали дружно за него, оставив брутальных мужчин (и женщину-вамп) в покое. После этой премии литературный мир будет ждать новых произведений Прилепина. Увы, в ближайшее время вряд ли дождется. Разве что изумительные короткие рассказы, которые он не боится писать и в наше романное время толстых книг. Надеюсь, читатели "Завтра" и "Дня литературы" прочтут на страницах наших газет эти новые рассказы. Но большая проза тоскливо стоит в очереди. Хотя замыслов у Захара полно. Он подписал с "Молодой гвардией", и вслед за своими собратьями лихо взялся писать книгу в "ЖЗЛ" о своем любимом русском писателе Леониде Леонове, сегодня почти забытом. Захар считает его романы "Вор", "Русский лес", "Пирамида" так и не прочтенными всерьез откровениями русского национального гения. Считает эту книгу своим долгом. Но, как признался мне, ничто ему не дается так тяжело, как литературная биография пусть и близкого, дорогого ему человека. За время работы над книгой он бы уже написал два романа. Кстати, отсюда и неожиданный ход со сборником рассказов "Грех". Надо было чем-то занять обнаружившуюся пустоту, а рынок книжный пустот не любит. Нового романа нет, вот и составил сборник из опубликованных ранее рассказов. И мучительно тяжело, но кропотливо заканчивает свою книгу о Леониде Леонове. Думаю, это будет новое открытие Леонида Леонова. Надеюсь, основательный и дотошный подход к герою поможет в будущем и Прилепину. Леонид Леонов тоже наш давний автор, последний раз в "Завтра" он опубликовался за неделю до смерти. Он как бы передает свою эстафету молодому Захару Прилепину. Дай Бог ему удачи. И, надеюсь, больше не будет никаких биографий. Прозаик, обладающий небесным даром образности и вымысла, прекрасным пером, - должен писать романы и повести, рассказы и эссе, пока хватит сил. Это его долг и перед небом и перед людьми. Перед Россией…

Елена Антонова СВЕТ «РАМПЫ» - И ШТАМПЫ

В начале московского лета, раз в два года, "москвичи и гости столицы" могут лицезреть все течения современной хореографии, какие только могут прийти в голову искушенным в искусстве пластики тела, но пресыщенным классическим балетом хореографам стран, где ныне властвует принцип потребления. Роль проводника в мир современного танца взял на себя Николай Басин, художественный руководитель театра "Балет "Москва", труппа которого имеет два состава - "классиков" и "современников". Цель Международного фестиваля современного танца "Рампа Москвы", прошедшего в седьмой раз, формулируется так: знакомство публики с поисками новых форм в области танца. Цель - безусловно, благая. Но, как давно записал в своих "Дневниках" Лев Толстой, в современном искусстве (Толстой подразумевал литературу) "нам с одинаковой притягательностью предлагается всё, что производится. Чем дальше назад, тем меньше предлагаемое: большая часть отсеяна временем…. Предлагаемое имеет вид конуса вершиной книзу…. Очевидно, и среди современных есть такие, которые останутся, но трудно напасть на них, во-первых, потому, что их так много, что нельзя пересмотреть всех, а во-вторых, потому, что, так как толпа всегда глупа и безвкусна, выставляется на вид только самое плохое". Замечу, то, что одобрено временем, не зря называется классикой и в искусстве танца. Хотя сам классический танец, как любое живое творчество, новаторству не чужд. Вспомним хотя бы Юрия Григоровича. Его балеты "Спящая красавица", "Щелкунчик", "Лебединое озеро", "Иван Грозный", "Ромео и Джульетта", "Золотой век" привнесли немало нового в искусство танца, существенно обогатили его. Памятуя об этом, я и буду рассматривать то, что на сей раз предложила "Рампа Москвы", которая, как и предыдущая, прошла на сцене Театра имени А.С. Пушкина. Свои работы представили балетные труппы Словении, Италии, Венгрии, Австрии, Украины, России. "Балет "Москва" показал сразу три свои новые постановки - "Свадебку", "Иудифь", "Terraclinium". Исходя из весьма представительной географии участников фестиваля, замечу, что лексика Contemporаry Dance к настоящему времени в основном устоялась. Почерк большинства постановок этого направления узнаваем. Приемы привычны. Поиск сведен к тому, как заинтриговать публику, вызвать ее заинтересованный отклик, неважно чем - надрывом, эротикой, голым телом, даже откровенным эпатажем. В этом и состоит главное отличие большинства новейших постановок современного танца от работ мастеров классики, рождающее в чем-то даже пренебрежительное к ним отношение со стороны взыскательной части публики, что само по себе, конечно же, неправомерно. Оговорюсь, что и в этой, конъюнктурной в немалой степени области, работают люди, которые искренне ищут новые пути в искусстве пластики тела, способные ответить современным вызовам времени. И делают это с любовью к человеку, не опуская его до низменных инстинктов, а, наоборот, облагораживая его, помогая постичь нелегкую премудрость: уважать себя, а, следовательно, и окружающих. В этом ключе была показана работа одного из основателей "Фичо Балета" из Словении Горана Богдановски, который обращал на себя внимание и прежде. Его моноспектакль "Иван" продолжает развивать новое направление синтеза музыки, танца и драмы, которое, по его словам, должно "преображать повседневность в искусство". И вот перед нами - до трусов раздетый молодой человек в тонких очках, который пластикой движений, жестами, мимикой лица, обворожительной улыбкой пытается показать, как зависит самочувствие парня по имени Иван от вызовов внешнего мира. Физическая обнаженность героя - зримый образ обнаженности его чувств. Это и переламывает первоначально скептический настрой зала: в конце получасового выступления лица большинства зрителей освещает добрая улыбка. Каково будущее этого вида искусства пластики тела (танцем назвать это трудно) - покажет время. Но то, что эти поиски не оставляют аудиторию равнодушной - факт несомненный. Балет "Трилогия", представленный на фестиваль Туринским театром балета, которым с недавних пор руководит молодой хореограф Маттео Леваджи, стремится, по его словам, продолжить линию на усиление драматического компонента танца. Балет построен как инструментальный концерт, исполненный посредством танца и музыки. Его средняя часть - лирическое адажио, па де-де, которое артисты танцуют под музыку Генделя, - близка классике. А первая и третья части, поставленные на музыку Арво Пярта и Майкла Наймана, используют приемы современного балета, которые здесь выглядят почти каноническими. В целом балет, исполненный на весьма высоком для постановок современного танца уровне, оставляет неплохое впечатление. Некая ирония, звучащая в этих словах, отражает существующую на сегодня иерархию классического и современного танцев. Впрочем, па де-де получило свою порцию аплодисментов у стосковавшейся по высокому искусству танца публики. Что же до стремления усилить драматический компонент, то, на мой взгляд, в любой добротной постановке старой классики, не говоря уж о балетах Григоровича, его, как и возвышающей душу романтики, не в пример больше. Интересным было выступление Будапештского театра танца, которым руководит его основатель, хореограф Бэла Фолди. Стиль театра соединяет в себе основы классики и выразительных средств современного танца, развитых в Европе и Америке, которые выше названы почти каноническими. Именно выступление этого коллектива дало почувствовать, что на сегодня "европейский модерн танец" устоялся. И это - грустно. Бурное развитие завершено, а результатов, хотя бы на йоту приблизивших его авторитет к авторитету классического балета, нет. Тем не менее, вечер, когда был показан спектакль венгерского коллектива "Время", стал, пожалуй, лучшим на фестивале. Начнем с того, что очень хороша идея спектакля. Четыре хореографа, работающие сейчас в разных странах Европы, рассказывают о том, что занимает их сегодня, в начале нового века, не только языком танца (мы видим четыре па де-де, поставленных ими), но с помощью иных средств. На опускающемся после каждого па де-де экране мы видим, как они репетируют, рассматриваем картины, висящие у них, слышим музыку, которую они предпочитают. Это ново привлекает. Да и танцы, совмещенные с личностью хореографа, прокручиваются памятью по-иному. Жаль только, что при всем несходстве личностей хореографов и мыслей, вложенных ими в постановки, не только лексика танцев, но их приемы и сочетания нередко казались до удивления похожими. В вечер, когда предстоял показ постановки Компании Эдитты Браун, австрийского хореографа, которая, как значилось в программке, "следует своим собственным путем в искусстве", перед началом спектакля царил небывалый ажиотаж. Еще бы! Ведь "в сочетании с доброжелательным упрямством и спокойным пренебрежением к модным поветриям и увлечениям поэтическая сущность ее творений превращается в аргумент против повсеместного разочарования в действительности". Таким слогом даже о лучших своих друзьях не писал ни один из признанных сладкопевцев XX века. Кроме членов австрийского посольства на показ пришли и иные знаменитости Москвы, такие, как Роман Виктюк. Сверх того, видимо, в награду за хорошее поведение, на спектакль привели еще и школьников. И вот "в оболочке компьютерной музыки" Тьери Забойцефф зрители начинают приобщаться к "одному из самых таинственных и, одновременно, трогательных спектаклей о мире в эру генетически модифицированных оргвнизмов" "Luvos vol. 2." Пусть меня простят за столь обильное цитирование программки спектакля, но добавить что-то равноценное я не могу. Разве что в названии "luvos" означает сорт белой глины, которой перед спектаклем обильно умащают свои голые тела артисты, а vol. 2 - говорит о том, что так же, но с цифрой 1, была названа постановка того же хореографа 20 лет тому назад, рассказывавшая "о мире" в те времена. На протяжении почти часа представления при неярком освещении сцены зрители могли видеть в основном лишь спины, зады (правильнее было бы сказать ж… ы), руки и ноги артистов, переплетающихся так и эдак. Головы не выявлялись совсем. Да они и не нужны вовсе для "поэтической сущности" этого действа. Зато зады демонстрировались крупным планом и в различных сочетаниях. Только по окончании "танца", на пресс-конференции, я, как мои коллеги, узнала, что все пять выступавших артистов (танцоров?!) были дамами. О трех спектаклях, которые показал на фестивале "Балет "Москва", скажу предельно кратко. "Свадебка" на музыку Стравинского, которую с трудом можно было узнать из-за эксцентричной аранжировки, была так переосмыслена и переиначена, что от ее славянских корней не осталось и рожек с ножками. Зато были невнятная кутерьма на сцене, голое тело невесты, пардон, ее души, множество движущихся колясок, куда поочередно прыгали друг на друга девки и парни, а также огромное число штампов современной хореографии. О графике танца и говорить нечего, ее не было и в помине. Зато все это заменяла "колоссальная энергетика" спектакля. Нынче так повелось: когда трудно что-то сказать, а сказать надо, на выручку приходит "энергетика". Хореографическая драма "Иудифь" поставлена по известному библейскому сюжету хореографом Эдвальдом Смирновым на музыку Екатерины Кожевниковой. Заняты в ней артисты обеих трупп "Балета "Москва" - классической и современной. Но ее постановка столь убога по мысли и исполнению, что ее нельзя назвать даже иллюстрацией этого ветхозаветного апокрифа, давшего жизнь стольким мировым шедеврам искусства. Примитивно все: накладные плечи ассирийских воинов во главе с Олоферном (как у современных хоккеистов), страдания женщин осажденного города Ветилуй, пир в стане ассирийцев с танцами продажных женщин. Венцом балета стал момент, когда обезглавленный! Олоферн исполняет свой заключительный танец. Тут добавить, как говорится, нечего. "Terraclinium" Никиты Дмитриевского - диаметрально противоположен "Иудифи". Он задуман как интеллектуальный современный балет. Но, во-первых, он во многом вторичен, а, во-вторых, непонятен ни широкому кругу зрителей, ни большинству балетных "профи". И потому остался как бы "вещью в себе". Современный танец себя не исчерпал. Поиски продолжаются. И, кто знает, может быть, и будет открыто что-то такое, что останется с человеком на века. А потому и фестивали этого вида искусства нужны и полезны.

Владимир Винников АПОСТРОФ

Геннадий Климов. История Европы. Ось времени. - Тверь: ИД "Тверское княжество", 2008, 240 с., 1000 экз. Растущий интерес к "альтернативной истории" обусловлен глубинным неприятием настоящего - ведь именно к нему приводит признанная в качестве истинной цепь прошедших событий. А если она оказывается иной, то иным должно стать и настоящее - по крайней мере, в нём должны открыться какие-то иные возможности, которые история "официальная" не просто перекрывает, но и начисто отрицает само их существование. Скажем, одно дело, если вы родом из чернозёмной борозды, а совсем другое - если из древней, всеми забытой, но всё-таки царской или княжеской династии. Тогда у вас сразу появляются и другие объекты, и другие права наследования, и другие цели деятельности. Именно этим социально-психологическим механизмом, на мой взгляд, объясняется, например, широчайшая популярность "новой хронологии" Фоменко и Носовского, а также других "альтернативщиков", в том числе Петра Хомякова. А уж "включить" после подобной исторической обработки соответствующую политическую активность - проще простого. Если "история всех предшествующих обществ" была историей борьбы классов - значит, и нужно заниматься классовой борьбой. А если в основе человеческой цивилизации лежит, скажем, Эрос да Танатос - надо просто "делать Любовь, а не Войну". И так далее. Нынешний "исторический плюрализм", когда российскому общественному сознанию предлагается добрый (и не слишком) десяток концепций отечественного и мирового прошлого, означает прежде всего отсутствие в нём "образа желаемого будущего" - типично постмодернистская ситуация, маркером которой является знаменитое: "Распалась связь времён". Вот её и пытаются восстановить кто как умеет. Книга Геннадия Климова - как раз из этой "альтернативной" плеяды, на грани собственно науки и "исторического фэнтэзи". Кстати сказать, тиражи в тысячу экземпляров были столичной нормой около четырех-пяти лет назад. Теперь, похоже, они становятся нормой и для местного книгоиздания (хотя типографские мощности в Твери вовсе не регионального уровня). Что весьма отрадно - тем более, с учётом нынешней рыночной системы распространения книг и развития интернета. Ядром авторской концепции является представление о том, что около 45 тысяч лет назад в междуречье Волги и Дона возникла высокоразвитая цивилизация, основные центры которой располагались в среднем течении Дона у нынешнего села Костенки Воронежской области (город Арата) и в верховьях Волги на границе современных Тверской и Вологодской областей. А знаменитый Аркаим - лишь уменьшенная и поздняя копия этих великих городов древности. Эта прародина всей человеческой цивилизации была населена вовсе не неандертальцами, но исключительно людьми "кроманьонского" типа, отличалась уникальным "альпийским" климатом, поскольку располагалась "под брюхом" у медленно таявшего Великого Ледника, и память о ней сохранилась у потомков в различных вариантах: Гипербореи, Атлантиды и даже Эдема. Характерными памятниками той эпохи Геннадий Климов считает разбросанные по всей Евразии дольмены, которые якобы служили своеобразными терминалами для телепати- ческого общения а также, не исключено, телепортации и даже путешествий во времени. "Слово "дольмен" нужно читать как "ДольМен" - Меняющий Долю… Многотонные плиты, из которых складывали дольмен, снаружи почти не обработаны, хотя иногда плиты украшены орнаментом, но с внутренней стороны, образующей стенки камеры, тщательно выровнены, иногда почти отполированы… Дольмены не использовались для захоронений… Несмотря на чрезвычайную распространенность, дольмены встречаются исключительно вблизи береговой линии, их почти нет в глубине материка…" Подобная реконструкция европейской "палеоистории", при всей её спорности, - пожалуй, самое "проработанное" и интересное место в книге Геннадия Климова, круг общения которого, как следует из текста, простирается от "наноакадемика" Михаила Ковальчука до "одного из членов совета мудрецов мира Михаэлем Лайтманом, хранителем тайной доктрины еврейского народа каббалы", а идейный комплекс включает в себя "нью-эйдж" с центральным тезисом о "великом астральном годе", в котором двухтысячелетняя христианская "эра Рыб" пришла на смену языческой "эре Тельца", а теперь должна уступить место некоей "эре Водолея". "Всё смешалось в доме Облонских". И это, что ни говори, реальность нынешнего периода отечественной истории. Какой "новый порядок" зарождается сегодня из видимого хаоса, и хаос ли это вообще? Китайцы называют Россию "страна затягиваний и неожиданных перемен (потрясений)". Те мощные глубинные процессы, которые идут в российском общественном сознании и ярким проявлением которых можно считать данную книгу, пока остаются по большей части "в тени", интересуя лишь немногих. Но, может быть, ситуация вскоре изменится…

Анастасия Белокурова ШЛЯПА И КНУТ ПРОТИВ ЗВЁЗД НА ПОГОНАХ

"Индиана Джонс и Королевство хрустального черепа" (Indiana Jones and the Kingdom of the Crystal Skull, США, режиссер - Стивен Спилберг, продюсер - Джордж Лукас, в ролях - Харрисон Форд, Кейт Бланшетт, Джон Херт, Рэй Уинстон, Шиа ЛаБеф, Карен Ален, Эндрю Дивофф, Игорь Жижикин, Дмитрий Дьяченко, Илья Волох) 1957-й. Америка поголовно увлечена тарелкой-фризби, в то время как Советский Союз запускает в космос "Спутник-2" с собакой Лайкой на борту. Паранойя по поводу "красной угрозы" уже пережила свой пик, инициатор "охоты на ведьм" сенатор Маккарти спился и умер, но общество по инерции вс` еще лихорадит. И есть с чего. К тайной военной базе, укрытой в пустыне Невады приближаются загадочные грузовики; в них сидят хмурые люди со стальным прищуром, внимательно всматривающиеся в горизонт. Пара выстрелов и охрана повержена; на территорию проникает враг. Из багажника на землю выбрасывается человек. Катится в пыли знакомая шляпа, знойный ветер треплет поседевшие волосы, а закат, вторя происходящему, пламенеет тревогой. Человек поднимается с земли, оглядывается вокруг и проницательно констатирует факт: "Коммунисты!" (в оригинале звучит не больше, не меньше, как "Русские"). Это неутомимый профессор Индиана Джонс (Харрисон Форд), стопроцентный американец и приверженец политики Эйзенхауэра, который в разгар Холодной войны, где красные мерещатся американцам за каждым кустом, уверенно продолжает поиски затерянных артефактов. Теперь он в руках советских агентов под предводительством уроженки Восточной Украины, любимицы Сталина Ирины Спалько (Кейт Бланшетт), с неподражаемой интонацией произносящей украинское слово: "Погодьте". Оказывается, русские охотятся за неким Хрустальным черепом, что спрятан в дебрях Перу и представляет собой загадочное мистическое оружие по промывке мозгов. Череп должен привести искателей в Эльдорадо, город из чистого золота, в котором спрятаны знания вселенского масштаба. Спалько шантажирует Джонса (в руках советских агентов его бывшая любовь и старый приятель), и бесстрашный профессор в шляпе под хорошо всем известный бравурный марш Джона Уильямса отправляется на поиски таинственного города. Помогает ему в этом молодой и глупый байкер-бунтарь (Шиа ЛаБеф). Когда Стивен Спилберг и Джордж Лукас были маленькими, они, как и все типичные американские дети, увлекались приключенческими телесериалами и комиксами. Сильно увлекались. До такой степени, что однажды, в 1977 году, на Гавайях, где молодые кинематографисты проводили отпуск, им пришла в голову грандиозная идея: а ведь здорово создать персонажа, который стал бы собирательным образом тех героев, приключениями которых они зачитывались в детстве. Спилберг, правда, мечтал снять фильм о Джеймсе Бонде, но Лукас убедил приятеля, что у него есть персонаж получше. У Лукаса жила в те годы собака, породы аляскинский маламут, ставшая впоследствии прообразом Чубакки в "Звездных войнах", и звали этого примечательного пса Индиана. Так у героя появилось прозвище, ставшее со временем культовым. Первоначально доктору Генри "Индиане" предназначалась фамилия Смит, однако после долгих обсуждений, друзья сошлись на более благозвучной приставке Джонс. Главными отличительными чертами отважного археолога стали его шляпа, кнут, с помощью которого, он решает многие, стоящие перед ним проблемы, и патологическое отвращение к змеям. На главную роль вопреки желанию Лукаса, Спилберг утвердил Харрисона Форда, и большое приключение началось. В 1981 году на экраны выходит фильм "Искатели потерянного ковчега", а затем его приквел "Индиана Джонс и Храм судьбы" (1984) и сиквел "Индиана Джонс и Последний крестовый поход" (1989). Грандиозный успех провоцирует появление телесериалов про молодого Индиану, книги, комиксы и видеоигры. Эпопея, наравне с трилогией "Назад в будущее!" Роберта Замекиса, становится визитной карточкой развлекательного кино 80-х. В начале 90-х Лукас предлагает Спилбергу и Форду сценарий с умопомрачительным названием "Индиана Джонс и пришельцы с Марса", в котором инопланетяне охотятся за статуэткой ацтекского божества. Венчал сюжет ядерный взрыв, во время которого марсиане погибали, а Индиана Джонс спасался от взрыва в холодильнике, ударной волной выброшенным в канаву. Происходило всё в так называемой Зоне 51 - невадской секретной базе, где, по непроверенным данным, американцы хранят останки злополучных пришельцев. Как сказал бы агент Малдер: "Скалли, в 1947 году, в Розвелле, многие очевидцы наблюдали нечто подобное…" Спилберг и Форд покрутили пальцем у виска и предложили киномагнату заняться лучше продолжением "Звездных войн", что он и сделал. Но идею свою не забыл. Теперь, во времена тотального возвращения на экраны героев 80-х, воскрешение Индианы стало неизбежным. Точкой отсчета был выбран период Холодной войны, и в сценарии нашлось место всем фобиям американцев того времени: от "вездесущих коммунистов" до угрозы инопланетного вторжения (подчас эти страхи были тождественны). Пригодилась и сцена с холодильником (олицетворяющим, очевидно, холод между двумя сверхдержавами) - правда, для пущего эффекта, она перенесена в первую часть картины, где действительно смотрится бодрячком. "Холодная война - это особая эпоха, очень интересное время. Почему, например, в фильме действует советское агентство? Да потому что это самый достойный противник для американцев. За Хрустальный череп не может бороться незнамо кто", - рассуждает Харрисон Форд. Но не слишком ли символичным кажется то, что столь мощный, свойственный скорее старому Голливуду, "наезд" на Россию случился именно в путинско-медведевскую эпоху со всеми вытекающими отсюда последствиями? Ведь если в 80-е, другой недавний возвращенец Джон Рэмбо мутузил советские войска в Афганистане (исключительную по своей содержательности фразу "Куров, возвращайтесь на базу!" помнят все), то старый добрый Индиана противостоял исследовательской организации СС "Аненербе", что вполне устраивало мировую общественность по обе стороны океана. Теперь коммунисты и фашисты уровнялись в своих правах за мировое господство, а спасает цивилизацию всё тот же добропорядочный американец Инди Джонс. Обижаться на подобные выпады странно и недостойно - в конце концов, американский патриотизм всегда страдал излишней патетикой в гипертрофированном изображении своих врагов (обошлись без балалаек с медведями, и, слава богу). Пора бы уже и привыкнуть (что с них возьмешь, с американцев?), но новая работа Спилберга и Лукаса и в наши дни способна довести до исступления поборников исторической правды. Например, вот какие сюжетные варианты по реконструкции блокбастера предлагает Спилбергу одна питерская коммунистическая организация. "Пусть даже половину фильма Индиана Джонс воюет с коммунисткой Ириной Спалько и её отважными товарищами. Но затем, мы полагаем, они должны вместе объединиться против агрессивных инопланетян и победить их в трудном бою, а хрустальные черепа передать на хранение в Совет Безопасности ООН. Также в новой версии фильма Индиана Джонс должен выступить против расовой дискриминации в США и призвать Эйзенхауэра (президент США в 1957 г.) к прекращению антикоммунистической истерии. Желательно, конечно, чтобы Спалько по ходу фильма ознакомила Джонса с основными трудами В.И.Ленина, но на этом мы не настаиваем. Необходимо также сделать более женственным образ разведчицы-коммунистки Спалько: украинки все красивые, спокойные и очень пластичные, а она какая-то угловатая и постоянно находится в стрессовом состоянии. Мы считаем, Спалько должна расцвести, как женщина, хотя бы к концу фильма. Поскольку часть действия происходит в Латинской Америке, необходимо ввести в сюжетную линию участников кубинской революции, показать интерес диких племен к социальным преобразованиям и национальной политике в СССР. Один из индейцев пусть в финале отправляется вместе с Ириной в Советский Союз, на учебу". При всей беззащитной нелепости подобных заявлений, было бы крайне любопытно, если бы Спилберг внял советам питерских коммунистов и переснял "Индиану Джонса", учитывая столь серьезные требования. Тогда всё было бы на месте: и веселые приключения, и сумасшедший драйв, а главное - появился бы тот самый ностальгический детский восторг, без которого подобное кино просто немыслимо. Потому как новые приключения мужественного археолога этого восторга возродить, увы, не способны. Впрочем, на чудо никто и не надеялся. Финал, где Индиана ведет под венец свою давнюю любовь Мэрион (Карен Ален) и вовсе выглядит посмешищем: не для того столько лет мы любили этого персонажа, чтобы он слился с обывательской массой в кругу счастливой семьи. И пусть простят меня питерские товарищи, но образ полковника КГБ, Героя социалистического труда, трижды Героя Советского Союза Ирины Сергеевны Спалько, созданный Кейт Бланшетт и воскрешающий в памяти Грету Гарбо в "Ниночке" (да и сам по себе весьма примечательный), представляет собой единственно ценную и стоящую вещь в этой шкатулке древностей.

Ольга Орлова И ЖИТЬ - ХОЧЕТСЯ! О Первом Московском международном архитектурном биеннале

Недавно довелось проехать с иностранцами по югу нашей страны. Они таращились в окна автомобиля и постоянно спрашивали: "Война была?" Я не понимала. "Вид у домов такой, что или вчера бомбили или завтра будут", - объяснили мне. Мы ведь в России зачастую и не задумываемся "Как жить?" (тема у "АрхМосквы" и всей биеннале такая). Просто живем. Иногда - выживаем. Обустройство - оно как-то за рамками жизненного горизонта значительной части нашей страны. Кстати, в одной из кубанских станиц иноплеменнику приснился сон. Даже не сон, а какое-то почти телесное ощущение посетило его: зубы есть, а корни у них отсутствуют. "Это про вас", - сказал он мне. И ведь не из какой-нибудь он был топовой державы Евросоюза. Всего лишь - чех. А Сергей Скуратов, архитектор этого года, знаете, как про свои постройки говорит? "Стремлюсь делать музейные экспонаты - дома, даже просто глядя на которые получаешь какой-то запас энергии. Люблю всё, в чем чувствуется рука человека: пережжённый кирпич с неровными краями, плиты с отколами. Могу смотреть на материалы и представлять, как где-то в Голландии заботливый печник ел свою голландскую колбасу и спокойно выпекал голландский кирпич, или как какой-то немецкий каменотес аккуратно, с миллиметровыми зазорами высекал из юрского известняка плиту, разглядывая застрявших в ней наутилусов. Если всё в доме, вплоть до мелочей, сделано неторопливо, с любовью, дом будет излучать тепло. Всё, что я строю, должно стоять долго". Я не знаю более актуального для нашего неукоренённого сознания ответа на вопрос "как жить?" Другое дело - цена ответа. Благородная медная обшивка одного из самых известных домов автора на Остоженке "Cooper house", отождествленная с зеленью купюр, сыграла с этим - безусловно, выдающимся - произведением современной российской архитектуры злую шутку. Если для Ле Корбюзье - зодчего времен оптимистичных гонок на приз "справедливости, равенства, братства" дом представлялся "машиной для жилья", то сейчас мы вернулись к типологии домов-экспонатов. Причем их проектирование для архитекторов - определенная форма служения народу. Невозможно поверить, но факт. Тот же Скуратов говорит, что старается своей работой "лечить пространства". А медицина, тем более архитектурная, требует дорогостоящих препаратов. Думаете, легко построить дом, при виде которого "А-а-ах!" длится столько, что о населяющих его буржуях вспоминаешь, ну, скажем, к концу четвертого дня следующей недели?! Вы не представляете себе, какие архитекторы дипломаты! Как они обрабатывают заказчиков, что не надо экономить на фацетном стекле и юрском камне. По сравнению со стоимостью участка - тьфу, сущие копейки, пару раз в сауну не сходишь! Но это всё - прелести в рамках шумливой и деловито-безалаберной "АрхМосквы". Биеннале - о другом. Она вообще родилась из изумления куратора, известного в стране своей издательской деятельностью, голландца Барта Голдхоорна: "Почему качество массового жилья в крупных городах России в разы ниже зарубежного, в то время как цены на порядки выше?" Понимание - это обнаружение и снятие парадокса. Так говорил мой любимый преподаватель в университете. Голдхоорн нашел, пожалуй, ключевой для нашей социальной действительности парадокс и попытался средствами затеянного экшена его снять. А понимание - уже шаг к исправлению ситуации. Нельзя не отдать должного голандцу. Действовал он практически в одиночестве. При позорном игнорировании значения этого начинания властями: Минкульт дотировал на проведение архитектурной биеннале 300 тысяч рублей (один макет с наворотами может стоить столько же, но в у.е.) в то время, как на художественную выделял больше 4 млн. $. Чисто российская байка: архитектура - это вам не искусство! Коммерция и дипломатия. Заработаете, мол, и выторгуете средств сами. Только нет у российского архитектора больнее мозоли и нежнее мечтания, чем то, что архитектура - это искусство! Поэтому от Голдхоорна с его сумасшедшей идеей решения социальной головоломки отвернулись и архитекторы. Ну, не отвернулись, а так: скептически понаблюдали за процессом подготовки и проведения мероприятия. Я уже писала в предыдущей статье, что даже на слушания Общественной палаты РФ пришли в день открытия биеннале. Их там обозвали "рэкетирами", они ушли. Потому что - художники. Видели, как архитектор прошлого года Сергей Киселев расписал высотку в Черёмушках? Дом называется "Авангард", но никакой агрессивной авангардной гаммы нет и в помине: лимонные, салатовые, голубые, оранжевые пятна. Рэкетиры разве так веселятся? В центре биеннальных обсуждений - средний класс. Образно говоря, он оказался между двумя стульями. На одном - сидят богачи. Эти купят себе какое угодно жилье. На другом - умеcтились более многочисленные малоимущие. Они там надеются на субсидии государства. А средний класс - на то он и средний - посередине. Допустим, это не учителя и врачи, которых, к улыбкам и похохатываниям собравшихся, чуть было не записал туда руководитель проекта "Российский дом будущего" (правительственного, патронируемого президентом РФ) Сергей Журавлев, а продвинутые менеджеры и креативщики. Если продвинутые - скорее всего, в столице. И большая их часть - провинциалы. (Знаете, мороз по коже: целыми классами, да что там - посёлками! - люди в Москве друг друга находят, хотя и сами давно её уже "нерезиновой" называют). Что они - те, из них, кто выбились в пресловутый "мидл", - могут себе позволить даже при зарплате в пару-тройку тысяч у.е.? Хату из элитного бруса местной склейки где-нибудь в Апрелевке? Комнату в коммуналке в нескольких км от МКАД? А оно им надо? Лучше уж домик в Италии. Там на малозаселённых территориях - даже иностранцев какими-то особыми строительными кредитами привечают. Сколько эмоционального напряжения порождает в нашей стране элементарная насущность жилья. Как мучительно тратить заработанное, сбереженное, последнее - на то, что не нравится и явно того не стоит. Как обидно платить всю жизнь "бабе Маше" (как выразилась на слушаниях депутат Галина Хованская) и др. ипостасям даже без гарантии не оказаться на улице в "несезон". Как заедает платить каждый раз риэлторам полную стоимость снимаемого жилья. А если это повторяется через каждые несколько месяцев? Так люди привыкают ненавидеть друг друга. И это еще не криминальные ситуации, которыми рынок аренды просто прошит. Строительство доходных домов - выход. Но тогда ими надо застроить полстраны, пол-Москвы - точно. Частному бизнесу - это невыгодно. Почему этим не занимаются муниципалитеты? Научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин отметил, что коррумпированность муниципалитетов и монополизация стройиндустрии достигли в стране критического уровня. "Структура строительного рынка, - сказал он, - это полное торжество альянса местной власти и монополистов. Посмотрите на норму рентабельности: у автодилеров, где есть конкуренция, она 10%, а у застройщиков - все 100%". Никто из присутствовавших в зале девелоперов порядок цифр не опровергнул. Как, впрочем, и из муниципалов никто голоса не подал. Но биеннале - архитектурная. Должна изменить представления о качестве массового жилья. Кстати, так радикально этот вопрос ставится у нас в стране впервые. Даже в материалах нацпроекта речь идет только о количестве "квамов", они же "квадратные метры". Немудрено, что при таких госзадачах наша монополизированная стройиндустрия счастливо развернулась вспять к советской системе панельного домостроения. (В Европе от неё отказались еще в 70-х). "В этих трущобах жить нельзя! - глядя на хрущёвки, сокрушаются коллеги Голдхоорна из-за рубежа. - Их надо кардинально реконструировать!" "Сначала такие надо перестать строить", - машет руками Барт. На Западе именно многочисленный строй подрядчиков узкой специализации обеспечивает вариативность, инновационность и снижение себестоимости жилья. У нас среднего бизнеса в строительстве просто нет. Но за рубежом, известно, и тендеры, и девелоперские, архитектурные конкурсы отличаются прозрачностью. Без развитой технологии строительства, как говорит московский великобританского происхождения архитектор Джеймс Макадам, здесь, в России, лучше не грезить об архитектуре, а чертить "честные коробки". Образуется порочный круг: конкурентный вакуум в стройиндустрии и всеядный спрос на рынке. Новое жильё скупают в основном не для жизни, просто фундируют капитал. Антимонопольный лом, кредиты среднему предпринимателю, установление так называемых "технологических коридоров", прохождение которых - условие существования бизнеса, - необходимые меры сверху. "Иначе есть реальная опасность, что однотипным панельным жильем будут застроены все крупные города России", - предостерег председатель комиссии Общественной палаты по региональному развитию, профессор кафедры теории и истории архитектуры МАРХИ Вячеслав Глазычев. Нацпроект "Доступное и комфортное жилье", который до своего президентства курировал Дмитрий Медведев, под угрозой срыва. Если ситуацию не переломить на государственном уровне, ближайшие поколения, скажем так, простых россиян о доступном и комфортном жилье могут забыть. Стимулировать демографию при таком раскладе аморально! Интересно, что об ипотеке никто ни разу даже не заикнулся. Это слово как-то неприлично стало употреблять. А жить всё-таки хочется. И без презентации сколь-нибудь радужных перспектив ни одна биеннале немыслима. Без поисков концептуально и пластически небывшего - архитектурная невозможна. Вот разместилась на третьем этаже ЦДХ выставка лауреатов конкурса "Дом-автоном. Русская дача XXI века". Здесь молодые архитекторы упражнялись в освоении родных пустырей. Сочиняли независимые от инфраструктуры жилища. В ход шли солнечные батареи, ветряки и даже так называемая "тёмная", то есть не изученная наукой, энергия. Открывает экспозицию дача, спроектированная по прототипам географически близких сэру Норману Фостеру (единственный член жюри конкурса) знаменитых английских "кругов на полях" и Стоунхенджа (на снимке). Авторы отмечают, что эти объекты "спонтанной архитектуры" с родины мэтра основаны на круговых, издревле признанных в качестве сглаживающих агрессию материнских иероглифах, а именно такая графически-пластическая информация для России сегодня крайне актуальна. В то время, как сам Фостер известен как автор самых экспрессивно жестоких объектов нашей страны: "трехкинжальника", воткнутого в небо - башни "Россия" в районе Москва-Сити; хищного, похожего на клюв орла с какой-нибудь антифашистской карикатуры, острова "Новая Голландия" в Санкт-Петербурге и др. Смешно, что авторы этой самой новой русской дачи цепочку кругов и полукругов на её генплане окрестили "дорогой домой", промаркированной "штрафными площадками", коих на скопированном английском оригинале оказалось ровно столько, сколько у Фостера проектов в России. Последнему вообще как-то "досталось" в этом году. На "АрхМоскве" какое-то зарубежное бюро BRT RUS выставило клоны его проектов - усеченную башню "Россия" и разрезанный, планируемый к постройке как раз на месте ЦДХ, "Апельсин". И все смеялись. А в зарубежном павильоне выставлялся некто архитектор также Фостер, только Стефан. И не слишком искушенная публика говорила: "О! Фостер!" И им кивали: "Не тот!" И все опять смеялись. Этот год, в некотором смысле, - реванш над звёздным гостем. А позапрошлый был для него бенефисным. Он тогда даже свою лекцию в день православной Пасхи закатил. В Музее архитектуры им. А.В.Щусева - это еще одна площадка биеннале - порезвились уже известные зодчие Москвы. Здесь в рамках российского павильона две выставки: концептуальная "Персимфанс" (так в 20-е годы назывался первый симфонический оркестр Моссовета, революционно обходившийся без дирижера, как архитекторы здесь - без куратора) в Руине и градостроительная "Новые города. Новое в городах" в главной анфиладе. Это потрясающе! Заходишь в Руину - там всё светится, горит, издает душещипательные звуки. Какой-то фантастический дутый небоскреб в усиках скандального бюро "Арт-бля". Рядом такая подсвеченная изнутри изящная штуковина, вырезанная лазером по картону вилла "Кабанон", бюро Юрия Григоряна. Потом - мавзолей из костей домино работы Юрия Аввакумова. Сначала пустой, но спустя несколько дней после открытия на нём появился человечек - так сказать, вылез подышать. Страшно, но завораживает: красиво! Александр Бродский вылепил из комков глины психоделический интерьер. Опять страшно! Но в центре горит камин, и всё трепещет какой-то первобытной радостью и уютом. И жить хочется. Очень эмоциональная экспозиция вышла. Также и в главной анфиладе. Здесь представлено десять новых городов. Кураторы вообще говорят, что нашли в России двадцать таких, но для выставки отобрали самую инновационную половину. Вы только подумайте, в прошлой статье мы писали про проект "Убывающие города" в ЦДХ, а, оказывается, и что-то новое зарождается! Целые массивы на окраинах Москвы, Питера, Екатеринбурга, Минвод, Казани. Только представлено всё это было в каких-то черных ящиках, выстроенных наподобие гробов. Опять страшно! Дизайнер - архитектор Алексей Козырь. Выставку шутя называли "Как Козырь градостроительный хит-парад похоронил". Зато в конце этой процессии ящиков - опять веселуха! Целый зал концептуального наива Павла Пепперштейна. Такие гуашевые разноцветные фантазии. Вот летит над городом Россия лазоревый шар русской духовности. И жить - хочется.

Евгений Нефёдов ЕВГЕНИЙ О НЕКИХ

Ночь. Улица. Фонарь под глазом. Бутылки с пивом, пир горой. И крик, и свист, и хохот сразу… Что за разгул ночной порой? Куда стремятся? Кто их гонит? Уж не воистину ли тут - то ль домового все хоронят, то ль ведьму замуж выдают?.. Но из толпы мне отвечают: ты что, мужик? Кончай прикол! Не видишь - люди отмечают забитый нами грекам гол! Или ты не был сам фанатом?! - Ну почему, я говорю. Я был болельщиком когда-то. Да и сейчас футбол смотрю. …Когда услышу марш футбольный, знакомый сердцу с детских лет, я замираю - и невольно мотив подхватываю вслед. Я вижу поле и ворота, где пацаном любой из нас в зените славы и почёта воображал себя не раз. Летал от края и до края мяч со шнуровкой из тесьмы. Как радостно они играли! Как восторгались ими мы!.. И не могли представить сроду привычных ныне в прессе строк о том, что куплен или продан, как вещь, за столько-то игрок… И не поймём уже, наверно, как под торгашеский мотив составить из "легионеров" единый, дружный коллектив? Какой тут спорт к едрене фене?.. Какая "честь страны родной", когда в любой игре лишь деньги - победы стимул основной? Я не виню ребят за это - эпоха рыночная им велела слышать звон монеты, а не какой-то марш и гимн… Иx не обидят, ясно, тоже, но всех стараний их итог там абрамовичи положат в свой безразмерный кошелёк. А чтоб порадовались мамы, получат парни напоказ от президента телеграмму - как космонавты в прежний час… И обмотавшись триколором, как после бани простынёй, им прокричат фанаты хором "ура!" в какой-нибудь пивной. С "патриотическим" экстазом пойдут по городу потом. Ночь. Улица. Фонарь под глазом. Полки омоновцев кругом. А дальше телелицедеи, служа властям на нужный лад, в "национальную идею" всё это шоу обратят…

This file was created with BookDesigner program bookdesigner@the-ebook.org 18.06.2008