sci_politics Газета Завтра Газета Завтра 753 ru Book Designer 5.0 26.06.2008 BD-0BFEBA-C7BC-6441-F794-7998-2FB1-46D117 1.0

Газета Завтра

Газета Завтра 753

Александр Проханов "ВСТАНЬ И ИДИ!"

Эфир и газеты все еще обсуждают недавний съезд "Единой России", решение Путина возглавить партию, мотивы и последствия такого решения. Объясняют поступок Путина стремлением через партию контролировать Думу, а через думскую процедуру импичмента — контролировать Президента Медведева, если тот решится разрушить гармонию двоевластия и установить столь естественное в России самовластие. Гадают, в какой мере пост Премьера, статус Духовного лидера и главы партии Путина уравновешивают конституционные полномочия Президента Медведева в случае политического или психологического конфликта. Не упустим случая сказать, что останься Путин в Кремле на третий срок, не понадобилось бы прибегать к столь сложной, не проверенной, рискованной конструкции, на которой зиждется сегодня российская власть. Ибо власть — не детский конструктор, из которого талантливые дети создают причудливые фигуры, лишь отдаленно напоминающие реальные механизмы.

Но есть в решениях съезда и другая сторона. Став Председателем партии, Путин получает в свои руки не просто контрольный пакет Думы, но инструмент Развития. Если Развитие — не блеф, не очередной способ власти околпачить народ, опоить мечтой о русском возрождении, о рывке в будущее, о Русском Чуде, если Развитие — осознанный и последний способ сберечь падающую страну, выхватить ее из "черной дыры", куда она жутко проваливается, то без партии вождистского типа Развитие невозможно. Все модернизации, протекавшие в России, осуществлялись волевыми лидерами, опиравшимися на партию и силовые структуры. В эпоху Ивана Грозного это были "опричники", подавлявшие боярскую оппозицию. В пору Петра Великого это были "потешные полки" и группа соратников — "птенцы гнезда Петрова". Сталин опирался на большевистскую партию и НКВД. Какой должна стать "Единая Россия", чтобы превратиться из инертной "партии власти" в динамичную партию Развития"?

Она должна обрести авангардную идеологию, объясняющую, как спастись стране и остальному миру в эпоху, когда рушится цивилизация, свертываются, словно горящая береста, экономические учения, социальные теории, политические практики. Когда эгоистический капитализм испепелил ресурсы планеты, рассек человечество на алчное меньшинство и обездоленное большинство, когда обваливаются финансовые рынки, умирают от голода континенты, ненависть захлестывает народы. Идеология Русского развития — это образ России, которая спасает мир, сберегает природу, отрицает фашистскую иерархию народов с неизбежным истреблением "избыточного населения", возвращает в центр бытия богопознание, братскую любовь, одухотворение живой и неживой материи. Философия русского космизма, переложенная на язык современных технологий и социалистических воззрений, станет теорией русской альтернативы, ядром Идеологии Развития.

У Русского Развития масса противников, подавление которых невозможно без партии. Для этого "Единую Россию" следует превратить из "партии туго набитых кошельков" в "партию-скальпель". Этот скальпель срежет сырьевиков, которые продают русские углеводороды на Запад, а вырученные деньги вкладывают в гнилую экономику Америки — лишают Россию источников Развития. Этот скальпель должен полоснуть раковую опухоль коррумпированного чиновничества, поедающего любой росток Развития. Этот скальпель призван почистить мерзкую чешую неправительственных организаций, живущих на иностранные деньги и осуществляющих "внешнее управление" Россией. Пусть этот скальпель сверкнет на телевидении — рассечет кишку, по которой в народное сознание сливаются нечистоты и яды, убивающие дух творчества, плодящие дебилов, сибаритов, насильников.

Партия как магнит должна собрать вокруг себя художников, писателей и певцов, страстных проповедников и неистовых агитаторов, которые сложатся в Культуру Развития. Разбудят сонные души, воскресят умершие упования, вырвут из-под холодной коросты уныния и усталости пассионарный огонь творчества и духовного порыва.

И все это — не последовательно, а одновременно. И при этом — чинить дороги, восстанавливать село, строить корабли и звездолеты, возводить наукограды, лечить алкоголиков, спасать сирот. То есть нагрузить народ долгожданным Общим Делом, в котором каждый найдет себе место, станет с фанатичностью болельщика отмечать победы и поражения, вкалывать красные флажки в линию фронта, на котором Россия сражается за свое будущее, обретает в этих сражениях святых и героев. Это и есть содержание "Пятой Империи" русских, которую актуальная история и идея Развития делает не мифом, а животворящей реальностью.

Партия, о которой идет речь, пока не существует. Есть громадный массив пластилина, липкого и бесформенного, забившего все скважины общественной и государственной жизни. Этот пластилин предстоит превратить в живую, думающую, верящую плоть, чем, надо полагать, и займется ее Председатель.

Недавно в программе В. Соловьева "К барьеру" я "сражался" с талантливым и яростным писателем М. Веллером. Он обрушивался на никчемную власть и на Путина, который за восемь лет своего президентства расплодил коррупцию, увеличил несусветных миллиардеров, не остановил русский мор, не прекратил вывоз из России капиталов. Со свойственным ему писательским радикализмом Веллер требовал полностью сменить власть, изгнать из Думы "Единую Россию", найти вместо Путина другого политика. Правда, не говорил, как все это сделать. Не идеализируя Путина и "Единую Россию", я ратовал за превращение "Единой России" в Партию Развития, используя не мифические, а реальные политические шансы. Мне удалось победить противника. В качестве судей были приглашены представители думских партий, и среди них — депутат от "Единой России" госпожа Носкова. Каково же было мое изумление, когда она отдала свое предпочтение Веллеру, отрицавшему и ее партию, и ее партийного лидера. Я, беспартийный, по духу своему советский человек, жаждал видеть в стране организацию, способную осуществить Развитие. Дама, представляющая эту организацию, выпустила мне в спину дротик. Это аттестует моральное и идеологическое состояние партии, которую предстоит превратить в национальный авангард. Поистине здесь нужна "живая вода".

ТАБЛО

l Съезд "Единой России" продемонстрировал усиление целого ряда взаимосвязанных идеологических и внутриполитических тенденций на "верхах" российского общества. Прежде всего, это новый прилив "демшизы", которая вчера использовалась против советского менталитета, а сегодня — против "путинских силовиков". Очередная массированная антисталинская кампания в этой связи выглядит как "борьба против Конфуция" в ходе китайской "культурной революции", когда под этой вывеской Мао Цзэдун громил своих реальных политических противников. При этом системная диффамация Путина, от передач "Эха Москвы" до скандальной статьи в "Московском корреспонденте", — явно связаны с борьбой "разных башен Кремля", отмечают эксперты СБД…

l Отчет А.Чубайса об итогах реформирования РАО ЕЭС, в результате которого созданы все условия для демонтажа единой энергетической системы страны, и запланированная на июнь его отставка с поста "главного энергетика страны" не исключают его появления в новом составе правительства в ранге первого вице-премьера, что значительно усилит "либерально-монетаристское" крыло в руководстве страны, поскольку и Кудрин, и Игнатьев, и Набиуллина останутся в "путинском" кабинете министров, передают инсайдерские источники…

l Появление в РФ 110 долларовых миллиардеров и непрерывный рост внутренних цен на жизненно важные товары и услуги неразрывно связаны между собой, такие выводы содержатся в очередной аналитической записке, поступившей из Лондона. Однако рост мировых цен на сырье, информацию и продовольствие не является единственным механизмом катастрофического социального расслоения в современной России. Не меньшее значение имеет финансовая, в том числе налоговая, политика властей, направленная на искусственное поддержание завышенного обменного курса доллара к рублю, что резко стимулирует сырьевой экспорт, снижая предложение на внутреннем рынке, ведёт к увеличению базовых инфраструктурных тарифов, резко завышающих себестоимость производства в России…

l Прошедшая в столице Италии встреча делегаций ОПЕК и Международной энергетической хартии (МЭХ), объединяющей прежде всего страны Евросоюза, закончилась практически безрезультатно: страны-экспортеры нефти во главе с Саудовской Аравией наотрез отказались повышать квоты на добычу "черного золота", указав, что главной причиной роста цен на него является вовсе не дефицит предложения, а падение доллара и глобальный финансово-экономический кризис, а также связанный с этим "фьючерсный бум", сообщили из Рима…

l Ключевые "праймериз" демократов в штате Пенсильвания 22 апреля могут принести неожиданный результат в виде победы Хиллари Клинтон, сообщают источники из Филадельфии. Такой исход позволит продлить неопределенность в "партии осла" и создать условия для выдвижения на партийном съезде "компромиссной" третьей кандидатуры — тем более, что итоги переговоров Гордона Брауна с Бараком Обамой и его соперницей, судя по всему, не удовлетворили "высокого лондонского гостя", фактически представлявшего мировую финансовую элиту. В то же время визит экс-президента США Джимми Картера в Сирию, где тот озвучил возможность смены приоритетов во внешней политике демократов на проарабские и антиизраильские, создает совершенно новую предвыборную конфигурацию в Америке…

l Инцидент с очередным сбитым в воздушном пространстве Абхазии самолетом-беспилотником подтверждает, что в данном случае налицо вовсе не грузинская, а американская разведывательная операция. Поэтому все попытки Кремля "умиротворить" Тбилиси после принятия программ помощи соотечественникам в Абхазии и Южной Осетии не могут принести никакого результата — условием пребывания Саакашвили и Ко у власти является беспрекословное следование в фарватере Вашингтона, заинтересованного не только в размещении на территории Грузии своих военных баз под флагом НАТО, но и в контроле за всем прикаспийским регионом, передают из Стамбула…

l Фактический развал "оранжевой коалиции" на Украине и съезд Партии Регионов, подтвердивший лидерство Виктора Януковича, подтверждают курс на новые досрочные выборы, взятый "командой Ющенко" для сохранения нынешнего президента у власти после 2009 года. Однако ставка на то, что Юлия Тимошенко в кресле премьер-министра должна довести экономику до развала и тем самым "дискредитировать сама себя", представляется крайне ошибочной, поскольку "королева Майдана" — политик, по-женски виртуозно "переводящий стрелки" на "врагов", сообщают наши источники в Киеве…

l Дискредитация Олимпиады-2008 в Пекине через "проблему Тибета" — практически готовая матрица для дискредитации Олимпиады-2014 в Сочи, где могут быть задействованы грузинские, чеченские и любые другие местные факторы, такая информация поступила из Парижа…

l Выход на свободу бывшего министра атомной энергетики РФ Евгения Адамова, получившего пять с половиной лет условно, подтверждает версию о том, что обвинение в его адрес со стороны российской Фемиды было предъявлено только для того, чтобы высокопоставленный российский чиновник не был экстрадирован в США. Не исключено, что та же схема может быть использована и для "спасения" Виктора Бута, передают из Бангкока…

Агентурные донесения Службы безопасности «День»

Влад Стаковский МИНИСТР БЕЗ ЧЕМОДАНА Ради успеха своих реформ министр обороны России расстался с «ядерной кнопкой»

Ещё совсем недавно одним из обязательных и постоянных "атрибутов" должности министра обороны России был неприметный, сопровождавший его повсюду человек с армейской выправкой и неизменным небольшим "дипломатом" в руке. На приёмах, в поездках по стране и даже в зарубежных командировках этот человек всегда был рядом с министром на расстоянии нескольких шагов. И этот "эскорт" был одной из главных отличительных примет министра обороны ядерной сверхдержавы, потому что в руках сопровождающего, которого на служебном языке называют "офицером-оператором", находилось ни что иное, как то, что с подачи журналистов называют "ядерной кнопкой".

Впрочем, "ядерная кнопка" или "ядерный чемоданчик" — это для непосвящённых. Специалисты устройство, при помощи которого из любой точки планеты могут быть приведены в полную боеготовность и задействованы ядерные силы России, называют "переносным терминалом "Чегет" системы конференц-связи "Казбек".

До недавнего времени таких терминалов в нашей стране было три: у президента, министра обороны и начальника Генерального штаба Вооруженных Сил. Но право политического решения по применению ядерного оружия принадлежало лишь президенту России, который напрямую или через министра обороны мог отдать приказ на нанесение ракетно-ядерного удара. И именно связка президент — министр обороны всегда была в этом вопросе ключевой.

Третий терминал начальника Генерального штаба был скорее "запасным" в системе активации ядерного оружия. На случай, если два других будут по каким-либо причинам выведены из строя или отрезаны от связи. Всё это было сделано, чтобы обеспечить бесперебойное управление ракетно-ядерным комплексом России и не допустить внезапного нападения на страну.

К сожалению, в последние годы опасность ядерной войны только возросла. Военная машина блока НАТО встала на наших границах, и при любом обострении международной обстановки фактически любой наш пограничный конфликт на Западе станет войной с НАТО. Подлётное время ударной авиации НАТО от границы до объектов в центре России сократилось до 10-15 минут. Поэтому президенту России, российскому министру обороны и начальнику Генерального штаба приходилось не расставаться с "ядерной кнопкой" ни днем, ни ночью. Даже когда любой из них отдыхает, дежурный офицер с "кнопкой" бодрствует в специальном помещении рядом.

Так было все эти годы.

Так было при Грачёве, при Родионове, при Сергееве и при Иванове. Так было и при нынешнем министре обороны Анатолии Сердюкове. Было. Но недолго…

В управлении, отвечающем за эти самые "ядерные кнопки", почти шёпотом рассказывают о том, как несколько месяцев назад кортеж министра обороны неожиданно остановился в центре Москвы и из лимузина на свет божий вышел министр обороны, который якобы подошёл к одной из машин сопровождения, где находился офицер-оператор с терминалом "Чегет", и недвусмысленно послал его на… улицу Знаменка, в Генеральный штаб, к "энгэша", так как он просто "мешает" министру заниматься делами.

Трудно судить, что в этой уличной истории правда, а что вымысел, но точно известно одно, что все последние месяцы министр обороны России Анатолий Сердюков действительно обходится без "ядерного чемоданчика". На всех мероприятиях и в командировках он передвигается в свите своих обычных чиновников, среди которых офицеров-операторов нет.

По словам компетентных источников в МО, все функции управления ядерным оружием были им переданы действующему начальнику Генерального штаба Юрию Балуевскому. И сегодня в России лишь два человека — президент России и начальник генерального штаба — располагают возможностями в случае внезапного ракетного нападения своевременно активировать наши ракетно-ядерные силы для "удара возмездия". Министр обороны России из этой схемы исключён.

Собственно, на первый взгляд, ничего особого не случилось.

Ну, подумаешь, министр обороны ездит без портфеля, то есть без "ядерного чемоданчика"? Что же тут такого? Время мирное. И это лишь пустая формальность. Странно только, почему президент России, при всей его занятости, от этого чемоданчика не спешит избавиться? Или у него дел меньше, чем у министра обороны?

Конечно, находящийся непрерывно рядом офицер-оператор с терминалом "Чегет" может несколько испортить бизнес-ланч, нервировать партнёров на переговорах по продаже недвижимости или просто мешает отдыхать в неформальной обстановке. Это так. Но ведь и должность-то у Анатолия Сердюкова не из самых "игривых".

На самом деле этот отказ от постоянного присутствия офицера-оператора — не свидетельствует ли об уровне ответственности сегодняшнего министра? Точнее, его непонимания того, какую должность в стране он занимает, и чем он, находясь на этой должности, должен заниматься.

Кроме того, остаются и очень неприятные вопросы, ответы на которые общество должно знать. Не получается ли, что с уборкой в шкаф третьего терминала "Чегет" пропорционально ослабли устойчивость и функциональность системы управления российскими стратегическими ядерными силами? Ведь, в конце концов, не зря при разработке этой системы терминалов было создано три?

Кроме того, любопытно узнать, кто же контролирует третий терминал, когда начальник Генерального штаба покидает страну и отправляется в зарубежную командировку? Он возит его с собой? Или вынужден предавать его ещё кому-либо? И не слишком ли в этом случае много приключений у российского "ядерного чемоданчика"? И это только часть "неудобных" вопросов…

Сергей Кургинян МЕДВЕДЕВ И РАЗВИТИЕ — 6

Продолжение. Начало — в NN 12-16

IX СЪЕЗД "ЕДИНОЙ РОССИИ"… Я слушаю выступающих. Вглядываюсь в лица слушающих. Говорятся хорошие слова о любви к России, о борьбе за ее перспективы в XXI столетии. Может быть, словам этим и не достает глубины и подлинности. Но, по крайней мере, в них нет яростного презрения и ненависти к своей стране как исторической личности.

И не надо говорить, что было бы странно, если бы политическая элита была пропитана подобной ненавидящей страстью. Она была ею пропитана. И я еще помню совершенно другие слова, изливаемые на общество победившей демократической властью.

Почему я не должен радоваться тому, что те слова ушли в прошлое? Почему я должен с особой придирчивостью вслушиваться в интонации говорящих? Почему именно в данном случае нужны особо взыскательные тесты, проверяющие соответствие слов и дел? Ну, нет в словах предельной искренности, и что? Предельной неискренности в них тоже нет. И все мы понимаем, что слова — искренние они или нет — это уже полдела. Что, будучи произнесенными, они что-то за собой приносят в реальность. Хотя бы в виде предпосылок для изменений общественного мнения, сформированного предыдущим "псевдовластвующим субстратом".

Пусть хотя бы с обществом поговорят какое-то время не на языке ненависти. Пусть хотя бы ненамного расширится коридор допустимых тем, оценок, подходов. Даже это отнюдь не мало.

И почему я должен бояться того, что "Единая Россия" станет новой КПСС? Пусть этого боятся те, кто ненавидел КПСС, Советский Союз и все, что с ним было связано (советский проект, коммунистический проект и так далее). А я считал и считаю, что та — советская — реальность, которая несла на себе отпечатки этой идеальности, была совместима с жизнью, а нынешняя реальность — нет.

Нынешняя реальность при этом намного комфортнее, вольготнее, прошу прощения, свободнее. В ней нет многих идиотизмов прошлого, которые я болезненно переживал. Но нет в ней и другого! Причем не только того, что предполагал великий Проект (этого-то уже давно не было), но и того, что предполагает любая живая и здоровая социальная жизнь.

Нет морального чувства (на уровне элементарных разграничений — воровать плохо, жить честно хорошо). Нет уважения к труду. Нет (по крайней мере, в высших стратах — об этом просто анализы говорят) основополагающих социальных инстинктов, таких, как сострадание и солидарность. Нет, наконец, внятных приоритетов, имеющих, в конце концов, и материальное выражение. Профессор, доктор наук в СССР жил вдвое (а то и втрое) лучше среднего гражданина страны. Это означало, что страна нуждается в знании, научно-техническом и ином развитии.

Сейчас этого нет. Никто не замечает, что этого нет. Что угодно обсуждают, кроме несомненности отсутствия здоровой социальной иерархичности. Мои учителя по Московскому геологоразведочному институту — профессора и заведующие кафедрами — получают уж никак не больше 500 долларов в месяц. Это я знаю точно. Между тем, речь идет о геофизиках, которые должны вести разведку новых нефтяных, газовых, рудных месторождений. Не нанотехнологиями заниматься, а этот самый "хлеб насущный" обеспечивать всем, включая энергетических олигархов.

Как и в любом другом сегодняшнем институционализированном сообществе, рассматриваемый мною профессорский слой, конечно, имеет еще и очень узкую "успешную" верхушку. Но ведь ни у кого не вызывает сомнения, чем обеспечена ее экономическая успешность. Воровством, вот чем. И это не в счет.

А то, что не ворующая часть просто по факту профессии обречена на социальное прозябание… Как прикажете к этому относиться? Может быть, внутри этого прозябания есть какая-то относительная комфортность. Хотя какая комфортность при 500 долларах в месяц? Не до жиру — быть бы живу. Но, в любом случае, нет никаких шансов на социальное воспроизводство для входящих в жизнь молодых профессионалов (они ведь люди… цены на квартиры запредельны… как при таких ценах заводить семьи… и так далее).

Короче, если бы из воздуха вдруг соткалась новая КПСС и восстановила даже ту ущербную реальность, которая мне знакома до боли, я бы в чем-то возликовал. Я понимал бы, что лично мне будет жить хуже. Но я знал бы, что страна и народ будут как-то жить, и боролся бы за улучшение этой жизни. Сейчас страна и народ не живут. Они движутся в потоке регресса. Регресс этот в чем-то сдержан Путиным. Если бы он не был сдержан, страны бы уже просто не было. Но сдержать регресс не значит переломить его. А если он не переломлен, то он накапливается. А если он накапливается, то он рано или поздно изольется со всеми вытекающими последствиями.

Переломить регресс можно только на основе контррегрессивной мобилизации. Для контррегрессивной мобилизации нужен полноценный мегапроект ("Что делать?") и полноценный же мегасубъект ("Кто будет делать это "что"?").

КПСС была поздним и ущербным мегасубъектом под условный и уже достаточно выхолощенный советский мегапроект. Так, может быть, "Единая Россия" станет мегасубъектом (несовершенным, ущербным — тут особенно выбирать не приходится) для мегапроекта контррегрессивной мобилизации? Пусть она при этом воспроизведет любые гримасы советской номенклатуры, в том числе, и самые отвратительные. Пусть только переломит регресс.

Я ПОНИМАЮ, ЧТО ПОДОБНЫЕ НАДЕЖДЫ наивны. Что КПСС двигалась по инерции и лишь потому могла сочетать социальную неразрушительность с этими самыми номенклатурными гримасами. И что все равно в итоге гримасы так надоели, что все "загремело под фанфары".

Я понимаю, что нельзя восстановить мегасубъект в инерционной фазе, скопировав брежневизм. Что брежневизм — порождение остывающей мегапроектной воли. Что для того, чтобы воля могла остывать, она должна иметь высокую начальную температуру. Нечто формируется только при высокой температуре, а потом как-то функционирует при более низкой лишь потому, что когда-то была высокая…

Я все это понимаю. Но надежды всегда в чем-то наивны. И я все равно всматриваюсь в слова и лица участников IX съезда "Единой России". Тем более, что в этом моя профессия. Иначе зачем я здесь?

Нет, это не новое издание КПСС… Не похоже. Это не неономенклатура. В чем-то это лучше. Свежее, по крайней мере. И в каком-то смысле живее. А в чем-то… Видите ли, в тех позднесоветских номенклатурных фигурантах (очень разных, между прочим, были и совсем приличные — интеллигентные и честные — люди) была не только властная сановитость, но и другое. Стертые, искаженные черты какой-то проектности.

И даже сама эта властная сановитость не была простой барственностью. То есть и барственность, конечно, тоже была — в том числе и вполне отталкивающая. Но оторвать барственность от усталой и истощенной проектной самости не удавалось почти никому из тогдашних политических бонз. Может быть, лишь немногим, совсем ушедшим во внутренне ненавидящее подполье и сочетавшим его с официальным пребыванием в Системе. Они-то потом Систему и грохнули.

То, во что я всматриваюсь двадцать лет спустя, не создано ничьей проектной волей. Оно создано конвульсией остаточной российской державности, которая и породила Путина. Летело все в тартарары под фанфары. И не без некоего ликвидационного шика… Но почти в каждом из тех, кто летел в это самое "тартарары", оставалась какая-то затаенная рефлекторная государственность. Иногда самая странная, причудливая. И что-то через нее стало склеиваться.

Знаю точно, когда это началось. Сразу же после Хасавюрта, когда самые разные и самые случайные элитные персонажи начали говорить в один голос: "А вот это, трам-тарарам, уже чересчур!". Подобное "чересчур" не оформлялось ни в какую внятную идеологию. Но его одного хватило, чтобы криво-косо, но ответить в Чечне. Да так ответить, что желание еще раз попробовать "похасавюртить" отпало как-то сразу у очень многих. Даже удивительно, как мало оказалось нужно, чтобы это отпало. Надолго ли отпало? Не знаю.

Как власть использует подобную передышку? Считаю, что весьма сомнительным способом. Никогда не идеализировал данный результат. И не абсолютизировал его. Ни одна стратегическая проблема не решена. Но "чересчурщики" как-то консолидировались, от чего-то (пусть весьма условно) освободились и создали некий протосубъект. А поскольку ничего другого просто не было, то этот протосубъект победил. А, победив, немедленно успокоился, занялся разного рода "лакомыми" делами, превратился в сервисный придаток к политической воле своего лидера. И почил на лаврах. Не почил бы он на этих сомнительных лаврах, может быть, и сформировалось бы что-то более дельное. Но он почил, да еще как.

А теперь лидер вызывает этот почивший протосубъект из сладкого небытия. "Вот он начинает говорить об этом, — фиксирую я очередной содержательный и интонационный ход Путина. — Вот он опять к этому возвращается… И опять… Ему аплодируют… И снова аплодируют… Ну, и… ?!"

Аплодировали, кстати, не так уж и много. На американских и иных западных партийных съездах аплодируют гораздо больше и встают чаще. Не в этом дело.

Старая притча повествует о том, что волки совсем заели зайчиков. И зайчики послали делегацию, чтобы посоветоваться с самым мудрым из лесных обитателей — великим филином. Делегация дошла до филина. Филин выслушал делегацию и сказал: "Я знаю, что нужно делать. Надо переделаться из зайчиков в ежиков, тогда волки не смогут вас съесть, а сами вы начнете такую-то и такую-то новую жизнь".

Делегация зайчиков очень обрадовалась. И вернулась к своему заячьему народу. "Слушай, народ! — сказала делегация. — Филин предложил решение. Мы должны переделаться из зайчиков в ежиков. И тогда все станет хорошо".

Народ выслушал делегацию, сказал, что он полностью согласен, и спросил, что нужно сделать, чтобы переделаться в ежиков?

Эта "технологическая" проблематизация поставила делегацию в тупик. И она снова отправилась к филину за "технологическими" уточнениями. Филин же уточнений не дал, сказав, что он стратег и "технологиями" не занимается.

Я внимательно слушал призывы Путина к "зайчикам": "превратитесь в "ежиков"!" Я смотрел на лица "зайчиков". Они не понимали, как им превратиться. И зачем превращаться — тоже не понимали. В отличие от зайчиков из притчи, они даже еще не ощущали, что приходят какие-то волки… Какие, на фиг, волки? Западные? Они далеко. Оранжевые? Их вроде нет. Зачем превращаться в "ежиков"? Кто фактор и актор этой проблематичной трансформационной необходимости?

Фактором и актором очевидным образом был сам Владимир Путин.

Он почему-то не захотел избираться на третий срок.

Почему он не захотел — это великая тайна.

Видимо, скоро сам Путин перестанет понимать, почему.

Климент Ефремович Ворошилов был совсем не таким слабым политиком, как это живописалось в постсталинских апокрифах. Но он зачем-то вошел в знаменитую антипартийную группу (Молотов, Маленков, Каганович и другие). Когда группа провалилась, то Никита Сергеевич Хрущев (тоже совсем не слабый политик с четко выраженными диктаторскими наклонностями) спросил Ворошилова, почему тот вошел в этот блок. Вопрос был очень толковый. Что именно хотели получить Молотов и Каганович — было понятно. Что хотел получить Ворошилов — не было понятно. Постепенно это перестало быть понятно и самому Ворошилову. И когда его Хрущев спросил об этом самом "почему", он ответил: "Бес попутал, Никита Сергеевич!". Судя по всему, Хрущева этот ответ вполне удовлетворил.

Любого, даже очень сильного политика, иногда путает бес.

Это может быть очень разный бес. Персонифицированный или нет.

Обычно имя этого беса — замкнутая среда коммуникаций.

Крупный политик по роду деятельности не может не попадать в ситуацию особой элитной изоляции. Как только изоляция становится близка к абсолютной, приходит бес. И путает. Например, возникает ощущение беспредельных возможностей. И в самом деле — вокруг все кланяются… Мировые властители — все эти Буши, Шредеры и так далее — в чем-то ниже тебя по уровню. И ты вполне продвинутым образом можешь играть на их вполне элементарных страстях (феномен Шредера войдет в историю XXI века, да и Буш недалеко ушел, остальных и обсуждать не стоит). Рейтинг — запредельный. Все вокруг непрерывно выражают концентрированное восхищение твоей политической личностью. И начинает порою казаться, что они выражают это восхищение искренне.

Почему бы не осуществить тогда изящный сложный сценарий вместо простого и примитивного? Зачем уподобляться среднеазиатским лидерам или Лукашенко? Почему не сыграть гораздо более тонко при таком избытке возможностей? Третий срок предлагают те, кто не умеет сложно играть. А мы сыграем сложно. Игровые ресурсы — такие-то. Коммуникационные потенциалы, потенциалы отношений — такие-то. Дополнительно можно сделать то-то и то-то.

Задумали, просчитали, решили. А как только решили — услышали довольный хохот этого самого беса, который попутал. Сначала отмахнулись. Но тут возникли первые свидетельства чего-то нового и непредсказанного… Потом вторые, третьи, четвертые…

И уже нужно идти к "зайчикам" и говорить им, что, мол, пора переделываться в "ежиков". Почему пора? Потому что нужен определенный политический баланс, а он без этой переделки не вытанцевывается? Во-первых, кому он нужен? "Зайчикам" он совсем не нужен. Во-вторых, ну, даже если они поверили и решили переделываться… Как это сделать?

Постараюсь перевести притчу на язык конкретных факторов.

Фактор N1 — отношения между Путиным и Медведевым. Кто-то считает, что эти отношения далеко не безоблачны. Я так не считаю. Я, напротив, считаю, что отношения очень прочные, качественные. Два политика глубоко доверяют друг другу. Ролевые функции соблюдаются. И так далее. Но у любого элемента конструкции есть пределы прочности. Если вы на какую-нибудь самую качественную балку положите несопоставимый с ее возможностями вес, то она лопнет.

Отношения между Путиным и Медведевым — и есть такая балка. Это очень прочная балка. Но ее сейчас начнут испытывать. Ее начнут испытывать привелегированные бюрократии, "внутренние" партии, дворцовые кланы, аппараты… На эту балку начнут накладываться колоссальные нагрузки тех или иных интересов, расколы элит, внешние факторы. Да мало ли еще что! Ясно, что отношения "Путин — Медведев" являются точкой максимальной уязвимости системы. Или, как говорят системщики, "узлом уязвимости". Обычно такие узлы прячут вглубь системы, тщательно маскируют. Вместо реальных "узлов уязвимости" врагам демонстрируют ложные узлы и предлагают атаковать их.

Реализованное сложное и изящное решение (а я не спорю, что оно и сложное, и изящное) в качестве основного изъяна имеет ПОРАЗИТЕЛЬНУЮ ОЧЕВИДНОСТЬ этого "узла уязвимости". При такой очевидности на него набросится кто угодно. Можно и должно постоянно повторять, что это угрожает интересам Российского государства. Но особенности нашей элитной игры состоят в том, что играющим элитам глубоко наплевать на интересы их государства. Если бы это было не так, не было бы распада СССР, а был бы глобальный триумф коммунистического проекта. А перед этим мог бы быть и триумф предшествующего проекта… Этой самой "православной симфонии".

Элиты будут играть по своим правилам. И за рамкой национального консенсуса. А при такой игре любой прочности человеческих отношений МОЖЕТ И НЕ ХВАТИТЬ. Дай бог, если хватит. Буду искренне и глубоко рад. А если не хватит?

И ПОЧЕМУ ВООБЩЕ НУЖНО СТАВИТЬ ПОЛИТИЧЕСКУЮ (А ЗНАЧИТ, И ГОСУДАРСТВЕННУЮ) КОНСТРУКЦИЮ В ЗАВИСИМОСТЬ ОТ ФАКТОРА МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЙ? Что это за конструкция такая? Кто ее выдумал? Какой бес попутал?

Фактор N2 — балансировка выбранной конструкции в принципиально новых условиях. Ну, попутал бес и попутал. Попереживали по этому поводу, забыли. Не ошибается тот, кто ничего не делает. Оглянулись вокруг себя, протрезвели… И поняли, что осуществлять ответственнейшее политконструирование, ставя все в зависимость ТОЛЬКО от фактора межличностных отношений, как-то несолидно. Но что тогда делать?

Конституция Российской Федерации, созданная Ельциным и дополнительно модифицированная Путиным, носит ультрапрезидентский характер. По мне, так это хорошо. Чем ближе конструкция к абсолютистской — тем лучше. И не потому, что мне дорог этот абсолютизм сам по себе. А потому, что именно он дает шансы на контррегрессивную мобилизацию. А распределенная демократическая система таких шансов не дает. Для благополучных стран она близка к идеальной. Но благополучия-то нет и в помине (смотри выше).

Поскольку власть построена так, и менять ее незачем (а иначе за что ПО СУТИ, А НЕ ПО ФОРМЕ сидят в тюрьме некоторые ревнители парламентаризма в России?), то пост президента РФ (между прочим, почти царя) весит… ну, скажем, аж одну тонну (тысячу килограммов). А пост премьера (как, впрочем, и любой другой пост) весит в лучшем случае килограмм. То есть в тысячу раз меньше.

Если конструкцию надо строить не только на межличностных отношениях, но и на чем-то другом, то необходима балансировка. На одной чаше весов — гиря в тысячу килограммов. А на другой — один килограмм. А надо уравновесить чаши. Как их уравновесить? Положить другие гири! Причем так, чтобы они весили ровно 999 "политических килограммов". Что это за гири? Конечно, это авторитет Путина в обществе и элитах. Его разного рода социальные капиталы. И многое другое. И все это, конечно, очень весомые гири. Но… как бы это сказать… Они из быстро тающих материалов. Скажем так, изо льда. Слепящее солнце… Гири тают. Баланс теряется. В каком-то смысле "операция "Снегурочка".

Значит, нужны какие-то нетающие, институциональные, собственно системные "гири". Причем весом ровно 999 килограммов. То есть гири чудовищные. Что это за гири?

Выясняется, что главная и, может быть, единственная из таких "гирь", — это правящая партия с конституционным большинством. Если возглавить эту партию и не упустить административный ресурс, то есть соединить руководство партией с постом премьер-министра, то можно попытаться уравновесить неуравновешиваемое — пост президента и пост премьера. Замысел настолько очевидный, что дальше некуда.

И абсолютно решающий в плане ОПРЕДЕЛЕНИЯ РЕАЛЬНОЙ ТЕНДЕНЦИИ. Той тенденции, от которой зависит все.

Между тем, тенденция была до сих пор неоднозначна. Можно ведь было трактовать все происходящее и иначе. Мол, президенту Путину надоела власть. Он просто хочет уйти. Но уйти он хочет так, чтобы преемник успел простроить новую преемственную властную систему. Для этого надо успокоить умы. Путин делает это, становясь премьер-министром или заявляя о желании стать таковым. Умы успокаиваются, преемник получает элитную и аппаратную (главное — элитную!) фору… А потом В.Путин уходит. Так или иначе, но уходит. Кто только об этом не говорил!

Если бы это было так, то все мои рассуждения о том, что "бес попутал", не стоили бы и ломаного гроша. Путин в этом случае сделал точно то, что хотел. И если он правильно выбрал преемника, то в чем, собственно, дефект? Суперпрезидентская республика сохраняется, преемственность курса сохраняется, единоначалие сохраняется… Мало ли что еще сохраняется! А раз все это сохраняется — зачем нужны третьи, четвертые и пятые сроки? Издержки понятны, приобретения — сомнительны.

15 АПРЕЛЯ 2008 ГОДА ВСЕ СТАЛО, НАКОНЕЦ, ЯСНО. Если бы В.Путин (в чем его, повторяю, подозревали многие) хотел просто плавно передать власть, он не становился бы председателем правящей партии с конституционным большинством. При том, что на съезде этой партии ВСЕ ГОВОРЯТ О ПРЕМЬЕРСТВЕ ПУТИНА КАК ОБ АБСОЛЮТНОЙ НЕСОМНЕННОСТИ.

Понятно, что абсолютной несомненности в политике вообще не бывает. Она возникает только в момент выхода соответствующих документов. Вплоть до этого момента всегда идет политическая борьба с непредсказуемым результатом. Но вероятностный-то метод это не отменяет! Каждое новое заявление о том, что Путин будет премьером, повышает вероятность того, что он им станет. На настоящий момент вероятность уже крайне велика. И отказ от премьерства был бы воспринят крайне резко даже в нынешнем безразличном российском обществе.

Если бы Путин хотел побыть премьером только для того, чтобы завершить плавную передачу власти, он не становился бы главой партии власти. А он им стал. Причем в ускоренном порядке, еще до назначения премьером. Значит, партия рассматривается им как фактор балансировки.

А раз нужна балансировка, значит, уже нет ставки ТОЛЬКО на межличностные отношения. То есть ставка на отношения еще есть. И она носит решающий характер. Но уже нет, повторяю, ставки ТОЛЬКО на отношения. И это правильно. Не потому, что кто-то сомневается в отношениях. А потому, что ставка ТОЛЬКО на отношения слишком романтична, а значит, политически несерьезна.

А если все это так, то, повторю, В.Путину и опирающимся на него элитным группам ТЕПЕРЬ нужна партия "Единая Россия" как ФАКТОР БАЛАНСИРОВКИ. Та же самая партия "Единая Россия" РАНЕЕ в этом качестве не нужна была ни Путину, ни пропутинским элитам. А нужна она была им (а) как электоральный фактор и (б) как фактор исполнительский (политически-сервисный).

Партия как сумма электорального и политически-сервисного фактора — это и есть метафорический "зайчик" из нашей притчи.

Партия как фактор балансировки — это метафорический "ежик" из нашей притчи.

"Зайчикам" приказано срочно переделываться в "ежиков" в связи с возникшей необходимостью введения фактора балансировки в новую политическую игру. Необходимость же эта возникла потому, что "бес попутал".

А как "зайчикам" переделываться в "ежиков"? И будут ли они в них переделываться? Это и есть основной вопрос. Можно, конечно, продолжать размышлять о развитии, как бы не обращая внимания на то, что происходит на собственно политической сцене. Но это означает, что наши размышления становятся философским эссе, а не концептуальной аналитикой. Для того же, чтобы они остались оной, надо связать развитие с острейшими коллизиями собственно политического процесса, что я и пытаюсь делать.

Фактор N3, возникающий в ходе этого самого политического процесса, можно назвать "фактором капитализации". Если бы Путин пошел на третий срок или ушел, оставив всю полноту власти Медведеву, то партия "Единая Россия" имела бы "зайчиковую" капитализацию… ну, скажем, в миллиард условных политических долларов.

А в условиях необходимости балансировки та же партия "Единая Россия" получает "ежиковую" капитализацию… ну, условно, в триллион тех же политических долларов. Капитализация возрастает в тысячу раз.

Эта коллизия еще не полностью дошла до сознания многих конкретных "зайчиков". В том числе и высокопоставленных. Но, во-первых, коллизия может не только внятно осознаваться (артикулироваться). Она может еще и ощущаться. Если она кем-то и не осознается, то она всеми ощущается. И, во-вторых, она существует независимо от чьих-то осознаний и ощущений. Она просто парит над головами осознающих и ощущающих в качестве новой странной политической (а на самом деле и чуть ли не исторической) необходимости.

Что вызывает эта необходимость в мозгах и душах — не знаю. Но на лицах можно прочитать различные комбинации растерянности и восторга. У кого-то это растерянный восторг. У кого-то восторженная растерянность. Но нечто подобное наличествует у всех. По крайней мере, мне кажется, что я улавливаю реальную, плохо формализуемую тенденцию, а не предаюсь абстрактным фантазиям.

IX съезд "Единой России" не понимал до конца, что ему уготовано. Но он понимал, что ему что-то уготовано! И смутно ощущал, что это "что-то" связано с необходимостью превращаться из "зайчиков" в "ежиков". Необходимость в политическом смысле была очень невнятной. Все вообще было очень, очень, очень невнятно именно в политическом смысле.

Сначала говорилось, что у "Медведя" (он же "ЕР") "не будет никаких крыльев". Потом возникли клубы, хартия. Так будут "крылья" или не будут?

Сначала говорилось, что и Путин, и Медведев войдут в "Единую Россию". Потом оказалось, что Путин возглавил партию, не войдя в нее, а Медведев поблагодарил за честь и, по сути, отстранился.

"Что день грядущий нам готовит?"

Игрался гимн, а в ушах в каком-то смысле звучало именно это.

Кому не понравится, если за один день капитализация акционерного общества, в котором у тебя есть доля, повысится с миллиарда до триллиона? Отсюда — восторг. Точнее — смутная, пульсирующая восторженность…

Растерянность же была родной сестрой этой восторженности, ее политическим близнецом.

Ведь никто не знал, что значит переделаться из "зайчиков" в "ежиков" и можно ли переделаться.

Никто (или почти никто) не готовил себя к такой взрывной и загадочной "рекапитализации". Даже в бизнесе получить на руки сумму, в тысячу раз большую, чем ожидал, в каком-то смысле "напряжно". А уж в политике… Чем это кончится? Удастся ли удержать партию от раскола? Не последует ли за подобным бумом дефолт? Не окажется ли партия политической "пирамидой"?

Во-первых, колоссальная и почти невыполнимая задача немедленного превращения партии из электорально-сервисного фактора в фактор баланса не была четко сформулирована. Она и не могла быть четко сформулирована. На съезде выступали оба политических лидера. Отношения между ними были явным образом глубоко дружественными. Как можно было в подобных условиях формулировать такую задачу сколь-нибудь внятно?

А задачи такого рода без внятных формулировок до сознания вообще не доходят. "То ли дождик, то ли снег… То ли будет, то ли нет".

Во-вторых, четкий перевод проблемы на язык этого самого "фактора баланса" был бы, по сути, почти крамольным. И в любом случае дышал бы никому не нужным политическим риском. Вот и мне, например, совершенно не хочется переводить проблему на этот язык. Но поскольку ее уже перевели на этот язык реальными действиями — то как оставить эти действия без осмысления? Оставишь — опять же вместо концептуальной аналитики возникнет философская эссеистика. Словом, я все же осмысливаю реальность. Мне бы хотелось, чтобы реальность эта не сдетонировала. Но от того, что я не буду ее осмысливать, риск детонации не станет меньше. В каком-то смысле даже наоборот.

ИТАК, ЕСЛИ ВВОДИТСЯ В ИГРУ фактор баланса, то приходится рассматривать его в собственно политическом измерении. В данном виде он означает, что президент может ВПОЛНЕ ПРАКТИЧЕСКИ отправить правительство в отставку и распустить Думу. Это его конституционные прерогативы. И Ельцин их прорабатывал безумно подробно. Он ничто другое не прорабатывал. Но это прорабатывал "от и до".

Дума может ТЕОРЕТИЧЕСКИ объявить президенту импичмент. Ельцин понимал, что без этого Конституцию не нарисуешь. Но он сделал все возможное, чтобы затруднить эту процедуру. Каких только он рогаток не понаставил на данном пути. Все, что мог, сделал, чтобы этому воспрепятствовать.

Короче, баланс между президентом и парламентом — принципиально не равновесен и недоопределен. В политике все неравновесные и недоопределенные балансировки (а также все балансировки не до конца равновесные и недоопределенные) чреваты чрезвычайщиной того или иного типа. Президент что-то сделал… Парламент что-то сделал в ответ (или наборот)… Вроде и одна сторона права, и другая… Кому решать? Известно, кому. В 1993 году мы все это проходили!

Вы только вдумайтесь: все, чего хотела страна, идя на последние думские и президентские выборы, — это спокойствия. Она не хотела нового 1993 года в качестве даже однопроцентной возможности. Она никакого развития не хотела. Она хотела, чтобы не было перемен. Хотела предельной устойчивости. И вдруг, откуда ни возьмись — неустойчивость. Пока еще это только призрак неустойчивости. Но даже о нем думать не хочется!

И никаких рисков не хочется! Никому не хочется! Но этой самой электорально-сервисной системе, именуемой "партия", рисков не хочется больше, чем кому бы то ни было. Даже если они связаны с совершенно новой капитализацией. А ее тянут, тянут, волокут в эти риски! Причем невнятно, неявно.

Элита страшно предрасположена к конфликтам. Она "конфликтизируется" по любому, даже минимальному, поводу. Возникли две кремлевско-электоральные наработки — "Единая" и "Справедливая Россия". Ясно было, что альтернативность этих наработок имитационная, периферийная. Но даже этой имитационной периферийности хватило для того, чтобы в регионах начались серьезные элитные конфликты.

А тут начинает маячить нечто совсем другое. Повторяю — это маячит крайне призрачно. Говорю без всякой иронии: "Да минует нас чаша сия". Но это же маячит! Если возникает фактор баланса — вместе с ним сразу приходит этот самый призрак. И начинает бродить, бродить.

Сначала он бродит по периферии страны. Можно разными способами понимать конфликт Кадырова и Ямадаевых в Чечне. И есть основания надеяться, что это, так сказать, случайное облачко, а не предгрозовая туча. Но можно все рассматривать и под другим углом зрения. Потому что у Ямадаевых есть элитный бэкграунд, и он известен. И элитный бэкграунд Кадырова в целом понятен.

После 2 марта 2008 года (а, в общем-то, с самого начала 2008 года) Кадыров сделал одну московскую политическую ставку. Одну и только одну. Иначе и быть не могло. Кадыров по своему положению в Чечне не может делать сразу несколько московских ставок. Его просто не поймут. Теперь через Ямадаевых ему намекают, что ставка сделана не вполне корректно. И что ему делать? А также всем остальным?

Призрак еще не успел соткаться из политического воздуха, а все это уже началось. Но для того, чтобы призрак соткался, — не нужно нескольких лет. Достаточно нескольких месяцев.

Во всей этой череде острейших перипетий (как состоявшихся, так и маячащих на политическом горизонте) важнее всего все же именно переформатирование "Единой России" на IX съезде. Оно важнее всего по факту. Но оно вдобавок важнее всего для нас, если мы хотим сопрягать собственно политическую коллизию с темой развития.

А ведь мы хотим это делать, не так ли? Но есть ли для этого какая-то возможность? Представьте себе, она есть. И она полностью укладывается в метафору "зайчиков — в ежиков!".

Политическому истеблишменту не сформулировали новую задачу баланса. Но ему сказали, что он должен в принципе переделываться. Переделываться через эти самые клубы и хартию… А главное — через форум "Стратегия 2020", который предварял съезд. По мне, так незримым лозунгом форума было именно "даешь ежиков!". А вот что из этого получилось…

Евгений Ростиков НА СВЯЗИ МИНСК

То, чего белорусским националистам не удалось добиться в начале 90-х годов, они тихой сапой осуществляют теперь. Недавно на имя генпрокурора республики поступило заявление от руководителей ряда общественных организаций, в том числе "Союза белорусских писателей", с просьбой-требованием реабилитировать Ларису Гениуш. В представлении подписантов, Гениуш не просто этакая безвинная овечка, пострадавшая от "сталинского режима", но прежде всего "сусветна" вядомая нацыянальная паэтка". У наших "патриотов" любой графоман, кропающий стишки на "мове", обязательно подается с прибауткой "всемирно известный".

Но Гениуш действительно известна, и прежде всего тем, что в 40-х годах, находясь в Праге, была секретарем и казначеем созданной еще с благословения кайзеровского командования Рады БНР. А когда "великий вождь немецкого народа Адольф Гитлер повел свою непобедимую армию на Восток для полного уничтожения большевиков-коммунистов и жидов" (из резолюции общего собрания белорусов, проживающих в протекторате Чехии и Моравии), Гениуш вместо со своими соратниками по БНР отправила Гитлеру, "первому истинному освободителю Европы", благодарственную телеграмму с "самым сердечным пожеланием… скорой решающей победы над большевистско-жидовским режимом на всех фронтах".

В статье, посвященной "славутой поэтке", президентская газета, редактором которой является, конечно же, еврей, подает этих антисемитов уже под "современным" национал-патриотическим соусом: "У белорусов в Чехии имелись гражданские организации, занимающиеся сбором средств на поддержание беженцев и пленных, издававшие белорусскоязычную прессу и, естественно, мечтавшие о независимом национальном государстве".

О том, что эта белорусскоязычная пресса в тон своим кураторам из гестапо призывала всеми силами быстрей решить еврейский вопрос, в президентской газете ни полслова. Как не говорится и о том, что "славутая поэтка" вносила пожертвования в фонд немецкого Красного креста, активно занималась профашистской пропагандой, а 27 июня 1944 года, т.е. за неделю до освобождения Минска, участвовала в работе так называемого Всебелорусского конгресса, который объявил ни больше ни меньше как о… разрыве дипотношений с Россией.

В 1948 году лишенную гражданства Чехословакии Гениуш репатриируют в Беларусь. Здесь ее признают виновной в "враждебной деятельности против СССР" и приговаривают к 25 годам лишения свободы. В 1956 году она досрочно выходит на свободу.

Среди множества мифов о Гениуш наши национал-убогие больше всего любят обыгрывать тот факт, что в паспорте ее стоял штамп "без гражданства", т.е. якобы поэтесса до самой смерти так и не признала советскую власть. И говорят это те, кто, не будь этой самой советской власти, и сегодня бы ковыряли деревянной сохой свои наделы или мыли подхвостье панским быкам.

Первая попытка реабилитации Гениуш была предпринята еще в 90-х. Но и тогда, когда реабилитировали всех и вся, Верховный суд РБ признал Гениуш не подлежащей реабилитации как лицо, оказывавшее "пособничество изменникам Родины и фашистским оккупантам".

Тогда реабилитация начинается с другого конца. В прессе появляются статьи, в театрах — спектакли, а на "Беларусьфильме", когда-то славившемся картинами о героях партизанской войны, снимается игровой, а затем документальный фильм о "славной жизни поэтессы". "Белорусские песняры" (не путать с "Песнярами" знаменитого Владимира Мулявина) записывают песенки на ее стихи. На деньги неких граждан Беларуси и США с благословения Патриаршего экзарха всея Беларуси Филарета устанавливается памятник Гениуш.

Власть делает вид, что ничего более чем безнравственного не происходит. Государственная пресса, как уже повелось, предпочитает отмалчиваться. Генпрокуратура вообще умывает руки, ссылаясь на то, что "не наделена правом опротестовывать постановления Верховного суда РБ". Горбачевщина по-прежнему живуча.

На подходе уже реабилитация еще одной "славутой белорусской поэтки" — Натальи Арсеньевой. Ее стихи "Магутны божа" в 90-х годах едва не сделали гимном Беларуси. И никого не смущало, что написанный ею марш "У гушчары" был строевой песней 13-го карательного белорусского батальона СД. Не знаю, тиражировал ли редактор "президентской" газеты хвалебные статейки об этой поэтессе, но известно, что муж Арсеньевой, Франтишек Кушель, являлся одним из руководителей ликвидации Минского гетто, в котором за один только день было убито более 8 тысяч евреев. После этого он притащил домой две пуховые перины, на которых "славутая" поэтка и кропала свои вдохновенные стишки. Не зря же указом Гитлера Арсеньева была награждена медалью "За службу рейху для восточных народов" аж 3-й степени.

К сожалению, граждане Советской Беларуси не успели отметить эту "поэтку" наградой, которую она действительно заслужила. Вместе с гитлеровцами Арсеньева сумела сбежать в Германию, затем в США. Но в 90-х годах тогдашний министр иностранных дел Беларуси с почтением передал этой фашистской прислужнице в Нью-Йорке мешочек "роднай зямелькі".

На днях в центре Минска прошла очередная акция, участники которой потребовали реабилитации "славутых поэтак" и включения их творчества в школьные учебники. По всему видать, ждать этого им осталось недолго…

КОРМИТЬ ЧУЖУЮ АРМИЮ Спасение АПК — или капитуляция России? Беседа заместителя председателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и рыбохозяйственному комплексу Сергея Лисовского с Николаем Анисиным

Николай АНИСИН. Вы политик новой волны — 2004 года призыва. В том году, Сергей Федорович, вы получили чин депутата верхней палаты парламента и, соответственно, статус федерального политика. Получили от Курганской области. Почему именно вас она делегировала в Совет Федерации?

Сергей ЛИСОВСКИЙ. Мой отец — из соседнего с Курганом города Семипалатинска. В Зауралье жили родственники по отцовской линии. Я часто туда ездил. Сначала только в гости, а потом и на охоту. Тот край для меня стал своим. Завязались деловые знакомства. В том числе и с курганским губернатором Олегом Богомоловым. Он, как и я, начинал карьеру в комсомоле и у нас много общего во взглядах. Но ответ на ваш вопрос не свести лишь к личным отношениям. В Курганской области преобладает аграрный сектор экономики. А я, думаю, вам известно, в последние годы крепко повязан с сельским бизнесом. Проблемы области мне кровно близки, я подготовлен и заинтересован их решать. Аграрной области нужен в федеральной власти представитель аграрного профиля.

Н.А. Ваше явление на сельской ниве многих, в прессе тому полно было свидетельств, подивило. Вы более 10 лет производили зрелища. Фирма "ЛИС С" некогда устраивала около половины концертов в стране. Позднее вас узнали как продюсера популярных телешоу, потом вы возглавили ЗАО "ОРТ-Реклама", вошли в руководство ТВЦ и везде, по слухам, преуспевали. Над вами было безоблачное небо. И вдруг, в начале 2000-го ваши интересы из сферы виртуальной реальности перемещаются в реальную экономику — в АПК. Вы три года строили первые птицефабрики и, наконец, в 2003-м вывели первых цыплят. Что за мотивы подвигнули вас на крутой поворот в агро-промышленный комплекс?

С.Л. В только что вами сказанном есть неточность. Надо мной в бизнесе никогда не было безоблачного неба. Я не приватизировал скважины и шахты, заводы и пароходы. Я не был внедрен в структуры власти и ничего не утащил из госбюджета. Все деньги, которые у меня были, зарабатывались моим трудом без подачек государства, но с подачи государства я не раз крупные суммы терял.

Компания "ЛИС С", компания комсомольского возраста людей с вашим покорным слугой во главе несколько лет действовала прибыльно. За счет чего? За счет применения нами новых идей и технологий в организации концертов и нашей молодой неуемной энергии. Мы сумели составить конкуренцию бронзой покрытым отделениям Госконцерта, Росконцерта и областным филармониям. Но настала зима 1991 года, нежданно-негаданно грянула денежная реформа. Отмена в три дня старых купюр(кто не успел обменять, тот опоздал) вызвала провал во взаиморасчетах. Потом на страну обрушились реформы шоковой терапии. Денег у граждан не стало хватать на еду. Им — не до концертов. А у нас на полгода, и даже на год вперед, сделаны выплаты за аренду залов и оборудования, за подготовку программ, афиш и прочее. Все пошло прахом. Мы разорились.

Я собрал коллектив компании — нас было человек 50. Что делать? Мы знали толк в том, в чем другие не знали, — в постановке представлений и в рекламе. Обратились на телевидение. Съемки развлекательных телепрограмм и рекламных роликов оказались востребованы. Наш коллектив нашел себе эффективное применение. Но разразился дефолт 1998 года. Рубль рухнул. Мы же по контрактным обязательствам должны платить в долларах. А клиенты с нами рассчитываются в рублях. Убытки у нас колоссальные. К тому же на телевидении начались политические игры за передел влияния, в которые мы не вписывались. Поэтому наш коллектив принял решение уйти подальше от этих игр, осесть на земле, независимой от всякой политики, и вложить свои силы и средства в сельское хозяйство, на продукцию которого всегда есть спрос.

Н.А. И насколько успешно состоялась переквалификация коллектива Лисовского-рекламщика в коллектив Лисовского-агропромышленника?

С.Л. В предыдущем вопросе у вас была обращенная ко мне фраза: "Вы производили зрелища". Организация концертов и телепредставлений, выпуск рекламных сюжетов — это на самом деле производство. (А реклама еще к тому же — полигон для испытаний техник работы с массовым сознанием ). А законы управления производством — везде одинаковы. Толковому администратору при переходе из одной сферы в другую надо лишь изучить специфику достижения результата в новых обстоятельствах. А я люблю учиться. Мои компаньоны — тоже. У меня с полгода ушло на чтение учебников и специальной литературы, и сейчас мне не грешно считать себя компетентным в сельском хозяйстве. Мой товарищ, который в нашем коллективе был крупный дока в телевизионной технике, ныне уверенно руководит крупной птицефабрикой. Но процесс обучения у нас не прекращается, поскольку выбранная нами деятельность постоянно ставит новые задачи.

Первоначально мы планировали заниматься чисто разведением птицы. Но скоро выяснилось, что это невыгодно без собственных кормов. Занялись кормами и поняли, что их трудно получать без животноводства — уже хотя бы потому, что земледельцев надо чем-то занимать в межсезонье. Занялись животноводством и оно заставило приступить к товарной переработке его продукции. На сей день в этом агро-промышленном холдинге, который мы, когда-то назвали "Моссельпром", и которым непосредственно сейчас руководят другие люди, более 5 тысяч работников. У нас нет сожаления о сделанном выборе. Но мы глубоко ошибались, полагая, что, уходя на землю, останемся вне политики. Сельское хозяйство — самая политизированная отрасль экономики.

Н.А. Политика, давным-давно замечено, может не мешать экономике, может помогать, может вредить. Как сказывалась политика государства и властей в областях обитания "Моссельпрома" на его становление?

С.Л. Сегодня, как правило, инвестору в субъектах Федерации под новый объект выделяется готовая площадка. С дорогами к ней, с электро- и газосетями, с очистными сооружениями. Когда мы начинали строить птицефабрики, у областных администраций на это просто не было денег. Коммуникациями нам пришлось обзаводиться самим. Но при том мы неизменно чувствовали расположение местных властей к нашему бизнесу. Все начальство в субъектах Федерации ответственно за создание новых рабочих мест и поступления с товаропроизводителей налогов в бюджет и потому политика на местном уровне в общем и целом не вредит, а помогает аграрной экономике. На помощь сельскому бизнесу нацелено и отраслевое министерство. Для становления "Моссельпрома" руководство Минсельхоза сделало все, что могло — по кредитам, лизингу оборудования и скидкам на энергоносители. Но возможности у нашего родного аграрного ведомства невелики. Оно действует в узких и жестких рамках, в которых его держат те, кто предопределяет макроэкономическую политику России. — Министерство экономического развития и торговли и Минфин. А творцы этой политики ведут отечественный Агропром к тому, чтобы он прекратил свое существование. Иного выбора ему они ныне не оставляют. Складывается впечатление, что они специально закрывают глаза на очевидное. И для первобытных племен, и для людей сегодняшнего дня, и для поселений на других планетах какого-нибудь XXII века главным будут свои, подчеркиваю — свои, "вода, хлеб и мясо", т.е. необходимый продукт. А что там с макроэкономическими схемами — дело десятое!.

С 2000 по 2004 годы я уже вполне освоился в сельском хозяйстве и подался в политику, выставив свою кандидатуру в Совет Федерации в Курганской области, не приключений ради и не скуку развеять, а исключительно по производственной необходимости. Чем больше возрастал объем продукции в нашем холдинге, тем очевидней для меня становилось простая истина. А именно: если политика государства в сельском хозяйстве капитально не изменится, то конец придет и "Моссельпрому", и курганским колхозам, и прочим агро-промышленным коллективам страны. Моя цель как члена Совета Федерации — внести свой скромный вклад в установление здравого смысла в аграрную политику России, которая пока полна абсурда с точки зрения безопасности нашей страны и благополучия ее граждан.

Всем известно — где сегодня на планете Земля развязаны войны с оружием. Но далеко не все даже подозревают, что сегодня же изо дня в день идет мировая война без выстрелов и взрывов — война продовольственная. Ее ведут между собой производители продуктов разных стран в неразрывной спайке с их государствами. И тот, кто победит в этой войне, — получит результат, равный победе в войне ядерной. Проигравшие вынуждены будут подписать акт о безоговорочной капитуляции, даже если их ядерные ракеты останутся целехенькими в своих шахтах, как это произошло с теми же вполне современными самолетами Югославии и Ирака, которые так и не поднялись в воздух. Крестьяне России также вовлечены в глобальную продовольственную войну. Но в боевых действиях на мировом рынке они поставлены в заведомо неравные условия с конкурентами из Америки и Европы, ибо те воюют совместно со своими государствами, а наши земледельцы и животноводы — сами по себе. Суть макроэкономической политики российского государства такова, что она сильно помогает аграрной экономике, но… аграрной экономике не России, а других стран.

Н.А. Сергей Федорович, так было с 1992 года — кто тут с вами может поспорить. Но так ли есть теперь? На исходе минувшего года президент Путин на форуме его сторонников в Лужниках заклеймил тех в прошлом власть имущих, которые "презрительно называли отечественное сельское хозяйство "черной дырой" и отрицали необходимость государственной поддержки села". Нынешняя же высшая власть вроде бы и продекларировала принципиально другой взгляд на аграрную политику и по-новому ее начала проводить. Рождение в Кремле в 2006 году приоритетного национального проекта по сельскому хозяйству — разве это не начало той долгожданной поддержки нашим государством нашего села, которой оно было лишено почти 20 лет?

С.Л. Слава Богу, что этот нацпроект на свет Божий появился. Я знаю, что предусмотренные в нем меры государственной помощи крестьянству Министерство сельского хозяйства предлагало ввести еще в 2000-м, в первый год правления Путина. Но на предложениях Минсельхоза ставили крест вседержители макроэкономики в Министерстве финансов и Министерстве экономического развития и торговли. Только через 6 лет предложения Минсельхоза дошли до Путина. Но то, что он их в 2006-м одобрил, и то, что первый вице-премьер Медведев энергично приступил к их же реализации, является благом для аграрно-промышленного комплекса. Благом несомненным. Хотя очень-очень относительным.

Нацпроект по сельскому хозяйству — это оказание экстренной помощи тяжело раненному на поле боя. Вот тебе, друг дорогой, бинты, йод, мазь — в сей момент мы твое положение облегчили, надежду на выживание тебе подарили, а дальше — как рок вывезет. Русский крестьянин — очень живуч. Даже капля государственной поддержки позволила придать импульс в развитии сельского производства. Но эта капля по большому счету производство от краха не спасает.

Н.А. Бочку деревянную, прежде чем класть в нее капусту на закваску, заливают водой, чтоб она набухла и потом не протекала. Скромные капвложения по нацпроекту можно ведь рассматривать как своего рода пробу: покапали мало-помалу, чтобы выяснить — где возможно утечка. На базе же нацпректа была разработана 5-летняя программа развития сельского хозяйства, которая, по словам аграрного министра Алексея Гордеева, "существенно расширяет масштабы государственной поддержки села". Вас и эта программа тоже не устраивает?

С.Л. Меня, как, полагаю, и любого человека из Агропрома, не устраивает все, что по большому счету предписывается ведомствами нашей макроэкономической политики. А в упомянутой вами программе — последнее слово было за ними. История программы такова. В конце 2006 года, видимо, по инициативе Путина или Медведева, Федеральное собрание приняло Закон о господдержке села. Закон установочный — надо обеспечить. Конкретные цифры расходов государства на поддержку Законом вменялось определить специальной комиссии. В нее вошли представители трех министерств, четыре депутата Госдумы и четыре члена Совета Федерации. Я был одним их них. Мы собрались и разошлись ни с чем. Наша делегация доложила председателю палаты Сергею Миронову, что Министерство финансов и Министерство экономического развития допускают лишь символическое увеличение вложений в село, и что мы с тем соглашаться не намерены. Сергей Михайлович нашу позицию одобрил: липовый вариант в Совете Федерации не пройдет. Кто и как вразумлял Минфин и Минэкономразвития, я не могу сказать, но принципами они слегка поступились. Дали добро на хоть как-то устроивший комиссию вариант программы — на поэтапное возрастание расходов государства на агро-промышленный комплекс в среднем ежегодно в два раза в течении пяти лет. Веско звучит: в два раза! Это хорошо в сравнении с тем, что было до 2008 года, но это не ведет ни к возрождению, ни, тем более, к выходу нашего сельского хозяйства к новому уровню развития и по-прежнему обрекает российское крестьянство на уничтожение в конкурентной борьбе на мировом рынке продовольствия со всеми вытекающими отсюда последствиями для страны в целом.

У нас в настоящее время все, повторюсь, все дотации государства селу — и на производство, и на дороги, и на жилье и бытовую сферу, и на подготовку специалистов составляют 1,1 процента расходной части бюджета.

В Европе государства только на прямые дотации сельхозпроизводству тратят от 10 до 20 процентов их бюджетов.

У нас на гектар пашни от государства перепадает 3 евро, в Европе государства в южных широтах вкладывают в таковой же гектар 300, а в северных — 2000 евро.

Над большей частью России солнце отнюдь не столь ласковое, как в Средиземноморье, и ее за Уралом не согревают теплые морские течения, как Северную Европу, но российский крестьянин в 666 раз, прости Господи, за дьявольское число, получает меньше, чем североевропейский.

Мне иногда приходится встречаться с коллегами-аграриями из Европы и видеть, что они, у коих вроде бы все гладко, просто источают зависть к фермерам в США — вот о ком государство печется. Фермеров в Америке — 2, 5 миллиона и все их хозяйства убыточные. Но заикнись там хоть какой-то политик о том, что они — "черная дыра", его с потрохами съедят. Американское государство дает на сельское хозяйство столько денег, сколько надо для того, чтобы товаропроизводители в нем работали с высокой прибылью. Корма фермер купил в любом количестве, предъявил документы на покупку — и в любом случае государство компенсирует ему 30 процентов их стоимости. Оно же, американское государство, частично возвращает фермерам расходы на новую технику, снижает им цены на электроэнергию и жидкое топливо. За литр солярки, скажем, фермер США сегодня платит в два раза меньше, чем крестьянин в России. Масштабы поддержки сельского хозяйства государством в Америке никто в Европе точно вычислить не может. На закупку продовольствия для бездомных — а это прямая поддержка фермеров — власти США расходуют 40 миллиардов долларов. А в России все дотации государства в переводе на американскую валюту равны 4 миллиардам. И что — при всем том российский крестьянин может не сгинуть в конкурентной борьбе на мировом рынке продовольствия.

Н.А. До 2009 года согласно экспортным квотам, утвержденным еще правительством Михаила Фрадкова, поставки мяса птицы из США в Россию должны увеличиться на 20 процентов. Вы в одном из СМИ назвали эти квоты предательством отечественных птицеводов. А подобное тому предательство российской властью интересов наших крестьянин в угоду их иностранным конкурентам сегодня исключение или правило?

С.Л. Я уже рассказывал о комиссии по программе развития сельского хозяйства на ближайшие 5 лет. Так вот, мы от Совета Федерации на заседании той комиссии предлагали в ту пятилетнюю программу включить отдельную главу — "Защита внутреннего рынка продуктов". А в ней прописать: чем больше сельхозпродукции мы сами производим, тем меньше завозим. Из-за границы восполняется только дефицит. Планируем по годам рост объемов отечественных продуктов и сокращение их импорта. При погроме, который произошел у нас в сельском хозяйстве, меры по разумному ограничению ввоза продуктов — это абсолютно нормальные меры с точки зрения практики мировой экономики. США не вышли бы из разрухи от Великой Депрессии в 1933-1940 годах, если бы не закрыли свой рынок от импорта. Канада после Второй Мировой не попала бы в клуб развитых стран и осталось бы жалким придатком нарастивших экономическую мускулатуру Соединенных Штатов, если бы не отгородилась от них неимоверно высокими импортными пошлинами и не побудила американские корпорации ввозить в нее не товары, а капитал.

С явной гордостью представители нашей власти с разных трибун ныне сообщают: в Россию повалили иностранные инвестиции. Это — правда. Но куда они повалили? В добывающие энергоносители компании, в банковский сектор, в спекуляцию ценными бумагами, в торговые сети, в заводы по отверточной сборке автомобилей из где-то там изготовленных комплектующих. Ни в наукоемкие и высокотехнологические предприятия, ни в сельское хозяйство России солидные иностранные инвестиции не вкладывались, не вкладываются и не будут вкладываться. За исключением одного но. Часть наших южных плодородных земель уже арендуется и скупается международными финансовыми компаниями, которые начинают контролировать значимую часть нашего экспорта зерна.

Высокий уровень развития высоколобой индустрии и агро-промышленного комплекса — это основа независимости любой страны. А никому в мире независимая и самодостаточная Россия не нужна. Она и странам Запада, и прочим странам с набирающими обороты экономиками нужна только как поставщик сырья и рынок сбыта. До того, как крестьяне России не будут поставлены в равные условия по капиталовложениям государства с сельхозпроизводителями Европы и Америки, вопрос об ограничении импорта продовольствия является вопросом выживания отечественного Агропрома.

В настоящее время на наш рынок продовольствия до 65 процентов яиц, мяса птицы и свинины поступают из-за границы. Вполне реально при здравой политике за 5 лет сократить импорт указанных продуктов до 20 процентов. Но запланировать в программе развития сельского хозяйства конкретные показатели сокращения импорта Минфин и Минэкономразвития категорически отказались. Главу по защите внутреннего рынка в программу удалось вписать лишь со словами благих намерений — Россия стремится к импортозамещению… А только благие намерения в защите рынка от иностранных конкурентов сводят на нет меры по стимулированию отечественного сельхозпроизводства. Скажем, в Курганской области в рамках нацпроекта многие крестьяне взяли дешевые кредиты и вложили деньги в разведение свиней. Вырастили их, а свинину продать не могут — рынок забит импортом.

С гарантиями сбыта нашей сельхозпродукции лучше не становится. Причем интересы крестьян России предаются не только в пользу еще пока всесильных в мире США и влиятельных стран Европы. Например, раз — и вводится льготная таможенная пошлина на ввоз мяса птицы из Бразилии. Ей с ее райским для птицеводства климатом выплаты на таможне снижаются на 25 процентов. То есть, российское государство делает скидку в пошлине, снижает тем самым цену и повышает спрос на продукцию наших бразильских конкурентов, у которых затраты и на корма, и на содержание птицефабрик, на зарплату гораздо меньше, чем у нас. А это разве не абсурд?

Н.А. Ведомства нашей макроэкономики, как вы выразились, помогают аграрной экономике — но не России, а других стран. Кто им заказывает музыку? Что им диктует решения — корысть или недомыслие?

С.Л. Рассмотрим два факта. Факт первый. Министерство финансов, когда на него выходят лоббисты зарубежных производителей сухого молока, сначала поддерживает инициативу парламентариев о программе "Школьное молоко" и соглашается выделять деньги на то, чтобы бесплатно питать учеников молоком на сумму в 5 миллиардов рублей в год. Отлично. Я звоню в Курган, сообщаю о том. Власти области готовы на деньги из федерального бюджета закупать у крестьян свежее молоко и за свой счет доставлять его в школы. Такую же готовность выразили и власти в других Субъектах Федерации. Бесплатное молоко детям от государства — на пользу нашим детям и нашим крестьянам, которым нужен гарантированный сбыт их продукции. Когда же в министерстве стало очевидно, что его вариант в Субъектах Федерации отвергнут, оно к программе "Школьное молоко" охладело, и выделение 5 миллиардов рублей в год в пользу наших детей и наших крестьян было заморожено. Почему такое стало возможно? Не потому ли, что испарилась выгода у поставщиков австралийского молочного порошка и у его переработчиков в России? Была ли, не была в истории с программой "Школьное молоко", как ныне принято говорить, коррупционная составляющая — судите сами.

Факт второй. Поставки к нам из США невостребованной там и почти дармовой для России курятины — "ножек Буша-старшего" в первые годы последнего десятилетия ХХ века подорвали две трети наших птицефабрик — они не могли сбыть свою продукцию даже ниже себестоимости. Потом американская курятина, как и положено при экономической диверсии (сначала дешевизной загуби то или иное производство в той или иной стране, а потом взвинчивай цены на свою экспортную продукцию) начала дорожать. Наш чудом уцелевший Птицепром стал оживать. В 2007 году он достиг уровня 1990 года. Наблюдается и рост свиного поголовья. Но спад в производстве говядины и молока преодолеть не удалось. Наших коровок душили поставки молочного порошка из-за границы и додушили до того, что тревогу, которую бил Минсельхоз, услыхали в министерствах макроэкономики. Были введены защитные пошлины на продукты молочной группы. Наши животноводы вздохнули свободней. Стали возвращать долги по кредитам и думать об увеличении стада. Но осенью 2007 года подскочила стоимость зерна на мировом рынке. Крестьянам в странах Запада немедленно выдали субсидии от государств на компенсацию потерь на корма, а крестьяне в России получили шиш. Цены у нас на молокопродукты поползли вверх — иначе скот не прокормить. А в стране на носу выборы в Госдуму — партии власти надо прилично выглядеть на фоне ценников в магазинах. И происходит то, что никакой коррупцией не объяснить. Происходит глупость. Вместо устранения причины роста цен на продукты молочной группы, цены просто сбивают. В Россию опять хлынул поток дешевого молочного порошка. Закупочные цены на наше молоко упали с 15 до 9 рублей за литр. Наши крестьяне вынуждены резать коров. А молочное животноводство еле живо, на ладан дышит. Сохранится к нему такое же отношение, как сейчас — через пять лет в России не будет производиться ни молока, ни говядины. Впрочем, будет ли в ней собственное мясо птицы и собственная свинина — тоже не ясно.

Н.А. На ум мне приходит очень оригинальный вопрос: что делать для того, чтобы у нас вдоволь было своих продуктов и чтобы они нам были по карману?

С.Л. Отвечу не менее оригинально. Когда "Моссельпром" закладывал фундаменты первых птицефабрик, министр экономического развития Герман Греф высказал мнение — в России слишком много сельского населения. Работников зрелого возраста в деревне сегодня найти трудно. Остались — либо пожилые, либо очень молодые. И если наше государство в лице его первых лиц разделяет мнение Грефа, то делать вообще ничего не надо. Пожилые помрут, молодые убегут обслуживать тех, кто сидит на нефтегазовой игле. Если же государство в России хочет быть независимым и желает обеспечить свою продовольственную безопасность, оно должно делать то, что делают в аграрной политике уважающие себя страны. Во-первых, оказывать крестьянам такую же финансовую помощь, которая оказывается их конкурентам за границей. Во-вторых, защищать собственный рынок от конкуренции не на равных. В — третьих, продвигать наше продовольствие на внешние рынки, что тоже очень важно для развития отечественного сельского хозяйства. Перспективы у него пока не потеряны.

Н.А. "Ничего еще раз и навсегда не предопределено",- цитирую снова самую откровенную речь действующего пока президента Путина на Форуме сторонников в Лужниках. Все позитивные достижения в стране в последние годы являются, по словам Путина, результатом "острой, жесткой политической борьбы как внутри страны, так и на международной арене". И в этой борьбе, Сергей Федорович, на ваш взгляд, кто возьмет верх: "партия упадка" или "партия развития" агро-промышленного комплекса?

С.Л. Мы должны сделать все, чтобы верх взяла партия КАЧЕСТВЕННОГО РОСТА. Этот термин лучше (хотя по сути это одно и тоже) философского, а потому абстрактного "развитие", т.к. позволяет ставить конкретные цели. Что должно быть и к какому сроку отсечено, и что сделано, чтобы произошли качественные изменения в той или иной сфере. Ведь, как бы кто ни иронизировал, все-таки удачно получилось с вбросом в общественное сознание термина "стабильность" в той же политической области. Сразу стало ясно, что надо сделать в законодательстве, в правоприменительной практике и политических технологиях, чтобы "заморозить" угрожающие стабильности тенденции. Теперь надо ставить задачи уже качественного роста во всех сферах. Для АПК это означает, условно скажем, отсечение к обозначенному определенному периоду возможностей, в том числе и через "людей влияния" , давления на нашу страну с помощью продовольствия в условиях блокировки собственного достаточного производства. К другому, также конкретно обозначенному периоду, — обеспечение общеевропейского уровня поддержки сельского хозяйства и повсеместного использования современных экономических и технических средств агродеятельности. По моим оценкам, на это вполне хватит пяти лет при условии наличия того, что требуют любые качественные переходы — мобилизационных усилий. Об их необходимости, кстати, я говорю уже как минимум год, в том числе и в СМИ.

Сделаем это — считайте, снимем с себя угрозу применения против нас такого "мягкого" оружия массового поражения как продовольственное. Попутно наработаем многое для защиты от оружия другого типа — "биологического", которым нас уже один раз, в связи с информационной истерией по "птичьему" гриппу, попугали.

Если так же мобилизуются близкие по моему первому образованию радиофизика технари и мои коллеги, как кандидата филологических наук, по вопросам воздействия на массовое сознание, то и применению радиофизического и психологического оружия против нас будет поставлен заслон.

А это значит, свершится то, о чем Путин говорил в своем последнем большом выступлении: мы отстоим территориальную целостность страны. Причем страны современной. Была бы только воля…

Эрнест Султанов РОССИЙСКИЙ ПАЗЛ Выбор внешнеполитической стратегии

Россия находится в поиске своей внешнеполитической стратегии, что определяет споры по поводу выбора союзников. Обсуждаются различные варианты альянсов: китайский — в рамках Шанхайской Организации Сотрудничества, традиционный — с акцентом на Сообщество Независимых Государств, европейский — в рамках привилегированного сотрудничества с ЕС. Выбор стратегии альянсов во многом будет определять перспективы выживания России.

ШАНХАЙСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СОТРУДНИЧЕСТВА КАК МЕЧТА И РЕАЛЬНОСТЬ

По поводу долгосрочной стратегии Китая можно сказать, перефразируя Юлиуса Эволу, что "экономика, освободившаяся из-под власти геополитики, — это гигант, вырвавшийся из цепей". Логика Пекина (от которой немногим отличается индийская) отражает не столько стратегию "евразийского сотрудничества", сколько стратегию экономического роста, не опускающегося ниже 11,4% в год. Тем более, что китайское руководство должно обеспечивать как в экономических, так и в политических целях создание 20 миллионов рабочих мест ежегодно.

В среднесрочной перспективе для поддержания этого тренда Китаю необходимо в первую очередь обеспечить свои потребности в сырьевых ресурсах и рынках сбыта. В течение шести лет начиная с 2000 года потребление нефти в Китае увеличилось с 4,7% (от мирового потребления) до 7,1% и, по оценкам Международного Энергетического Агентства, Китай обгонит США и превратится в самого крупного потребителя нефти-сырца в мире "вскоре после 2010 года".

Это, в свою очередь, определяет стратегию международной экспансии Пекина. Одним из шагов китайского руководства в этом направлении стало создание Шанхайской Организации Сотрудничества (ШОС), членами которой, помимо России и Китая, являются четыре центральноазиатские республики (Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан). Создание ШОС является одним из инструментов, которыми Китай пользуется для мягкого проникновения в зону своих экономических интересов и подготовки платформы для завоевания геополитического пространства бывшего Советского Союза. Процесс расширения международного влияния Пекина включает, среди прочего проводимые с 2000 г. Китайско-африканские саммиты, инвестиционную деятельность суверенного фонда Китая и поддержку режимов в значимых странах, например, в Мьянме.

Учреждение ШОС, в основе которой лежало заключенное в 1996 году Соглашение об укреплении доверия в военной области и о взаимном сокращении вооруженных сил в районе границы, не принесло существенных стратегических выгод для России. Наоборот, Китай впервые в современной истории получил доступ к геополитическому пространству России в Центральной Азии, став одним из гарантов стабильности в регионе. Это позволило Пекину усилить свою борьбу с Партией Восточного Туркестана, представляющей интересы уйгуров (мусульманского, тюркского народа), проживающих на северо-востоке территории Китая. Помимо этого, с помощью энергетических компаний и реализации инфраструктурных проектов Срединная Империя начала экономически переориентировать центральноазиатский регион на себя. В качестве примеров можно привести уже построенный нефтепровод, связывающий Казахстан и Китай, проект строительства железной дороги, который должен будет соединить Узбекистан, Киргизию и Китай, газопровод для транспортировки газа из Туркменистана в Китай. В долгосрочной перспективе китайское проникновение представляет угрозу не только для центральноазиатских республик, но и для России. Российские регионы уже находятся под экономическим прессингом Китая, который в последние годы построил промышленный комплекс рядом с границей, сырьевые ресурсы для которого поступают из Сибири. Так, если добыча полезных ископаемых в этом регионе не будет выполнять присущей ему функции обеспечения динамичного развития наукоемких отраслей российской промышленности, то его привязанность к Китаю будет усиливаться. Кроме того, каждый год становится все более угрожающей ситуация с миграционными потоками из Китая в Россию.

Основным преимуществом оси Пекин-Москва ее апологеты считают создание противовеса Соединенным Штатам. Однако необходимо отметить, что с каждым годом растет взаимозависимость Китая и США. Американский рынок жизненно важен для роста производства в Китае, что, в свою очередь, заставляет Пекин быть главным защитником доллара на глобальном уровне. Логика Пекина, располагающего крупнейшими долларовыми резервами в мире, очень проста: чтобы позволить США приобретать китайскую продукцию, Китай должен финансировать внутренний дефицит Соединенных Штатов.

Геоэкономические интересы определяют в том числе и противоречия в видении стратегии развития ШОС ее ключевыми участниками. Китай не поддерживает инициативы России по расширению Организации засчет наблюдателей. Так, предоставление членства Ирану неизбежно вызовет политико-экономический конфликт с Соединенными Штатами, неприемлемый для китайского руководства. По тем же причинам Пекин против трансформации Организации в военно-политический альянс, который мог бы стать новым Варшавским Договором. В этом контексте мнение о том, что Вашингтон и Пекин, в случае дальнейшего ослабления России, могут попытаться договориться о разделе пространства бывшего Советского Союза (европейская часть — США, азиатская — Китаю) выглядит не столь надуманным.

Являясь членами Шанхайской Организации Сотрудничества, Москва и Пекин преследуют разные цели. Китай заинтересован в создании платформы для дальнейшего поглощения жизненно важных пространств, богатых сырьевыми ресурсами. Россия же, стремясь создать контрбаланс США, может столкнуться с новыми рисками, связанными с чрезмерным усилением китайского влияния. Таким образом, ШОС в нынешнем виде может оказаться не только не соответствующей, но и враждебной стратегическим интересам России.

РОССИЙСКИЙ БИСМАРКИЗМ

Если в 1989 Москва уступила Восточную Европу Вашингтону, то Шанхайская Организация Сотрудничества может оказаться дальнейшим отступлением России из Центральной Азии. Соответственно Москве необходимо концентрироваться на восстановлении своего собственного влияния на пространстве бывшего Советского Союза. Содружество независимых государств (СНГ) может быть трансформировано в более тесный союз, в том числе посредством развития проектов разноскоростной экономической интеграции в рамках Евразийского Экономического Сообщества и военно-политической — через Организацию Договора о коллективной безопасности. Это пространство важно для России по геополитическим мотивам, как "германское пространство" для короля Пруссии в девятнадцатом веке и территории будущего итальянского королевства для дома Савойя. На постсоветском пространстве говорят на русском языке, есть общие герои и память об общих жертвах. Кроме того, у этих стран есть экономические связи с Россией, являющиеся определяющими даже для наиболее прозападных режимов. Не случайно, что, несмотря на напряженные отношения с Кремлем, Грузия остается членом СНГ, а "оранжевый" украинский премьер-министр Тимошенко соперничает с "оранжевым" президентом Ющенко за право участвовать в саммитах СНГ. В свою очередь и "прозападный" молдавский режим стремится поправить свои отношения с Москвой: в этом плане характерно заявление Кишинева об отказе от планов по вступлению в НАТО и перспективах роспуска антироссийского альянса (ГУАМ).

"Российское содружество" не развивается во многом из-за тактического прагматизма, который, как говорил Сунь Цзы, "без стратегии становится шумом, предшествующим поражению". Альянсы создаются на основе взаимоотношений с режимами этих стран, которые в качестве своего взноса дают зеленый свет для экспансии российских компаний. Осужденный Западом после событий в Андижане узбекский режим после долгого периода охлаждения вновь постарался вернуться под защиту Кремля. Правительство Януковича стало союзником Москвы, в том числе из-за выбора западных режимов, поддержавших его оппонентов — Ющенко и Тимошенко. Президент Шеварднадзе в условиях политического кризиса 2003 г., когда Вашингтон и ключевые столицы ЕС поддержали Саакашвили как лидера оппозиции, также предпочел вновь подружиться с Москвой. Во всех этих случаях Россия в качестве союзника была выбрана скорее из-за отсутствия других кандидатов, чем по стратегическим соображениям.

Макиавелли считал, что для создания союзов гораздо важнее поддержка населения, а не аристократии. Это тем более верно, когда речь идет лишь о части элиты. Российские союзы в их нынешней форме не рассчитаны на долгосрочную перспективу: они слишком персонифицированы и рискованы, в том числе из-за поддержки Москвой проблемных режимов. К тому же население этих стран зачастую не ощущает материальных преимуществ от привилегированных отношений с Москвой: экономическое участие России в основном сконцентрировано в ресурсной отрасли, не предполагающей значительной кооперации. Кроме того, строительство трубопроводов в обход России уже в самое ближайшее время позволит этим странам еще более сократить влияние Москвы. В этом плане всегда существует угроза со стороны правящих кланов, которые могут договориться с другими потенциальными патронами, заменив российские добывающие компании — американскими или китайскими. Активное ухаживание ЕС и США за "демократическим" туркменским режимом является в том числе и сигналом к сотрудничеству для других среднеазиатских республик.

Персонификация отношений Кремля также создает дополнительные риски для Москвы в отношениях с оппозиционной частью элиты стран — союзников. Дело в том, что, закрывая глаза на несправедливости и репрессии (как это было в случае с Узбекистаном и как в настоящее время происходит в Армении), российское руководство фактически оставляет оппозиции единственную альтернативу в лице Запада. Подобная позиция становится ловушкой в случае как смены режима, так и последующего предательства "клиентов Кремля". Показателен пример Азербайджана: как только у президента Ильхама Алиева появился шанс — он начал договариваться с Вашингтоном в ущерб Москве. Ситуация усугубляется тем, что российское руководство не может сделать ставку на оппозицию, которая оказалась еще более ориентирована на Запад. В Грузии Россия также оказалась в вакууме, поскольку борьбу против враждебного Москве режима ведет столь же враждебно настроенная оппозиция.

Даже при том, что волна “оранжевых” революций пошла на убыль, в среднесрочной (не говоря уже о долгосрочной) перспективе позиции России на пространстве бывшего Советского Союза крайне нестабильны. Дело в том, что Вашингтон более эффективен не только в работе с элитами, но и с населением. В Азербайджане США укрепили свои позиции не только благодаря нефтепроводу Баку-Джейхан, но и за счет надежд на создание нового каспийского Кувейта — своеобразной аналогии плана Маршалла для Европы. Задача Москвы состоит не в том, чтобы заставить государства — члены СНГ отказаться от идеи других форм интеграции (ЕС, НАТО), а в том, чтобы сделать сотрудничество с Россией гораздо более привлекательным и выгодным для них.

Другим слабым местом Кремля, которое активно используется его противниками, являются неразрешенные и потенциальные конфликты в сфере его геополитического влияния. Политико-экономические проекты, способствующие общей интеграции на постсоветском пространстве, могут быть средством для преодоления этих противоречий. В данном случае особую роль могут сыграть компании и финансовые институты развития. Повышение жизненного уровня в проблемных зонах и экономические перспективы, привязанные к кооперации с "противниками", могут стать элементами разрешения конфликтов. В этой связи примером может служить экономическая интеграция европейских стран в поствоенный период, способствовавшая, в том числе, и политическому сближению.

Для того, чтобы выжить в конкурентной борьбе с Соединенными Штатами на пространстве бывшего Советского Союза, России нужны долгосрочные проекты со странами СНГ, представляющие взаимный интерес. В этом плане показательно, что объединение Германии в эпоху канцлера Бисмарка лишь отчасти состоялось благодаря железным батальонам генерала фон Мольтке. В рамках общей логики событий победы при Садове и Седане имели второстепенное значение. Не прусская армия, а бюргеры, получившие существенные выгоды от развития общего рынка, строительства новых железных дорог и развития промышленной зоны Рура, стали основной ударной силой политической интеграции. Процесс увенчался успехом — созданием империи, что было бы невозможно, если бы не заинтересованность больших и малых "Тиссенов" и "Круппов".

Россия рискует потерять свое традиционное геополитическое пространство, если будет продолжать играть роль крестного отца для различных режимов, вместо того, чтобы создавать надежды на будущее и перспективы экономического и социального развития в союзных странах. Характерно, что наиболее критическое отношение к Москве существует в Западной Украине, где практически отсутствуют работающие предприятия, участвующие в кооперации с Россией. В этом плане ставка должна делаться на частно-государственное сотрудничество, в рамках которого бизнес в своей экономической экспансии будет учитывать геополитические интересы. В свою очередь государство должно гарантировать бизнесу определенные преимущества (кредитные линии, компенсацию политических рисков, создание инфраструктуры).

Такие проекты, предполагавшие логистически сложную кооперацию с предприятиями из разных регионов и республик, были приоритетом в Советском Союзе. В этом плане проект поворота сибирских рек в Среднюю Азию был важен, прежде всего в рамках задач интеграции. России необходимо привлекать страны СНГ к реализации больших экономических проектов, подобных авиастроительным проектам с Украиной (самолеты "Ан" и вертолеты "Ми") и Узбекистаном (вхождение Ташкентского авиационно-промышленного объединения в Объединенную авиастроительную корпорацию).

Среднесрочной целью подобного сотрудничества между Москвой и ее партнерами по СНГ может быть их экономическое развитие в привязке к России. Перспективы такого развития, в свою очередь, должны быть ключевыми при принятии политических решений руководством этих стран. Риски, связанные с потенциальными экономическими кризисами, оказались бы естественным барьером в отношении попыток определенной части элиты республик бывшего СССР (Украина, Грузия) заявить о вхождении в НАТО или ЕС как о стратегическом приоритете. С другой стороны, Кремль был бы свободнее в своем политическом выборе, играя более подходящую роль умного и справедливого отца. Для дальнейшего усиления интеграционных процессов параллельно с экономическим сотрудничеством возможно использование оргоружия — soft power. При этом в "либеральных странах" это могут быть инвестиции в неправительственные организации, политику, медийный бизнес. В свою очередь, в "консервативных странах", в условиях цензуры и отсутствия политической дискуссии, речь может идти об образовательных и культурных программах, которые бы позволили в среднесрочной перспективе подготовить ориентирующиеся на Россию кадры.

Подходя к своим союзническим отношениям только исходя из интересов своих добывающих компаний, Россия не будет существенно отличаться от США или Китая. Наоборот, создавая новые (или восстанавливая оказавшиеся в кризисе после 1991 г.) промышленные объекты и вовлекая союзные государства в собственную экономическую систему, Россия постепенно превратится для них в незаменимого партнера. Незаменимость в данном случае является геоэкономическим консенсусом, позволяющим корректно (то есть не отключая газ) создать полноценный союз на пространстве бывшего СССР.

ЕВРОПЕЙСКАЯ ОСЬ

Противоречия между Европой и Россией объясняются в том числе отсутствием общих долгосрочных проектов и ясных перспектив сотрудничества. Существует логика компаний, направленная на завоевание рынков (российского, европейского), однако отсутствует логика компаний, ставящих перед собой общие евразийские цели, предполагающие вовлечение различных стран в единый взаимовыгодный промышленно-экономический цикл. В этом контексте показательно, что ключевые европейские страны фактически не допустили Россию к кооперации в авиапромышленном секторе, проигнорировав инвестиции ВТБ в EADS.

Примеры ВТБ, Северстали (попытка поглощения Arcelor), Аэрофлота (вынужденный отказ от участия в тендере на Alitalia) в том числе демонстрируют неэффективность работы российских компаний с целевыми группами в Европе. В то же время реализация собственных проектов в этой области является нормальной практикой для крупных западных компаний, таких, как ExxonMobil и Microsoft. Таким образом, чтобы иметь возможность защищать свои интересы, российские компании в Европе должны вкладывать в свой имидж. В свою очередь, заинтересованным в реализации проектов soft power (формирование позиции общества и элитных групп европейских стран) является не только бизнес, но и Кремль.

При этом финансовые капиталовложения российских инвесторов в Европу и, наоборот, не привели к изменению политического климата. В этом плане показателен кризис в отношениях между британским правительством и Кремлем, который развивается, несмотря на значительное присутствие капиталов из России и IPO российских компаний на Лондонской бирже. Таким образом, и политические отношения остаются хрупкими и персонифицированными, ограничиваясь отдельными странами и лидерами.

Трубопроводы (газовые, нефтяные) не могут сами по себе создать почву для более тесных отношений. Количество людей, вовлеченных в энергетические проекты, недостаточно для изменения политического климата. И, кроме того, при отсутствии иных средств сотрудничества европейцы видят в трубопроводах скорее угрозу, чем символ сотрудничества. В этом плане предложения, выдвинутые Дмитрием Медведевым в отношении обмена активами между Россией и странами ЕС в энергетической сфере, соответствуют политике, лежавшей в основе евроинтеграции.

Россия также может использовать нынешний Косовский кризис для того, чтобы на примере развития экономических проектов в Сербии представить модель сотрудничества для Европы. В этой связи важно, чтобы сотрудничество вышло за рамки трубопровода Южный поток. Так, Аэрофлот может расширить свою деятельность в Европе и Азии, используя возможности сербской авиакомпании JAT и белградского аэропорта в качестве регионального хаба. В Сербии есть перспективные для российских компаний активы в сфере телекоммуникаций, электроэнергетики и металлургии. При этом необходимо учитывать, что если не будет кооперации, Сербия, как это неоднократно по экономическим причинам случалось в истории, очень скоро может перейти в разряд противников Москвы.

Для того, чтобы говорить о Евразии, необходимо создание евразийских компаний в приоритетных секторах. Это, в свою очередь, позволит создать более подходящую почву для сотрудничества между ЕС и Россией. В свою очередь, увеличение числа европейских избирателей, вовлеченных в совместные проекты, упростило бы политический диалог. В этой связи сближение между Италией и Россией могло бы стать не только позитивным примером, но и основой для более широкого взаимодействия в Евразии. Примерами такого сотрудничества являются российско-итальянские холдинги в металургической сфере, проект принципиально нового российского регионального самолета Корпорации Сухой, в работу над которым вовлечены европейские производители, среди которых итальянская Finmeccanica. Сферой сотрудничества может быть и атомная энергетика, как в случае с французской Areva и Техснабэкспортом. В этом плане речь должна идти не просто о покупке зарубежных активов российскими компаниями, а о "слияниях и поглощениях" в зоне геополитических интересов.

Основой Евразии являются общие интересы и риски. Как Россия, так и ЕС оказываются уязвимы перед лицом рисков глобализации и перспектив американо-китайского проекта двухполярного мира. Однако эти угрозы могут подтолкнуть к объединению усилий и созданию евразийских экономических субъектов. В свою очередь о геополитическом взаимопонимании позаботится логика геоэкономики.

Валентин Пруссаков ИСЛАМСКАЯ МОЗАИКА

Отвечая недавно на вопросы журналистов в связи с провозглашением независимости Косово, Владимир Путин справедливо напомнил им о существовании Северного Кипра — непризнанного мировым сообществом государства, являющегося фактически независимым уже в течение нескольких десятилетий.

Как бы в подтверждение этих слов российского президента, буквально на днях в Москве было опубликовано уникальное во многих отношениях исследование политолога Фуада Гаджиева "Независимость де-факто. Турецкая Республика Северного Кипра" /Regnum, 2008/.

Кипрская проблема возникла прежде всего из-за того, что на этом острове живут два народа /греки и турки/, которые никогда не ощущали единой гражданской идентичности. В то же время Конституция Республики Кипр, возникшей в 1960 году, основывалась на двухобщинности и предоставляла равные права обоим народам. Однако, как отмечает Ф. Гаджиев, "греческое большинство острова, составлявшее 82 процента населения, было несогласно с несправедливым, по его мнению, наделением турецкого меньшинства /18 процентов от общего количества населения/ равными с греками правами. Со своей стороны, турки не желали довольствоваться статусом меньшинства и ратовали за выполнение условий кипрской Конституции".

В 1963 году греческое большинство предприняло попытку лишить турок прав, предоставленных им Конституцией. Турки были вооруженным путем удалены из государственных структур управления. При этом турецкое меньшинство было изгнано из большинства населенных пунктов, лишено собственности и загнано в небольшие анклавы, занимавшие 3 процента от общей территории острова.

В 1974 году "черные полковники", правившие тогда Грецией, попытались присоединить Кипр к себе. В связи с достигнутыми ранее соглашениями, запрещавшими объединение острова с каким-либо государством, Турция ввела на него свои войска. В результате чего примерно 35 процентов северной части Республики Кипр оказалось под контролем турецких вооруженных сил. Эта акция Анкары привела к падению военного режима в Афинах. После чего, однако, Турция отказалась вывести свои войска с Кипра, объясняя это необходимостью защиты прав турецкого населения.

В связи с этим большинство турок перебралось на север острова, а почти все греки переселились на юг. Эта ситуация сохраняется и по сей день.

Что происходило в дальнейшем, и каково положение сейчас? Об этом Ф. Гаджиев сообщает, в частности, следующее: "В ходе переговоров по урегулированию, начавшихся после 1974 г., стороны прояснили свои позиции и даже достигли компромисса по будущему устройству единого Кипрского государства. Оно должно быть федеративным, двухобщинным и двухзональным. Однако разное видение кипрской федерации не позволило сторонам прийти к соглашению. Греки видят ее как государство с общей территорией и прозрачными границами между двумя частями, турки — как конфедерацию двух самостоятельных государств. Противоречия между общинами по этому вопросу привели к провозглашению турецкой общиной в 1983 г. независимой Турецкой Республики Северного Кипра /ТРСК/ — первого в послевоенной Европе непризнанного государства. Образование ТРСК было отрицательно воспринято мировым сообществом. Совет Безопасности ООН принял резолюции 541 и 550, призывающие мировое сообщество не признавать ее и не устанавливать с ней никаких политических, экономических и культурных контактов. Вместе с тем ТРСК была признана Турцией в качестве независимого государства. Она пользуется всесторонней дипломатической, экономической и военной поддержкой этого государства.

Переговоры по урегулированию кипрской проблемы ведутся в рамках миссии добрых услуг Генерального секретаря ООН. /…/

Изменение геополитической ситуации в резвала распада СССР привело к большей самостоятельности на международной арене Евросоюза, что было в полной мере использовано Грецией и Республикой Кипр, вступившей в ЕС в качестве полноправного члена. В этой связи следует отметить смену руководства ТРСК, чему в немалой степени способствовали США, Великобритания и Турция. Новое руководство ТРСК, пришедшее к власти на волне борьбы за объединение острова в соответствии с планом урегулирования ООН /планом Аннана/, провозгласило своей целью объединение острова, а не его раздел…

Провал референдума по плану Аннана в греческой части острова и его успех в турецкой привели к изменению отношения мирового сообщества к ТРСК и перехвату Турцией и ТРСК инициативы в сфере международных отношений. Международно признанная Республика Кипр в настоящий момент расценивается на международной арене как сила, препятствующая объединению острова. Это и прочие обстоятельства геополитического характера дали старт процессу фактического признания ТРСК со стороны мирового сообщества. США, Великобритания, Франция, некоторые страны ОИК стали признавать паспорта ТРСК. Эти же страны имеют в северной части острова представительства, частично выполняющие дипломатические функции. В 17 странах мира действует 22 дипломатических, торговых и почетных представительства ТРСК. Расширяются двусторонние контакты ТРСК с ЕС, Советом Европы, ОИК, лидеры и официальные лица этого непризнанного государства принимаются на высоком государственном уровне в США, Великобритании, Пакистане, Саудовской Аравии и других странах мира. Это является свидетельством серьезного тренда в международных отношениях в сторону определенных форм признания непризнанных государственных образований".

Напрашивается естественный вопрос: если Соединенные Штаты и основные страны ЕС считают законным признание независимости Косово, то почему же упорствовать в признании ТРСК, являющейся независимой де-факто уже почти четверть века?! Откровенно слабы аргументы тех, кто твердит об уникальности "косовского прецедента". Главный из них заключается в том, что "сербы виноваты как народ". Эту откровенно расистскую и антисербскую формулу, между прочим, изобрел и публично отстаивал никто иной, как специальный представитель ООН по Косово Марти Ахтисаари. Очевидно, что пользоваться такого рода аргументами в ХХ1 веке недопустимо и даже позорно кому бы то ни было, тем более политикам, обладающим властью, авторитетом и соответствующими полномочиями.

Признание "независимого Косово" стало возможным только потому, что США, решив, что они победили в "холодной войне", уверовали в собственную непогрешимость, посчитав, что только их политическая система имеет право на существование. Потому любое несогласие с позицией Вашингтона незамедлительно объявляется "попранием свободы и демократии".

В реальности же, конечно, в подобном поведении нет ни свободы, ни демократии. События вокруг Косово стали ярчайшим олицетворением данного стиля поведения, основанного на принципе, "что хочу, то и ворочу".

В то же время американскому президенту, предопределившему еще в июне 2007 г., что "независимость Косово неизбежна", и всем тем, кто его поддержал, ради элементарной объективности и справедливости следовало бы признать и независимость ТРСК. А российским властям, в свою очередь, — быть еще решительнее и в вопросе признания "непризнанных" республик на Кавказе.

Владислав Шурыгин В ПЛЕНУ «РЕФОРМ» От высоких амбиций — к утрате традиций

ЕСТЬ НЕСКОЛЬКО ключевых проблем военной реформы: первая — организационная реформа. Нужно создать современные эффективные Вооружённые Силы, способные решать весь спектр задач, которые могу быть поставлены перед ними. Для этого их организация и управление должны быть приведены в соответствие с требованиями к вооружённым силам XXI века и вызовам, с которыми Россия может столкнуться в обозримой перспективе.

Вторая проблема — техническое перевооружение Армии и Флота. Сегодня российские Вооружённые Силы фактически превратились в громадный склад устаревшей техники и вооружения. Ни по одному из параметров наша армия не дотягивает до права называться современной и отвечающей времени. Всё это усугубляется тем, что даже имеющиеся вооружение и техника много лет не ремонтировалась и не модернизировалась, и это привело к массовому выходу её из эксплуатации. Сегодня не больше 30-35% имеющейся по штату боевой техники соответствует современным требованиям.

Третья проблема — мобилизационно-кадровая реформа. Затянувшиеся до неприличия попытки перехода комплектации армии от призывной к контрактной. Неспособность поднять престиж службы в армии до уровня, который бы обеспечил её комплектацию высококачественным людскими ресурсами. Падение престижа офицерской карьеры, как следствие распад и деградация офицерского корпуса.

Четвёртая проблема — низкий морально-нравственный уровень существующих Вооружённых Сил. Рост военной преступности. Неспособность победить "дедовщину", "землячество" и прочие неуставные взаимоотношения. Страх общества перед армией.

Все эти проблемы в течение вот уже пятнадцати лет пытаются решить различные "реформаторские команды" — от Кокошина и Батурина, до Иванова и Сердюкова. И все пятнадцать лет ситуация в Вооружённых Силах медленно меняется в худшую сторону.

В РЕЗУЛЬТАТЕ ТАКОГО "естественного отбора" часть высшего эшелона российских Вооружённых Сил перестала быть кланом военных управленцев, как это было все годы советской власти, и приобрёла ярко выраженные черты коррупционно-лоббистской группы. Уже в начале девяностых в российском генералитете и стали формироваться "кланы".

…Нельзя сказать, что сегодня все генералы разбиты по кланам. Это не так. Вполне достаточно людей, которые самостоятельно и независимо пытаются строить свою карьеру. Нельзя также и утверждать, что раньше, при СССР, этого явления не было. Кумовство и зачатки нынешней "клановости" появились уже в середине восьмидесятых. Но совершенно точно можно утверждать, что сегодня это явление приобрело масштабы, угрожающие нормальному функционированию Вооружённых Сил.

Сегодня принадлежность к такому клану облегчает продвижение наверх и получение новых званий вне зависимости от таланта и заслуг. А с определённого уровня вообще становится определяющим в дальнейшем карьерном росте. Но в то же время это приводит к параличу какой-либо внятной кадровой политики. Заслуги и талант перестают быть определяющими при назначении на ту или иную должность. Вместо этого на первое место выходят личная преданность тому или иному военному руководителю или принадлежность к тому или иному клану, что приводит к интеллектуальной деградации высших эшелонов управления армии.

Эти негативные процессы резко катализируются тем, что вот уже целых полтора десятилетия кланы ведут между собой беспощадные войны за власть. За это время у руля Вооружённых Сил России сменилось уже как минимум пять "кланов". "Грачёвцев" зачистили "сергеевцы", "сергеевцев" — "квашнинцы", "квашнинцев" зачистили "ивановцы", теперь всем рулят "сердюковцы". Кланы сменяют друг друга с такой скоростью, что, пока на окраинах страны предыдущий клан "дочищает" своих предшественников, новый клан, придя к власти, уже начинает свою зачистку.

За прошедшие полтора десятилетия были отставлены и уволены в запас на самом пике своей карьеры, задолго до истечения предельных сроков службы, сотни генералов, тысячи старших офицеров. По своим масштабам эти клановые чистки могут вполне сравниться со знаменитыми "сталинскими чистками" 30-х годов, когда были репрессированы тысячи офицеров и генералов. Разница сегодня лишь в том, что теперь репрессированных офицеров никто не вывозит "в расход" на бутовский и прочие полигоны, а их просто тихо выкидывают из армии. Но масштаб урона для армии вполне сопоставимый.

Фактически бесцельно и бесследно утрачен драгоценный военный опыт десятилетней афганской войны, локальных войн в Приднестровье, Абхазии. Даже две недавние чеченские войны почти не оставили своего следа ни в боевых уставах, ни в учебниках, ни в наставлениях. Носители этого опыта давно на пенсии, не у дел. И в лучшем случае пишут личные мемуары или рассказы.

Всё это не могло не отразиться на состоянии Вооружённых Сил.

В ХОДЕ ЭТИХ кланово-феодальных войн фактически переродилась кадровая система Вооружённых Сил.

Традиционно чрезвычайно уязвимые к коррозии коррупции кадровые управления всех уровней превратились за это десятилетие в огромный коррупционно-взяточный аппарат. Если раньше, в 70-80-е годы, для "ускоренного" продвижения по службе традиционно использовались родственные и дружеские связи, но число обладателей таких "волосатых рук" было невелико, то с началом 90-х их резко потеснили деньги, а к концу 90-х денежные поборы и откровенные вымогательства стали уже настолько массовым явлением, что теперь, наверное, невозможно уже найти офицера, который бы не сталкивался с этим видом коррупции. И сегодня именно деньги стали играть определяющую роль в успешной карьере офицера.

Хочешь сделать удачную карьеру — плати! Таков теперь лозунг дня.

Есть отдельный "прейскурант" кадровых услуг для солдат: определение в "неопасные" (не связанные со службой в "горячих точках") войска, перевод ближе к дому, перевод в конкретную часть, досрочное увольнение и проч., есть таксы для офицеров: перевод в хорошее место службы, назначение на престижную должность, получение очередного и внеочередного звания, даже на получение боевой награды есть своя такса.

Даже если ты не хочешь окунаться во взятки, тебе придётся платить. Всё чаще офицеры жалуются на то, что в кадровых органах деньги начинают требовать за то, чтобы «не мешать» офицеру служить. Мол, если ты такой гордый и не хочешь проплачивать свою карьеру, заплати за то, чтобы тебе не мешали служить спокойно…

Ещё в 1998 году один из лично знакомых автору выпускников Академии имени Фрунзе заплатил взятку в 50 тысяч долларов США за то, чтобы быть назначенным военным комиссаром в одну из южной областей России. По его словам, "свои деньги" он вернул на ближайшем призыве всего за пару месяцев. Генерал-майор Н., выпускник Академии генерального штаба, отвоевавший восемь лет в "горячих точках" в Средней Азии, Чечне, Афганистане, был назначен командующим миротворческими силами на гене- рал-лейтенантскую должность. За три месяца до истечения срока выслуги на присвоение звания генерал-лейтенант ему поступило недвусмысленное предложение чиновника из ГУКа — заплатить десять тысяч долларов за ускоренное (в течение месяца) присвоение звания генерал-лейтенант. Генерал отказался. Через два месяца вышла директива, снижающая должность, на которой он находился до генерал-майорской…

Я ТАК ДОЛГО И ТЩАТЕЛЬНО анализировал состояние высшего эшелона управления Вооружёнными Силами для того, чтобы показать всю ошибочность ставки политического руководства России на военную реформу "сверху" руками очередного "комиссара" или фаворита. Все они традиционно повторяют одни и те же ошибки и наступают на одни и те же грабли. Каждый из двух министров обороны Путина начинал с того, что пытался в короткий срок (чтобы не разочаровать президента!) сформировать собственную «команду» реформаторов, в которую как на пожар отбирались люди из самых разных социальных сфер — от деятелей шоу-бизнеса и уголовного розыска до юристов международного права и торговцев газом. Объединяло их с армией только одно — личное знакомство с главным "реформатором". При отсутствии какой-либо компетенции в военной отрасли этой "группе реформаторов" приходилось искать в аппарате Министерства обороны и Генеральном штабе некий "актив", на который она могла бы опереться. Выискивать по аналитическим центрам и прочим интеллектуальным запасникам "консультантов" и "специалистов" по военным вопросам.

И с каждой новой командой уровень этих "консультантов" становится всё слабее.

Всё это почти сразу приводит к тому, что вокруг этой команды "инфильтруется" очередной клан, который, борясь за выживание, тут же начинает заниматься тем же самым, чем занимался предыдущий:

— захватывать власть в военном ведомстве;

— захватывать источники финансирования;

— захватывать кадровые органы;

— освобождаться от "наследства" предыдущей команды.

Собственно, эта "программа минимум" любой очередной команды реформаторов. И с ней все они более или менее удачно справились. Но как в своё время метко заметил Генри Киссинджер: "Советская Армия может за неделю захватить всю китайскую в плен. Вот только что она потом с ней будет делать?»

СЕЙЧАС В ПОЛНОМ РАСЦВЕТЕ так называемая "военная реформа Сердюкова".

Одна из самых масштабных кадровых перетрясок за все последнее десятилетие.

Пока вся реформа идёт лишь по двум направлениям. Это сокращение и "переформатирование" органов военного управления и распродажа имущества министерства обороны. Всё это называется красивым словом — оптимизация".

Сейчас в рамках подписанной министром обороны директивы идут заслушивания руководителей центральных органов военного управления (ЦОВУ). По итогам этих заслушиваний, некоторые из управлений сокращаются на 30% и даже на 50%. В июне начнутся заслушивания по структурам органов военного управления (ОВУ). В итоге к концу июня приказано из ЦОВУ (10 000 человек) и ОВУ (20 000 человек) создать лишь одну структуру, численностью всё те же 10 000 человек. Остальные будут сокращены или "оптимизированы" — переведены в другие структуры, "демобилизованы" и т.п.

И всё это происходит келейно, в авральном порядке, без какого-либо обсуждения и серьёзного анализа.

…Вмешательство в любую систему разумно и оправданно, если система функционирует недостаточно эффективно или имеет серьёзные недостатки. Какие "недостатки" нашёл в системе функционирования органов военного управления новый министр обороны — никто не знает. Ведь ни открытого, ни закрытого обсуждения их деятельности не проходило. Какова цель его "реформ" — неизвестно. Вся реформа сосредоточена в головах пары десятков чиновников из ближайшего окружения Сердюкова.

До военных доводятся лишь готовые решения — как, например, известная директива от 21 февраля 2008 года о замещении должностей офицеров и прапорщиков гражданскими специалистами.

После изучения директивы эксперты пришли к единодушному мнению: масштабные кадровые изменения — перевод ряда тыловых структур и систем обеспечения из военных в гражданские структуры — являются непродуманными и содержат серьёзнейшие ошибки. Каждое из них должно иметь под собой логику, экономический обсчёт, а главное — не нарушать систему боевого управления. То же, что предлагается сейчас, приведёт лишь к дезорганизации и деградации этих систем.

В СВОЁ ВРЕМЯ РЕШЕНИЕ сделать военнослужащими военных чиновников (финансисты, врачи, юристы, тыловики, переводчики, журналисты) имело целью максимально унифицировать существовавшую кадровую систему и упростить механизм управления в боевой обстановке. Именно поэтому были отменены различные специальные звания и сложилась существующая структура Вооружённых Сил. В основе этой конструкции лежал опыт самой кровавой и масштабной в истории войны — Великой Отечественной (Второй мировой). Я не абсолютизирую опыт этой войны, но считаю разумным уважать опыт предыдущих поколений военных реформаторов и руководителей, которые смогли добиться уникального единства войск, боевого управления и тылового обеспечения.

Большинство экспертов считает непродуманным и и неоправданным предлагаемое максимальное насыщение структур управления и тыла гражданскими специалистами. В боевой обстановке это неизбежно приведёт к хаосу и дезорганизации, т.к. не связанный присягой и обязанностью подвергать свою жизнь риску, гражданский персонал может игнорировать любые приказы, следствием которых может стать угроза жизни. Командир не имеет конституционных полномочий командовать такими людьми так же, как военнослужащими. Причём уровень штаба или органа управления в условиях современной войны не определяется понятием "боевой" или "не боевой" в зависимости от его близости или удалённости от передовой. Напомню, что опыт последних войн (Югославия, Ирак) свидетельствовал как раз об обратном — в первую очередь удары наносились по системам боевого управления в тылу, и их функциональная живучесть является определяющим для хода и исхода войны. Даже гипотетическая возможность нарушения функционирования этих систем по причине "человеческого фактора" должна быть исключена.

Например, сегодня одной из немногих эффективно функционирующих систем остаётся военная медицина. В ходе последней войны (Чечня) военные медики смогли добиться впечатляющих результатов, когда уровень смертности раненых, доставленных в госпитали, снизился до менее чем 1 процента. В военной медицине сегодня сосредоточены блестящие врачебные кадры, развёрнуты и функционируют высококлассные лечебные учреждения. И ничем неоправданное вмешательство в работу этой структуры — ликвидацию ряда центральных госпиталей, перевод остающихся (центральных) на гражданскую службу и массовый перевод в гражданские служащие военных врачей центральных госпиталей, эксперты считают волюнтаризмом и преступной глупостью, которая как минимум серьёзно нарушит нормальное функционирование одной из немногих эффективно работающих систем.

Но не только в организационно-структурных мероприятиях проявляется энергия нового министра. Так, совсем недавно он приказал выделить в этом году на закупку продукции завода КамАЗ ни много ни мало, а 8 млрд. рублей. После озвучивания этой цифры в ГАБТУ схватились за голову. Столь очевидный "уклон" в сторону КамАЗа ломал всю структуру закупок автотехники для Вооружённых Сил. Все попытки объяснить министру, что такое количество КамАЗов, тем более за счёт других, не менее важных для армии типов автомобилей, просто не нужно, ни к чему пока не привели.

В ближайшем окружении министра пояснили, что министра обороны связывают давние дружеские связи с руководством завода КамАЗ. Поэтому вопрос, что называется, закрыт. То, что на языке юристов это называется "лоббирование и протекционизм", все предпочитают замалчивать.

Вторым скандалом стала история инициативы Анатолия Сердюкова вооружить армию английскими снайперскими винтовками. После рассказа одного из бывших офицеров "Альфы" о качестве английских снайперских винтовок Сердюков решил взамен существующей армейской снайперской винтовки СВД и перспективных снайперских комплексов закупить несколько тысяч английских снайперских винтовок L96.

Тяжба продолжалась больше трёх месяцев. Все попытки доказать вредность и непродуманность такого решения разбивались о непоколебимую убеждённость министра в своей правоте. Только когда специально для него на полигоне устроили сравнительные стрельбы имеющихся и перспективных российских винтовок и английской, по итогам которых серьёзного превосходства "англичанки" над отечественными образцами не было выявлено — министр на тему "англичанки" успокоился.

Отдельная тема — распродажа военного имущества и в первую очередь земель, принадлежавших Министерству обороны в Москве и других крупных городах. Только в этом году Министерство обороны выставило на продажу 20 объектов. Ещё около 50 объектов находится в "предпродажном" состоянии. При этом никого не смущает, что на половине из них функционируют объекты и части Министерства обороны. Причём не какие-то второстепенные тыловые структуры и склады, а такие, как, например, ключевая для Вооружённых Сил Академия ракетных войск и артиллерии, которую выгоняют из Москвы, чтобы освободить сверхдорогую землю у Кремля. И никого не волнует, что такой "перевод" уничтожит уникальный коллектив, кузницу кадров для РВСН и всего ракетно-ядерного комплекса России.

Вслед за ней из Москвы, похоже будет выведена и объединена с Академией имени Гагарина Академия им. Жуковского. Решение об их объединении, как говорят, уже принято. Под дамокловым мечом "перевода" живёт главный штаб ВМФ, штаб Московского военного округа, московского округа ПВО. Все они стоят в планах на выброс из столицы, а их земля станет товаром. Министерство обороны не стесняется называть суммы, которые оно собирается выручить за выставленные на продажу земли. При этом Анатолия Сердюкова нисколько не волнует, что Министерство обороны само не имеет права заниматься такой торговле, и что для этого в стране существует специальный орган — российский фонд федерального имущества, РФФИ, гражданское ведомство, которое по закону уполномочено проводить подобные аукционы.

Еще в марте на совещании по итогам работы глава РФФИ Петров подверг резкой критике торговый раж Сердюкова, заявив, что продавец может быть один — РФФИ, а Минобороны может участвовать в сделках только на основе агентского договора. Сейчас все эти продажи остановлены указом Медведева, но что будет завтра, не знает никто…

ВООБЩЕ, НЕСКОЛЬКИХ месяцев наблюдения за ходом нынешней военной реформы всё больше убеждают меня в том, что министр обороны Сердюков действует сегодня как комиссар в годы революции. Реформы должны быть масштабными и тотальными — и баста! А главное, чтобы они были видны глазам "вождя". Я не думаю, что он (Сердюков) хочет преднамеренно причинить вред армии или что он глуп и недалёк. Нет. Сердюков умный и дальновидный аппаратчик. Но для него очень важно сохранить в глазах "вождя" статус эффективного реформатора — "кризисного менеджера", способного за короткий срок добиться перемен. Отсюда его волюнтаризм и нежелание погружаться в волокиту "научного подхода" к реформе и коллективного обсуждения. На это просто нет времени. Нужен результат! Ну а то, что при этом могут быть разрушены некоторые эффективно работающие структуры и пострадать множество народа — так лес рубят — щепки летят. Всё потом постепенно само отладится, как это у нас обычно бывает.

И, к сожалению, это моё убеждение; но для Сердюкова совершенствование функционирования российской военной машины и повышения её ЭФФЕКТИВНОСТИ не столь уж и важны. Он действительно в этом не слишком разбирается и каких-то дальних целей не имеет. Для него важна, как я уже сказал, "сиюминутность". Доказать сегодня, сейчас СВОЮ эффективность на КОНКРЕТНО видимых примерах. И это своего рода "неотроцкизм".

Поэтому я негативно оцениваю роль нынешнего министра обороны. Я считаю, что налицо "системная" ошибка, когда вместо того, чтобы исполнять обязанности министра обороны — формировать армию будущего, разрабатывать концепции будущих войн, заказывать и принимать новое вооружение и управлять повседневной жизнью войск, все функции министра свелись лишь к "оптимизации" денежных потоков, масштабным сокращениям и торговлей имуществом.

Бороться с ворами в погонах необходимо, но это не дело министра обороны. Для этого есть целый главный военный прокурор и его аппарат. И я бы только приветствовал, если бы Сердюков был поставлен на эту должность или стал бы, например, вице-премьером по обороне с теми функциями, которые он исполняет сейчас.

Все эти годы я был и остаюсь сторонником масштабной военной реформы. Но реформа эта должна проходить не келейно, "под столом", а с максимальным привлечением как специалистов, так и общества в целом.

Напомню, что за последние 16 лет под флагом "оптимизации" и "сокращения" Вооружённые Силы РФ уже сокращены более чем в 3,5 раза. Но никакого качественного улучшения армии, роста жизни военнослужащих и укрепления обороноспособности так и не наступило. Наоборот — армия деградировала, утратила лучшие кадры и превратилась фактически в деклассированную массу "отверженных".

Престиж офицерской и солдатской службы упал до "нуля". Материальное положение военных как было, так и осталось нищенским. Поэтому сокращения ради сокращений я считаю крайне вредным, если не вредительским делом. Реформа ради реформы нужна.

В реформах и Сердюкова, и его предшественников непонятно одно — какова же их конечная цель? Чего же они в итоге хотят получить? Какой, с их точки зрения, должна быть русская армия в XXI-ом веке? К каким войнам она должна быть готова? Какие вызовы нас ждут? Без ясных и чётких ответов на эти вопросы все "оптимизации" бессмысленны…

Сергей Загатин СЛОН В ПОСУДНОЙ ЛАВКЕ

В связи с тем, что на предстоящих выборах президента США сорее всего победит республиканец Джон Маккейн, стоит внимательнее присмотреться к биографии этого замечательного во всех отношениях человека.

Отец Маккейна, Джон Сидни «Джэк» Маккейн-младший, был военно-морским офицером США, участником Второй мировой войны, завершившим службу в чине четырёхзвёздного адмирала.

Дед Джона Маккейна, Джон С. Маккейн, также имел чин четырёхзвёздного адмирала, являлся одним из основоположников авианосной стратегии Военно-морского флота США.

Следуя по стопам отца, после окончания школы Маккейн поступил в Военно-морское училище в Аннаполисе, которое закончил в 1958 году. Ежегодно Джон получал не менее 100 выговоров и часто подвергался взысканиям за нарушение дисциплины и несоблюдение военного устава, от нечищенных сапог до неуместных высказываний в адрес начальства.

Джон был воздушным лихачем и редко засиживался за руководством по летной эксплуатации. Во время тренировок в Техасе двигатель на самолете Маккейна вышел из строя, и самолет рухнул на землю при посадке. Пилот отделался легкими ушибами. В 1960-м году Маккейн окончил летную школу и стал пилотом штурмовика в морской авиации.

В декабре 1965-го года с Маккейном вновь произошел несчастный случай. Во время полета произошло воспламенение двигателя. Джон успешно катапультировался, но самолет разбился. Маккейн просил начальство перевести его с инструкторской должности на боевую службу. В конце 1966-го года его перевели на авианосец «Форрестол».

Маккейн продолжил военную службу на штурмовике Дуглас A-4 «Скайхок». К марту 1967-го года его отец уже стал главнокомандующим Военно-морскими силами США в Европе и проходил службу в Лондоне.

29 июля 1967-го года во время пожара на «Форрестоле» Маккейн чуть было не погиб. Случайно выпущенная неуправляемая ракета поразила его самолёт, который готовился к взлёту с палубы. Ему удалось спастись, спрыгнув на палубу. В последующем за взрывом пожаре погибли 134 и ранены 62 моряка ВМС США. Были безвозвратно утеряны более 20 самолетов. Маккейн был ранен шрапнелью в ноги и грудь.

26 октября Маккейн в составе эскадрильи из 20 самолетов вылетел на бомбардировку электростанции в центре Ханоя и был сбит советской зенитной ракетой. Лётчик катапультировался и приземлился в озеро, чуть не утонув; он сломал обе руки и ногу и был жестоко избит вьетнамскими солдатами.

Всего Маккейн провёл в плену 1967 дней (5 с половиной лет), по его утверждениям, подвергаясь многочисленным пыткам, и освобождён 15 марта 1973-го года после подписания Парижских мирных соглашений между США и ДРВ.

Это даже не "ястреб", а потенциальный "слон" (слон — эмблема республиканской партии) "в посудной лавке", только на месте посудной лавки рискует оказаться всё человечество.

И эпитафией ему будет характеристика, данная Джону Маккейну Бушем-младшим: "Этот парень проявил невероятную смелость, силу характера и настойчивость для того, чтобы дойти до этого момента. Это именно тот человек, который нам необходим как президент, тот, кто может принимать твёрдые решения, кто не будет пасовать перед лицом опасности".

Роман Нестеренко МЕГАМАШИНА

Как известно, основой боевой мощи Вооружённых Сил Соединённых Штатов Америки являются ВВС США (USAF). История показывает, что Дядя Сэм не жалеет сил и средств на то, чтобы USAF имели подавляющее количественное и качественное превосходство над любым вероятным противником. И это не просто гигантомания и нездоровая тяга к рекордам — а жизненная необходимость. Ведь "Империя Добра" на протяжении последних полутора веков вела более 150 миротворческих войн на чужой территории, а американский пехотинец, по сравнению со своими оппонентами, — существо изнеженное и без тотального превосходства в воздухе наступать неспособное. Да и с обороной случаюся казусы — вспомним, к примеру, Арденны.

Однако всё чаще и чаще усилия Дяди Сэма уходят впустую, несмотря на огромные финансовые вливания.

Медийные аналитики не обратили должного внимания на произошедшие практически подряд три катастрофы стратегических бомбардировщиков USAF. В течение одного месяца погибло 2 самолёта B1B и один невидимка B-2. Общая стоимость погибшего иущества более 2 млрд. долларов.

А зря. Конечно, нельзя сказать что корль гол, но, уже невооружённым газом видно что системный кризис охвативший Штаты, добрался и до Вооружённых Сил.

Если верить последним слухам, пресловутый невидимка B-2 потерпел крушение не “из-за сложной формы воздухозаборников и немодернизированных двигателей”, как гласит полуофициальная версия, а в силу того, что аэронавигационная система базы на Гуаме на какой-то момент полностью вышла из строя. Гуам — это не песочница во дворе, и не травяное поле где-нибудь в Алабаме, это одна из самых крупных баз USAF США не только на Тихом океане, но и в мире. Все системы подобных объектов дублируются неоднократно и персонал натаскивается до автоматизма.

Можно было бы списать всё на случайность, но буквально через две недели на Гуаме происходит следующая катастрофа, которая в официальном изложении выглядит как плохой анекдот:

“На тихоокеанском острове Гуам совершил вынужденную посадку бомбардировщик B-1B, совершавший полет по маршруту Сингапур — база ВВС США Ellsworth ("Элсуорт") в штате Южная Дакота.

Посадка прошла успешно. Экипаж посадил самолет, вырулил на стояночную площадку и успешно — без катапультирования — покинул его. Уже после этого бомбардировщик сдвинулся с места, набрал скорость и врезался в стоявшие здесь же две пожарные машины, приехавшие, по иронии судьбы, спасать этот самолет на случай ЧП при посадке.”

А 5 апреля происходит загадочное крушение бомбардировщика B-1B на базе в Аль-Удейде (Катар). Надо сразу отметить, что база в Аль-Удейде — не простая база, она находится на острие предполагаемого удара по Ирану, и любое событие, произошедшее там, вызывает повышенный интерес и в странах региона, и в мире в целом.

Сперва было сообщено: стратегический бомбардировщик B-1 разбился при заходе на посадку на авиабазе Аль-Удейд. В частности, об этом сообщал телеканал "Аль-Джазира".

Потом представитель США, сопровождающий министра обороны США Роберта Гейтса в поездке по Оману, опровергает эту информацию, заявив, что на борту уже приземлившегося самолета произошел взрыв, причина которого пока не установлена.

По сообщению же представителей USAF, на самолете произошел пожар, вызванный столкновением с неким предметом во время руления на взлетно-посадочной полосе. Пожар был быстро потушен, а все члены экипажа эвакуированы.

Теперь же в медиапространство вбрасывается версия, что ничего страшного не произошло — что B-1B "Лансер", как это ему свойственно, взорвался в воздухе.

Однако всё это похоже на хорошую мину при плохой игре. Да, у "Лансеров" есть свойство взрываться в воздухе из-за возгорания двигателей. Подобным образом в Небесную Калифорнию отправилось уже пять машин, и именно по этой причине B-1B пусть и не лишился статуса стратегического бомбардировщика, но был лишён "чести" нести ядерное оружие. Поэтому основным носителем ядерного оружия в USAF является стратегический бомбардировщик B-52H, последний из которых был произведён в 1963 году. Надобно заметить, что средний возраст самолёта USAF уже превышает 20 лет. Как ни странно, для ВВС РФ этот показатель значительно ниже. В частности, все самолёты стратегической авиации, число которых сопоставимо с американскими в силу выполнения условий договора СНВ-2, были произведены после 1981 года.

Но вернёмся к нашим баранам. Какой-нибудь "военный аналитик" с труднопроизносимой фамилией разумеется, будет отмазывать своих заокеанских друзей в стиле: "много бьются — значит, много летают".

Но, к примеру, моим ближайшим друзьям, простым рабоче-крестьянским парням, два года "крутившим хвосты" на аэродроме в Кушке, с анализом этих проишествий всё ясно: "бардак и разруха".

Vox dei — vox populi.

Ну что же, тайное оружие кремлёвских мудрецов — OTKAT и POPIL продолжает действовать.

Кто ещё хочет сказать, что мы уже проиграли холодную войну?

г. Мельбурн

Владислав Смоленцев Я ПРИШЁЛ ЗАБРАТЬ У ВАС ЗЕМЛЮ!

Времена крестьянских защитников, всякого рода атаманов и доморощенных царей, которые въезжали в сёла со словами "Я пришёл дать вам землю!", давно прошли. И большевистский лозунг "Земля — крестьянам!" тоже не актуален. Теперь впору придумывать новые призывы: "Освободим крестьян от земли!", "Землю буржуям! Крестьянам кукиш!"

Тяжело живётся сегодня на селе. Беспросветность, безнадёга, безработица, безвременье. И если вдали от крупных городов, в российской глуши у крестьянина от этих бед голова кругом идёт, то у тех, кто живёт поближе к центру, к этим бедам добавляется ещё одна — рейдеры. Охотники за чужой собственностью. А охотятся они за крестьянами. Точнее за их землёй. И как когда-то в Англии лэнлорды сгоняли с земли крестьян ради тонкорунных овец, приносивших своим хозяевам баснословные барыши, так и сегодня новоявленные латифундисты всеми правдами и неправдами пытаются истребить крестьянскую собственность ради баснословно дорогой подмосковной земли. Только вместо овец на ней теперь вырастают коттеджные и дачные посёлки, элитные небоскрёбы и другая инфраструктура услады прихотей богатеньких "буратин". И тут уж, если ты оказался на пути тарана, — берегись, пощады не будет. Против тебя выйдет вооружённая до зубов адвокатами, продажными судьями и подкупленными чиновниками рать.

Много десятилетий сразу за кольцевой дорогой у подмосковной Балашихи жил и работал крепкий совхоз-миллионер имени 1-го Мая. Пахотных земель имел 520 гектаров, на которых выращивались капуста, морковь, свекла для москвичей и местных жителей.

Но пришли новые времена. Советская власть кончилась. А с нею кончилось и спокойное время для совхоза. Повелел новый царь с социализмом кончать. По этому поводу все колхозы и совхозы приказали распустить, а вместо них учредить всякого рода "акционерные общества". Для будущего благолепия крестьян, разумеется, и за ради их пользы. А как же иначе!? Ведь "рынок", о котором твердили отцы-основатели капитализма в России — Гайдар с Чубайсом, должен был всех сделать счастливыми и богатыми пуще Ротшильдов.

То, что мало кто из крестьян мог без запинки расшифровать мудрёную аббревиатуру АОЗТ перед названием "Первое Мая", это были сущие мелочи. Ну а над тем, что слова "акции", "дивиденды", "рента", "ваучер" многим представлялись модными ругательствами, тогда только посмеивались. Казалось, просто названия поменяли, да мудрёных слов понабрались. Вот и весь "рынок". Рынок он ведь вон, вся Москва — громадный рынок. И спрос на подмосковные огурцы c помидорами превышал все предложения…

Правда, низкие закупочные цены сделали производство овощей в открытом грунте нерентабельным, и в хозяйстве споро провели реорганизацию. На специально выделенных государством в бессрочное пользование предприятию землях было построено 22 современных теплицы голландского проекта общей площадью 6 гектаров. Это было большое и крепкое хозяйство, дающее фирме постоянный доход. Москве — тонны огурцов и помидоров каждый год, а государству — миллионы рублей в виде налогов. Например, в 2002 году здесь произвели 1209 тонн огурцов и помидоров. С каждого квадратного метра получали 23 килограмма огурцов и 17 килограммов помидоров. Одних налогов "Первое Мая" выплатило в 2002 году государству на сумму 7 млн. 843 тыс. рублей.

А остальные земли, приватизированные крестьянами в 1994 году, использовались агрофирмой согласно уставу для прочих сельхозработ, в том числе производства кормовых культур — кукурузы и разнотравья для двух коровников общей вместимостью 400 фуражных голов, телятника на 120 голов, и родильно-сухостойного отделения. Многие жители Балашихи ещё помнят, как в разных частях города с автоцистерн продавалось свежее «первомайское» молоко…

Казалось, поводов для беспокойства не было. Каждый крестьянин имел свой небольшой пакет акций, который пропорционально его былому трудовому вкладу гарантировал право на получение прибыли от использования приватизированного имущества совхоза, и заветное свидетельство о праве собственности на земельную долю вселяло уверенность в обеспеченную старость до скончания века. Так тогда казалось…

Только не тут-то было…

Земля в ближнем Подмосковье всегда была не дёшевой, но с приходом нового века вообще стала вспухать в цене как на дрожжах. Начался строительный бум. Каждый клочок, любые неудобъя и даже бывшие свалки в дело пошли. Была свалка и аэрационное поле, а теперь глядишь — "элитный" дачный посёлок "Лесная свежесть". И как тут было мимо ПЯТИСОТ гектаров пройти?

К земле "Первого Мая" подбирались по всем правилам экономических осад. Сначала "варяги" пытались проводить работу с 797 акционерами, склоняя их к продаже своих земельных паёв. Но тут не выгорело. Большинство людей отказалось продавать свои наделы. Тогда за дело взялись "рейдеры" — специалисты по отъёму собственности.

В Федеральную комиссию по рынку ценных бумаг вдруг легло решение акционеров ЗАО Агрофирма "Первое Мая" о том, что общество якобы проводит дополнительный выпуск акций в количестве аж 900 000 штук. При проверке выяснилось, что никакого собрания акционеров не проводилось, и в регистрации этого решения было отказано. Но вскоре на столе ФКЦБ вновь лежало аналогичное решение.

…Можно теперь только гадать о том, какие мотивы в итоге подвигли чиновников, но в этот раз протокол был зарегистрирован, невзирая на то, что акции никто и не думал оплачивать. Дело было сделано! И тут на сцене появился новый участник действа — некое ООО "Золотая нива". Именно ему сразу после регистрации оказались переданными те самые дополнительные 900 000 акций, которые тут же сделали "Золотую ниву" главным акционером. А дальше всё пошло как по писанному.

Тут же был смещен директор агрофирмы Николай Коптяев, более пятнадцати лет возглавлявший передовое хозяйство. Под его руководством агрофирма прошла испытания экономической депрессией 90-х годов, и не было такого года, который бы предприятие завершало с убытком. Но для новых хозяев такой человек оказался ненужным. На его место был назначен "свой" директор Сергей Золотарёв — бывший агроном совхоза "Ленинский луч", Красногорского района Подмосковья, который по странному стечению обстоятельств после аналогичных манипуляций с акциями оказался и разорённым и распроданным. Собственно, именно этому господину более всего подошла бы фраза: "Я пришёл забрать вашу землю!" И её он натурально забрал. Уже спустя несколько месяцев после прихода С. Золотарева всё имущество ЗАО "Первого Мая" было выставлено на торги, работники уволены, а на тепличное хозяйство двинулись бульдозеры…

Люди плакали, наблюдая, как разрушается создававшееся десятилетиями хозяйство. Только куда против новых хозяев переть? За ними же сила. Крестьянам, лишившимся работы, новые владельцы "Первого Мая" объявили, что отныне они больше никакие не хозяева земли, а лишние на ней люди. В доказательство на свет божий была извлечена ксерокопия некоего учредительного договора, согласно которому крестьяне еще в 1993 году умудрились внести ее в уставной капитал образованного тогда АОЗТ. И собственность эта теперь принадлежит совершенно другим людям. А кому — им знать не положено. Вот так!

А на освобождённых от теплиц и коровников сельхозгектарах тут же закипела стройка. К небу потянулись дома. Не видит больше Балашиха цистерн с "первомайским" молоком, и огурцы с помидорами в магазинах чаще азербайджано-турецкого происхождения. Зато там, где раньше паслись коровы, идёт разметка под коттеджи. Сейчас земля агрофирмы — это фактически огромный пустырь, который ждёт окончательного решения. Как только земля усилиями подмосковных "толкачей-чиновников" будет выведена из сельскохозяйственного пользования, она тут же станет "золотой", принеся новоявленным латифундистам десятки миллионов долларов. Ну, а то, что у неё по документам другие хозяева, те, кто на ней десятилетия работал, — так кого это волнует!

СУД ДА ДЕЛО

Впрочем, далеко не все смирились с произволом. Большинство крестьян понимает, что хозяйство уже не восстановить, коллектив распался, инфраструктура разрушена, и теперь "безземельные" пытаются хотя бы в какой-то форме получить причитающиеся им доли. Кто-то свои доли продаёт, кто-то дарит. И эти "бунтари" сейчас — головная боль новых хозяев "Первого Мая". Судиться с ними приходится регулярно. И в ходе этих судов начинают всплывать очень "неудобные" факты.

Так, депутат Государственной думы от КПРФ Сергей Штогрин специально обратился в Институт государства и права Российской академии наук с просьбой дать правовую оценку реорганизации совхоза им. 1-го Мая и приватизации его земель. И 6 ноября прошлого года таковая экспертиза была проведена. Не утомляя читателей долгим цитированием, хотелось бы обратить внимание на главное.

Специалисты-правоведы пришли к однозначному выводу — в 1993 году при возникновении АОЗТ "Первое Мая" вследствие проведенной государством реорганизации госпредприятия совхоз им. 1-го Мая работники хозяйства никаких прав на землю не имели и распорядиться еще не полученными земельными долями не могли. Вся земля в этот период принадлежала государству и приватизирована была лишь спустя год! Это подтверждают и полученные недавно крестьянами, находившиеся ранее за семью печатями, сведения государственного земельного кадастра.

А вот тут начинаются чудеса… Все решения Балашихинского суда, казалось бы при неопровержимых обстоятельствах, упорно выносятся в пользу новых хозяев ЗАО "Первое Мая" как раз на том основании, что земля была внесена в уставной капитал ЗАО в 1993 году. Ход мыслей балашихинской Фемиды тем более оригинален, что зарегистрированный устав АОЗТ "Первое Мая" и утвержденный тогда же Мособлкомимуществом

План приватизации хозяйства прямо говорят о том, что уставный капитал общества был сформирован только из имущественных паев реорганизованного совхоза, а земля оформлялась в коллективно-долевую собственность граждан и предоставлялась агрофирме в пользование для сельхозпроизводства. Естественно, что и в государственной регистрации сведений о праве собственности "Первого Мая" на эти земли нет, нет о них ни слова и в бухгалтерском учете. Еще более любопытная деталь: в 1998 году ЗАО "Первое Мая" арендовало эти земельные доли у крестьян и платило им за это деньги! Но для суда, по всей видимости, гораздо ближе богатенькие "буратины", чем обобранные до нитки крестьяне. И в Балашихе продолжают штамповать заведомо неправосудные решения.

Впрочем, что для чиновников закон?

Вот красноречивый пример. По иску ЗАО "Первое Мая" к бывшим крестьянам одноименного совхоза Валентине Германовой, Сергею Ногину, Людмиле Ногиной и Евгению Голикову (дело N 2-1901/2006) судья Нина Колдырина бодро выносит решение в пользу рейдеров на основании того, что ответчики якобы "внесли свои земли в уставной капитал АОЗТ "Первое Мая" в момент реорганизации совхоза… поэтому оспариваемые земельные доли находятся в собственности истца…" Вот так! А то, что на момент проведения учредительной конференции (12 февраля 1992 года) действовал лишь один закон — 12 статья Конституции РСФСР (в редакции закона РСФСР от 15 декабря 1990г.), согласно которому лишь государство являлось единственным субъектом права, обладавшим полномочиями передавать в собственность земли сельскохозяйственного назначения, судья Колдырина как-то "не заметила"…

Вообще, решения госпожи Колдыриной по этому и аналогичным делам отличаются завидным постоянством. "Признать недействительным…", "признать недействительным" и всё в пользу ЗАО "Первое Мая". Хочется спросить, чем вызвана такая однозначность решений?

Эти и подобные им вердикты с завидным постоянством утверждались в подмосковной кассационной инстанции, которая, судя по всему, тоже не сильно жаловала скандальных крестьян. А когда аргументов для оставления в силе неправосудных актов явно не хватало, их, ничуть не смущаясь, просто придумывали. Так, например, диву даешься, читая определение областных судей А. Шиян, В. Пантелеевой и Е. Титова от 28 марта 2007 года по делу N 33-4340, в котором они с легкостью "обнаруживают" в деле якобы имеющееся у хозяйства "зарегистрированное свидетельство о праве собственности" на участок, в который будто бы входят доли ответчиков. Для пущей важности суд констатирует, что "данные документы не признаны недействительными". Один лишь маленький нюанс: таких документов нет ни в деле, ни в природе вообще.

Вместе с тем, любопытная деталь: как только в прошлом году пришла весть о грядущем увольнении тогдашнего председателя Мособлсуда Светланы Марасановой, в сознании судей произошли перемены, позволившие Коллегии по гражданским делам более внимательно отнестись к бедам землевладельцев, что сильно напугало некоторых любителей совмещать суд и коммерцию. Так это или нет — не является темой этого расследования. Важно другое. Со сменой председателя судьи Московского областного суда словно бы приходят в себя после странного морока. Так, кассация отменяет решение судьи Нины Колдыриной по этому делу и отправляет его на новое рассмотрение. Но вот что удивительно! Ветер перемен балашихинскую Фемиду обошел стороной, поэтому это же дело (но уже за новым номером 2-1263/2007) по отмененному решению попадает… опять к судье Колдыриной, и все вновь разрешается в пользу того же ЗАО "Первое Мая".

Однако кассационная инстанция опять отменяет решение уже печально известной для ответчиков Нины Колдыриной и дает детальные рекомендации по многочисленным нарушениям суда первой инстанции. Но, похоже, балашихинской судье Наталье Елисеевой, в третий раз рассматривавшей это дело уже под номером 2-187/2008, прочитать их было не досуг, равно как и обратить внимание на приобщенные ей в качестве доказательств являющиеся юридически действительными сведения государственного земельного кадастра, однозначно подтверждавшие отсутствие у граждан прав распоряжаться государственной землей в 1993 году. В результате на свет божий явился многословный акт во благо рейдеров, явно противоречащий фактическим обстоятельствам дела и здравому смыслу!

Теперь дело пошло на третий круг…

ВСЕМ ВЫЙТИ ИЗ СУМРАКА!

Но кто же стоит за всеми этими превращениями подмосковной земли? Кто заказчик и кто тот самый неустановленный "хозяин", который лишает крестьян "Первого Мая" их земли?

Разобраться не так-то просто. Следов своих этот анонимный "хозяин" оставил крайне мало, и всё же кое-что есть. Мы уже указали выше, что для того, чтобы перехватить контрольный пакет у старого руководства "первомайцев", из тени на свет вышло некое ООО "Золотая нива", которому оказался переданным дополнительный тираж акций ЗАО Агрофирма "Первое Мая".

А вот ООО «Золотая нива» довольно хорошо известно специалистам, занимающимся расследованиями банковских махинаций последнего десятилетия. И прежде всего в связи со знаменитым делом "Внешагробанка", который был создан еще в 1992 году и почти десять лет работал без скандалов.

Однако со сменой руководства в 2000 году банк из кредитного учреждения стал превращаться в ловца "наивных душ", предлагая малограмотным в юридическом плане руководителям сельхозпредприятий сомнительные сделки, в результате которых имущество последних плавно перекочевывало в карманы дельцов. Кстати, именно при помощи этого банка упомянутый выше Сергей Золотарев разобрался с родным "Ленинским лучом".

Апофеоз детективной истории "Внешагробанка" пришелся на 2003 год, когда он задолжал авиакомпании "Внуковские авиалинии" 128 млн. рублей и отдавать не спешил.

А тут, как на удачу, в отношении летчиков была возбуждена процедура банкротства, и, по данным СМИ, руководство "Внешагробанка" понадеялось, что после ликвидации авиакомпании банк сможет уйти от уплаты долга. Однако 23 сентября 2004 года Московский арбитражный суд принял решение наложить арест на счета "Внешагробанка" и списать с него средства в пользу "Внуковских авиалиний". Так под угрозой банкротства оказались уже банкиры…

Вот тут из банка как по мановению волшебной палочки начали испаряться активы: наличность, ликвидные акции других предприятий и даже собственное сколько-нибудь стоящее имущество. А дыры в балансе заполнили "ценные бумаги" обществ типа "Рога и копыта", цена которых была не выше стоимости бумаги, на которой они были напечатаны. Произошло это так быстро, что в Арбитражном суде и глазом моргнуть не успели. Закончилась эта афёра постановлением прокуратуры Москвы N 128224 от 3 марта 2005 года о возбуждении уголовного дела.

Как сказано в этом документе, "Букато В.И., являясь председателем правления АКБ "Внешагробанк", с целью уклонения от выплаты ОАО "Внуковские авиалинии" 128 403 437 рублей по решению Арбитражного суда от 01.06.04 года в период с 13.09.04 по 01.10.04 умышленно создал неплатёжеспособность банка путём вывода его активов". Однако Виктору Букато, похоже, была определена лишь роль председателя Фунта. Ведь сделки по уводу активов согласно закону могли совершаться только с согласия коллегиальных органов управления банком. А за ними стоят совсем иные персоналии…

Так вот, в весьма запутанной схеме хищения денег "Внешагробанка", опубликованной в газете "Версия" 12 апреля 2005 года, одним из "оконечных" объектов, где осуществлялась "обналичка" выведенных средств, вдруг возникает знакомое название ООО "Золотая нива", а вслед за ней и ЗАО Агрофирма "Первое Мая". Возникают и знакомые фамилии. Так, например, член совета директоров "Внешагробанка" Антон Михалёв, за которым тянется длинный след финансовых скандалов со времён, когда он весьма недолго был начальником финансового управления администрации Красноярского края, являлся никем иным, как одним из учредителей этого самого ограниченного общества.

Так не сюда ли скидывались те самые пропавшие средства "Внешагробанка"? И может, стоит только подивиться расторопности и практичности банкиров, которые не только смогли через эти "фирмы" обналичить деньги, но ещё и "навариться" на них самих, оставив крестьян без земли?

То ли за счет трудовых сбережений, скопленных Антоном Михалевым на красноярской финансовой ниве, то ли за счет иных средств, заработанных от деятельности в органах управления прикрытых по нелицеприятным основаниям "Внешагробанка" и банка "Дисконт", с которым всерьез связывают убийство зампреда Центрального Банка Андрея Козлова, но по данным госрегистрации сделок с недвижимостью этот скромный "предприниматель" сумел приобрести только на участках ЗАО Агрофирма "Первое Мая" более 35 гектаров земли.

Можно только гадать, почему балашихинские судьи прониклись особой любовью к данному экс-чиновнику, являющемуся к тому же мажоритарным акционером ЗАО "Первое Мая", и выносят неправосудные решения, отбирая у крестьян последние крохи?

КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА

Сегодня терпению крестьян приходит предел. Всё чаще их выступления носят скоординированный и массовый характер. Люди начинают понимать, что без борьбы с чиновничьим произволом выстоять не удастся.

Практически ни одно из 240 сельхозпредприятий Московской области, подвергшееся захватам рейдеров, не было получено "латифундистами" без массовых нарушений закона, преступлений, подделки документов, подкупа чиновников, обмана и грабежа владельцев земельных долей.

Крестьяне, не продававшие и не передававшие свои доли, тем не менее в массовом порядке лишаются своего имущества — полученных от государства в ходе земельной реформы 90-х годов земельных паев.

В период с 2003 года в прокуратуру и суды обратились тысячи граждан с заявлениями о хищении земель, с жалобами на чиновничий беспредел и на сокрытие таких преступлений. Но до настоящего времени ни один из них не признан в установленном законе порядке потерпевшим. Ни один крестьянин не восстановлен в правах на свою земельную долю.

Всё это привело к тому, что летом прошлого года более 200 человек вышли на пикет к зданию Прокуратуры Московской области. Они представляли 70 сельхозпредприятий из 23 районов Московской области, объединенных в общественное движение "Крестьянский фронт".

Цель акции — выразить протест бездействию прокуратуры в отношении земельных рейдеров, обманным путем завладевших крестьянскими сельхозугодиями. Это уже не первая акция крестьян у подмосковной прокуратуры.

Борются за свои права и крестьяне Агрофирмы "Первое мая". Впереди у них очередной суд. Им хочется верить, что на этот раз он будет справедливым…

Андрей Фефелов СИСТЕМА КАК ТЕМА

Недавно на выездном правительственном заседании в подмосковной Дубне избранный глава государства Дмитрий Медведев рассуждал об инновационных возможностях России и вывел главного врага развития. Враг оказался женского рода.

"Я знаю, кто главный враг инноваций, — это инертность нашей административной системы, которая проявляется, начиная с федерального уровня и заканчивая муниципальным." — Так сказал избранный глава государства.

Итак, "вертикаль власти" инертна с головы до пят. Бездеятельны не администраторы, но сама система. Инертность — свойство системы. Не "отдельный недостаток", а именно свойство, потому как — на всех уровнях.

Система несовместима с инновациями, она "тормозит по жизни". Это признает глава исполнительной власти, человек, ответственный за систему.

Слова Дмитрия Медведева не были замечены и оценены обществом. Этому как минимум две причины. Во-первых, эти важные слова потонули в потоке других, не менее важных, но тоже слов. Во-вторых, в России испокон веку принято ругать чиновников за косность и воровство. В конце концов, когда земля велика и обильна, а порядка все нет и нет — кого еще ругать? Система инертна — да.

Нашли чем удивить.

Впрочем, с тезисом об инертности нашей административной системы можно было бы и поспорить. Очевидная ее неэффективность — не так очевидна. Пристальный взгляд на государственный аппарат поможет сделать противоположенные выводы. Система действует весьма эффективно, но не в направлении обслуживания интересов страны, а в деле самообслуживания.

В России существуют мелкий, средний и крупный бизнес. Мелкий бизнес — это бабка, торгующая укропом у входа в павильон метро "Площадь Революции". Крупный бизнес — это ребята, когда-то севшие на источники сырья. А средний бизнес — это чиновники, гаишники и муниципальные служащие.

Система "кормлений", разросшаяся в России к началу ХХI века, ничего общего не имеет с идеей развития, инноваций и стратегией прорыва. Это совсем другая песня.

Находясь на палубе корабля в эпицентре девятибалльного шторма, можно сказать, что вокруг свежо и сыро. И это будет, в общем-то, верное замечание. Только не совсем точное.

Объявив инертность системы врагом развития, Дмитрий Медведев нисколько не соврал.

Однако более точно было бы сказать, что принципы построения данного государства несовместимы с любыми инновациями в производстве и не только в нём.

Но такое заявление главы государства равноценно объявлению о начале радикальной реформы. Это — революция сверху. Переворот во всех сферах жизни.

Готово ли общество к такой встряске? Каким образом, какими методами, с помощью каких сил система будет сама себя реформировать? Не кончится ли такая реформа очередным развалом?

Пока не получены точные и исчерпывающие ответы на данные вопросы, любые попытки переориентировать госаппарат на развитие — преждевременны и опасны.

Но столь же опасно и промедление в решении задачки. Годами прозябать в болоте, прикрываясь статусом "энергетической державы", России никто не даст. Сколько ни говори "нано-нано", проблем от этого меньше не станет.

Способность Владимира Путина держаться данных им личных обязательств — превратила его в неформального лидера страны. Путин и саму власть получил именно как человек, способный держать слово.

Обладает ли таким свойством Медведев? Во всяком случае своим положением Дмитрий Анатольевич лично обязан только своему предшественнику. В отношении всех остальных руки у него полностью развязаны. Воспользуется ли Медведев свободой рук?

Если — да, то мы станем свидетелями создания верховной властью инструмента реформирования прогнившего сверху донизу госаппарата. Какой-то особой, чрезвычайной, говоря старым языком, опричной структуры, которая даст инновационный импульс задремавшей бюрократии.

Анна Серафимова ЖИЛИ-БЫЛИ

Торговать на рынке Иван Иванович начал давно. Как вышел на пенсию и занялся работой на своём земельном участке. Любовь к земле и трудолюбие позволяло получать хорошие урожаи, и излишки овощей и фруктов труженик полей понёс на колхозный рынок. Это были те времена, когда можно было и Ивану Ивановичу прийти, взять весы, гири, заплатить за место, сдать пробу урожая и встать торговать в своём родном городе или даже в районном центре.

Время шло, времена менялись. Разгромили колхозы, извели колхозников. Стали они сельхозпроизводителями, а сельхозсбытчиками стали совсем другие люди, к производству отношения не имеющие. И нравы новых торгующих менялись кардинально. Не менялся только Иван Иванович с его правилами и принципами торговли: не просто не обсчитывать и не обманывать, но и взвешивать с «походом», то есть накинуть пару картофелин — огурчиков к отвешенному килограмму.

Чудо, каким Иван Иваныч остался среди торговцев, полностью сменившихся на местном рынке на лиц политкорректных национальностей, заключалось в его фронтовой биографии и в необходимости иметь на местном рынке "местный колорит". Чтобы на недоумённые упрёки "а что это вас нет ни одного аборигена среди торгующих" вытащить как козырного туза из рукава: а вот и неправда ваша вот он, торгует! Да ещё и звать Иван Иваныч.

Уникальность Ивана Иваныча была не только в том, что он — местный. Но и в том, что он торговал честно! Сначала на него наезжали и требовали быть, как все, но потом отстали, учитывая, что распродавал он своим трудом выращенный урожай быстро, и таким образом не оттягивал клиентов и не составлял конкуренции со своим мешком картошки и парой пучков моркови.

У Ивана Иваныча единственного были не выпиленные гири и не подкрученные весы! Настоящий Иван-Дурак. Только на этой нехитрой операции, которую проделали все торговцы, он мог бы получать в два раза большую прибыль. Но Иван Иваныч не делал этого. На него "сами не местные" торговцы показывали пальцем. Учили детей: не будь таким дураком, как этот Ваня! А то будешь бедным, у тебя не будет такой машины, на какой мы ездим, такой шубы, в которой ходит твоя мама. И многих других вещей не будет, если не будешь обманывать и воровать!

Однажды серьёзно заболел сын директора рынка. Врачи не могли помочь, и только народная медицина располагала рецептом снадобья. Для его приготовления должны были быть подобраны ингридиенты по весу! В абсолютно точных пропорциях! Недовес или перевес любого из составляющих был смертельно опасен! Он бы либо убил, либо не принёс исцеления. А промедление как раз было смерти подобно. Одни за другими стали заболевать и дети других торговцев.

Но нужное снадобье никак не могли приготовить, поскольку гири всех торговцев были подпилены, а весы у всех подкручены! Если бы и другим Иванам было дозволено торговать на рынке, может, и другие пара правильных гирь нашлась бы, но из Иванов продавцом был лишь Иван Иванович! И вообще оказалось, что во всём городе не осталось ни одного эталона нормы! Все были "обманками", отступлениями от нормы. Ситуация складывалась трагическая. Обогащенные за счёт отхода от эталона торговцы не могли ни за какие деньги спасти своих умирающих детей. Шубы, машины — всё готовы были отдать, чтобы найти норму, по которой можно сверить и вымерять то, что нужно ребёнку. Но взять это было негде.

И тут вспомнили об Иване Иваныче — честном держателе эталона, шпыняемом за это, высмеиваемом, в своей честности ведущем скромный образ жизни. Только он мог спасти детей, которые умирали из-за мухляжа своих родителей, наплевавших на норму, на эталон, высмеивающих честность, порядочность, считающих, что только обман и надувательство приводит к сытой безбедной жизни, которую они и вели, но которая вот-вот могла оборваться у их детей. Иван Иваныч предоставил в распоряжение нуждающихся и весы, и гири — необходимый эталон, норму.

Честность и нестяжание Ивана Ивановича позволили спасти детей разных народов, начавшаяся эпидемия, грозившая погубить всех, отступила благодаря порядочности человека, понимающего, что такое хорошо и что такое плохо, никого не призывавшего жить не по лжи, но именно так жившего.

"Боже ты мой, — думали спасённые торгующие народы, — а если бы не Иван Иванович? Что бы было с нами и нашими детьми! Как он нам пригодился с его качествами! Да и слава Богу, что нам не надо такие качества иметь, чтобы хорошо жить. Потому что для этого есть Иваны Иванычи, благодаря которым мы припеваючи живём, а приходит беда, за их счёт и выживаем, целы-невредимы остаемся. Оставить на развод нужное нам количество Иванов, да и дело с концом. Вернее, остальным — конец. Вон нам на весь огромный рынок одного хватило. На рынках оставить по одному, а в полях пусть они и работают. Там мы им не конкуренты — пусть горбатятся. Мы присоединяемся к мировому сообществу, устами Тэтчер определившему квоту для них в 15 миллионов человек".

А Иван Иваныч вдруг задумался. А ну как и меня бы вышвырнули, и тогда ни у кого бы не осталось верной меры. Тогда эпидемия, завезенная пришельцами, распространилась бы на весь город, поразила бы и нас, наших детей. "Нет, — подумал Иван Иваныч, — если хотим жить, растить и воспитывать наших детей, если не желаем им погибели, такое положение дел — когда пришельцы перекраивают, все нормы, уничтожают наши эталоны, что делает нашу жизнь смертельно опасной, — надо немедленно и решительно менять".

АНОНС «ДЛ» N4

Вышел из печати, поступает к подписчикам и в продажу мартовский выпуск газеты "ДЕНЬ ЛИТЕРАТУРЫ" (2008, N4). В номере — Владимир БОНДАРЕНКО: Слово о Леониде БородинЕ — к его 70-летию. Юрий ПАВЛОВ, Валентина ЕРОФЕЕВА и Наталья ФЕДОЧЕНКО о творчестве Леонида Бородина. Владимир АГЕНОСОВ со статьей о нововведениях школьной программы. Иерусалимские зарисовки Николая ИОВЛЕВа. Кроме того вы можете ознакомиться с поэзией Игоря ТЮЛЕНЕВА, Вадима КОВДЫ, Владимира КОРОБОВА, прозой Германа САДУ- ЛАЕВА и Мастера ВЭНА, пародией Евгения НефЁдова и отрывком из нового романа Леонида БОРОДИНА.

Так же в номере — Александр ТОКАРЕВ о новой книге Эдуарда Лимонова, Игорь БЛУДИЛИН-АВЕРЬЯН о книге Михаила ПОПОВА, Валерий ИСАЕВ о прозе Вячеслава Ложко и Юрий ГОЛУБИЦКИЙ о публицистике Михаила Кодина, Евгений ПОЗДНИН — о тайне смерти Горького, и путевые заметки Захара ПРИЛЕПИНА и Виктора ПРОНИНА.

"ДЕНЬ ЛИТЕРАТУРЫ" — ведущую литературную газету России — можно выписать во всех отделениях связи по объединённому каталогу "Газеты и Журналы России", индекс 26260. В Москве газету можно приобрести в редакции газет "День литературы" и "Завтра", а также в книжных лавках СП России (Комсомольский пр., 13), Литинститута (Тверской бульвар, 25), ЦДЛ (Б.Никитская, 53) и в редакции "Нашего современника" (Цветной бульвар, 32).

Наш телефон: (495) 246-00-54;

e-mail: denlit@rol.ru;

электронная версия: http://zavtra.ru/

Главный редактор — Владимир БОНДАРЕНКО

Владимир Бондаренко ЖИТЬ И ВЫЖИВАТЬ ДОСТОЙНО К 70-летию Леонида Бородина

Леонид Иванович Бородин из тех редких людей, кто сумел и жить, и выживать достойно. Более того, сквозь все свои лишения и житейские тяготы он пронес гордо, по-гумилевски, свою мечту и, кажется, осуществил к семидесятилетию многое из задуманного. Одни могут ужаснуться тем страданиям, которые выпали на его долю, другие могут искренне позавидовать его постоянному везению.

Ну ладно, первый тюремный срок по меркам существовавшего государства был вполне законным: мальчишки собирались свергать власть и чуть ли не готовились к вооруженному восстанию. Нынешний Леонид Бородин, пожалуй, сам признает право государства на такую защиту. Сам готов себя же и осудить. Но второй тюремный срок, ужасающий по своей жестокости, (десять лет лагерей строгого режима и пять лет ссылки) был дан писателю за литературные произведения, которые и от политики были достаточно далеки. В том числе и за невинную прелестную детскую сказку "Год чуда и печали", вышедшую в издательстве "Посев". Леонид, по вольности духа своего не делал разницы между различными заграничными изданиями. И не хотел понимать, что за книгу, вышедшую где-нибудь в "ИМКА-пресс", его могли просто пожурить. За публикацию в максимовском "Континенте" могли попортить нервы. Но за книгу сказок, изданную в издательстве НТС "Посев", давали огромные тюремные сроки. Я, хорошо знакомый со стариками из НТС, выступавший на их юбилейном съезде, никак не могу понять, почему наши гебисты так боялись умеренных русских националистов-солидаристов из НТС. Где все они сейчас? И кто о них помнит? Хотя бы музей НТС в Москве открыли. По-моему, в своё время я был последним гостем, проживавшем в Париже в доме НТС перед его продажей. Помню, хорошая была библиотека. И хорошие русские люди работали в нём.

Вот за связь с НТС и дали убийственный срок Леониду Бородину.

А теперь о везении. Дали Бородину убийственный срок, но случилась перестройка, и выпустили всего через 5 лет. В лагерях удалось написать и даже переслать в письмах свои первые книги. Нашлись люди, как из демократического, так и из патриотического лагеря, перевозившие эти рукописи в заграничные издания. Спасибо скажем и Илье Глазунову, и Борису Мессереру. Оба, между прочим, — художники.

Его книги переведены на все основные европейские языки, он сидел в лагере, а ему присваивали европейские престижные литературные премии. Жаль, не досидел до Нобелевской премии, которую ему уже пророчили. И дали бы, просиди еще лет пять. В конце концов, чем он хуже турецкого писателя Орхана Памука?

К счастью, западные политики, поддерживавшие Леонида Бородина, не вникали в суть его творений. Вот и Нобеля могли бы дать, как политическому страдальцу. А то, что Леонид Бородин — убежденный русский националист, они поняли лишь после его освобождения. И дружно отвернулись.

Если честно, то кроме Леонида Бородина поэтов Юрия Галанскова и Василя Стуса, и критика и эссеиста Андрея Синявского среди политических заключенных крупных литературных талантов не было. Георгий Владимов, Владимир Максимов и другие отправлялись за рубеж сразу из дубового зала ЦДЛ.

Даже с болезнями Леониду Бородину до сих пор каким-то образом везет: попадает в смертельную аварию — и выживает, умудряется вылезать из самых неприятных ситуаций. Не иначе как Божья воля. Пусть будет так и дальше…

Помню, вскоре после выхода его из лагеря в 1987 году (одним из последних политзаключённых, ещё неизвестным практически всей нашей советской литературной среде), я позвал его в поездку в родной Иркутск вместе с группой журнала "Москва". Это тоже оказалось неким символом. У меня тогда вышла нашумевшая статья "Очерки литературных нравов", Михаил Алексеев относился ко мне с большим уважением, вот я и осмелился навязать ему в группу совсем еще не автора "Москвы", недавно освобождённого Леонида Бородина. Михаил Алексеев согласился, и уже в родном Иркутске бывшего зэка принимали как известного писателя. Кстати, замечу, что позже, когда на место Алексеева на короткий период пришёл Владимир Крупин, я уговорил Леонида Бородина дать для журнала повесть-сказку "Год чуда и печали", которая меня очаровала не меньше, чем "Маленький принц" Антуана де Сент-Экзюпери. К сожалению, Владимир Крупин вернул мне её со словами: "Она нам не подходит, пусть Бородин принесёт что-нибудь лагерное".

Но у Леонида Бородина, многолетнего сидельца, практически ничего лагерного не было. Даже вроде бы лагерная повесть "Правила игры" на самом деле не столько о лагере говорит, сколько о проблемах жизненного существования, подчинённого определённым правилам игры. Он и в лагере творчески не жил лагерем.

И всё-таки наша совместная поездка в Иркутск от журнала "Москва" каким-то мистическим образом определила дальнейшую литературную судьбу Леонида Бородина. И Михаил Алексеев как бы передал символическую эстафету будущему редактору. Краткосрочное пребывание в редакторах Владимира Крупина оказалось вроде бы и за бортом, существенно не Поразительно, но именно лагерь способствовал рождению писателя Леонида Бородина. О лагерном опыте русской литературы уже написано много книг, от Достоевского до Солженицына, от Шаламова до Бородина. Впрочем, и Эдуард Лимонов в последнем своём заключении написал семь не самых плохих книг.

И всё-таки, будем надеяться, что такой лагерный опыт, каким бы он плодотворным для русской литературы ни был, не станет подхватывать и развивать нынешняя власть, и, к примеру, талантливый фантаст Юрий Петухов, к своему сожалению, не обретёт лагерный опыт для своих будущих произведений.

Леонид Бородин принадлежит к самому интереснейшему за столетие литературному поколению, условно названному мной "дети 1937-го". Им всем поочерёдно, и живым и мёртвым, в прошлом и этом году исполнилось по 70-лет. Только что отметили свой юбилей Александр Проханова, затем поэт Валентин Устинов, и вот настал черёд Леонида Бородина. Уже отметились Белла Ахмадулина и Юнна Мориц, Валентин Распутин и Андрей Битов, Эдуард Успенский и Владимир Высоцкий, Владимир Маканин и Александр Вампилов. Ждут своей очереди нынешний солженицынский лауреат Борис Екимов и наш лучший детективщик Виктор Пронин, Людмила Петрушевская и Венедикт Ерофеев.

Меня радует, что за редким исключением, это поколение не собирается сдаваться и уступать свои ведущие позиции в литературе. Вот и Леонид Бородин публикует в нашем номере отрывок из своего нового, достаточно необычного романа. Так держать и дальше.

От всей души поздравляю тебя, Леня, с твоим юбилеем. Здоровья, здоровья и ещё раз здоровья. А всё остальное у тебя есть: и талант, и любящая жена Лариса, и дети с внуками. Будем жить и выживать достойно, не покоряясь ни судьбе, ни эпохе, ни политическим зигзагам.

Твой друг Владимир Бондаренко

Захар Прилепин А ИМ ХОЧЕТСЯ ДРУГОГО…

Отчего-то все были уверены, что в Индии жара, и вернусь я оттуда загорелым.

"С какой стати там будет жара в январе?" — спрашивал я недоверчиво.

"Ты что, это же Индия!" — отвечали мне.

"Ну и что, — думал я, — Индия это Индия, а январь это январь. Одно другого не отменяет".

И всё-таки взял с собой куртку на чёрном меху и зимние ботинки.

В Москве в эти дни было то ли плюс один, то ли минус один, и в этой куртке мне было жарко.

В Дели наш самолёт приземлился ночью, мы были в компании с Эдуардом Успенским — тот самый, живой классик, что создал Чебурашку, Жаб Жабыча и населил отличной компанией деревню Простоквашино.

Успенский был с женой и с забинтованной рукой (упал в Финляндии, там скользко), а я, значит, в куртке.

"Ну, — думаю, — сейчас выйду в палящий ночной зной и буду как дурак смотреться, индийцев веселить".

Но никакого палящего зноя не было. Холода, впрочем, тоже не было. Индийцы ходили в свитерах, некоторые в пиджаках, иные в особых национальных одеждах, названия которых я забыл, а точнее, и не знал никогда.

В 5 утра мы добрались до гостиницы, в фойе нас встретили организаторы, которые радостно сообщили мне, что через час я выезжаю в Тадж Махал, потому что потом у меня уже не будет времени на такие дальние поездки — программа писательской конференции, в которой все мы участвовали, оказалась крайне плотной.

Ну что ж, приехать в Индию и не посмотреть Тадж Махал было бы стыдно — всё-таки чудо света, символ страны… Потом высплюсь, решил я.

Терять лишний час мне вовсе не хотелось, в 5.05 я лёг спать, в 5.55 проснулся при первом писке будильника, и в 6 загрузился автобус, где уже дремал автор "…дозоров" Сергей Лукьяненко и компактно сложился на двух креслах поэт Максим Амелин.

Куртку, я к счастью, захватил с собой — потому что уже через пятнадцать минут пути всем существом своим ощутил дикий, влажный, пронизывающий до костного мозга холод.

К тому же, хотя бы немного подремать не было никакой возможности. Знаете, как ездят в Индии авто-, так сказать, любители? Наверное, вы этого не знаете, и я тоже не знал. Если бы я жил в этой стране, я бы ни за что ни сел за руль. Я бы очень боялся там ездить.

Попробуем описать… По весьма узкой трассе, не ведая страха, в достаточно вольной последовательности, ежесекундно подрезая друг друга, мчатся джипы, рикши, мотоциклы, велосипеды, автобусы и чудовищные тарантайки, которые там называются такси. Помню, лет тридцать назад подобную черепаху соорудил соседний мужик в нашей рязанской деревне — эдакий плот с мотором, где скорости переключались с крякающим лязгом, а жестяная крыша дрожала как при грозе. В Индии широко распространена именно эта модель, я её узнал! Зря сосед не запатентовал своё открытие.

Знаков на трассе очень мало, и любые перемещения по дороге обозначаются сигналом. Если я сейчас закрываю глаза, чтобы вспомнить Индию, я сразу слышу это бесконечное, постоянное, неустанное "Би-би! Би! Би-би-би!"

Ещё более поразили меня виды из окна автобуса. До сих пор я был уверен, что знаю, как выглядит нищета. Всё-таки у меня пункт стеклопосуды во дворе; да и в своих захудалых деревнях, где провёл детство, я бываю ежегодно и подолгу. Но это всё с Индией оказалось несравнимо.

За шесть часов по дороге к Тадж Махалу я увидел несколько миллионов нищих.

И ещё столько же, когда ехал обратно.

Знаете, сравнить это можно лишь с американскими фильмами о жизни на земле после ядерной войны. Помните, как там люди в лохмотьях бродят среди развалин и стихийно выстроенных конур, разжигают костры и жарят весело попискивающих крыс. Вот именно это я и увидел, только в реальности.

Разве что крыс не было, но то, что индийцы жарили на кострах, пахло чудовищно. Причём они считали своим долгом всё это нам предлагать. Мои спутники шарахались в брезгливом ужасе.

"Как же они живут здесь?" — думал я, разглядывая нелепые, кривые, чудовищные постройки, пред которыми наши сараи покажутся архитектурным совершенством.

Притом сами индийцы вовсе не выглядят несчастными — все они постоянно куда-то идут, что-то несут, просят милостыню, продают своих бесконечных деревянных слоников, норовят покатать туристов на верблюдах, которые пахнут так, словно четыре раза обошли вокруг света и ни разу не попали под дождь.

В пыли и грязи сидят там в большом количестве дети, с головами не больше кошачьей, все чуть ли не грудные, — но тоже вполне себе весёлые.

Зато женщин на улицах почти нет. То есть, из тех нескольких миллионов людей, что встретились нам, женщин было, в лучшем случае, дюжина. Не знаю, где они их держат.

Видимо, преисполненный последствиями социального шока, я не смог в полной мере оценить красоту Тадж Махала. Глупое сердце моё не дрогнуло — чудо света оказалось похожим на большую раковину. Я два раза обошёл вокруг него, заглянул вовнутрь, там, как часто бывает, стояла гробница, и это вконец меня огорчило. Странные люди, всё время норовят гроб поставить в хорошее место.

Так как спать в автобусе не давал сквозняк и неустанный то ли физический, то ли психологический уже озноб, на обратном пути нам пришлось напиться. Мы пили индийский ром, он был дешёвым и сладким.

В Индии вообще всё очень дёшево, особенно если долго торговаться. Туда вполне можно приехать, имея долларов пятьсот, и весело прожить там две, а то и три недели. Миллионы индийцев живут на доллар в день, и это их вполне устраивает.

"У вас тут бывают демонстрации?" — поинтересовался я как-то у таксиста, он катал меня по старому Дели, где людей всё время было столько, сколько у нас собиралось в иные времена на первомайские шествия.

Таксист подумал и сказал, что митинги иногда бывают. Но редко….

…Индия, выяснил я к финалу нашего там пребывания, безусловно, похожа на Россию. Те же пять процентов очень богатых, пятнадцать процентов среднего класса, и дальше одновременно и бодрая, и вялая нищета, хитрая на выдумки.

Индийцы до сих пор обожают Советский Союз, и когда члены нашей делегации ругали его на круглых столах, почтенные индийцы вставали и выходили из зала.

Мне кажется, они были правы.

Втайне индийцы догадываются, что они очень похожи на современную Россию. А им хочется быть похожими на СССР. Такой вот выбор.

Но не будем о политике. Не будем…

"Чего же с ними надо сделать такого, чтоб они вышли на улицу протестовать?" — подумал я. Ответа не знаю до сих пор.

Вернувшись в гостиницу, я по привычке нашёл местное МТВ, я всегда так делаю. Первые дни я не мог найти ни единого отличия одной индийской песни от другой. Потом это прошло, но одно сходство всё-таки осталось. В каждом индийском клипе в массовке снимается минимум человек шестьсот.

Я так понял, что когда в стране миллиард с лишним жителей, а работать особенно негде, всех надо хоть чем-то занять. Поэтому шестьсот — это даже не предел. Иногда в клипе танцуют сразу шесть тысяч человек, и смотрится это очень весело.

Индия вообще весёлая и добродушная страна. За первые три дня российской книжной ярмарки у нашей делегации украли восемь сумок с деньгами, паспортами и обратными билетами. Изъятие происходило в высшей степени изящно — никто ничего так и не заметил. Вещи пропадали, к примеру, во время разговора, лицом к лицу, в полупустом помещении двух почти уже классиков русской литературы: приставленная к ноге сумка одного из них исчезла легко и неприметно; классики, надо сказать, были первозданно трезвы.

Зато по Дели можно гулять и днём, и ночью: индийцы крайне доброжелательны даже в сложных жизненных ситуациях. Они, к примеру, очень ценят белых женщин. Во время прогулки по старому Дели одной нашей блондинки, получилось так, что к ней, невзирая на спутника, прислонились сразу несколько досужих индийцев — один боком, другой грудью, третий спиной. Все они изображали, что на улице очень тесно и поэтому приходится идти на сближение.

Блондинка отреагировала немедленно и по-русски: один был послан вон на хорошем английском, второй получил удар коленом, третий отличный хук в челюсть. Индийцы немедленно разошлись, в прекрасном настроении, не имея ни единой претензии.

Индия, выяснил я к финалу нашего там пребывания, безусловно, похожа на Россию. Те же пять процентов очень богатых, пятнадцать процентов среднего класса, и дальше одновременно и бодрая, и вялая нищета, хитрая на выдумки.

Индийцы до сих пор обожают Советский Союз, и когда члены нашей делегации ругали его на круглых столах, почтенные индийцы вставали и выходили из зала.

Мне кажется, они были правы.

Втайне индийцы догадываются, что они очень похожи на современную Россию. А им хочется быть похожими на СССР. Такой вот выбор.

Но не будем о политике. Не будем…

Я так и не согрелся там за всё это время. Когда потом вернулся в Москву, где опять был то ли плюс один, то ли минус один, мне наконец вновь стало тепло. Я расстегнул куртку и снял шапку, подставляя так и не загоревшую рожу мутному русскому солнышку.

Я пошёл по улице, и вдруг понял, что ничего не знаю об Индии, и вовсе не понимаю, что о ней думать. Достаточно того, что она есть.

Но, наверное, придётся снова туда вернуться.

Полностью — в газете «День литературы», 2008, N4

Герман Садулаев БЛОКАДА

Гул тяжёлых бомбардировщиков не стихал уже ни днём, ни ночью. Иногда слышался визг и скрежет железа, крики и ругань, потом выли сирены пожарных и милицейских машин — стало быть, сбили паразита!

Маленькая девочка до вечера сидела у мутного окна, крест-накрест заклеенного жёлтой бумагой: светомаскировка. Однако свет и вечером не включался. Лампочка в комнате давно перегорела. Зато и счёт за электричество платить не приходилось.

Собрав на сморщенной ладони крошки чёрного хлеба, девочка отправила их в беззубый рот и долго жевала дёснами, смачивая тугой и бедной слюной. В сумерки, пересчитав в который раз деньги — несколько мятых бумажек и горсть железных монет, она упрятала кошелёк в облезлую сумку, натянула на себя пальто фабрики "Большевичка" с разодранной подкладкой, шерстяную шапку, обула резиновые сапоги и вышла в коридор.

За соседней дверью пел и плясал телевизор, муж с женой разговаривали матом. Другой жилец только зашёл в коммунальную квартиру и, проходя на кухню, неловко задел девочку плечом. Она отшатнулась к стенке и, кажется, услышала бормотание:

— Когда ты уже сдохнешь, старая ведьма!

Девочка боком, по стеночке, прошла к выходу и долго возилась с замками двери. Наконец, на лестничной площадке она вызвала лифт, скрипящую клетку, и спустилась на первый этаж.

Дверь подъезда выходила прямо на улицу, к дороге, по которой неслись сплошным потоком машины. Легковые авто, длинные фуры, грохочущие самосвалы, катки и бульдозеры. Почти на всех машинах было написано что-то по-немецки.

Девочка подумала сначала — трофейные. Но люди в машинах не были похожи на русских солдат. Все были злые и страшные. И девочка опустила голову: стало быть, фашисты всё же прорвали оборону.

Девочка пошла по улице, оглядывая вывески и в который раз удивляясь: как быстро оккупанты поменяли все названия! Вот здесь, кажется, ещё вчера была "Булочная". Теперь "Coffee shop" и из-за зеркальной витрины слышна иностранная музыка. А тут, где недавно висело вырезанное из жести тёплое "Молоко", мерцает ядовито-синим люминисцентом написанное по-русски незнакомое и страшное слово: "Супермаркет". Девочка шла дальше, туда, где на углу улицы была аптека. Аптека осталась. Над входом было обозначено крупными буквами — "Drug Store", а ниже, мелкими буковками, для населения захваченного города — "Аптека". И часы работы.

За прилавком стояла девушка, по виду русская. Ох, как много наших согласилось сотрудничать с оккупантами! — подумала девочка. С другой стороны, как их винить? Каждому жить хочется.

Она подошла к прилавку и, вытащив из кармана пальто много раз мятый и сложенный рецепт, протянула продавщице:

— Милая, вот тут мне доктор прописал, от сердца…

— Сколько вам говорить, бабушка, мы бесплатные рецепты не отовариваем! У нас коммерческое предприятие. Вам надо в государственную аптеку, она в четырёх кварталах отсюда. Да и там бесплатных лекарств почти никогда нет. Город средства не выделяет.

Девочка поняла только, что лекарства ей не дадут. Вздохнула и засеменила к выходу. Понятно, станут ещё фрицы нас врачевать? Им своих солдат надо латать и штопать, потому что Красная Армия воюет без продыху и наносит большой урон врагу. Ничего, вот придут наши и подлечат. Надо дотерпеть только, дождаться.

Голова кружилась от голода, в глазах темнело и ныло в желудке. А что, всем сейчас тяжело, такое время. Уже неделю не была в продуктовом, можно бы и купить еды, должны завезти норму по карточкам.

В магазине великолепие било в глаза и в ноздри. Сыры, колбасы, да всё коробки какие-то. Бутыли разноцветные. Весело закупались оккупанты и их пособники. Везли тележки горой нагруженные. Девочка положила в плетёную проволочную корзину половинку хлеба и молоко, подошла к кассе. Нашарила в сумке кошелёчек, раскрыла и высыпала деньги на железную миску.

За кассой сидела тётка толстая, холёная. Эх, разъелась-то как, на распределении!

— Женщина, что вы мне тут опять кладёте? Это старые деньги, такие больше не ходят! И где вы их берёте только? Вам что, пенсию не выдают?..

Пенсия… как же не выдают, вот почтальон приходит, каждый месяц. И сразу следом заходит сосед — "Мамаша, на сто грамм, фронтовых, выдай!"

Разве жалко? Всё для фронта, всё для победы. А я уж как-нибудь. Главное, чтобы нашим бойцам в траншеях согреться, поддержать боевой дух.

Кассирша повела головой на крупной шее и, собрав деньги, засунула их в руку девочке:

— Берите свой хлеб с молоком и идите, идите уже! Вот, в пакет сложите. Да идите вы, не задерживайте мне очередь!

И, повернувшись к соседней кассе:

— Старушка тутошняя, блаженная. Каждую неделю ходит. Жалко её! Я доложу денег в кассу, как закроемся.

Девочка взяла пакет и вышла из магазина.

Однако есть же и добрые люди, даже которые на фашистов работают. Когда наши вернутся, их оправдают! Девочка сама пойдёт и напишет об этой тётеньке заявление куда следует, чтобы её не наказывали за пособничество.

Так она подумала, но тут же укорила себя и тихо заулыбалась:

Ах, я глупая, глупая! Спасительница нашлась! Да это наша тётенька, она же на нашу разведку работает! Вот вернётся советская власть — ей орден дадут.

Девочка пошла по улице, хитро и мечтательно щурясь на блёклое солнышко.

А как оно будет, когда Красная Армия город освободит!? Вот будет праздник! Потому что мы победим, обязательно! Снова красные знамёна вывесят, в парках будут оркестры играть, и паёк увеличат, и лекарства привезут! Надо только дожить, вытерпеть!

Навстречу по тротуару шли двое мужчин в синей форме и с дубинками на поясе.

Полицаи!

Девочка испуганно прижала к себе сумку и пакет с продуктами, прислонилась к стене и застыла.

Отберут еду! Лишь бы тётеньку эту нашу не раскрыли, а то узнают ведь, что она своим помогала, расстреляют!

Полицаи поравнялись с девочкой и остановились.

— Гляди, бомжиха! Проверим документы?

— Охота тебе с этой дрянью возиться? Что с неё взять? Пошли лучше…

Они ушли, и девочка, оторвавшись от стены, сделала пару шагов.

Но тут тисками сдавило сердце, широко раскрылся, хватая последние глотки морозного воздуха, сведённый судорогой рот и тело сползло, осело на тротуар.

Холодно, холодно, Господи, как же холодно!.. и темно.

…А в город со всех сторон, и от Весёлого Посёлка, и от Ржевки с Пороховыми, и с берегов Финского залива, заходили войска. Гремели гусеницами по асфальту советские танки, на броне сидели весёлые красноармейцы и ветер трепал их волосы, выбивающиеся из-под пилоток и касок.

Владимир Агеносов ЛИТЕРАТУРА ОТМЕНЯЕТСЯ

18-19 марта на сайтах Интернета появилось сообщение ИТАР-ТАСС, начинающееся словами "Литература исключена…" Исключена она, как поясняется далее, из списка обязательных предметов, по которым характеризуются знания выпускников школ, и переведена в предметы по выбору.

Произошло то, о чём не раз писала "Литературная газета": единственный предмет, воспитывающий духовность у молодого поколения, приравнен к биологии, химии, физике, пению и рисованию.

И это несмотря на то, что весь прошлый год педагогическая общественность добивалась совершенно иного:

"Изъятие литературы из круга обязательных экзаменационных школьных дисциплин приведёт к тому, что исчезнет сама культурная основа для выработки навыков владения устными и письменными формами русского языка как средства межнационального общения" (конференция-совещание "Традиции и инновации в образовании: гуманитарное измерение", февраль 2007).

Рекомендовать Министерству образования и науки "рассмотреть возможность проведения совмещённого экзамена по русскому языку и литературе", две части которого будут отведены русскому языку, а третья — литературе: связный развёрнутый ответ в форме сочинения (заседание Общественного совета при Министерстве образования и науки Российской Федерации, 22 мая 2007).

Выпускной экзамен по литературе должен быть обязательной формой итоговой аттестации за среднюю школу. А для тех "учащихся, которые выбирают предмет "Литература" в качестве экзамена для поступления в высшее учебное заведение, формой экзамена может стать ЕГЭ, при условии дальнейшей доработки его содержания" (I международная научно- практическая конференция "Академический школьный учебник литературы — дорога в будущее", 6-7 ноября 2007. 114 участников из 27 городов России, Украины и Эстонии).

Глава Рособрнадзора В.А. Болотов весьма невразумительно объяснил, что де школьникам будет трудно подготовиться к ЕГЭ по литературе, и посему она… перестаёт быть обязательным предметом.

Сбылась мечта чиновников. Следующий шаг тоже уже известен. В недрах Минобнауки разработан проект "Фундаментального ядра содержания общего образования", где после слов, что литература входит в гуманитарный цикл наряду с русским и иностранными языками, географией, историей, обществознанием и искусством, разъясняется, что базовым предметом школьного курса она не является. К таковым отнесены только русский язык и математика. Составителям "ядра" невдомёк, что высшим проявлением языка является как раз литература. Испокон веков в России писали "Литература и искусство", тем самым выделяя литературу как первостепенную в деле воспитания гражданина и патриота. Но что господину Болотову и курирующему его заместителю министра А.А. Калине вековой опыт отечественной педагогики?! Оба они математики и литературу считают неким атавизмом.

В том же "Ядре" написано, что надо сократить число изучаемых в школе литературных произведений, и во исполнение этого тезиса в кулуарах различных совещаний будируется предложение о десяти "золотых" книгах: в каждом классе изучать в обязательном порядке не более 10 произведений. В документе это называется "ядром", а всё остальное — "оболочкой", "варьирующейся в зависимости от интересов и способностей ученика, типа школы и т. д."

Словом, "литература исключается…"

Остаётся уповать на то, что жизнь окажется умнее федеральных чиновников от образования.

Первый признак тому есть: Москва оставила литературу обязательным предметом аттестации выпускников школ. Будем надеяться, что опыту столицы последуют и другие города и области России.

Полностью — в газете «День литературы», 2008, N4

Елена Антонова ПРЕМЬЕРА В КВАДРАТЕ

В Музыкальном театре под руководством Жанны Тертерян — премьера. Можно сказать, премьера в квадрате. Спектаклей, подобных одноактной комической опере "Абу Гассан" Карла Марии фон Вебера, в этом театре раньше не наблюдалось. Публике была показана опера-буффа с элементами романтизма, а не привычный зингшпиль, что в обыденной речи называют опереттой. Отсюда — множество нюансов. Нет шаржированных характеров, гротеска в поступках персонажей, вообще, никаких резкостей, утрировки, напряга. Вместо этого — красота движений и поз, тонкость в передаче чувств, подлинное веселье и радость от игры на сцене. Такие оперы в первую четверть XIX в. шли во всех оперных театрах Европы, и заняты в них были те же артисты, что в операх-сериа. Забегая вперед, скажу, что непростой этот экзамен по воссозданию оперы-буффа в театре "На Басманной" вся труппа театра, включая режиссера-постановщика Наталью Печерскую, сценографа Игоря Капитанова, художника по костюмам Викторию Хархалуп, балетмейстера Ирину Левакову, дирижера Константина Науменко и артистов, выдержала достойно. Спектакль состоялся и при нормальном раскладе сил должен стать украшением репертуара.

Карл Вебер, девятый сын пехотного офицера, с раннего детства решил посвятить себя музыке. Это случилось после того, как его кузина Констанция вышла замуж за Моцарта. Всю жизнь он много работал. Написал 10 опер, виртуозные пьесы для фортепиано, концерты для оркестра и солирующего инструмента. Был даже организатором Театра немецкой оперы в Дрездене. Но это не принесло ему, как и многим тогдашним музыкантам, ни денег, ни счастья, ни здоровья. Умер он на сороковом году жизни, а его музыка, такая, как "Приглашение к танцу", "Концертштюк", чарующая легкостью, грацией, красотой мелодий, продолжает жить и звучать поныне.

Опера "Абу Гассан" была написана 25-летним Вебером на модную для того времени ориентальную тему из жизни халифата Аббасидов, когда его правителем был Гарун аль Рашид, прославленный в сказках "Тысячи и одной ночи". И хотя эта опера не сравнится по известности ни с "Волшебным стрелком", ни с "Обероном", принесших автору славу основоположника немецкого оперного романтизма, ее музыка не может не очаровывать. Она искрится весельем, покоряет своей мелодичностью. В ней ясно слышатся восточные и народные мотивы. Да и сюжет о том, как один из приближенных халифа, Абу Гассан, посредством остроумной плутовской комбинации при содействии любимой жены пополняет свой оскудевший кошелек, не подличая и не ущемляя при этом никого из окружающих, находит отклик у сегодняшних зрителей.

Осуществляя этот спектакль, Наталья Печерская выбрала верный ключ. Он — в изяществе и видимой легкости, с которыми музыка Вебера решает драматургические задачи. Сама музыка и подсказала режиссеру нужные пластические и изобразительные средства. В результате получилось то, что получилось: нескончаемые па, равно рожденные музыкой и драматургией. Звучащий балет, где поют не только голоса, но и тела артистов. Огромное поле деятельности для балетмейстера Ирины Леваковой, которое она с выдумкой сумела оплодотворить.

Адекватна изысканному строю спектакля его легкая утонченная сценография. А вот костюмы действующих лиц решены, на мой взгляд, более гротескно, чем того требует стиль музыки Вебера. Особенно карикатурно выглядят уборы, украшающие головы ростовщика Омара и других кредиторов Абу Гассана. Но это — вещи легко исправимые. На то и премьера, чтобы по ходу дела кое-что менять. Зато совсем хорошо, что в театре наконец-то появился, пусть и небольшой, но свой оркестр. Музыка Вебера обязана быть живой, исполняться теперь и сейчас. Дирижер Константин Науменко показал, что не только прекрасно понимает это, но и умеет тонко чувствовать музыку этого автора.

По всему видно, что артистам, играющим в спектакле, радостно это занятие. Приятно удивил Виктор Леонтьев, играющий Абу Гасана. От его некоторой неповоротливости, наблюдавшейся прежде, здесь не осталось и следа. Ему есть куда расти, в чем совершенствоваться, но успехи — налицо. Неплохо смотрится в роли Фатимы Елена Артамонова. Однако ей надо помнить, что исполнение арий Вебера наряду с виртуозным владением голосом требует немалой глубины чувств, "умного сердца". В целом весь ансамбль артистов произвел хорошее впечатление, что долгими, горячими аплодисментами не преминула отметить и публика.

В восприятии спектакля не последнее место занимает его программка. Его создатели обычно не уделяют ей внимания, и она выглядит "как нелюбимое дитя в семье родной". На сей раз этого не скажешь. Она составлена и выполнена с таким вкусом и выдумкой, что просто приятно держать ее в руках. Поэтому в заключение я с удовольствием называю имя ее автора. Это — художник, лауреат Государственной премии России Станислав Шавловский.

Тит ТАК!

Двадцать лет назад на крышу семиэтажного здания на Пушкинской площади взгромоздился колоссальный неоновый стенд с рекламой «Кока-колы». Это событие ознаменовало начало многолетней оккупации Москвы крикливой, назойливой, застилающей город рекламой.

Гигантские биллборды, натыканные в заповедных зонах, действуют как оружие подавления. По степени воздействия они сродни психическому террору — яркие латинские буквы бьют наотмашь по зрачкам и по темечку. Гуляя по центру Москвы, порой почти физически ощущаешь, что родное, любимое лицо заплевали какой-то химической слизью.

Но времена меняются, новые ветры подули над страной. И вот уже главный паровоз в процессе превращения Москвы в филиал Лас-Вегаса, заговорил о "рекламном беспределе" и о необходимости отчистить заповедные зоны от циклопических рекламных вывесок.

Как говорится, флаг ему в руки. Ведь избавить Москву от хамской рекламы — не только желательно, но и возможно. А вот вернуть городу снесенные памятники старины, исправить уродованные лужкостроем столичные виды получиться, увы, едва ли.

Советские гвардейцы швырнули нацистские штандарты к подножию кремлевской стены.

Неужели наступит тот благословенный день, когда замордованное коммерческой рекламой население собьет со столбов остатки пошлых вывесок и город вздохнет спокойно, предстанет перед нами во всей своей величественной серьезности.

Юрий Рябинин НЕ ПО-ЛЮБОМУ, А ПО-РУССКИ!

Друг или враг нам язык? Не тот, что во рту, — он, понятно, враг, по пословице, — а тот, который служит средством общения. Судя по тому, как к нему стали относиться в последнее время очень многие носители, язык для нас теперь по крайней мере не друг. Потому что друзей так не подводят, не предают.

В одной нашей финно-угорской республике крупный чиновник, в оправдание своего безразличного отношения к национальному языку, ответил: ну и что, что язык исчезнет? — народ-то останется!.. Этому и другим подобным же языковедам полезно бы знать историю древнего прибалтийского народа — пруссов. Этих пруссов никто не уничтожал, не вырезал, никаких этнических чисток против них не осуществлялось. А просто пришли с запада тевтоны, покорили Пруссию и заставили местных жителей говорить по-немецки. Век заставляли, два заставляли. И добились своего: прусский язык исчез. И где же теперь сам народ? Где вы, пруссы? Отзовитесь! Но что поделаешь — в понимании большинства наших чиновников народ — это по-прежнему лишь "людские ресурсы", а человек — не носитель определенной культуры, а социальная единица, элемент электората, и не велика беда, если он начнет говорить на другом языке, главное, чтобы оставался работником, винтиком в их механизме.

Сейчас русский язык так варварски и массированно искажается, что складывается впечатление, будто Россию тоже покорили какие-то тевтоны, только не иноземные, а наши собственные, внутренние. И им в лучшем случае, как тому провинциальному чиновнику, безразлично, на каком языке мы будем говорить. А в худшем — они еще и сами насаждают нам свой новояз. Кроме любимых ими иностранных заимствований, которые они по недоразумению почитают "высоким стилем", свидетельствующим об их социальном и образовательном превосходстве над простыми, темными массами, эти бациллоносители уродуют и собственно русскую речь, безжалостно заражая болезнью кого ни попадя.

Причем, если большинство заимствований у нас, паразитируя в синонимическом ряду с традиционными русскими аналогами, как новоявленный "кастинг" с исконным нашим "отбором", доставляют скорее эмоциональные неприятности, но по крайней мере не грамматические, то отдельные новшества в чисто русском словотворчестве наших тевтонов являются именно грамматическими нарушениями. Формы они приобретают подчас самые причудливые.

Так, относительно недавно у нас появилось выражение "находиться во власти". То и дело теперь говорят: "Он пришел во власть", "Ему не долго пришлось побыть во власти" и т.п. Спрашивается: почему нельзя то же самое сказать правильно: "Он пришел к власти", "Ему не долго пришлось побыть у власти". А потому, что говорить правильно, означает не выделяться, быть как все. Но язык это же именно средство выделиться! Кстати, по этой же самой причине сейчас отдельные эстеты стали использовать ненормативные просторечия и устаревшие формы: "аккурат", "авось", "нынче", "давеча": вот как я умею говорить! не то что вы все, приторно-правильные!

Недавно один чиновник брякнул: "Мы вступили в новый формат отношений", — это после отторжения натовцами куска сербской земли. Откуда он-то нахватался сленга, выпускник советской партшколы?! И дался же им этот "формат"! "Это не мой формат", — рассказывает певичка. "Этот фильм — неформат", — говорит… кинокритик! Только догадываться можно, о чем они ведут речь. Благо язык имеет запас избыточности порядка пятидесяти процентов. Так что даже если они к "формату" добавят еще пару-тройку своих офенских идиом, мы их поймем. А блюститель сербской территориальной целостности, видимо, имел в виду "форму отношений "- но это же для него, продвинутого, очень примитивное словосочетание! Подобным же образом бывший губернатор Петербурга, почтив какой-то своим присутствием вернисаж, заметил: "Здесь представлена вся политура красок". Таков их формат…

Точно так же довольно многие стали употреблять выражение "по-любому" вместо "в любом случае", "во всяком случае", "непременно". Диктор говорит: "Зениту" еще один гол нужен по-любому". Девица с голым животом в метро кричит подруге: "По-любому завтра встретимся!" Для еще более впечатляющего примера предложим собственную конструкцию: "Кастинг состоится по-любому" — вот он настоящий, победно шествующий по нашей необъятной одной шестой американо-офенский диалект бывшего русского!

Совсем недавно популяризаторы этого диалекта поголовно перешли на употребление слова "риск" во множественном числе. Они теперь говорят: "Это предприятие связано со многими рисками", "Мы предусмотрели все возможные риски". Но все то же самое можно сказать правильно: "Мы предусмотрели любой возможный риск", "Предприятие рискованное;" или, если уж кому-то так хочется непременно множественного числа: "Предприятие связано со многими рискованными случайностями". Смысл нисколько не меняется. Зато грамматические нормы соблюдены. Но не тут-то было! — правильно говорить не интересно: это для ботаников! Такое страстное желание многих неумело, бездарно риторствовать и открывает дорогу для проникновения в язык всякого сора. Все-таки нужно почаще вспоминать знаменитое тургеневское: Аркадий, не говори красиво! Тем более, если не имеете представления о критериях красоты языка.

Есть в русской лексике разряд т.н. отвлеченных существительных. Это слова — "риск", "честь", "совесть", "храбрость", "мудрость" и другие, — которые употребляются, как правило, в единственном числе. Во множественном они звучат еще более убого, чем "по-любому": "Мы ценим ваши мудрости" или "Ваши храбрости достойны самой высокой награды". Нравится так? Нужно совсем не иметь слуха, абсолютно не чувствовать языка, чтобы в столь же убогой форме употреблять слово "риск".

Нам неоднократно уже приходилось отмечать в своих заметках неверное употребление слова "регион". Но пока, увы, лишь ширится аудитория тех, кто искажает смысл этого слова, бездумно употребляя его вместо понятия "субъект федерации." Поэтому еще раз напомним: регион понятие географическое, в то время как субъект федерации — политико-административное. Ну почувствуйте же, наконец, разницу, соотечественники! — регионы: Дальневосточный, Уральский, Северо-Кавказский, Нечерноземный; субъекты федерации: Приморский край, Челябинская область, Дагестан, Вологодчина. Неужели сложно понять и запомнить?!

То, что с некоторыми языковыми излишествами и фривольностями можно успешно бороться, доказывает пример с "саммитом". Лет десять-пятнадцать назад это слово у нас входило в число самых употребляемых.

Но после серии разоблачительных выступлений против него отступилось, — если иногда где и проскакивает, то обычно без искажений. Капля воды, как говорится, камень точит.

А встречались ведь и такие шедевры: "Саммит президента России и президента Татарстана",

Или: "Саммит на высшем уровне".

Заимствования вообще имеют такую замечательную особенность — они то входят в моду, то становятся немодными, как тупоносые ботинки. Пережили мы засилье "саммита" с "толерантностью", переживем, бог даст, и "кастинг" с "креативом".

Неверно думать, что процессы, происходящие в языке, естественные и неуправляемые. Чистота языка в значительной степени зависит еще и от воли государства. В ряде вполне цивилизованных стран язык — это, как говорится, регулируемый рынок.

Например, во Франции разработана система штрафования за неоправданное использование в речи иностранных слов. Употребил, скажем, журналист в заметке или в эфире американизм вместо соответствующего родного галлицизма — будь добр, заплати штрафные. Вот у нас-то была бы статья для пополнения бюджета! Необыкновенно ревностно оберегают язык от нововведений, тем более от варваризмов, сербы. Нам у этого родственного и по языку, и по культуре народа есть чему поучиться.

Недавно в Сербии были выборы главы государства, на которых, судя по рекламным плакатам, показанным по телевидению, граждан призывали голосовать за того или иного… председника. Что означает это слово, русскому человеку понятно без перевода. Не хотят сербы именовать своего верховного правителя чужеродным понятием. У нас же — и "президент", и" премьер", и "вице-премьер", и "спикер", и "мэр", и "префект", — официально или не официально, но непременно всё по-иностранному!

Последние хранители старого красивого русского — потомки эмигрантов "первой волны".

Они, например, у себя в Европах кроссворд так и называют по сей день крестословицей. Набоков как-то сказал, что их язык подобен "замороженной клубнике". Так вот, эти могикане нас уже почти не понимают.

Но то, что нас едва понимает русское зарубежье — еще полбеды. Совершенная катастрофа будет, когда мы перестанем понимать язык Пушкина и Толстого, когда он для нас станет тем же церковно-славянским. А до этой стадии остался один шаг.

Андрей Смирнов АПОСТРОФ

Павел Зарифуллин. «Энтузиазм». М., Евразийское движение, 2007 — 352 с.

Когда автор вручил мне книгу, признаться, внутренне я был полон скепсиса — наверняка очередной пафосный и скучный отчёт о собственной деятельности и несомненном величии. И даже оформление Алексея Беляева-Гинтовта и вдохновенное предисловие Александра Дугина не убеждали. Но, начав чтение, я не смог остановиться, и признал дугинское определение весьма справедливым: «это и манифест, и поэма, и научный доклад, и путевой дневник, и наброски новой альтернативной этнологии, и ценные заметки по сакральной географии. Но в первую очередь это свидетельство конкретного исторически и культурно адекватного энтузиаста, наследующего не только в теории, но и в личной практике всю древнюю цепь людей и школ, предоставляющих всё своё жалкое существо на растерзание высоких и безжалостных идей — от осенённых богами Древней Греции до алхимических революционеров Возрождения, немецких романтиков и сталинских паладинов рабочего класса». Сошлюсь ещё на мнение петербуржского фундаменталиста, философа Александра Секацкого: «Книга Павла Зарифуллина не укладывается в привычные жанровые рамки. Составляющие её тексты не просто разнородны, но и, так сказать, разнокалиберны: на страницах книги совмещаются опыты философских исследований, фрагменты лирических отступлений, сухие политические документы и, разумеется, детали автобиографии. О спокойном соседстве, впрочем, говорить не приходится, соседство как раз очень беспокойное — перед нами гремучая смесь, пригодная для взрыва: одним словом, подрывная литература, создание которой и является настоящей миссией художника».

Зарифуллин — один из лидеров Евразийского Союза Молодёжи, если быть бюрократично точным — начальник федеральной сетевой ставки ЕСМ, написал отличную, увлекательную книгу. Пафоса хватает, но это тот случай, когда оный оправдан.

В «Энтузиазме» много того, что можно назвать своеобразным евразийским автоматическим письмом. С одной стороны, фигура автора выпукла и объёмна, с другой, возникает ощущение, что Зарифуллин изучает себя вместе с читателем. Иногда содержание уходит в туман, но остаётся обаяние образов и символов, воздействуя уже невербально.

Книгу можно растаскивать на цитаты, некоторые пассажи запросто шокируют непосвящённых граждан: " Чтобы вернуть Золотой Век и Тысячелетнее Божественное Царство необходимо человеческое жертвоприношение (существует магическая связь между человеческим телом и рудами). Для наступления в России евразийского постмодерна и upgrade российской промышленности ЕСМ считает необходимым принести в жертву Священным новокузнецким (сталинским) печам архитекторов перестройки — Михаила Горбачева и Евгения Примакова».

«С самого начала ЕСМ был именно постмодернистской организацией», — признаёт и декларирует Зарифуллин. В этом сила и проблема ЕСМ, организации, стоящей особняком среди возникших в начале века новых политических сил. Может ли преодолеть постмодерн движение, порождённое постмодерном и использующее постмодернистские фишки? На этот вопрос пусть отвечают сами младоевразийцы. И формулами, и действиями, которых на их счету предостаточно. Запоминающийся стиль, яркая лексика, богатый идейный фундамент — всё это вызывает уважение симпатизантов и раздражение оппонентов. Но сложность и отвязность ЕСМ зачастую обречены на непонимание со стороны потенциальных сторонников. (К тому же за верностью Доктрине — что вызывает уважение — евразийцы порой склонны игнорировать реальные болевые точки общества и абсурдно обличать тех, кто эти проблемы выносит на поверхность).

Впрочем, полную логику проявлений движения можно постичь только изнутри, погрузившись в непрерывный драйв радикального сообщества. А драйва в практике ЕСМ предостаточно. Одна борьба за Украину и репутация чуть ли не главных противников самостийности дорогого стоят. Собственно, младоевразийцы реализовали на практике старую идею Лимонова — когда взамен неповоротливого государства российское влияние в странах ближнего зарубежья проводится со стороны общественной организации.

В пик активности «новых левых» культурный отдел «Завтра» оказался на пароходе, зафрахтованном Ильёй Пономарёвым для прогулки по Москве-реке. В кают-компании весело бушевали региональные лидеры молодых коммунистов, на палубе шёл спор о революционных проектах. Шли тезисы о национально-освободительной борьбе, об «автономных зонах», о возможных альянсах. При этом большие нападки вызывала фигура Империи, тогда это только входило в моду. В ответ Зарифуллин запальчиво воскликнул: «Империя и есть самая революционная идея»! В этом он напомнил мне Мисиму в знаменитом диспуте со студентами: «У меня есть Император».

Стало ясно, что, несмотря на политические разногласия, сиюминутные ориентиры в принципиальном моменте, общий язык мы найдём. Наша Империя действительно — самая революционная идея. Как заметил Дугин в своём убедительном разборе «Империи» М.Хардта и А.Негри: «Революционный проект Негри и Хардта, их альтернатива, их отказ нам явно не подходят. Нам нужен иной отказ — Великий Отказ, нам нужна иная альтернатива — могучая и серьезная. Соответствующая нашему духу и нашим просторам. Нам нужна ни больше ни меньше как Иная Империя. Своя. Без нее нам не нужно ничего… Совсем, совсем ничего…

Евгений Нефёдов ЕВГЕНИЙ О НЕКИХ

Виват, "Единая Россия"! Ты, наконец, средь партий всех сама себя провозгласила отныне правящей навек.

И не беда, что по указу на белый свет ты рождена, и что в тебя вписали сразу всю бюрократию сполна.

Что избирком тебе спокойно подрисовал клевретов круг — и Афродитою морскою из пены ты возникла вдруг!

А впрочем, "вдруг" — уж очень сильно звучит, поскольку в оны дни был у властей "Наш дом — Россия", с предтечей — "Выбором России", и даже вроде "ДемРоссия" тебе едва ли не сродни…

Но те бесславные моменты — теперь забытые дела. Эпоха новая пришла: ударил колокол зачем-то — и ты под звоны поплыла…

"Куда ж нам плыть?" Ответа даже не знал и классик. Твой же план созрел давно: куда — неважно, а важно — с кем, кто — капитан?

И он, обветренный, как скалы, в суровых сочинских ветрах, на мостик встал — хоть и не стал он твоим как член, увы и ах…

Вот это, кстати, интересно. И тут вопросы есть свои. Ужели сел бы, скажем, в кресло главы семьи — не член семьи?

Не той "семьи"! Обыкновенной. Или, положим, стать бы мог вдруг капитаном у спортсменов тот, кто на поле — не игрок?

Однако, тут почти резонно ответить нынче могут мне: а как, мол, правят обороной — иль энергетикой в стране?

Как возглавляют министерства теперь во многих отраслях те, кто о них не слышал с детства? Долой рутинное наследство! Вождя партийного в ней членство — формальность, догма и пустяк.

Оно-то так… Но всё же странно. Как странно многое сейчас. Как странен колокол тот самый, что возвестил отплытья час.

Кто может знать, какие мили преодолеть дано, пока — картину новую "Приплыли…" напишет времени рука.

…Пронёсся звон по залу съезда, возникло эхо — и исчезло. Но память истину хранит: какой-то дух есть ритуальный, когда один в тиши печальной по ком-то колокол звонит…