religion Джордж Вандеман Жизнь после смерти

В своей очередной книге известный адвентистский проповедник Джордж Вандеман рассматривает животрепещущие проблемы христианства: воскресение Иисуса Христа, бессмертие души в ее подлинно библейском понимании, возможность вечной жизни со Христом на новой земле. Автор как всегда остро и принципиально ставит вопросы веры, ответы на которые помогут каждому человеку, искренне стремящемуся к живому Богу, найти верный путь к Нему. Еще одна цель книги пастора Дж. Вандемана — оградить человечество от разлагающего влияния таких уловок сатаны, как спиритизм, месмеризм, экстрасенсорика, НЛО, всякого рода восточные культы и прочее.

Всякий человек, прочитавший эту и другие книги пастора Дж. Вандемана, сделает твердый шаг на пути к библейской истине и укрепит свою веру в Бога.

Адресована широкому кругу читателей.

ru en
Вадим Кузнецов FB Tools, FB Editor v2.0 2007-04-24 6028E917-ADAA-469B-9873-DF4AD6F8BEB3 1.0

1.0 Вычитка и создание книги


Джордж Вандеман

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ

От издателей

В заключительный том серии «Так написано» вошли самобытные телепроповеди пастора Вандемана, в которых вы найдете ответ на актуальные вопросы, касающиеся жизни и смерти.

Кому не хочется узнать, что нас ждет по ту сторону жизни? И почему отовсюду нам предлагают различную литературу по экстрасенсорике, полную сенсационных утверждений и «ответов»? Можно ли получить достоверные сведения о том, что нас ждет за чертой, отделяющей бытие от смерти? Есть ли ответы, которые вместо отчаяния вселяют надежду? Обо всем этом читатель узнает в первых трех разделах книги.

Завершает этот четырехтомник публикация семи специальных выпусков телепрограммы «Так написано», посвященных самым разным темам. Они достойно венчают широкий подход автора к исследованию библейских истин, явленный в этом служении.

Итак, жизнь после смерти. Поверьте: эту книгу стоит прочитать, ибо, прочитав ее, вы узнаете, что нет вечных расставаний.

ЧАСТЬ I: ЗА ГРАНЬЮ ЭТОГО ДНЯ

Можно ли поймать душу?

Что бы вы сделали, если бы захотели вечной жизни? Написали бы добрую, полезную книгу, организовали приют для сирот, начали молиться, зачастили на спиритические сеансы или, быть может, решили бы провериться у своего врача? А может быть, бессмертие — это просто мечта, которая без остатка растворяется в безжалостном свете разума? Может быть, это нечто такое, что никогда не наступит? Среди медиков есть люди, утверждающие, что человечество скоро победит смерть, быть может, даже к концу этого века. Впечатляет, не так ли? Чтобы освежить память, припомним, что слово «бессмертный» означает «неподвластный смерти». Иными словами, тому, кто бессмертен, умереть невозможно, а станет ли такое состояние благословением или проклятием, зависит от качества той жизни, о которой мы говорим. Если у человека неизлечимая форма рака, то возможность вечного существования вряд ли будет восприниматься как благословение.

Итак, прежде чем увлечься перспективой бессмертия, которое нас якобы ожидает в ближайшем будущем, надо иметь в виду, что бессмертие, обещанное медициной, не совсем соответствует тому, о чем говорится в Толковом словаре, а именно: обладание таким бессмертием не будет означать, что «можно угнетать тело нездоровыми привычками». Нам напоминают, что «как новый автомобиль может разбиться вдребезги, попав в аварию, так и тонкий химический состав человеческого тела может быть разрушен, независимо от того, идет речь о бессмертии или нет… Если, потворствуя своим неразумным привычкам, тридцатипятилетний мужчина умирает от сердечного приступа, дело нельзя поправить благодаря знанию каких-то секретов бессмертия. Равным образом эти секреты не могут защитить человека от воспаления легких, туберкулеза или смертоносной концентрации токсичных загрязнителей».

Какое-то странное бессмертие, не правда ли? По-видимому, речь идет всего лишь о продлении обычного срока жизни. Однако, несмотря на такие ограничения и не слишком впечатляющие возможности, один из медиков высказал предположение, что даже незначительный успех может создать серьезную угрозу для религии. «Религия, — пишет он, — даровавшая верующим награду вечной жизни, может вплотную столкнуться с тем, что такая жизнь возможна и здесь, на земле, причем без какой-либо помощи или вмешательства со стороны Бога». Кто-то даже предположил; что СССР мог бы достичь бессмертия одним из первых, поскольку в той стране значимость религиозных идей серьезно умалялась.

Что вы думаете по этому поводу?

Моя Библия говорит мне, что «возмездие за грех — смерть, а дар Божий — жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 6:23). Кроме того, она говорит мне, что «так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3:16). Однако теперь, в свете новых медицинских достижений, раздаются голоса, что мы-де не нуждаемся в даре бессмертия, что Сыну Божьему не стоило беспокоиться и умирать за нас ради этого дара и что мы сами вполне можем его заработать! Какова ваша реакция на все это? Что до меня, то мне не хотелось бы называть это богохульством: быть может, лучше сказать о простой человеческой заносчивости. Как бы там ни было, не надо забывать, что если мы зайдем слишком далеко, Бог может поставить нас на место!

Итак, возможно ли бессмертие, или, быть может, это просто мечта, родившаяся из нашего естественного желания жить? Перед нами стоит все тот же вечный вопрос: «Действительно ли мы сотворены с бессмертной душой, которая не может умереть?»

«Мы попытаемся как можно лучше исполнить все, что ты прикажешь, — сказал Критон Сократу и спросил мудреца: — Но как похоронить тебя?» Сократ ответил примерно так: как угодно, поскольку он все равно сумеет проскользнуть меж их пальцев.

Итак, есть ли на самом деле нечто такое, что, согласно Сократу, ускользает после смерти человека и что не так-то просто поймать? Если да, то, быть может, именно по этой причине некоторые люди не воспринимают смерть всерьез? Да, мы не хотим умирать. Ужас небытия приводит нас в содрогание, и вполне естественно наше желание отдалиться от этой перспективы, ухватившись за любую спасительную мысль, вроде того, что смерть не наступит, что она — всего лишь какой-то злосчастный миф. Нет ничего удивительного в том, что мы пытаемся не признавать смерть, стремимся от нее отвернуться, отыскать какую-то альтернативу. Мысль о том, что нам предстоит умереть, что мы просто перестанем существовать, кажется такой ужасной, что мы не хотим сдаваться без боя и стремимся изобрести какую-нибудь теорию о загробной жизни, которая не была бы столь неприятна.

Греческие философы полагали, что душа и тело полностью отделены друг от друга. Душа временно пребывает в теле, как в темнице, но в момент смерти освобождается из него, дабы жить вечно. Все это напоминает ангела в игровом автомате: душа добра, как этот ангел, а тело начинено злом, как сам игровой автомат. Веря в бессмертие души, греки считали тело чем-то совершенно незначительным, — ведь в любом случае с ним рано или поздно придется расстаться. Что же касается души, то в ней они усматривали реальное личностное начало, которое как ни в чем не бывало переживет смерть. Считая свою концепцию самой правильной, к смерти греки относились не слишком серьезно.

В течение многих веков греческая философия оказывала влияние на основное направление христианской мысли, но можем ли мы, современные люди, сказать, что в момент смерти душа действительно оставляет тело и продолжает, жить? Можно ли утверждать, что она действительно будет жить вечно? Является ли бессмертие чем-то таким, что присуще каждому из нас? Можно ли сказать, что возможность вечной жизни автоматически принадлежит каждому, независимо от того, хорош он или плох? Миллионы людей верят в бессмертие, и для многих мысль о том, что жизнь будет продолжаться и после смерти, приносит утешение. Однако — хотя кому-то из нас это покажется весьма странным — та же мысль многих ужасно гнетет! Задолго до рождения Иисуса религия индуизма держала многие племена Индии в железных оковах законов кармы. Для индуса вера в естественное бессмертие была чем-то гнетущим и жестоким. Он был убежден, что от безжалостного колеса кармы убежать невозможно. Он проживал свою злосчастную жизнь, веря, что должен непрестанно страдать — и все для того, чтобы умирать и рождаться снова, — и так без конца, в каждой новой жизни терпя одно и то же, без какой-либо надежды на облегчение.

Американцам, наверное, этого вообще не понять, ибо для многих из них убеждения — это спорт, увлечения: когда они популярны, они их вполне устраивают, но когда надоедают, о них просто забывают. Не так давно идея перевоплощения и кармы тоже была популярной, однако, когда она утратила свою новизну, о ней легко позабыли.

У восточного человека все совсем по-другому: он действительно верит в это, и ему в голову не придет усомниться. Как много людей с радостью пошли бы на какую-нибудь жертву, лишь бы избавиться от этого ужасного бремени! Когда появился Будда, он начал учить, что смерти можно избежать. Он учил, что если человек достигнет состояния, которое зовется нирваной и для которого характерна полная просветленность, то сможет сбросить оковы кармы и тем самым освободиться от бесконечных рождений. И хотя в этом утверждении истины было не слишком много, Будда смог как-то утешить своих современников, принадлежавших к высшим кастам.

Вместе с некоторыми иудейскими сектами раннехристианская Церковь также верила, что если человек умирает, то он действительно умирает. После смерти ничего не остается, кроме конкретного действия со стороны Бога. Средоточием благовестия раннехристианской Церкви было воскресение Христа. Оно свидетельствовало, что в последний день Христос сможет воскресить и Свой народ. Однако вскоре после смерти апостолов христианская Церковь подверглась влиянию Платона, который учил, что человек никогда в действительности не умирает, что он вообще не может умереть, поскольку имеет бессмертную душу. Вы, конечно, понимаете, что это учение Платона, но никак не Библии.

Спустя какое-то время к этой мысли Платона прибавилась еще одна идея, придуманная людьми. Суть ее в следующем: если человек наделен бессмертной душой, если он не может умереть, но по своей греховности оказывается недостойным неба, то его жизнь продолжится в другом месте. Так был придуман вечно горящий ад. Возникло некое подобие кармы, если не хуже. Согласно идее кармы, человек в каждой своей жизни подвержен бесконечному страданию, но ад — это не просто жизнь с постоянно возобновляющейся болью, а бесконечная пытка. Сколько матерей разражалось рыданиями при мысли о том, что их будущие сын или дочь обречены на страдания; и никто не знает, сколько человек вообще оставили религию, не пожелав поклоняться столь жестокому Богу.

Тем не менее почти все мы хотим жить, и жить вечно. Мы уже отмечали, что в настоящее время ученые и врачи рассматривают возможность рукотворного бессмертия, которое расценивается ими как потенциальный вызов обетованному Божьему дару. Кроме того, где-то рядом суетятся вездесущие спириты, задавшиеся целью доказать, что, уходя из жизни, человек фактически не умирает и что, следовательно, утратив своих любимых, мы не теряем возможности общения с ними. Впечатляет, не правда ли?

Но где же все-таки истина? Сотворив человека, наделил ли его Бог бессмертной душой? Или, быть может, Он не сделал этого? Самое время, наверное, обратиться к богодухновенному повествованию о Творении. Итак, читаем: «И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душою живою» (Быт. 2:7). Здесь говорится о том, как был сотворен человек. Создав тело из земного праха, Бог вдохнул в него жизнь, и человек стал живою душой. Обратите внимание: ни слова не сказано, что Бог наделил человека ею, сказано лишь, что человек стал «душою живою» и что, следовательно, душа — это весь человек в своей совокупности, а не какая-то его часть, которая каким-то образом может существовать независимо от тела. Таким образом, душа — это сочетание тела и дыхания жизни. Но если так, то что же происходит, когда человек умирает и начинается обратный процесс? Мы читаем: «И возвратится прах в землю, чем он и был; а дух возвратится к Богу, Который дал его» (Еккл. 12:7).

Итак, прах, то есть тело, возвращается в землю и снова становится прахом. Дух, или дыхание (дыхание жизни) возвращается к Богу. Здесь надо отметить, что еврейское слово, переведенное как «дух», означает и «дыхание».

Вспомним, что живою душой человек стал в результате сочетания тела с дыханием жизни. Когда эта связь нарушается, то есть когда дыхание уходит из тела, человек перестает быть живою душой и не сможет снова стать ею до тех пор, пока Творец в день воскресения опять не вдохнет в тело жизнь, то есть до того момента, пока сочетание тела и дыхания не будет восстановлено. Куда уходит душа в момент смерти? Никуда. Просто до дня воскресения она перестает существовать. Поясню на примере. Представьте себе лампочку и вспомните, что существует электричество. Когда одно связано с другим, мы имеем электрический свет. Если чего-то не хватает (лампочки или электричества), то нет и света. Куда он девается? Никуда. Он просто исчез и не появится, пока прежняя связь не возникнет снова. Понятно?

А теперь вернемся к душе. Что бы она собой ни представляла, она подвержена умиранию. Это действительно так, ибо устами пророка Иезекииля Бог гласит, что «душа согрешающая, она умрет» (Иез. 18:20). Итак, душа не застрахована от смерти. Вспомним, что она есть не что иное, как совокупность плоти и дыхания, вся личность человека в целом. Согласно одному из переводов приведенного текста, «личность согрешающая, она умрет».

Не спорю: иногда слово «душа» мы употребляем в несколько ином смысле, словно речь идет о чем-то ином, нежели весь человек. «Я это чувствую душой», — говорим мы. Кроме того, мы говорим о спасении души человеческой, и вдобавок можно вспомнить слова Иисуса, вопрошавшего: «Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою?» (Мк. 8:36, 37).

Можно вспомнить и о других Его словах: «И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более того, кто может и душу и тело погубить в геенне» (Мф. 10:28). Итак, все дело в том, что чем бы душа ни являлась, она может умереть. Может быть даже уничтожена. Ведь сказано, что и душу и тело можно погубить в геенне. В данном случае у нас нет нужды вдаваться в богословские тонкости. Ответ ясен: чем бы душа ни являлась, она не бессмертна. Она может умереть. Может быть уничтожена.

Вернемся к Книге Бытие и вновь перечитаем повествование о Творении. Вскоре после того, как Бог сотворил Адама, Он сказал ему: «И заповедал Господь Бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть; а от дерева познания добра и зла, не ешь от него; ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертию умрешь» (Быт. 2:16, 17).

«Смертию умрешь». Разве Бог говорит о том, что всего лишь несколько часов назад Он сотворил Адама бессмертным, то есть не способным умереть? Разве стал бы Он угрожать наказанием, которое, быть может. Сам не в силах исполнить?

Очевидно, апостол Павел тоже ничего не знал о том, что человек якобы бессмертен. Вспомните его слова: «Возмездие за грех — смерть» (Рим. 6:23). Неплохо бы еще раз вспомнить и хорошо известный отрывок из Евангелия от Иоанна: «Бог… отдал Сына Своего Единородного» (Ин. 3:16). Зачем? Чтобы мы «не погибли».

А теперь ответьте на такой вопрос: зачем Богу было посылать Своего Сына на смерть, если мы сотворены бессмертными и, следовательно, не можем погибнуть? Задумывались ли вы об этом? Если каждому из нас, хороши мы или плохи, обеспечена вечная жизнь, то, значит, Спаситель никому не нужен. А если не нужен, то Голгофский крест — это всего лишь драма, лишенная всякого смысла!?

Вернемся к воскресению. Новый Завет говорит об этом событии, не скрывая восторга. Выйдя из гроба, Иисус показал, что воскресение возможно, что тело и все остальное тоже можно воскресить. Но почему, я вас спрашиваю, почему вообще надо говорить о телесном воскресении, если душа прекрасно может продолжать жить и без тела, поскольку от него не зависит? Приведем самое ясное, пожалуй, библейское толкование. Говоря о Боге, Павел подчеркивает, что Он — «Единый имеющий бессмертие» (1 Тим. 6:16).

Итак, бессмертен лишь Бог. Видимо, даже ангелы не обладают этим свойством, ибо если бы было иначе, то тогда тех из них, кто вместе с сатаной поднял мятеж и был низринут с небес, вообще никогда нельзя было бы уничтожить. Бог мудр. Наделив людей возможностью выбора, Он не дал им бессмертия, не сделал их способными жить вечно. Ведь если бы Он сотворил Адама и Еву бессмертными, то после их грехопадения у Него не было бы власти над человеческим родом бессмертных грешников. Бог предвидел такое затруднение, и потому Он наделяет бессмертием только того, кто прошел испытание и доказал, что достоин жизни вечной.

Итак, мы выяснили, что мы смертны. У нас нет бессмертной души. Мы можем умереть и умираем. Если бы не Иисус Христос, страх смерти всегда висел бы над нами и не было бы никакой надежды на вечную жизнь. Однако ради того, чтобы все это изменить, Иисус умер. Он умер, чтобы наше бессмертие стало возможным. По словам апостола Павла, «Иисус Христос… разрушил смерть и явил жизнь и нетление чрез благовестие» (2 Тим. 1:10). Наш Господь хочет, чтобы мы жили вечно. Умерев вместо нас, Он сделал это возможным, но мы не получим дара бессмертия, пока Он снова не вернется. Павел описывает это так: «Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся; ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему — облечься в бессмертие. Когда же тленное сие облечется в нетление и смертное сие облечется в бессмертие, тогда сбудется слово написанное: «поглощена смерть победою»» (1 Кор. 15:51—54).

Какой чудный день! Когда он наступит. Господь наделит даром бессмертия, даром бесконечной жизни тех, кто доказал, что достоин этой награды!

И слава Богу, что вечная жизнь, данная Господом, не будет похожа на рукотворное бессмертие, возможность которого прогнозирует медицина; бессмертие, которое все равно может быть прервано каким-нибудь несчастным случаем, вирусом или другой смертельной опасностью. Наступит жизнь, которой смерть не коснется никогда, потому что, в конечном счете, она сама будет уничтожена Тем, Кто одолел ее на Голгофе!

Итак, угрожает ли христианству бессмертие, которого так или иначе надеется достичь медицинская наука? Едва ли! Чтобы жизнь действительно была достойной жизни, ей надо иметь несколько измерений. Одной продолжительности мало, необходимо качество, делающее ее желанной, привлекательной и стоящей того, чтобы жить. Мы вряд ли решим вопрос, если, изменив человеческое тело, не преобразим сердце. Не впечатляет и то, если, сделав бессмертным тело, мы не сможем изменить среды, в которой человек живет.

Разве можно желать, чтобы исполненная страха и тоски жизнь длилась вечно? Разве мы стремимся до бесконечности продлить нашу скуку? Разве, научившись продлевать жизнь, мы станем счастливы и обретем ли чувство покоя и безопасности, зная в то же время, что смерть все равно витает над нами? Разве можно говорить о бессмертии, если всегда есть возможность умереть от какого-нибудь вируса или насилия? Покончим ли мы с преступностью, если преступники станут жить дольше и, следовательно, станут чаще появляться на наших улицах? Если, живя столько, сколько мы живем сейчас, мы расщепили атом и накопили такую гору оружия, что сами приходим в неописуемый ужас, то во что превратится наше существование, когда человек станет жить тысячу лет?

Жить бесконечно долго в мире, который становится все хуже и хуже, — разве такой жизни мы хотим? Нет, друг мой. В подобной ситуации самоубийство превращается в обычное дело, и для многих смерть кажется не врагом, а другом.

Итак, жизнь может стать несносным бременем, и вы это знаете. Миллионы тибетцев согласятся с этим утверждением.

За гранью этого дня

У могилы Неизвестного солдата караул долго и безмолвно несет свою почетную вахту. Если бы этот солдат смог заговорить, что бы он поведал нам о неизвестном, неведомом? Слышит ли он, как меняется караул? Чувствует ли, как на протяжении многих безмолвных лет, исполненных благоговения, память о нем не оскудевает, а почести множатся? Существует ли какая-нибудь психическая связь, нечто вроде телефона, с помощью которой мы могли бы поговорить с этой глубоко чтимой жертвой войны? Если бы какому-нибудь предприимчивому репортеру пришлось брать эксклюзивное интервью, то с чего бы он начал? Быть может, где-то под облаками понадобилось бы установить телевизионные камеры? А может быть, пришлось бы начать с чистилища? Как бы там ни было, но нам не хотелось бы, чтобы отправным пунктом этого мероприятия стал ад.

Быть может, в наших радиоприемниках прозвучат какие-то далекие голоса, а на экранах телевизоров появятся неуловимые, покрытые дымкой образы другого мира? А вдруг, для того чтобы настроиться на разговор с ними, нам придется пойти на спиритический сеанс или к гипнотизеру или даже записаться в общество по изучению летающих тарелок? А может быть, это интервью вообще не состоится, поскольку наш погибший солдат спокойно спит во тьме забвения?

Такие вопросы (особенно, если они возникают после того, как мы теряем дорогих нам людей) где-то в подсознании беспокоят нас всю жизнь. С годами они только обостряются. Есть ли ответ, который бы удовлетворил нас? Обозначенные мною вопросы относятся к разряду «вечных». Где те, кто был нам дорог, но, увы, умер? Вернутся ли они к нам когда-нибудь? Можно ли надеяться на что-то лучшее после тяжелого дня расставания?

По-разному говорят о том, что происходит с человеком в момент его смерти, причем надо признать, что все эти мнения вполне искренни. Одни говорят так: если умирает добрый человек, его душа тотчас же возносится на небо, а если — злой, то он сразу же отправляется гореть в ад. Другие уверяют, будто подобное утверждение не совсем верно и что после смерти человек попадает в место, которое называется чистилищем; там он якобы очищается. Третьи настаивают, что умерший отправляется в духовный мир и оттуда шлет вести оставшимся на земле родным и близким. Наконец, есть пессимисты, мрачно заявляющие: если уж человек умирает, то этим все и кончается. Однако многие люди искренне верят, что, умирая, человек просто засыпает и остается в таком состоянии до дня воскресения.

Совершенно очевидно, что все перечисленные взгляды не могут быть в равной мере истинными, поскольку они противоречат друг другу. Понятно и другое — человек, стоящий по эту сторону смерти, сам не в состоянии узнать, что его ждет в могиле и за ней.

Таким образом, можно сделать вывод, что в данном вопросе не может быть полной ясности, поскольку, к сожалению, смерть нельзя спрятать в пробирку и проводить над ней эксперименты. Я рассмотрел почти все теории, касающиеся смерти и загробной жизни. Я наблюдал, как теософы, стремясь найти ответ, делают коктейль из основных религиозных направлений. Я путешествовал по Востоку, изучал его мистические религии и ощущал на себе их притягательную силу. Не скоро забудешь то выражение безнадежности, которое я видел на лицах скорбящих индусов, когда где-нибудь в Калькутте или Бомбее они предавали сожжению своих умерших. Не сразу сотрется из памяти то смятение и отчаяние, которое царило среди людей, наученных говорить, что смерти нет. Кроме того, я очень внимательно следил, как в последние годы в Европе и Америке нарастал интерес к психологической науке, особенно после того, как вторая мировая война крестила нас горем и страданием (что, кстати, в максимальной степени было использовано спиритами). И, наконец, я исследовал вероучения различных Церквей, говорил со многими людьми и анализировал свои собственные мысли. После всего этого я был вынужден признать, что в вопросах жизни и бессмертия легко вступить на довольно зыбкую почву; вот почему, когда это касается меня, я всегда возвращаюсь на самое надежное основание, которое только знаю, — возвращаюсь к Слову живого Бога с его простыми вопросами и логически выверенными ответами.

«Когда умрет человек, то будет ли он опять жить?» — гласит один из древнейших вопросов, содержащихся в Книге Иова (Иов 14:14). Если взять труды апостола Павла, этого исполненного глубокой веры гения христианской мысли, то он говорит так ясно, что никто не сможет сказать, будто ничего не понял. Итак, слушайте: «Ибо если мертвые не воскресают, то и Христос не воскрес; а если Христос не воскрес, то вера ваша тщетна: вы еще во грехах ваших; поэтому и умершие во Христе погибли. И если мы в этой только жизни надеемся на Христа, то мы несчастнее всех человеков» (1 Кор. 15:16—19).

Обратите внимание, как ясно и просто рассуждает Павел. Он говорит, что если мы имеем надежду только в этой жизни, то мы несчастнее всех прочих людей. Итак, этой жизни недостаточно, и даже в своих самых лучших проявлениях она не приносит удовлетворения. Давайте подумаем. Если все, из чего состоит жизнь, сводится к рождению, строительству дома, упрочению своего положения, достижению материального успеха и социальной значимости, и если все это кончается могилой без всякой надежды на будущее, то разве мы не можем назвать себя глубоко несчастными? Ведь самое прекрасное, что есть в жизни, прошло мимо.

Когда Иисус был здесь, на земле. Он часто и много говорил об обители Своего Отца. Христос призывал Своих последователей смотреть за пределы этой жизни, за грань могилы и смерти, а затем, исполняя одно из самых глубоких и чудесных свершений всех времен, отдал Свою жизнь и на третий день воскрес. В этот великий миг власть смерти была сломлена, и впервые за всю историю человек ощутил прилив живой уверенности в том, что самая тщетная и столь долго лелеемая надежда наконец-то приблизилась к осуществлению. Мы снова сможем увидеть дорогих нам людей и снова сможем любить их!

Много веков назад пророк Исаия писал об этом так: «Оживут мертвецы Твои, восстанут мертвые тела!.. и земля извергнет мертвецов» (Ис. 26:19). Итак, «оживут мертвецы Твои». Не означает ли это, что и наши мертвецы тоже оживут? Какая чудная весть! Оглядываясь на множество минувших веков, Исаия с уверенностью говорит, что это возможно, однако Иисус сделал большее: Он показал воскресение. Именно на этом бесспорном факте Павел и основывает свой самый сильный аргумент, дабы до скончания времен вселить надежду в человека, лишившегося своих близких. «Ибо если мертвые не воскресают, то и Христос не воскрес».

Позвольте спросить: вы действительно верите, что Иисус воскрес из мертвых? Конечно, верите, если вы христианин. Тогда не забудьте: воскресение того, кого вы лишились, так же непреложно, как и воскресение Христа.

В анналах прошлого содержится одна из самых увлекательных историй, повествующая о чудесном обращении двух известных скептиков. Одним был именитый Гилберт Уэст, другим — лорд Литлтон, известный английский юрист. Они решили, что с христианством пора покончить, и оба сошлись на том, что для этого необходимы две вещи: опровергнуть воскресение и разделаться с обращением апостола Павла. Каждый взялся за свое: Уэст принялся за воскресение, а Литлтон — за опыт, пережитый Павлом на пути в Дамаск.

Джентльмены решили не торопиться и, если понадобится, потратить на задуманное мероприятие год или больше. К той поре, когда они встретились, чтобы сравнить свои исследования, оба уже стали настоящими благочестивыми христианами и каждый свидетельствовал о той разительной перемене, которая произошла в его жизни благодаря встрече с воскресшим Христом. Прочитав историю обращения Уэста и Литлтона, я понял, что если что-то и может поколебать скептика, то это, скорее всего, не доводы, какими бы правильными и обоснованными они ни были, а глубокая личная убежденность, зависящая от того, насколько сам человек предан воскресшему Господу.

«Я верю в воскресение, — скажет кто-нибудь, — но одно меня смущает: что происходит, когда человек умирает?» Боясь повториться, еще раз обращусь к уже упомянутой основополагающей цитате — самому ясному библейскому тексту, касающемуся этого вопроса. Это отрывок из Екклезиаста: «И возвратится прах в землю, чем он и был; а дух возвратится к Богу, Который дал его» (Еккл. 12:7).

Итак, мы знаем, что происходит с человеком, когда он умирает, однако естественно спросить: что представляет собой дух, возвращающийся к Богу? Наверное, здесь нам помогут слова апостола Иакова, который сказал: «Ибо, как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва» (Иак. 2:26). Итак, дух — это то, что оживляет тело.

Вы когда-нибудь обращали внимание на комментарии, которые в некоторых изданиях Библии помещаются внизу за текстом? Так вот, в примечании к цитированному стиху написано, что еврейское слово «дух» можно перевести и как «дыхание». То есть получается: «Ибо тело без дыхания мертво». В Писании эти два слова взаимозаменяемы. В Книге Иова, например, сказано: «Доколе еще дыхание мое во мне и дух Божий в ноздрях моих» (Иов 27:3).

Дух, который человек принимает от Господа и который в момент его смерти опять возвращается к Нему, представляет собой то, что Бог, как написано, вдыхает в ноздри человека.

Итак, мы снова возвращаемся к повествованию о Творении. Что Бог вдохнул в человека? «И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душою живою» (Быт. 2:7). В момент Творения Бог вдунул в лицо человека «дыхание жизни». При наступлении смерти эта искра, дыхание или дух возвращается к Богу, Который дал его, то есть в данном случае перед нами процесс, обратный творению.

«И создал Господь Бог человека из праха земного». Как выглядит человек, когда выходит из рук своего Творца? Он совершенен и способен жить. В его голове есть мозг, готовый начать мыслить, но он пока не функционирует. В венах кровь, готовая течь, но она еще не течет. В груди находится сердце, готовое забиться, но оно не бьется. Человек готов жить, любить, действовать, но он не живет, не любит и не действует — до определенного момента.

А теперь послушайте еще раз: «И вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душою живою». С этого момента человек обретает свою самобытность, становится личностью и наделяется характером. В результате соединения тела с дыханием жизни он превращается в живую душу. Когда же человек умирает, то, согласно приведенному отрывку из Екклезиаста, плоть его возвращается в землю, чем она и была, а дух жизни (дыхание или искра жизни), независимо от того, святым или грешным был человек, возвращается к Богу, Который его дал.

Характер сохраняется, личность не исчезает, она находится в безопасности, поскольку пребывает в руках Божьих, однако человек утрачивает сознание, так как животворящее единение тела и духа разрушено. Понятно? Скажем по-другому: если соединение праха земного с дыханием жизни сделало человека живою душой, то что происходит с нею, когда в момент смерти оба начала разъединяются? Человек просто перестает быть этой живою душой до тех пор, пока Жизнедатель в утро воскресения вновь не соединит оба начала.

В предыдущей главе мы пояснили эту важную истину на примере электрической лампочки. Приведем еще один пример. Представьте кучу досок и горсть гвоздей. Это все, что у нас есть, — просто куча досок и какая-то горсть гвоздей. Берем доски и сколачиваем их. Нет ни кучи досок, ни горсти гвоздей — есть ящик.

Откуда он взялся? «Да ниоткуда, — скажете вы. — Это просто куча досок, сбитая гвоздями». Правильно. А теперь предположим, что ящик нам больше не нужен. Мы вытаскиваем гвозди, складываем их в одну сторону, а доски — в другую. Где ящик? «Нигде, — ответите вы. — Просто его как такового больше нет». И снова вы правы. Есть доски. Есть гвозди. Однако никакого ящика не будет до тех пор, пока все это не соединится вместе.

Именно так и было в начале: Бог создал человека из двух слагаемых — праха земного и дыхания жизни. В результате этого соединения человек стал живой, любящей и действующей душой. Когда он умирает, эти два начала разъединяются. Любящая, живая и действующая душа (то есть сочетание тела и дыхания) никуда не уходит. Она просто утрачивает сознание до тех пор, пока в момент воскресения дыхание и тело вновь не соединятся. Библия не говорит, что в период между смертью и воскресением человека не существует. Она говорит, что он спит. Так считает Писание — просто и ясно!

Таким образом, как бы это кого-то из нас ни удивляло, в момент смерти мы не отправляемся за наградой или наказанием; смерть — это просто прекращение жизни до тех пор, пока она не будет восстановлена воскресением.

Давайте немного поразмыслим. Вы верите в то, что в последний день наступит воскресение? Да, конечно, вы верите в воскресение. В течение многих веков эта мысль была одним из столпов христианской веры. Как единственная надежда на будущее, она просматривается во всем Писании. А теперь позвольте спросить: зачем нам воскресение, если, как считают некоторые, после смерти мы и так отправляемся в то место, где получим воздаяние? Если мы вкушаем блаженство в том жилище, где обретаем спасение, станет ли Бог снова возвращать нас в могилу, чтобы вызвать оттуда в день воскресения? Что-то здесь не так. И боюсь, что эта непоследовательность, вкравшаяся в христианскую Церковь много веков назад, привела к тому, что великое множество людей перестали ей доверять.

Еще вопрос: вы верите, что в последний день свершится суд? «Ибо Он назначил день, в который будет праведно судить вселенную», — говорит Писание (Деян. 17:31). Но зачем судить, если люди уже получили воздаяние после смерти? Разве они уже не были осуждены?

И еще: мы верим, что Иисус вернется на эту землю для того, чтобы взять Свой народ. «Приду опять и возьму вас к Себе, чтоб и вы были, где Я», — сказал Он (Ин. 14:3). Ответьте мне на такой вопрос: станете ли вы предпринимать какое-то путешествие, чтобы обрести своих любимых, если они уже с вами? Зачем Иисусу возвращаться и вызывать Свой народ из могил, если он уже с Ним?

Нет, согласно Писаниям, смерть не означает восхождение на небеса. Смерть не означает сошествие в ад или в чистилище. Она не означает путешествие в какой-то духовный мир или вообще куда-нибудь. Это просто прекращение жизни до воскресения. Понятно?

Где же тогда наш Неизвестный солдат? Согласно Писаниям, он просто спит в своей могиле, охраняемой почетным караулом, — спит, абсолютно не осознавая оказываемых ему почестей и спокойно ожидая дня воскресения. Мы не переходим поодиночке какую-то мистическую реку. Мы все восходим к Господу в момент Его возвращения. Послушайте, что говорят Писания: «Потому что Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба, и мертвые во Христе воскреснут прежде; потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем» (1 Фес. 4:16, 17). Таково обетование, но оно исполнится в будущем.

Даже Иисус называл смерть сном. «Лазарь друг наш уснул, но Я иду разбудить его», — говорит Он в Евангелии от Иоанна (Ин. 11:11). Ученики не поняли. Они знали, что Лазарь был болен, и решили, что раз это так, то, быть может, ему лучше поспать. «Ученики Его сказали: Господи! если уснул, то выздоровеет. Иисус говорил о смерти его; а они думали, что Он говорит о сне обыкновенном. Тогда Иисус сказал им прямо: Лазарь умер» (Ин. 11:12—14).

Вспомним, как все было. Сестры Лазаря подумали, что Иисус пришел слишком поздно, но, встав у гроба, Он воскликнул: «Лазарь! иди вон», и тот вышел. Кто-то сказал, что если бы Иисус не обратился именно к Лазарю, то все могилы на земле разверзлись бы!

Итак, Лазарь вышел из гроба. Что он мог рассказать о своем четырехдневном пребывании за гранью земного существования? Быть может, Иисус не дал ему насладиться радостями лучшей жизни и вновь призвал к существованию на этой мрачной планете? Нет. Иисус просто пробудил его от сна, того сна, который в состоянии прервать только зов Жизнедателя.

Более пятидесяти раз Библия называет смерть сном. Давайте вместе подумаем об этом. Разве есть что-либо чудеснее мирного ночного сна без всяких сновидений? Позабыты все труды, заботы и печали — никакой боли, никаких слез.

Во сне мы совершенно не ощущаем, что время движется. Точно так же все происходит и с христианином, когда он умирает. На одно мгновение он смыкает глаза в смертном сне, и ему кажется, что в следующий миг он уже пробуждается, чтобы, воскреснув, насладиться блаженством вечности. Ему кажется, что он немного вздремнул, даже если на самом деле в могиле пришлось пролежать много лет. В конце концов Божий замысел всегда самый лучший. И разве у смерти не вырвано жало? Подумайте об этом. Христианин может уснуть на сотни лет, однако, когда он откроет глаза, чтобы увидеть Иисуса, ему покажется, что это произошло буквально в следующий миг. Только миг до того, как он увидит Спасителя.

Скажите, разве в этом есть что-то жалящее? Разве это не помогает нам понять желание Павла «разрешиться и быть со Христом», «выйти из тела и водвориться у Господа»? Некоторых людей эти слова сбивают с толку, потому что они считают, будто в данном случае Павел говорит о своем желании оказаться со Христом сразу после смерти. Однако так ли это на самом деле? Послушайте, сколько торжества было в словах апостола, когда он приблизился к концу жизни: «Ибо я уже становлюсь жертвою, и время моего отшествия настало. Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил; а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия, в день оный; и не только мне, но и всем возлюбившим явление Его» (2 Тим. 4:6—8).

Время отшествия приближалось, смерть была рядом. Но когда Павел ожидал получить свою награду? «В день оный», вместе со всеми, кто спасется. Когда он надеялся оказаться рядом со Христом? Во время «явления Его». Павел просто предполагает, что до дня воскресения пройдет определенный период времени, который покажется мгновением. Такова его надежда.

Умирая, христианин знает, что в день сретенья с Господом его жизнь не только будет восстановлена, но и обретет бессмертие. Обратимся к некоторым разительным особенностям: «Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся; ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему — облечься в бессмертие» (1 Кор. 15:51—53).

А теперь вспомним уже приводившийся отрывок:

«Потому что Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба, и мертвые во Христе воскреснут прежде; потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем. Итак утешайте друг друга сими словами» (1 Фес. 4:16—18).

Разве можно услышать что-нибудь лучшее, да и может ли быть лучшее утешение?

Давайте, насколько позволяют наши ограниченные возможности, представим, как это будет происходить. Пронзая небосвод, Сын Божий, сопровождаемый бесчисленными сонмами ангелов, движется вниз по Своему пути, усеянному звездами. Затем громоподобным голосом Он возвещает: «Пробудитесь, спящие в прахе земли, и восстаньте для вечной жизни». И те, кого вы потеряли, тоже слышат это. Голос, призывающий наших умерших, разносится по всему миру. Семьи воссоединяются. Дети, вырванные смертью из материнских рук, вновь попадают в их жаркие объятия. Как радостен этот день соединения! Что он означает для вас или для меня? Великую весть, что за гранью этого дня есть нечто лучшее!

Давайте немного поразмыслим. Чем станет глас Господа для увечных, слепых, ослабленных болезнью, скованных страхом? «Тогда откроются глаза слепых, и уши глухих отверзутся. Тогда хромой вскочит, как олень, и язык немого будет петь» (Ис. 35:5, 6). Но представьте, что это будет означать для человека крепкого и здорового, для тех, кто любит жизнь и хочет жить? Ясное дело, что порой для измученного страданиями и болезнями смерть может стать желанной, однако для того, кто молод и силен, она лишь означает, что надежды не сбылись, разочарование неизбежно, а честолюбивые устремления — всего лишь прах. Однако у нас есть что противопоставить жалу смерти. Наша надежда заключена не в научных открытиях, не в космических исследованиях, не в том, что делает человек, но в обетовании воскресения, сотворенного Тем, Кто Сам явил его возможность!

След заговора

Шел 1940 год. Осуществляя свой замысел молниеносной войны, Гитлер беспрепятственно двигался по равнинам Европы. В течение короткого времени миролюбивый голландский народ подпал под правление нацистов. В ход пошли оккупационные деньги. И тут люди стали замечать нечто любопытное: на купюрах был обозначен 1935 год! За пять лет до захвата Голландии, втайне от кого бы то ни было, печатные станки Гитлера потоком гнали оккупационные деньги. Вот что значит подготовиться заранее!

А теперь я предлагаю вам вместе со мной отправиться по следам древнейшего заговора, который, начавшись с войны в ином мире, привел к самым изощренным способам внедрения в лагерь противника, к самой тонкой и успешной пропаганде и показал, насколько проницательным оказался архимятежник в своей работе. Посмотрите, если угодно, как все перевернулось на этой земле! Мы обратимся к истории (если вы, конечно, не возражаете, потому что ваше согласие очень важно), — итак, мы обратимся к истории о том, как одна красивая женщина завороженно смотрела на весьма любопытное дерево. В ее ушах звучали слова, сказанные Небесным Богом: «Ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертию умрешь» (Быт. 2:17).

На том же дереве отдыхал змей, который неожиданно заговорил. Изобразив из себя само неведение, он спросил: «Подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю?» (Быт. 8:1). «Плоды с дерев мы можем есть, — ответила женщина, — только плодов дерева, которое среди рая, сказал Бог, не ешьте их и не прикасайтесь к ним, чтобы вам не умереть» (Быт. 3:2, 3).

А теперь посмотрим, что случилось дальше: «И сказал змей жене: нет, не умрете» (Быт. 3:4). «Но знает Бог, — продолжал он, — что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло» (Быт. 3:5). Итак, перед нами два пропагандистских трюка, которые на протяжении многих веков эхом отдаются в наших ушах: «нет, не умрете» и «будете, как боги». С тех пор ничего не изменилось, и мы слышим эти лживые утверждения снова и снова.

Кто этот таинственный мятежник, говорящий устами змея?

Иисус отвечает, что он пал с неба: «Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию» (Лк. 10:18). В книге Откровение Иоанн говорит об этом более подробно: «И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним» (Откр. 12:7—9).

Быть может, речь идет о двурогом чудовище в красном панцире и с трезубцем? Конечно, нет. Такая карикатура, доставшаяся нам от средних веков, привела к тому, что многие с отвращением отбросили всякую мысль о злом существе. Речь скорее идет о разумном создании, которое некогда обитало на небе, но затем было низвергнуто оттуда. Исаия называет его по имени: «Как упал ты с неба, денница, сын зари! разбился о землю, попиравший народы. А говорил в сердце своем: «взойду на небо, выше звезд Божьих вознесу престол мой, и сяду на горе в сонме богов, на краю севера; взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему»» (Ис. 14:12—14).

Какое откровение! Люцифер, сын зари, один из самых светлых умов во Вселенной, — это и есть сатана. Дьявол. Источник зла и смуты. Иезекииль описывает его так: «Ты находился в Едеме, в саду Божием; твои одежды были украшены всякими драгоценными камнями; рубин, топаз и алмаз, хризолит, оникс, яспис, сапфир, карбункул и изумруд и золото, все искусно усаженное у тебя в гнездышках и нанизанное на тебе, приготовлено было в день сотворения твоего. Ты был помазанным херувимом, чтоб осенять, и Я поставил тебя на то; ты был на святой горе Божией, ходил среди огнистых камней. Ты совершен был в путях твоих со дня сотворения твоего, доколе не нашлось в тебе беззакония» (Иез. 28:13-15).

Получается, что Бог создал дьявола? И, в связи с этим, Он несет ответственность за зло? Нет. Бог создал совершенное существо, которое само извратило себя. Дело в том, что, творя все разумные существа, Бог наделяет их возможностью выбора, и этой величественной личности — то есть Люциферу — она была дана так же, как и нам с вами. Дав всем такую возможность. Бог совершил страшный шаг — ведь кто-то мог сделать неправильный выбор, а Люцифер как раз и оказался таковым. Гордость извратила природу этого князя ангелов. В совершенную Вселенную вошел грех, с которым надо было что-то делать. Бог мудро решил, что его не стоит уничтожать сразу, но лучше сделать так, чтобы поросль греха развивалась, дабы каждый потом мог осудить его цветение.

Между тем силы добра и зла вступили в открытое противоборство, и на небе началась война. Сатана и его ангелы были низринуты. Борьба переместилась на землю, и с тех пор неистовствует на ней. Свергнутый с небес, сатана решил возглавить мятеж и на всей нашей планете, и в каждом ее обитателе. Драматическая картина! Мы же с вами — актеры в этой драме, на которую взирает вся Вселенная.

Борьба не окончилась. Что же мы видим? «Итак веселитесь, небеса и обитающие на них! Горе живущим на земле и на море, потому что к вам сошел диавол в сильной ярости, зная, что не много ему остается времени!» (Откр. 12:12). Такова картина, предстающая перед нами: озлобившийся, разъяренный дьявол, потому что времени ему остается немного. Но он не только зол, сатана очень хитер.

Но вернемся вновь в Едем. Посмотрим, как коварно враг Божий плетет свои сети, как он выбирает ту линию поведения, которой будет следовать на протяжении многих веков. «Вы не умрете». Вы бессмертны. Вы не можете умереть. И далее: «Будете, как боги». То есть враг утверждает, что в каждом из вас есть искра Божества. Все, что вам надо, — это ярче ее разжечь. Таков ход его мысли.

Знакомая музыка звучит для нас в этих словах, не так ли? Разве не странно, что почти весь христианский мир искренне верит, будто человек сотворен бессмертным, что смерть не властна над ним? Хотя во всем Писании есть лишь одно высказывание, касающееся врожденного бессмертия, якобы присущего человеку, — и оно принадлежит не Богу. Не Бог, а тот мятежник, искусно выбравший свою тактику, сказал:

«Нет, не умрете».

В повествовании о Творении нет и намека на человеческое бессмертие. «И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душою живою» (Быт. 2:7). Интересная деталь: если дыхание жизни, сделавшее человека живою душой, наделило его бессмертием, то в таком случае животные тоже бессмертны, потому что дальше написано: «И вошли к Ною в ковчег по паре от всякой плоти, в которой есть дух жизни» (Быт. 7:15). Если взять перевод короля Иакова, то в нем слово «бессмертный» («нетленный») встречается только раз — в Первом послании к Тимофею (1 Тим. 1:17). Но там оно относится к Богу. Что же касается «бессмертия», то в том же переводе данное слово встречается пять раз, и один из них — в том же Послании к Тимофею. «Единый имеющий бессмертие, Который обитает в неприступном свете, Которого никто из человеков не видел и видеть не может. Ему честь и держава вечная! Аминь» (1 Тим. 6:16). Процитированный стих ясно показывает, что Павел говорит о Боге. Итак, бессмертен только Бог. Не означает ли это, что даже ангелы смертны? Мы полагаем, что сатана и его ангелы должны быть уничтожены, но если бы они были сотворены бессмертными, если бы они не могли погибнуть, то Бог просто не мог бы уничтожить их.

Значит, нет никакой надежды на бессмертие? Отнюдь нет. Все дело в том, что Писание говорит о нем как об обетовании, а не о чем-то таком, чем мы уже владеем. Бессмертие будет даровано только тогда, когда мы верою своей покажем, что Бог может доверить его нам. Бог обещает жизнь при условии нашего послушания, а Его враг — при условии бунта.

Давайте посмотрим, куда ведут следы исследуемого нами заговора, поскольку миф о том, что бессмертие якобы естественным образом присуще человеку, — самый распространенный и самый стойкий из всех, известных в нашем мире. Миф этот всегда владел умами людей. От врат рая он перешел к язычникам, чтобы затем в богослужении этих людей, не знавших Бога, под разными масками стал господствовать спиритизм. Вера в абсолютное бессмертие человеческой души, сознание того, что дух продолжает жить после смерти, стали неотъемлемой частью языческого мировоззрения. Буйным цветом расцвели среди язычников различные культы и магические заклинания, некромантия и колдовство, вера в родовых духов и в прорицателей. Своей кульминации идея врожденного бессмертия достигла у греков. За несколько веков до рождения Христа она была воспринята иудеями, и от них ее переняла раннехристианская Церковь. Затем наступило долгое молчание, пришедшееся на средние века, но вплоть до эпохи Реформации это антибиблейское учение имело широкое бытование. Мартин Лютер назвал его ужасной ложью. След идеи о бессмертии души просматривается во всех восточных религиях. Мы находим его у индусов, он заметен в любом восточном культе, в теософии, и, кроме того, его глубокие корни ощущаются в различных западных вариантах этих верований. Можно с уверенностью утверждать, что учение о перевоплощении — это та же идея о бессмертии души, просто в другом обличье.

В 1848 году спиритизм ворвался и в Соединенные Штаты, начавшись с так называемых «гайдсвильских стуков». Сначала почти все расценивали это как обман и мошенничество. Появились медиумы, они стали организовывать спиритические сеансы, в моду вошли спиритические планшетки, столоверчение и тому подобные вещи. Но уже в 1893 году спиритизм попытался утвердиться на определенной религиозной основе и стал называться церковью. Просуществовав в таком качестве несколько десятилетий и решив идти в ногу со временем, он приобрел более «научный» вид. «Экстрасенсорные исследования въехали в науку на хвосте психологии и, оказавшись там, стали именоваться «парапсихологией» (то есть исследованием тех явлений, которые выходят за рамки современной психологии)», — пишет Олсон Смит (Immortality, the Scientific Evidence, p. 138). Теперь считается, что в лабораторных условиях психические явления можно взвешивать, измерять, исчислять, расчленять и сводить в определенные таблицы, убедительные для тех, у кого есть какие-то сомнения.

Итак, перед нами долгий и петляющий след явного лжеучения, однако везде на его пути можно заметить два обязательных утверждения: «нет, не умрете» и «будете, как боги». Проницательный архимятежник преподносит свои доводы в различных формах и в разном обличье, однако во все века его цель ясна как день. Он говорит, что нет смерти и что в вас живет искра Божества. «Спиритизм — это Божья весть смертным, возвещающая, что смерти нет, что все отошедшие продолжают жить, что даже для самых грешных в будущей жизни сохраняется надежда и что любая душа через века будет восходить к тем величественным и славным вершинам, где Бог есть любовь и любовь есть Бог», — читаем в авторитетном Ежегоднике Национальной спиритической ассоциации, 1961, с. 13. Итак, смерти нет! Всех ждет бессмертие, даже самых грешных! Не странно ли, однако, что сам себя спиритизм называет «вестью смертным». Быть может, в этом-то и проскальзывает истина?

Давайте немного подумаем. Какова цель всей этой суеты?

Почему хитрый мятежник излагает свои планы именно в такой форме? Почему всей своей пропаганде он придал именно такое направление? Если у какого-то мятежника есть хоть доля проницательности, то не обратится ли он в первую очередь к средствам связи, к коммуникациям? Разве может он надеяться, что без них ему удастся проникнуть в стан противника? Выбирая свой стиль пропаганды, Божий враг хорошо подумал. Ведь если умершие по-прежнему живы, тогда они могут общаться с нами. И если мы верим, что они могут это делать, то в таком случае дьявол получает к душе открытый доступ, благодаря которому может вселять в нее самые различные домыслы!

В течение долгого времени основные христианские конфессии держались в стороне от спиритизма. «Зачем же так? — спрашивали спириты. — Вы верите в бессмертие, а мы доказываем его».

Может ли спиритизм — вот следующий вопрос — стать тем средством, которое объединит протестантскую и католическую Церкви? Такая возможность сохраняется, и, если это произойдет, их общей почвой станет вера во врожденное бессмертие человека (то есть идея, совершенно чуждая Святому Писанию)! Хочу оговориться, что даже на миг не допускаю такой возможности, будто те, кто верит во врожденное бессмертие, сознательно участвуют в дьявольском замысле. Эту веру разделяют миллионы честных и искренних людей, однако они никогда даже не подозревали, откуда она взялась. Она настолько проникла в церковь, что обрела прочную связь с некоторыми самыми трогательными воспоминаниями. Редкий случай, если кто-либо из дорогих нам умерших людей почил без этой веры, дающей начало нашим самым прекрасным идеям. Каждый раз в пасхальное утро мы вновь остро переживаем то, что испытывал разбойник, распятый вместе со Христом, и жадно вслушиваемся в слова Иисуса, сказавшего, что тот будет с Ним в раю «ныне же». Мы читаем: «И сказал Иисусу: помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое! И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю» (Лк.23:42, 43).

Ни проповедник, ни прихожане почти не думают, что данный отрывок — наглядный пример того, как расхожие мысли оказывают влияние даже на библейскую пунктуацию. Дело в том, что запятая должна стоять не перед «ныне же», а после. Попробуем удержаться от того, чтобы нас смутил знак препинания, который переставили вполне искренние люди, сделавшие это через много веков после того, как Лука написал свое Евангелие. Разве могли Христос или разбойник в тот же день оказаться в раю? Если мы внимательно исследуем библейское повествование, все станет ясно. Распятые на кресте, как правило, не умирали в день распятия. Разбойник тоже не надеялся на это. Он также не надеялся, что и Иисус умрет к вечеру. Он прекрасно знал, что смерть на кресте — это долгий и медленный процесс, на который нередко уходит несколько дней. Вспомните, как удивился Пилат, когда вскоре после обеда узнал, что Иисус уже умер.

Для Сына Божьего смерть должна была стать тем, чем она является для каждого человека: спокойным, тихим сном. Ему надлежало воскреснуть, но только не в раю, а на третий день в могиле. Все мы знаем, что, открыв Себя Марии, Он сказал в то воскресное утро: «Не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не восшел к Отцу Моему» (Ин. 20:17). Каким образом разбойник мог оказаться со Христом в раю в пятницу (как обычно принято верить), если Сам Христос в воскресенье утром ясно сказал, что еще «не восшел к Отцу»? Разбойник знал, когда это случится. В тот мрачный час, сказав: «Помяни меня. Господи, когда приндешь в Царствие Твое!», он смотрел далеко вперед. Взирая поверх волнообразного течения времени, он видел день, когда Тот, Кому надлежит царствовать, примет Царство от Своего Отца. И Иисус, воодушевленный такой верой, ответил: «Истинно говорю тебе ныне же, будешь со Мною в раю».

Понимаем ли мы, сколько веры понадобилось умирающему разбойнику, чтобы произнести такую молитву? Ведь в тот час всем яснее ясного казалось, что именующий Себя Сыном Божьим не получит никакого Царства. И понимаем ли веру, которая понадобилась Сыну, чтобы ответить так, как Он ответил? Обратите внимание, сколь значимы слова «ныне же». Ныне же, когда даже Мои ученики оставили Меня. Ныне же, когда Мой народ распял Меня. Ныне же, когда кажется, что Я никогда не получу Царства. Ныне же, когда все выглядит так, словно Я никого никогда не смогу спасти. Ныне же Я говорю тебе, что ты будешь со Мною в раю. Конечно, в свете всего многовекового учения о бессмертии нам не избежать довольно сильного и вполне естественного смущения и недоумения, однако мы дожили наконец до того дня, когда можем правильно осмыслить эту проблему и взглянуть в глаза роковому обману. Выть может, для этого придется отбросить некоторые близкие нам идеи, однако если мы не сделаем этого, то окажемся в плену заблуждения, которое может охватить весь мир. И когда это произойдет, мало кто спасется!

Прислушаемся, что говорит Писание: «Это — бесовские духи, творящие знамения; они выходят к царям земли всей вселенной, чтобы собрать их на брань в оный великий день Бога Вседержителя» (Откр. 16:14). Вот чего нам следует ожидать в последний час земной истории. Вот что мы встретим в наш день — нас ждет хорошо продуманный, тонкий обман. Не какие-то дешевые трюки, а настоящие знамения. Надо огненными буквами написать: не все знамения от Бога! Только тогда, когда люди поймут, что бесовские духи тоже могут творить их и даже могут делать это во имя Христа, только в случае, если мы до деталей поймем этот важный момент дьявольского плана, мы сможем подготовиться к грядущему потрясению, к тому обману, который в последние дни распространится по всему миру.

Однако обычно человек воспринимает грядущую опасность столь легкомысленно (или, точнее, не воспринимает ее вовсе), что остается только ужасаться! Невероятно, насколько легкомысленными мы становимся, когда дело касается чувств и ощущений. Если имеет место что-то сверхъестественное, то это непременно от Бога. Так мы рассуждаем. Мы что-то видим, что-то чувствуем, что-то слышим, и кто-то называет это чудом. Быть может, так оно и есть, и поскольку это красиво, поскольку это свет, поскольку это совершается в церкви и обладает сверхъестественной природой, мы считаем, что все в порядке.

Как далеки мы от истины! Помните, что Иисус сказал о дне суда? Он сказал: «Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!» войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного. Многие скажут Мне в тот день: «Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили?» И тогда объявлю им: «Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие»» (Мф. 7:21—23).

Чудеса в церкви. Да, это бывает. Однако, по меньшей мере в некоторых случаях, Христос не будет иметь к ним никакого отношения. «Я видел это своими глазами, я трогал это пальцами, я слышал это собственными ушами», — так утверждаем мы. Я никому не желаю зла и потому всех призываю к осторожности. Давно прошли времена, когда мы могли полагаться на свои глаза, уши и пальцы. Мы живем в эпоху, когда нельзя доверять своим чувствам. И чем скорее мы это поймем, тем лучше, потому что в последние дни враг прибегнет к самому тонкому обману. Он явит не какую-то топорную работу. Обман будет так тонко, так умно, так проницательно учитывать особенности нашего поколения, живущего в век космических открытий, что никто не сможет чувствовать себя в безопасности, если прочно не утвердится на духовном фундаменте, основы которого мы здесь излагаем и который нашел свое отражение в программе «Так написано».

А что если в этот час мы пойдем к какому-нибудь прорицателю, позолотим ему ручку и вверим наше будущее картам? А может, просто предадимся судьбе или случаю? Начнем гадать на ромашке или кофейной гуще? Или станем вертеть стеклянный шар?

Конечно, среди нас найдутся и такие люди. Впав в отчаяние, Гитлер, к примеру, сделал своими советниками медиумов и некромантов. Шев Десмонд рассказывает, что подобным же консультациям доверялся и Муссолини. Известно, что некоторые генералы кайзера Вильгельма тоже имели привычку общаться с духами.

Мы знаем, что двое из наших горячо любимых президентов в критической ситуации пользовались консультацией парапсихолога. Быть может, и нам поступить так же? Говорят, что один из них постоянно общался с каким-то медиумом, а другой незадолго до смерти дважды вызывал предсказателя, считывавшего информацию с хрустального шара.

Известно, что в наше время дипломаты многих государств постоянно посещают знаменитую вашингтонскую пророчицу Джейн Диксон, в свое время довольно точно предсказавшую убийство Кеннеди, а также некоторые другие несчастья. В данном случае скорее всего речь идет не о мелочах, и ситуация, сложившаяся в наше время, требует, чтобы мы серьезно оценили эти явления.

Предсказания сбываются, да. Творится много доброго, это так. Спасаются человеческие жизни, и такое случается. Однако, когда пробьет наш час, неужели нам надо будет положиться на какой-то хрустальный шар? Разве на него надеется человечество? Разве может парапсихологическое считывание информации — со всем его впечатляющим воздействием и почти сиюминутным исполнением — оттеснить на второй план твердыню Писания и величественную поступь исполнения библейских предсказаний? Разве, давая Свой ответ на волнующие человека вопросы, Бог проецирует его на какие-то смутные картины, которые можно усмотреть в хрустальном шаре? Иногда приходится слышать такие слова: «Не знаю, верю ли я Джейн Диксон или нет, но знаю одно: если она сказала не лететь на этом самолете, я не полечу». И я отвечу точно так же, ибо крепко подозреваю, что оккультные силы, способные давать ужасно точные предсказания, могут вызвать и падение самолета.

Предсказания. Точные предсказания. Крушения самолетов. Самоубийства. Деловые соглашения. Свадьбы. Выборы. Какие-то личные решения. Однако позвольте задать вопрос:

неужели Бог — это всего лишь надежное страховое агентство, гарантирующее безопасный перелет? Где же тот пророческий размах, охватывающий все человечество? Я часто думаю об одном отрывке из Книги Второзаконие. Послушайте: «Если восстанет среди тебя пророк, или сновидец, и представит тебе знамение или чудо, и сбудется то знамение или чудо, о котором он говорил тебе, и скажет притом: «пойдем вслед богов иных, которых ты не знаешь, и будешь служить им»: то не слушай слов пророка сего, или сновидца сего; ибо чрез cue искушает вас Господь, Бог ваш, чтобы узнать, любите ли вы Господа, Бога вашего, от всего сердца вашего и от всей души вашей» (Втор. 13:1—3).

Здесь описана ситуация, когда пророк предсказывает. Предсказания его сбываются. Однако то, чему он учит, не согласуется с Божьим Словом. Нельзя следовать за таким пророком, несмотря на то, что его предсказание было точным. Надо помнить, что, допуская подобное, Бог Небесный только испытывает Свой народ. Пророк Исаия сказал: «Обращайтесь к закону и откровению. Если они не говорят, как это слово, то нет в них света» (Ис. 8:20).

Рано или поздно, но ошибка сама покажет, откуда она взялась. Когда современная «пророчица» рассказывает о своем видении, в котором какой-то змей повлек ее за мудростью на Восток — в этот рассадник лжеучений, — я начинаю удивляться. Когда же она предсказывает, что ребенок, рожденный под символом поклонения солнцу — извечного врага богопоклонения, — в один прекрасный день станет спасителем человечества, я удивляюсь еще больше! След заговора пролегает по заколдованной земле, которая, простираясь от Едема до Армагеддона, от змея до хрустального шара, не перестает быть опасной!

Обращаться к Востоку в поисках мудрости? Очень вас прошу: лучше обратитесь к Книге!

Психическая синерама

Озадаченное поколение чувствует, что его, лишенного выбора, кто-то неизбежно вовлекает в некую психическую синераму и словно окружает гигантским круговым экраном. Эта картина бесцеремонно вторгается в сознание человека, оставляя стойкие образы, от которых трудно избавиться. Ее звуки оглушают нас со всех сторон. Она стремительно напирает на нас, как будто мы сами являемся какой-то движущейся камерой. Уже не слышно ничего рокового, жестокого или мрачного. Сегодня все это преподносится под видом тонкого, умного и как будто невинного очарования неведомым миром. Мы вовлечены в средоточие ошеломляющей психологической драмы, какой мир еще не знал, и если мы достаточно мудры, чтобы не доверять своим чувствам, мы сумеем избежать опасности!

С того дня, когда смерть холодно заявила человеку о своем присутствии на земле, она стала грозной загадкой. Однако нашему поколению, как никакому другому, дана возможность глубже проникнуть в тайны жизни и смерти. Современное поколение вплотную приступает к вечности и хочет знать правду! Поэтому вряд ли стоит удивляться, что оно чувствует себя окруженным той психической синерамой, которая не поддается описанию. Никто не в состоянии сделать вид, будто ее не существует. Она здесь. Ее можно видеть, слышать и чувствовать. Каждый же из нас обязан решить, как к ней относиться.

Найдем ли мы ответы на наши вопросы, если обратимся к исследованию определенных психических феноменов? Те голоса, что доносятся до нас из безмолвия, являются ли они голосами мертвых? Можем ли мы проникнуть в иной мир с помощью кончиков пальцев, и если можем, то не опасно ли это? Мы сталкиваемся с проблемой, слишком знакомой человеческому сердцу. Кто не испытал того одиночества и безмолвия, которое наваливается на нас, когда мы видим, что дорогая нам жизнь поглощается смертной сенью? Еще вчера она присутствовала здесь во всей своей полноте. Двери были открыты. За прощаньем следовала встреча. Сегодня же дорогая жизнь словно разломилась надвое. Двери с шумом захлопнулись. Кажется — все кончено, и неудивительно, что одинокое сердце ищет утешения в чем бы то ни было.

Та ужасная бойня и крещение горем, которые породила мировая война, дали различным спиритическим культам определенные возможности, и они воспользовались ими сполна. Тысячи людей влились в эти движения: одни — в силу научного интереса, другие — из любопытства или для развлечения. Но появился целый легион убежденных поборников этих начинаний, ставших таковыми из-за своего отчаяния и одиночества.

Под видом лабораторных изысканий экстрасенсорика прокралась в наши университеты. Она пристроилась к медицине. Гипнотизер стремится глубже проникнуть в тайну жизни. Телепатия и ясновидение, предсказания, психокинез и хрустальный шар — все это стало частью повседневных разговоров, ведущихся вполне серьезными людьми. Вы, конечно, можете быть одним из многих, кто отвергает подобные психические явления, справедливо считая их обманом. Вы можете гнать их от себя как явное мошенничество. Что-то, конечно, таковым и является (и даже сами приверженцы этих «учений» признают, что среди них самих немало мошенников). Однако если вы отвергаете все это, видя здесь одно лишь жульничество, значит, у вас нет ни малейшего представления о тех движениях, которые, зародившись в древние времена, оставили такую неизгладимую печать на всех последующих столетиях, что сегодня никто не может сказать, что он не подвержен их влиянию.

Недавно я побывал в гостях у одного врача, который живет на Среднем Западе. В пору моего визита этот изящный джентльмен был убежденным приверженцем восточных религий и твердо верил в перевоплощение. В его кабинете стояла широченная полка, вся забитая кассетами, на которых, как предполагалось, были записаны подробности его предыдущих жизней, а также жизней его жены. В то же время этот человек принадлежал к одной из самых многочисленных в стране христианских Церквей и не видел в этом никакого противоречия. Ведь в конце концов сама Церковь учит, что душа бессмертна. Так почему же ему нельзя верить в перевоплощение? И надо сказать, что в его рассуждениях была определенная последовательность. Ведь если кто-то верит во врожденное бессмертие, то почему нельзя признавать восточные религии? Если мертвые на самом деле живы и могут общаться с нами, то почему надо исключать эти явления парапсихологии? Чем мы можем защитить себя от спиритизма? Что противопоставим колдовским оргиям? Есть ли что-нибудь, что отделяет нас от дичайших заклинаний языческого мира? Все барьеры рушатся. Только узнав, куда восходит учение о естественном бессмертии человека, мы начинаем понимать, сколь серьезные последствия может иметь наше увлечение оккультизмом. Только тогда мы слышим, как начинает бить колокол тревоги.

Что до меня, то я не спирит и «экстрасенсорным» чтивом не увлекаюсь. Меня не интересуют парапсихология и восточные культы. Я не гипнотизер и не приверженец гаданий на хрустальном шаре. Я ничем этим не увлекаюсь, но не потому, что сомневаюсь во всем этом, а потому, что, читая Слово Божье, узнал, откуда это берется и как действует. Писание четко и ясно говорит на эту тему. Достаточно ясно, чтобы все понять правильно, и не кажется ли вам, что мы поступим логично и мудро, если приступим к исследованию этого вопроса?

Вы видите, что наступили времена, когда нельзя доверять своим чувствам. Стало небезопасно решать проблемы, полагаясь только на глаза и уши и уж тем более на какие-то переживания. Подлинному искателю истины надо руководствоваться каким-то Божьим откровением. Но сразу хочется спросить: хорошо ли мы понимаем, что нам надо выяснить? Почти все спиритические движения привлекают довольно много людей, и это происходит потому, что медиумы утверждают, будто готовы дать несчастным и одиноким возможность общаться с теми, кого они лишились. Кроме того, можно общаться и с уже отошедшими в мир иной мудрецами, а это очень привлекает государственных деятелей, стремящихся заручиться сверхъестественными указаниями. По сути дела, все спиритические движения основаны на той идее, что мертвые живы и поэтому могут общаться с нами. Вот что заставляет людей ломать духовную преграду. Вот что манит их постучать в двери незримого.

Итак, утверждение о том, будто умершие могут поддерживать с нами связь, или истинно — или ложно. Если оно истинно, то в таком случае перед нами одна из самых величайших и самых привлекательных истин, когда-либо явленных скорбящему человечеству. Если же это не так, то мы имеем дело с бесстыдным обманом, играющим на наших самых трогательных воспоминаниях. Давайте-ка откроем Слово Божье, и вы решите сами. Итак, правда это или нет? Третьего не дано, и вы должны с этим согласиться. Лучшее, что мы можем сделать, — это обратиться к надежному источнику информации.

«И когда скажут вам: «обратитесь к вызывателям умерших и к чародеям, к шептунам и чревовещателям», тогда отвечайте: не должен ли народ обращаться к своему Богу? спрашивают ли мертвых о живых? Обращайтесь к закону и откровению. Если они не говорят, как это слово, то нет в них света» (Ис. 8:19, 20).

Прямо по теме, не правда ли? Однако обратите внимание, как звучит 19-й стих в переводе Моффата: «И когда они говорят нам, чтобы вы посоветовались с медиумами и духами, которые тихо пищат и бормочут, спросите их, не должен ли народ посоветоваться со своим Богом? Скажите: "Обращаются ли к мертвым от имени живых? Обращайтесь к вести и совету Божьему!"»

Итак, перед нами ясное и недвусмысленное слово, исходящее от Бога. Когда нас призывают обратиться к тому, кто преуспел в спиритических искусствах, кто утверждает, что общается с умершими, нам надо спросить: «Обращаются ли к мертвым от имени живых?» И добавить: «Обращайтесь к вести и совету Божьему!» Но что говорит эта весть об умерших? Возвращаются ли они? «Редеет облако, и уходит; так нисшедший в преисподнюю не выйдет, не возвратится более в дом свой, и место его не будет уже знать его» (Иов 7:9, 10).

Итак, мы видим, что мертвые не возвращаются. А теперь внимательно проследите за тем, что я скажу. Великая надежда, оставленная Писаниями человеческому сердцу, заключается в том, что в день воскресения (а не в день смерти) наши дорогие умершие, с которыми нам пришлось расстаться, вновь соединятся с нами. По сути дела, все христианство зиждется на воскресении Иисуса Христа из мертвых и на воскресении верных, которое совершится в последний день. Сам Иов сказал: «А я знаю, Искупитель мой жив, и Он в последний день восставит из праха распадающуюся кожу мою сию» (Иов 19:25). И затем торжествующе добавил: «И я во плоти моей узрю Бога» (ст. 26).

Но если речь заходит о том, что по повелению каких-то любопытствующих особ умершие являются к ним или возвращаются к своим домочадцам, чтобы посмотреть, как те живут, можно опять вспомнить Слово, гласящее, что умерший «не возвратится более в дом свой». Мертвых нельзя вызвать, и нельзя встретиться с ними до того великого и последнего дня, когда возвратится Сам Иисус. Именно в этот день, но никак не раньше, смерть уступит место вечной жизни. Однако Писание на этом не останавливается. Оно учит нас, что в момент смерти человек утрачивает способность мыслить: «Не надейтесь на князей, на сына человеческого, в котором нет спасения. Выходит дух его, и он возвращается в землю свою; в тот день исчезают все помышления его» (Пс. 145:3, 4). Здесь нет никакой ошибки. Творец знает, что происходит в момент смерти, и Он говорит нам, что умерший не мыслит. А теперь, если позволите, я прочитаю еще один отрывок, быть может, самый важный из тех, с которыми нам надо познакомиться: «Живые знают, что умрут, а мертвые ничего не знают… и любовь их и ненависть их и ревность их уже исчезли» (Еккл. 9:5, 6).

Так вот в чем дело! Умершие ничего не знают. Они ничего не могут вспомнить. Они не могут любить, ненавидеть или ревновать. Разве это не является ответом на вопрос, что же происходит в момент смерти? «Мертвые ничего не знают».

Как бы глубоко мы ни пытались проникнуть в тайну жизни, смерти и человеческого сознания, из всего, что нас ждет по ту сторону могилы, мы знаем лишь то, что нам открывает Слово Божье. Слава Богу — Он открыл достаточно, чтобы в человеческом сердце ожила подлинная надежда, в которой так отчаянно нуждается все человечество. Сам Иисус сказал, что наши умершие мирно покоятся до дня воскресения, того дня, когда Он призовет их к жизни: «Не дивитесь сему: ибо наступает время, в которое все, находящиеся в гробах, услышат глас Сына Божия, и изыдут творившие доброе в воскресение жизни, а делавшие зло в воскресение осуждения» (Ин. 5:28, 29). Властвуя над тайнами жизни и смерти, Творец неба и земли просто говорит, что наступает время, когда все умершие услышат Его проникновенный и животворный голос. И затем, не в момент смерти, а в утро воскресения, ожидающие Бога изыдут, обретя бесценный дар бессмертия. Таково благовестие, простое и ясное!

Итак, одна из самых радостных и утешительных истин во всей Божьей Книге заключается в том, что после своей физической смерти человек мирно покоится до обетованного дня воскресения, и его не тревожат ни воспоминания о прожитой суетной и беспокойной жизни, ни забота о тех, кого он оставил.

В поисках ответа на рассматриваемый мною вопрос один известный бизнесмен, исследовав Слово Божье, заметил: «Если на самом деле это не так, то так должно быть». Помните, я предупреждал, что, постигнув эту истину, нам придется расстаться с некоторыми дорогими нашему сердцу идеями? Да, в наших ложных представлениях наверняка была какая-то красота, но теперь мы видим, что на них — печать страха и непоследовательности. Мы расстаемся с ними, чтобы принять истину гораздо более утешительную. Божий замысел есть самое лучшее из всего на свете. Он дает нам единственное непреходящее утешение и потому воистину прекрасен.

Обратите внимание, как последовательно задуманное Богом. И действительно, зачем нам воскресение в конце времен, если человек получает воздаяние сразу после смерти? Зачем Иисусу еще раз возвращаться на эту землю (как Он обещал) и собирать Свой народ, если он уже с Ним в раю? Зачем Писания учат, что в последние дни будет суд, если люди уже осуждены сразу после смерти?

Умершие не возвращаются в свой дом. Их способность мыслить исчезает. Они ничего не знают о смутах, которые творятся на этой земле. Они мирно и безмятежно покоятся до тех пор, пока Иисус в славный день воссоединения не призовет их к вечной жизни.

Задавшись вопросом о бессмертии человека, одна весьма почтенная женщина решила обратиться к Библии. Ее очень интересовала возможность общения с умершими, однако, дойдя до этого места, она воскликнула: «Но кто же тогда пишет на моей доске?» Вам понятна ее проблема? Если то, что написано в Библии, верно (а это так и есть), тогда кто посылает вести в той темной комнате, которая предназначена для спиритического сеанса? Кто рядится в обличье дорогих нам умерших людей? Вопросы таковы, что пытливым умам от них нет покоя. Кто пишет на грифельной доске? Кто читает карты? Кто двигает карандашом? Кто порождает картины, отражающиеся в хрустальном шаре? Кто столь совершенно воспроизводит голос дорогого нам умершего?

Известные богословы, популярные лидеры, облеченные доверием советники президентов искренне и без тени смущения описывают, как они общались со своими умершими родственниками. Этими рассказами они влияют на миллионы людей. Так неужели даже высокий ум способен впасть в заблуждение? Что представляют собой те силы, которые, вне всякого сомнения, действуют в этом мире духов? Мы видели, чем они не являются. Но что это такое? Кто это? Ответ, как всегда, дает нам Бог. Силы, принимающие чужое обличье, Писание называет последователями Люцифера или падшими ангелами. Не забудьте, что ангелы — это не духи умерших. Они существовали до сотворения этого мира и до того, как умер первый человек.

Я понимаю, как вам трудно согласиться, что на самом деле чудеса творят злые ангелы, однако искренне верю, что в этом — ключ к пониманию тех спиритических явлений, которые сегодня обступают нас со всех сторон. Я хотел бы, чтобы вы никогда не забывали: сверхъестественное и чудесное не всегда исходит от Бога! Усвойте это раз и навсегда — и вы во многом предохраните себя от обмана.

«Это — бесовские духи, творящие знамения» (Откр. 16:14).

Вы знаете, что падшие ангелы, последователи Люцифера, бесы, о которых говорит Библия, являются высшими существами. Они действительно могут творить чудеса, которые соблазнят тех, кто не оградил себя истиной Слова Божьего. Сатана может принимать вид ангела света: «Ибо таковые лжеапостолы, лукавые делатели, принимают вид Апостолов Христовых. И неудивительно: потому что сам сатана принимает вид Ангела света» (2 Кор. 11:13, 14). Вы поняли теперь, что падший ангел может принять обличье другого существа и, конечно же, принять вид любимого вами человека. Обладая интеллектом ангелов и к тому же имея за плечами тысячелетний опыт, бесы в совершенстве могут выдавать себя за других. Кроме того, у них много информации. Если они годами наблюдают за семьей, то стоит ли удивляться, что им прекрасно знаком голос деда, они знают, какую прическу предпочитала тетушка Сюзанна и где дядя Эзра спрятал свое завещание?

Теперь вы начинаете понимать, что же на самом деле происходило с царем Саулом в том спиритическом сеансе, который описан в Библии. Повествование о данном событии содержится в 28-й главе 1-й Книги Царств. Обратите внимание на 6-й и 7-й стихи: «И вопросил Саул Господа; но Господь не отвечал ему ни во сне, ни чрез урим, ни чрез пророков. Тогда Саул сказал слугам своим: сыщите мне женщину волшебницу, и я пойду к ней, и спрошу ее. И отвечали ему слуги его: здесь в Аэндоре есть женщина волшебница» (1 Пар. 28:6, 7).

Предыстория вам знакома. Господь не стал отвечать Саулу. Пророк Самуил уже умер. И вот Саул идет в Аэндор к волшебнице (что было запрещено Богом) и просит, чтобы та вызвала Самуила. Появляется видение, похожее на умершего пророка, и дальше следует разговор между Саулом и Самуилом.

Но с пророком ли разговаривал Саул? Как он мог беседовать, если тот, умерев, спокойно лежал в своей могиле, совершенно не зная, что происходит? И мог ли Бог послать Саулу весть через умершего, если Он уже отказался общаться с ним так, как Ему было угодно? Вы видите, что два источника информации совершенно противоречат друг другу. Нет, призрак, который выдавал себя за Самуила, на самом деле пророком не был. Это было злое существо, выдававшее себя за другого в спиритическом сеансе, запрещенном Богом. Саул умер, поплатившись за свое беззаконие. «Так умер Саул за свое беззаконие, которое он сделал пред Господом, за то, что не соблюл слова Господня и обратился к волшебнице с вопросом» (1 Пар. 10:18).

Саул умер за совершенный им грех, и с той поры многие разделили его участь, ибо Богу весьма неугоден всякий спиритический сеанс и любая попытка вступить в контакт с умершими. Однако те же злые силы, что действовали в прошлом, действуют и сегодня. Приведу слова спирита Ф. Морса. В книге «Практический оккультизм» на 85-й странице он пишет: «Внешне современный спиритизм воспроизводит все основные принципы колдовства и магии прошлых веков. Привлечены те же самые силы и действуют те же существа». Разоблачающее признание, не правда ли?

Позвольте сказать со всей доброжелательностью и серьезностью: согласно Слову Божьему, духи, которые приходят к нам и стараются показать, что они — дорогие нам умершие люди, на самом деле таковыми не являются. Это не люди, якобы продолжающие существовать. Это не люди вообще! Это падшие ангелы, рядящиеся в обличье тех, кто нам дорог! Если мы будем верить своим глазам, то кого увидим? Дорогого нам, но умершего человека. Если доверимся слуху, то кого услышим? Того, кто был нам дорог, но умер. Если станем доверять прочим чувствам, кто предстанет перед нами? Все тот же дорогой, но, к несчастью, умерший близкий. А вот если мы доверимся Слову Божьему, кем он окажется? Обманщиком, который выдает себя за другого!

Я никого не хочу обидеть. Я хорошо понимаю тех, кто искренне стремится найти утешение в царстве таинственных парапсихологических явлений, однако силы, которые стоят за ними, нечестным образом играют на переживаниях этих людей. Когда мы ослабеваем и скорбим, они приходят и произносят ласковые и нежные слова. Вот почему я чувствую необходимость говорить так, как сказал.

Я вижу, что в Азии, Европе и Америке развиваются науки, занимающиеся аномальными психологическими явлениями. Я внимательно следил за парапсихологическими экспериментами, проводившимися в университете Дюка, где ученые со всей лабораторной точностью пытались определить, что же представляет собой экстрасенсорное восприятие, характерное для человеческого сознания. Я изучал культы мертвых, повествования восточных аватар и их многочисленных последователей. Я был в теософском центре в Мадрасе и наблюдал, как различные восточные учения проникают на Запад под многочисленными безобидными наименованиями. В конце концов, я обнаружил то, что до меня находили многие честные исследователи. Шервуд Эдди, например, несмотря на все впечатление от увиденного, прямо заявил: «Я открыто признаю, что речь идет не только о чем-то банальном и противоречивом, но в первую очередь об обмане и мошенничестве в сфере психологии». Даже Вильям Джеймс сравнивал некоторые психологические изыскания с «землечерпательными работами в грязном море».

Однако не смущайтесь — в банальных открытиях духов, которые то лгут, то говорят правду, нет Божьей вести. Спасительная истина не может содержаться в «глубокой информации» о том, что у каких-то двух сестер было какое-то кольцо; ее нет в способности материализовать сожженный предмет, как нет и в чудесном умении видеть перед глазами столовую вилку до того, как кто-то еще только подумал о ней. Когда одного из таких духов спросили, видел ли он Иисуса, он ответил: «Я не видел Его здесь и не встречал того, кто видел».

Да, в спиритизме Иисуса нет. На спиритических сеансах могут раздаваться песнопения, там могут принять Его как великого медиума, но для этого Ему придется сойти с креста. Будучи одним из известных приверженцев спиритизма, Артур Конан Дойль писал: «Спиритизм распространится по всему миру, и в нем станет лучше жить. Когда он начнет править миром, он упразднит Кровь Христа». Однако всякая надежда на то, что наступит время, когда в мире позабудут о Крови Христа, — надежда пустая, от нее тянет холодом. Еще раз приведу слова Шервуда Эдди, который сказал: «Читая такие сочинения, порой ощущаешь пантеистический холод арктической ночи». Можно безоговорочно утверждать, что надежда человеческая зиждется не на психологических явлениях, не на вести, которая приходит из холодной, туманной страны духов, и не на мертвых вообще, но на живом Христе! Человек будет жив не словом, исходящим от мертвых, но «всяким словом, исходящим из уст Божиих». Слово же Его содержит самое утешительное обетование, которое когда-либо было дано страдающему человечеству: «Приду опять и возьму вас к Себе, чтоб и вы были, где Я» (Ин. 14:3).

Увидеть нашего Господа лицом к лицу в славном свете нескончаемого дня, соединиться со своими любимыми, дабы никогда не разлучаться… Вот это обетование! Вот это благовестие! И это будущее сделала возможным Голгофа! Призываю вас не думать ни о чем спиритическом. Обратите свой взор к Голгофе и гоните прочие мысли. Между добром и злом, между праведностью и грехом идет непримиримая борьба. Наше спасение в одном — стать под сень креста!

Я под крест Иисусов с радостью Стану твердой стопой, Как под сень огромной скалы, Вознесшейся в этой скорбной земле.

Готовы ли вы стать рядом со мной? Помните, что во всем мире нет более надежного места, чем у креста Христова!

Вторжение из космоса

В 1898 году Герберт Уэллс написал свою «Войну миров», и до сих пор эта книга считается одним из самых ярких образцов научной фантастики. Задолго до начала механизированных войн автор повествует, как в бой идут машины более тридцати метров высотой, и в каждой сидит марсианин. Он пишет о тепловом луче, газовых атаках и авиационных налетах. Уэллс описывает машины, которыми управляют на расстоянии и которые сильно напоминают роботов, ныне все шире используемых для работы на неизученной поверхности Луны. И все это подается от первого лица в незамысловатом стиле репортера, ведущего рассказ с места событий.

30 октября 1938 года на радио Си-би-эс «Война миров» шла в исполнении актера Орсона Уэллса. Вначале объявили, что речь идет об инсценировке, а затем пьеса была разыграна в жанре последних известий. Тысячи слушателей, пропустивших начало, подумали, что на Землю на самом деле напали марсиане. Почти во всех восточных штатах возникла паника. Стоит ли сомневаться, что сегодня, когда все мы живем в век космических исследований, радиопостановка «Войны миров» вызвала бы гораздо большую панику, чем та, что возникла в 1938 году (если бы, конечно, сейчас такую инсценировку решили поставить на радио). Нынче вероятность вторжения с Марса или других космических далей уже не воспринимается как жанр научной фантастики и принимает вид серьезной дискуссии.

Возможно ли это на самом деле? И как узнать об этом? Есть Книга, вполне заслуживающая доверия, и в ней тоже описывается космическое вторжение, которое начнется в недалеком будущем, но будет совершенно иным и гораздо масштабнее того, что представлялось Уэллсу.

А теперь я вам расскажу об одном волнующем событии, которое случилось в начале второй мировой войны. Дело было на Филиппинах. Генерал Дуглас Макартур решил, что для того, чтобы отвоевать эти острова у жестокого врага, надо отсрочить начало прямых действий. Под покровом темноты, в окружении небольшого числа верных помощников он покинул Филиппины, пообещав, что скоро вернется. Не только судьба острова, но весь свободный мир, его достоинство и честь были поставлены на карту. Миллионы людей с надеждой повторяли слова генерала: «Я скоро вернусь!»

Это напоминает другое не менее драматическое событие, которое тоже касалось освобождения, но которое для нас куда важнее. Почти двадцать веков назад Иисус, Сын Божий, готовился покинуть нашу планету. Чтобы вырвать из рук врага этот греховный мир, этот маленький островок, затерявшийся во Вселенной, Он разработал обстоятельный план, но тоже решил немного повременить. Спокойный, находясь в окружении немногочисленных друзей, Он тоже сказал ныне всем известное: «Приду опять!»

«Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога и в Меня веруйте. В доме Отца Моего обителей много; а если бы не так, Я сказал бы вам: «Я иду приготовить место вам». И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтоб и вы были, где Я» (Ин. 14:1—8).

«Я вернусь!» — утверждал Макартур. «Я вернусь!» — заверил нас Иисус, и тогда на Елеонской горе можно было наблюдать такую волнующую картину: «И когда они смотрели на небо, во время восхождения Его, вдруг предстали им два мужа в белой одежде и сказали: мужи Галилейские! что вы стоите и смотрите на небо? Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, приидет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо» (Деян. 1:10,11). Тот Самый Иисус, с Которым они сидели бок о бок, Тот Иисус, Которого они полюбили за Его незабвенное служение, обещал вернуться. Каждое Его действие, каждое слово пробудили любовь к Нему как к Личности, и теперь Этот Самый Иисус — Личность — придет опять. Только это обетование могло дать ученикам надежду. И все люди на самом деле увидят, как Он вернется. «Се, грядет с облаками, и узрит Его всякое око» (Откр. 1:7). Око любви, око ненависти, око насмешки, око, исполненное ожидания, слез или радости, — всякое око узрит Его возвращение. «Ибо, как молния исходит от востока и видна бывает даже до запада, так будет пришествие Сына Человеческого» (Мф.24:27).

Словно вспышка славы, простершаяся от неба до неба, наш Спаситель вернется на землю, промчавшись мимо созвездий бесчисленных миров. Он явится не так, как некогда Младенец пришел в Вифлеем, — не презираемым и отвергаемым, не осужденным на крестную смерть, но Царем царей и Господом господствующих, Чье право — царствовать!

Он приходит как Творец бесчисленных миров. Он возвращается как Победитель, сопровождаемый всеми небесными ангелами. «Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей» (Мф. 25:31).

Сколько ангелов будет с Ним? В книге Откровение мы читаем: «И я видел, и слышал голос многих Ангелов вокруг престола и животных и старцев, и число их было тьмы тем и тысячи тысяч» (Откр. 5:11).

Сколь величественным будет это вторжение! Разметав созвездия, Он сойдет по небесному пути, чтобы исполнить обетование, данное страдающему человечеству: «Да не смущается сердце ваше… приду опять».

Нашлись почтенные астрономы, которые пришли к выводу, что, когда наш Господь вернется, широкий коридор в созвездии Ориона станет звездной дорогой, по которой Он сойдет на Землю. Так ли это будет? Когда невооруженным глазом смотришь на туманность Ориона, она кажется всего лишь туманной звездой. Однако мощные телескопы помогли определить, что это огромная пещера, около ста триллионов километров в ширину. По словам астронома Ларкина, «полученные негативы показывают, что отверстие и внутренность пещеры столь колоссальны, что в ней может затеряться… вся наша Солнечная система».

«Не кажется ли это какой-то великой тайной, сокрытой в той далекой части небес? — добавляет Гаррет Сервис. — Мне по крайней мере это так и представляется: я никогда не мог избавиться от впечатления, будто творческая сила, создавшая Вселенную, щедро расточила свои дары на созвездие Ориона и все, что расположено вокруг него».

А что имел в виду лорд Теннисон, сказавший о созвездии Ориона так: «Я никогда особенно не всматривался в него, но думал, что в этих звездах заключено какое-то безбрежное очарование, превращающее славу в ничто»?

Один говорит о великой тайне, другой — о безбрежном очаровании, перед которым слава — ничто. Что это за гигантский магнит, словно притягивающий человека к столь удивительной части небес? Быть может, это глубокое небесное ущелье действительно может стать тем путем, по которому вернется наш Спаситель? Многие благочестивые люди думали именно так! Какой бы путь, какую бы дорогу под сводом небес ни выбрал наш Господь, апостол Павел описывает Его возвращение такими трепетными словами: «Потому что Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба, и мертвые во Христе воскреснут прежде; потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем» (1 Фес. 4:16, 17).

Устремляясь с небес, Господь торжественно возвращается на нашу своенравную и заблудшую планету — какая чудесная картина! Исполняя небеса Своею славою. Он приближается к Земле и взывает, но на сей раз Он зовет не только Лазаря, но всех, кто почил в могилах: «Выходите!» И они выходят! Вот когда это происходит. Вот когда те, кого мы потеряли, встретятся с Господом — не каждый поодиночке, в момент своей смерти, а все вместе, после того, как Сын Божий призовет их выйти из могил. Христос не позабыл уснувших в прахе земли. Сначала Он обращается именно к ним. Он призывает их выйти, а затем, вместе с живыми, готовыми Его встретить, возносит их на небеса. Именно в этот исполненный славы миг человек наконец обретает бессмертие. Столь долгожданное обетование исполняется в мгновение ока. Столь захватывающее событие Павел описывает так: «Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся; ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему — облечься в бессмертие. Когда же тленное сие облечется в нетление и смертное сие облечется в бессмертие, тогда сбудется слово написанное: «поглощена смерть победою». "Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа?"» (1 Кор. 15:51—55).

«Ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему — облечься в бессмертие». Сейчас у человека нет такой возможности. Он облекается в бессмертие, принимает его именно в тот час, к которому обращены взоры всех христиан. Такова надежда на вечную жизнь: она сокрыта не в каких-то новых научных изысканиях, не в космических путешествиях, не в чем-то таком, что делает человек, но в обетовании нашего Господа.

Увидеть Иисуса лицом к лицу! Подумайте, что это будет значить для тех, кто любил и потерял своего возлюбленного! Для тех, кто давно расстался, для тех, кто отдал жизнь за своего Господа, для тех, кто ждал Его, несмотря на насмешки мира, для тех, кто отказался верить своим чувствам и не поклонился ряженому обманщику. И теперь их вера обретает награду. Их Господь пришел. Увидеть Иисуса лицом к лицу!

«Да, все это прекрасно, — возразит кто-нибудь, — но это не для меня. Дело в том, что мои сын и дочь не были христианами».

Откуда вы знаете? Откуда вам это известно, спрашиваю я вас? Вспоминаю о матери, которая сделала все, чтобы правильно воспитать своего мальчика. Но он вырос, стал преступником, и в конце концов его казнили. Он висел на одном из трех крестов, воздвигнутых на холме неподалеку от Иерусалима. Вполне возможно, что там, рыдая, стояла и его мать, и рыдания ее смешивались с шумом толпы. Она, наверно, не слышала, что сказал ее сын, в последние мгновения жизни обратившийся к умиравшему рядом Иисусу: «Помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое!» Повторяю: она могла так никогда и не узнать об этом.

Итак, не будьте слишком уверенны, полагая, что вы навсегда потеряли того, кто был вам дорог. Обратитесь к Писаниям и разделите утешение и надежду, сокрытые в них. Прочитаем еще раз эти величественные слова: «Потому что Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба, и мертвые во Христе воскреснут прежде; потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем. Итак утешайте друг друга сими словами» (1 Фес. 4:16-18).

Разве есть лучшее утешение? За гранью чудесного дня есть нечто иное, лучшее из всего, что мы имеем сейчас. Иисус скоро вернется, и реки слез наконец-то иссякнут. Придет изумительный, замечательный день!

Я люблю об этом думать. Я представляю маленькое белое облако, появившееся где-то вдалеке, оно становится все ближе и ближе, все светлее и прекраснее, вот оно стало огромным, под ним — словно пожирающий огонь, а над ним — радуга. Иисус приближается как могущественный Победитель. Теперь это не Муж Скорбей. На Нем нет тернового венца. Он приходит как Царь царей, и «воинства небесные» следуют за Ним (Откр. 19:11—16). Его сопровождают неисчислимые сонмы ангелов, небесная твердь исполнена лучезарного сияния.

Какое великолепное вторжение! Его просто невозможно описать. Смертный ум не в состоянии даже осмыслить все его великолепие. В лучах славы, которая ярче тысячи солнц, приближается Князь жизни. Окутанный пламенным светом, приблизившись к земле. Царь царей взывает, взирая на могилы, где спят праведники: «Пробудитесь! Пробудитесь! Пробудитесь, спящие во прахе! Пробудитесь и восстаньте!»

Неисчислимое воинство покидает жилище смерти, и вся земля содрогается от его поступи. А потом в какой-то миг наступает долгожданное бессмертие!

Друг мой, этот день недалек! Разве Он станет ждать, если исполняются пророчества, описанные в 24-й главе Евангелия от Матфея? Разве Он станет ждать, когда «научные» открытия, совершенные человеческим умом, грозят уничтожить землю? Разве Он станет ждать, когда враг сосредоточил все свои силы для последней битвы? Разве Он станет ждать, когда вот-вот пробьет роковой час? Что ждет нас впереди? Атомная ночь? Нет, не ночь, но великолепный, исполненный славы рассвет, когда Князь небес, Царь царей, ваш и мой Спаситель, исполняя обетование, вернется, чтобы принести освобождение. «Но спасутся в это время из народа твоего все, которые найдены будут записанными в книге», — сказал ангел

Даниилу (Дан. 12:1). Добавьте к этому слова Спасителя: «Поднимите головы ваши, потому что приближается избавление ваше» (Лк. 21:28).

В этот час мы поднимем головы, потому что с небес придет наше избавление!

Давайте вспомним тот радостный день, когда на исходе второй мировой войны две тысячи узников одного концлагеря были вырваны из рук врага. Двое из них сделали слабенький радиоприемник и тайком слушали новости. И вот однажды до них донесся знакомый голос: «Говорит генерал Макар-тур. Я вернулся!» Какая чудная новость! С того дня, как генерал обещал вернуться, прошло два с половиной томительных года, и вот он здесь, посреди грохочущих орудий, с целой армадой кораблей и таким множеством самолетов, которого никогда не было на Тихом океане.

По лагерю поползли слухи, что, чувствуя безнадежность своего положения и, быть может, желая принять какую-то ответную меру, враг приказал уничтожить заключенных. Среди пленных был человек, работавший лагерным служащим. Как-то вечером охранник сообщил ему, что завтра в семь часов утра будут подняты все заключенные. Кто знает, может, на рассвете настанет тот час, когда будет объявлен смертный приговор, которого все так долго страшились?

Потянулись ужасные минуты; охранник смотрел на стрелки часов, медленно приближающие роковой момент. Затем вместе с человеком, который должен был подать сигнал сбора, он вышел из барака. И вот стальной брусок поднят, сейчас раздастся звон. Быть может, это зов смерти? Внезапно оба взглянули вверх, и каждый увидел одно и то же. «Смотри! Самолеты!» — воскликнули они в один голос. Да, самолеты, но чьи? Врага или освободителя? Затаив дыхание и забыв опустить руку, звонарь смотрел вверх. Самолеты приближались. Нет, это не враг. Вот они пролетели над головой, и на территорию лагеря стали опускаться парашютисты. Свобода! Наконец-то свобода!

Будьте настороже. Силы зла стремятся уничтожить человечество, и враг Бога и человека уже поднял руку, чтобы ударить в гонг смерти. Великая борьба между Христом и сатаной, между добром и злом, между правдой и ложью достигла своего предела. Но так написано: «Спасутся в это время из народа твоего все». И в этот миг: «Поднимите головы ваши, потому что приближается избавление ваше».

От величавых крыл собора, от сонма херувимов, Чрез слух изумленных толп Далекой и неясной музыкой Звучат Его победоносные шаги, Грядет Его громоподобная поступь. Не в серебряном сиянии сандалий, Не в золототканом препоясании, Не в мерцании тяжелых драгоценностей И не в благоухании сладостных ароматов — В белоснежном Фаворском свете Грядет Его слава. Он грядет, друг мой, — и с Ним вечный мир, С Ним полнота бессмертного блаженства; Он грядет, друг мой, — И Его пришествие несет избавление. Я слышу Его близящийся шаг. Лайман Аллеи

Восхождение на небо! Долгожданное избавление! Со Спасителем лицом к лицу! И с Ним вечная жизнь!

Представьте себе, что вы хватаете чью-то руку, и вдруг обнаруживаете, что это рука Бога! Вы чувствуете, как в вас вливаются свежие силы, и вдруг понимаете, что это бессмертие! Вы пробуждаетесь и понимаете, что вы дома!

Огнепад

Йосемитский национальный парк. Летний вечер. Девять часов. Все замерли в ожидании. Взоры устремлены далеко вверх, туда, где лежит ледник. Наконец, когда часы бьют ровно девять, над замершим лагерем звучит голос: «Пусть огонь падет!» И где-то на высоте девятисот метров над долиной раздается ответ: «Огонь!»

Пламенеющие угли летят в пропасть, в темноту летней ночи и затем рассыпаются по чистому белому граниту горной стены. Таков знаменитый Йосемитский огнепад.

Наступит день, когда глас Божий возвестит: «Пусть падет огонь!» И тогда миллионы огнепадов, миллионы огней низринутся с небес на нераскаявшуюся планету. Для всех, кто отверг Спасителя, в этот день на ней не останется места, чтобы укрыться. Будущий огнепад веков, который положит конец истории восстания, пророк Исаия называет Божьим «необычайным делом» и «чудным действием» (Ис. 28:21). Это будет «чудное» (в английском переводе — «странное», «непривычное» — примеч. пер.) действие для Того, Кто учил человека любить своих врагов. Кто не позволил ученикам призвать огонь с неба, чтобы тот обрушился на проявивших непочтение к Нему, Кто исцелил слух человеку, пришедшему за Его жизнью, Кто в ответ на действия распинавших Его молился: «Отче! Прости им, ибо не знают, что делают».

Боюсь, что превратное понимание этого необычайного для Бога действия, неверное осмысление природы Божьего характера привело к появлению тысяч и даже миллионов неверующих и скептиков. Многие дошли до сумасшествия, терзаясь мыслью о том, что их любимые не обрели спасения и корчатся в бесконечных муках ада. Я убежден, что популярное учение, согласно которому существует какая-то подземная пещеpa, где грешников швыряют в огромные волны жидкого огня, и что якобы это место существует прямо сейчас, в эту минуту, и будет существовать всегда, из века в век, без какого-либо перерыва, — так вот, я убежден, что это учение нанесло невосполнимый вред христианству. Люди просто не в состоянии примирить мысль о вечной пытке с чудесной истиной о неумирающей Божьей любви.

На память мне приходит история небезызвестного Роберта Ингерсолла. Вместо того чтобы превратиться в одного из самых ярых богоборцев, он мог бы стать величайшим проповедником, если бы правильно понял истину о Божьей любви. Когда он был ребенком, отец сказал ему, что в аду находятся дети ростом всего лишь в несколько вершков и что их судьба — гореть там всю вечность. «Если это делает Бог, я ненавижу Его», — решил Роберт. Его логический ум не мог постичь такой несправедливости, и в результате этот высокоодаренный человек дошел до сомнения и неверия.

У Роберта был приятель, который, описав ему все, что Господь Иисус Христос сделал в его жизни, спросил: «Боб, как ты можешь, стоя перед умными людьми, поносить религию, которая стремится сделать для человека то, что было сделано для меня?» И вот однажды вечером, прочитав письмо приятеля собравшимся, наш поборник неверия сказал так: «Я вовсе не поношу религию, которая так добра к человеку. Я не проповедую против религии, которая хочет вознести попранных, но проповедую против той религии, которую проповедуют некоторые проповедники».

Скажите, на какой странице Священного Писания говорится о вечных муках? Что касается моей Библии, то в ней я не смог этого найти и, думаю, вы не отыщете в ваших. Да, я нашел там описание ада, настоящего ада с огнем, однако это не тот ад, рассказами о котором людей запугивали веками. Конечно, если есть ад, в который сразу после смерти попадают грешники, то, стало быть, уже сейчас в нем страдают миллионы, ибо Иисус сказал: «Входите тесными вратами; потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими» (Мф. 7:13). Однако моя Библия говорит мне, что до скончания мира никому не будет определено никакого наказания. Поясняя одну из Своих притч, Иисус сказал: «Посему, как собирают плевелы и огнем сжигают, так будет при кончине века сего» (Мф.13:40). Таким образом, очевидно, что сейчас нет пылающего огнем ада. Очевидно и то, что заблудшие не подвергаются наказанию уже теперь. Они спокойно ожидают судного дня. Вот что в этой связи сказал апостол Петр: «То конечно знает Господь, как избавлять благочестивых от искушения, а беззаконников соблюдать ко дню суда, для наказания» (2 Петр. 2:9). Разве это свидетельство не имеет под собой никакого основания? Разве это несправедливо? Да и может ли быть иначе?

Давайте хорошенько подумаем. Может ли Бог послать человека в ад, если тот еще не предстал перед судом? Может ли Он допустить, чтобы человек этот веками корчился в огне проклятия, а потом, в судный день, послать к нему кого-нибудь, кто, легонько хлопнув того по плечу, попросил бы его пройти к судейскому барьеру, дабы выяснить, надо ли ему отправляться в ад или нет? Разве не ясно, чем может обернуться такая клевета на Божий характер? Разве не богохульство предполагать, что бесконечные стоны и вопли страждущих в адском пламени звучат в Его ушах, как музыка? Можно ли всерьез говорить о Божьей справедливости, если Он заставил Каина, убившего лишь одного человека, страдать на тысячи лет больше, чем какого-нибудь современного убийцу, отнявшего жизнь у тысяч людей? Ведь по этой логике так и должно быть. Если какой-нибудь маньяк, руки которого обагрены кровью тысяч людей, будет брошен в ад сегодня, чтобы гореть там всю вечность, в своем страдании он все равно никогда не превзойдет Каина. Разве это справедливо, спрашиваю я вас? И еще один вопрос: разве это делает Бог любви? Нет!

Мы коснулись лишь некоторых проблем и неувязок, характерных для традиционного учения о вечных муках. Если же мы представим, какими лживыми красками сатана запятнал Божий характер, если мы вспомним, как он пытался навязать любящему Творцу свою собственную жестокость, то стоит ли удивляться, что многие люди не понимают Бога любви, боятся и даже ненавидят?

Да, Бог накажет грех, и в этом нет никакого сомнения. Тем, кто льстит себя надеждой, что Он слишком добр и милосерд, чтобы вершить справедливость, надо просто посмотреть на Голгофу. Им достаточно только посмотреть на страдающего Сына Божьего, Который понес на Себе наши грехи, и они наверняка поймут, что возмездие за грех — смерть. Всякий, кто не принимает столь дорогую Жертву, однажды сам понесет наказание за свое прегрешение.

Бог накажет грех. Он использует всю Свою небесную силу и власть, чтобы подавить мятеж, но Его деяние никак не будет противоречить тому, что Бог есть любовь.

«Не понимаю, — скажете вы. — Где-то в Библии я читал о вечном огне». Давайте вернемся к этому еще раз: ведь если дело касается столь важных вопросов, повторение не помешает. Да, вы читали. Вот эти слова: «Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: «идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его»» (Мф. 25:41). Так оно и есть. Вечный огонь кое-кого ждет. Но обратите внимание на 46-й стих: «И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную».

Вы видите, что речь идет о вечной муке, о вечном наказании, но не о вечно мучающихся. Какое же наказание ожидает тех, кто не спасся? «Возмездие за грех — смерть, — пишет апостол Павел, — а дар Божий — жизнь вечная» (Рим. 6:23). Таким образом, теперь слова Иисуса могли бы звучать так: «Идите от меня, грешники, в смерть вечную, а праведники — в вечную жизнь». Наказание — это смерть, и она будет вечной. Если вы на самом деле мертвы, то это не кончится никогда. Понятно?

Да, будет вечный огонь. Вечный по своему воздействию. Однако это не означает, что этот огонь будет жечь всегда.

Следите внимательно за моими доводами. Знаете ли вы, что в Послании Иуды в 7-м стихе говорится, что города Содом и Гоморра были уничтожены вечным огнем? Вы, конечно, помните, что произошло с этими порочными городами, но разве они горят до сих пор? Конечно же, нет! Можно привести еще один текст, сбивавший с толку многих людей: «А диавол, прельщавший их, ввержен в озеро огненное и серное, где зверь и лжепророк, и будут мучиться день и ночь во веки веков» (Откр. 20:10). Здесь написано, что сатана, самый главный виновник, будет «мучиться день и ночь во веки веков». Но, обращаясь к нему и описывая его будущее наказание, Бог говорит устами пророка Иезекииля: «И Я извлеку из среды тебя огонь, который и пожрет тебя: и Я превращу тебя в пепел на земле… и не будет тебя вовеки» (Иез. 28:18, 19).

На первый взгляд, перед нами противоречие, однако не забывайте, что Слово Божье никогда себе не противоречит, хотя порой в силу наших предвзятых идей и нашего превратного его понимания у нас складывается именно такое впечатление. Все дело в нашей способности понимания. Желая понять то или иное слово, мы обращаемся к словарю, а в данном случае нам надо обратиться к Библии и дать ей возможность самой пояснить свои слова. Например, в 1-й Книге Царств (1 Цар. 1:22) Анна обещает, что Самуил останется у Господа «навсегда», однако 28-й стих поясняет: «И я отдаю его Господу на все дни жизни его».

Таким образом, до тех пор, пока осужденные будут жить, до тех пор, пока они будут осознавать происходящее, они будут мучиться. Для кого-то это составит всего лишь мгновения, но сатана будет страдать дольше всех. Вспомните, что сказал Иисус в одной из Своих притч: «Раб же тот, который знал волю господина своего, и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много; а который не знал, и сделал достойное наказания, бит будет меньше. И от всякого, кому дано много, много и потребуется; и кому много вверено, с того больше взыщут» (Лк. 12:47, 48).

Наказывая, Бог не наслаждается. Наказание — это для Него «странное», «необычное» действие. Однако грех должен быть искоренен. Можно сказать, что, исходя из справедливого отношения ко вселенной. Бог просто не может поступить с грехом, то есть с мятежом, как-то иначе. Если на этой планете останется хоть один грешник, он превратится в смертоносный вирус, который всегда будет угрожать благополучию вселенной. Еще раз повторю, что подавление мятежа полностью согласуется с характером Бога, Который есть Любовь.

Гибель грешников произойдет быстро и будет полной и окончательной. Обратимся к пророку Малахии: «Ибо вот, придет день, пылающий как печь; тогда все надменные и поступающие нечестиво будут как солома, и попалит их грядущий день, говорит Господь Саваоф, так что не оставит у них ни корня, ни ветвей» (Мал. 4:1).

Солома. Быстрый жаркий огонь. И помните: чтобы поддержать его, солому подбрасывать не надо. Она сгорает быстро. Обратимся к 36-му псалму: «А нечестивые погибнут, и враги Господни, как тук агнцев, исчезнут, в дыме исчезнут». «Еще немного, и не станет нечестивого; посмотришь на его место, и нет его» (Пс. 36:20, 10). Враги Господа сгорят, как тук. Они исчезнут в дыму. Перестанут быть. Даже их место исчезнет. Разве можно сказать яснее? Уничтожение будет окончательным. «И будут — как бы их не было» (Авд. 16).

Этот огонь будет настоящим и неугасимым. Его не погасить никаким нейтронным щитом, но, сделав свою работу, он угаснет сам. Его последствия вечны, но это не значит, что сам он будет непрестанно гореть.

Таково Слово Божье, и разве оно похоже на средневековые суеверия? Разве это напоминает бесов с рогами и хвостами, которые, вооружившись вилами, не дают огню угаснуть? Нет. В Священной Книге вы не найдете ничего подобного. От первой страницы до последней там говорится только о Боге справедливости, милосердия и любви.

Видите ли вы теперь, как добр, милосерд и справедлив Божий замысел? Как он непохож на неверные представления, веками бродившие в умах людей? У меня есть знакомые, которые, не осмыслив все как следует, испытали временное разочарование, когда узнали, что те, кого они любили и с кем им пришлось расстаться, сейчас не находятся на небесах; но я не знаю никого, кто разочаровался бы, узнав, что дорогие ему люди, не обретшие спасения, сейчас не горят в аду. Всегда помните, что одно неразрывно связано с другим. Если истинно одно, то истинно и другое. Как часто мне доводилось видеть людей, которые испытывали облегчение и радость, узнав, что те, кто, по их мнению, не обрел спасения, вовсе не корчатся от муки, но спокойно спят.

«Однако же как быть с богачом и Лазарем? — спросите вы. — Ведь эта притча явно противоречит всему, что здесь только что было сказано».

Не забудьте — это всего лишь притча, и в этом ключ к пониманию. Притча представляет собой историю, истинную или вымышленную, которая рассказывается для того, чтобы преподать какой-то урок или донести какую-то истину; ее подробности вовсе не обязательно толковать буквально. Совсем небезопасно, основываясь на деталях притчи, выстраивать какое-то вероучительное понятие, на которое нигде в Писании нет никаких намеков. Иногда ради того, чтобы как-то пояснить истину, в притче неодушевленные предметы представлены живыми и действующими. Например, в Книге Судей деревья выступают как живые существа, которые разговаривают между собой и решают, кого из них помазать на царство. Можно ли рассматривать эту историю как доказательство того, что деревья имеют способность говорить? (См. Суд. 9:7-15).

Прочитайте историю о богаче и Лазаре (Лк. 16:19—31), а затем задайтесь вопросом, предполагал ли Иисус, что ее детали надо толковать буквально? Думал ли Он, что все, обретшие спасение, действительно находятся на лоне Авраамовом? Имел ли в виду, что небо и ад не только находятся в пределах видимости одно от другого, но и на таком расстоянии, что праведники и грешники могут даже переговариваться между собой? Предполагал ли Он, что спасенные должны смотреть на муки неспасшихся? Или что небо и ад так близки, что можно спокойно на кончике пальца пронести каплю воды через адское пламя? Или что она способна уменьшить страдание? Нет, Иисус просто учил, что в будущей жизни богатый и нищий поменяются местами и что не богатство, а характер человека будет решать его судьбу.

Откуда же в таком случае возникла вся эта идея о вечно горящем аде? Мы имеем дело с ложью, которая была сильно раздута в первые века христианской эры. Почерпнутая из язычества иудаизмом, она проникла в христианскую Церковь, а затем наше ничего не подозревающее поколение восприняло ее в качестве евангельского факта. Однако восходит эта идея даже не к ранней языческой философии, но к намеренно лживым словам, которые сатана сказал первым людям в Едемском саду: «Нет, не умрете», то есть вы — бессмертны, вы просто не можете умереть. Вот та ложь, с помощью которой враг увлек наших прародителей. Знаете, куда она ведет? Если вы бессмертны, если вы не можете умереть, значит, вы должны вечно страдать за свои грехи. Вот откуда берет начало идея о вечных мучениях в аду.

Но Бог сказал, что «возмездие за грех — смерть», именно смерть, а не жизнь, пусть даже в аду. Смерть — это наказание, которое страшит человека. Вечная смерть — это то наказание, которого он пытается избежать. Человек ищет, куда от смерти спрятаться, невзирая на то, сколь неприятным искомое место может оказаться. Он согласен на все, кроме смерти. И поэтому неудивительно, что человек попытался найти прибежище в этом хитром «нет, не умрете».

Но убежищу суждено разрушиться. Настанет день, когда по милосердию, которое Господь проявит ко вселенной, с грехом будет покончено навсегда. Надо будет закончить войну за власть над человеческими умами и душами. Сатана воцарился как бог мятежников. Он должен быть низвергнут, а вселенная — узнать, каков его подлинный характер.

Наказывая, Бог не испытывает наслаждения, и последний суд над грехом и грешниками станет Его «чудным», то есть необычным, непривычным для Него действием. Тем не менее этот день наступит и будет совершенно реальным. Огонь будет настоящим, жгучим и горячим, и человек ничего не сможет придумать, чтобы погасить его.

Апостол Петр называет этот день «днем Господним»: «Придет же день Господень, как тать ночью, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят» (2 Петр. 3:10).

Давайте посмотрим, как будут развиваться события дня Господня.

«И цари земные и вельможи, и богатые и тысяченачальники и сильные, и всякий раб и всякий свободный скрылись в пещеры и в ущелья гор, и говорят горам и камням: падите на нас и сокройте нас от лица Сидящего на престоле и от гнева Агнца; ибо пришел великий день гнева Его, и кто может устоять?» (Откр. 6:15—17).

Итак, перед нами космическое вторжение Бога! Спаситель нисходит с пылающих небес. Для кого-то это станет исполнением всех его надежд, однако найдутся и такие, кого этот день не обрадует, ибо уже нельзя будет спрятаться, используя свое положение, власть, престиж или ту собственность, которая у тебя есть. Сильные, слабые, те, кто не успел подготовиться ко дню Господню, станут взывать к бездушным камням и скалам, прося, чтобы те защитили их, однако не от физического уничтожения, нет: они будут молить, чтобы сокрыли их от испытующего взгляда Того, Кого прежде старались не замечать или просто отвергали. Но им некуда будет спрятаться от этих Очей, исполненных любви. Они не найдут укрытия, и потому «нечестивые да погибнут от лица Божия» (Пс. 67:2). Их уничтожит ослепительный свет Его пришествия (2 Фее. 2:8), прочие же из умерших не оживут, «доколе не окончится тысяча лет» (Откр. 20:5).

О какой тысяче лет идет речь? Давайте перечитаем все, что сказано об этом в 20-й главе Откровения (ее содержание уже рассматривалось в предыдущей книге из этой же серии, однако, чтобы восстановить полную картину, вернемся к ней еще раз). Некоторые считают, что речь идет о тысячелетней жизни мира, однако на самом деле это не так. В течение этого времени заблудшие грешники не имеют никакой возможности спастись, они просто спят, но в конце тысячи лет им предстоит пробудиться. Писание говорит о двух воскресениях: «Не дивитесь сему: ибо наступает время, в которое все, находящиеся в гробах, услышат глас Сына Божия, и изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло в воскресение осуждения» (Ин. 5:28, 29).

Итак, людей ждет два воскресения. Воскресение спасенных совершается в начале тысячелетия во время Второго пришествия Христа; нечестивые же будут воскрешены по окончании тысячи лет, ибо «прочие же из умерших не ожили, доколе не окончится тысяча лет» (Откр. 20:5).

Но где же все это время будут находиться святые и праведники? Они будут «восхищены на облаках в сретение Господу» и останутся с Ним. Исполнится обетование Иисуса, сказавшего: «Приду опять и возьму вас к Себе, чтоб и вы были, где Я» (Ин. 14:3).

Теперь выясним место грешников. Они спят, а сатана все это время пребывает в опустевшем мире, скованный цепью обстоятельств, которую он не в силах разорвать, ибо теперь ему некого искушать: праведники на небесах, а грешники мертвы. Осужденный на смерть, сатана вынужден ждать ее тысячу лет, однако «после же сего ему должно быть освобожденным на малое время» (Отпкр. 20:3). Итак:

1. В начале тысячелетия происходит Второе пришествие Христа. Грешники умирают, не вынеся всей славы Христа. Умершие праведники воскресают и вместе с живыми праведниками возносятся на небо.

2. Во время тысячелетия все праведники пребывают на небе, грешники мертвы, а сатана прикован к опустевшей земле.

3. В конце тысячелетия происходит второе воскресение — воскресение грешников. Они окончательно уничтожаются, земля очищается огнем и обновляется.

«Но почему Бог сразу не уничтожит грешников во время Второго пришествия? — спросите вы. — Почему Он ждет целую тысячу лет, а затем воскрешает их лишь для того, чтобы тут же уничтожить?»

Все просто: Бог не станет совершать Своего «чудного» действия до тех пор, пока вся вселенная не убедится, что Он действительно должен это сделать, пока мы с вами сами этого не поймем. Ни у кого не должно возникнуть сомнений в Его справедливости, и поэтому апостол Павел говорит о времени, когда «святые будут судить мир» (1 Кор. 6:2).

Вина грешников определена, как уже сказано, до прихода Христа, однако «святые» становятся своего рода присяжными, в задачу которых входит не определение того, виновен или невинен подсудимый, но оправдание Божьего суда. Они становятся присяжными не потому, что нужна их помощь, но потому, что им самим необходимо понять Божьи действия, понять, почему есть такие люди (а быть может, среди них окажутся и их близкие), которые не войдут в Царство.

И вот час пробил. Больше нет возможности что-то понимать, и, решив очистить вселенную, Бог не может ждать. Божий град нисходит на эту землю, и нечестивые возвращаются к жизни, чтобы теперь встретиться со своим Богом.

Сатана освобождается из заточения, и, снова ощутив власть над грешниками, он льет в их сердца ненависть к Богу. Как мощный поток, вновь бурлит дух мятежа. Сатана ведет грешников по заброшенной, опустошенной земле, в последней отчаянной попытке желая захватить Божий град и провозгласить себя царем мятежного мира.

Однако внезапно мятежники останавливаются. Перед их глазами во всей своей красоте возникает город, который мог бы стать их вечным жилищем, и в смятении сердца, вспоминая все свои заблуждения и грехи, они кричат: «К чему мои деньги! К чему мои греховные наслаждения! К чему моя нерешительность и промедление — ведь именно это не давало мне стать на сторону Иисуса!» Слишком поздно: их мятежный характер уже сложился, и противление Богу сделало их неспособными к восприятию той гармонии, которая воцаряется на новой земле. Ее чистота, ее мир и славословие становятся для них пыткой, и грешники рады смерти, которая сокроет их от лица Спасителя.

Весь мир призван на Божий суд, где ему предъявлено обвинение в измене и восстании против Божьего правления. Но грешники сами определили свою судьбу, и невозможность вкушать небесные радости является следствием их собственного свободного выбора. Они падают на колени, признавая, что Бог справедлив. «Дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца» (Флп. 2:10, 11).

Однако это не подлинное раскаяние и не настоящее принятие Иисуса. Бунт продолжался бы, если бы это было возможно. Грешники играли с вечностью, но и теперь они не раскаиваются в своем выборе, а только сожалеют о его ужасных последствиях. Теперь их исповедание — это исповедание Иуды, сказавшего: «Согрешил я, предав Кровь невинную» (Мф. 27:4).

Бог уже не ждет. Нет никого, кто не понял бы Его «чудного» действия. «Пусть падет огонь!» — провозглашает Он.

«И вышли на широту земли и окружили стан святых и город возлюбленный. И ниспал огонь с неба от Бога и пожрал их» (Откр. 20:8, 9).

Так Библия описывает ад, и сведений о каком-то другом аде в ней нет. Помните, что сказал Петр? «Придет же день Господень, как тать ночью, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят» (2 Петр. 3:10).

А вот что говорит пророк Наум: «Горы трясутся пред Ним и холмы тают, и земля колеблется пред лицем Его и вселенная и все живущие в ней» (Наум. 1:5).

Быть может, это похоже на описание атомного взрыва? Может быть, Бог использует атомную энергию, чтобы покончить с мятежом на этой планете? Может быть, все это похоже на действие энергии, высвободившейся в результате термоядерной реакции, или на вулканы, клокочущие расплавленной магмой горы, возносящие в небо свои огнедышащие вершины? История вулканических извержений — это пылающее свидетельство того, что где-то существует огонь, накапливающий свои силы ко дню Господню.

Помните, что произошло во время первого суда — потопа? В тот день земные воды слились с небесными, чтобы уничтожить землю; так и во время грядущего суда по повелению Божьему огонь земной сольется с огнем небесным. Этот огонь уже пламенеет, ожидая необычайного деяния Божьего. Исследуя сегодняшнюю формацию Земли, мы видим, что в ее глубинах кипят и волнуются тысячи вулканов, и вполне возможно, что все они возникли после потопа. Состояние скал свидетельствует о том, что это имело место.

Созерцая силы, сокрытые во Вселенной и накапливающиеся в недрах Земли, силы, властвуя над которыми Бог может низвести на этот мир Свой суд, серьезно думающий человек понемногу начинает понимать, почему пророк сравнивает потоп времен Ноя с днем суда нашего времени. «Потому тогдашний мир погиб, быв потоплен водою. А нынешние небеса и земля, содержимые тем же Словом, сберегаются огню на день суда и погибели нечестивых человеков» (2 Петр. 3:6).

Так говорит Библия, но, увлеченные этим эсхатологическим описанием, мы тут же читаем, что Господь «долготерпит… не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию» (2 Петр. 3:9).

А вот что сказано в Книге пророка Иезекииля: «Живу Я, говорит Господь Бог: не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был… для чего умирать вам?» (Иез. 33:11).

О чем думает Бог, видя, как пламя пожирает землю? О чем Его мысли? Быть может. Он переживает торжество победителя, ликующего оттого, что враг склонился перед Его силой? Нет, все не так. «Для чего умирать вам?» — таков скорбный вопль отвергнутого Спасителя. Это вопль любящего Отца, Который призывает детей выйти из огня, но они не делают этого. «Иерусалим, Иерусалим… сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели!» (Мф. 23:37).

Нью-Йорк! Сколько раз, стоя рядом с твоими стальными шпилями, Я простирал Свой зов над Таймс-сквер и Бродвеем, но ты не хотел слышать!

Лондон! Как часто Мой голос сливался с колокольным звоном Биг-Бена, возвещавшим наступление позднего часа, но ты не обращал на это внимания.

О странная планета, погрязшая в мятеже! Как долго и терпеливо Я стучал в твои стеклянные башни и просил, чтобы Меня впустили. Я мог бы спасти тебя от огня, но ты не захотела!

Теперь вы понимаете, почему Бог именно так поступает с грехом? Каким бы ужасным, окончательным и невыдуманным ни показалось вам пламя последнего суда, вспомните, что было вначале. Призывавший Своих детей выйти из огня, когда те не хотели этого, выждав все сроки, в горьком разочаровании Господь говорит: «Пусть падет огонь!»

Вот к чему вынуждена прибегнуть Бесконечная Любовь — совершить необычный для Себя акт, то есть сделать реальностью тот свободный выбор, который сделал сам человек! Отвергнувшим Его благодать будет некуда скрыться. Но разве этим все кончится? Только дым, возносящийся над осужденной планетой, — дым и больше ничего? Вовсе нет! Божий град и всякий, кто сделал Спасителя своим прибежищем, устоят против пламени (как некогда ковчег устоял и не погиб в водах потопа), а Бог, изгладив последний след греха на этой планете, очистит, обновит ее и сделает ее еще более прекрасной. Человек сам может решить свою судьбу и обрести не смерть, но жизнь!

Кто устоит в этот день? Ответ мы находим в 90-м псалме, который гласит, что «живущий под кровом Всевышнего под сению Всемогущего покоится» (Пс. 90:1). И далее: «Перьями Своими осенит тебя, и под крыльями Его будешь безопасен» (Пс. 90:4). И еще: «Падут подле тебя тысяча и десять тысяч одесную тебя; но к тебе не приблизится. Только смотреть будешь очами твоими и видеть возмездие нечестивым» (Пс. 90:7. 8).

Вот подлинная защита, и Господь наш больше всего желает, чтобы ты принял ее.

ЧАСТЬ II: РАЗОБЛАЧАЮЩАЯ СВЯЗЬ

Разоблачающая связь

18 декабря 1912 года мир облетела весть о том, что неподалеку от деревни Пилтдаун, графство Сассекс, Англия, в неглубоком песчаном карьере были обнаружены останки древнего человека. Британцы возгордились. Как-никак, но можно было считать, что эти фрагменты — самые ранние из всех известных. Однако прошло лет сорок, и мир облетела другая весть: оказалось, что «пилтдаунский человек» — это самая настоящая фальсификация. Выяснилось, что у обнаруженного скелета нижняя челюсть принадлежала не человеку, а молодой самке-обезьяне из породы орангутанов. Чтобы никто не догадался, что она чужеродна черепу, зубы были подпилены, а блоковидный сустав сломан. Британская наука была посрамлена. Первым делом начали подозревать Чарльза Даусона, который обнаружил эти ископаемые останки. И хотя прошло тридцать семь лет после его смерти, однако поставленный ему памятник быстро снесли. Подозревали и других антропологов, но больше всего Даусона.

Когда в Пилтдауне еще только шли раскопки, на них нередко захаживал один человек, отставной доктор, хорошо знавший анатомию человека. Еще он был химиком, очень интересовался геологией и археологией, а также слыл страстным коллекционером различных окаменелостей. Больше всего, правда, этот человек любил хорошую шутку и розыгрыш. Он писал рассказы, выдумывая самые замысловатые сюжеты, а найти причину обмана ему не составляло труда, потому что он не любил английскую «высоколобую» науку. Кто это был? Не кто иной, как создатель знаменитого Шерлока Холмса — Артур Конан Дойль!

Так случилось, что другому писателю, нашему современнику Джону Винслоу, на какое-то время пришлось очутиться, что называется, в шкуре величайшего детектива всех времен, то есть самого Шерлока Холмса, изучение подвигов которого входило в обязательную программу для полицейских нескольких стран. В сентябрьском выпуске «Science-83» Винслоу сообщал о своих изумительных находках, и, я думаю, вы согласитесь, что, несмотря на их косвенный характер, доводы, указывавшие, что автором фальсификации был сэр Артур, просто ошеломляют.

Как известно, Конан Дойль жил неподалеку от того места, где проходили раскопки, — всего в километрах двенадцати—тринадцати, и потому есть основания полагать, что он, не таясь, посетил пресловутый карьер в 1912 году. В ту пору Конан Дойль, как я уже сказал, отошел от практики, но стал известным писателем. Он был прекрасным ходоком и часто отправлялся на довольно длительные прогулки. Сэр Артур, конечно, не раз приходил к тому месту, которое почти не охранялось, а может быть, просто проходил мимо и, поглядывая за изгородь, прикидывал, как идут дела. Единственное, что требовалось, — держаться в стороне от землекопов. Труднее всего было состряпать подходящее «ископаемое», выкрасить его под цвет гравия, рассыпанного на раскопках, и умело разбросать останки и инструменты. Все это Конан Дойль мог сделать прекрасно.

Но где взять челюсть орангутана? Сэр Артур узнал, что совсем недавно с полуострова Малакка вернулся его бывший сосед, брат которого заведовал там музеями. Один из музеев только что приобрел большую коллекцию костей животных с острова Борнео. Как известно, орангутаны живут только там да еще на Суматре. Каким же образом удалось подпилить обезьяньи резцы, чтобы они стали похожи на истершиеся зубы человека? Еще во время своей врачебной практики сэр Артур побывал в доме, где раньше жил стоматолог и где валялась целая груда слепков человеческих челюстей. Но где взять подходящий череп? У сэра Артура был друг, имевший огромную коллекцию черепов и часто продававший их заинтересованным лицам.

Позднее было установлено, что некоторые ископаемые, зарытые мистификатором, попали в Англию из района Средиземноморья. Как это ему удалось? Известно, что вскоре после свадьбы сэр Артур и его вторая жена провели медовый месяц именно в тех странах, где посетили множество мест, походивших на описываемые мною раскопки. Время его путешествия было расписано строго по часам. Один за другим вырисовывались слагаемые этой головоломки. Но ради чего Конан Дойль сделал все это? Почему он был недоволен серьезной наукой? По этому поводу тоже можно привести весьма убедительное соображение.

Конан Дойль был увлечен не только наукой; в последние годы жизни он сильно заинтересовался спиритизмом. Тут нельзя не назвать Эдвина Рэя Ланкестера, который был убежденным эволюционистом и был, наверное, одним из самых верных ее апологетов. Спиритов он просто презирал и безжалостно высмеивал. Ланкестер считал их мошенниками и очень хотел, что называется, поймать их за руку. С этой целью он отправился на спиритический сеанс американского медиума Генри Слейда, который в середине семидесятых годов прошлого века был очень популярен среди британских спиритов. Предполагалось, что будет установлена связь с духом, который что-то напишет на грифельной доске. Дабы все убедились, что она чиста, ее предварительно показали собравшимся, однако не успела появиться надпись, как Ланкестер схватил доску и увидел, что на ней уже что-то написано. Официальные лица, приглашенные на сеанс, были вынуждены признать факт мошенничества, а Генри Слейд как можно тише и быстрее покинул Англию.

Сэра Артура очень опечалило такое разоблачение, и он горько сетовал, считая, что нельзя осуждать всех спиритов из-за какого-то одного обмана. Короче, сэра Артура и Ланкестера никак нельзя было назвать друзьями!

Стоит ли удивляться, что Артур Конан Дойль, этот мастер художественной литературы, испытал глубокое наслаждение, когда в английской науке ему удалось вызвать замешательство, сходное с тем, какое Ланкестер посеял в стане спиритов? Можно ли назвать более естественную причину?

Итак, с немалой долей уверенности мы можем сказать, что между Артуром Конан Дойлем и пилтдаунским «ископаемым» существует определенная связь. Есть, правда, и другие моменты, которые нам тоже не мешает рассмотреть. Дело в том, что здесь мы сталкиваемся с чем-то весьма интересным и очень значительным, что связует две противоположности, нередко враждующие между собой, — теорию эволюции и спиритизм. Первая считает себя наукой, тогда как вторая воспринимается как нечто антинаучное.

Во времена Артура Конан Дойля теория эволюции больше других преуспела в своем стремлении уничтожить веру в Библию и Самого Бога. В итоге люди оказались брошенными на произвол судьбы, не имея будущего и надежды на него. Что им оставалось делать? Чтобы хоть как-то возместить утраченное, они целыми толпами шли на спиритические сеансы, прокладывали дорогу в таинственный мир психики, начинали интересоваться различными психическими явлениями. Однако между спиритизмом и теорией эволюции существует еще одна, более прочная связь поскольку и тот, и другая, отсылают нас к самому началу существования нашей планеты. Именно там мы находим истоки спиритизма и всех его обещаний. Именно тогда, чтобы привлечь внимание человека, впервые был обыгран определенный психический феномен, о чем и повествуется в Библии.

Конечно, в Книге Бытие нет и намека на теорию эволюции; вместо этого в самом первом стихе содержится ясное и недвусмысленное утверждение, что Бог — Творец. «В начале сотворил Бог небо и землю», — читаем мы (Быт. 1:1). Именно эти простые слова с порога отвергают эволюционисты. Нежелание признать творческую активность Бога и стремление объяснить наше происхождение какой-то придуманной теорией — в этом вся суть эволюционистской точки зрения.

Интересная особенность: когда неверующий не соглашается с Библией, речь, как правило, идет о первых главах Книги Бытие. Возвращаясь к этой Книге, эволюционисты бросают открытый вызов вере в то, что мир сотворен Богом. Что касается спиритизма, то его начало — в истории человеческого грехопадения, о котором повествуется в 3-й главе. Здесь Бог в открытую обвиняется в том, что Он якобы сокрыл истину.

Сегодня история грехопадения почти всюду рассматривается как некий фольклор, которым можно позабавиться, да и только. «Угадай, как звали ту, что съела яблоко?» — спрашиваете вы. И вам, конечно, отвечают: «Ева». Однако даже тот факт, что в истории грехопадения нет никакого упоминания о яблоке, показывает, как мало мы уделяем внимания тому, что же на самом деле произошло.

Но, быть может, 3-я глава — это вовсе не фольклор, а повествование о первых залпах космических орудий, прогремевших в той непрекращающейся с тех пор и все более жестокой войне, которой можно объяснить все странное и непривычное, что происходит сегодня? Давайте еще раз обратимся к этому хорошо известному рассказу, однако теперь постараемся прочитать его так, чтобы все его поняли.

Вообразите невозможное: вы — космический репортер, очевидец возникновения планеты Земля, и вам надо сообщить, как все происходит. У вас захватывающая неделя — вы видите, как Творец в окружении ангелов шествует по усеянному звездами пространству, как во все стороны расстилаются бесчисленные галактики, вспыхивают солнца и ангельские арфы источают дивную музыку. Затем вы оказываетесь в каком-то пустынном месте на краю Божьей Вселенной. Вы видите, как Он, вступив в пустоту, произносит слова, исполненные бесконечной силы. Эхо Его громоподобного голоса долетает до отдаленных миров, и внезапно там, где мгновение назад ничего не было, из-под руки Творца возникает новая планета, которая начинает вращаться по новой, совершенной орбите. Вся неделя такова, что ее невозможно описать; вы используете самые лучшие эпитеты, и все равно вы не в состоянии даже приблизительно рассказать о том, что происходит.

Наконец в пятницу после полудня появляется шедевр Божьего Творения, созданный по Его образу, — Адам и Ева! Вы счастливы, что имеете возможность лицезреть все происходящее и сообщать о дальнейшем развитии событий, однако перспективы не слишком радужные, ибо вам известно, что в Божьей Вселенной дела обстоят не совсем благополучно. Верховный небесный ангел по имени Люцифер, которому Бог благоволил больше других, по непонятной причине испытывает глубокое недовольство. Зачарованный своей красотой, он решил, что должен занять место Бога. Он особенно разгневан тем, что Землю был призван сотворить не он, а Божий Сын. Почему так?

Он должен быть низвержен с небес, другого пути нет, но Бог пока что оставляет Люцифера на небе, и вы вспоминаете, в какое бешенство он пришел, увидев, сколь прекрасна планета, уготованная Богом для Адама и Евы. Вы слышите, как он проклинает Бога и решает превратить Землю в штаб-квартиру своего грядущего мятежа.

Сотворив Адама и Еву, Бог наделил их способностью выбирать, и в этом вся проблема. Бог не хочет, чтобы подвластные Ему существа превратились в роботов; получается, что и эта счастливая чета, в принципе, также может поднять мятеж. Вероятность таких событий исключить нельзя, и впоследствии мятеж действительно станет величайшей трагедией для всего человечества. Вы слышите, как Бог разговаривает с Адамом. Он говорит ему примерно так: «Адам, ты знаешь, что Я наделил тебя способностью выбирать. Ты не робот. Я открываю перед тобой две возможности — вечной жизни или скорой смерти — и очень надеюсь, что ты сделаешь правильный выбор. Полагаю, что ты выберешь жизнь, но решай сам».

И еще Бог сказал: «Я хочу наделить тебя вечной жизнью. Я так решил, однако не хочу даровать тебе бессмертия, пока не буду убежден, что ты действительно достоин бесконечной жизни. Чтобы проверить твою преданность, Я во всем саду оградил одно лишь дерево — только одно. Если ты съешь плод от него, ты лишишься Источника жизни и умрешь. Поверь, Адам, Я не угрожаю: смерть — это естественное следствие бунта, и Я надеюсь, что ты не утратишь чувства ответственности. Однако выбирать ты должен сам. Я не могу сделать это за тебя».

Вы слышите также, как Бог предупреждает Адама и Еву о коварстве Люцифера. Он говорит, что не разрешит падшему ангелу бродить за ними по саду; таким образом, Люцифер может искушать их только в том случае, если они приблизятся к запретному дереву. Обсуждая все сказанное Богом между собой, Адам и Ева даже не могут представить себе, как это возможно — поднять мятеж против Творца, Которого они так любят.

Но вот наступает роковой день. Прогуливаясь в одиночестве по Едему, Ева подходит к дереву. Остановившись, она вслух размышляет, почему Бог оградил его? Ведь, на первый взгляд, в нем нет ничего опасного, и оно так же прекрасно, как все остальные. Сидя на одной из ветвей дерева, змей с довольным видом пожирает его плоды. Начинается разговор. Ева знает, что даже в райском саду змеи не могут говорить, однако ей невдомек (хотя и следовало бы догадаться), что сейчас, среди бела дня она присутствует на первом в истории земли спиритическом сеансе и что змей выступает в роли медиума, посредством которого с ней разговаривает падший ангел.

Вы слышите, как змей призывает Еву съесть плод, уверяя, что никакого вреда ей не будет: ведь, в конце концов, сам-то он спокойно это делает. Вы хотите закричать и предупредить об опасности. Вы не одиноки в своем желании: все это видят ангелы, видит Бог, но никто не должен вмешиваться. И вот, затаив дыхание от ужаса, вы видите, как Ева протягивает руку, берет плод и начинает есть. Не почувствовав ничего неприятного, она несет плод своему мужу.

Вы никогда не забудете того оцепенения, охватившего Адама, и ужаса, отразившегося на его лице, когда он сообразил, что сделала Ева. Адам понял, что она умрет, и не мог смириться с мыслью об утрате. Ему даже не пришло в голову, что Бог может создать для него другую подругу, столь же милую и очаровательную, как Ева. Сознавая все последствия того, что делает, Адам слишком поспешно решил, что если она умрет, то и он должен умереть вместе с нею. В этот миг для всех последующих поколений началась эпоха слез и страданий!

Конечно, вас там не было, да и меня тоже. Не было никакого газетного репортажа, никаких телекамер и конференций. И дело не в том, что прессу не пустили на место происшествия: просто никакой прессы не было!

А теперь посмотрим, как об этом рассказывает Библия. Прежде всего, исполненный величайшей любви и заботы, Господь предупреждает Адама, говоря: «От всякого дерева в саду ты будешь есть; а от дерева познания добра и зла, не ешь от него; ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертию умрешь» (Быт. 2:16, 17).

Угроза? Нет. Разве это угроза, когда я говорю, что вы умрете, если задумаете прыгнуть с крыши небоскреба? Бог просто объясняет Адаму, какими будут последствия его неправильного выбора. Что касается змея, то он в открытую противоречит Божьим словам. Послушайте, что он говорит: «И сказал змей жене: нет, не умрете; но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло» (Быт. 3:4, 5).

Итак, борьба началась. Падший ангел обвинил Бога в том, что Он лжет и не хочет оказать Своему творению высшее благодеяние. Сегодня обвинение звучит точно так же, и ему верят миллионы людей!

А теперь немного подумаем. Если бы Творец не предусмотрел возможность грехопадения человека, оно просто не произошло бы. Предположим, что, вместо того чтобы вступать в разговор со змеем, жена Адама, увидев его и услышав, что он обращается к ней, в ужасе бросилась бы прочь, установив первый мировой рекорд в беге, — ради спасения, которое надеялась обрести рядом с мужем. Если бы только можно было переиначить все, о чем говорится в 3-й главе Книги Бытие!

А почему бы, собственно, и нет? Ведь Бог, как известно, всемогущ, и для Него нет ничего невозможного или трудного. Ведь разговор Евы со змеем длился лишь несколько мгновений, а на решение, которое принял Адам, ушло всего несколько секунд. Мы знаем, что время подвластно Творцу. Почему же Он не выбросил этот короткий промежуток из истории и не сделал так, как будто ничего и не произошло? Разве может судьба всего человеческого рода зависеть от решения, принятого в течение какого-то часа?

Нет, это невозможно! Будучи Богом любви и оставаясь честным по отношению к Себе Самому, Господь никогда не унизится до такой манипуляции. Он никогда и никого не станет вводить в заблуждение, замалчивая прошлое. Трагическую историю грехопадения нельзя ни упразднить, ни переписать. Все было именно так, как об этом рассказывает Книга Бытие. Женщина увидела змея, заговорившего с ней, стала слушать, поверила, но вера эта оказалась врагом!

Чувствуете, сколь сильна связь между обманом и смертью? Редко кто обманывает ради благих целей, и уж наверняка падший ангел не делает этого. Обманывая человека, он преследует лишь одно — полностью его уничтожить. Распуская свои лживые слухи, он распространяет смерть, от которой нет ни исцеления, ни воскресения. И вы изумитесь, сколь разнообразны и привлекательны используемые им приемы!

Однако, несмотря на бесконечное разнообразие методов и подходов, несмотря на постоянную смену вывесок и все большую привлекательность упаковок, стратегия падшего ангела и его незримой армии, состоящей из демонов, бывших когда-то ангелами, сегодня остается такой же, какой была в Едемском саду. Он меняет обличья, использует медиумов, обращает внимание на таинственные явления психики, преследуя лишь одно: установить свою власть над сознанием человека и сделать его беззащитным. Сатана сеет сомнения в честности Бога, внушает мысль о том, что Он якобы сокрыл от человека истинное благо, уверяет вас, что вы никогда не умрете и что независимо от того, какова ваша жизнь, бунт сделает вас богами, однако все это — лишь характерные признаки философии великого обманщика. Помните, что он говорил: «Нет, не умрете», «будете, как боги»? Вдумайтесь в его слова. Где бы вы их ни услышали, в какой бы форме их вам ни сказали, они звучат как предупредительный выстрел, означающий, что где-то рядом прячется Люцифер.

Вы будете просто ошеломлены, когда увидите, какие события развиваются в незримом мире! К сожалению, наше поколение — легкая добыча любой сенсации, любых разговоров о сверхъестественном, любых мероприятий, где имеют место чудеса. Мы любим магическое, нас очаровывает неведомое, незримое, влекут различные ауры, силы, сокрытые в пирамидах, рассуждения о биоритмах и обо всем, чего мы раньше не знали. «Развлеките нас, — заявляют миллионы людей, — взволнуйте, покажите что-нибудь волшебное, ослепите сверхъестественным, испугайте и ошеломите, окружите таинственным, очаруйте, сбейте с толку наши чувства, сбейте с ног нас самих, обещайте, что будет весело, обещайте славу и небо, и мы последуем за вами, куда хотите!»

К сожалению, и те, кто удостоился воочию видеть Иисуса, не слишком отличались от нас с вами. «Покажи нам знамение, что Ты действительно Тот, за Кого себя выдаешь, — постоянно требовали они. — Освети небо в полночь, бросься с кровли храма, уничтожь ненавистных римлян, дай нам чудеса!» Однако Иисус никогда не смешивал магию с настоящей силой. Он пришел не для того, чтобы манипулировать умами, но чтобы преобразить их, если, конечно, грешники того захотят. Он пришел не для того, чтобы воцариться, но чтобы быть распятым, не для того, чтобы стать царем, но Жертвой. Тем, кто хотел узнать, Кто Он Такой, Христос отвечал: «Когда вознесете Сына Человеческого, тогда узнаете, что это Я» (Ин. 8:28).

«Когда вознесете Меня, когда распнете, когда обольете презрением, насмешками и поношением, когда пронзите Мои руки, когда повесите между небом и землей на позорном римском кресте и будете требовать, чтобы Я сошел с него, коль уж говорил, что Мне все подвластно, когда оставите умирать, не дав даже глотка холодной воды, тогда узнаете, что это — Я!»

Да, когда Христос висел на этом грубом, наскоро сколоченном кресте, люди уже знали. Кто Он. Разбойник, висевший рядом, знал, Кто Он Такой. Знал и римский сотник. Враги Иисуса тоже знали. И надменный Каиафа. И Пилат. Многие ушли с места казни, испытывая угрызения совести и чувствуя, что их руки в крови, потому что все слились в единую толпу, распиная Самого Сына Божьего!

Да, поколению тех людей, а вслед за ними и нам, знамение действительно было дано — знамение Сына Божьего, умирающего вместо человека. Разве может быть знамение более значительное?!

Нам надо решить, кто нам нужен: колдун или Спаситель, и сейчас самое время сделать выбор.

Играя со смертью

Легенда рассказывает, что это произошло на улицах Багдада. Торговец послал своего слугу на рынок, но тот быстро вернулся и, дрожа и не находя себе места, сказал хозяину:

«Придя на рыночную площадь, я столкнулся в толпе с какой-то женщиной и, обернувшись, увидел, что это Смерть толкнула меня. Она глядела на меня и угрожающе разводила руками. Хозяин, прошу тебя, дай мне твоего коня — мне надо бежать от нее как можно скорее. Я поскачу в Самарру, спрячусь там, и Смерть меня не найдет».

Торговец дал ему коня, и слуга помчался во весь опор, оставляя за собой лишь облако пыли. Немного погодя хозяин сам отправился на рыночную площадь и, придя туда, увидел, что в толпе действительно стоит Смерть. «Почему сегодня утром ты напугала моего слугу? — спросил он. — И почему с угрозой разводила руками?»

«Я вовсе не угрожала, — ответила Смерть. — Я развела руками от удивления: он в Багдаде, а ведь сегодня вечером я должна встретиться с ним в Самарре!»

Это всего лишь легенда, родившаяся на улицах Багдада, однако в ней ярко отражен фатализм, овладевший сегодня умами множества людей. Миллионы отчаявшихся решили, что все обитатели этой несчастной планеты неизбежно встретятся с ангелом смерти, крылья которого, исполненные силы, рождающейся сегодня из распада атомного ядра, неудержимо влекут нас к забвению.

Мы стараемся не думать об этом и целыми часами гоняемся за удовольствиями и выгодой. Нам полюбились наши детские забавы, и мы не желаем смотреть в глаза тому, что происходит. Мы не хотим будущего, над которым сами не властны. Однако рано или поздно, быть может на той же рыночной площади, нас толкнет ангел смерти, грубо напомнив о своем присутствии. И тогда единственное, что нам, видимо, останется, — это со всех ног бежать в Самарру в надежде, что где-то там мы сумеем спрятаться, укрыться за какой-нибудь стеной, за которую смерть забудет заглянуть. Но, к счастью, смерть не вечна. Благодаря тому, что Иисус совершил на Голгофе, она однажды будет уничтожена, однако сейчас с ней нельзя не считаться, ибо наша планета — это кладбище во Вселенной, место, где все умирают!

В Северной Ирландии произошел случай, когда маленький мальчик увидел, как его отец, сраженный наповал, умер прямо у дверей своего дома. После этого Дэвид — так зовут малыша — каждую ночь кричит, ибо даже во сне его неотвязно преследует это ужасное событие. Каждый вечер, становясь на колени у своей кровати, он говорит; «Ответь мне. Господи, разве папа не может спуститься с неба хотя бы на минуту, чтобы я просто посмотрел на него? Я не стану его удерживать. Пусть он потом возвращается обратно».

Почему Бог не отвечает на молитву этого мальчугана? Разве есть какая-то причина? А может быть, Ему все равно? Нет, Богу не все равно, и, уверен, для этого молчания есть своя причина. Кроме того, я полагаю, что наш враг, который больше всего любит обманывать и губить людей, с радостью бы воспользовался горем маленького Давида и постарался бы дать нечто похожее на ответ. Сотни раз, изображая ложное сострадание, падший ангел делал так, как будто мы снова встречаемся с умершим дорогим нам человеком, встречаемся лишь на минуту, чтобы только увидеть его и даже прикоснуться к нему.

Таковы ложь и обман, царящие в мире спиритизма, однако опаснее всего думать, что именно на этом все и кончается. Говоря о нашем времени, Иисус предостерегает нас: «Ибо восстанут лжехристы и лжепророки и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных» (Мф. 24:24).

Самой большой опасности подвергается тот, кто полагает, будто спиритизм — всего лишь магия, надувательство и обман и что в конце концов эту выдумку разоблачит столь же проницательный человек, как он сам. Однажды с таким человеком произойдет нечто, чего он не сможет объяснить, и вот тогда-то он и попадется в ловушку!

С тех пор как смерть появилась на этой планете, она остается для нас тайной. Все мы смертны, и поэтому вполне естественно наше желание узнать, что происходит по ту сторону этой последней черты, однако в наше время широко распространившийся интерес к смерти стал походить на какую-то одержимость. Открываются курсы, посвященные проблемам смерти и умирания, публикуются пособия о том, как правильно умирать. Мать баюкает умершего ребенка, а отец сам вбивает в гроб гвозди. Умирание воспринимается как некое приключение, как что-то романтическое.

Меня тревожат все эти заигрывания со смертью. Что, если они станут не просто одержимостью, но наладится определенная связь, которая выльется в беседы с падшим ангелом, породившим смерть? Как и все предыдущие, наше поколение продолжает играть со смертью в опасные игры, однако сегодня появилось и нечто новое: буквально со всех сторон на нас сыплются воспоминания тех, кто лично пережил смерть, а затем вернулся, чтобы рассказать нам об этом. Вы, конечно, слышали эти рассказы и, наверное, обратили внимание, что все они похожи один на другой. Человек покидает свое тело, затем движется по какому-то длинному и темному туннелю, потом попадает на какой-то травянистый склон и видит светящееся существо. Он не хочет возвращаться в свое тело. Интереснее всего, что эти люди уже не боятся смерти, больше не верят Библии и считают, что обнаружили другой, лучший источник информации.

Можем ли мы утверждать, что они действительно пережили смерть, или всего лишь приблизились к ней? Ясно, что эти люди не умирали окончательно, ибо все они вернулись к жизни. Ясно и то, что все описанные и озвученные переживания — всего лишь искаженная работа погасшего сознания. В литературе, посвященной наркотикам, можно встретить много сходных переживаний, когда человек якобы расстается со своим телом. Однако, если все эти рассказы — просто результат определенного сбоя, характерного для предсмертного состояния сознания, то почему тысячи других сознании дают почти такой же сбой? Происходит что-то странное. Быть может, на арену выходит какая-то внешняя сила, какое-то разумное и очень целеустремленное существо, которое стремится к тому, чтобы подчинить себе это ослабленное и больное сознание?

Если так, то кто это? Кому это так нужно? Утверждают, что указанные переживания якобы подтверждают, будто жизнь существует и после смерти. Однако можно ли с этим согласиться, если люди, о которых идет речь, не умирали по-настоящему? Утверждают и то, что подобные сообщения будто бы подтверждают истинность Библии. Однако насколько это возможно, если на самом деле все сообщения данного рода коренным образом расходятся с ней?

В чем именно? В том, как они описывают смерть. Писание говорит о ней ясно и недвусмысленно: «Живые знают, что умрут, а мертвые ничего не знают» (Еккл. 9:5). Следующий стих тоже интересен, потому что в нем сказано, что «и любовь их и ненависть их и ревность их уже исчезли» (Еккл. 9:6). Столь же ясно и четко говорит псалмопевец: «Не надейтесь на князей, на сына человеческого, в котором нет спасения. Выходит дух его, и он возвращается в землю свою; в тот день исчезают все помышления его» (Пс. 145:3, 4).

Итак, согласно Библии, умерший ничего не знает. Все его помышления исчезают, а с теми, кто ничего не знает и не может мыслить, невозможна никакая связь. Библия говорит о том, что умершие спокойно спят в своих могилах до того дня, пока Иисус снова не призовет их к жизни. Они ничего не знают о тех, кого некогда любили и кто еще продолжает жить. Согласно Библии, в момент нашей смерти мы не получаем воздаяния каждый в отдельности, ибо Господь решил, что только по Его возвращении мы соберемся воедино. Христиане надеются на воскресение, которое апостол Павел описывает так: «Потому что Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба, и мертвые во Христе воскреснут прежде; потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем» (1 Фес. 4:16, 17).

Это будет чудесный день единения! Друзья и возлюбленные, разлученные смертью на долгий срок, снова встретятся, чтобы уже никогда не расставаться. Ангелы выносят детей из их могил и отдают матерям. Что за чудный день! Разве вы хотите, чтобы было как-то иначе? Разве вам хочется оказаться на каком-то травянистом склоне?

Вы обратили внимание, что, согласно последним сообщениям, любой умирающий получает одну и ту же награду, один и тот же травянистый склон, независимо от того, как он жил? И так во всем спиритизме: добрые и злые попадают в одно и то же место, и нет никакого суда, который мог бы определить, чего же на самом деле заслуживает человек. А заметили ли вы другое: на этих травянистых склонах никто не видел ни Бога, ни Иисуса? Видели только какое-то светящееся существо, которое якобы даже смеялось над их грехами. Возможно ли, чтоб Иисус рассмеялся над грехом, если именно грех стал причиной Его смерти?

Догадываетесь, что это за существо, которое светится? «И неудивительно: потому что сам сатана принимает вид Ангела света» (2 Кор. 11:14).

Теперь вы видите, чья мудрость красной нитью проходит через все эти случаи временной смерти? Видите разоблачающую связь? Видите, как все возвращается к словам, сказанным змеем в Едемском саду? «Нет, не умрете», — произнес тогда падший ангел. И сегодня он повторяет это на тысячу ладов, только теперь его ложь называется наукой, и тысячи тех, кто никогда не пошел бы на спиритический сеанс, попадаются в его сети!

Описанные переживания доказывают только одно: сатана (как об этом и сказано в Библии) продолжает неистовствовать, зная, что ему осталось совсем мало времени. Спиритизм распространяется по всему миру, и избежать этой опасности смогут только те, кто знает Библию и держится ее до конца!

«Нет, не умрете». Здание спиритизма давно бы рухнуло, если бы падшее человечество не приняло эту ложную идею с такой готовностью. Эхо слов искусителя разносится повсюду, и миллионы заблудших верят этой лжи!

Мы замечаем еще один шаг в сторону того повального увлечения измененным состоянием сознания, которое сегодня безудержно распространяется по всему миру. С ним прекрасно согласуется идея, согласно которой существует какая-то универсальная энергия, которая протекает через человека, делает его обладателем божественной силы и тем самым якобы приобщает к Богу. Припоминаете? «Будете, как боги». Но если, чтобы сделаться богом, человеку достаточно лишь выйти на связь с этой потусторонней силой и приобщиться к универсальной энергии, то разве нужен ему Спаситель? Разве он нуждается в покаянии? Теперь, когда так называемая божья сила присутствует в нем самом, разве грешник помнит о своей вине?!

Видите, сколь опасны, сколь пагубны эти идеи? Но именно этого-то и хочет сатана; он знает, что обречен, и, если бы мог, увлек бы за собой в бездну все человечество!

Вот почему он говорит нам, что в конечном счете смерть не так уж плоха, что ее вовсе не стоит бояться и что, по сути дела, никто по-настоящему не умирает. Вот почему каждому, кто готов слушать, он говорит, что нет никакого суда, что судьба злых и добрых одинакова, независимо от того, как они прожили жизнь. Он подкупает людей несбыточной надеждой, которую Бог называет «убежищем лжи» (Ис. 28:17). Но это убежище будет разрушено, и никто не сможет избежать смерти, как бы он ни заигрывал с нею и ни называл ее другом!

Разве вас обрадует известие, что впереди у вас нет ничего, кроме небольшого пучка травы, до которого вы доберетесь через долгий и темный туннель? Разве возникнет хоть какой-то интерес к тому будущему, где нет места для Бога и Иисуса? Какой это будет рай, если там соберутся все убийцы, насильники и маньяки, которые станут терроризировать вечность?

Разве вам не захочется, чтобы перед вами отворилось небо, приготовленное для вас Иисусом? Небо, где никогда не будет греха, смерти, страданий и слез? Где от Божьего престола будут литься лучи славы, где никогда не будет ночи, где будет город с воротами, улицами и сказочными домами — сказочными по виду, но на деле самыми настоящими. А на двери одного из них будет начертано ваше имя. Там вы наконец узрите Иисуса лицом к лицу, там вас обступят сонмы ангелов, а друзья и любимые уже никогда не расстанутся с вами!

Но ведь это еще не все! Там никогда не вянут цветы, не опадают листья, царствует неописуемая красота, там можно путешествовать в другие миры, там открываются бесконечные возможности для исследования и постижения необъятного Божьего творения. Там будет все, что только может сделать вас счастливыми!

Такого неба лишился Люцифер, и он уже никогда не войдет в такой дом. Вот почему он решил отнять у вас эту возможность. Он старается умалить красоту Божьего дома, принизить его значение, посмеяться над ним, выдать за него что-то другое и просто оболгать. Он не сможет скрыть своего дьявольского ликования, если вы решите, что вам ничего этого не нужно!

Но выбор за вами, и бойтесь сделать опрометчивый шаг! Сегодня нам кажется, что перед нами раскинулся долгий и тягостный путь. Многим представляется, что эта темная ночь, исполненная слез и страданий, никогда не кончится, однако это не так. Совсем не так! Скоро, очень скоро все изменится. И подумайте, какая это радость — вдыхать свежесть утра и знать, что оно не кончится никогда. Какое блаженство — так неожиданно обрести небо! Так внезапно оказаться дома! Думайте о Божьем доме, думайте как можно чаще, пусть он станет вашей всегдашней мыслью, станет тем, ради чего вы живете, и прогонит ваше одиночество. Спаситель хочет, чтобы этот дом стал вашим, и даже теперь Он отправляется в путь, окликая вас по имени. Он зовет вас к Себе — так почему бы вам не протянуть Ему руку прямо сейчас и не последовать за Ним домой?

Духовные самозванцы

Шел 1855 год. Над Лхасой, таинственной и неприступной столицей Тибета, сгущались мрачные темные тучи. Состояние горя и страха овладело местными жителями-буддистами — их далай-лама был мертв! Ходили слухи, что какой-то монгольский отшельник бежал, подсыпав ему яду в пиалу. Кого-то надо было наказать! В тот же вечер в одной из храмовых комнат Поталы (весьма обширного дворца далай-ламы) шел очередной спиритический сеанс. Оракул, имевший сан государственного пророка Тибета, призывал богов, чтобы узнать, кто убил владыку. Недалеко от собравшихся, нервно переступая с ноги на ногу, стоял Темпу Герган, почтенный и богатый министр финансов. Примерно около полудня доброжелатели предупредили, что жребий может пасть на него, да и сам он считал это вполне возможным, поскольку совсем недавно он во всеуслышание заявил, что предсказаниям оракула нельзя доверять. Теперь-то «пророк» скорее всего воспользуется ситуацией и попытается отомстить.

Итак, все готово. Оракул сидит на своем престоле, облаченный в церемониальные одежды: на его голове тяжелый шлем из серебра и золота, украшенный пятью человеческими черепами. Один из лам кадит в лицо прорицателю, а рядом с ним таинственно поют другие жрецы. В наводящем озноб песнопении живой Будда призывает трехглавого и шестирукого бога-демона явить свою власть и вселиться в гадателя.

«Прииди, о могущественный Пехар, прииди и скажи, кто убил далай-ламу», — все громче пели возбужденные ламы. У Темпу перехватило дыхание; он хотел закричать, но как завороженный, не отрываясь, смотрел на оракула. Еще минута, и лицо жреца страшно, до неузнаваемости изменилось — это был уже не священник, но зловеще взирающий на собравшихся Пехар. Теперь жрец оказался в полной власти демона! Темпу покрылся холодным потом, он боязливо выглядывал из-за колонны, чувствуя, как земля уходит из-под ног.

«Я вижу золотую чашу, на краю которой танцует демон, — пробормотал оракул. — Но вот какой-то неведомый священник предлагает эту чашу далай-ламе: на нем высокая остроконечная шапка и рваные одежды». Всё узнали монгола, но голос демона вещал: «Я вижу вокруг святого мешки с золотом и серебром. Я вижу, как рука протягивает серебро этому неведомому священнику. Я не могу разглядеть лица, но вот, вот оно появляется…»

Каким-то шестым чувством Темпу понял, что сейчас будет названо его имя. Бросившись к двери, он ринулся вниз по переходу. Вбежав в небольшую комнату, он мгновенно сбросил свое богатое парчовое одеяние, под которым оказались лохмотья странствующего крестьянина-пилигрима, и в тот же миг услышал нарастающий крик: «Темпу Герган — убийца! Держите его!» Бывшему министру хотелось бежать со всех ног, но Темпу сдерживал себя — зачем бежать, ведь теперь он был бедным паломником. «Неужели эти ступени никогда не кончатся?» — волновался Темпу, медленно шагая вниз. Наконец он вышел из здания и направился к городской стене. «Заприте ворота, перекройте лестницы! — кричали сзади. — Никто не должен покинуть дворец!» Но Темпу успел вовремя, он бесшумно перелез через городскую стену и очутился на другой стороне, где его уже поджидал верный слуга с двумя лошадьми наготове. Так бывшему министру, несправедливо приговоренному к смерти, удалось бежать, но он уже никогда не увидит любимого города. Без вины виноватый, Темпу проживет остатки дней в изгнании — и все из-за какого-то сомнительного священника, обратившегося за помощью к лживым демонам!

«Я никогда не пойду на спиритический сеанс, я не буду связываться ни с какими демонами и таким образом обеспечу свою безопасность», — скажете вы. Не будьте так уверены! С Востока дуют штормовые ветры, и западное увлечение восточным мистицизмом уже нельзя рассматривать как мимолетную причуду. Конечно, пройдя через сито западного секуляризма, традиции восточного богопочитания кажутся не столь угрожающими, однако они нашли свое место в обществе и их положение достаточно прочно. Облекшись в новые одежды, а если говорить точнее — замаскировавшись, основные принципы оккультной философии незаметно распространяются в нашем обществе. Основы трансцендентальной медитации преподаются в наших школах как некая наука. Стало модным рассуждать о наших прошлых жизнях, о карме. Хотите — верьте, хотите — нет, но ходят слухи, что в Южной Калифорнии сформировалось целое движение огнеходцев — тех, кто босиком ходит по горячим углям.

Однако, как бы вы все это ни называли, надо признать, что в своей основе восточное богопочитание зиждется на идее, совершенно чуждой благовестию Иисуса Христа. Как почти всякая ложная религия, восточное богословие возвещает о спасении, которое достигается делами. Человек спасает себя сам. И что бы ни говорили ее адепты, но восточная медитация — не наука. Это религия, и, несмотря на стремление утвердить нечто обратное, медитация — это не что иное, как ведический индуизм. Характерный для него обряд посвящения представляет собой сугубо религиозную церемонию, а все его мантры обращены к индуистским божествам. Его цель — достичь состояния божественной самореализации, на основании которой мы могли бы признать, что наша истинная сущность обладает божественной природой. Хотите вы этого или нет, но идея перевоплощения вместе с теорией кармы — вопиющая противоположность Голгофскому кресту. Получается так, что человек говорит Богу: «Мне не нужен Спаситель, я сам заплачу за все мои грехи, если даже для этого придется прожить тысячу жизней!» Разве вы не слышите отголосок слов, в свое время сказанных змеем: «нет, не умрете» и «будете, как боги»? Связь настолько явная, что ее нельзя не услышать и не увидеть!

Хотите вы этого или нет, но восточный мистицизм заигрывает с демонами. Послушайте, что говорит Библия: «Богами чуждыми они раздражили Его, и мерзостями разгневали Его. Приносили жертвы бесам, а не Богу, богам, которых они не знали, новым, которые пришли от соседей и о которых не помышляли отцы ваши» (Втор. 82:16, 17).

Задумывались ли вы когда-нибудь, почему люди из века в век поклоняются деревянным и каменным богам, настолько бессмысленным, немым и отвратительным, что сами поклоняющиеся не любят их и с готовностью оставили бы их, если бы могли? Быть может, в этом сказывается отсталость, характерная для Востока? Нет, дело не только в отсталости. Сила этих богов сокрыта не в дереве и камне, и вообще сила — не в самих идолах. Нельзя сказать, что страх людям внушает один лишь их отвратительный вид. Суть в следующем.— в них живут демоны. Послушайте, что говорит апостол Павел: «Что же я говорю? то ли, что идол есть что-нибудь, или идо-ложертвенное значит что-нибудь? Нет; но что язычники, принося жертвы, приносят бесам, а не Богу; но я не хочу, чтобы вы были в общении с бесами» (1 Кор. 10:19, 20).

Можно ли надеяться, что, потянувшись к восточному огню, мы останемся неопаленными? Можно ли обращаться к тому, что выглядит безобидно, и закрывать глаза на сатанизм, человеческие жертвы, демоническую одержимость и все остальные ужасы восточного мистицизма? Складывается впечатление, что в восточном мистицизме живет неизбывное желание смерти, что демонические боги, стоящие у смертных врат, заманивают туда тех, кто им поклоняется. Подобно змею из Едемского сада, они делают смерть дверью в будущее, воротами в самообожествление. Какой ужасный обман!

Но может быть, именно на Востоке падший ангел растратил все свои силы? Ни в коем случае. В его распоряжении не какой-то жалкий ассортимент уловок, но изобилие самых тонких, на первый взгляд безобидных, красочно оформленных и в ложном обличье предлагаемых приманок, которые влекут ничего не подозревающего потребителя, думающего, что он в полной безопасности, потому что никогда не ходил ни на какой спиритический сеанс. Надо ни на минуту не смыкать глаз и делать все возможное, чтобы вас не затянуло в паутину, которой сатана опутал всю планету!

Начав еще в Едемском саду охотиться за людьми, падший ангел вступил в отчаянную борьбу за овладение человеческим сознанием, и для того, чтобы как следует углубиться в эту неисследованную, плохо освоенную сферу, он избрал не какую-то одну проторенную дорогу! Возьмите рок-н-ролл, например. Ничего страшного, скажете вы. Очень громко, вот и все, и поэтому хорошо было бы, если бы дочь или сын поплотнее закрывали дверь. А вот у Боба Ларсена, который прежде был рок-музыкантом и композитором, а теперь работает диктором на национальном радио, совсем другое мнение. «Рок-н-ролл, — говорит он, — это средство, с помощью которого сатана целиком овладевает сегодняшним поколением. Я своими глазами видел, как подростки впадают в демоническую одержимость, танцуя рок-н-ролл. Нет никакой разницы между однообразными движениями шаманов, танцами диких племен и теми танцами, что танцуют американские подростки». Везде присутствует один и тот же гипнотизирующий ритм и та же возможность впасть в бесовскую одержимость.

А вот что Ларсен пишет в своей книге «Рок-н-ролл — дьявольская забава»: «Мой близкий приятель рассказал мне одну из самых страшных историй, которые мне когда-либо доводилось слышать. В течение нескольких недель он общался с шестнадцатилетним парнем, который добровольно начал контактировать с демонами. И вот однажды этот парень попросил моего приятеля настроиться на радиостанцию, которая передавала рок-н-ролл. Они начали слушать, но еще до того, как звучала новая песня, которую они раньше никогда не слышали, этот подросток принимался напевать ее слова. На вопрос, как ему это удается, юноша ответил, что все услышанные песни сочинены под воздействием тех самых духов, с которыми он общается. Кроме того, парень сказал, что во время кайфа, получаемого от ЛСД, он обычно слышит, как демоны распевают песни, которые затем записывают на диски психоделические рок-группы». Ну как?

Да, падший ангел повсюду распродает свой товар, наклеивая на него тысячу самых разных ярлыков, и если бы удалось показать, что под ними скрывается на самом деле, он тотчас выдумал бы тысячу новых этикеток. Но помните — сатана не имел бы такого успеха, если бы не предлагал то, чего мы сами желаем! Мы, например, не хотим нести ответственность, которая ложится на нас, если мы верим в Творца. Нам удобнее считать, что наши предки выползли из какого-то древнего океана, родились в результате какого-то космического события или благодаря астронавтам, вышедшим из-под пера Фон Деникена. Написав три ставших популярными книги, этот Фон Деникен, наверное, даже понятия не имеет, что значит рассуждать последовательно, логически, однако он хорошо знает, что делать с фактами, чтобы подогнать их под свои противоречивые и переменчивые воззрения. Короче, он знает, как продавать книги!

Дело в том, что современное общество, исповедующее принципы либерализма, готово принять любой взгляд, отличный от библейского повествования о Творении. Вместо того чтобы строить свою жизнь в согласии с единственно надежным мерилом, каковым является Слово Божье, сегодня миллионы людей предпочитают руководствоваться тем, что им якобы говорят звезды. И делают это, хорошо понимая, что гороскопам, на которые они полагаются, совершенно нельзя доверять.

В июньском выпуске «Science-84» рассказывалось о французском статистике Мишеле Гокелене, который более двадцати лет потратил на то, чтобы выяснить, можно ли доверять астрологии. Однажды он опубликовал рекламное объявление, в котором говорилось, что его автор составляет гороскопы всем заинтересованным лицам. Откликнулись сто пятьдесят человек. Послав каждому из них один и тот же гороскоп, он просил сообщить, насколько тот им подходит. Девяносто четыре процента ответили, что узнали в нем самих себя, а ведь это был гороскоп Марселя Петье, совершившего множество убийств! Зачем вам эта ложь, называемая астрологией? Разве у Господа нет для нас чего-то лучшего? Думаю, что есть. «Вразумлю тебя, — говорит Он, — наставлю тебя на путь, по которому тебе идти; буду руководить тебя, око Мое над тобою» (Пс. 31:8).

Что может быть лучше? Что может быть лучше, если Господь Сам руководит нами? Не звезды, но Тот, Кто сотворил их! А теперь послушайте, что Он говорит устами пророка Исаии: «Ты утомлена множеством советов твоих; пусть же выступят наблюдатели небес и звездочеты и предвещатели по новолуниям, и спасут тебя от того, что должно приключиться тебе. Вот они, как солома; огонь сожег их; не избавили души своей от пламени; не осталось угля, чтобы погреться, ни огня, чтобы посидеть перед ним» (Ис. 47:13, 14).

Господь не хочет, чтобы мы стали жертвами обмана, не хочет, чтобы нами руководил враг, не хочет, чтобы мы сбились с пути и в конце концов потерпели неудачу. Вот почему Он ясно и недвусмысленно запрещает Своему народу вступать в какую-либо связь не просто со звездочетами, но вообще со всею оккультной мудростью в целом. Послушайте, что Он говорит: «Не должен находиться у тебя проводящий сына своего или дочь свою чрез огонь, прорицатель [т. е. предсказатель судьбы], гадатель [астролог], ворожея [маг], чародей, обаятель [практикующий гипноз], вызывающий духов [медиум, одержимый духом или «ведомый»], волшебник [ясновидящий или экстрасенс] и вопрошающий мертвых [медиум, вступающий в общение с умершими]. Ибо мерзок пред Господом всякий, делающий это» (Втор. 18:10—12).

Думаю, вы знаете, что означает в данном случае эта мерзость. Ясно, что Господь крайне неодобрительно относится ко всему оккультному и просто не хочет, чтоб его народ обманывали и затягивали в дьявольские сети. Однако с каждым днем растет популярность всего, что Он запретил, и нет сомнения, что мы имеем дело с врагом, который решил уничтожить всех, кого только возможно. Если бы Бог позволил ему, он прямо сейчас уничтожил бы все человечество, ибо его радуют насилие и войны, он любит смотреть, как тысячи людей гибнут от внезапной смерти, не успев покаяться. Для этой цели сатана использует любое обличье, любой обман, любую ложь, все, что только можно. Ему нравится, когда люди думают, будто его нет, или полагают, что он похож на какое-то ужасное чудовище с рогами и копытами. Утвердившись в таком мнении, люди оказываются совершенно неготовыми к тому, если он предстает пред ними в образе ангела света.

Ненависть, которою падший ангел ненавидит Бога и особенно Иисуса, не знает границ. Он ожесточенно рядится во все истинное, правильное и доброе. Вы уже видели, как он исказил будущую жизнь, как исказил все, что связано со смертью, и как, воспользовавшись нашим одиночеством и страданиями, настойчиво предлагает находить лживое утешение в не менее лживом общении с умершими.

Сатана — великий имитатор, и у него миллионы помощников, которых мы не видим, но которые почти так же искусны в этом занятии, как он сам. Вспомните: все они — падшие ангелы, у которых ангельский ум и сверхъестественная сила, и вдобавок на поприще обмана они накопили тысячелетний опыт. Они наблюдают за нами, узнают о нас все, что можно, а потом ловят — по крайней мере, слишком многих. Они выдают себя за умерших и живых, за обитателей иных миров; настанет время, когда они постараются изобразить Второе пришествие нашего Господа, а сатана попытается предстать в обличье Иисуса — и почти все поклонятся ему!

Теперь вы понимаете, что происходит в невидимом для нас мире? Наше единственное спасение — довериться Господу Иисусу, Который будет водительствовать нами в это последнее время, перенасыщенное вероломством и обманом!

Я под крест Иисусов с радостью Стану твердой стопой, Как под сень огромной скалы, Вознесшейся в этой скорбной земле. Он жилище в пустыне, Отдохновение на пути, Даруемое от полуденного зноя И тягот дня.

Правда о спиритическом исцелении

Передо мною две газетные статьи. Первая — из «San Francisco Chronicle» за 11 января 1978 года. Заголовок гласит: «Не верящие в силу разума зовут это суеверием». Вот что пишет ее автор: «Если вы считаете, что неопознанные летающие объекты действительно существуют, если вам кажется, что Бермудский треугольник — место опасное… если вы хотя бы вполуха прислушиваетесь к любому из таких утверждений (а это, по-видимому, делают миллионы американцев), то в таком случае, дорогой друг, спешим вам сообщить, что есть ученые, которые весьма этим обеспокоены. Они считают, что вас дурачат, а в распространении различных религиозных обрядов и оккультных знаний усматривают болезнь нашего времени. Они считают, что наука должна бороться с суеверием».

Прошло шесть лет с небольшим, и вот 3 апреля 1984 года в газете «Oakland Tribune», которая издается как раз на той стороне залива, по побережью которого раскинулся Сан-Франциско, была опубликована обширная статья под заголовком «Экстрасенсорика упрочивает свое положение в науке». Статья занимала почти всю вторую полосу, на следующий день появилось ее продолжение, и вообще тон статьи был довольно положительным, а резюме звучало примерно так: «Если все это действительно имеет какой-то эффект, то почему этим не пользоваться?»

Хотите стать свидетелями бракосочетания экстрасенсорики и науки? Это вполне возможно. Известно, например, что в университете Джона Кеннеди в Оринде (как раз над Оклендскими холмами) в настоящее время открыт факультет парапсихологии. Эта псевдонаука всегда хотела считаться наукой настоящей и поэтому всеми силами замалчивала свои связи с оккультным знанием, хотя самые сильные свидетельства в ее пользу исходят как раз от медиумов, без которых она давно бы перестала существовать. Парапсихология исследует различные оккультные явления, а в этой области нельзя преуспеть, не столкнувшись с той или иной практикой экстрасенсорного исцеления. Почти любой медиум в какой-то мере может исцелять, и различные формы такого целительства представляют собой определенный подраздел парапсихологии.

Сегодня наука и парапсихология, наука и оккультизм, западная медицина и экстрасенсорное целительство не хотят иметь между собой ничего общего, однако ситуация меняется, несмотря на то, что парапсихология по-прежнему упорно именует себя наукой. Все больше врачей положительно оценивают экстрасенсорную или спиритическую практику исцеления. Дверь приоткрывается даже для колдовства. В Академии парапсихологии и медицины, которая немалое внимание уделяет исследованию экстрасенсорного целительства, насчитывается 1500 членов, и значительная их часть — врачи. Сам президент Академии, доктор Роберт Брэдли, является медиумом. Он известен как изобретатель метода деторождения в естественных условиях, идея которого — как он сам об этом говорит — была воспринята им от одного из духов, которые им руководят. Основная цель Академии — объединить науку и медицину с оккультным знанием.

В Великобритании существует Международная федерация целителей, насчитывающая девять тысяч человек; она получила от правительства лицензию, дающую ей право практиковать целительство в полутора тысячах больниц по всей стране. Кроме того, эта федерация, состоящая в основном из настоящих медиумов», получила право членства во Всемирной ассоциации целителей.

Говорят, что бывший астронавт Эдгар Митчел сильно увлекся парапсихологией и упорно работает над тем, чтобы объединить экстрасенсорное целительство с традиционной медициной. Он считает, что «экстрасенсы могут оказать серьезную помощь больницам, общепрактикующим врачам и клиникам». Однако в его увлеченности проглядывает нечто странное, поскольку помимо всего прочего он говорит, что по своей силе экстрасенсорная методология «может стать такой же опасной, как атомная энергия, и, возможно, даже еще опаснее».

Можно ли восторгаться тем, что опасно? Некоторые квалифицированные врачи действительно направляют своих пациентов к современным медиумам и оккультистам, например, к Роберту Лейчману, врачу-экстрасенсу и исследователю экстрасенсорики. Проводя диагностику, он использует сведения, полученные из мира духов; слава о нем, распространившаяся и среди пациентов, и среди врачей, привела к тому, что по просьбе своих коллег он каждый год диагностирует несколько сотен «трудных» случаев, причем точность его диагностики превышает 90 процентов.

Вместе со своим другом Раймондом Муди, автором нашумевшей книги «Жизнь после жизни», оккультизмом серьезно интересуется и Элизабет Кюблер-Росс, признанный авторитет по проблемам смерти и умирания. Говорят, что у нее пять духов-водителей, а самого любимого зовут «Салем».

Да, времена меняются — наука и парапсихология перестают отличаться друг от друга, а о гипнозе говорят теперь везде и повсюду. «Однако позвольте, — скажете вы. — Чем плох гипноз? Ведь он-то никак не связан с оккультизмом, не так ли?» Давайте разберемся.

Вы, наверное, слышали о месмеризме и животном магнетизме, столь популярном в прошлом веке. Месмерический и спиритический транс — это, по сути дела, одно и то же, и всякий оккультный феномен, наблюдавшийся в месмеризме, можно найти и в современном гипнозе. Оба представляют собой разновидности спиритизма, хотя Антон Месмер, как и современные парапсихологи, предпочитал называть свои изыскания научными. По сути дела, современный гипноз — это не что иное, как месмеризм.

Вполне естественно, что сатана, стремясь овладеть человеческим сознанием, волей и совестью, видит в гипнозе одно из своих излюбленных орудий, поскольку хорошо знает, что гипноз открывает широкую дорогу в человеческое сознание. Кроме того ему известно, что когда ради какой-то, пусть даже якобы благой пели один человек вверяет свое сознание другому, сатана или его пособники могут войти в человека и овладеть им. Ворота открыты. Никогда не следует забывать, что наша совесть дает о себе знать через интеллект, так что отказываясь от второго, мы тем самым отрекаемся и от первого. Кроме того всегда надо помнить, что если в чьем-то сознании когда-то была пробита брешь, если кто-то заглянул в замочную скважину, то сознание уже никогда не будет таким сильным, как прежде.

Беда в том, что анализ всевозможных ярлыков не очень помогает, потому что, к примеру, тот же гипноз может вполне безобидно называться научной релаксацией. Вы когда-нибудь слышали о курсах под названием «Silva Mind Control» или о недавно почившем «Mind Dynamics»? На таких занятиях обещают почти все. Свидетельства, которые приходится слышать, все набирают и набирают силу. Одна девушка, например, утверждает следующее: «Помимо осознания того, что вы можете иметь все, что хотите, и что в вас есть основа для всего, вы понимаете, что больше никогда не испытаете печали или депрессии». Быть может, это какое-то чудо, которое находится во власти человека?

Как бы там ни было, но доктор Элмер Грин, открыто высказывавшийся против этого движения и даже участвовавший в теледебатах по данному поводу, подчеркивает, что все упомянутые общества используют не что иное, как различные варианты гипноза. Доктор Грин рассказывает, что участники этих организаций «проходят четырехдневную программу интенсивной гипнологии, дабы потом делать то, что они делают».

Теперь вы понимаете, почему мудрый Соломон дает нам такой совет: «Больше всего хранимого храни сердце твое; потому что из него источники жизни» (Притч. 4:23).

Ну а если взять йогу? «Я занимаюсь ею, — скажете вы, — но это лишь способ дать отдых телу и уму. Это вовсе не индуизм, никакие демоны тут не замешаны, и поэтому я в полной безопасности». Вы уверены? Согласно Джону Уэлдону, исследующему практику йоги, цель йоги состоит в том, чтобы «ее приверженец смог осознать свое единство с Брахманом, верховным и безличным индусским богом». Физические упражнения предназначены для того, чтобы осознать эту идею умом и телом. Йога — это чистый оккультизм, а медитация — ее действующий принцип. Практикуя йогу, и особенно кундалини-йогу, вы подвергаете себя огромному риску, потому что малейшая ошибка может привести к безумию или внезапной смерти. Демоническая сила всегда находится рядом с йогой.

Значительную часть Своей жизни Иисус занимался исцелениями. Он не столько проповедовал, сколько исцелял, и Его сострадание не знало границ. Иисус не желал причинять хоть малейший вред кому бы то ни было. Но не кажется ли вам, что враг — этот падший ангел, готовый уничтожить все, что в его силах, — прежде всего стремится к тому, чтобы создать впечатление, будто и он может исцелять? Поверьте, он не упустит такой возможности!

Популярность экстрасенсорного целительства растет с каждым днем. Никто не хочет умирать, и когда жизни что-то угрожает, мы готовы идти куда угодно и платить сколько угодно за одно лишь обещание, что все будет хорошо. Сегодня есть экстрасенсы, которые следуют по стопам Эдгара Кейси, впервые начавшего проводить диагностику с помощью гипноза. У некоторых целителей точность определения приближается к той, что была у Кейси. Кто-то делает это, даже не видя пациента, а кто-то использует определенные приспособления, такие, как стержень или маятник. Однако сила и власть — это не приспособление: это вещи, реально действующие, и успех зависит от того, в какой мере целитель вовлечен в таинственный мир духов. Многие знают, что на самом деле исцеляют духи, однако не все хотят даже словом связывать себя с демоническими силами и потому говорят, что исцеление берет начало в их собственной «высшей сущности».

Вы знаете, что в конце концов Кейси серьезно заинтересовался действовавшей через него силой? Настало время, когда он стал подозревать: «Наверное, дьявол, действуя через меня, соблазнял меня на это, а я, исполненный тщеславия, думал, что особую силу мне дает Бог». Подобно многим другим несчастным, Кейси попал в ловушку. Ему не удалось перехитрить или побороть силы, действовавшие через него.

Очень интересно читать рецепты, которые дают экстрасенсы. Некоторые довольно просты, вполне безобидны и старомодны, однако есть и такие, где упоминаются самые современные наркотики — и при этом целитель иногда не имеет никакого медицинского образования и даже не умеет читать. Вполне возможно, что он просто повторяет то, что ему нашептывает голос.

Обратите внимание еще на одну деталь: некоторые из этих рецептов теряют всякую силу, если их выписал врач, никак не связанный с оккультизмом. Другие бывают довольно опасны, если их применяет медик, не являющийся экстрасенсом, и одновременно эти рецепты совершенно безобидны, если их рекомендовал оккультный целитель. Был случай, когда сильнодействующее лекарство прописали в таком количестве, что оно могло убить более десятка человек, однако пациент, которого лечил целитель, не испытал никакого вреда. Нельзя забывать, что нередко диагноз, поставленный экстрасенсом, весьма далек от истины, но время уже упущено, и реальный вред нанесен. Даже если наступает кажущееся улучшение, то обычно оно является лишь временным. Нередко заболевание видоизменяется и поражает другой орган или, хуже того, рассудок. Однако, что бы мы ни говорили, надо признать, что случаи экстрасенсорного исцеления действительно имеют место. Сверхъестественные силы оказывают свое влияние, и можно говорить о некоторых бесспорных случаях чудесного выздоровления. Если вы больны, и даже если ваша болезнь совсем запущена, вам есть куда пойти и исцелиться. Но готовы ли вы заплатить за это? И знаете ли цену?

Прочитав рекламное объявление, в котором целитель обещает ошеломляющие успехи, пациент стучится в его дверь. Он говорит, что врачи нашли у него серьезное заболевание крови и что, возможно, это лейкемия. «Я не врач, — отвечает целитель, — я воздействую на сознание и использую гипноз. Медицина бессильна перед лейкемией, но мы ее излечиваем. Мы и рак излечиваем, даже в конечной стадии». Затем целитель описывает, как будет проходить лечение. «Доверьте мне ваш разум, — говорит он, — я очищу его от мусора, и он станет работать нормально». Дальше речь идет о том, что очищенное сознание очистит кровь, и тело начнет функционировать как положено.

Пациент, однако, оказался полицейским, записавшим весь разговор на пленку. Позднее целитель был арестован.

Итак, «доверьте мне ваши мысли». Да, еще раз повторяю, что вам есть куда пойти, и там, у экстрасенса или гипнотизера, вы получите исцеление, но платой за него будет отказ от собственного разума. Готовы ли вы платить столь баснословную цену? Готовы ли на всю оставшуюся жизнь продать себя в рабство миру духов и врагу Господа Иисуса? Найдутся, конечно, и такие люди, которые, прекрасно понимая, о чем идет речь, пойдут на эту ужасную сделку. «Если дьявол может утолить боль, вскрыть желудок и удалить язву, то пусть это будет дьявол!» — говорит один из пациентов целителя-хилера Эдивальдо.

В нашу жизнь входит экстрасенсорная хирургия. Признаюсь, что несколько месяцев назад я думал, что все это — самое настоящее мошенничество, ловкость рук и не более того. Познакомившись с этим феноменом поближе, хочу сказать, что обмана там действительно немало, и, быть может, в основном только он и присутствует, однако встречаются и реальные случаи исцеления, причем некоторые из них просто пугают присутствием сверхъестественной силы. Основная часть целителей-хилеров — это выходцы из спиритических центров Бразилии и Филиппин. Одним из самых известных считается покойный Ариго, который принимал от трехсот до четырехсот больных в день и до произошедшего с ним рокового случая успел обслужить более двух миллионов человек.

Операции проводятся в антисанитарных условиях, можно сказать, среди нечистот, зачастую грязными, ржавыми ножами. Ни о какой анестезии не может быть и речи, и вдобавок хирург почти не обращает внимания на то, что делает. Вероятно, это происходит потому, что на самом деле операцию совершает нечистый дух. Хирурги прекрасно это понимают и признают, что без помощи духов они ничего не смогли бы сделать.

Итак, «духовная» хирургия вместе с «духовной» диагностикой и «духовным» целительством распространяется по стране. Хотите ли вы такого исцеления? Готовы ли ценою рабства платить оккультным силам, от которых вас может освободить только Иисус Христос?

Сегодня много говорят о холистической медицине. Действительно, идея о том, что к человеку надо подходить как к некоему целостному единству, что человек сам должен заботиться о своем здоровье и что профилактической медицине надо уделять особое внимание, содержит в себе много хорошего. Иисус исцелял человека, исходя из его целостности, и за много лет до того, как впервые начали говорить о «холизме», девизом и целью медицинского центра в Лома Линда (Калифорния) было стремление осмыслить человека как нечто единое (придать ему полноту и цельность). Адвентисты седьмого дня давно пропагандируют эту идею. Однако к тому медицинскому холизму, который бытует сегодня, необходимо относиться с осторожностью. Надо уметь отличать подлинное от искусственного, найти в себе способность проводить грань между надежным и неустойчивым, ибо приходится констатировать, что идея холизма уже давно и основательно приукрашивается некоторыми эффектами экстрасенсорного целительства и многое, само по себе хорошее, сегодня находится в плохой компании. Если вы спросите, в какой мере на движении холизма сказывается влияние восточного мистицизма и оккультного знания, я отвечу, что оно просто ошеломляет. Складывается впечатление, что всюду главенствуют (и, наверное, вообще оказывают подавляющее воздействие) воззрения, совершенно несовместимые с христианством. Почти во всех методах и приемах, характерных для холизма, чувствуется довольно тонкое (а может быть, и не слишком тонкое) влияние тех идей, которые восходят к оккультному знанию. Почти все приемы холизма предназначены для того, чтобы, входя в измененное состояние сознания, сделать лечение эффективным. Кроме того, они оперируют чрезвычайно опасными энергиями, учение о которых появилось на Востоке.

Похоже, что во всей стране лишь немногие холистские центры сумели избежать оккультного влияния. Об этом свидетельствует издаваемая ими литература, а также курсы, которые они проводят, но все-таки от восьмидесяти до девяноста процентов докладов и лекций, прочитанных на национальных конференциях, посвященных проблемам холизма, в той или иной форме выражают поддержку оккультному знанию. Теперь вы понимаете, что личный врач, которому вы доверяете свое здоровье, начинает играть в вашей жизни самую важную роль. Нехорошо, конечно, лишь потому думать о его связях с темными силами, что такое наблюдается за многими из его коллег, однако, с другой стороны, развитие событий показывает, что надо быть очень осторожным. Сегодня уже нельзя с абсолютной уверенностью считать, что ничего подобного не случится.

«Все это очень интересно, — скажете вы, — очень увлекательно и даже пугает. Я многое узнал».

Дорогой друг, если вы не поняли, что существует невидимый мир, в котором нас со всех сторон окружают злые ангелы, стремящиеся овладеть нашим разумом, значит, вы упустили самое главное. Если бы им было позволено, то эти пособники сатаны помрачили бы наш ум, искалечили тело, расстроили здоровье, лишили бы нас всего, чем мы владеем, и даже отняли бы саму жизнь. Все хорошее и плохое, что случается с нами, они будут использовать для того, чтобы окончательно нас уничтожить!

С другой стороны, Иисус тоже сделает все, чтобы спасти нас. Он сильнее сатаны и пошлет нам на помощь любого небесного ангела, лишь бы не допустить, чтобы против нашей воли мы подпали под власть нашего врага! Но нам надо просить об этой помощи, потому что она не придет, если мы сами этого не захотим. В этот самый миг, по своей собственной воле, вы и я можем оказаться под властью той или иной силы. Выбор за нами!

Какой же все-таки удивительный наш Бог! Все, что мы узнали о враге, заставляет нас любить Иисуса еще больше, ибо в противоположность дьяволу красота Его характера сияет, словно звезда на темном небосклоне!

Быть может, вам удастся сделать так, что любое посягательство врага лишь сблизит вас со Спасителем и углубит связь между вами? Надеюсь, что будет именно так, ибо только в Его руках каждый из нас может почувствовать себя в безопасности!

Игрушки падшего ангела

Что это за таинственные вспышки, которые, словно космические танцовщики, прыгают в ночном небе? На какое-то мгновение их улавливает радар нашего сознания, а затем они снова исчезают. Они преследуют нас, а потом ускользают, принимая вид каких-то странных аппаратов, изумляющих своей технологией; они прельщают неразгаданной тайной и сбивают с толку жуткими трюками. Что за странные светильники перемещаются взад и вперед на вершинах гор, автомагистралях, в аэропортах и городах, готовые в любую минуту выйти за пределы замкнутого пространства, легко ускользающие от лучей мощных прожекторов и вообще заставляющие нас терять разум? Быть может, это игрушки какого-нибудь космического шутника? А вдруг мы видим не игрушки, а людей, таких же, как мы с вами? Может быть, это игрушки падшего ангела, который, поиграв с ними какое-то время, выбрасывает их за ненадобностью?

Рассказывают, что однажды сотрудники компании «Рэнд Корпорейшн», этого легендарного мозгового центра, ввели в компьютер данные о неопознанных летающих объектах и попыталась выиграть воображаемый бой с этими неуловимыми существами или объектами. Но так как выяснилось, что мы не знаем ни их происхождения, ни технологии, которой они пользуются, ни того, как проводить атаку на их предполагаемые базы, компьютер предложил сдаться!

Вы, наверное, предположили, что я хочу сказать, будто эти объекты в действительности существуют? Нет. Или что их вовсе нет? И этого я тоже не скажу. Дело не в том, существуют НЛО или нет. Беда в другом — с миллионами людей на самом деле происходит нечто весьма серьезное, и вот оно-то и составляет проблему. Повторяю еще раз: не важно, существуют неопознанные летающие объекты или нет. Независимо от нашего ответа нечто на самом деле происходит, и люди вовлечены в это нечто. НЛО совершенно изменили нашу жизнь. Мы сделали из них религию, носимся с новостями о них и буквально теряем рассудок. Это увлечение сродни болезни, оно захватило нас целиком. Надо прекратить бесконечные рассуждения о том, видели мы НЛО или нет, путешествовали на них сами или этого не было, говорим ли мы правду или избегаем ее. Необходимо попытаться выяснить, если возможно, в чем причина данного явления, ибо нам на самом деле крайне важно это знать.

Когда мы говорим о чем-то, действительно происходящем, это не значит, что мы слишком легковерны, — такой человек, не размышляя, закрывает глаза и затыкает уши, отказываясь признавать, что это нечто на самом деле имеет место. В конечном счете он-то и оказывается в дураках. Настало время, когда уже нельзя прятать голову в песок, если, конечно, мы ее хоть как-то ценим.

Что-то действительно происходит, и мы ничего не добьемся, если начнем втолковывать опытным пилотам, что в поле их зрения попала, допустим, Венера, или эта ярко светящаяся эскадрилья, которая на высокой скорости делала невероятные маневры и входила в опасную близость с их самолетом, — всего лишь несколько обычных пластиковых саквояжей с горящими свечами, запущенных в небо подростками. Когда такое «разоблачение» становится смешным, оно словно бумеранг бьет по тому, кто все это выдумал, ибо автор лишил объяснение какой бы то ни было достоверности. Складывается впечатление, что, живя в условиях американской свободы, мы имеем лишь две возможности: стать демократом или республиканцем. Нечто подобное происходит и с НЛО. Одно из двух: или эти странные летательные аппараты — просто нелепая выдумка, или они имеют внеземное происхождение. Третьего не дано.

Не думаю, что объяснение может быть таким черно-белым. Священное Писание говорит нам, что на земле обитает множество разумных существ, поведением которых вполне можно объяснять все, о чем мы сейчас говорим. Например: «И произошла на небе война: Михаил [Христос] и Ангелы его воевали против дракона, и дракон [сатана] и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним» (Откр. 12:7—9).

На основании четвертого стиха той же главы можно предположить, что в этом бессмысленном мятеже на сторону сатаны стала третья часть небесных ангелов, которая и была низринута на землю вместе с ним. Ныне этот сонм превратился в демонов. Не хочу быть категоричным и потому не стану настаивать, что феномен НЛО можно объяснить действиями сатаны; еще раз скажу, что истинная картина этого явления мне не ясна. Быть может, это военные самолеты какой-нибудь секретной службы, спутники-шпионы, управляемые на расстоянии, шаровая молния или то, чего мы пока не знаем. Тем не менее существует множество свидетельств, дающих основание полагать, что сатану, а также его пособников-демонов можно подозревать в первую очередь.

Есть основание говорить о большом количестве разумных существ внеземного происхождения, когда-то сотворенных для того, чтобы обитать на небесах, но которые теперь действуют прямо здесь, на нашей земле. Их преимущество заключено в том, что они остаются незримыми, и даже будучи изгнанными на нашу планету, они по-прежнему обладают великолепным ангельским умом. Что касается технологии, то они знают о ней гораздо больше, чем человек мог когда-либо помыслить в своих самых смелых мечтах; и кроме того они обладают сверхъестественной силой — в пределах, определенных Богом. Иисус предостерегал, что в последние времена наша планета будет изобиловать лжепророками и лжечудесами. «Ибо восстанут лжехристы и лжепророки, и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных» (Мф. 24:24).

Понимаете, о чем идет речь? Чудеса сатанинские как раз-таки и рассчитаны на то, чтобы прельстить. Вот почему они столь действенны.

А теперь вернемся к книге Откровение, где сказано, что «это — бесовские духи, творящие знамения» (Откр. 16:14). Речь идет о пособниках сатаны, и заметьте — здесь говорится не о том, что он пытается сотворить какие-то чудеса или хочет сделать вид, что творит их, здесь другое — у него есть сила на чудотворение. Такие чудеса рассчитаны на то, чтобы прельстить живущих на земле. Прежде чем двигаться дальше, хорошо бы усвоить этот тезис как следует.

Думаю, вы согласитесь, что, обладая такой армией демонических пособников, падший ангел хорошо подготовлен для того, чтобы устроить все так, как мы сейчас это описываем. Нет ни малейшего замысла, который был бы ему не под силу.

Замечу еще раз: на самом деле не так уж важно, существуют НЛО или нет, реальны они или это просто иллюзия. Если они действительно существуют, не важно из чего они состоят: из металла или из наших галлюцинаций. Если мы утверждаем, что на самом деле ничего не происходит, мы только подчеркиваем, что у нас неважное зрение. Но независимо от того, существуют НЛО или нет, миллионы людей увлечены ими, и это наносит людям вред. Они сделали из НЛО религию, и даже если это явление и не является делом рук сатаны, уж он-то наверняка вытянет из подвернувшейся ему ситуации все, что можно!

Известно, что многие люди пытаются объяснить НЛО естественными причинами. Уже годами говорят о том, что во всем виновата Луна, температурные перепады, рефракция света, перелетные птицы, облака, миражи, звезды, болотный газ, шаровая молния и, конечно же, Венера. Однако есть моменты, которые исключают подобные объяснения и, напротив, указывают на то, что за действиями неопознанных летающих объектов стоит какая-то разумная сила. Известно, например, что во многих случаях НЛО долетают до границы того или иного штата, но не пересекают ее. Почему так происходит? Ведь если речь идет о метеоре, то он не умеет читать наши карты. Кроме того, НЛО чаще можно наблюдать или в пустынных местах, или поздно вечером, а это дает основание считать, что они, или те, кто ими управляют, как правило, предпочитают действовать тайком. Еще одно — НЛО чаще можно наблюдать по вечерам в среду и субботу. Быть может, они разбираются не только в картах, но также в наших календарях и часах? Одним словом, здесь действует какая-то разумная сила, и не надо долго думать, чтобы понять, что речь идет о силе сверхъестественной. В то же время все сверхъестественное воспринимается на уровне чувств, и я догадываюсь, что есть люди, которые не хотят, чтобы мы об этом говорили. Однако именно молчание и нужно сатане и его пособникам. Начиная с той роковой встречи в Едемском саду, только область непознанного, подсознательного нравится им больше всего, и именно здесь они достигают наибольшего успеха. Молчать — все равно что сказать сатане: «Знаешь, оставайся в границах чувственно воспринимаемого, и нам нет до тебя дела». Однако такая позиция лишь развязывает руки падшему ангелу и его помощникам.

Давайте поговорим об этом подробнее. Вы слышали, что такое полтергейст? Да, конечно, это шумный дух. А известно ли вам, что как только в большом количестве обнаруживаются НЛО, одновременно (а может быть, чуть погодя или немного раньше) начинает возрастать и активность полтергейста. Налицо какая-то связь.

Изучать бесконечные случаи появления НЛО — дело не очень продуктивное. О них, а также о сообщениях, которые якобы от них исходят, написаны горы книг. Однако все они довольно однообразны и утомительны. Гораздо интереснее поговорить с людьми, которые с НЛО сталкивались и вступали с ними в контакт. Мнение таких людей имеет важное значение. Их миллионы, и у них самые разнообразные профессии; среди них много пилотов и полицейских, то есть людей, не склонных лгать. Ложь может погубить их, и тем не менее они изо всех сил стараются рассказать о том, что видели, что с ними происходило и о чем им говорили другие люди.

С теми, кому удается увидеть эти странные небесные явления, и особенно с теми, кто вступает с ними в какой-то контакт, происходят странные вещи. Вскоре после встречи контактеры начинают переживать что-то весьма необычное, с ними что-то происходит: их телефон и телевизор не умолкают ни на минуту, радио играет даже тогда, когда оно выключено, их преследует страшная головная боль, тошнота, потеря аппетита. Их мучают кошмары, какие-то страшные видения. В их дом вторгается полтергейст, приходят какие-то странные гости, раздаются непонятные телефонные звонки. Неожиданно появляются и исчезают какие-то таинственные черные кадиллаки, и чем страшнее это становится, тем активнее нарастают видения.

Вскоре после первого контакта состояние начинает ухудшаться, и дело может закончиться психическим расстройством (с симптомами паранойи) или даже самоубийством. Результат встречи с НЛО ни в коем случае не означает, что человек, увидевший его, психически нездоров, однако если контакт с ним не прекратится, дело вполне может дойти до полного сумасшествия.

Известно ли вам, что у тех, кто контактировал с НЛО, наблюдаются те же симптомы, что и у одержимых демоном? Игры с неопознанными объектами очень опасны, и даже серьезные исследователи сильно рискуют. Противоборство Христа и сатаны — не сказка. Это самая настоящая реальность. Демоны реальны. Реальны и вероломны. Ведь речь идет о разумных существах, которые могут искажать наше восприятие и способствовать появлению паранормальных состояний сознания. Они могут изменить наше ощущение реальности. Стремясь повлиять на убеждения человека, сделать его орудием целой системы обмана, они вызывают в сознании широкий спектр различных образов. Этим, наверное, объясняются рассказы контакторов о том, что их якобы похищали и брали на борт НЛО. Складывается впечатление, что гипноз приводит к аналогичным переживаниям почти каждого, кто, будучи несведущим и просто неосмотрительным человеком, отдает себя во власть кого-то другого. Наверное, поэтому все рассказы о похищениях так сходны между собой (как и те, в которых говорится о туннелях, травянистых холмах и светящемся существе). Речь идет не просто о гипнозе, а о внедренных в наше сознание мыслях — человек вспоминает то, что ему приказано вспомнить. Вполне возможно, что все контактеры вообще никогда не вступали на борт летающей тарелки. Обитатели этих воображаемых аппаратов, манипулируя нашим сознанием, могут вводить нас в состояние транса, и если бы вы оказались рядом с контактором в тот момент, когда его якобы похитили, вы, быть может, увидели бы, что он, замерев, просто стоит у своего автомобиля или на обочине дороги, и все, ему кажущееся, происходит только в его сознании. Все описываемые им события — просто вымысел, внедренный в его мозг. Теперь вы, наверное, понимаете, как опасно вступать в какой бы то ни было контакт с НЛО. Возьмите, например, идею «похищения». Вы можете сказать, что если на самом деле ничего не происходит, то нет и никакой опасности; однако нет ничего опаснее того, что происходит в нашем сознании. Человек думает, что его похитили, и вся его жизнь меняется, ибо реальность искажена. В этом вся суть таких явлений. Действия духов сводятся к тому, чтобы, повлияв на убеждения и поведение человека, сделать его орудием определенной системы. Правда ли, что эти таинственные летающие машины находятся где-то в небесах? Вовсе нет. Они есть везде, где это угодно демонам. НЛО появляются там, где им угодно и когда угодно. Они действуют только так, как им надо, ошеломляя нас своей непоследовательной тактикой, раздражая неуловимыми маневрами и доводя до сумасшествия жестокими играми. Мудр тот, кто, зная или по крайней мере догадываясь, что они собой представляют, держится от них подальше.

Наверное, вам не терпится спросить, существуют ли НЛО на самом деле? По-видимому, они не существуют в том виде, как существует книга, дом или самолет, то есть материально, но, вне всякого сомнения, сам феномен имеет место. В своей книге «Троянский конь НЛО» Джон Кил дает, наверное, самую подробную и последовательную информацию на этот счет. Потратив на изучение НЛО четыре года (причем, это было время интенсивного, нередко круглосуточного исследования без каких-либо отпусков), автор приходит к выводу, что неопознанные объекты можно условно разделить на два основных вида: «мягкий» и «твердый».

«Мягкие» объекты дают излучение, свободно меняют форму и цвет, распадаются на части, внезапно появляются и исчезают, их поведение абсолютно необъяснимо. Таких большинство, и о них можно говорить как о реальных феноменах. Единственно возможное объяснение сводится к тому, что это не что иное, как проявление демонической силы. Никакое другое просто не сообразуется с перечисленными фактами.

Те, кому удалось наблюдать «мягкий» НЛО, вновь и вновь доверительно шептали Джону Килу: «Знаете, мне кажется, то, что я видел, — это вовсе не какой-то механический предмет. У меня такое впечатление, что это было нечто живое!»

Другой вид НЛО, далеко не столь многочисленный, представляет собой как бы твердые, прочные предметы, которые появляются лишь изредка. Когда их обстреливают, пули рикошетируют, на месте приземления они иногда оставляют следы, а во время полета нередко выбрасывают куски какого-то металла. Согласно Джону Килу, эти на первый взгляд твердые металлические объекты являются результатом каких-то манипуляций материей и энергией, длящихся несколько мгновений, а может быть и часов, и рассчитанных, вероятно, на то, чтобы или убедить, будто они действительно реальны, или хотя бы просто сбить с толку. Иными словами, речь идет о материализации, аналогичной спиритизму, где часто материализуются пепельницы, подставки для книг, трубы и прочие предметы. Затем, когда в этом появляется необходимость, «уфонавты» дематериализуют свои тарелки и исчезают.

Параллель между спиритизмом и НЛО, активностью демонов и деятельностью этих «объектов» просто поражает. Медиумы входят в транс, контактеры делают то же самое, духи проходят через закрытые двери, а «пилоты» НЛО как будто подлетают к своим кораблям и проходят в них прямо сквозь обшивку. В том и другом случае люди и предметы переносятся с места на место без каких-либо видимых транспортных средств, а те разумные существа, которые населяют обе эти сферы, по своему усмотрению меняют образ и форму. Кроме того как демоны, так и обитатели НЛО могут принимать обличье человека, что часто и делают.

Приверженцы спиритизма нередко получают сообщения якобы от своих умерших родственников, а что касается поклонников НЛО, то им как будто звонят инопланетяне. И те, и другие принимают информацию, которая фиксируется их сознанием; они даже слышат, как она звучит в их голове. И тем, и другим мерещатся какие-то чудовища и призраки. В обеих сферах широко практикуется гипноз и орудуют мошенники. Демоны — это законченные лжецы, но таковы и обитатели НЛО. Медиумы чувствуют, что одержимы духом, который властвует над ними и руководит ими, но то же самое испытывают и контактеры. И те, и другие не только о чем-то сообщают, но и возвещают обо всем, что слышали и видели.

Видите эту разоблачающую связь? Разве не ясно, что те же силы, которые действуют в затемненной комнате спиритов, могут управлять и летающими космическими игрушками? Как бы там ни было, но человек, увлеченный НЛО, подвергается большой опасности; однако тот, кто вообще отрицает существование этого феномена, рискует еще больше, поскольку не готов к встрече, которая, быть может, ему предстоит. Отрицая реальность невидимого мира, мы просто сами бросаем себя в его пучину.

Чего же хотят эти неуловимые существа? В чем цель их пропаганды, распространившейся по всему миру? К чему ведет экспансия демонов? Вы узнаете об этом позже, но хочу сказать, что здесь сокрыто нечто большее, чем то, о чем вы думаете сейчас. Мы являемся свидетелями того, что еще не означает окончательного уничтожения, но армия обольстителей и обманщиков накапливает силы не для того, чтобы прихлопнуть муху. Замышляется нечто необычное.

Для сатаны и демонов самое желанное — это уничтожить нас прямо сейчас, однако, не имея на то Божьего позволения, они довольствуются изобретением игрушек, предназначенных для людей, не слишком хорошо знающих о них или ведущих себя безрассудно. Сатана ненавидит даже своих пособников, и, немного поиграв с ними в эти опасные и пагубные игры, покормив их разнообразной чепухой, он смеется над их бедами, а затем бросает, как истрепанную рваную куклу!

Однако запомни, друг мой: для Иисуса никто из нас игрушкой не является. Каждый человек бесконечно дорог Ему, любая душа бесценна, и мы видим, на что Он идет, чтобы освободить ее. Вот Христос идет, устремив Свой взор на Голгофу, не сворачивая с избранного пути и не оглядываясь. Он идет, потому что вы утратили свой истинный путь, и единственная возможность спасти вас — это умереть вашей смертью. Он сражается лицом к лицу с врагом, добывая для вас победу, которой вы сами никогда бы не добились! Вот Христос в Гефсиманском саду, искушаемый до последнего предела, — столь сильно, что Он, наверное, умер бы там же, если бы ангел не пришел поддержать Его. Здесь Он ощущает смертельную тоску, в то время как самые близкие друзья спят, а вскоре Он уже на кресте, где Его поддерживает одна лишь молитва разбойника. Других молитв в тот день не было — лишь эта да молитва Его Самого.

Почему Он не сошел с креста и не призвал легион ангелов, которые избавили бы Его от этого голгофского кошмара? Почему не бросил Свое служение, когда казалось, что спасение вообще никому не нужно? Нет, нашлась все-таки горстка людей, принявших Его жертву, и даже если бы у Него оказался только один последователь, Он все равно был бы готов умереть, чтобы спасти его из огня этой обреченной на гибель планеты. Такова мера Его заботы о тебе!

Кем бы ты ни был, где бы ни находился, что бы ни делал, как бы велика ни была твоя вина. Он хочет простить тебя. Он хочет стать твоим Спасителем. Стать Другом. Твоя связь с Ним может быть столь тесной и прочной, словно во всем мире только ты нуждаешься в Его любви и заботе. Ты никогда не станешь игрушкой для Иисуса, но всегда будешь Его бесценным сокровищем. Ты никогда не надоешь Ему, и Он никогда не бросит тебя. Он будет твоим Другом навеки — так ответь Ему тем же!

Тигр за дверью

Это случилось 15 декабря 1967 года. Смотреть, как Линдон Джонсон зажигает огни на рождественской елке, было не очень интересно, и тот, кто наблюдал это по телевизору, наверное, не раз хмыкнул. Совсем иначе вели себя те, кто уже знал о некоем предсказании. Вообще 1967 год был годом предсказаний: одно за другим пророчества возвещались медиумами и экстрасенсами, астрологами и представителями автоматического письма, гадателями на хрустальном шаре и теми, кто вступал в контакт с НЛО. Что-то не сбылось, но кое-что исполнилось до такой степени точно, что люди «сведущие» стали сильно нервничать. Все сошлись на том, что когда Линдон Джонсон повернет рубильник, произойдет что-то значительное и роковое, быть может, даже гибель нации. Прильнув к телеэкранам и затаив дыхание, они следили за происходящим. Если рождественские огни загорятся, то неужели погаснет огонь национального благоденствия?

Но вот президент включает рубильник, огни загораются, и ничего не происходит. Однако проходит полминуты, и вдруг шум толпы покрывает голос диктора: «Внимание! Экстренное сообщение: в час пик обрушился мост неподалеку от Галлиполиса, штат Огайо. Подробности по мере поступления…» Мост неподалеку от Галлиполиса, штат Огайо? Это может быть только Серебряный мост длиной свыше двухсот метров, соединяющий Галлиполис с Пойнт-Плезентом (Западная Вирджиния). Тринадцать месяце» подряд в этом Пойнт-Плезенте происходило что-то очень странное. Более сотни человек были до смерти напуганы каким-то огромным чудовищем с горящими красными глазами. Оно походило на человека, имело рост более двух метров и огромные сложенные крылья. Его прозвали Мотыльком, и вы можете прочесть об этом в книге Джона Кила «Пророчества Мотылька».

Однако это не все: в течение всего лета люди видели неопознанные летающие объекты, и очевидцев можно было исчислять десятками. Появлялись какие-то странные люди, одетые в черное и, по-видимому, незнакомые не только с местностью, на которой они находились, но и с самой планетой. Они ходили по грязи, но их обувь оставалась совершенно чистой, их лица были странно схожими, даже в сорокаградусный мороз они носили легкую одежду, а их разговор напоминал ускоренную фонограмму.

Жил в Пойнт-Плезенте некто по имени Индрид Коулд, по крайней мере, он сам так назвался. Коулд всех уверял, что прилетел с планеты Ланулос, в его распоряжении был черный фольксваген, временами он пользовался каким-то космическим кораблем и кроме того не скупился на странные и неуместные рассказы. Были какие-то черные кадиллаки, которые исчезали, как только кто-нибудь начинал их преследовать. Их номера оказались фальшивыми, и никакой компьютер не мог определить их хозяев. Раздавались какие-то странные телефонные звонки, появлялись призрачные фотографы, телевизоры просто неистовствовали. Некоторым жителям стало казаться, что в неистовство пришло буквально все вокруг.

Однако ни Мотылек, ни Индрид Коулд, ни кто-либо из пилотов НЛО ни словом не обмолвились о близящейся беде. И вот она грянула! Со всеми, кто видел Мотылька, в течение года происходило что-то странное: один полетел вниз вместе с обломками моста, других смерть нашла чуть погодя, некоторые развелись, кто-то начал страдать упадком сил и был вынужден надолго лечь в больницу, несколько человек покончили с собой. Когда рушился мост, над Пойнт-Плезентом можно было наблюдать двенадцать НЛО, и кроме того очевидцы говорили, что за два дня до катастрофы несколько человек довольно странного вида, обутые в далеко не зимнюю обувь, карабкались на мост. Есть ли тут какая-нибудь связь? Если эти странные существа знали о грядущем несчастье, если имели к нему какое-то отношение, почему не предупредили об этом?

Тот же самый вопрос напрашивается, когда вспоминаешь о событиях в Джонстауне. Почему, несмотря на многочисленные предсказания, сделанные многими экстрасенсами, никто не предупредил об этом ужасном самоубийстве, а может быть, просто резне? Думаю, мы без труда найдем ответ, если немного глубже вникнем в то, что означают эти предсказания.

Знаете ли вы, что шесть разных экстрасенсов с ошеломляющей точностью предсказали, когда будет поймана небезызвестная Патриция Херст? Известно ли вам, что в мире не раз предсказывали смерть братьев Кеннеди и Мартина Лютера Кинга? Складывается впечатление, что такого рода предсказания, кем бы и где бы они ни были сделаны, исходят из какого-то одного источника. Наверное, где-то действует целый синдикат, специализирующийся на предсказаниях! Нередко одни и те же пророчества поступают через различные экстрасенсорные каналы. Их возвещают медиумы и мистики, экстрасенсы и астрологи, представители автоматического письма, созерцатели хрустального шара, спириты и космические контактеры. Ясно, что все они связаны с одним и тем же источником. Пилоты НЛО и существа, появляющиеся во время спиритических сеансов, представляют собой часть одной гигантской системы. Эта связь бесспорна. По сути дела, любое такое общение (будь то общение медиума с миром духов, связь, возникающая в момент переживания предсмертного опыта, связь между контакторами и пилотами НЛО, хилерами и их духовными наставниками) предполагает причастность к невидимому миру, в котором царствуют те же злые духи, падшие ангелы и демоны. Они просто учитывают, как и что надо говорить в зависимости от того, кто их будет слушать.

Нередко формулировки экстрасенсорных предсказаний не отличаются друг от друга, даже если эти предсказания передаются по разным каналам. Это верно не только по отношению к нашей стране; такое наблюдается по всему миру. Зачастую конструкция сообщений выглядит одинаково, независимо от того, на каком языке они передаются. Нам остается признать, что у всех этих предсказаний один источник, и если это сам сатана, то нет ничего удивительного в том, что никто не захотел предсказать ни крушение Серебряного моста, ни трагедию в Джонстауне. Сатана искренне любит несчастья, и чем больше жизней ему удается оборвать, тем ему приятнее.

В 1967 году предсказывали общегосударственный кризис, постепенное сползание Нью-Йорка в океан, убийство папы Иоанна Павла II, авиационные катастрофы, общенациональные потрясения, несчастье на реке Огайо, исчезновение премьер-министра Австралии, а также взрывы в Москве. Все это действительно произошло, за исключением общенациональной катастрофы, убийства папы и сползания Манхэттена в океан. Не удалось определить и какого-либо конкретного бедствия на реке Огайо, вследствие чего можно говорить об этом предсказании лишь в широком смысле. Время бедствий связывалось (и, быть может, вполне умышленно) с общегосударственной катастрофой. Вам понятен рисунок происходящего? Одни предсказания сбываются, другие — нет. В общем и целом те из них, в которых предсказывается что-либо менее значительное, почти всегда оказываются точными, а что касается масштабных пророчеств (например, сползание Манхэттена), то вероятность их осуществления близка к нулю. Почему? Знают ли духи будущее, или это им неподвластно? Если у них есть гигантский пророческий синдикат, то почему его предсказания не всегда сбываются? Суть в том, что будущее духам неведомо, ибо его знает только Бог. Когда же Он открывает его через Своих пророков, их предсказания всегда сбываются. Тот, кто руководит пророческим синдикатом, не знает будущего, но хорошо представляет то, что ему нужно. У предводителей этого центра наверняка есть свой план будущего развития событий, которому они непременно следовали бы, если бы могли. Не забывайте, что, ограничив их возможности, Бог позволяет им идти лишь до определенного предела. Однако внутри очерченных Богом границ они могут содействовать возникновению многих несчастий. Не так уж сложно разрушить обветшавший мост или устроить авиакатастрофу, если Бог им не противодействует. Нередко они узнают секреты многих браков и разводов, поскольку могут подслушивать самые сокровенные разговоры. Они присутствуют в наглухо закрытых комнатах, где вынашивается план преступления, и люди, находящиеся под властью демонов, нередко просто не могут не совершать убийств. Однако падшему ангелу и его помощникам не под силу сделать так, чтобы Манхэттен или Калифорния сползли в океан, и потому ничего такого никогда не произойдет, если Бог этого не позволит.

Теперь вы понимаете, почему в своих предсказаниях экстрасенсы в основном касаются женитьб и разводов, авиакатастроф и убийств. Падший ангел предсказывает только то, что, как ему кажется, он вполне может исполнить, однако этим мошенникам просто не под силу идти в ногу с величавой поступью пророчества, которое вы находите в Библии, которое касается всего мира и живущих в нем народов и которое предсказывает будущее с неопровержимой точностью!

Однако погодите — разве мы не знаем, что порой и дьявол пытается предсказать нечто глобальное, например, конец света? Да, это так. Возьмем, например, Чарльза Лафхеда, который, работая штатным врачом в Мичиганском университете, вступил в контакт с таинственными разумными существами, утверждавшими, что они — пришельцы из космоса. Через Лафхеда поступило много не слишком значительных предсказаний, которые сбывались полностью, и вот настало время для серьезного пророчества. Мир должен расколоться надвое: Атлантическое побережье поглотит океан, и такая же судьба постигнет Францию, Англию и Россию. Останется лишь горсть избранного народа, который спасется на космических кораблях. Потрясенные точностью всех предшествующих пророчеств, Лафхед и его друзья и к этому отнеслись очень серьезно. Сам доктор сделал несколько сдержанных заявлений в печати, а затем 21 декабря, собравшись в каком-то саду, он и его друзья стали ждать спасения. Им было сказано избавиться от всего металлического, и они выбросили ремни с железными пряжками и застежками, ручки, зажигалки и даже обувь, если в ней был металл. С тех пор они ждут!

Такое случается вновь и вновь, и многие несчастные оказываются жертвами такой ситуации. На людей производит впечатление точность, с какой сбываются незначительные предсказания. Духи буквально заваливают их своими обещаниями, а затем ведут к гибели. Работа отходит на второй план, карьера приносится в жертву, семья разваливается, здоровье идет на убыль. Соблазненные духами уединяются и сидят, уставившись в стену; замешательство, стыд, опустошенность нередко ведут к самоубийству, безумию или ранней смерти.

Правила игры довольно просты: духи организуют исполнение незначительных пророчеств, а затем, когда человек начинает верить, что они действительно знают будущее, предсказывают нечто великое и оставляют своих доверчивых последователей стоять где-нибудь на холме в ожидании космического корабля, который никогда не прилетит. Эта игра довольно жестока, и, образно говоря, ее можно сравнить с тигром, который прячется за символической дверью, какой являются полученные вами предсказания. Однако это еще не все. Последствия такой игры отрицательно сказываются и на тех, кто в ней не участвует. Глядя, как один за другим рушатся грандиозные предсказания, человек решает вообще ничему не верить, даже библейскому пророчеству, не понимая, что именно здесь он совершает серьезную ошибку.

Почему все эти экстрасенсорные мошенники преуспевают в своем обмане? Одна из причин сводится к тому, что все обманутые просто не знают, чему учит Библия, хотя могли бы и знать. Кроме того, зная, они все равно отвергают сказанное Писанием. Апостол говорит, что многие люди будут жестоко обмануты только потому, что сами отвергли истину: «И со всяким неправедным обольщением погибающих за то, что они не приняли любви истины для своего спасения. И за сие пошлет им Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи» (2 Феc. 2:10, 11).

Это не значит, что источником заблуждения является Бог. Суть в том, что когда человек решительно и бесповоротно отвергает истину, Бог допускает, чтобы сатана наслал на него свои заблуждения.

Вторая причина, приводящая к обману, заключается в том, что люди полагают, будто все сверхъестественное исходит от Бога. Послушайте, что говорит по этому случаю апостол: «И тогда откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего — того, которого пришествие, по действию сатаны, будет со всякою силою и знамениями и чудесами ложными» (2Феc. 2:8, 9). В последние дни «действие сатаны» будет включать в себя всевозможные ложные чудеса. К этому необходимо хорошо подготовиться, и если мы по-прежнему будем думать, что все чудеса непременно совершаются Богом, мы попадем в безвыходное положение!

Третья причина — это легкомыслие людей, ибо они не слишком серьезно думают о своей безопасности. Что я имею в виду? Все очень просто: есть люди, которые превращают свои дома в крепости, оснащая их засовами и замками. Стремясь защитить себя от разного рода маньяков и убийц, они спокойно позволяют демонам, принявшим обличье умерших родственников, духовных наставников, врачевателей или кого-либо еще, проникать в их жилище и овладевать всею их жизнью, причем эти люди даже не задаются вопросом, можно ли им доверять и что они собой представляют. Полнейшее безрассудство!

Четвертая причина сводится к следующему: кое-кому кажется, будто все, чему нас учат демоны, более привлекательно, нежели простая истина. «Дух же ясно говорит, — пишет апостол Павел Тимофею, — что в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духам обольстителям и учениям бесовским» (1 Тим. 4:1).

Истина кажется таким людям неинтересной, и вдобавок требует самоотдачи. С другой стороны, их волнует мысль, что они якобы общаются с умершими родственниками или пришельцами из космоса. Да и демоны ничего от них не требуют — надо только подчинить им свой разум и стать их рабами на всю жизнь, однако рабская зависимость обнаруживается слишком поздно. Чему учат демоны? В чем суть бесовских наставлений? Согласно спиритизму:

1) возможно общение с умершими;

2) человек никогда не умирает, то есть, по сути дела, он бессмертен и просто не может умереть;

3) человек в состоянии уподобиться Богу или стать Самим Богом, так как божество находится внутри каждого из нас;

4) в будущем нас не ждет никакой суд;

5) в момент смерти все мы направляемся в одно и то же место, где бы оно ни находилось и как бы мы ни жили;

6) в будущей жизни у человека появится возможность исправить те ошибки, которые он совершил в этой.

Таковы характерные особенности учения, которое исповедует падший ангел. Их нетрудно распознать, если вы сохраняете бдительность. Однако какие планы сатана вынашивает? Какую цель преследует его пропаганда? Думаю, что скоро вы это узнаете.

В мае 1967 года датчанин Кнуд Вейкинг начал получать телепатические сообщения, содержащие несколько пророчеств, которые впоследствии сбылись. Затем ему было сказано, чтобы он построил бомбоубежище и приготовился к разрушительной войне, которая начнется 24 декабря. Вейкинг все сделал. За каких-то три недели ему вместе с друзьями удалось соорудить укрытие стоимостью в тридцать тысяч долларов. Двадцать четвертого декабря они залезли в бомбоубежище и стали ждать.

Надо сказать, что ясновидящий датчанин был не одинок в своем тревожном ожидании именно этой даты. Во всем мире медиумы, экстрасенсы и контактеры получали сходные сообщения. Все ждали, что 24-го свершится что-то небывалое. В полночь на небе появится огромное зарево, и это станет началом!

Когда срок прошел, американская печать подняла на смех незадачливого датчанина, однако у Кнуда Вейкинга нашлось свое объяснение. Он сказал, что получил следующую весть: «Две тысячи лет назад я поведал тебе о том, что приду. Если бы ты читал свою Библию немного внимательнее, ты постиг бы повествование о женихе, который не пришел, когда его ждали. Бодрствуй, чтобы тебя не застали со светильниками, в которых нет масла. Я сказал тебе, что приду внезапно и скоро». Выть может, это и замышляет падший ангел? Быть может, он хочет вместе со своими ангелами во что бы то ни стало устроить свое второе пришествие и сделать это раньше Христа? Может быть, они на пробу расставляют и испытывают свои сети, чтобы проверить, прочны ли они? Может быть, пилоты НЛО просто репетируют пришествие кого-то гораздо более значительного? Вполне возможно.

Помните Лафхеда и его последователей, ожидавших конца мира? Помните, как из Орегона исчезли двадцать человек, потому что им обещали, что на НЛО они совершат путешествие в лучший мир? Были и другие, соблазненные духами, и вполне возможно, что их станет еще больше.

Имейте в виду: все, чему мы являемся свидетелями и что происходит где-то на втором плане, предполагает работу чего-то гораздо более значительного, нежели НЛО. Летающие тарелки — это только видимость, за которой сокрыт таинственный мир духов. Быть может, НЛО вообще не играют никакой роли в том, чтобы заставить нас поверить в лжехриста и убедить в его якобы втором пришествии. Я не знаю, так это или нет, но уверен, что кто-то будет выдавать себя за Христа, и, зная об этом, не удивлюсь, если здесь какую-то роль сыграют и НЛО. Зачем врагу вводить в заблуждение миллионы людей, если он сам не намерен включиться в это дело и не собирается использовать в своих целях их интерес к внеземным цивилизациям? Тысячелетиями падший ангел играет в эту игру, выдавая себя за другого: за тех, кто умер и кто еще живет, за пришельцев из космоса, за вождей и советников. Вы думаете, что он не поднимет планку и не станет выдавать себя за Иисуса? Поклонение — вот чего он хочет и вот какова конечная цель той предательской игры, которую он затеял!

В книге «Великая борьба» Елена Уайт описывает это так живо, словно все происходит на ее глазах: «Заключительным актом великой драмы обольщения станет попытка сатаны выдать себя за Христа. Церковь давно заявляла, что ожидает пришествия Спасителя как исполнения своих надежд. Теперь великий обманщик создаст видимость пришествия Христа. В различных частях мира сатана будет появляться среди людей в виде величественного существа, окруженного ослепительным блеском, напоминая собой Сына Божьего, описанного Иоанном в Откровении… Слава, окружающая его, превзойдет все, когда-либо виденное человеком. Торжественные возгласы наполнят воздух: «Христос пришел! Христос пришел!» В величайшем восхищении люди падут пред ним; он поднимет руки и благословит их, как это делал и Христос, будучи на земле. Голос у него мягкий и приглушенный и вместе с тем мелодичный. Словами, полными мягкости и сострадания, он повторяет некоторые из тех благодатных небесных истин, сказанных когда-то Христом; он исцеляет болезни людей и затем, подражая Христу, объявляет, что перенес субботу на воскресенье… Какой сильный и почти непреодолимый обман!»

Теперь вы видите, что происходит? Видите, куда идет этот мир? Видите, что для миллионов людей искусно готовится чудовищное мошенничество? Сейчас, когда самый главный мятежник репетирует будущие события, он позволяет своим пособникам разыгрывать из себя спасителей, однако, когда начнется серьезное дело, будьте уверены — главную роль он оставит за собой. Ведь именно он хочет поклонения, и он его получит: почти весь мир преклонится перед ним, поверив, что это Христос, а не сатана в обличье Христа. Как прискорбно осознавать, что миллионы людей отвергнут Книгу, которая могла бы спасти их, увлекутся трюками, которые будет показывать враг, заинтересуются лживыми феноменами, которые он сумеет произвести, добровольно отдадут ему свой разум и тело, чтобы в конце концов оказаться у ног замаскировавшегося обманщика. И назад дороги уже не будет!

Помните Фрэнсиса Гарри Пауэрса, сбитого над Россией? Он остался жив, вернулся в США и несколько лет спустя пилотировал вертолет, собиравший телевизионный материал для Эн-Би-Си в Лос-Анджелесе. В тот год было много пожаров, и он вместе с оператором готовил выпуск о большом пожаре в Санта-Барбаре. Летая над ущельями, летчик и оператор были поражены фантастическими картинами, которые предполагалось показать в вечерних новостях. Они настолько увлеклись, что совсем позабыли, сколько горючего осталось в бензобаке. Вертолет рухнул на вспаханное поле в двух милях от аэропорта — оба погибли.

Дорогой друг, сегодня как никогда важно знать и быть готовым к тому, что делает падший ангел. Не знать — значит подвергать себя опасности; однако, даже располагая правильной информацией, вы можете ввергнуть себя в трагедию, если, с головою увлекшись наблюдением за странными, гипнотизирующими огнями, зажженными врагом, забудете, какова наша связь с Господом Иисусом — Источником всякой силы. Мы уже совсем недалеко от аэропорта, час завершения полета близок. Глупо, если мы потерпим неудачу именно сейчас, и наша единственная гарантия безопасности — любить Иисуса и сознавать, что делает падший ангел.

Потрясающее завершение

Бог, наверное, любит многоцветные, впечатляющие картины. Он ярко раскрашивает вечернее небо и творит красоту, которую художники пытаются запечатлеть на своих полотнах. Бог создает стеклянное море, чтобы в нем яркими красками отражался Его престол, от вида которого захватывает дыхание. Улицы Он устилает золотом, а не бетоном, а ветер со сполохами молний и гулкими раскатами грома превращает в прелюдию Своего пришествия. У Него столько галактик, что ни один компьютер не может их сосчитать, и не оставить ли Ему пустой хотя бы одну из них, чтобы на радость Себе и нам устроить там грандиозный фейерверк? Однако наиболее впечатляющее Бог припасает на самые черные дни и прячет в людских сердцах. А потом снова начинает замышлять потрясающее окончание того, что мы называем временем, ибо все это вскоре Ему действительно понадобится.

Происшествие случилось 14 июня 1975 года. Скинув обувь и плотно пристегнув ремни, восьмилетний Марри и шестилетняя Рослин весело резвились на заднем сиденье аэроплана, когда мотор неожиданно заглох и самолет упал в пустынном районе Австралии. С детьми ничего не случилось, но, посмотрев на родителей, они увидели, что отец, потеряв сознание, неподвижно лежит в кресле пилота, а мать зажата кабиной. Как сейчас Марри помнит отчаянный крик матери: «Бери Рослин и бегите за помощью! Не останавливайтесь нигде!»

Свою обувь дети так и не нашли и потому пустились в дорогу без нее. Двенадцать часов, спотыкаясь, они босиком брели по горному склону, кишащему змеями, ни на секунду не забывая, что где-то в мглистом лесу остались их покалеченные и истекающие кровью родители. «Укрепи нас, Боже!» — молились ребятишки вновь и вновь.

Фермер заметил их на пастбище, в тридцати километрах от места падения самолета. «Совсем дети, — говорил он. — Я не мог поверить своим глазам». Они дрожали от холода, их одежда была изорвана, тела сильно исцарапаны, ноги разбиты в кровь.

«Девчушка держалась молодцом, — продолжал фермер. — У нее в руке была маленькая сумка, а в той — щетка и расческа. Подойдя ко мне, мальчик сказал, что надо как-то помочь их родителям. Это был самый храбрый мальчонка из всех, каких я когда-либо встречал. Его ноги были в страшных ссадинах, но он и не думал об отдыхе. Помочь родителям — вот что он помнил каждую секунду».

«Быть может, вам покажется, что двенадцать часов не так уж и много, — говорил руководитель спасательной группы, — но не надо забывать, что здесь самая суровая местность. Кругом густой лес, а в кустах полно ядовитых змей и пауков. Думаю, что дольше ребята здесь просто не протянули бы».

А вот как рассказывала об этом испытании Рослин: «Мама сказала, чтобы мы держались и искали помощи. Стоял густой туман, и мы не знали, куда идем. Из земли торчали огромные корни, и я постоянно спотыкалась. Земля была очень твердой. Когда мы сели в аэроплан, мама сказала, чтобы мы сняли обувь, потому что так будет удобнее, а когда упали, то не смогли ее отыскать. Когда мы шли, ногам было очень больно: кругом камни, и я разбила все пальцы».

«Мы очень боялись, — продолжала она. — Отовсюду раздавались какие-то странные шорохи, а один раз совсем рядом с нами в кустах что-то громко зашелестело, и я закричала. Марри держался просто здорово. Он обнял меня и сказал: «Не бойся, я не дам тебя в обиду»».

«Я очень боялся, — рассказывал Марри, — но не хотел, чтобы Рослин это заметила. Я просто каждую секунду думал о маме и папе и о том, как же помочь им. Я никогда не ходил на такое большое расстояние… Очень плохо, что не было обуви. Рослин то и дело спотыкалась и вскрикивала, и порой я разрешал ей немного полежать».

До места катастрофы поисковики добрались слишком поздно, и Марри, плача, повторял: «Я лишь хочу, чтобы мама и папа знали: мы сделали все, что могли!»

Как все это похоже на то, что сделал Иисус! Человечество и вся планета, которую Он создал, оказались в большой беде. Самостоятельно люди выжить уже не могли, и тогда Он сказал: «Отче, я пойду туда». «Иди, Сын, — ответил Отец, — и будь стойким до конца!» Он оставил Свой царский венец, хотя знал, что с венцом было бы легче прожить, но Он решил быть стойким во всем и до конца. Он думал только о том, чтобы помочь, чтобы спасти вас и меня, и вновь и вновь молился: «Укрепи Меня, Отче!»

И вот Христос пришел в Вифлеем! Когда Ему было двенадцать лет, Он вошел под своды великолепного храма. Там Он впервые увидел, как, возложив на алтарь невинного ягненка, священники приносили его в жертву. Иисус был зачарован увиденным: во всем обряде крылось что-то таинственное, что-то такое, что, как ему казалось, имеет отношение к Его жизни. И внезапно Он прозрел. Ему стал ясен смысл происходящего: Он Сам должен стать Агнцем, Невинной Жертвой за людские грехи, стать Тем Путем, Который приведет погибшее человечество к спасению. Вот для чего Он пришел в этот мир! Путь Его лежал на Голгофу, но Он думал только о тех, кто погиб, понимая, что Ему надо идти, ибо Он — Агнец.

Каков будет наш конец — зависит от нас с вами. Мы можем оказаться под обломками этой потерпевшей крушение планеты, но, быть может, все закончится таким потрясающим спасением, которое только можно себе представить и которое непременно совершится, если мы этого захотим! Когда же все кончится, когда последний человек сделает свой выбор, когда миллионы землян решат погибнуть вместе с этой планетой, тогда — я вижу это — Спаситель, наверное, скажет: «Отче, Я лишь хочу, чтобы они знали: Я сделал все, что мог!»

Разве мы не знаем, какое зрелище способно захватить нас? Голгофский крест — вот самое потрясающее событие всех времен. На Голгофе Бог дал самое невероятное свидетельство перед судом Вселенной, опровергнув обвинение тех (и первым среди них был сатана), кто хотел доказать, что человечество брошено Им на произвол судьбы.

Если вы хотите увидеть нечто потрясающее, вам не придется ждать долго: скоро Бог окажет вам такую услугу. Сначала Он позволит сатане совершить все чудеса, на которые тот способен, а потом начнет Свое чудотворение, и тогда все сатанинское потуги покажутся жалким трюком.

Невозможно описать тот день, когда Господь явится во всей Своей силе. Когда Он действительно станет править на той земле, все наши хваленые мегатонны атомных зарядов покажутся жалкими хлопушками, а сатане ничего не останется, как только смотреть на могущество Бога, застыв от изумления, безнадежности и страха. Прибегнув ко всем своим проделкам, падший ангел может повредить и застопорить несколько моторов, но Бог властен остановить историю! Стремясь удержать нас в своей власти, сатана описывает вокруг человека многочисленные круги, но Бог способен без усилий преодолеть даже земное притяжение и увлечь Свой народ на небеса, туда, где находится Его жилище. Сатанинские НЛО могут выжечь небольшой участок земли, но от Божьего присутствия дымятся и рушатся горы! Стремясь ввести человека в заблуждение, сатана в состоянии только совлечь огонь с неба, но Бог Своим огнем может разрушить эту землю, а затем снова создать ее. У сатаны хватит сил сделать так, что на куске фотопленки проступит какой-нибудь таинственный облик, однако Бог способен начертать Свой образ в человеческих сердцах! Сатана может разрушить человека, но Бог властен возродить его, а ведь преображенная жизнь — самое большое чудо во всей Вселенной!

Жизнь преданного христианина — это нечто такое, что постоянно заставляет удивляться. Это последовательная цепь чудес, и Божьи часы не отстают ни на минуту. Бог никогда не запаздывает, и ничто не может застать Его врасплох. Нам нет нужды беспокоиться о том, как Бог распределяет Свое время. Он вновь и вновь демонстрирует нам, что Его провидение контролирует ситуацию даже тогда, когда малейшее дуновение ветра готово сбить путешественника с пути, а какое-то невысказанное слово или что-то на первый взгляд незначительное — воспрепятствовать Божественному замыслу. Откуда я это знаю? Да просто я сам убеждался в этом несчетное количество раз! Хотели бы вы увидеть, как Бог сотворил наш мир?

Он сказал лишь слово (см.Пс. 32:6, 9), и этого было достаточно, чтобы возникла Вселенная, которую Он «повесил… ни на чем» (Иов 26:7). Мне нравится красочное описание этого события, сделанное Шадраком Локриджем: «Утверждаясь ни на чем, Он простирает руку в ничто, извлекает из него нечто и, утверждая ни на чем, повелевает стоять неколебимо… Утверждаясь ни на чем, Он обрушивает молот Своей воли на наковальню всемогущества, кончиками пальцев улавливает искры и затем бросает их в пространство, украшая небо звездами!»

Как бы там ни было на самом деле, это непременно было потрясающе!

А затем наступил день потопа. Никакое наше даже самое фантастическое воображение не в силах помочь нам понять, что же тогда произошло. Из сплошных, непроницаемых туч обрушивается мощный ливень, потоки воды устремляются на землю, все небо в молниях, горы вздымаются и падают, ревет ветер, полыхает огонь, извергаются вулканы, накатываются друг на друга волны прилива, содрогаясь, земля разламывается на куски. Ужасная катастрофа, пережить которую смогли только восемь человек!

Сначала я хотел сказать, что все мы имеем прекрасную возможность увидеть впечатляющее завершение истории, то есть возвращение Иисуса на эту землю. Однако вряд ли я был прав — такой возможности не будет и не будет никаких зрителей, потому что все люди до единого человека будут вовлечены в происходящее всем своим существом, и все это коснется каждого!

Обратимся к описанию дня Господня, начертанному боговдохновенным пером: «В полночь Бог явит Свою силу для освобождения Своего народа. Засияет солнце ослепительным блеском. Чудеса и знамения будут сменять друг друга. Безбожники с ужасом и изумлением смотрят на все это, между тем как праведники следят за признаками своего избавления с торжествующей радостью. Кажется, что все в природе изменило свое обычное течение. Реки остановились. Темные, тяжелые тучи, надвигаясь, сталкиваются между собой. Посредине разгневанного неба виднеется полоса неописуемой славы; оттуда слышится голос Божий, подобный голосу множества вод, «говорящий: совершилось!» (Откр. 16:17).

От этого голоса содрогаются небо и земля. Происходит великое землетрясение… Небо, кажется, разверзается и сжимается. От престола Божьего пробивается сияние славы Божьей. Горы качаются, как тростник, колеблемый ветром, и обломки скал разлетаются во все стороны. Слышен как бы рев приближающейся бури. Разъяренное море волнуется. Нарастает гул страшного урагана, напоминающий голос демонов, совершающих свою губительную работу. Вся земля вздымается и опускается, как волны морские. Ее поверхность трескается, основания ее потрясены. Горные цепи погружаются в море. Обитаемые острова исчезают. В разъяренных волнах исчезают прибрежные города, в своем нечестии подобные Содому… Огромные каменные градины, каждая «величиною в талант», совершают свое дело истребления… Самые высокомерные города земли превращаются в развалины…

Небо пронизывают грозные молнии, окутывающие землю, словно огненным покрывалом. Перекрывая устрашающие громовые раскаты, раздаются таинственные, страшные голоса, предвещающие участь нечестивых… Те, кто еще совсем недавно был так беспечен, дерзок и высокомерен… теперь охвачены страхом и дрожат от ужаса. Их вопли заглушают шум разбушевавшихся стихий. Демоны признают Божественность Христа и трепещут перед Его властью, между тем как люди взывают о милости и ползают по земле в безотчетном страхе…

Через просвет в тучах сияет звезда, и блеск ее среди окружающего мрака кажется особенно ярким. Она вселяет надежду и радость в верных детей Божьих, а нарушители Закона Божьего видят в ней предвестницу Божьего гнева…

Вскоре на востоке появляется небольшое темное облако величиной вполовину человеческой ладони. Это облако окружает Спасителя, издали оно кажется окутанным мглой. Народ Божий знает, что это знамение Сына Человеческого. В торжественном молчании они следят за тем, как оно приближается к земле, становясь все ярче и ослепительнее, пока наконец не превращается в огромное белое облако, в основании которого — слава, подобная всепоглощающему огню, и над облаком — радуга завета. Иисус нисходит как могущественный Победитель… Бесчисленное множество святых ангелов, поющих прекраснейшие небесные гимны, сопровождают Иисуса… Человеческое перо не в состоянии описать это зрелище; смертный разум не может постичь его величия и красоты»[1}.

Да, такое описать действительно невозможно! Но знаете что? Голгофский крест потрясает еще больше, чем возвращение Иисуса. Его возвращение можно понять, а вот Голгофу — никогда. По крайней мере, не до конца. Это не под силу человеческому разумению, равно как и ангельскому. Даже обитателям непадших миров это не под силу! Голгофа — самый трагичный день во всей истории. Подумайте — люди пригвоздили ко кресту своего Творца! Но в то же время Голгофа—и день великой радости. Люди даже не подозревали, что тогда произошло, но суть дела знали ангелы. Когда они услышали, как, будучи уже на кресте, Сын Божий сказал: «Совершилось!», они поняли, что эти слова значат для всей Вселенной. Как бегун-марафонец, Иисус достиг финишной черты, пересек ее и упал за ней мертвым. Он умер, но добежал. Он достиг финиша, ни разу не согрешив. Никакое искушение, никакое испытание Его веры и терпения, никакие проделки врага ничуть не запятнали Его. Это был совершенный Спаситель!

Но люди, люди, к которым Он пришел, чтобы спасти их, не захотели этого. Давайте попробуем представить, какая трагедия могла бы произойти, если бы Марри и Рослин, разбив ноги в кровь, пришли раньше, а поисковая группа вовремя нашла их родителей, и люди услышали бы от них, что те не желают никакого спасения. И все это после того, как столько сил было затрачено, чтобы их найти и вызволить из беды! А ведь кое-кто из нас именно так и отвечает нашему Господу.

Он прошел несоизмеримо больше, чем двое преданных родителям малышей. Тридцать три года Он ходил по земле, кишащей змеями, и, когда вернулся наконец к Отцу, на Его руках и ногах навсегда остались рубцы от ран, потому что Он, не ведая страха, пытался нас спасти. Неужели после всего этого мы скажем, что нам не надо никакого спасения?

Тридцать три года! Иисус никогда не поворачивал назад, хотя порой был так изможден и слаб, так подавлен и немощен, что ангелы на какой-то миг давали Ему отдохнуть на своих руках; но Он постоянно помнил о вас и обо мне и знал, что обязан продолжать путь. Это был Божий Агнец, предназначенный для тяжелого грубого креста, воздвигнутого за иерусалимскими стенами. Вашего креста. И моего!

Друг мой, если ты позволишь Иисусу завоевать твое сердце, ты обретешь полную безопасность!

ЧАСТЬ III: ПРОЩАНИЕ НЕ НАВСЕГДА

Прощание сегодня еще не конец

Почему?! Как дым судного дня, над нашей встревоженной планетой непрестанно возносится этот вопрос. Это крик миллионов людей. Глядя на нашу землю, Бог видит, что она — не буйство красок и песнопений, но симфония рыданий и слез. Разве Он забыл о нас? Разве Его не печалит, что этот мир становится кладбищем во Вселенной? Быть может, мы — всего лишь пепел, позабытый где-то на краю ничего не значащей галактики? Мир, до которого никому нет дела?

Во время одного из моих путешествий по старому Иерусалиму мне показали вершину горы, где по преданию Авраам когда-то стоял вместе со своим сыном Исааком. Я попытался это представить. Вот Авраам: в поднятой руке он сжимает нож — он готов отдать своему Богу все, что у него есть. И вот ангел, останавливающий эту руку.

Пятнадцать веков спустя, почти на том же месте, Бог Вселенной смотрел, как умирает Его Сын. И не было ангела, готового остановить руку смерти. И никого другого, кто мог бы крикнуть: «Довольно!»

Думали ли вы об этом, когда читали ту библейскую историю? Быть может, и вы до последнего надеялись, что кто-то остановит руку смерти? Надеялись, чтобы в конце концов лишь разочароваться?

С почтением говорю, что теперь у вас и у Бога есть что-то общее. Он дает вам крест, который сначала понес Сам. Взирая на Голгофу, вы никогда не сможете сказать, что Он ничего не понимает и не проявляет никакой заботы! И поэтому, открывая древнюю Книгу, которой нередко пренебрегают, я хочу вселить в вас надежду и утешить. Но в то же время я намерен дать вам нечто большее. Я хочу познакомить вас с Личностью! Ведь вы кого-то потеряли, и только другая личность может заполнить опустевшее место. Одно дело, когда ты держишься, видя, что друзья разделяют твою ношу, и совсем другое — когда вынужден тащить ее, не чувствуя никакой поддержки со стороны. Я познакомлю вас с Личностью. Это Иисус Христос. Его знал Давид, сказавший: «Если я пойду и долиною смертной тени; не убоюсь зла, потому что Ты со мною» (Пс. 22:4).

Бог сказал устами пророка Исаии: «Будешь ли переходить через воды, Я с тобою, — через реки ли, они не потопят тебя; пойдешь ли чрез огонь, не обожжешься, и пламя не опалит тебя» (Ис. 43:2).

Разве нельзя довериться Такому Богу? Вы знаете, что порой горе так сильно, что возникает искушение остановить Божью десницу. Друг мой, не делай этого. Не надо! Послушай, что сказал поэт:

Не касайся Его руки! Пусть Мастер живописует. Ведь то, что ты хочешь сделать, Только испортит картину, Которую Он рисует. Ведь ты не знаешь, что Он замыслил Сделать из тебя. Своим неловким прикосновением ты легко можешь Перемешать все краски и опрокинуть мольберт. Не касайся того, что Он делает. Ты боишься, что если не удержишь Его, Он все испортит. Подожди! Не касайся Его руки! Ибо Он — Бог, Он мудр, Он — любовь!

Да, друг мой, подожди! Ты можешь довериться Такому Богу!

Настанет день, когда мы увидим, что порой печаль — лишь завеса, за которой Бог скрывает Свою славу, когда Он совсем рядом. Там, где теперь мы видим лишь смятение, где горечь утрат и крушение идеалов, мы узрим прекрасное, гармоничное совершенство. Скоро наступит день, когда мы увидим, что Бог лучше всех знает, как ответить на нашу молитву.

В Слове Божьем сокрыто нечто гораздо большее, чем простое сочувствие. Иисус не просто сказал «Блаженны плачущие» и прошел стороной. Он в открытую встретил смерть — и эта встреча не была бесплодной!

Вернемся на девятнадцать столетий назад: вот Он идет по каменистой тропе, протянувшейся за небольшой палестинской деревней. По булыжной мостовой, медленно выходя из ворот, навстречу движется похоронная процессия. Рядом с неподвижным телом сына, который когда-то был гордостью и опорой, идет мать. Через несколько минут они встретятся: она, исполненная скорби, и Иисус. Может быть, Он остановится, чтобы утешить ее? Не только. Он воскресит сына и вернет его матери.

Таким был Иисус, и Его любовь была сильнее смерти. Никто не умер в Его присутствии. Просто не мог умереть. И Лазарь бы не умер никогда, если бы Иисус был рядом с ним. Его сестры знали об этом и потому повторяли: «Господи, если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой». И вот теперь, спустя четыре дня после того, как в их жизнь ворвалась смерть, Иисус пришел, чтобы ободрить скорбящих сестер. Как Он делал это? Как встречал смерть? Что говорил, чтобы утешить в такой час? Просто сказал: «Воскреснет брат твой». И Марфа поняла. Поняла, что Он хочет сказать. Когда-то они уже говорили об этом. «Знаю, — ответила она, — что воскреснет в воскресение, в последний день».

Воскреснуть в последний день. Такова надежда, сокрытая в Писаниях. Во всей Книге нет радостнее вести, чем эти простые слова: «Воскреснет брат твой». Но Он не мог ждать. Иисус не хотел ждать. Таким Он был и потому решил уже там и тогда показать, каким будет воскресение. «Лазарь! Иди вон», — сказал Он, и Лазарь вышел!

Да, Иисус постоянно призывал Своих последователей глядеть за горизонт этой жизни, смотреть за пределы этого дня, а потом, в самом чудесном и непостижимом событии всех времен, отдал Свою жизнь и через три дня вышел из гроба! В этот миг смерть была побеждена, и впервые в истории человек ощутил, как в его груди растет живая уверенность в том, что столь сокровенная, столь долго лелеемая надежда наконец-то сбылась. Мы снова увидим тех, кого потеряли, и снова сможем любить их!

Много столетий назад пророк Исаия сказал: «Оживут мертвецы Твои, восстанут мертвые тела!.. и земля извергнет мертвецов» (Ис. 26:19). «Оживут мертвецы Твои». Не значит ли это, что и твои мертвецы тоже оживут? Чудная весть! Исаия возвестил, что это возможно, но Иисус воочию показал это!

Верите ли вы, что Иисус воскрес из мертвых? Конечно верите, если вы христианин. Но если так, то запомните: те, кого вы любили и потеряли, воскреснут так же, как воскрес Христос! «Все это прекрасно, — скажет кто-нибудь, — но только не для меня. Дело в том, что мой сын, моя дочь в это не верят».

Откуда вы знаете?

Вспоминаю мать, которая положила все силы, чтобы правильно воспитать своего мальчика. Но он стал разбойником и в конце концов был казнен за свои преступления. Ему достался один из крестов, воздвигнутых на холме неподалеку от Иерусалима. Наверное, мать стояла рядом и плакала, и ее рыдания смешивались с шумом толпы. Быть может, она не слышала, как сын, в последний миг повернувшись к Тому, Кто умирал рядом, сказал: «Помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое!» Она, наверное, так никогда и не узнала об этом.

Не будьте же так уверены, что тот, кого вы любите, лишен надежды. Оставьте это Богу. Обратитесь к Писаниям и вкусите их утешения и надежды. Слушайте: «Потому что Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба, и мертвые во Христе воскреснут прежде; потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем. Итак утешайте друг друга сими словами» (1 Феc. 4:16—18). Разве может что-нибудь сравниться с этой вестью, разве есть лучшее ободрение?

Вообразите, если сможете: пронзая свод небес, Сын Божий нисходит по усеянному звездами пути, и Его сопровождают бесчисленные сонмы ангелов. Затем громоподобным голосом Он возвещает: «Пробудитесь! Пробудитесь для вечной жизни!» И ваши мертвецы это тоже слышат! Голос, призывающий к жизни тех, кого мы когда-то потеряли, разносится по всему миру. Семьи соединяются. Матери обнимают детей, которых смерть когда-то вырвала из их объятий. Чудный день единения!

Что это значит для вас? И для меня? Это значит, что за гранью этого дня есть что-то гораздо лучшее. Это значит, что смерть уходит!

Давайте немного подумаем. Что будет означать этот день для увечных, слепых, изможденных болезнью, устрашенных? «Тогда откроются глаза слепых, и уши глухих отверзутся. Тогда хромой вскочит, как олень, и язык немого будет петь» (Ис. 35:5. 6).

Но что это будет значить для тех, кто здоров и силен, для тех, кто любит жизнь и хочет жить? Для тела, измученного болезнью и страданием, смерть порой даже желанна, но для того, кто силен и молод, она означает лишь крушение надежд, разочарование и расставание со всеми своими честолюбивыми стремлениями. Но теперь на ее жало есть чем ответить. Не в научных открытиях, не в исследовании космоса, не в том, что может сделать человек, но в обетовании воскресения, которое дал нам Тот, Кто засвидетельствовал его возможность, — вот в чем наша надежда!

Вспоминается захватывающая параллель из рассказа об одном из самых значительных сражений в мировой истории — сражении Веллингтона с Наполеоном Бонапартом. Был один старый церковный служитель из Винчестерского собора, который не уставал рассказывать о том дне, когда весть о битве достигла Англии. Ее принес парусник, причаливший к южному побережью, и оттуда с помощью сигнальных флажков сообщение было передано на колокольню собора и далее по всему Лондону. Как раз в это время на гавань опустился густой туман. Народ с нетерпением следил, как флажки по слогам сообщали:

«ВРА-ГОМ О-ДЕР-ЖА-НА ПО-БЕ-ДА», и тотчас эта весть разнеслась по всему Лондону. Мрак и уныние окутали страну. На улицах начали возводить баррикады. В случае необходимости женщины и старики готовились стать на защиту родины прямо в полях и на улицах. Когда же туман рассеялся, сообщение прочитали еще раз: «НАД ВРА-ГОМ О-ДЕР-ЖА-НА ПО-БЕ-ДА». Можете себе представить, что произошло? Как огонь по сухой траве, всюду разнеслось ликование, и на фоне прежней новости оно ощущалось еще острее!

Чувствуете, что я хочу сказать? Разве этот пример не поясняет того, что произошло с учениками Иисуса, по-своему осмыслившими Его распятие? Раскаты грома рассеяли их скудную веру, и они поняли лишь одно: «СМЕР-ТЬЮ НАД ХРИ-СТОМ О-ДЕР-ЖА-НА ПО-БЕ-ДА». Когда друзья положили Его обмякшее, безжизненное тело в склеп, предоставленный Иосифом из Аримафеи, скорбь учеников стала еще сильнее. «Мы верили, что он искупит Израиль», — думали они. Им казалось, что они ошиблись: после всего случившегося можно было сказать, что Иисус — не долгожданный Спаситель.

Но когда забрезжил свет воскресного утра, событие, которого они не поняли, стало проясняться, и весь мир смог понять животворную и славную весть: «НАД СМЕР-ТЬЮ ХРИС-ТОМ О-ДЕР-ЖА-НА ПО-БЕ-ДА». Есть ли что-либо более радостное? Язык не в силах выразить, перо не в силах описать ту надежду, которую вселила в человеческие сердца эта правильно понятая весть. Мужайся, друг мой. Есть надежда, которая выходит за грань этого дня, и прощание сегодня — еще не конец, как ты думаешь, потому что, когда наступит утро воскресения, оживут и те, кого ты потерял!

Последний обман

Представьте, что вы встретили самозванца, который решил инсценировать второе пришествие, то есть создать впечатление, будто Христос уже вернулся на эту планету. Как вы думаете, что он будет делать?

Теперь мы знаем, что поставить данную инсценировку не так уж и сложно. Складывается впечатление, что есть люди, для которых не составляет никакого труда увлечь миллионы других людей. Когда уровень знакомства с Библией довольно низок, а степень доверчивости, напротив, слишком велика, нельзя быть застрахованным даже от того, что произошло в Джонстауне. По сути дела, все это не так уж трудно устроить.

Сформулируем вопрос иначе: что бы предпринял этот самозванец, чтобы одурачить того, кто знает Библию? Во-первых, ему, конечно, понадобится исполнитель роли Христа, и тут нет проблемы, поскольку сатана сам займется этим с радостью: ведь именно эту роль он репетировал тысячелетиями. Сможет ли он сделать так, что его никто не узнает? Удастся ли ему внешне походить на Христа, и сможет ли он сделать свой голос похожим на голос Иисуса, чтобы обмануть даже знающего Библию христианина? Да, все это он может подделать очень хорошо, ибо апостол Павел говорит, что «сам сатана принимает вид Ангела света» (2 Кор. 11:14). Если же вдруг ему понадобится сотворить какие-то чудеса, не забудьте, что, согласно книге Откровение, бесы могут делать и это (Откр. 16:14).

Итак, подделать второе пришествие можно, однако давайте остановимся. Пока мы выяснили только то, что сатана и его бесы при желании могут обмануть миллионы людей. Однако сформулируем вопрос точнее: что стал бы делать тот самозванец, то есть что стал бы делать сатана, чтобы в точности воспроизвести библейское описание Второго пришествия Христа?

Сатана обладает великой сверхъестественной силой. Он может менять обличья, может принимать вид любого человека или существа, творить чудеса, обманывать людей, но его возможности не безграничны, и он в состоянии злодействовать лишь до определенного предела. Если какой-то самозванец, пусть даже сам сатана, захочет инсценировать возвращение Христа, ему надо будет подняться на небо и спуститься оттуда на облаках, ибо Иисус сказал: «И увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою» (Мф. 24:30).

Это уже не так-то легко, для этого надо потрудиться. Но пойдем дальше.

Самозванцу придется заручиться поддержкой всех небесных ангелов, ибо сказано, что они вместе со Христом низойдут на землю (Мф. 25:31).

Вы полагаете, что верные Господу ангелы согласятся участвовать в затее мятежного самозванца? Однако дальше ситуация усугубляется еще сильнее. В книге Откровение о Втором пришествии сказано так: «Се, грядет с облаками, и узрит Его всякое око и те, которые пронзили Его; и возрыдают пред Ним все племена земные» (Откр. 1:7). Вот тут-то для любого самозванца возникают неразрешимые проблемы. Об Иисусе сказано, что когда Он будет возвращаться, «узрит Его всякое око». Его увидят все; не будет никого, кто не узнает об этом воочию или не услышит в новостях. Это значит, что Его увидят все и отовсюду, ибо сказано, что к событию будут причастны «все племена земные».

Я не знаю, как наш Господь сделает, что Его действительно «узрит всякое око» на земле (то есть не только восток и запад, но также север и юг), и всякий живущий воочию увидит, что происходит. Быть может, для этого понадобится каким-то образом управлять самой планетой, как-то по-особому вращать земным шаром. Разве это под силу какому-то самозванцу? Однако в стихе, который мы только что прочитали, есть еще кое-что. Там сказано, что когда Иисус возвратится во славе, Его увидят и те, кто распяли Его. Чтобы такое произошло, надо будет воскресить этих людей, а это означает, что из могил изыдут те, кто принял особо рьяное участие в смерти Иисуса. Может ли самозванец совершить подобное? Если он на деле захочет в точности воспроизвести второе пришествие, ему надо будет заручиться поддержкой самой природы, ибо сказано: «И из храма небесного от престола раздался громкий голос, говорящий: совершилось! И произошли молнии, громы и голоса, и сделалось великое землетрясение, какого не бывало с тех пор, как люди на земле. Такое землетрясение! Так великое!.. и города языческие пали… И всякий остров убежал, и гор не стало; и град, величиною в талант, пал с неба на людей» (Откр. 16:17—21).

Можно ли найти самозванца, у которого достанет сил совершить такое?

Однако и это еще не все. Посмотрим, как описывает Второе пришествие Христа апостол Павел: «Потому что Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба, и мертвые во Христе воскреснут прежде; потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем» (1 Фес. 4:16, 17). Разве сыщется самозванец, способный сделать так, что по всей земле разверзнутся могилы, и который затем призовет к жизни тех, кто умер, доверившись Господу? Нет!

Обратили ли вы внимание, что когда Иисус вернется, то Своими стопами Он даже не коснется земли? Он приблизится к ней ровно настолько, насколько близко будет к ней живое облако ангелов, сопровождающих Его. Он, конечно, будет находиться очень близко, достаточно близко, чтобы все смогли услышать Его голос и чтобы Он смог призвать мертвых к жизни, однако на землю Христос не ступит. Вспомните об этом, когда в каких-нибудь вечерних новостях вдруг услышите, что Христос уже вернулся и находится где-то в пустыне Аризоны, или когда пойдут слухи, что Иисус творит чудеса на Таймс-сквер. Вспомните, когда услышите, что существо, в котором многие признали Христа, только что вышло из кабины НЛО.

Теперь вы видите, как важно знать, каким будет возвращение Иисуса? Ведь в этом знании — единственная гарантия, защищающая нас от рокового заблуждения! Иисус предупредил, что настанут времена, когда появится много самозванцев и лжехристов. Он сказал, что они дадут великие знамения и чудеса, чтобы, если возможно, прельстить и Его избранный народ (Мф. 24:24). Однако, сказав об этом, Он добавил: «Итак, если скажут вам: «вот, Он в пустыне», — не выходите; «вот, Он в потаенных комнатах», — не верьте» (Мф. 24:26).

«Но, быть может, нам надо все это проверить? — спросите вы. — Быть может, надо пойти и послушать, чтобы узнать, Иисус это или нет?» Никогда не делайте ничего подобного, выбросьте из головы даже саму мысль об этом. «Вам не надо беспокоиться и выяснять, кто те люди, которые выдают себя за Христа, — говорит Иисус. — Не важно, как много чудес они совершили и сколько человек за ними последовало. Я сказал вам, каким будет Мое возвращение, и поэтому нет нужды обращать внимание на всякого, чей приход будет выглядеть как-то иначе».

Сатана попытается сделать все, что в его силах, если у него появится хоть какая-то возможность осуществить свои злые намерения. Мне кажется, что в конце концов он попытается выдать себя за Самого Христа и инсценировать второе пришествие. Я думаю, что он сделает это, исходя, по меньшей мере, из четырех причин.

1. Ему известно, что большинство людей не настолько знакомы с Библией, чтобы знать и помнить, как будет выглядеть возвращение Иисуса.

2. Ему известно, что среди тех, кто читает и изучает Библию, много таких, кто, по сатанинскому наущению, просто играет с библейским пророчеством и прежде всего с книгой Откровение. Следуя своей прихоти, эти люди плетут узоры собственных измышлений. Выстроив цепь будущих событий так, как им нравится, они убедили себя в том, что так оно и будет. Несмотря на многочисленные библейские свидетельства, согласно которым Второе пришествие Христа будет самым поразительным наряду с Творением событием, нашлись люди, решившие, что на самом деле оно произойдет втайне и знать о нем будут лишь немногие. Одни ожидают событий, которые, по их мнению, произойдут только в Израиле, хотя на самом деле это будет не так; другие верят, что в ближайшем будущем Христос утвердит на этой земле Свое особое царственное правление; а третьи, попав под влияние спиритизма, решили, что Иисус вернется в 1999 году и что, следовательно, у нас еще много времени для подготовки. О, если бы мы позволили Библии самой толковать себя! Сколь безопаснее это было бы для нас! По крайней мере, ясно одно: будущее не начнет осуществляться по разным сценариям; оно наступит лишь так, как это описывает Библия!

3. Сатана знает, что, обладая сверхъестественной силой, он может весьма впечатляюще и убедительно предстать в образе Иисуса; а вот люди, основываясь на одних только чувствах, не в состоянии будут сразу определить подделку.

4. Исполненный отчаянной решимости, падший ангел так жадно вознамерился любым путем добиться поклонения (хотя бы на час и даже по ошибке), что не отступит от своего замысла, даже если будет знать, что любой его успех продлится очень недолго. Как во время искушения Иисуса в пустыне, так и теперь сатана призывает: «Поклонитесь мне прямо сейчас. Поклонитесь хотя бы на малое время, даже если вы не собирались этого делать!»

Трагедия человечества в том, что, когда Господь Иисус появится в небе, почти все люди уже поклонятся ряженому самозванцу, веря, что это и есть Христос! Нас готовят к принятию всемирного, глобального чудовищного обмана, который сообразуется с умонастроением нашего поколения, увлеченного космосом. Нет сомнения, что сатана замышляет какую-то эсхатологическую фантасмагорию, в которой сам будет играть главную роль. Не надейтесь, что этим великим обманом можно будет легко пренебречь; он окажется столь искусным, что его сила подавит почти любое сопротивление. Тысячелетиями сатана и его ангелы, ставшие демонами, выдают себя за других. Они предстают в виде светлых ангелов, умерших людей и еще живущих, а также в виде пришельцев из космоса. Почему бы им не пойти дальше, не выдать себя за Иисуса и не попытаться инсценировать второе пришествие, а также все, что ему сопутствует? В конце концов, сатана всегда желал занять место Иисуса!

Мы давно уже видим, как он пробует силы, как устраиваются репетиции сатанинского трюка, который будет изображать второе пришествие. Одни закрываются в хорошо укрепленных бомбоубежищах и начинают ждать конца света, другие собираются на вершине горы в надежде, что их заберет какой-то корабль, третьи продают дома, оставляют семьи и отправляются куда-то за своим духовным вождем, чтобы потом испытать одно лишь разочарование. Мир готов поверить тому, кто выдает себя за Христа, кто заявляет, что может разрешить неразрешимые для нас проблемы. Мир готов принять великий обман!

Пока идут репетиции, сатана позволяет своим пособникам играть вместо него, но будьте уверены, как только он почувствует, что готов к большому представлению, он наверняка сам исполнит главную партию, и лишь немногие избегут рокового обмана — только те, кто привык доверять Писаниям больше, чем собственному глазу и уху!

Много лет назад Елена Уайт так описала день последнего обмана: «Заключительным актом великой драмы обольщения станет попытка сатаны выдать себя за Христа… Теперь великий обманщик создаст видимость пришествия Христа. В различных частях мира сатана будет появляться среди людей в виде величественного существа, окруженного ослепительным блеском, напоминая собой Сына Божьего, описанного Иоанном в Откровении… Слава, окружающая его, превзойдет все, когда-либо виденное человеком. Торжественные возгласы наполнят воздух: «Христос пришел! Христос пришел!» В величайшем восхищении люди падут пред ним; он поднимет руки и благословит их, как это делал и Христос, будучи на земле. Голос у него мягкий и приглушенный и вместе с тем мелодичный. Словами, полными мягкости и сострадания, он повторяет некоторые из тех благодатных небесных истин, сказанных когда-то Христом; он исцеляет болезни людей и затем, подражая Христу, объявляет, что перенес субботу на воскресенье… Какой сильный и почти непреодолимый обман!»[2}

Итак, вот оно стоит, это существо, окутанное ослепительным блеском. Вы смотрите на него, и вам кажется, что это Иисус, внимаете ему, и убеждаетесь в том же, прислушиваетесь к своим чувствам, и опять вам кажется, что это Он. Но обратитесь к Писаниям. Кто это? Ряженый дьявол!

А ведь почти весь мир поклонится ему, поверив в этот последний обман!

Друг мой, я хочу, чтобы ты обратился к Слову Божьему. Читай его! Читай, чтобы не погибнуть.

Цель пути

Неужели мир, в котором мы живем, движется в Самарру? Неужели, благодаря развитию технологии, мы поставили себя на грань уничтожения? Неужели нам надо ожидать столкновения с каким-то другим миром, который несется нам навстречу? А может быть, мы все находимся под угрозой вторжения пришельцев из космоса? Быть может, земная цивилизация скоро прекратит свое существование, и выживут лишь немногие, чтобы начать все заново?

Нет, нам больше нельзя поддаваться на уловки фатальных прогнозов, нельзя трепетать от холодной бессмыслицы, встречаясь с чем-то неведомым. Даже столкновение с ангелом смерти не должно нас пугать. Реальность смерти отныне не должна сковывать нас страхом, ибо теперь мы знаем, что за гранью этого мига есть нечто гораздо лучшее.

Мы должны готовиться к встрече, но не с Самаррой, не с роковой обреченностью и отчаянием, не с возможностью собственного уничтожения или столкновения с какими-то иными мирами и космическими мародерами, не с миром духов и его странными алтарями или стеклянными шарами. Нас ждет не это: впереди — вечная счастливая жизнь, если мы только захотим выбрать ее. В конце концов, будущее находится в наших руках, и наша судьба — результат нашего сознательного выбора. Мы не осуждены на то, чтобы бежать от смерти в Самарру; перед нами, простираясь на всю вечность, открывается жизнь, если мы только захотим выбрать ее.

Где мы будем жить? На что будет похожа эта жизнь? Можем ли мы знать об этом? Да, можем, и мне кажется, что теперь мы готовы по достоинству оценить то будущее, которое предстает перед нами на страницах Святой Книги. Однако прежде всего нам необходимо ответить на некоторые другие вопросы. Чтобы понять, что нас ожидает, надо кое-что узнать о смысле жизни и смерти, поскольку любая неясность или неверное понимание того, что такое человек, обязательно приведет и к неверному представлению о его судьбе. Иными словами, если человек — это просто горсть молекул, какая-то случайная биологическая величина, которая веками развивается методом «проб и ошибок», то разве можно на что-то надеяться?

В Библии прямо сказано, что человек сотворен по образу Бога и наделен сознанием. И совестью. Если мы не согласны с этим, то у нас нет никакой надежды. На какое будущее может рассчитывать биологическая величина, которая достигла своего нынешнего развития лишь случайно и впредь будет совершать свое путешествие, снова полагаясь на волю случая? Если она спонтанно образовалась в результате какого-то космического события, то вполне возможно, что спустя какое-то количество лет такой же катаклизм ее и уничтожит.

Разделяя расхожие, но популярные представления о своем происхождении, мы видим, что будущее, описанное в Библии, лишается всякого смысла, но если мы расстанемся с этими безнадежными, противоречивыми и неясными утверждениями, перед нами откроется такая картина, о которой мы не могли мечтать в своих самых смелых фантазиях. Нам уготована Влагая весть, ибо если у нас есть Книга, которая ясно толкует, как появился человек и что его ожидает в момент смерти, мы столь же полно сумеем понять, какова его судьба. Благодарю Бога, что нам не надо всматриваться в стеклянный шар или верить путаным измышлениям какой-то сомнительной личности. Наша надежда зиждется на Слове живого Бога.

Уже давно в христианском предании будущая жизнь связывается с тем местом, которое именуется небесами, однако тут перед нами открывается довольно странная картина, поскольку большинство людей знает о небесах лишь то, что они находятся где-то наверху. Спросите об этом на улице десять первых встречных, и вы поймете, что большинство из тех, кто хоть когда-то размышлял о небе, вообще не имеют ясного представления, что это такое.

Итак, небо находится где-то наверху, и в этом нет никаких сомнений, однако для большинства все сведения о небесах представляются какой-то смесью сказок и собственного воображения, сдобренного той пуританской скукой, которая делает его малопривлекательным. По сути дела, популярное представление о небесах мало чем отличается от той картины, которую как-то раз нарисовал один ученик. Он писал: «Небо имеет три этажа и подвал. Облака — это пол. Бог спит на первых двух ярусах, на третьем живет Дед Мороз со своим оленем и игрушками, а ангелы спят в подвале. Все дома сделаны из имбирного пряника, а все реки имеют разный цвет: красный, голубой, розовый, зеленый, оранжевый. Это все».

«Как бы там ни было, — подвел итог школьный учитель, — но не станете же вы отрицать, что такие сказочные истории развивают детское воображение?» Да, это так, но удовлетворят ли подобные сказки того, кто вынужден смотреть в будущее, не обманывая себя? Многим кажется, что небо — это некая страна, где в бесконечном пространстве плавают бестелесные духи и где мы, сидя на рыхлых облаках, без конца играем на полупрозрачных гуслях. Место, где, как предполагается, святой Петр ходит взад и вперед, бряцая ключами (которые, конечно же, сделаны из металла, ибо в противном случае они не могли бы издавать никаких звуков) и пропуская избранных через ворота, ведущие в так называемое вечное блаженство святых.

Если бы пришлось выбирать место, в котором нам предстоит находиться целую вечность, то вряд ли можно было бы вообразить что-либо более скучное, чем это устоявшееся представление о небесах. Дожив до пенсии, многие ранее преуспевавшие деловые люди обнаруживают, что их почти ничего не радует. Возможность целыми часами сидеть на краю какого-то облака и бесцельно бренчать на гуслях воспринимается ими (а также всяким другим предприимчивым и здоровым человеком) как некая ужасная перспектива.

Расхожие и неверные представления о том, что небо — это место, которое лишено всякой цели, но, не переставая быть реальным, оно не предполагает никакой деятельности и не дает ничего, кроме бесконечной скуки, кажутся столь нелепыми, столь скудными, что многие вообще отвергают всякую мысль о будущей жизни. Люди с большей готовностью верят в то, что наша теперешняя жизнь — это небеса или ад, в зависимости от того, что мы из нее делаем. Однако ни то, ни другое не соответствует истине. Читая Слово Божье, мы видим, что небо — это не призрачная страна, населенная призраками, не плод чьей-то фантазии, не мечта и не смутный вымысел, сотканный из воображаемых гуслей и облаков. Несмотря на то, что наши телескопы не в силах до него добраться, небо — это такой же реальный и осязаемый мир, как и наш с вами. Это не сказочная страна, а место, реальность которого не уступает всему тому, что можно видеть воочию. Именно в этом и сокрыто благовестие. Не надо ждать, пока исследователи космоса разработают более мощные ракеты-носители или реактивные двигатели. Не надо ждать, когда космонавты доберутся до небес. Ответы, за которые люди платят столь дорогую цену, уже даны нам и содержатся в Слове живого Бога.

Следите внимательно: эта волнующая возможность исполнится уже в наши дни, задолго до того, как человек при всех своих ошеломляющих научных достижениях сможет наконец предпринять нечто большее, чем примитивный полет за пределы Земли. Обратимся еще раз к величественным, теперь уже знакомым словам апостола Павла: «Потому что Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба, и мертвые во Христе воскреснут прежде; потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем» (1 Фес. 4:16, 17).

Итак, никаких ракет. Никаких кислородных баллонов. Никаких скафандров. И тем не менее сила земного притяжения не окажет сопротивления Царю славы, когда Он вознесет Свой народ на небо. Законы природы — это Его законы. И Творец властен над ними.

Я люблю воображать, как будет выглядеть это путешествие. Вполне возможно, что по пути мы остановимся в каких-то других мирах, которые никогда не поднимали мятежа против своего Творца. А затем наступит величественный и славный миг, когда, распахнув ворота Своего града, Спаситель пригласит нас войти. Хотите узнать, как будет выглядеть этот город? Почитайте на досуге 21-ю и 22-ю главы книги Откровение, а пока обратите внимание на 21-ю: в 12-м стихе сказано, что он имеет стену, в 13-м — ворота, в 14-м говорится, что у него есть основания, а в 15-м — что он обладает определенными размерами. Этот город столь же реален, как и все, которые вы когда-либо видели. Но в нем утвержден Божий престол, растет дерево жизни, нет ночи, смерти, страдания и слез. Однако известно ли вам, что, несмотря на всю свою реальность и привлекательность, небо не будет нашим постоянным жилищем?

«Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю», — сказал Иисус (Мф. 5:5). Итак, кроткие наследуют землю. Значит, наша вечная жизнь не будет протекать на каком то облаке, затерянном на краю Вселенной, или даже на вполне реальных и осязаемых небесах. Бог послал Своего Сына, чтобы этот мир навсегда стал жилищем для спасенных. Эта земля была задумана, чтобы мы жили на ней. «Ибо так говорит Господь, сотворивший небеса. Он — Бог, образовавший землю и создавший ее; Он утвердил ее; не напрасно сотворил ее: Он образовал ее для жительства; Я — Господь, и нет иного» (Ис. 45:18). Этот мир был похищен сатаной у его настоящих владельцев, но Бог послал Своего Сына, чтобы искупить не только заблудшее человечество, но и погибшую планету — мир, который изначально был задуман как жилище для человека.

Ответьте: неужели наш Спаситель, Сын Божий, согласился пострадать, пролить Свою Кровь и умереть только для того, чтобы вы жили на каком-то мистическом облаке, пребывая в некоей разряженной, газообразной, нематериальной субстанции, которая вам вовсе не нужна? Вряд ли!

Кроткие наследуют землю. Да, сегодня они почти не владеют ею, поскольку ее основная часть находится в руках различных финансовых компаний. Но Бог обещал ее кротким. «Кто эти кроткие?» — спросите вы. Писание дает такой ответ: «И сказал Господь Аврааму, после того как Лот отделился от него: возведи очи твои и с места, на котором ты теперь, посмотри к северу, и к югу, и к востоку, и к западу. Ибо всю землю, которую ты видишь, тебе дам Я и потомству твоему навеки» (Быт. 13:14, 15).

«Всю землю, которую ты видишь». В Послании к Римлянам сказано, что Авраам должен был стать «наследником мира» (Рим. 4:13). «Да, иудеям» конечно, повезло, — скажет кто-нибудь, — ведь Авраам — отец еврейского народа, а вот я — язычник, куда мне идти?»

Слушай дальше: «Если же вы Христовы, то вы семя Авраамово и по обетованию наследники» (Гал. 3:29). Итак, вы тоже наследники этой земли. Принадлежа Христу, вы становитесь наследниками этого изначального обетования, то есть наследниками этого мира. Конечно, в том состоянии, в котором он находится сейчас, этот мир не такой уж большой подарок, но Своему народу Бог даст его как совершенный дар, преображенный, измененный и обновленный. «Придет же день Господень, как тать ночью, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят» (2 Петр. 3:10). Но обратите внимание, что следует дальше: «Впрочем, мы, по обетованию Его, ожидаем нового неба и новой земли, на которых обитает правда» (2 Петр. 3:13).

Да, сейчас мир далек от совершенства, но когда настанет великий день Господень, день, к которому движется все творение, земля будет очищена, преображена и обновлена. Тысяча счастливых лет, проведенных на самых настоящих реальных небесах, пройдет быстро. Это будет время, прожитое рядом со Спасителем, в общении с ангелами, с непадшими существами других миров и в знакомстве с чудесами Божьей Вселенной. Какое интересное время для ученого, астронома, космонавта!

А затем наступит час — и начнется космическое путешествие всех времен. Не будет волнующего отсчета последних минут перед стартом, спешного задраивания люков, предохраняющих от утечки драгоценного кислорода, не будет никакого страха перед необходимостью преодоления радиационных поясов. Попытайтесь, если возможно, представить весь драматизм этого невиданного действа. Появляясь в пространстве, вечный город, новый Иерусалим, предваряемый всеми своими обитателями, вместе с Божьим престолом и деревом жизни начинает долгое путешествие. Мне нравится думать, что Дорога будет проходить через звездный коридор Ориона — этой гигантской небесной пещеры. Цель путешествия — Земля!

«И увидел я новое небо и новую землю; ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет. И я Иоанн увидел святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего. И услышал я громкий голос с неба, говорящий: се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их» (Откр. 21:1—3).

Только представьте — город, имеющий форму квадрата со стороной свыше шестисот километров, со всеми своими воротами, стенами и основаниями быстро и неуклонно движется к Земле! Какой огромной должна быть посадочная полоса! Спаситель Сам приготовит ее.

«И станут ноги Его в тот день на горе Елеонской… и раздвоится гора Елеонская от востока к западу весьма большою долиною, и половина горы отойдет к северу, а половина ее — к югу… и придет Господь Бог мой и все святые с Ним» (Зах. 14:4, 5). Величина этого города будет равняться площади всего Среднего Востока!

Затем в ужасной истории мятежа начнутся последние события, но из пепла этой заброшенной планеты возникнет новая земля, и когда ликвидация мятежа завершится, вселенная будет очищена. Есть книга, содержащая такое описание: «Там текут вечные потоки, чистые как кристалл, а растущие около них деревья бросают свою тень на тропинки, приготовленные для искупленных Господа. Там просторные долины мягко переходят в прекрасные холмы и горы Божьи вздымают свои вершины. И там, в мирных долинах, на берегах живых потоков народ Божий — эти усталые скитальцы и путники — наконец обретут свою родину…

Перед искупленным народом Божьим откроются для изучения все сокровища Вселенной. Освобожденные от уз смерти, они направят полет неутомимой мысли к далеким мирам, которые глубоко скорбели при виде человеческого горя и радостными гимнами приветствовали спасение каждой души… Незамутненным взором они будут созерцать славу творения — солнц, звезд и небесных систем, вращающихся в установленном порядке вокруг престола Божьего. На всем творении, от самого малого до самого великого, начертано имя Творца, и все открывает в себе богатства Его силы…

Великая борьба окончена. Греха и грешников больше нет. Вся Вселенная чиста. Все бесчисленные творения исполнены согласия и радости. Во все концы безбрежного пространства текут потоки жизни, света и радости от Того, Кто сотворил все. От мельчайшего атома до величайшей системы мироздания — все одушевленное и неодушевленное в своей неомраченной красоте и совершенной радости провозглашает: "Бог есть любовь"»[3}.

Какая радостная картина! Вселенная очистилась, и Божий замысел, которому так долго мешали, наконец-то осуществился. Приведу сравнение. Когда в Америке появились первые колонисты, на скудном побережье Новой Англии в большом доме поселилась одна семья. Дом эти люди построили своими руками и сами соорудили внутреннее убранство. В семье было двое взрослых детей: молодой врач, который почти всегда был в разъездах, посещая небольшие города и далекие поселки, разбросанные по всему побережью, и очаровательная девушка лет двадцати. Каждый вечер, тайком от семьи, она уходила к расположенным неподалеку деревянным постройкам, чтобы там, на лоне молчаливой природы, уединиться в молитве. Она всегда пела такую песню:

Когда на болото и гору, поля и цветы Мягко опустятся сумерки, Как сладостно оставить этот мир забот И вознести молитву небу.

Но вот однажды вечером, когда, сладостно погрузившись в созерцательное раздумье, она пропела первые две строки своей маленькой песенки, кто-то, подкравшись сзади, сильно ударил ее по голове и убежал. Потеряв сознание, девушка упала. Когда настало время ужина, ее хватились и бросились искать. Девушку нашли, но несколько дней она не приходила в сознание. Послали за братом-врачом, и после осмотра было принято решение сделать операцию. Как вы думаете, что она сделала, когда операция завершилась и сознание снова вернулось к ней? Ее губы зашевелились, и девушка закончила песню, которая так резко оборвалась несколько дней назад:

Как сладостно оставить этот мир забот И вознести молитву небу.

Ее мозг начал работу как раз с той фразы, на которой прервалась песня.

Вот таким же образом был сорван Божий план: грубо и внезапно. И хотя его осуществление было отложено, однако в нем самом ничего не изменилось. Когда земле будет возвращена ее первоначальная красота и когда человек снова обретет счастье, дарованное ему изначально, опять возобновится и будет спета до конца песнь, начатая в Едеме.

В первых трех библейских главах описан Божий план и рассказано, как он был сорван грубым вторжением греха. В трех последних главах Библия говорит о восстановлении Божьего замысла и о том, что Божественная музыка продолжается. Все остальные тексты Священного Писания, находящиеся между тремя первыми и тремя последними главами, повествуют о том, что делал Бог, чтобы вернуть человека в состояние счастья, которое изначально было ему определено. Вспомним еще раз: «Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю». И другое: «Если же вы Христовы, то вы… наследники». Вот так — просто и ясно.

Кроме того, все обещанное Богом будет по-настоящему реальным, и я надеюсь, что из всего сказанного вы вынесете уверенность в том, что жилище для спасенных и их грядущая жизнь абсолютно реальны. Бог реально существует. Христос обладает настоящим, реальным бытием. Потому и ваша жизнь тоже будет самой настоящей. Наши друзья предстанут перед нами не какими-то призраками, и мы вполне узнаем друг друга. Разве может быть иначе? Милые и незаметные черты характера, которые на земле рождали ощущение счастья, сохранят всю свою реальность. Вы помните, как в утро воскресения Христа Мария стояла в саду. Слезы заливали ей глаза, и она не узнала своего Спасителя. Она не надеялась увидеть Его живым и подумала, что это садовник. «Мария!» — тихо позвал Иисус. И как только Он произнес одно лишь это слово, Мария, сразу уловив неповторимую интонацию, характерную для Христа, тотчас ответила: «Учитель!»

Воскресение, конечно, изменит нас, однако это будут перемены к лучшему. Нашу бренную, немощную и несовершенную плоть Бог наделит совершенством и бессмертием. Все бренное, измученное и дряхлеющее будет преображено. Чудная весть!

Хотите посмотреть, как будет выглядеть новая земля? Хотите узнать, как хороша она будет для обитания и как насытит нас? Читайте: «Ибо вот, Я творю новое небо и новую землю, и прежние уже не будут воспоминаемы и не придут на сердце» (Ис. 65:17). «И будут строить домы и жить в них, и насаждать виноградники и есть плоды их. Не будут строить, чтобы другой жил, не будут насаждать, чтобы другой ел; ибо дни народа Моего будут, как дни дерева, и избранные Мои долго будут пользоваться изделием рук своих» (Ис. 65:21, 22).

Все будет принадлежать вам, и вы ни в чем не будете иметь недостатка. Сегодня мы строим прекрасное жилище, надеясь, что нам будет удобно и что наша семья будет в нем счастлива. Мы благоустраиваем нашу территорию, засаживаем ее деревьями, и вскоре наш дом приобретает свою неповторимую самобытность. Однако проходит совсем немного времени, мы умираем, и дом достается другому. На новой земле все будет совершенно не так, ибо мы не умрем никогда. В том совершенном мире мы не будем строить, чтобы кто-то другой поселился в нашем доме. Но знаете ли вы, что и со здоровьем там тоже все будет совсем по-другому? Читайте: «И ни один из жителей не скажет: «я болен»; народу, живущему там, будут отпущены согрешения» (Ис. 33:24).

Нередко наше сердце начинает томиться печалью, и нас даже охватывает страх, когда кто-либо из близких говорит, что заболел. Однако в будущем нас ожидает, если можно так выразиться, самая лучшая форма медицинского страхования: наши совершенные тела обретут юношескую силу, которая никогда не оскудеет. «Потекут, и не устанут, пойдут, и не утомятся» (Ис. 40:31).

Привлекательно? Никаких больниц, потому что больных просто не будет. Никаких психиатров, потому что никто не будет страдать комплексом вины. Все грехи будут прощены, и навечно исчезнет усталость. Друг мой, я жду и не могу дождаться, когда все это наступит. А ты? Самое безудержное воображение не в силах описать всех радостей и чудес, которые откроет нам новый Божий мир, исполненный славы. Поэтому неудивительно, что апостол Павел говорит: «Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1 Кор. 2:9).

Однако самое прекрасное в другом: с нами будет Иисус! Вообрази: ты протягиваешь руку, и она сливается с рукой Бога, рукой Спасителя! Все можно отдать за такую чудесную возможность!

«Но как я окажусь там?» — спрашиваешь ты. Твой вопрос и ответ на него ищи в Книге псалмов: «Кто взойдет на гору Господню, или кто станет на святом месте Его? Тот, у которого руки неповинны и сердце чисто» (Пс. 23:3, 4). Есть только одна возможность сохранить свои руки неповинными, а сердце чистым: надо обрести прощение ценою смерти Христа, а обновленное сердце и силу жить — через Его воскресение и Его жизнь.

Скоро наступит день, когда живой Христос, Царь славы через врата нового Иерусалима поведет Свой народ к вечному блаженству. Мы можем стать причастными к этому великому событию. Не упусти же такую возможность. Все, что от тебя требуется, — сделать так, чтобы против твоего имени всегда было начертано — «прощен».

ЧАСТЬ IV: КОЕ-ЧТО НА ЗАМЕТКУ

Месть крестного отца

Это произошло однажды вечером в тихой деревушке, неподалеку от Палермо, в Сицилии. Остановив свой небольшой «фиат», Пьетро Бускетта, вышел из машины и направился домой, наслаждаясь теплым средиземноморским ветром. В тот момент, когда он переходил тихую улицу, из темноты выскочил человек: грянули три коротких выстрела, и Бускетта — еще одна жертва мафии — упал замертво.

Почему они убили его? Пьетро был тихим и спокойным бизнесменом, все его любили. Безобидный и дружелюбный, он даже наклеил на ветровом стекле машины переводную картинку с надписью: «Бог хранит меня». Это была месть. Пьетро был родственником Томазо Бускетта, раскаявшегося главаря мафии, чья ошеломляющая исповедь нарушила принятый в мафиозных кругах кодекс молчания. Показания, которые он дал, составили около трех тысяч страниц обличительной информации, в результате чего были выданы ордера на арест трехсот шестидесяти шести мафиози. Среди арестованных оказались главари, которых звали «крестными отцами». Это был один из самых громких провалов за всю долгую и кровавую историю мафии. Бандиты пришли в бешенство. Гнев, который они обрушили на родственников Томазо, не знал ни снисхождения, ни жалости. Согласно данным, опубликованным в журнале «Лайф», месть крестных отцов унесла из его семьи шестерых человек.

Почему мафия стала мощной организацией, наводящей сегодня такой страх на многие страны? История ее возникновения насчитывает около полутора веков и берет начало на острове Сицилия, расположенном к югу от материковой Италии. Поначалу это было некое братство, следившее за доходами от фруктовых садов и скотобоен; постепенно оно упрочивало свое влияние и становилось все более грозным.

В 1901 году мафия переместилась в США. Обвиненный в убийстве своего собрата-итальянца, крестный отец по имени Дон Витто Касиоферро бежал в Америку. Вскоре он влился в местный преступный мир, помогая сицилийской мафии налаживать связи с известными нью-йоркскими гангстерами. В 1931 году четверо гангстеров, нанятых Лаки Лучано, напали на кортеж главного крестного отца Сальваторе Маранцано, когда тот проезжал по Парк-авеню, и застрелили его. За несколько часов сорок человек старой гвардии были казнены, и Лучано стал признанным королем подпольного мира, в руках которого сосредоточилась власть над двадцатью четырьмя кланами. Нью-Йорк, в котором обосновалось пять мафиозных групп, стал цитаделью всей организации. В ближайшие пятьдесят лет эти нью-йоркские кланы процветали под покровом тайны. Время от времени безжалостные разборки, вспыхивавшие внутри братства, выплескивались наружу, как, например, это случилось в 1979 году, когда был убит крестный отец Кармино Галанте.

Однако, даже несмотря на внутреннюю междоусобицу, мафия всегда единым фронтом выступала против ФБР. Когда Томазо Бускетта ушел из мафии, она впервые потеряла лидера столь высокого ранга. Из-за деятельности, развернутой им в Италии и Бразилии, Бускетта был известен как «хозяин двух миров». Его отступничество привело к тому, что еще тридцать мафиози нарушили кодекс молчания, и их показания, составленные на основании ста семидесяти одного прослушивания, заняли около четырех тысяч часов. На свет выплыли леденящие душу истории кровавого шантажа, торговли наркотиками и проституции. У ФБР появился шанс начать поход на мафию, и в результате молниеносной операции были арестованы девять главарей, включая всех пятерых нью-йоркских крестных отцов. Тем временем Бускетта в обстановке строгой секретности находился под надзором полиции в тюрьме Нью-Джерси. Пока я пишу эти строки, месть крестных отцов его еще не настигла, однако рано или поздно они, наверное, добьются своего, как это обычно бывает.

Понравилось бы вам, если бы эта месть обрушилась и на вас? А ведь так оно и есть, и об этом говорит Библия. В Писании дьявол именуется богом этого мира, и, кроме того, Иисус говорит Своим врагам, что дьявол — их отец. Итак, сатана — это самый первый крестный отец греха на нашей планете. Он хочет поймать вас. В книге Откровение мы читаем: «Итак веселитесь, небеса и обитающие на них! Горе живущим на земле и на море, потому что к вам сошел диавол в сильной ярости, зная, что немного ему остается времени!» (Откр. 12:12).

Какова предыстория этой вселенской драмы? На кресте Господь Иисус Христос одержал победу над дьяволом, показав всей вселенной, кто крестный отец зла. Небеса веселятся, зная, что жестокое правление сатаны продлится недолго, а дьявол, тоже зная об этом, весь исходит яростью.

Но почему он хочет излить свой гнев на вас и меня? Дело в том, что это месть Богу, а мы — дети Небесного Отца. Поражая нас, дьявол хочет поразить Бога. Подобно тому, как крестные отцы мафии, мстя тем, кто предал их, обрушивали свой гнев на их семейства, дьявол, обрушиваясь на семью Христа, живущую на земле, стремится отомстить Ему Самому.

И у сатаны есть помощники, готовые замучить нас. Он стоит во главе зловещей организации, гораздо более секретной, чем мафия. Угрозу, которую он для нас представляет, апостол Павел описывает в контексте нашей борьбы против него: «Потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных» (Еф. 6:12).

Все это весьма серьезно. Наводнив этот мир демонами, крестный отец вознамерился навредить вам, сбить с толку, измучить чувством вины, страданием, болью и ожиданием смерти.

Как защититься? Томазо Бускетта двадцать четыре часа в сутки охраняла полиция. Если мы наймем телохранителей, смогут ли они защитить нас от дьявола? Нет, не защитят, потому что наш враг и его пособники незримы. Как можно противостоять врагу, которого мы не видим? Вдобавок демоны весьма коварны и могущественны, и нам не устоять против них. Значит, мы бессильны? Слава Богу, нет! Вся защита, которая нам необходима, сосредоточена в Господе Иисусе Христе, и чтобы получить Его помощь, надо следовать словам апостола, сказавшего: «Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней диавольских» (Еф. 6:11).

Но как облечься в Божие всеоружие? Так, как это делал Иисус, совершая Свое земное служение. На Него посягали гораздо чаще, чем можно вообразить. Как же Ему удавалось выжить? Читайте: «А утром, встав весьма рано, вышел и удалился в пустынное место, и там молился» (Мк. 1:35). Вот и ответ! Его защищала молитва. Но вся беда в том, что мы не слишком часто молимся. Да, мы верим в молитву, говорим о ней, поем о ней песни и даже хотим, чтобы в наших школах был введен закон, обязывающий молиться. Но почему же в таком случае мы не можем найти времени для личной молитвы? Почему мы не встаем «весьма рано», как это делал Иисус, чтобы собраться с силами для предстоящей битвы? День за днем, спотыкаясь, мы выходим на улицу, так и не пообщавшись с Богом. Мы не в силах почувствовать, сколь необходима для нас постоянная связь с Небом.

Однажды старый моряк красочно рассказывал об одном из морских приключений, от которого волосы становились дыбом. Восьмилетний внук слушал, затаив дыхание. «И тогда, накренившись, корабль ударился о скалу. Послышался страшный треск расколовшегося дерева, и в пробоину хлынула вода».

«И что же ты сделал, дедушка?» — еле вымолвил малыш, широко раскрыв глаза.

«Мой мальчик, единственное, что оставалось, — молиться», — ответил старый моряк.

«Неужели?! Ты хочешь сказать, что все было так плохо?» — удивился внук.

Похоже, что молитва — наше последнее прибежище. Она годится для тонущих моряков и впавших в отчаяние девиц. Это огнетушитель, который хорош только в крайних случаях. Не находя времени на ежедневную молитву, мы обрекаем себя на тяжелые страдания. В старом гимне поется:

Какого мира мы нередко лишаемся, Какую ненужную боль переносим, И все потому, что в молитве своей Не открываемся во всем Богу.

Взвалив на себя кучу дел, мы до головокружения бегаем взад и вперед. Великий реформатор Мартин Лютер совершил в своей жизни удивительно много добрых дел, и пять веков спустя мы все еще вкушаем плоды его труда. В чем заключался секрет его успеха? Все в том же—у него всегда находилось время для молитвы. Однажды, занятый лихорадочной деятельностью, он воскликнул: «Сегодня мне надо сделать так много, что первые несколько часов я должен провести в молитве!» Надо полагать, что молитву Лютер рассматривал как хороший способ правильного распределения времени. Быть может, он знал что-то такое, о чем мы забыли? Может быть, молитва на самом деле помогает экономить время?

Рассмотрим несколько правил эффективного использования времени, принятых в деловом мире. Сначала надо определить цели и приоритеты; специалисты предлагают решить, что для вас является самым важным, и затем направить все силы на его достижение. Тем не менее рассеять свое внимание и распылить возможности — дело совсем нетрудное. Вспомним фермера, который, встав до зари, решил вспахать свои «сорок южных акров». Сначала надо было смазать трактор, но поскольку смазочного материала не хватало, пришлось пойти в магазин, чтобы прикупить его. По дороге он заметил, что свиньи еще не кормлены, но, направившись к кормушке, наткнулся на несколько мешков и вспомнил, что картошка уже проросла и надо рыть для нее яму. Проходя мимо поленницы, вспомнил, что жена просила принести дров для печи. Нагнувшись, он уже взял несколько поленьев, но в это время мимо него прохромал цыпленок. Бросив дрова, он начал ловить больную птицу. Наступил вечер, но бедняга так и не смог вывести свой трактор в поле.

Итак, быть просто занятым — это еще не все. Наша жизнь должна быть организована в соответствии с тем, что для нас действительно важно, ибо в противном случае мы рискуем весь день не знать ни минуты покоя и в то же время ничего не сделать. Ничего из того, что действительно важно для нас. Но как выделить самые важные дела? Представьте, что перед вами висит большая картина. Отступите от нее и посмотрите, как она выглядит в целом. Что бросается в глаза в первую очередь? Что рассчитано на более длительное восприятие?

Большинство из нас не в ладах с теми ценностями, которые действительно важны. В каждом опросе мы сообщаем, что здоровье и семья для нас важнее, чем богатство и карьера, и все равно с головой уходим в работу, забывая и о здоровье, и о семье. Те немногие, кому в своих честолюбивых устремлениях удается достичь вершины, нередко достигают ее ценой саморазрушения.

Молитва же не дает нам забыть, что для нас действительно ценно. Общение с Богом сохраняет установку на наши приоритеты. Если каждое утро прежде других дел мы будем становиться на молитву, это поможет нам оставаться в форме весь долгий день.

Что для вас важнее всего? Не получится ли так, что в своих установках вы уйдете куда-то в сторону? Опросы общественного мнения показывают, что у американцев духовные ценности занимают далеко не последнее место, и тем не менее мы умудряемся растворить Бога в нашей суете. Разве это правильно? «Какая польза человеку, — спрашивает Иисус, — если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою?» (Мф. 16:26).

Денис Барнхарт был молод, и дела у него шли хорошо. Возглавляя «Игл Компьютер Корпорейшен», он, благодаря умелому руководству, смог добиться того, что каждый квартал компания вдвое увеличивала объем продаж. В день первого открытого акционирования его личный вклад в фонд компании составил девять миллионов долларов. Однако в тот же весенний погожий день, несколько часов спустя, произошло трагическое событие, положившее конец всему. Потеряв управление, красный «феррари» Дениса сбил дорожное заграждение и рухнул в ущелье. Всего один миг — и бизнес, и машина перестали что-либо значить. Единственное, что было важно, — вечность.

Друг мой, поверь: время, потраченное на молитвенное общение с Богом, не уходит впустую.

Другое правило эффективного распределения и управления временем заключается в том, чтобы работать с энергией и энтузиазмом. Когда мы удручены плохим известием, нам трудно заняться делом. Когда мы обеспокоены, возмущены, подавлены чувством вины или обескуражены, наша работа по двигается медленно. Любое из этих переживаний сковывает нас, не давая возможности работать хорошо. Только во время молитвы мы забываем наши тяготы, и в душе воцаряется мир. Обсудив все с Господом, мы чувствуем прилив свежих сил. Мы успокоились и помолодели. Когда Бог на нашей стороне, мы с новыми силами беремся за работу. Благодаря Христу, Который дает нам силы, мы за более короткий срок успеваем выполнить больше обычного.

Сила Божья, обретенная в молитве, помогла нашему народу выстоять в суровую годину. Зимой 1777—1778 годов, находясь со своей армией в долине Вэлли Фордж, Джордж Вашингтон был близок к отчаянию. Армия терпела большие невзгоды. Из-за плохой подготовки и отсутствия снаряжения треть солдат была просто не готова к битве. Пошатываясь, они брели по снежной долине, оставляя за собой кровавые следы босых ног. Припасов не хватало. Продовольствие, которое могло бы послужить делу свободы, фермеры за звонкую монету продавали врагу, а солдаты Вашингтона слабели от голода. Скоро их начала косить оспа, унесшая около четверти личного состава. Отчаявшись, дрожа от холода и падая от истощения, многие из оставшихся в живых подумывали о дезертирстве.

Тем временем в Филадельфии, греясь у уютных каминов, враг ожидал конца зимы, предполагая весной начать наступление и навсегда заглушить мятежный колокол свободы. Казалось, что Декларация независимости США вместе с ее стойкими приверженцами обречена на смерть. С человеческой точки зрения, только безумец еще мог на что-то надеяться.

Но борцы за независимость молились. Когда пронизывающий зимний ветер навевал сомнения и отчаяние, генерал Вашингтон, стоя в своей палатке на коленях на промерзшей земле, возносил сердечную молитву Всевышнему. Находя время для молитвы, отец нации получал заряд энергии и энтузиазма, необходимый для того, чтобы вести страну к свободе. Молясь, он не растрачивал время впустую.

Авраам Линкольн тоже каждый день вставал с колен, дабы вести наш народ через горнило тяжелейших испытаний, а уж если президент находил время для молитвы, то каждый из нас тоже должен его найти. Ведь чтобы выполнить задуманное, нам также нужны силы и энергия.

Еще один секрет, позволяющий эффективно распределять время, заключается в том, что, выполняя намеченное, надо работать сообща. Нездоровые отношения заставляют тратить время впустую. На работе — столкновения на политической почве, дома — тяжба с соседями, отсутствие взаимопонимания с родственниками жены или мужа, ссоры с теми, кто нам близок и дорог. Как много времени мы проводим в этой бессмысленной войне!

Молитва приносит мир. Когда мы молимся, Бог выравнивает наши взаимоотношения с другими людьми, сердца смягчаются, и враги становятся друзьями.

Чак Колсон, который в свое время отбывал наказание за участие в уотергейтском скандале, разъезжает по тюрьмам, посещая заключенных. Не так давно вместе с евангельской группой он посетил тюрьму штата Индиана. Члены группы общались с закоренелыми преступниками, которых общество приговорило к смерти. Однако во время визита их заключенные, сложив руки, словно кроткие ягнята, молились вместе с гостями. Среди посетителей был господин, которого один из заключенных пригласил в свою камеру для совместной молитвы. «Похоже, что вы знаете этого человека, — спросил Колсон, когда его коллега вышел из камеры. — Вы где-то встречались?»

«Да, — ответил тот. — Я судья Клеменц, один из тех, кто приговорил его к смерти. Я редко встречал человека, который во время суда вел бы себя столь враждебно и равнодушно. Поскольку в тот момент я представлял общество, я был его врагом, но сегодня я его брат, и мы были так близки, как близки члены одной семьи».

Друг мой, если молитва способствует такому примирению, то она, конечно же, может улучшить и наши отношения с теми, с кем мы вынуждены общаться каждый день. А если так, то вряд ли ее можно назвать пустой тратой времени! Надеюсь, вы поняли, почему молитва помогает правильно распределить время, но бывает, что вы молитесь больше, а радости от этого не прибавляется, и может быть, вообще становится меньше. В чем секрет хорошей молитвы? Быть может, надо использовать какие-то необычные слова, чтобы произвести впечатление на Господа? А может быть, надо просто за пастись хорошим молитвенником? Даю маленький совет: расслабьтесь, пусть ваша молитва будет простой, вспомните, что вы разговариваете с Другом, откройте свое сердце Богу и расскажите Ему обо всем, что вы думаете.

Быть может, вы захотите узнать, сколько времени должна занимать молитва? Вопрос похож на тот, который однажды задали Аврааму Линкольну. «Какой длины должны быть ноги у человека?» — спросили у него. Ответ вы знаете: «Чтобы доставали до земли». Примерно так же и с молитвой. Времени надо столько, чтобы наладить глубокую связь с Господом. Когда-то больше, когда-то меньше. Однако будьте с Ним столько, чтобы успокоить душу. Иисус сказал, что мы должны уподобиться маленьким детям, а вы знаете, каковы они: просты, доверчивы, ласковы и честны. Они, конечно, не всегда могут дать хороший пример, и тут я вспоминаю одну маленькую девочку, которая молилась так: «Господи, преврати Бостон в столицу Вермонта, потому что я так написала на экзаменах».

Мне думается, что есть вещи (столица Вермонта, например), которые никогда не изменятся, сколько бы вы ни молились. Наш ограниченный разум не позволяет знать, что надо изменить, а что — нет, и потому, молясь, мы должны полагаться на Бога, ибо Отец знает об этом лучше других.

Помните ли вы притчу о трех деревьях, которые когда-то давно росли в лесу? В своей книге «Подумай об этом» Джон Эллис Лардж рассказывает ее так: «Первое дерево молилось, чтобы, когда его срубят, оно пошло на строительство роскошного дворца, самого величественного из всех, когда-либо созданных руками человека… Но оно с горечью узнало, что его прекрасная древесина пошла на изготовление грубого стойла для скота. И только много позже оказалось, что это были те ясли, в которых родился Младенец Христос!

Второе дерево молилось, чтобы из его досок сделали остов самого великолепного корабля, который обойдет семь морей… Его срубили и пустили на постройку небольшого рыбацкого судна. Возмущению дерева не было конца, однако, находясь на этом утлом суденышке, прибившемся к краю небольшого Галилейского озера, Иисус говорил Свои несравненные слова!

Третье дерево молилось, чтобы его никогда не срубил жестокий топор и чтобы оно еще много лет могло расти, указывая своей гордой вершиной на небеса… Но вот в один мрачный день к нему пришли лесорубы, острие топора ударило по упругим корням, и с каждым новым ударом дерево возносило очередной вопль к Богу. Но ему, пережившему столь сильное потрясение, суждено было стать Голгофским крестом и вечно указывать на Небо!

Ни одно из этих деревьев не увидело исполнения своих сокровенных желаний. Их самые глубокие молитвы остались без ответа, их воля не исполнилась, но творя Свою волю, Бог даровал им исполнение, бесконечно превосходящее все, что они могли пожелать и на что могли надеяться!»

Такому Богу можно довериться. Он не только защитит вас от мести крестного отца, но наполнит вашу жизнь смыслом, радостью и миром. Скажи мне, друг мой, разве Он не достоин того, чтобы ты нашел для Него время и помолился Ему?

Щедрый дар корабельной Библии

Как прекрасен корабль, плывущий по бескрайнему морю! Вряд ли кто понимал это лучше, чем те двое молодых людей, о судьбе которых можно написать повесть. Мы расскажем о небольшой гряде островов, словно драгоценное ожерелье, раскинувшихся в южной части Тихого океана, о корабле, плывшем по волнам, о Книге, о которой люди сначала позабыли, о том, как ждала она своего часа и, когда тот пробил, преобразила все вокруг.

Капитан Вильям Блай, командовавший парусником «Баунти», сделал быструю карьеру. Еще в молодости он служил под началом знаменитого английского мореплавателя Джеймса Кука, у которого прошел хорошую школу. Именно Кук улучшил правила корабельной гигиены и питания. Блай был человеком, живо подхватывавшим и претворявшим в жизнь все идеи своего наставника. Была еще одна черта, которую он унаследовал от того, кому пытался подражать, — крутой нрав. Кук известен как человек вспыльчивый, жестокий и часто прибегавший к наказанию плетьми. Тем не менее он, по-видимому, как-то сумел пробудить в своих подчиненных чувство верности, граничившее с поклонением. Что касается Блая, то он снисходительно относился к мелким проступкам подчиненных, никого не хотел наказывать, но неудержимые вспышки гнева, постоянное стремление унизить тех, кто находился в его власти, ранили больнее, чем строгости Кука, и поэтому в любом долгом плавании команда находилась на грани бунта.

Служил на корабле капитана Блая еще один молодой человек, которого звали Флетчер Кристиан, и всякий, кто вспоминает исторические подробности мятежа, вспыхнувшего на борту «Баунти», всегда называет это имя. Кристиан воспитывался в совершенно другой среде. Это была христианская семья скандинавского происхождения, родословная которой восходила к XIII веку. Все, кто в ней рождался, сразу получали определенные социальные преимущества и возможности. И вот Блаю и Кристиану, людям, столь непохожим друг на друга, но имевшим общий интерес и обладавшим высоким мастерством навигации, пришлось плавать под одними парусами, на сей раз на корабле Его Величества, который носил название «Баунти».

Перед командой стояла задача — держать курс на остров Таити, чтобы принять на борт плоды хлебного дерева. И вот 23 октября 1787 года, подняв паруса, «Баунти» отправился в плавание, чтобы уже никогда не вернуться.

Флетчер Кристиан был помощником капитана, в ту пору ему исполнилось двадцать три года. В его сундуке среди личных вещей лежала забытая книга. Это была Библия, подаренная матерью. Знал ли Флетчер о том, что Книга все еще находится среди его имущества?

Сначала «Баунти» надо было дойти до оконечности Южной Америки, обогнуть ее и двигаться прямо на Таити, однако в это время года попытка обогнуть мыс Горн была сопряжена с большим риском, и когда Блай увидел, что команда измотана, приказал держать курс на мыс Доброй Надежды, что на южной оконечности Африки, а потом уже окольным, но надежным путем двигаться на Таити. И вот они добрались до этого острова, где царила беззаботная жизнь, почти не знавшая никаких правил. Тропический рай, полный экзотических цветов и женщин, опьянял. Было решено, что с отплытием можно подождать, да и небо тоже потерпит, если человеку хорошо на земле. Однако причиной грядущих бед стала не жизнь на острове, а какие-то неприятности, которые случились у Блая еще до отплытия. Он был крайне раздражен, все казалось ему не так, и теперь объектом его нападок стал Флетчер Кристиан. Само собой, являясь вторым человеком в команде, помощник капитана чувствовал, что его авторитет стал падать. Но вот настала пора попрощаться с Таити и тронуться в путь. Блай еще сильнее стал придираться к Кристиану, и однажды Флетчер сказал ему: «Послушайте, сэр, вы зашли так далеко, что я исполняю свой долг без всякого удовольствия. Все эти дни я словно в аду нахожусь».

У каждого человека есть мера терпения, так и Флетчер был уже на пределе. Блай, однако, продолжал гнуть свою линию, и в тот же день корабельный плотник видел, как слезы блестели на глазах Кристиана, когда тот сбегал со шканцев. Впервые стало ясно, до чего можно довести этого сильного человека. «Я готов тысячу раз умереть, нежели терпеть такое», — говорил помощник, уже не скрывая слез.

Оскорбления, угрозы, шантаж — это было уже слишком, и на «Баунти» воцарилась нездоровая атмосфера. Флетчер не хотел унижаться до борьбы со своим капитаном. Он не хотел бросать ему вызов, и мысль о бунте даже не приходила ему в голову. Кристиан решил покинуть корабль и предаться воле волн. Придя к такому выводу, он начал раздавать ненужные ему вещи и запасаться продовольствием, гвоздями, а также всем тем, что впоследствии можно было бы обменять.

В четыре утра, поспав всего час, Флетчер заступил на вахту, и тут его приятель, знавший о замысле, начал уговаривать помощника остаться, уверяя, что команда поддержит его самым решительным образом. Экипаж сочувствует ему и видит в нем своего вождя. Приятель признался, что люди «готовы на все». Он не сказал, что они готовы поднять бунт, поскольку и сам, наверное, не думал об этом.

Выслушав товарища, Флетчер неожиданно понял, что возможен другой вариант развития событий. Почему, в конце концов, именно он должен оставить корабль? Почему не Блай? Ведь виноват-то во всем он.

Момент наступил самый подходящий. Корабль был почти в его власти, и друзьям понадобилось лишь несколько минут, чтобы найти единомышленников и раздать им оружие. Они быстро обсудили план действий — решительный напор, но никакого кровопролития. Корабль надо взять силой, однако без лишней суеты. Флетчер стал мрачнее тучи, и с этого момента все, даже сторонники, стали его бояться.

Вместе с двумя единомышленниками Кристиан медленно спускается в каюту, где спит капитан. Дверь с шумом распахивается, сверкает лезвие ножа. «Блай, вы арестованы!» — кричит Флетчер. Ошеломленный капитан протестует, умоляет, обещает, однако все напрасно. Вместе с четырьмя другими задиристыми членами команды его сажают в небольшую шлюпку. Несколько человек просят, чтобы отпустили и их. Не потому, что они верны Блаю; просто возможность затеряться в бескрайних водах Тихого океана или быть казненными по приговору военно-морского трибунала страшит их больше, чем опасность, связанная с путешествием на утлом суденышке. Шлюпку спускают на воду, и вместе с восемнадцатью моряками, которым он нередко выказывал свое презрение, Блай, все еще не пришедший в себя от изумления, пускается на волю волн. Впереди их ожидали такие страхи и опасности, что они мало надеялись остаться в живых. Но Блай был хорошим мореходом, и спустя сорок один день, проплыв почти шесть тысяч километров, они без потерь добрались до Тимора.

На борту «Баунти» осталось двадцать пять человек, и теперь вся полнота власти принадлежала Флетчеру Кристиану. Но что делать с кораблем, хозяином которого он стал? Припоминаете? Где-то в сундуке, все так же забытая, валялась его Библия, в которой Бог устами пророка Исаии сказал: «Так и слово Мое, которое исходит из уст Моих, — оно не возвращается ко Мне тщетным, но исполняет то, что Мне угодно, и совершает то, для чего Я послал его» (Ис. 55:11).

Изумительное обетование, особенно если оно дано в такой ситуации. Но разве Бог знал, каким будет дальнейшее развитие событий? Да и чего хорошего можно было ожидать от всего происходящего? Однако не будем торопиться.

Корабль скрылся за горизонтом, и целых двадцать лет никто не знал, куда он направился и какова судьба тех, кто остался на его борту. Как оказалось, мятежники вернулись на Таити, где встретили радушный прием. Однако, присматривая место, которое сгодилось бы для безопасного проживания бунтарей, Флетчер Кристиан решил, что это должен быть необитаемый остров. Мятежники не хотели, чтобы их поймали и наказали. В корабельной библиотеке нашлась книга, в которой говорилось о небольшом острове Питкэрн. Считалось, что он необитаем. Значит, лучшего места просто не найти, и, взяв курс на остров, «Баунти», теперь уже с несколькими женщинами-таитянками на борту, отправился в долгое плавание.

Когда приплыли в нужный квадрат, оказалось, что никакого острова там нет. Это вдохновило Кристиана. Ведь в книге было написано, что островок затерян в бескрайних водах и что сильный прибой делает высадку там почти невозможной, а если вдобавок и его местонахождение обозначено неверно, то отыскать точку в океане будет очень и очень трудно. «Если я найду остров, — думал Флетчер, — корабль и команда словно исчезнут». Парусник зигзагами двигался вдоль предполагаемой широты, и вот пятнадцатого января впереди замаячил Питкэрн; гигантская одинокая скала площадью чуть более трех квадратных километров вздымалась над морем. Двое суток огромные волны не давали высадиться.

Питкэрн в точности соответствовал описанию, но это было не все. Островок уединенный, труднодоступный, никаких признаков человеческого обитания. Со стороны моря его плоская вершина незаметна. Обилие пресной воды, дикорастущих овощей и кокосовых пальм — это еда и питье. Свечные деревья — значит со светом проблем не будет. В обилии растет тутовое дерево — значит, и с одеждой все в порядке. Ни одного комара. Если у тебя есть женщина, друзья и свобода, то чего еще желать? Этот островок был воистину райским садом.

Первые дни прошли трудно, но весело. Вместе перетаскивали с корабля все, что можно было перетащить. Мачты могли легко выдать их местонахождение, но моряки не отважились сразу разобрать судно — а вдруг на острове все-таки есть люди, которых они не успели заметить? Но так случилось, что спустя две недели «Баунти» запылал. Никто не знал, кто поджег корабль, но жребий был брошен. Единственная связь с миром исчезла на глазах у всей мятежной команды.

Когда в 1808 году, то есть через двадцать лет после пропажи «Баунти», два корабля бросили якорь у острова Питкэрн, в живых оставался лишь один мятежник по имени Джон Адаме. Он жил на острове с четырьмя таитянками и множеством детей и подростков.

Во время встречи выяснилось, что среди островитян когда-то что-то произошло, причем что-то очень хорошее, ибо оно внушало страх и благоговение и было связано с Библией Флетчера Кристиана.

Прошло еще много-много лет, и когда проживавший в Лондоне девятилетний Глен Кристиан узнал, что его имя связано с историей того далекого корабля, он загорелся желанием выяснить все, что только можно, о своем предке Флетчере Кристиане. Как он выглядел? Какой была его семья? Что это за история с бунтом? Как закончил жизнь его предок? Много лет Глен потратил на тщательные изыскания и даже на самом острове провел немало времени. В результате появилась замечательная, очень интересная книга под названием «Хрупкий рай». Ее автор стремился быть беспристрастным, честным, в равной мере учитывая все противоречивые рассказы. Многое, поведанное в этой главе, основывается на книге Гле-на. Мы благодарны ему и, пользуясь случаем, еще раз хотим выразить свою признательность.

Расскажем вкратце, что произошло, и, пожалуйста, помните, что в воспоминаниях нет единства: если то, что скажу я, не будет согласовываться с тем, что слышали вы, наверное, вы поймете.

Итак, какое-то время жизнь на острове была похожа на рай, но он продлился недолго. Никакая человеческая идиллия долго не протянется, если сердце осталось прежним. Флетчеру Кристиану надо было открыть свою Библию, тогда он узнал бы, что их благополучию скоро придет конец, ибо сказано: «Если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся строящие его; если Господь не охранит города, напрасно бодрствует страж» (Пс. 126:1).

Никакой рай, построенный на страстях человека и омраченный его нераскаянной и непрощенной виной, не продлится долго. Скоро среди команды, наверное, опять стала ощущаться «нехватка женщин». Мятежники принялись убивать друг друга, и в живых остался только Джон Адаме. Кто-то убил даже Флетчера Кристиана. И тут Адаме неожиданно понял, что теперь на него легла громадная ответственность. Рядом с ним были дети, рожденные мятежниками, и среди них — дети Флетчера Кристиана. Они зависели от него, и он понял, что их будущее станет таким, каким его сделает он, Джон Адаме. И вот тут-то Адаме и вспомнил о Библии Флетчера. Это была единственная книга на острове, и по ней он учил детей читать, писать и жить. Результат превзошел все ожидания: дети выросли и стали настоящими христианами, благовоспитанными и спокойными.

Необычный интерес к Слову Божьему, удивительное духовное преображение всех островитян сначала привлекали проплывавших мимо моряков, потом заинтересовали британское правительство и, наконец, весь мир. Такие секреты долго не держатся.

Интерес к этому простому раю, затерянному в необъятных просторах Тихого океана, привел к тому, что тысячи христиан Северной Америки, купив на свои средства корабль, оборудовали его, назвали «Питкэрн» и пустились в плавание с единственной целью: хоть как-то удовлетворить духовные и физические потребности жителей Питкэрна и других островов южных морей. 2 октября 1890 года «Питкэрн» отчалил из гавани Сан-Франциско. Прошло ровно сто лет с тех пор, как другой корабль, «Баунти», расстался с пассажирами и своей последней командой — беглыми мятежниками. «Питкэрн» был нагружен подарками. Тысячи долларов ушли на покупку христианской литературы. Команду набрали из стойких моряков-христиан, а пассажирами были самоотверженные миссионеры. На всех парусах корабль отправлялся в свое первое плавание, а друзья и родственники находившихся на его борту пассажиров махали им вслед, желая счастливого и интересного путешествия. Вообразите восторг и радость обитателей Питкэрна, когда они увидели маленькое судно и узнали о цели его плавания! Сегодня Питкэрн — остров адвентистов седьмого дня. Средоточием жизни здесь является церковь, школа, дружная община и, конечно, море. Когда мимо проплывает какой-нибудь корабль, островитяне, нагрузив свои баркасы сувенирами, плывут ему навстречу. Пассажиров одаривают цветами, а потом островитяне берут курс на свой остров, и по волнам несется прощальное песнопение.

Я вновь вспоминаю о Флетчере Кристиане, том далеком бунтовщике. На вершине острова есть углубление, которое зовут пещерой Флетчера. Рассказывают, что он, почти всегда веселый и трудолюбивый, порой впадал в тоску и прятался здесь на несколько дней.

О чем он думал, пристально всматриваясь в океан? Какие муки испытывал, силясь представить, что происходит там, куда не досягает его взор? Быть может, мир считает его изгнанником и мятежником? Быть может, его даже ищут? Знает ли семья, что произошло на самом деле? Рассказал ли хоть кто-нибудь им истину? Добрался ли капитан Блай до надежной гавани, или, быть может, всех поглотило море? Если они погибли, то значит он, Флетчер Кристиан — убийца? Нет на свете муки, которую можно сравнить с мукою вины! Если бы он вспомнил о своей Библии! «Тогда придите, и рассудим… — прочел бы он. — Если будут грехи ваши, как багряное, — как снег убелю; если будут красны, как пурпур, — как волну убелю» (Ис. 1:18).

Однако с чего мы взяли, что он не вспомнил о ней? Откуда нам известно, что он не отыскал в ней Спасителя и не обрел прощения? Слушайте драгоценный библейский стих: «Господь в переписи народов напишет: «такой-то родился там»» (Пс. 86:6). Бог не извиняет греха. Он прощает его. Прощает и не забывает, где человек родился. Он знает трагические обстоятельства, в которые тот попал, знает, сколько может вынести человеческий разум. Быть может, история Флетчера Кристиана еще не завершилась? Иисус грядет скоро, и когда Он пошлет ангелов собрать Свой народ, одинокий остров Пит-кэрн не будет обойден стороной. И кто знает, быть может, прощенный мятежник по имени Флетчер Кристиан окажется среди тех, кого Господь Иисус причислит к Своим? Надеюсь!

Но если другой Флетчер, который носит совсем другое имя, читает сейчас эти строки, если его терзает такая же вина, пусть знает, что и он может обрести прощение. И ты, ты тоже можешь быть прощен — прямо сейчас.

Чему можно уподобить Бога?

Любому из нас интересен Тот, Кто стоит у штурвала космического корабля, Кто сотворил миры, Кто удерживает звезды на их орбитах и без Чьей воли на землю не упадет даже малая птица. Какова Божья природа? Можем ли мы знать об этом? Может ли это знать кто-нибудь вообще? Быть может, Бог — это тайна за семью печатями, на разгадку которой нам не стоит и надеяться? Но можно ли поклоняться тайне? Можно ли любить ее и доверять ей — тайне, Незнакомцу, Которого вы совсем не знаете? Затруднительное положение, не правда ли?

О Боге говорят многое: что-то верно, а что-то — просто домыслы и пропаганда. Быть может, вам не сказали о Нем истину, и, может быть, вы должны ее узнать? Замечали ли вы когда-нибудь, как быстро наши проблемы теряют свою значительность, если мы в ясную ночь посмотрим на звезды? Гарри Голден написал небольшую пьесу, которую озаглавил так: «Почему я никогда не кричу на официантку». «У меня есть правило, — сообщает он, — на основании которого я никогда не жалуюсь в ресторанах». «Почему?» — спросите вы. Потому что Гарри Голден знает, что «Млечный Путь содержит, по меньшей мере, четыре миллиарда солнечных светил, которые составляют всего лишь одну галактику». Далее он говорит о неисчислимых количествах, невероятных скоростях, непостижимых расстояниях — и все это в том космическом параде, который разворачивается где-то у нас над головой. «С помощью самых больших телескопов мы можем различить, по меньшей мере, сто миллионов отдельных галактик, похожих на наш Млечный Путь, и… чем дальше телескопы позволяют вам проникнуть, тем плотнее становятся галактики». «Когда подумаешь обо всем этом, — заключает Голден, — просто глупо волноваться, если вместо лимской фасоли официантка принесла волокнистую!»

Да, что ни говори, а ночное небо может свести на нет многие наши проблемы, да и нас самих в том числе.

Но что можно сказать о Боге, Который находится где-то там и управляет всеми этими звездами? Какова Его природа? Знает ли Он, что мы находимся на земле? Волнует ли Его наше будущее? Что Он думает, когда смотрит вниз с высоты небес?

Сколько бы мы ни говорили об этом, как бы ни пытались это выразить или сокрыть, но вопрос поставлен и всем нам не дает покоя.

Какова природа Бога? Как Он относится к нашей беспокойной и грешной планете?

В своей восхитительной книге «Хватит и восьми» Том Брейден рассказывает, как однажды дети довели его до такого состояния, что он решил отказаться от отцовства. На время, конечно.

Испытывал ли Бог хоть когда-нибудь подобные чувства? Быть может, Его до того утомила наша глупость, может быть, Он настолько устал от нашего непослушания и так удручен нашими безрассудными выходками, что готов оставить все, что делает? А вдруг Он решил покинуть нас и предать забвению? А что если Он уже сделал это? Мы хотим знать, ибо как мы можем доверять Богу, Которого не знаем, Богу, Который похож на Незнакомца? Как мы можем сохранять хоть какое-то спокойствие, задумываясь о своем будущем? Быть может, это покажется странным, но в Книге Иова, наверное, самой первой из всех библейских книг, мы читаем: «Сблизься же с Ним, и будешь спокоен» (Иов 22:21). Что вы думаете об этом? Чтобы стать спокойным, надо сблизиться с Богом, то есть узнать, что Он из Себя представляет.

Сегодня миллионы людей отчаянно ищут покоя. Повсюду растет интерес к астрологии, к восточным религиям, однако ясно, что если бы эти люди просто сблизились с Богом, они тотчас же прекратили бы все свои поиски! «Минуточку, пастор Вандеман, — возразите вы. — Я думаю, нам нельзя рассчитывать, что мы поймем Бога, Разве Библия не говорит, что сокрытое принадлежит Господу?» Да, говорит. Но давайте еще раз обратимся к этому стиху, поскольку у него есть продолжение: «Сокрытое принадлежит Господу, Богу нашему, а открытое нам и сынам нашим» (Втор. 29:29).

Некоторые вещи, касающиеся Бога, действительно, остаются в тайне, и мы не можем их понять. Однако многое нам открыто. Быть может, мы просто не интересовались тем, что нам открыто и хоть как-то позволяет понять Божью природу? Быть может, увидев перед собой тайну, мы отказались и от откровения? Да, многое из того, что касается Бога, — тайна, однако остался бы Он Богом, если бы мы могли уподобить Его себе и умалить до нашего скудного разумения?

Если, читая какую-нибудь книгу по физике, вы понимаете суть того, что в ней написано, то можно заключить, что вы понимаете предмет так же, как и физик, который ее написал. Правильно?

Если бы вы могли уразуметь все, что касается Бога, если бы вы поняли всю Библию, если бы вы могли все написанное в ней усвоить, согласились бы вы с тем, что Бог нас в чем-то превосходит? Разве мы хотим, чтобы Он был равен нам? И сможем ли мы довериться Богу, Который не мудрее человека? Разве не смешно, когда разум, сотворенный Богом, подвергает этого Бога исследованию и затем отрицает Его, потому что не может понять Его целиком?

Давайте разберемся. Мы видим, как в грозовой туче блеснул огонь. Мы называем это электрическим разрядом. Мы не понимаем, в чем тут дело. Не можем разобраться, откуда туча получила свой заряд. Мы даже не в силах понять, как малиновка выводит птенцов, — так стоит ли удивляться, что многое в Боге для нас тайна?

Стоит ли удивляться, что мы не можем понять, каким образом Бог существовал изначально, как Он может состоять из трех Лиц и в то же время оставаться Единым, как Сын Божий сумел сойти на землю и родиться от девственницы?

Тайна постигается любовью и верой, и, вместо того чтобы отрицать ее, разум обязан преклониться перед тем, что ему непонятно. Мы должны расстаться с нашим необоснованным самомнением и не сводить Бога до того уровня, на котором можно Им управлять. Нам надо не суетиться вокруг тайны, а спокойно довольствоваться тем, что открыто в Библии.

К сожалению, все, что Бог сказал нам о Себе, облечено в непонятные и скучные богословские термины, которые затемняют смысл и отпугивают нас, — достаточно вспомнить такие слова, как всемогущий, всеведущий, вездесущий и неизменный. Но видите ли, в чем дело. Все эти слова придуманы вовсе не для того, чтобы запутать и запугать нас, и если мы сумеем перевести их на более простой, понятный нам язык, они всем дадут великое упокоение. Возьмем для начала слово всемогущий. Это просто-напросто означает, что Бог имеет силу сделать все, что захочет. Он обладает всяческой силой, и нет такой ее степени, которой бы Он не обладал. Обращаясь к пророку Иеремии, Господь сказал еще проще: «Вот, Я — Господь, Бог всякой плоти: есть ли что невозможное для Меня?» (Иер. 32:27).

Разве вам не нравится такое всемогущество? Разве вы не успокаиваетесь, зная, что для Бога нет и не будет ничего неподвластного, будь то Вселенная или ваша личная жизнь? Не задумывались ли вы о том, что если Он сотворил этот мир, то Он в состоянии совладать со всем, что возникнет в вашей или моей жизни?

Мы говорим, что Бог всеведущ. Но пусть и это вас не пугает. Речь идет о том, что Бог обладает полнотой знания. Он знает все — даже то, что будет впереди. «Я Бог, и нет иного Бога, и нет подобного Мне. Я возвещаю от начала, что будет в конце, и от древних времен то, что еще не сделалось» (Ис. 46:9, 10).

Разве не дает мир вашему духу всеведение Господа? Не вселяет уверенность? Бог знает все, что совершится в будущем, и если в нем есть то, что нам необходимо знать, Он скажет об этом. «Ибо Господь Бог ничего не делает, не открыв Своей тайны рабам Своим, пророкам», — сказал пророк Амос (Ам. 3:7).

Почему Он это делает? Чтобы пророки сообщили нам сведения, которые Бог решил передать нам.

А теперь коснемся Божьей непреложности, или неизменности. Это означает, что Бог выше всяких перемен и что Он всегда Тот же. Он не может измениться к лучшему, поскольку уже обладает совершенной святостью, праведностью и благостью, но не может измениться и к худшему, поскольку в таком случае Он уже не был бы Богом. «Ибо Я — Господь, Я не изменяюсь», — говорит Он (Мал. 3:6).

«Иисус Христос вчера и сегодня и вовеки Тот же», — вторит апостол Павел (Евр. 13:8). Разве это не прекрасно? Пытались ли вы понять когда-нибудь, что сокрыто в этих величественных словах? Бог никогда не меняется, и нам не надо беспокоиться, каким Он будет завтра.

Мы говорим, что Он вездесущ, и это означает, что силою Своего Духа Он в один и тот же миг может быть всюду. «Я с вами во все дни до скончания века», — сказал Иисус (Мф. 28:20). Вам это не по вкусу? Вряд ли. Бог всегда рядом с нами, когда мы нуждаемся в Нем. Нам не надо записываться к Нему на прием, нас не выставят за дверь, сказав, что в данный момент Он хлопочет о какой-то другой галактике. Попав в критическую ситуацию, нам не придется бросаться на колени лишь затем, чтобы выяснить, что перед нами очередь из семнадцати тысяч человек. Он всегда с нами. Его внимание целиком обращено на нас, как будто только мы и существуем. Не понимаете? И я тоже, но слава Богу за это!

А теперь обратимся к изречению, которое, наверное, является самым простым из всего, что можно сказать о Боге. Это три кратких слова, сказанных апостолом Иоанном: «Бог есть любовь» (1 Ин. 4:8). Проще простого? Нет, сложнее не придумаешь. Это то, что труднее всего понять. Иоанн не сказал: «Бог любит». Многие любят, хотя бы время от времени. Он не сказал: «Бог проявляет Свою любовь». Многие время от времени делают и это. «Бог есть любовь» — вот что сказал апостол. Он имел в виду любовь в абсолютном смысле. Если любят так, то это значит, что невозможно любить больше, и нет никого другого, кто мог бы так любить.

Вы обратили внимание, что каждый из перечисленных атрибутов Бога, каждая Его особенность была взята в абсолютном смысле? Абсолютное могущество. Абсолютная мудрость. Абсолютная любовь. Обладание таким могуществом означает, что могущественнее быть нельзя. Быть столь мудрым значит, что мудрее быть невозможно. Любить так означает, что любить больше просто нельзя!

Вы понимаете все значение этих качеств Бога? Если Он обладает абсолютным могуществом, абсолютной мудростью и абсолютной любовью, тогда, доверяясь Ему, мы обретаем абсолютную безопасность и надежду. «Знаем, что любящим Бога… все содействует ко благу», — говорит апостол Павел (Рим. 8:28).

Чего нам бояться? Куда бы Бог ни повел нас, какой бы таинственной ни показалась эта тропа, как бы трудно нам ни было все это понять, мы можем полностью довериться Его водительству. Бог никогда не ошибается, и если все, что Он делает для нас, есть проявление Его абсолютной любви, то о чем же нам еще вопрошать?

Подумайте: поскольку Бог — это абсолютная любовь, Он желает для нас самого лучшего; поскольку Он всеведущ — Он знает, что для нас является самым лучшим; и поскольку Бог всемогущ — Он способен даровать нам все самое лучшее!

Бог есть любовь. Понадобится целая вечность, чтобы понять Такого Бога, однако достаточно одного лишь мига, чтобы довериться Ему. Один лишь миг — и мы обретаем спокойствие, которое приходит сразу, как только мы начинаем познавать Его.

Да, Господь встревожен. Подняв мятеж, человек удалился от Него, и взаимоотношения счастья были нарушены. Бог хотел восстановить их. Веками пытался Он это сделать, но как люди могли понять Такого Бога? Слова и вести, которые Он передавал через пророков и ангелов, были недостаточны, и тогда, чтобы показать, Каков Он на самом деле, Господь послал нам Иисуса. Вот почему Он пришел. Смотрите, Он идет из одного селения в другое, исцеляя всех немощных и больных. Вот Он говорит женщине, которую силой привели ее обвинители: «И Я не осуждаю тебя. Иди и впредь не греши». Теперь Он совершает долгое путешествие, зная, что в чужом народе есть женщина, которая хочет, чтобы ее дочь исцелилась. Здесь Он насыщает голодных, а там — с удивительным терпением выслушивает тех, кто захотел стать первым. И, наконец, мы просто замираем в изумлении, увидев, как Он омывает ноги тому, кто предаст Его!

Вот Он молится в саду, подавленный бременем вины этого мира, борется с искушением призвать легионы ангелов, чтобы те унесли Его с этой враждебной планеты. Вот Он преодолевает жестокий соблазн сойти с креста, чтобы каждый увидел, Кто Он есть на самом деле, — и остается на нем до конца, до тех пор, пока работа Его не будет доведена до конца, ибо Он помнит о вас и обо мне. Такова Божья природа!

Но до сих пор Господь не знает покоя. Его враг распространяет о Нем лживые домыслы, стремясь в искаженном свете представить Его характер, и весьма в этом преуспевает. Ему до такой степени удается смутить современников Христа, что те отвергают своего Спасителя. Те, кто считал, что знает Бога лучше других, на самом деле почти ничего о Нем не знали. Они помнили, что Господь справедлив, но почти ничего не знали о Его милосердии и в конце концов распяли Того, Кто пришел их спасти.

Помните притчу о пшенице и плевелах? Когда слуги спросили хозяина, откуда взялись эти плевелы, тот ответил: «Враг сделал это».

Итак, когда вы видите плевелы, слышите об авиакатастрофах, наводнениях, пожарах, ураганах, о том, как невинные дети умирают от лейкемии, а также о многом другом, — помните: все это делает враг. Бог здесь ни при чем. Замышляя всевозможные страдания и гибель людей, сатана потом обвиняет Бога. На самом деле все совершенно не так: о нас заботится Тот, Кто безропотно умер на кресте. Это Бог, умирающий, чтобы спасти отягощенного виной человека, Бог, стремящийся спасти тех, кто привел Его ко кресту и пригвоздил к нему. Бог, Который умирает вместо вас. Вместо меня. Так какова же Его природа? Любовь и забота!

Однако Божьи страдания начались не на кресте и не на нем окончились. С тех пор, как человек решил пойти своей дорогой, Бог не переставал страдать. Он гораздо глубже нас чувствует одиночество и разъединение. Поскольку Он любит так, как человек никогда любить не мог и не сможет, поскольку Его любовь совершенна, Его боль бесконечно глубже той, которую испытывают люди. Мы своекорыстно помышляем о том дне, когда всякое страдание прекратится, однако что в этой связи можно сказать о Боге? Он страдает больше нас и, значит, еще сильнее жаждет наступления этого дня. «Но если Он всемогущ, то почему ничего не сделает, чтобы прекратить все это?» — спрашиваете вы. Друг мой, Он непременно все сделает, но лишь тогда, как только грех обступит нас со всех сторон, когда мы поймем, насколько это смертельно, как только нас совсем измучит эта мятежная планета. Когда мы пресытимся грехом, когда он станет для нас отвратителен, когда мы возненавидим его настолько, что просто перестанем грешить, Бог доверит нам жизнь, которая никогда не кончится. Тогда и Он, и мы, и вся вселенная узнаем, что больше это никогда не повторится.

А пока на малое время Бог позволяет продлиться страданию. Он предостерегает нас, посылает незначительные наказания, чтобы мы смогли избежать тех великих судов, грядущих вскоре. Он призывает нас уйти от опасности, отойти от края пропасти, избежать верной смерти, и Его сердце наполняется горестью, когда Он видит, что мы не следуем Его призыву. Такова Божья природа!

Друг мой, наверное, теперь ты чуть лучше понял, что же на самом деле представляет Собою Бог? Всякое прочее знание не столь важно, и никакое другое не сможет принести такого упокоения твоей душе и разуму.

В конце года, принимая заключительный экзамен, преподаватель спросил молодого студента: «Что вы узнали в этом году такое, что будет сопутствовать вам все пять лет?» Студент ответил одним словом: «Вас».

Скоро настанет день, когда все мы предстанем на заключительном экзамене. И если Господь спросит нас, узнали ли мы что-нибудь такое, что пребудет с нами вовеки, надеюсь, каждый ответит: «Это Ты, Господи!»

Божественное высокогорье

В январе 1844 года Джон Чарльз Фремонт довел до слез одного старого индейца, пристав к нему с таким вопросом: «Можно ли пересечь горы, взяв курс на пологие возвышенности, которые находятся к юго-западу от озера Тагоэ?» Индеец ответил, что он ходил через горы, но путь этот очень нелегок. Летом на дорогу обычно уходит шесть дней, а зимой лучше вообще не ходить. «Кругом скалы и снег, скалы и снег, — монотонно повторял он, — и даже если ты преодолеешь снежные вершины, ты все равно не сможешь спуститься». И тем не менее Фремонт отправился в путь!

Индейцы знали, чего можно ждать от гор, и если перед ними вставала преграда, они относились к ней серьезно. Они не лезли на гору только потому, что та возвышалась перед ними, а стремление узнать, что находится по ту сторону, не лишало их рассудка. Видя горный кряж, индейцы не задумывались, что может скрываться в его ущельях. Однако данная горная гряда была необычной, да и сами горы были необычными. Una gran Sierra nevada — Великая Снежная Гряда — так двести лет назад назвал их испанский миссионер Фрай Педро Фонт, впервые взглянув с западной стороны на сверкающие на солнце вершины. И он был прав, потому что Сьерра, рассекая Калифорнию, тянется около шестисот пятидесяти километров: от горы Маунт-Лассен на севере до постепенно появляющихся кактусовых равнин на юге.

В континентальных Соединенных Штатах Сьерра, вне всякого сомнения, представляет собой самый впечатляющий образец дикой природы. Куда бы вы ни посмотрели, всюду скалы, ошеломляющие вас своим величием и мощью. Скалы столь огромные, что просто нельзя не изумляться их размерами. Скалы с самыми настоящими крутыми утесами и обрывами. Скалы, словно подхваченные неземной силой и в прекрасном беспорядке брошенные на дно глубочайших каньонов. Скалы, страшными зубцами вздымающиеся на высоту до четырех с половиной тысяч метров. Возьмите, например, гору Маунт-Витни, самую высокую в старых штатах. Ее отвесная стена возвышается над поверхностью долины на три с лишним километра!

А какие водопады! Йосемит, например, в свободном падении низвергается с высоты около восьмисот тридцати метров; если помните, высота прославленной Ниагары всего лишь пятьдесят метров!

Нигде вы не встретите долины более прекрасной, чем та, что раскинулась в Йосемитском парке. Кажется, что она перенесена сюда из какого-то другого мира. Кто хоть однажды видел ее белый гранит, мерцающий в лунном свете, никогда не позабудет этого зрелища. С обеих сторон возвышаются монолитные отвесные скалы, достигающие высоты полутора километров над поверхностью долины: Эль Капитан, Хаф Доум, Сентинел Рок, Гласиэр Пойнт. С последней каждое лето и уже в течение многих лет, по вечерам, где-то в девять часов, низвергается огонь: знаменитый Йосемитский огнепад, стремительно несущийся вниз по белой чистой стене! Глядя на все эти геологические чудеса, перестаешь удивляться, что индейцы не торопились пересекать Сьерру.

Побывав в Сьерре, Марк Твен писал: «Воздух там очень чистый, прозрачный, бодрящий и просто восхитительный. Да и каким ему быть? Ведь им дышат ангелы!» И, конечно же, нельзя не упомянуть Джона Муира. Он принадлежал Сьерре, а Сьерра — ему. Высокогорье было его страстью. «Взбирайтесь на горы и внимайте их благовестию! — призывал он. — Покой природы вольется в вас, как солнечный свет проникает в толщу деревьев. Ветры подарят вам свою свежесть, бури — свою силу, а заботы уйдут, подобно осенней листве, осыпавшейся с деревьев». Даже если вы посещаете Сьерру впервые, вы невольно со всей остротой и силой ощущаете, что когда-то здесь произошло нечто невероятное. Что-то ужасное, катастрофическое, настолько необычное, что событие это прост невозможно себе представить. «Видите, как этот гранит пробивает дорогу вверх между вулканическими и метаморфическими скальными породами? — спросил один путешественник, проезжая на лошадях мимо оползней. — Кажется, что скала встала дыбом, да и вообще такое впечатление, что все здесь вздыблено!»

Какое же событие заставило вздыбиться всю эту местность? Какие силы создали этот дикий, дерзкий, прекрасный и беспорядочный ландшафт, исполненный глубокого драматизма? Когда вы смотрите на гору Хаф Доум, эту взмывающую вверх глыбу чистого гранита высотой около полутора километров, все время хочется узнать, каково ее происхождение. Когда Альбрехт Пенк, геолог из Европы, впервые увидел отвесную стену горы Маунт-Витни, простирающуюся почти на три с половиной километра, он попросил, чтобы на какое-то время его оставили одного, дабы он в безмолвии смог предаться созерцанию этого грандиозного зрелища.

Не так давно группа туристов из трехсот человек совершала восхождение от Оуэне Вэлли до гранитной вершины Маунт-Витни. Среди них оказался лесничий Национального парка Секвойя, и один из путешественников, пораженный мощью склона, на три километра вздыбившегося над долиной, попросил его рассказать, как сформировалась Сьерра. Не очень разбираясь в геологии, лесничий сказал примерно следующее: «Ну, все дело в том, что это верховное плато представляет часть старого ландшафта, который миллионы лет назад был раскинут по этой долине. Затем вся Сьерра изогнулась, как арка». Желающих послушать становилось все больше, и он продолжал: «Потом крепящие камни обрушились, и в результате сформировался большой откос, переходящий в долину Оуэне Вэлли, вместе с Белыми Горами, которые на востоке образуют другую половину этой обрушившейся арки. Позднее в результате эрозии и оледенения картина приобрела окончательный вид, который перед вами: луга, каньоны, вершины и ложбины».

Лесничий сделал паузу, давая время, чтобы все усвоили услышанное, и тут один из путешественников громко сказал: «Я не верю этому. В Библии сказано, что Господь сотворил мир в семь дней и потом потоп все уничтожил».

«Да, — задумчиво ответил лесничий, — может и так, по крайней мере на это похоже». Он сам принялся размышлять о том, что здесь произошло. Прошло несколько месяцев, но более подходящего ответа он так и не придумал. «Что я мог сказать тому парню? — спрашивал он, пожимая плечами. — Может быть, он прав!»

«Да, может быть, прав», — добавляет Эзра Бауэн, рассказавший эту историю. Он говорит, что «сегодня самые искушенные геологи, не говоря уж о фундаменталистах, по-прежнему пытаются разобраться в том, как возникла Сьерра».

Хотите — верьте, хотите — нет, но этот рассказ я отыскал не там, где вы надеетесь его встретить, то есть не в какой-то книге, написанной креационистом. Я нашел его в обычной книге для туристов. Наверное, даже лесничий понял, что объяснение, предложенное упомянутым выше туристом (то есть утверждение, что все это сделал Бог), гораздо проще, разумнее и правдоподобнее, чем переменчивые теории геологов. В Библии сказано просто: «Ибо в шесть дней создал Господь небо и землю» (Исх. 20:11).

Никаких искусственных арок, никаких рушащихся камней, никаких долгих периодов времени — просто шесть дней. Шесть дней — и все было сотворено. «Словом Господа сотворены небеса, — сказал Давид, — и духом уст Его — все воинство их… ибо Он сказал, — и сделалось; Он повелел, — и явилось» (Пс. 32:6, 9).

Вдумайтесь, друзья: просто сказал — и сделалось! А что, если Бог сотворил все так, как мы это видим теперь, то есть в полном беспорядке и запустении? Нет. Когда вы сегодня смотрите на Сьерру, то приходите к одной-единственной мысли: несмотря на всю ее красоту и величие, все, здесь происшедшее, на самом деле Богом никогда не замышлялось.

Джон Муир предполагал, что во всем виноваты ледники, однако дотошный Джосайя Витни, именем которого и была названа одна из гор, отверг такое предположение. Он был весьма уверенным человеком, но особенно он был убежден в том, что Йосемитская долина возникла в результате мощного наводнения. Так ли это было на самом деле? Чтобы хоть в какой-то мере понять, сколь страшная сила понадобилась для сотворения Йосемитской долины, вспомним о мощном землетрясении, произошедшем в марте 1872 года. В течение нескольких часов все высокогорье дрожало и грохотало. Долина Оуэне Ваяли раскололась с таким шумом, что страх обуял всех, кто там жил. К счастью, в непосредственной близости не было никаких населенных пунктов, иначе многочисленных жертв было бы не избежать. Что же случилось? Поле площадью в несколько гектаров ушло вглубь на два метра. Исчезло небольшое озеро. Река потекла вспять и текла, пока ее русло не высохло. Согласно воспоминаниям одного из очевидцев, объятые тьмой «люди смотрели, как с грохотом катилась громадная лавина камней, высекая такие яркие искры, что собравшиеся приняли их за потоки лавы». Вот таким было «замечательное землетрясение» Джона Муира. Йосемит находился в двухстах километрах от эпицентра, однако толчки слышались и там.

Сильный грохот раздался, когда осела южная часть горы Игл Рок. По изогнутой траектории с нее покатились тысячи огромных валунов, высекая такие яркие искры, что казалось, будто в темноте светится раскаленная арка. Стоял неописуемый грохот. Стремясь хоть с чем-то сравнить силу шума, Джон Муир говорил: «Казалось, что если бы воедино собрались все громы всех когда-либо слышанных мною ураганов, они все равно не смогли бы заглушить этот грохот!»

Землетрясение 1872 года было одним из самых мощных за всю историю, однако оно почти никак не изменило Сьерру. Помимо оползней основной достопримечательностью стал небольшой каменный вал, протянувшийся по долине на пять километров и в своей самой высокой точке поднявшийся примерно на семь метров. Как странно: весь этот грохот и неистовство ушли на то, чтобы оставить отметину в пять километров длиной и семь метров высотой. Если взять откос, который вырисовывается над Лоун Пайн, то он выше почти в пятьсот раз. Какие же силы понадобились, чтобы создать Сьерру такой, какой мы ее видим сегодня? Сколько должно произойти землетрясений, чтобы высечь все эти горы?

Наверное, есть ответы получше тех, что повторяют геологи, по крайней мере, большинство из них. Кто-то уже начинает удивляться. «Не так давно, — говорит Эзра Бауэн, — калифорнийские геологи вообще усомнились, была ли когда-нибудь арка, которая, как считают, после крушения опорных камней, образовала восточную долину, и не случилось ли так, что вся гряда образовалась под воздействием какой-то другой, пока неведомой силы».

Что скажете? «Какая-то другая, еще неведомая сила». Но ведь Бог объясняет нам, что это за сила. Он точно указывает: все это было сформировано водой! Откроем Книгу Бытие: «И усилилась вода на земле чрезвычайно, так что покрылись все высокие горы, какие есть под всем небом. На пятнадцать локтей поднялась над ними вода, и покрылись горы» (Быт. 7:19, 20).

Итак, мы видим, что вода покрыла все высокие горы. Какое страшное обилие воды! Кто-то из нас наверняка по своему опыту знает, что порой вода бывает безумно неистовой. Это не был тихий дождик. Нельзя сказать, что вода спокойно прибывала, пока не покрыла горы; здесь речь идет не о простом наводнении, но о глобальной катастрофе.

Беда в том, что наш ограниченный опыт не позволяет нам не только понять, но даже осознать, каким был потоп. В него была ввергнута вся планета, земля вставала на дыбы, раскалывалась и содрогалась с такой силой, что мы из-за своего примитивного воображения просто не в состоянии это представить.

Мощный дождь, переходящий в ливень, посильнее тропического. Яростные потоки воды, вырывающиеся из-под земли. Морские приливы. Огонь. Ветер. Извержение вулканов. Земная кора колеблется и трескается, образуя глубокие провалы. Крушение гор. Неистовые подземные толчки. Дикие содрогания земной коры. Вдобавок к перечисленному представьте все, что только можете сами представить, и все равно вам не удастся в полной мере описать картину всемирного потопа. Это не была какая-то кратковременная катастрофа, скорее всего, понадобились целые столетия, чтобы земля успокоилась.

Вероятно, теперь вы понимаете, что произошло со Сьеррой? Однако, несмотря на множество ран, нанесенных ей той глобальной катастрофой, несмотря на все отметины, оставленные на этом высокогорье безрассудной, непродуманной человеческой деятельностью, это место все равно не утратило своего величия. Несмотря на весь этот хаос, крушение и беспорядок, несмотря на всю эту вздыбленность и искореженность, Божье творение по-прежнему несет на себе печать любящего Творца. Его красота по-прежнему очаровывает нас!

Да, Сьерра может быть грозной и неприступной, однако в ней скрывается какое-то неизъяснимое очарование. Свежий, чистый воздух. Широкая панорама горных вершин. Деревья, стволы которых покрыты причудливыми наростами, цепляются за голые выступы скал. Величественные леса, простирающиеся где-то внизу, дикое девственное запустение. Начав прогулку там, где кончается проторенная тропа, вы верхом на лошади пробираетесь через скалистые утесы, на какое-то время останавливаетесь отдохнуть, окидывая взором всю Сьерру. Глядя вниз, вы вдруг замечаете, как рядом с копытом коня бесстрашно и в полной безопасности растет маленький и слабый цветок высотой не более пяти сантиметров. На вершинах тоже цветут маленькие голубые цветы, которых зовут «пилотами» — так на армейском жаргоне называют капеллана, или того, кто указывает путь на небеса. И так на всем высокогорье: оно зовет нас, расшевеливает, влечет к какой-то лучшей земле, где цветы никогда не вянут, где много рек и где течет река жизни, много деревьев и среди них самое лучшее — дерево жизни, где огонь не опаляет, нет болезней и горя, нет слез, страдания и смерти, нет ночи и расставаний и где вы лицом к лицу встречаетесь с Творцом всего мироздания.

Попытаемся представить себе, как изначально выглядело это Божественное высокогорье. Даже если в своем сегодняшнем беспорядке Его творение столь прекрасно, то каким же оно было до того дня, когда ему пришлось ввергнуться в дикую и разрушительную пучину? Каким должен быть оригинал, если то, что от него осталось, несмотря на всю свою искореженность и истерзанность, все-таки столь красиво и привлекательно? Даже сегодня, глядя на этот пейзаж, вам, быть может, захочется сказать: «Пусть небо подождет. Я хочу побыть здесь». Но знаете ли вы, что по замыслу Божьему, после того как мы вкусим неба, проведя там тысячу счастливых лет, нам надо будет вернуться сюда? Известно ли вам, что именно земля, а не небо, должна стать нашим постоянным жилищем? «Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю», — сказал Иисус (Мф. 5:5). Припоминаете эти слова? А вот что говорит апостол Петр: «Впрочем, мы, по обетованию Его, ожидаем нового неба и новой земли, на которых обитает правда» (2 Петр. 3:13).

Бог замыслил сжечь все, что есть негодного на земле, исцелить ее раны и вернуть ее нам обновленной. Обновленной всецело и до конца. Какой величественной и прекрасной станет эта Божья страна, когда на ней не останется ни единого шрама! Как радостно будет жить на ней вместе с теми, кого вы больше никогда не потеряете! Все раны, нанесенные земле, исцелятся. «Возвеселится пустыня и сухая земля… — говорит пророк Исаия, — и расцветет как нарцисс. Великолепно будет цвести и… слава Ливана дастся ей… ибо пробьются воды в пустыне и в степи потоки» (Ис. 85:1, 2, 6).

В степи — потоки! Разве это не прекрасно? Один бого-вдохновенный автор писал об этом так: «Там текут вечные потоки, чистые, как кристалл, а растущие около них деревья бросают тень на тропинки, приготовленные для искупленных Господа. Там просторные долины мягко переходят в прекрасные холмы и горы Божьи вздымают свои вершины. И там, в мирных долинах, на берегах живых потоков, народ Божий — эти усталые скитальцы и путники — наконец обретут свою родину»[4].

Друг, подумай об этом! Подумай о земле, которую Бог обновит и вернет нам в ее первозданной красоте. Горы, на вершинах которых растут величавые деревья. Ущелья, водопады, озера — незапятнанное Божье творение, раскинувшееся вокруг тебя во всей своей необъятности. Нет голых пустынь, скудных земель, нет ничего отталкивающего и грозного, нет никакого опустошения и одиночества. И эта Божья страна будет дана тебе, навеки оставаясь такой новой и восхитительной, словно ее никто никогда не сможет коснуться.

Если захочешь, ты всегда сможешь обратить свой пытливый взор на те необъятные просторы, куда твоя нога ступит первой, и там, рядом с копытом твоей лошади, будут цвести нежные цветы — совсем ничтожные в сравнении с гордо высящимися вершинами, но столь же надежно укрытые рукой любящего Бога!

Как я хотел бы оказаться там! А ты?

Бог и города

В начале третьего ночи Джеймс Хоппер направился домой, захватив копию статьи для очередного номера журнала. Ветер с моря дул все слабее, и казалось, что ночь как-то по-особому спокойна. Проходя мимо платной конюшни, он услышал, как внезапно и пронзительно заржала лошадь. Он сунул голову в темный дверной проем, и его встретил грохот двух десятков копыт, неистово бьющих в стены конюшни. «Весь вечер волнуются, — пояснил конюх. — Не знаю почему». Хоппер продолжил свой путь. «Беспокоятся лошади, — подумал он. — Наверное, к смене погоды».

А в это время, объезжая ночные клубы, знаменитый тенор Энрико Карузо тоже чувствовал себя неспокойно, но не настолько, чтобы потерять уверенность, так как он знал, что именно в сегодняшних рецензиях напишут о его безупречном вечернем выступлении.

Денис Салливан, начальник пожарной охраны города, тоже был обеспокоен, поскольку первый телефонный звонок поступил сразу после полуночи. Ветер изменил направление и теперь порывами дул со стороны Тихого океана, а всякий раз, когда возникали пожары в центре города, ветер дул именно оттуда. Так тянулась ночь.

Около пяти утра проснулся офицер полиции Леонард Ингхэм. Вот уже в течение двух месяцев его постоянно мучили кошмары, в которых всегда разыгрывалось одно и то же: огонь вспыхивал на рыночной площади и растекался дальше, пожирая главные городские здания. Разбушевавшись, он гнал испуганные людские толпы в сторону океана. Однако в эту ночь никаких кошмаров не было; наверное, потому, что в это раннее утро он назначил встречу с начальником полиции Джеремайей Динаном, решив рассказать ему о своих сновидениях. Странно, не правда ли? В этот момент по улице прогрохотала повозка молочника, который никак не мог унять свою встревоженную лошадь.

Городские часы пробили пять.

Устроившись на террасе своей виллы, расположенной на Русском Холме, Бэйли Миллард вновь засел за мольберт, пытаясь запечатлеть серо-зеленое очарование просыпающегося города. Обычно он начинал с Телеграфного Холма.

Повсюду было тихо, и Бэйли начал писать.

Джесси Кук, полицейский сержант, делавший объезд промышленных кварталов, обратил внимание, что уличные часы показывают 5.14. Они спешили. На его часах было только 5.12. Время как будто замерло над Сан-Франциско. Была среда 18 апреля 1906 года. А затем началось.

«Началось с океана, со скоростью триста метров в секунду, почти сразу под маяком в Пойнт-Арене, в ста пятидесяти километрах к северу», — рассказывал один из очевидцев. Затем «волнение неудержимо начало двигаться на юг; оно огибало сушу, но в то же время сохраняло общее направление, неуклонно перемещаясь в сторону Сан-Франциско, сдвигая миллиарды тонн земли, вздымая и обрушивая огромные скалы и образуя утесы там, где секунду назад была равнина».

Совсем позабыв о своем опрокинутом мольберте и рассыпавшихся красках, с вершины Русского Холма на все это смотрел изумленный Вэйли Миллард. Высокие горделивые здания качались и тряслись, кирпичные стены рушились, со всею силой опрокидывались башни, горизонт плыл, и ему казалось, что Сити-Хол ведет весь этот дикий танец. Какие-то неведомые, но могучие силы словно стремились столкнуть Сан-Франциско в океан. Милларду и другим наблюдателям казалось, что бессмысленно звонивший колокол церкви святой Марии, что в Чайнатауне, возвещал наступление судного дня над городом, который этого заслужил.

Толчки прекратились, но начался пожар и паника. На тротуаре сидит женщина, беспомощно вертя в руках пару туфель; другая несет ребенка вниз головой, держа его за пятки; перед входом в похоронное бюро сидит служащий, спокойно полируя ручки гроба. В Чайнатауне улицы забиты слугами, торговцами, детьми; многие кричат на огромного коричневого быка, который, пошатываясь от боли и страха, бредет через толпу. Китайцев учили — по крайней мере некоторых, — что мир держится на четырех быках, и, наверное, это один из них. «Иди назад! Иди назад! — кричат китайцы. — Твои братья ждут тебя внизу».

А вот и Энрико Карузо, которого землетрясение тоже не обошло стороной. Он уверен, что оно началось из-за него. Прямой, как палка, он сидит на своей кровати в Палас-отеле. Сорок пар обуви вместе с халатами и шелковыми рубашками землетрясение зашвырнуло в камин. Певец истерически рыдает, абсолютно уверенный, что после всего этого у него пропадет голос. Пытаясь его утешить, дирижер спрашивает, не хочет ли тот спеть, а затем, широко раскрыв окно и постучав палочкой по подоконнику, приказывает великому тенору начинать. И тот поет. Во весь голос. В испуганной толпе, которая мечется под окнами, кто-то останавливается, начинает слушать, раздаются голоса о том, какой он храбрый. Хоть Карузо не испугался! Но великий тенор охвачен страхом, как и весь Сан-Франциско, который боится с того дня и до сих пор. Говорят, что землетрясение повторится, все «начнется, как в апреле 1906 года: сначала необычно теплый день, а затем неожиданно быстрые колебания дна Тихого океана и морская зыбь, распространяющаяся на юг со скоростью свыше трехсот метров в секунду».

Над мятежной планетой, подобно мощному колоколу, звучит зов одинокого Творца, Который не успокоится до тех пор, пока человек не вернется домой. Прислушайтесь внимательно, и вы услышите его в отдаленном гуле надвигающейся катастрофы, в нервном подрагивании земли, ощутите в вечерних новостях. Он звучит над городами, где люди под теплом электрического света и в безопасных, как им кажется, стальных строениях толпами ищут мимолетного покоя и уюта. Он эхом разносится по холмам и долинам, куда человек пытается убежать от того, что ему кажется зловещей и скорой дорогой в забвение. Этот зов никогда не затихал в человеческом сердце. В звоне этого колокола слышится голос одиночества, это эхо человеческого сердца, ибо, несмотря на все свое нежелание признать Творца, несмотря на свое заносчивое неверие, человек чувствует, что он заблудился, что он одинок, и, чувствуя это, страстно желает, чтобы его нашли. Колокол еще звонит, и, наверное, яснее всего его звон разносится над городами.

Города бывают разные: искушенные в земной мудрости, исполненные смеха или погруженные в печаль; погрязшие в грехе; мертвые, как Петра; застигнутые врасплох, как Помпеи, или покаявшиеся, как Ниневия. Города XX века — гордые, безрассудные, напористые, жестокие, грубые и мужественные, как Нью-Йорк или Чикаго, переполненные и трепещущие, как Лондон, напряженные, чуткие, нервные, как сегодняшний Иерусалим, и испуганные, как Сан-Франциско. Выть может, глядя, как Бог относится к городам, мы сумеем лучше понять, каково Его отношение ко всей этой планете, погрязшей в мятеже? Города, как люди; они живут, дышат, умирают. Их одеянием может быть кирпич и известь, бетон и сталь, но за всем этим бьется сердце, к которому Бог прокладывает дорогу.

Вы никогда не задумывались о том, как много поставлено нами на карту? Чувствуете, как тонка в наших городах нить, связывающая нас с жизнью? Нью-Йорк и соперничающие с ним метрополии, как никакие другие города, открыты для разрушительной атаки врага; в них легко привести в негодность все механические приспособления, и они к тому же целиком и полностью зависят от капризов природы. Достаточно небольшого тумана — и город парализован, небольшой гололедицы — и движение в нем прекращается. А если говорить об урагане или извержении вулкана, то для них город становится самой легкой добычей. Да, нить жизни в юродах очень тонка, и на карту поставлено больше, чем мы думаем.

Давайте совершим путешествие в города прошлого. Как знать, вдруг это поможет нам понять отношение Бога к городам сегодняшним и что Он собирается с ними сделать. Для начала возьмем Ниневию, самое, пожалуй, раннее из многолюдных поселений. Она была столицей Ассирии, наиболее грозной империи, которую когда-либо знала история. Сегодня Ниневия — это обширный неправильный треугольник курганов, раскинувшихся на левом берегу Тигра, неподалеку от города Мосула. Когда, вооружившись кинокамерами, мы стояли на главном холме и снимали Ниневию общим планом, я понял, почему Господь назвал ее «городом великим». Ее древние стены, периметр которых двенадцать километров, охватывали почти семьсот тридцать гектаров земли.

Сегодня ученые могут добраться лишь до незначительной части былого величия Ниневии. Когда, например, раскопали дворец Сеннахерима, в нем нашли не менее семидесяти одного зала, множество комнат и переходов, почти все стены которых были облицованы алебастровыми плитами. И вот к престолу этой могущественной державы Бог послал Иону, поручив ему исполнить самую великую из всех запечатленных миссий милосердия. Почти каждому, наверное, знакома медлительность, с которой Иона первое время не мог совладать. Но зато как он проповедовал после того, как совсем необычным, окольным путем наконец прибыл на место! И как его слушала вся Ниневия!

В своей вести Иона ясно и просто призывал к покаянию, говоря: «Еще сорок дней, — и Ниневия будет разрушена!» (Иона 3:4). Ниневия внимала и каялась. Вспоминая о ней, я понимаю, что если город услышит Божий голос, он спасется; но когда думаю о Содоме, понимаю иное: если не услышит — погибнет.

Подобно мощному колоколу через все Писание звучит одно слово — «покайтесь». Оно — как гигантская декорация в той драме, которая разыгрывается веками. Это Божий зов, обращенный к человеческому сердцу.

Иона обошел только третью часть огромной столицы, однако его слово доходило до многих людей, убежденность в его правоте росла, и от царя до самого ничтожного раба весь город раскаялся. И Бог удержал Свою руку.

Какое дивное повествование! Когда сегодня люди вспоминают о Ниневии, то думают не о том, каким мощным был этот город, не о его алебастровых плитах, а о том, как его жители покаялись. И это живое ободрение всякому, кто читает о нем.

Вавилон помнят по-другому. Это был тоже великий город, даже по современным меркам. Его висячие сады до сих пор причислены к одному из семи чудес света. Он раскинулся в глубине плодородной долины, и некий историк даже боялся, что ему просто не поверят, если он расскажет обо всем, что видел. С человеческой точки зрения, не было ничего, что могло бы прервать существование этого города. Однако еще до того, как Вавилон достиг вершины своего могущества, пророк Исаия предрек его падение. «И Вавилон, — говорит он, — краса царства, гордость Халдеев, будет ниспровержен Богом, как Содом и Гоморра. Не заселится никогда, и в роды родов не будет жителей в нем. Не раскинет Аравитянин шатра своего, и пастухи со стадами не будут отдыхать там» (Ис. 18:19, 20). Однако и Вавилон должен был получить свое предупреждение, а следовательно, и возможность предотвратить собственную гибель. Если для того, чтобы предостеречь Ниневию, Бог использовал скромного проповедника, то Вавилону надлежало получить свидетельство и пример пророка-сановника, бесстрашно стоявшего на самой вершине власти. Вы хорошо помните эту историю. Юный Даниил, иудейский пленник, из рабов был вознесен до звания царского советника. Бог приготовил его для этой миссии, ибо захотел тронуть сердце Вавилона и, если возможно, завоевать его. И вот первый сановник города заговорил — и город дрогнул от Божьего гласа, дрогнул, но не пошел навстречу, и тогда появилась надпись на стене. Бог начертал на имени Вавилона: «Ты взвешен на весах и найден очень легким» (Дан. 5:27).

Если Ниневию вспоминают в связи с тем, что она оправдала призыв к покаянию, то Вавилон навеки остается скорбным примером столь долго отвергаемой любви.

Мне кажется, что одним из самых интересных городов прошлого была Петра, древняя столица едомлян. Высеченная в крепких скалах, она была ограждена отвесными утесами из красного песчаника, которые на протяжении многих веков ее богатой истории делали ее совершенно неприступной для любого вторжения. В горах были высечены дворцы, склепы, храмы и лестницы, ведущие к высоким алтарям, на которых со всей отвратительной безнравственностью совершалось поклонению солнцу. Однако и у Петры была возможность покаяться. На севере находилось небольшое царство, все состояние которого составляло лишь малую долю мощи и богатства Петры, но именно в его пределах решил избрать Себе жилище Бог всех народов. Да, в своем свидетельстве Израиль был несовершенен и нетверд, но все равно Петра могла его услышать, если бы захотела. Этого не произошло, и сегодня она — лишь мертвая карикатура на забытое прошлое.

Однако ведь был и Иерусалим — во всей своей исторической значимости, город любимый и достойный любви. Мне кажется, никакому другому городу на земле не довелось услышать столь настойчивого и нежного призыва, исходившего из уст Самого Спасителя. Я все силюсь мысленно представить тот день, когда Иисус, прервав Свой торжественный въезд в Иерусалим, взошел на Елеонскую гору, чтобы оттуда взглянуть на город. Заходящее солнце играло на чистом белом мраморе храмовых стен и вспыхивало на позолоченных колоннах. И неожиданно, подобно грустной ноте в большом торжествующем хоре, Иисус заплакал. Наверное, в один миг в Его памяти возникли купец и плотник, домохозяйка и священник — все те, кто слушал Его, кто был глубоко взволнован Его служением, чьи немощи Он исцелил и кому в конце концов предстояло отвергнуть Его. Таким был Иерусалим. И именно такое зрелище заставило Сына Божьего горько зарыдать. Ведь Он пришел спасти этот город — как же мог Он оставить его?

Скоро Ему придется навсегда покинуть храм. Он медленно окинет взглядом его мраморные стены и воскликнет: «Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели!» (Мф. 23:37). Это были муки прощания, таинственное расставание вечной любви, расставание с городом, который так и не покаялся!

Мне кажется, я в какой-то мере могу понять, что наш Господь переживал в тот день, — я сам не раз переживал минуты бессилия, когда, обращаясь к человеку, называвшему себя христианином, призывал его всецело предаться Спасителю, отдать всего себя Ему, призывал и видел, как это полуобращенное сердце затворялось, словно стальная дверь, и становилось равнодушным.

А теперь, если угодно, сравните эту картину с другой, с той, когда человек, переживая глубокое чувство вины, слушает Христа и обретает путь к прощению. Неудивительно, что все небеса радуются даже об одном покаявшемся грешнике. Иерусалим показал мне, что нет ничего более обманчивого и рокового, чем малозаметное, но неумолимое очерствение души, рождающееся из уверенности в том, что с тобой все в порядке, поскольку формально ты исповедуешь христианство, при этом забывая, сколь поверхностной может быть твоя связь со Христом. Нет человека, пребывающего в большей опасности, чем тот нерешительный христианин, который слишком горд, чтобы покаяться. Слишком горд, чтобы покаяться! Быть может, именно поэтому у Иерусалима столь неспокойная и противоречивая история? Сегодня он представляет собой загадочное смешение народов; это самый непонятный город в мире — напряженный, нервный, готовый вот-вот взорваться, втянутый в водоворот различных происков и интриг.

А теперь на миг обратим свой взор к другому городу — безмолвным, спящим Помпеям — немому напоминанию о том, сколь опасным может быть промедление. Дойти до предела всегда означает дойти до конца, однако то, что случилось 24 августа 79 года в час пополудни, было таким окончательным, каким может быть только последняя ночь на этой земле. Всякий раз, когда я прохожу по безмолвным улицам Помпеи, я понимаю, что последнюю ночь город провел, так и не приняв своего Бога. Все, что там видишь, — только развалины, служащие вечным напоминанием о плодах безрассудного, вопиющего мятежа. Быть может, Бог никак не предостерег Помпеи? Вряд ли. В одном мы можем быть уверены: Бог не забыл этот гордый и утонченный город и не позволил, чтобы он начал дышать смертоносным дымом Везувия, так и не услышав слова «покайтесь».

Наверное, в ту последнюю ночь Дух Божий настойчиво молил Помпеи о раскаянии, ибо всегда, когда кому-либо грозит вечная погибель, Он громко возвещает об этом. Но близится час разъединения, есть предел, за который не заходит даже Божественная любовь. «Не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками», — говорит Господь.

Однако сегодня, подобно мощному колоколу, над городами звучит Божий призыв: «Покайтесь!» И этот колокол звонит изо всех сил, звонит, прежде чем умолкнуть навсегда. Что же? Возможно, Бог позволит пасть нашим городам? Пасть во всей их гордыне, безрассудстве и неистовстве? Быть может, Хиросима — это всего лишь начало долгой цепи катастроф, взрывающих атомный век? Сегодня никто из здравомыслящих людей не станет отрицать такой возможности, и Сам Бог говорит, что это действительно произойдет. Это совершится в наши дни. «И города языческие пали», — написано в книге Откровение (Откр. 16:19).

Пали и падут. Господь коснется их, и великолепные, наилучшим способом защищенные здания осыплются, как пепел с сигареты. Укрепленные как нельзя лучше, они сгорят, словно смола, и никакое пожарное ведомство не сможет с этим совладать, когда Бог зажжет огонь суда. Вот что не дает мне покоя. Так мало времени — и так много поставлено на карту! «Покайтесь! Покайтесь! Покайтесь!» — все еще звонит колокол. Это Иона обращается к современной Ниневии, Даниил — к сегодняшнему Вавилону, это гул Везувия, докатывающийся до современных Помпеи. Это Христос, рыдающий над современным Иерусалимом. Колокол еще звонит. Но это последний Божий зов!

Бог предъявляет счет городам, а ведь вы и я — все мы и есть эти города! О Детройт, с гулом механизмов и идолами из стали и хрома, Господь говорит тебе: «Покайся!» Нью-Йорк, со своими бетонными джунглями, с щупальцами прожекторов, устремленных ввысь, — покайся! Вашингтон, со своими изящными проспектами, беспристрастной системой правосудия, правительством, избранным для народа и состоящим из него, — покайся! Сан-Франциско, Лос-Анджелес, Лондон, Париж, Токио, осветившие свои улицы и небо малиновым неоном, — покайтесь!

«И города языческие пали». Где вы будете, когда колокол перестанет звонить, когда сердце перестанет откликаться, разум — внимать, и когда Господь с небес скажет: «Неправедный пусть еще делает неправду; нечистый пусть еще сквернится; праведный да творит правду еще, и святый да освящается еще. Се, гряду скоро» (Откр. 22:11, 12)?

Где вы будете, когда отвергнутый Спаситель в глубоком разочаровании скажет: «О мятежная планета, как долго и терпеливо Я стучал в твои стеклянные башни и призывал впустить Меня; Я хотел спасти тебя от пожара, но ты не захотела»?

Сегодня — в эту минуту — колокол еще звонит! Быть может, ты помолишься вместе со мной?

Дорогой Господь, я знаю, что этот колокол звонит для меня. Мне нужна помощь. Даруй мне покаяние и надели смирением и благодатью, чтобы принять его. Приготовь меня для решающего дня. Больше всего я хочу быть с Тобой. От всего сердца прошу об этом во имя Спасителя Иисуса. Аминь.

Обман или история?

Однажды Человек, Которого звали Иисусом, сказал Своим друзьям, что во время посещения Иерусалима Его убьют враги. «Как? — недоумевали они. — Ведь Он же утверждал, что имеет власть над смертью!»

Так имел Он эту власть или нет?

Что можно сказать о воскресении Иисуса из Назарета? Быть может, это жестокий обман? Или самое фантастическое событие во всей истории? То или другое — третьего не дано.

Если кто-то когда-нибудь и подвергался смертельной опасности, так это Иисус. Не раз и не два Он говорил о Своей грядущей смерти и воскресении, даже назначил встречу ученикам после Своего воскресения. Однако Его последователи просто забыли об этом. Ученики настолько обрадовались предстоящему наступлению царства, которое, как они надеялись, Он утвердит Своей властью, и настолько были заняты спором, кто какое место в нем займет, что их ум просто отказывался воспринимать любую мысль о том, что Ему что-то может повредить.

Но если Иисус — как Он утверждал — на самом деле был Сыном Божьим, можно было предполагать, что Он имеет власть над смертью. Не так ли? Ведь все сотворенные Им чудеса, Его глубокое и в то же время простое учение, вся Его святая жизнь, все совершенные Им исцеления и возвещенные обетования — все это, по сути дела, ничего не значило бы, если бы Он не имел власти над смертью.

Вы можете проследить всю Его жизнь и восхититься каждым ее мигом, все это может убедить вас и даже привлечь к Нему, но если Иисус из Назарета умер как обычный, смертный человек, если это был Его конец, тогда мы можем просто-напросто забыть все, что с Ним связано. Одно из двух: или Он был Богом, или не был. Если Он — Бог, тогда даже смерть должна была подчиняться Его повелениям. Он мог свободно отдать Свою жизнь и так же свободно вернуть ее. Если же Он был обычным человеком, просто мучеником, умершим за доброе дело, если все, что произошло в тот день неподалеку от Иерусалима, было всего лишь рядовым убийством, еще одним распятием среди тысяч других, которые устраивали римляне, тогда сегодня этот мир пребывает в такой тьме, какую невозможно вообразить. Безысходная тьма!

Итак, проблема Христова воскресения или утверждает христианство, или разрушает его. Если воскресения не было, то христианство — это просто еще одна этическая система. Может быть, полезная, или даже утешительная, но не спасающая. Пустой гроб — вот что радикально отличает христианство от всякой другой религии! Когда я был в Индии, то наблюдал религиозные обряды индусов — от ужасных до возвышенных. Я видел, как в восточных странах, в бесконечно разнообразных, на первый взгляд, формах человек стремится к миру и внутреннему очищению, надеясь когда-то его отыскать или однажды совершить открытие. Эти люди искренни в своих намерениях. Они посвящены. Глубоко серьезны и трезвы. Но у них нет пустого гроба! Я наблюдал за буддистами, за монахами, одетыми в желтое и держащими в руках пальмовые зонты, за их колесом молитвы и сложным ритуалом. Свыше четверти миллиарда человек пытаются найти ответ в этой созерцательной и покорной религии. Благочестие? Да, оно у них есть. Но нет пустого гроба!

Я изучал философские системы Китая, этические учения Конфуция, Лао-Цзы и Мао и видел, что за всем этим красочным великолепием, за мудростью, сокрытой в небольшой красной книге, чувствуется внутренний духовный голод. Почему? Потому что там нет пустого гроба!

Я путешествовал по исламскому миру, отмечая его покорность и изучая откровения пророка, весть которого охватила половину земного шара. Беседуя с последователями Мухаммеда, я видел их пламенную искренность и непостижимое благочестие. Но я нигде не видел пустого гроба!

Я ходил по земле Палестины, видел потомков Авраама, справедливо гордившихся тем, что в их наследии — законы, которые они свято соблюдают. Пустой гроб был здесь, прямо среди них, но лишь немногие признали Человека, Который сказал, что выйдет из него, и вышел!

Я хотел бы, чтобы все они, чтобы все вы прошли по крестному пути вдоль иерусалимских улиц, мимо Голгофы, в тот склеп в саду, ставший могилой, из которой наш Господь вышел однажды утром почти две тысячи лет назад. Я много раз стоял у него, я входил вовнутрь — и вновь чувствовал разницу между христианством и любой другой религией. В этом склепе пусто — вот в чем разница! Человек, Который покоился в нем, вышел оттуда через три дня! «Я семь воскресение и жизнь», — сказал Он. Конфуций не мог так сказать! Будда не мог! Не мог Мухаммед! И не мог Авраам! Могила Конфуция хранит истлевшее тело. Останки хранят могилы Будды и Мухаммеда.

Но могила Иисуса Христа пуста! Во всем мире нет гробницы, в которой можно найти хоть одну кость тела Сына Божьего. В тот день Он навсегда попрал смерть, и пустая могила стала тому свидетельством!

Друг мой, если ты ищешь чего-то достоверного, то оно здесь!

Но почему воскресение достоверно? Как мы можем быть уверенными в этом? Да, это было воскресение, после которого небольшая горсточка людей, в основном необразованных, преследуемых и гонимых, перевернула весь языческий мир. Это сделало воскресение. Люди пошли во все концы света, преображая языческое мироустроение не доводами, но пламенным свидетельством о воскресшем Господе! Они с радостью отдавали свою жизнь, ибо верили, что это правда!

Люди могут лгать в мыслях, могут распространять ложь вокруг себя, лгать словом, на бумаге, криком или лжепророчеством, но они никогда не умирают за ложь, если знают, что лгут!

Но, быть может, ложь распознается только в самом конце? Быть может, эти люди становятся жертвой обмана? Может быть, они искренне заблуждаются? Быть может, они просто невольные жертвы какого-нибудь мошенничества или галлюцинации, которая кажется им вполне реальной и убедительной? Что, если вся история с воскресением представляет собой хорошо продуманный обман? А может быть, это просто освященная веками легенда, и по прошествии столь долгого времени нам только кажется, что все это действительно было?

Одно дело — пойти в церковь в пасхальное воскресенье. Риска здесь немного. Быть может, все это будет стоить весеннего костюма, который вы в любом случае купили бы, потраченного на поездку бензина и пяти долларов, которые вы пожертвуете на церковный сбор. Однако предположим, что настали тяжелые времена, и Иисус уже не так популярен, как сегодня. Допустим, что в этой благодатной стране за нами начинают охотиться, нас начинают преследовать и гнать — и все за то, что мы верим в воскресшего Господа. Со всех сторон вам говорят, что эта вера очень сомнительна, и вы знаете, что, сказав хотя бы одно слово против Иисуса, вы избавите себя от бед и, быть может, даже сохраните свою жизнь. Что тогда?

Действительно ли мы уверены, что воскресение совершилось? Уверены настолько, что готовы встретить вышеописанную ситуацию? Ведь если воскресения небыло, мы вполне могли бы забыть нашу веру во Христа. Не важно, что во многом другом мы уверены вполне: все непременно разрушится, если воскресение не совершилось.

Предположим, что на какое-то время мы оказываемся современниками Иисуса. Его святая жизнь свидетельствовала, что Он был именно Тем, Кем Себя называл. Чудеса, учение, жизнь, которую Он прожил, исцеления, сострадание, любовь — все об этом свидетельствовало. Кроме того, были пророчества, исполнившиеся в Его жизни и смерти. От этих свидетельств никто не может просто так отмахнуться. Пророчества о Его рождении, служении и смерти. Кто-то подсчитал, что в Ветхом Завете содержится более трехсот пророчеств, и все они сбылись в Иисусе. Что это? Случайность? Совпадение?

Быть может, вы найдете кого-нибудь, в ком тоже исполнилось одно или два пророчества. Не знаю. Однако вероятность того, что все они сбываются в одном человеке лишь благодаря случайному стечению обстоятельств, столь мала, что просто приходишь в изумление! Один скептик предположил, что Иисус просто подстраивался под эти пророчества, просто умышленно строил жизнь в их ключе, чтобы тем самым упрочить Свои притязания. Но разве мог Иисус выбрать время Своего рождения или то, как Он родится? Выбрать место? Разве мог Он решить, как Ему умереть? Быть может, чтобы подогнать Свою жизнь под пророчества, Он подкупил римских солдат, и только поэтому те бросали жребий, деля Его одежды? (См.Ин. 19:23, 24). Быть может, Иисус Сам призвал стражника, чтобы тот пронзил Его копьем, дабы убедиться в Его смерти? Может быть, Он выбрал и место, куда они Его положат? Вряд ли!

В своей книге «Наука говорит» Питер Стоунер уверяет, что согласно теории вероятности совпадение здесь просто исключено. Взяв только восемь из трехсот упомянутых пророчеств, он доказывает, что вероятность их исполнения в жизни одного человека составляет лишь единицу к десяти в семнадцатой степени, то есть речь идет о том, что они могли сбыться лишь в одном случае из 100 000 000 000 000 000! Чтобы мы могли наглядно представить эту ошеломляющую цифру, Питер Стоунер предлагает взять такое же количество долларовых монет и разложить их по территории Техаса. Они покроют весь штат слоем толщиной в шестьдесят сантиметров. Теперь берем один доллар из всей этой немыслимой кучи, как-нибудь помечаем его и, тщательно все перемешав, раскладываем по всему штату. Находится желающий, которому мы завязываем глаза и говорим, что если он хочет, то может объехать весь Техас и найти тот самый доллар, который мы пометили. Какова вероятность того, что он найдет его с первой попытки? В таком же положении оказались бы и пророки, если бы они писали, исходя только из своей человеческой мудрости. А ведь мы взяли лишь восемь пророчеств! Но если учесть все триста? Одним словом, мы можем быть вполне уверены: Иисус действительно был Тем, Кем Себя называл.

Стоп! Несмотря на всю Его безгрешную жизнь, несравненное учение, все совершенные Им чудеса, несмотря на все исполнившиеся пророчества, все это для нас сводится лишь к одному. Все наши вычисления рушатся или, напротив, сохраняют силу в зависимости от того, как мы ответим на следующий вопрос: была ли у Человека Иисуса власть над смертью? Вышел ли Он из гроба? Если нет, то в таком случае он — самый величайший обманщик, которого когда-либо видел мир. Если, называя себя Богом, он не смог победить смерть, то перед нами — бессердечный обман, и даже если мы приведем целую кучу свидетельств, касающихся других областей его жизни, они нисколько не придадут веса его утверждениям, но лишь усугубят эту чудовищную ложь!

Чего хорошего в Боге, Который, обещая всем даровать жизнь, не смог исполнить Своего обетования? Что толку в кресте, который может простить, но не может спасти? Какой смысл в благовестии, которое ограничено прошлым и не имеет никакого будущего? Иисус сказал: «Я есмь первый и последний и живый; и был мертв, и се, жив во веки веков, аминь; и имею ключи ада и смерти» (Откр. 1:17, 18).

Правда ли все это? Верю, что да! Большинство из нас знает о воскресении только из Библии, однако лишь немногие потратили время на то, чтобы исследовать это повествование и выяснить, что же в нем говорится о воскресении Иисуса из Назарета. Кроме того, только немногие читали признания скептиков, сделанные помимо их воли. Остановимся на этом подробнее. Если бы вы занялись изучением данного вопроса, вы изумились бы обилию доказательств, которые вам открылись. Я не собираюсь приводить их прямо здесь, поскольку не знаю, с чего начать, однако о некоторых я прочитал совсем недавно и до сих пор удивлен тем, что обнаружил. Было немало скептиков, которые, вознамерившись опровергнуть воскресение, кончали тем, что становились преданными учениками живого Христа. Подобно величественному Гибралтару, который ни на пядь нельзя сдвинуть с места, пустой склеп неколебимо стоит в истории человечества, дабы все могли его видеть!

Однажды студент университета спросил Джоша Макдауэлла, который в свое время тоже был скептиком: «Профессор Макдауэлл, почему вы не можете отвергнуть христианство?» «По одной простой причине, — ответил тот. — Есть одно событие в истории, от которого я не могу отделаться поверхностными объяснениями, — воскресение Иисуса Христа».

Представим ту субботнюю ночь и попытаемся понять, как развивались события. Иисус мертв. Он положен в могилу, ко входу привален большой камень. Камень опечатан римской печатью, вокруг — римские стражники, которых ждет смерть, если они вдруг надумают уснуть. Где ученики Иисуса? Они попрятались. Их надежды разбиты. И вот неожиданно гроб оказывается пустым — в нем сидит ангел, который, глядя на пришедших поутру скорбящих женщин, говорит им: «Он воскрес. Его нет здесь!»

Какие чудные, какие величественные слова! Никто никогда не говорил ничего подобного. Его нет здесь! Он воскрес! В этих словах — единственная надежда всего человечества, ваша и моя, и слава Богу, что никогда ни один скептик не смог и не сможет их опровергнуть! Не смог, однако не потому, что не хотел или не пытался! Есть, конечно, упорствующие, даже если свидетельство слепит им глаза, как полуденное солнце!. У них свои теории насчет того, что произошло в то воскресное утро. Мне кажется, некоторые из них мы можем рассмотреть, поскольку они, по-видимому, только укрепят нашу веру. Однако прежде всего обратимся к той версии, которую иудейские вожди навязали римским стражникам, узнав, что Иисус исчез: «Когда же они шли, то некоторые из стражи, вошедши в город, объявили первосвященникам о всем бывшем. И сии, собравшись со старейшинами и сделавши совещание, довольно денег дали воинам и сказали: скажите, что ученики Его, пришедши ночью, украли Его, когда мы спали… Они, взявши деньги, поступили, как научены были» (Мф. 28:11-15).

Эта версия, конечно, не лишена противоречий. Если стражи спали, то как могли узнать, что произошло? Здесь больше растерянности священников, чем чего-либо другого. Нет, стражники не спали. Сон на посту карался смертью, и это строго соблюдалось. Но даже если один из них не смог совладать с дремотой, то разве могли заснуть сразу все?

И даже если заснули и, проснувшись, увидели, что ученики Иисуса пытаются пробраться в склеп (а иначе как бы они узнали об этом), разве не одолели бы эти сильные римские воины нескольких перепуганных безоружных учеников? Они просто взяли бы их под стражу вместе с Телом!

Скажем и о камне, который лежал у входа. Здесь есть нечто любопытное. Известно, что тем, кто переписывал Библию, было запрещено добавлять в текст что-нибудь свое или на чем-то заострять внимание. Однако они могли делать замечания на полях. И вот в одной из древних рукописей на полях напротив стиха, в котором говорится о камне, сделано такое примечание: «Камень, который были не в силах откатить двадцать человек». По-видимому, это написал тот, кто сам видел камень и был поражен его величиной и весом! Возможно ли, чтобы несколько учеников откатили его, не разбудив стражников?

Стража знала, что произошло. Она видела все, видела ангела, слетевшего на землю и легко, словно какой-то булыжник, откатившего этот валун, которому не помогла и римская печать. Видела Сына Божьего, вышедшего из гроба и возвестившего: «Я есмь воскресение и жизнь!» Воины были так взволнованы, так перепуганы, что не могли рассказать священникам ничего другого, кроме истины!

Иудейские вожди ни в чем не сомневались. Они даже не пошли ко гробу, дабы убедиться, что он пуст. Почему они не провели тщательного расследования и не искали Тело? Ведь если бы им это удалось, христианство умерло бы, даже не родившись!

Есть и такие «знатоки», которые считают, что рассказы о воскресении — это просто фальсификация, устроенная учениками Иисуса. Однако возможно ли, чтобы эти устрашенные, запуганные люди, спрятавшиеся в горнице от страха перед иудеями, люди, которые не верили в воскресение даже тогда, когда им рассказали об этом, не верили и думали, что после всего случившегося их вера в Иисуса — всего лишь ошибка, — разве могли они все это выдумать? Вряд ли!

Иные утверждают, что в то утро ослепшие от слез женщины в темноте пришли не к тому гробу и что мертвый Иисус лежал где-то поблизости. Однако если это и так, разве мог ошибиться ангел? Если пустой гроб действительно оказался не тем, то можно было просто заглянуть в соседний и там найти Тело. Обследовать несколько склепов на окраине Иерусалима было бы гораздо легче, чем в поисках свитков осматривать пещеры вокруг Мертвого моря.

Говорят, что на кресте Иисус не умер, что это был просто обморок, после которого Он пришел в себя. Неправда. Иисус был по-настоящему мертв. Удар копьем, а также истечение крови и воды не оставляют никакого сомнения. Врачи подтверждают, что именно крови и воды и следует ожидать в случае распятия, когда жертва умирает от разрыва сердца. От него Он и умер. От сокрушенного сердца!

Возможно ли, чтобы Человек, много часов проведший без пищи, подвергнутый пыткам и оскорблениям, Человек, Который был при смерти в Гефсиманском саду и не мог нести крест, возможно ли, чтобы Он пришел в себя в закрытой пещере? Разве мог Он откатить камень, для чего нужна просто сверхчеловеческая сила, — и сделать это, не потревожив стражников? И затем выйти из могилы на израненных ногах? Нет, невозможно. Всякое иное объяснение просто не выдерживает критики. Больше всего во всей этой истории поражает растерянное молчание врагов Христа, их совершенная неспособность по-своему объяснить случившееся. Молчание, которое оглушает!

Что сделал Бог? Зная, сколь важным будет факт воскресения, зная, что от него зависит судьба плана спасения и что в его истинности станут сомневаться. Бог устранил всякую возможность недостоверности. Он хотел, чтобы мы были уверены, — и все-таки одной убежденности недостаточно.

Недостаточно принять доказательство. Убежденность и безусловная преданность — разные вещи.

Пилат слышал, что Христос воскрес, это не давало ему покоя всю жизнь — но не спасло. Духовные вожди тоже знали, что это правда, но единственное, что их заботило, — держать под контролем всякое сообщение о воскресении Христа. Они знали, но это знание не преобразило их сердец!

Фома тоже слышал — слышал и не поверил. Лишь увидев пронзенные руки Спасителя, он стал думать по-другому и благоговейно склонил перед Ним колени!

Но небольшая кучка последователей, изучив все, что было известно, не только уверовала, но стала жить и действовать, исходя из этой веры. Воскресение наложило на их веру печать уверенности, и с нею они были готовы встретить смерть!

Эта уверенность станет и твоей, когда ты дочитаешь книгу до конца. Теперь самое лучшее время, чтобы всецело положиться на Господа Иисуса Христа и без остатка довериться Ему, нашему Спасителю. Ему можно доверять. И ты можешь быть в этом уверен.

Пять километров к востоку

Валясь с ног от неописуемой усталости и задыхаясь от жары, два путника шли по пустыне. Припасы воды уже кончились, и они двигались из последних сил. Оба уже подумывали о том, чтобы остановиться и сдаться ненасытным пескам, но неожиданно на самом краю горизонта они заметили маленькую зеленую полоску. Мираж? Нет, что-то реальное. Полоска увеличивалась и становилась все отчетливее. Стало ясно, что впереди была какая-то растительность, а если так, то там должна быть и вода.

Вода! Мысль о ней придала путникам сил и мужества, и они продолжали путь. Наверное, это оазис! Собрав последние силы, измученные путешественники дотащились до этой зеленой полоски, и она показалась им раем. В этом тенистом раю путники увидели колодец, а рядом — деревянное ведро. Чувствуя, что сейчас наконец утолят жажду, они торопливо опускают его в колодец — и слышат глухой стук! Колодец пуст! Это уже слишком; они готовы лечь в прохладной уютной тени, и пусть пустыня делает с ними, что хочет. Но вот неожиданно в глаза бросается какой-то предмет. В нескольких шагах от колодца на земле валяется кусок доски. Ножом или чем-то острым вырезано: ВОДА — В ПЯТИ КИЛОМЕТРАХ К ВОСТОКУ. Вода! В пяти километрах! Смогут ли они одолеть это расстояние? Соберут ли остатки сил? Конечно, соберут. И они опять двинулись в путь. Разве можно лежать и умирать — пусть даже в уютной прохладе, если вода всего лишь в пяти километрах.

Но что мы скажем о живой воде? Пройдем ли за ней пять километров или, устроившись в скудном уюте, который дает нам пустой колодец, не сделаем и шагу? Вы помните, как в жаркий полдень у колодца Иакова самарянка встретилась с Иисусом. Когда Он рассказал о живой воде, которую собирался дать ей, женщина так разволновалась, что, позабыв водонос, пошла звать друзей.

Было время, когда Божий зов услышал Авраам и, оставив свое уютное жилище, отправился в долгий путь, который не успел завершить.

Трое мудрецов из далекой земли много дней шли за звездой, чтобы отыскать родившегося Царя. Однако фарисеи, жившие во времена Иисуса, довольствовались и даже гордились своими пустыми колодцами. Они решили остаться там, где были, их вполне устраивала собственная самодостаточность, и у них было достаточно естественной тени, чтобы свет истины не слишком слепил им глаза. Пустые колодцы не всегда были такими. Свежи в памяти времена, когда они давали достаточно воды и вокруг цвела растительность — много живой зелени, привлекавшей усталых путников, не торопившихся покидать оазис. Но если вы видите, что колодец, который давал вам жизнь, опустел, остается только одно — двигаться дальше! Искать другой колодец, будь он в пяти километрах или в пятистах.

Все меняется в нашем изменчивом мире: престижные кварталы превращаются в трущобы, блестящие новые автомобили с выставочных стендов тащат в утиль, там, где цвели розы, начинают расти сорняки, колодцы иссыхают, и некогда истинное богопоклонение превращается в безжизненную форму. Религия больше других областей подвержена нездоровым влияниям современности. Все в нашей религиозной практике тяготеет к компромиссу и беспечности. Понемногу забываются основополагающие истины, и тот, кто раньше призывал следовать Библии и только Библии, кто был готов умереть за нее, в своих доводах становится не столь решительным и в конце концов обнаруживает, что твердо следует одной лишь традиции. Служители, которые обычно проповедовали благовестие Иисуса Христа, начинают проповедовать о политике и социальном протесте, и многие верующие чувствуют себя ошеломленными, внезапно обнаружив, что колодец пуст!

В своем труде «Закат и падение Римской империи» Эдвард Гиббон описывает, как энтузиазм Древнего Рима пошел на убыль, когда армии Цезаря покорили весь мир, и последующие поколения унаследовали то, что осталось от отцов. «В безжизненных руках они держали богатства своих отцов, не унаследовав, однако, того духа, который создал и усовершенствовал это святое достояние. Они читали, компилировали, но, казалось, слабодушие не дает им возможности мыслить и действовать».

Такое случилось с народом. Может ли это произойти с Церковью? Вправе ли Церковь, владея миллионами долларов, которые можно потратить на строительство, не иметь того духа, который был у пионеров-созидателей?

Не было народа, который в своем миссионерском рвении превосходил вальденсов. Помните их? В течение многих столетий, пришедшихся на жестокое темное средневековье, они поклонялись своему Господу в долинах Пьемонта, что на севере Италии, защищенных высокими горами. С детства вальденсы учились тому, что им предстояло делать. Они переписывали Библию от руки и затем, переодевшись купцами и коробейниками, отправлялись в путь, зашив в одежду драгоценные рукописи. Они шли в города, университеты, прямо в дома. При всяком удобном случае такой миссионер осторожно доставал какой-нибудь листок и, преклонив колени, дрожащими губами читал драгоценные обетования. Нередко его просили читать снова и снова. Правда ли, что «Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха»? Свет озарял смятенные умы собравшихся, и они восклицали: «Христос — мой Священник! Его Кровь — моя Жертва!» Иногда так проходила вся ночь. Уверения в том, что Спаситель любит тебя, казались слишком хорошими, чтобы быть истинными, и люди нередко спрашивали: «Примет ли Бог именно мое приношение? Простит ли Он меня?» И вновь ответ искали в Писании, постепенно начиная его понимать. «Я могу прийти к Иисусу таким, каков я есть, грешным и порочным, — говорил человек, — ведь сказано же: «Простятся тебе грехи твои». Значит, и мои, даже мои, простятся!»

Радость наполняла сердце, рассеивался страх перед тюрьмой и костром. Они бы с радостью приняли смерть, если бы этим могли почтить своего Господа! Посланец истины отправлялся дальше в путь, и нередко с тех пор его никто не видел. Он шел в другие земли или оканчивал жизнь в какой-нибудь неведомой темнице. Случалось, что его кости белели там, где он свидетельствовал о своем Господе. Таким было великое и непостижимое благочестие вальденсов!

Однако у этой великолепной истории есть печальный конец. Не так давно, неподалеку от Торре-Пелличе, небольшой деревушки вальденсов, христианская молодежь устроила сбор и, усевшись вокруг костра, пела духовные песнопения и рассказывала различные истории, связанные с миссионерской деятельностью. Из окрестных долин и гор потекли любопытные; подойдя к лагерю, они с интересом наблюдали за происходящим. «Кто эти молодые люди? — спрашивали они. — Они молятся, поют о Втором пришествии Иисуса, в которое некогда столь пламенно верили и наши отцы». Молодые люди рассказывали различные миссионерские истории, и это пробуждало в душах собравшихся какую-то странную тоску по их собственному прошлому.

И вот, когда песнопения и рассказы прекратились, из сумерек к огню костра вышел старец и, задумчиво глядя на ведущего, сказал: «Вы должны продолжить это дело! У нас, вальденсов, богатое наследие, мы гордимся историей своего народа, который в борьбе стремился сохранить свет истины на этих горных вершинах и долинах. Это наш дом, и здесь, вокруг нас, великие памятники нашей веры… Мы гордимся этим».

И затем этот старик, даже не занимавший в своей церкви никакой должности, убежденно сказал: «Да, это великое наследие нашего прошлого, но у нас нет будущего. Мы оставили учение, в которое когда-то верили. Мы больше не верим, что Иисус скоро придет на облаках. Мы оставили эту веру, и, вспоминая все, что я видел и слышал о вас, скажу: вы должны продолжить!»

Указав на ближайшую гору, он продолжил: «Посмотрите на этот горный склон — там находится одна из наших часовен. На ней, как и на других, написано: «И свет во тьме светит». Теперь рядом с ними мы построили танцевальные площадки, думая, что так сможем удержать нашу молодежь.

Но кажется, что наши молодые уже не испытывают интереса к церковной жизни, не любят Церковь. Теперь их взоры устремлены вниз, туда, где ярко горят огни больших городов. Они больше не хотят оставаться здесь. Какое чудо, что у вас еще есть молодежь, которой интересно подняться сюда, в нашу долину, и пытливым взором посмотреть на все то, что мы так любим! Но теперь все это в прошлом. Грустно, что мы не устремляемся вперед, с отвагой глядя в будущее. Вы должны все это продолжить!»

Таков постоянный призыв вальденсов!

Как печально пребывать в бездеятельности, спячке и тихом безмолвии, если можно устремляться в будущее, которое гораздо прекраснее прошлого! Какая трагедия — расстаться со своими верованиями или так разбавить их чем-то чужеродным, что они кажутся просто неузнаваемыми!

Не так давно в Белый дом пригласили группу лидеров студенческого движения. В тщательно приготовленной речи правительственный чиновник говорил им о том, какие они хорошие: не взрывают зданий, не бегают по стране, верят в будущее Америки. Когда он закончил, поднялся студент Гарвардского университета и спросил, на чем основаны все эти утверждения. Чиновник помедлил, смутился, покраснел и, извиняясь, сказал: «Прошу прощения, я не знаю».

Разве не удивительно, что сегодня многие наши идеи не имеют под собой прочной основы? Может быть, многие признанные убеждения — всего лишь отвлеченные посылки или только традиция?

Несколько лет назад одна авиакомпания выпустила рекламный проспект на двух страницах. Наверху было написано: «Двадцать пять лет вам промывали мозги, пытаясь внушить, что от вашей авиакомпании надо ждать чего-то не совсем хорошего». Затем шел абзац, в котором говорилось: «Авиакомпании так сильно и долго способствуют производству виски, продуктов и кинофильмов, что большинство стало верить, будто только этим они и занимаются». Далее упоминалось кое-что поважнее и, в частности, безопасность перевозок. «Итак, — заканчивала реклама, — теперь, когда вы знаете, чем должна быть для вас авиакомпания, вам лишь остается выбрать ту, которая сможет это сделать. Сейчас вам необходимо подумать только об одном».

Как вы выбираете Церковь? Чего хотите от нее? Быть может, вы ищете веселого настроения, рукопожатий и дружеских слов? Быть может, вас устроит, если в ней будет хор, если она располагается в удобном для вас месте, а священнослужитель обладает харизмой? А может быть, вы просто преклоните колени, попросите Бога, чтобы Он привел вас к истине и затем начнете искать ее, пока не найдете?

Церквей сегодня очень много. Можете ли вы сделать надежный и мудрый выбор? Почему в мире так много деноминации? Одна из причин состоит в том, что люди привыкают следовать за своим духовным вождем, и когда тот умирает, не идут дальше и не ищут истину. Другая — более печальная для современных христианских конфессий — это укоренившаяся привычка искажать Писание, выдергивать его стихи из контекста, дабы тем самым обосновать ту или иную полюбившуюся теорию. Нет необходимости говорить, что сегодня есть и такие религиозные группы, которые созданы только для получения денежного дохода или уклонения от уплаты налогов.

Но если человек искренне ищет истину, он не собьется с пути, ибо ему даровано обетование, которое гласит: «Кто хочет творить волю Его, тот узнает о сем учении, от Бога ли оно, или Я Сам от Себя говорю» (Ин. 7:17). Иисус говорит здесь о Своем учении, однако сказанное можно отнести и к любому другому. Бог поведет лишь того, кто искренен и готов следовать за истиной, куда бы она ни вела.

Многие из нас только тогда готовы идти за ней, когда истина не нарушает наших планов, ничего нам не стоит и ничего не требует взамен. Мы хотим согласовать ее с нашими предвзятыми мнениями. Мы не возражаем, если она ведет нас к Спасителю, но не хотим, чтобы вела к Творцу.

Но знаете, что я вам скажу? Любая религия, в которой нет Творца, — пустой колодец. Если мы считаем, что наше прошлое — результат эволюции и случайного развития событий, то с этих позиций нам надо воспринимать и будущее, а это значит, что его мы тоже отдаем на волю случая. Отрицая повествование о Творении, которое Бог оставил для нас в Книге Бытие, мы, наверное, станем отрицать и будущее, как оно предсказано в книге Откровение.

Религия, в которой нет Творца, — религия без надежды, ибо только Он может изменить наши сердца. Только Творец может восстановить в нас Божий образ. Без Творца нет воскресения. Только Победивший смерть может призвать к жизни тех, кого мы потеряли, или нас самих. Если нет Творца, то новая земля, описанная в двух последних главах Откровения, никогда не станет реальностью.

Быть может, вы хотите лишить Иисуса Его творческой силы и сделать бессильным в Его обетованиях? Быть может, хотите лишить Спасителя силы спасать, превратив Его в заблудшего учителя, обещавшего замки, которые Он никогда не сможет построить?

Я еще раз хочу повторить: религия, в которой нет Творца, — пустой колодец!

Люди меняются — плохие становятся хорошими, хорошие — плохими. Так и Церкви. Богоизбранный народ отверг Иисуса. «Пришел к своим, и свои Его не приняли», — говорит Иоанн (Ин. 1:11).

Тем, кто, будучи представителем богоизбранного народа, решил принять Иисуса, необходимо было разорвать связывавшие их национальные узы, отойти от древних обычаев и влиться в новорожденную христианскую Церковь. Однако со временем Церковь стала искать популярности, идти на компромиссы и даже устраивать гонения. Некогда истинная, она стала лжецерковью и пала с той высоты, на которую когда-то была вознесена. Она превратилась в Вавилон — символ всякого лжепоклонения. «Выйди от нее, народ Мой», — призывает Бог (Откр. 18:4).

Бывают времена, когда недостаточно просто верить, просто знать истину, просто иметь правильные взгляды и молчаливо сочувствовать тому, что правильно. В ту роковую ночь в Египте древние евреи должны были не просто верить. Надо было кровью окропить дверные косяки. Мало было просто стоять перед Чермным морем и ждать чуда — надо было двигаться вперед!

Недостаточно просто сказать «я верю», просто быть тайным учеником Иисуса. Мы должны явно стать на сторону Господа. Если мы находимся на борту тонущего корабля, недостаточно радоваться наличию спасательной шлюпки — надо войти в нее. Недостаточно просто соглашаться, что Вавилон пал и перестал быть тем, кем он некогда был. Надо внять Божьему призыву и выйти из него!

Сегодня мы окружены множеством мнений, и нас сбивает с толку обилие голосов, каждый из которых возвещает, что верен именно тот путь, который указан им. Так будет не всегда: незадолго до пришествия Иисуса разноголосица прекратится. Все станет ясно и просто. Люди разделятся на два лагеря — на тех, кто решил до конца нести знамя падшего ангела, и тех, кто решительно стал под обагренное кровью знамя Голгофы. «Есть у Меня и другие овцы, которые не сего двора, — сказал Иисус, — и тех надлежит Мне привести: и они услышат голос Мой, и будет одно стадо и один Пастырь» (Ин. 10:16). Можете ли вы сказать, что являетесь истинным последователем Иисуса? Можете, если следуете за Ним. Отвечать надо делом!

Не так давно мне рассказали короткую, но восхитительную историю. Один мальчик пас овец своего отца, а неподалеку, через небольшую долину, другой мальчик тоже пас овец, которых доверил ему его отец. Они были хорошими друзьями, и часто перекликались через эту долину. Но вот однажды внезапно разразилась буря, и вместе с овцами мальчики укрылись под большим выступом скалы. Буря стихла, они собрались домой, но не тут-то было: овцы перемешались, и хотя некоторых они знали, другие казались им совсем похожими одна на другую. Полные отчаяния, боясь, что их будут ругать, мальчики наконец пошли по домам, каждый по своей тропинке. И что же? Овцы сами во всем разобрались, и каждая отправилась вслед за своим пастухом!

Сегодня идет великое разъединение. Каждый день овцы определяют свой путь, следуя за своим пастырем, и если вы хотите узнать, чья это овца и кто ее пастырь, — посмотрите, на чей голос она отвечает. Никто не разделяет их, не судит, не навешивает ярлыков и не разводит насильно в разные стороны. Они сами своими действиями, своим ответом решают, куда идти.

Если ты видишь, что рядом с тобой пустой колодец, следуй за Иисусом! Быть может, тебе придется пройти пять километров на восток или на запад, на север, на юг — не важно. Важно, что ты не собьешься с пути и отыщешь живую воду. И колодец, который никогда не иссякнет!


Примечания

1 Е. Уайт. Великая борьба. С. 460—463.

2 Е. Уайт. Великая борьба. С. 451, 452.

3 Е. Уайт. Великая борьба. С. 488—488.

4 Е. Уайт. Великая борьба. С. 675.