religion Джордж Вандеман Столкновение империй

Из века в век — войны, борьба, кровопролития… Откуда все эти кошмары!

Почему все эти беды обрушились на нашу голову! Настанет ли когда-нибудь конец этому лиху!

Есть ли у нашей многострадальной планеты впереди светлые дни?

Вздохнет ли когда-нибудь свободно и закричит ли от радости находящийся в рабстве греха и страха несчастный человек!

И будем ли мы сами участниками торжества света и правды!

Вот на какие далеко нелегкие и непраздные вопросы вы найдете ответы в этой книжечке. Стоит уделить этому время… Благослови Вас Бог, дорогой читатель!

ru en
Вадим Кузнецов FB Tools, FB Editor v2.0 2007-04-24 3994A567-09C5-48DA-84F7-05FCD84F1C4E 1.0

1.0 Вычитка и создание книги


Джордж Вандеман

СТОЛКНОВЕНИЕ ИМПЕРИЙ

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ВЫ ПЕРЕВЕРНЕТЕ ЭТУ СТРАНИЦУ…

32 года я говорил с американским и другими народами по телевидению. Это огромная ответственность, если принять во внимание тему моих бесед.

Беседы эти опубликованы, что дало возможность сохранить их в памяти слушателей, и «Столкновение империй», на мой взгляд, является самой значительной из них.

Проще говоря, здесь показан драматический характер великого спора между Христом и сатаной, спора, который с захватывающей дух быстротой движется к развязке. Много сил и энергии потребовалось мне и моим коллегам — составителям данной программы — для того чтобы сделать это убедительно. Надеюсь, что читатели так же, как и телезрители, живо воспримут эти телебеседы., напечатанные на этих страницах.

И, наконец, я с особым чувством выражаю свою признательность Стивену Мозли за участие в подготовке рукописи.

Надеюсь и молюсь, что истины, которые откроются с этих страниц, помогут понять Слово Божье, как единственный путь к выживанию перед лицом приближающегося кризиса.

Дж. Вандеман

Глава 1. Один мир — две империи

Люди говорят на разных языках, но они очень похожи друг на друга: вспышки гнева, ненависть, насилие — и все это нередко во имя религии! Мы проповедуем любовь и взаимопонимание. Мы осуждаем кровопролитие — и этого действительно никто не хочет.

Но почему же тогда так много верующих оказываются втянутыми в кровопролития? Разве религия не призвана к тому, чтобы содействовать примирению? Почему же льется кровь во имя Князя Мира? Во имя Аллаха? Во имя Иеговы?

Что же кроется за этой непрекращающейся, дьявольской борьбой?

1947 год. Сотни тысяч мусульман двигались на север, на свою новую родину, в Пакистан, оставляя в Индии все: землю своих предков, дома, имущество, работу. На этом же пути им встречались бесчисленные толпы беженцев, двигавшихся на юг. Это индусы, оставлявшие все в Пакистане, чтобы жить на своей новой родине — Индии.

Разделение жителей Индии на мусульман и индусов стало причиной возникновения небывалого конфликта и породило веками не затухающую ненависть.

Я был в Индии в том печально знаменитом году и хорошо помню спасающих свою жизнь беженцев. На се—вере движимые жаждой мести мусульмане. составлявшие там большинство, жестоко убивали индусов. На юг же индусы, составлявшие там большинство, безжалостно уничтожали мусульман.

Наверное, самое ужасное кровопролитие было на железных дорогах, где поезда беженцев ждала засада. Были такие дни, когда не было ни одного поезда, который прошел бы без своего страшного груза: раненых и убитых.

Тот, кто пережил весь этот кошмар, никогда не сможет забыть страшного зрелища: когда открывались двери поездов, — прибывающих в Лахор и Амритсар, на платформы потоками лилась кровь».

Резня между мусульманами и индусами достигла такого уровня, что даже солдаты — ветераны войны говорили: «Все это нельзя даже сравнить с жестокостями второй мировой войны».

Как может человек убивать беззащитных? Как могут люди убивать детей на руках матерей? Почему самые страшные преступления совершаются во имя религии? Почему?

Подчас мы, христиане, смотрим свысока, когда так называемые «язычники» уничтожают друг друга, и, возможно, даже испытываем чувство превосходства по отношению к тем нациям, которые совершают такие невероятные жестокости. Однако трагедии, подобные вышеупомянутой, случаются не только на экзотическом Востоке. У нас, на Западе, есть немало трагических событии, свидетельствующих о древней «традиции» кровопролития во имя Бога.

Это случилось в Париже глубокой ночью. 24 августа 1572 года в 1 час. 30 мин. звон с кафедральной колокольни возвестил: смерть гугенотам!

Политика Франции в то время сводилась к лавированию между двумя враждующими государствами: Англией придерживавшейся протестантизма, и католической Испанией. Большинство французов были католиками, и в этой сложной политической ситуации их страх и ненависть по отношению к гугенотам — протестантскому меньшинству — возросли до предела.

Влиятельной католической верхушке удалось убедить французского короля в необходимости уничтожить мятежных протестантов. Но особенно трагичным было то, что многие французы охотно взялись за оружие, чтобы направить его против своих соседей — людей другой веры.

Итак, в ту страшную ночь прозвонил колокол, и христиане с мечами и дубинками бросились на улицы Парижа. Гугенотов — мужчин и женщин, стариков и детей — выволакивали из домов и убивали.

Убийства начались вблизи Лувра, где находился руководитель протестантов, затем продолжались в Вилле, а йотом в университетском квартале. По улицам города текла кровь.

Наутро парижане увидели жуткую картину, заставившую? их содрогнуться. Сена, дивной зеленой лентой рассекающая этот город вечной весны, была наполнена тысячами тел. Вода в реке была красной.

То был день святого Варфоломея» В этот святой день, почитая одного из 12-ти учеников Христа, люди, призывавшие следовать Христу, зверски убивали других, которые тоже верили в Иисуса. Резня продолжалась а в других французских провинциях.

Десятки тысяч гугенотов были безжалостно умерщвлены только потому, что их вера была» признана ложной.

Что это за безумие, толкавшее людей совершать подобное? Зачем? Трудно это понять. Что-то поистине дьявольское произошло в день св. Варфоломея 1572 года. И заметьте: ведь это случилось не в далекой Индии. Это не индусы и мусульмане резали друг друга. Это христиане с сатанинской кровожадностью уничтожали христиан.

И вот что очень тревожит: воинственные крики враждующих по религиозным мотивам слышатся и сегодня по всему миру. Они звучат враждебно и громко: продолжают борьбу протестанты и католики в Северной Ирландии, христиане против мусульман в Ливане, мусульмане-шииты преследуют бахаистов в Иране и т.д.

Убийства во имя Бога. Почему они сотрясают мир? Я отважусь предложить ответ, который кого-то может привести в замешательство. Бесспорно, среди причин этих раздоров есть и политические, и социальные, но мне кажется, следует заглянуть за кулисы происходящего, и тогда нам откроется иная картина. Мы увидим другие более мощные силы, действующие в нашем мире. Для того, чтобы яснее понять происходящую борьбу, необходимо вернуться к истокам первого столкновения.

Это произошло на небесах. Люцифер, сияющий архангел, возгордился и стал роптать, выражая недовольство по поводу славы Божьей. В Библии об этом сказано так: «А говорил в сердце своем: «взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой… взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему» (Исаия. 14:13, 14).

Вместо того, чтобы наслаждаться общением с Богом, Люциферу захотелось соперничать с Ним. Он бросил вызов Божьему правлению. Люцифер-архангел превратился в сатану-обвинителя. Ему удалось увлечь третью часть ангелов в открытое восстание против Божьего правления. Вот что сказано об этом в Откровении:

«И произошла на небе война… И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним» (Откр. 12:7—9).

Война на небе. Звучит почти невероятно, не так ли? Но не спешите. Бог наделил созданные им существа свободным нравственным выбором. Отсюда — вероятность, что кто-то когда-то захочет противостоять Ему. Сатана как раз и бил первым этим «кто-то».

Бог мог сразу же уничтожить этого неблагодарного предателя, который распространял о Нем ложь, сея сомнения относительно Его справедливости и доброты. Но это только породило бы сомнения, недоверие, подозрительность.

Итак, Бог позволил сатане осуществлять свой, так сказать, альтернативный замысел на земле. Он дал сатане возможность доказывать, что в Божьем законе нет нужды, и люди могут быть счастливы и без тесного общения с Творцом. Миру была дана возможность убедиться, какой путь лучше.

Как известно, Адам и Ева послушались сатану в Эдемском саду. Они поверили его льстивым уверениям, что Бог что-то скрывает от них. Сатана прельстил Адама и Еву обещанием, что они будут, как боги, и никогда не умрут.

Итак, сатана, захватив плацдарм, начал действовать. Он принялся строить царство тьмы, свою альтернативную империю.

Из этой книжки вы узнаете, какой огромной и всепроникающей стала эта империя зла.

Помните, как возникла эта империя? После того как произошла война с Богом. Сатана всегда воевал с Богом, и это была религиозная война. Сатана будит в человеке самые худшие его страсти в борьбе с Богом. Он пытается создать свою альтернативную религиозную систему.

Обычно мы ищем врагов Бога в атеистических, светских кругах. И это справедливо, поскольку сатана действует через безбожников. Но запомните: сатана не заинтересован в обычном противоборстве с Богом — он хочет занять Его место. Он пытается подменить нашу искреннюю веру в Бога и изменить наш подлинный религиозный опыт. Он хочет не погасить наше усердие, а направить его в другое русло. Он пытается увлечь ревностных служителей разнообразными греховными страстями. Сатана ведет наступление против Бога через религию.

Запомните: как только увидите искаженное ненавистью лицо фанатика, выкрикивающего: «смерть неверным!», вам недолго придется ждать, чтобы увидеть этих «верных», убивающих друг друга. Сатана является участником религиозных войн. Он ликует, когда ему удается использовать наше религиозное рвение для того, чтобы разбудить в нас самые жестокие инстинкты.

Но Бог не отдал планету Земля под безраздельное господство сатаны, чтобы она стала империей зла. В глубокой древности Он посеял семена Своего праведного царства в душе Авраама.

Он воспитал людей, которые следовали истинным путем во мраке идолопоклонства и разложения: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею, и всем разумением твоим и ближнего твоего как самого себя». Веками хранил народ Израиля свой закон, совершал обряды, которые указывали на пришествие Спасителя. Человечество всегда могло сделать выбор.

И у Бога всегда были свидетельства Его истины. Наивысшим пророческим свидетельством было пришествие Иисуса Христа. Иисус прошел по Галилее и Иудее, исцеляя больных, изгоняя демонов, возвещая, что на землю пришло Царство Божье. И это было своего рода контрнаступление Бога — установление истинной империи, истинного царства, основанного на принципах, которым учил и которые воплотил в Своей жизни Христос.

Это был Вождь, покоривший сердца масс, зажегший в их душах сильный религиозный огонь. Он не призывал убивать неверных. Напротив, Он сам пролил Свою кровь за Своих врагов. Он боролся с грехом, но не мечом. Он принял на Себя неизбежное наказание.

В основании империи Христа был крест,. Его жертвенная жизнь, отданная за наши грехи. И именно эта империя должна была установиться во всем мире и бросить вывоз владычеству Сатаны.

Матфей пишет о великом призыве Христа построить Его империю на земле: «… дана Мне всякая власть на небе и на земле: итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам„.» (Матф. 28: 18—20).

Когда сегодня мы смотрим на мир, нам кажется, что силы тьмы торжествуют. После двух 1мировых войн, геноцида армян, евреев, камбоджийцев — и все это в XX веке — все выглядит так, будто ненависть и насилие, алчность и похоть одержали победу. Многие потеряли всякую надежду. Но поверьте: — на нашей, планете есть и другая империя.

Везде и во всякое время, когда Слово Божье овладевает сердцами людей, победу одерживает Бог. Но победы его драматичны — драма происходит внутри. Он строит Свою империю в сердцах людей.

На пути любви и примирения есть замечательные победы. Вот одна из них.

Это случилось в Индии, стране, где религиозные распри вылились в такие трагические формы, как описано выше.

В 1867 году норвежский миссионер по имени Ларс поселился в местечке к северу от Калькутты, где жили 2,5 млн. санталов.

У Ларса были большие способности к языкам, и вскоре он овладел языком санталов настолько хорошо, что люди приходили издалека специально послушать этого иностранца, великолепно говорившего на их родном языке. И так он начал проповедовать о великою царстве Христа, разъяснять благую весть спасения.

Ларса, как и многих других миссионеров, интересовало, сколько же лет понадобится для того, чтобы эти люди — такие далекие от христианского влияния — проявили интерес к Евангелию, открыли свои сердца этой необычной для них благой вести.

Но, к удивлению, Ларса, санталы были сильно возбуждены сказанным им. Один из вождей воскликнул: «Все сказанное этим чужестранцем доказывает, что Thakur Iui не забыл нас!»

Ошеломленный Ларе затаил дыхание; он знал, что на языке санталов Thakur означает «истинный», а Iui — «бог». Истинный Бог? Ларе вонял, что, говоря о Всевышнем, он не открыл этик людям ничего нового, и поэтому спросил: «Откуда вы знаете о Thakur Iui?

Ему ответили: «Наши отцы знали Его очень давно». «Но если вы знаете Thakur Iui, — сказал Ларс, — почему вы молитесь не Ему, а солнцу или, что еще хуже, демонам?»

Лица людей помрачнели. «Это грустная история», — услышал он в ответ. Вперед вышел самый старый из них и сказал: «Позволь рассказать о нас с самого начала».

И старец рассказал историю о том, как человечество отвернулось от истинного Бога, историю, так удивительно похожую на библейскую.

«Сегодня, — продолжал старец, — говорят, что бог Солнца и есть Thakur Iui. Но наши предки знали, что Thakur Iui — это совсем другое. Его нельзя увидеть, но Он видит все. Он все создал на этой земле, всему определил свое место и заботится обо всем — великом и малом».

Ларе слушал с возрастающим волнением: вот народ, готовый к принятию благой вести, подобно тому, как евреи были подготовлены своими жертвами и обрядами принять Христа как Мессию. Проповеднику стало известно, что не одно поколение санталов выросло, постоянно слыша восклицание: «О, если бы наши предки не совершили такой страшной ошибки, мы бы сегодня знали Thakur Iui (истинного Бога)! Но мы потеряли с Ним связь».

И прежде чем Ларс осознал, что происходит, он увидел вокруг себя тысячи людей, в глазах которых стоял вопрос: как примириться с Thakur Iui через Иисуса Христа? Радостное волнение охватило их при мысли, что им простятся грехи, что можно устранить разделение между ними и их истинным Богом.

И в самом деле: разделение было устранено. Вскоре Ларс писал в своих отчетах: «80 санталов в день принимают крещение. Обращенные не только начинают отражать характер Христа, но несут своему народу Евангелие».

Добрая весть принесла добрые плоды. Только один Ларс во время своей миссионерской деятельности крестил 85000 верующих. Кроме того, было организовано множество миссий с целью обращения тех, кто так долго ждал Thakur Iui.

Империя зла сатаны огромна. Он увлекает в нее обманом, обольщая и запугивая. Но Бог тоже трудится на нашей планете. Он посеял в сердцах людей семена, которые ждут своего часа, чтобы взойти и зацвести. Он стремится приобрести их для истинной веры через свидетельства любви.

В нашем мире два царства, две империи соперничают, чтобы завоевать преданность человечества. Друзья, они накануне такого столкновения, какого мир еще никогда не видел, столкновения, которое затмит все прежние споры и конфликты. Книга Откровения рисует яркую картину этой борьбы, которая венчает историю земли — борьбы за сердца и умы людей, населяющих эту планету, не на жизнь, а на смерть.

Линии фронта обозначены четко. Враг применяет искуснейшую ложь, ловко искушая нас. Не всегда легко разграничить две противоборствующие империи. Иногда кажется, они сливаются воедино. Как это ни трагично, но некоторые из заявляющих, что они проповедуют царство Христа, на самом деле укрепляют империю зла. Сама церковь может быть подвержена коррупции, голос ее искажен, руки — в крови.

В следующих главах вы узнаете о борьбе этой империи, увидите, где проходит линия фронта в этой борьбе, и поймете истинные причины конфликта.

Божье Слово поможет нам увидеть всеобъемлющую истинную картину: через него мы обретем смысл нашего нынешнего положения и прекрасную перспективу будущего.

Именно об этом и хотелось поговорить в этой книжке под названием «Столкновение империй». Ибо только тогда можно сделать правильный выбор, когда ясно видны эти две империи и понятны их принципы. Только тогда мы сможем отстоять вечные истины. Только тогда мы сможем обрести надежду на вечное Царство.

Глава 2. КРУТАЯ ЛЕСТНИЦА К БОГУ

Чтобы смыть свои грехи в священных водах Ганга, паломники совершают длительное путешествие к его берегам Чтобы достичь совершенства, верующие на Филиппинах подвергают сами себя бичеванию. Развитие культур этих двух групп отделяют тысячи миль, однако, как это ни парадоксально, та и другая — часть одной огромной империи.

Для того чтобы понять это, давайте совершим путешествие в Рим, в церковь Santa Maria d'Aracoli. Ранняя христианская базилика. В XIII веке она была перестроена монахами-бенедиктинцами. Ее мраморные 122 ступени, ведущие в церковь, могут поведать интересную историю. В 1348 году здесь свирепствовала чума унесшая множество жизней. Естественно, что оставшиеся в живых были признательны Богу за Его милость и решили в знак благодарности построить мраморную лестницу из 122-х ступеней, ведущую в Его святилище.

Это долгий путь к церкви. Мне трудно объяснить, что заставило оставшихся в живых, построить эти великолепные ступени. Я уверен, что многие были просто благодарными искренними верующими. Но нам они оставили удивительно точный прообраз дилеммы, перед которой стоит человечество.

Путь к Богу многим кажется долгим и крутым. Как вскарабкаться по этим крутым ступеням в Божье царство? Что нам, грешникам, надлежит делать, чтобы святой Бог принял нас? Мы ведь хотим выжить, избавившись от греха, не так ли? Мы все хотим, чтобы Бог спас нас. Многие думают, что Богу нужно принести в жертву какой-либо дар, чтобы Он принял нас.

Как грешные земные существа могут достичь общения с Богом? Именно в ответе на этот вопрос и заключается различие между царством сатаны и царством Христа, двумя империями, которые ведут между собой апокалиптический спор.

Насилие, ненависть, похоть — вот в чем проявляется империя зла сатаны. По существу она — религиозный соперник царства Христа, религиозная альтернатива.

Если Христос обещает соединение с нашим небесным Отцом, то сатана должен, естественно, противостоять этому. Он предлагает свой путь к Богу, путь, который, кажется, обещает сделать нас подобными богам. Но это — фальшивка, подлог.

Предлагаю совершить путешествие в одно из многочисленных священных мест Индии. В индийских храмах совершаются искусно поставленные «спектакли» — традиционные жертвоприношения многочисленным индуистским богам. Верующие надеются таким образом заслужить расположение избранного ими божества.

Верующие — аскеты избирают самую суровую форму благочестия. Истязая свое тело, они надеются стать подобными своему богу. Другие пытаются достичь этого посредством продолжительной медитации.

Воды Ганга считаются священными. Говорят, река приносит духовное богатство, чистоту и изобилие тем, кто купается в ее водах. Для индусов самым священным считается место слияния Ганга с рекой Jumna. Там во время праздничных церемоний собираются миллионы людей, чтобы войти в очищающие воды в надежде, что река унесет их грехи. Многие совершают паломничество, чтобы там умереть, веря, что таким образом обретут высшее существование в будущей жизни.

Главным принципом в индуизме является вера в то, что карма человека (сансхр. — деяние, т. е. общая сумма совершенных им в земной жизни поступков и их последствий, — прим. перев.) существует и после смерти и определяет более высокую или низкую форму перевоплощения. В индуистских сказаниях глупый после смерти перевоплощается в обезьяну, хитрый — в шакала, жадный — в ворону. Заслужить хорошую карму можно различными способами: добрыми делами, самоотречением, йогой, специальным знанием, посвящением.

Для тех, кто серьезно воспринимает духовную жизнь, Индия является образцом. Больше нигде вы не увидите такого упорного стремления к святости, выраженного в многочисленных формах. Индию называют «страной, одержимой Богом». В определенной степени это позор для материалистического Запада.

И тем не менее создается впечатление, что эти люди карабкаются и карабкаются по крутой лестнице, которой не видно конца. Они медленно, через огромное число жизней (перевоплощений, — прим. перев.) прокладывают свой путь к Богу.

Конечно, нет ничего проще, чем отвергнуть индуизм как примитивное стремление тех, кому недоступно ничто другое. Но давайте рассмотрим вопрос о длинной и крутой лестнице под другим углом зрения. Ведь христиане тоже нашли свой долгий и трудный путь к Богу.

На Филиппинах, в святые дни можно видеть верующих, с трудом бредущих по дорогам и истязающих себя плетью. Некоторые несут тяжелую ношу, другие бичуют себя кнутом, третьи ползут на четвереньках. И все надеются, что эти действия помогут им получить благосклонность святого, а через него и Божью милость. Это флагелланты (люди, занимающиеся самобичеванием, — прим. перев.) на своем мучительном пути к совершенству.

Эти люди верят в Иисуса. Они верят, что Он умер за их грехи. Но главное — Божью милость, считают они, нужно заслужить. В этом мире, где распространены покаяния, святые и чистилище, — понятие, что спасение нужно заслужить, довлеет над душами людей. И вновь на ум приходят те самые крутые ступени, бесконечная крутая лестница, ведущая к Богу.

Но разве это проблема одних католиков? У нас, протестантов, нет мест поклонения деве Марии, мы не молимся за находящихся в чистилище. Но, боюсь, нас тоже преследуют крутые ступени, но только в виде законничества. Формы, которые оно принимает у протестантов, многообразны.

Пуритане, к примеру, уповают только на заслуги Христа. Спасение, полагают они, обретается через веру. Но часто это учение заслоняется стремлением достичь чистоты и непорочности сводом суровых и жестоких правил. Чудовищная боязнь греха иногда затмевает чудо прощения.

Сегодня легализм опять поднимает свою отвратительную голову. Сами того не понимая, мы ставим ударение на исполнении, чтобы таким образом заслужить себе место перед Богом. Мы принимаем щедрый Божий дар спасения, а потом стараемся заплатить Ему за этот дар, словно полагая, что на небе все оплачено сполна, а вот ежемесячные взносы по закладной должны делать МЫ.

Идея длинной крутой лестницы преследует всех нас. И это, друзья, и есть та самая альтернатива, придуманная сатаной: с надрывным трудом прокладывать свой путь к Богу. Это есть подложное фальшивое евангелие сатаны — праведность посредством дел. На этом принципе он построил огромную империю, и люди всего мира оказались втянутыми в эту систему.

Это тюрьма, в которой миллионы честных людей трудятся не покладая рук, без надежды когда-либо добраться до верхушки лестницы. И пока сатана держит людей в напряженной борьбе, заставляя их сосредоточивать усилия в поисках Божьей милости, поддерживая в них тщетную надежду на то, что еще немного и лестница приведет к Богу, его империя в безопасности.

Царство же Христа построено на абсолютно ином принципе. В наше время это вновь открыл нам человек, совершивший в 1510 году паломничество в святой город Рим.

В тот год, чтобы уладить спор, возникший в ордене августинцев, к папе отправились два монаха. Одного из монахов звали Мартин Лютер. Посетить вечный город — он считал большой честью. Перед ним открывалась возможность познакомиться с великолепными духовными богатствами Рима.

Лютер намеревался отслужить торжественную мессу у священных гробниц, посетить катакомбы и базилики, почтить мощи святых мучеников, поклониться каждой священной реликвии.

Но монаха постигло разочарование. Это было время усиливающегося разложения церкви, во главе которой стояли папы. Те итальянские священники, с которыми пришлось Лютеру встречаться, к своим обязанностям относились легкомысленно. Он был поражен рассказами о безнравственности, царившей в среде духовенства.

И вот тут-то, в этом огромном городе, где так много святых мест, одинокий монах начал сомневаться. Он задумался над действительным значением всех этих святынь и реликвий.

А теперь давайте посмотрим на шаги, которые изменили христианский мир. Лютер начал взбираться по «лестнице Пилата», на которой, как полагают, стоял Христос. Покрывая поцелуями каждую ступеньку, на коленях, монах повторял молитву Господа, надеясь избавить душу от чистилища. А когда он добрался до последней ступени, то поднялся с колен и воскликнул: «А надо ли и в самом деле так поступать?»

В этот кульминационный момент он осмелился бросить вызов сатанинской альтернативной системе спасения посредством дел. В одно мгновение прервал он бесконечный путь по лестнице, путь индуистов, буддистов, мусульман, евреев и, конечно, христиан.

Сначала Лютера одолевали сомнения, переходящие в отчаяние: если все эти средства заслужить спасение, предписываемые церковью, на самом деле не помогают обрести Божью благодать, где же тогда надежда?

Но, к счастью, в поисках выхода из душевного кризиса Лютер обратился за ответом к Писанию. Он начал «копать» глубже и глубже, изучал Послание к римлянам и начал глубоко осознавать значение благодати. Объяснение апостола Павла открыло Лютеру славу великого царства Христа, созидаемого только на вере.

Лютер вновь открыл для себя евангелие, в особенности истину об оправдании верой, которую апостол Павел так ясно изложил в своем бесценном Послании к римлянам.

Апостол хорошо знал столицу Римской империи. Он прибыл в Рим в 60 году н. э. с апелляцией к кесарю. Иудеи обвинили его в подстрекательстве к мятежу и требовали смертной казни. Апостол Павел провел под арестом два года. Именно тогда и написал он Послания к филиппийцам, колоссянам и ефесянам.

Считается, что в конце концов апостол предстал перед судом Нерона, был оправдан и освобожден.

Однако спустя какое-то время его снова арестовали и доставили в Рим. На этот раз его посадили словно преступника в тюремную камеру. Почти все друзья покинули его, и только Лука остался верен ему до конца, до самой его казни. Но несмотря ни на что, Павел сохранил глубокую уверенность и твердую веру в свои отношения с Господом. Он встретил смерть с радостью.

Читая его послание к римской церкви, мы понимаем, почему оно было написано. В то время имперский Рим большую часть мира подчинил своим законам. Бесчисленные народы и племена от равнин центральной Европы до средиземноморского побережья Северной Африки оказались под властью кесаря. В своем же послании апостол Павел высказал мысль о том, что все в мире находится под властью высшего Божьего закона. Он заявил: «… весь мир становится виновен пред Богом… потому, что делами закона не оправдается пред ним никакая плоть… (Римл. 3:19—20).

Неужели, повинуясь закону, мы не можем заслужить спасение у Бога? Конечно, это казалось абсурдным и евреям и грекам. Разве возможен иной путь? Если мы не имеем прогресса на христианской лестнице возрастания, то каким же образом мы можем достичь ее вершины.

Вот об этом и говорил апостол Павел. Он хотел показать людям совсем иную надежду. Апостол наступает на империю сатаны, разрушая самую основу ее — дьявольский замысел, суть которого в том, чтобы заставить человека трудом прокладывать себе путь на небо.

Павел объяснял, что закон побуждает нас постоянно осознавать нашу греховность. Мы все далеки от Божьего совершенства. Вот что говорит апостол об основной идее Евангелия: «… все получают оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе» (Римл. 3:23, 24).

Давайте это проанализируем. Мы оправданы. «Оправдание» — это юридический термин. Он относится к процессу оправдания в суде. Нас объявляют невиновными — наша репутация в обществе восстановлена. Грешники объявляются святым Богом праведными. Как это происходит?

По благодати, через искупление Христа. Христос уплатил выкуп Своей кровью на кресте. Он отдал Свою жизнь, приняв наказание, которого заслуживали мы. Он оплатил наши долги. Его совершенная жизнь — это образец безупречного выполнения требований закона. Итак, мы искуплены, мы свободны.

Это чудесная, славная весть для всех нас, усердно старающихся преодолеть этот крутой бесконечный лестничный марш. Но апостол Павел хочет, чтобы его правильно поняли. Он говорит, что бор оправдывает того, кто верит в Христа. Верит в Иисуса. В этом суть. Это единственное требование. Только благодаря этому оправдание возможно. Ни паломничество, ни бесконечная медитация, ни самоистязание и молитвы в святых местах, ни даже строгое соблюдение христианских норм -— ничто не оправдает человека, ничто не может быть за« слугой, чтобы Бог принял нас.

Для апостола настал решительный час мощного наступления на сатанинскую империю, выдвинувшую план спасения посредством дел. Апостол Павел смело, провозглашает: «Ибо мы признаем, что человек оправдывается верою, независимо от дел закона» (Римл. 3:28).

Сильный удар. Открытый вызов альтернативной религиозной системе сатаны. Как только люди поймут, что Бог принимает их лишь тогда, когда они уверуют в Иисуса, империя сатаны начнет рушиться. И тогда индусы, подняв взоры к небу, перестанут совершать свои бесконечные ритуалы. Католики, согнувшиеся под бременем епитимьи, выпрямятся. Протестанты, старающиеся заплатить каким-либо иным способом Богу за Его милость, остановятся.

Да и Лютер, поднимавшийся по священной лестнице в Риме, наконец остановился, и на него сошло озарение, И тогда твердое убеждение апостола Павла стало воинственным кличем Лютера: «Праведный верою жив будет!»

Остальное — история. Лютер провозгласил истину об оправдании верой. Многие в церкви вновь для себя открыли Евангелие. Реформация изменила Европу. Я думаю, люди, построившие ту стодвадцатидвухступенчатую мраморную лестницу, оставили нам хороший символ: путь наверх, к Богу, крут, долог. Пропасть, разделяющая святого светозарного Бога и людей, погрязших в жестокости и пороке, неизмеримо глубока.

Но есть Некто, Кто сошел с небес и совершил за нас это нелегкое путешествие к Богу. Некто послушный закону, заслуживший милость и удовлетворивший справедливость, — вместо нас. Это Иисус Христос.

Бог оправдывает того, кто верит в Иисуса Христа. Он с ним на этом пути вверх по лестнице. Благая весть — только она учредила царство Христа на земле. Эта весть освободила бесчисленное множество людей по всему миру от сатанинской империи зла, выдвинувшей план спасения посредством дел.

Эти две империи, два царства постоянно противоборствуют между собой. Сатана старается найти все новые и новые хитроумные способы, чтобы через систему дел затянуть людей в свое царство. Христос же пытается прийти на помощь и освободить посредством благой вести как можно больше людей.

Основная борьба между двумя империями отражена в Евангелии. Возникают другие проблемы, появляются иные противоречия, устанавливаются новые линии фронта, но основной конфликт всегда остается тем же самым: как мы взбираемся по лестнице к Богу?

В Книге Откровения показан конфликт двух империй в конце времени. Бог через трех ангелов посылает Свое последнее предостережение человечеству. Вот как описывает это апостол Иоанн: «И увидел я другого Ангела, летящего по средине неба, который имел вечное Евангелие, чтобы благовествовать живущим на земле и всякому племени и колену, и языку и народу» (Откр. 14:6).

Каким путем Бог обращается со Своим последним призывом к человечеству? Провозглашая вечное Евангелие. Это истина, которая нуждается в защите. Она предмет нападок сатаны. У него множество хитроумных способов, которыми он пытается лишить нас веры в Христа, Христа, оправдывающего нечестивого.

Это сатанинские методы, что человек может прийти к Богу и спасти сам себя, могут показаться разумными и благородными, но все они, в конечном счете, используются для того, чтобы привести на ту же бесконечную лестницу.

Всецело ли вы положились верой на праведность Христа? Уповаете ли вы исключительно на Его спасительные действия, а не на свои собственные дела?

Вы сами должны сделать выбор. Перед вами две империи. На первый взгляд кажется, что входы в ту и в другую империю расположены не очень далеко друг от друга, но ведут они в абсолютно разные миры. Всем существом убедитесь, что вы вошли в ту единственную тесную дверь с надписью: «Бог оправдывает того, кто верит в Иисуса».

Глава 3. ВОЙНА ЗА СЛОВО

Париж — это город влюбленных, город вечной весны. Сегодня трудно представить, что когда-то над его прекрасными бульварами, величественными соборами, изысканными фонтанами прогремел призыв к революции. Какая, кажется, пропасть лежит между этими идиллическими картинами и властью гильотины!

Свобода. Равенство. Братство. Французы первыми в феодальной Европе провозгласили эти революционные слова, разорвав таким образом веками существовавшую цепь абсолютной монархии. Известный парижский монумент «Республика» прославляет тех, кто сражался за первую демократическую республику на континенте.

В то время, когда церковь выступала в защиту богатых и власть имущих, а высшие классы считали свое господство в обществе Богом данным правом, эти люди поднялись, чтобы заявить о правах простого народа.

Французская революция дала миру великие идеи. Но прошло еще много времени, прежде чем Франция стала истинно демократической республикой. Идеалы демократии были растоптаны господством террора.

Максимилиан Робеспьер, выдающийся вождь революции, стал в конце концов абсолютным диктатором. Его основным орудием управления страной стала гильотина.

Почему? Почему высокие идеалы породили страшное кровопролитие? Думаю, что одна из основных причин этого — мощная атака на церковь.

Люди, штурмовавшие Бастилию во имя свободы, пришли, как оказалось, для того, чтобы насадить в народе свою атеистическую религию. Партия якобинцев, пришедшая к власти, ввела новый революционный календарь. Всеобщий календарь, в котором счет времени ведется от рождества Христова, был отвергнут, и установлена новая точка отсчета — 22 сентября 1792 года, день основания республики. По мнению якобинцев, это означало начало новой эры в истории, — эры без Христа.

Якобинцы фактически объявили христианство вне закона. Крещение и причастие были под запретом. Книги Священного Писания были собраны и публично сожжены. Один из лидеров воскликнул: «Мы искупили в огне все глупости, которые были совершены человечеством под влиянием Библии!»

Обещание свободы, равенства и братства обернулось господством гильотины. Закон Божий был отвергнут, авторитет Господа низвергнут. У власти оказались самые темные силы, не находящиеся под влиянием Слова Божьего.

С тех пор человек продолжает стремиться к свободе как альтернативе власти Божьего Слова. И как часто это приводит к господству террора и еще более ужасным катастрофам.

Полагаю, у Бога есть альтернатива тем неудавшимся попыткам поисков свободы. Устанавливая Свое царство на земле, Христос говорил ученикам: «… если пребудете в слове Моем… познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Иоанн 8: 31,32).

Иисус говорил, что свобода не есть результат низвержения ложных авторитетов. Свободу можно обрести, только оставаясь верным Слову Божьему, Его истине.

Царство Христа зиждется на авторитете Божьего Слова. Именно поэтому Его царство вечно, ибо основано на Его вечном Слове. Так сказано у Исаии: «Трава засыхает, цвет увядает, а слово Бога нашего пребудет вечно» (Исаия 40: 8).

Противодействуя царству Христа, сатана все время старается уничтожить авторитет Божьего Слова. Это один из краеугольных камней его империи зла. Поэтому он иногда предпринимает мощные атаки на Его Слово, и одной из таких его атак является, например, французская революция. В иных случаях он действует не «в лоб», а косвенным подходом. Иногда сама церковь может противодействовать Слову Божьему.

Собор святого Петра в Ватикане — самый большой и красивый храм во всем христианском мире, храм-дворец. Это шедевр архитектуры и искусства. Над фасадом церкви возвышается величественный купол работы знаменитого Микеланджело.

Внутреннее убранство собора поражает зрителей своими великолепными красками и искусной отделкой. Посетители в восхищении замирают перед золоченым алтарем работы Бернини (Лоренцо Бернини (1598— 1680) — итальянский архитектор и скульптор, — прим. перев.).

Стоя на площади перед храмом, испытываешь потрясающее впечатление. Он словно возносится к небу. Вокруг вас — величественная колоннада, созданная Лоренцо Бернини. И колоннады, и скульптуры, и огромный купол — все настолько подавляет, что кажется будто ты гном в царстве великана. Становишься маленьким и робким перед этими величественными творениями, созданными во славу Божью.

Многие приходят сюда, чтобы возродить свою веру: и, странное дело, красота и великолепие содействуют вере. В нашем огромном равнодушном мире человек часто одинок в борьбе за истинно христианскую жизнь. Но здесь христианские идеи обретают героическое, торжественное звучание.

Конечно, мы благодарны художникам и мастеровым прошлого, которые своим талантом утверждали веру. Но нам. следует быть осторожными, так как иногда церковь ради собственной выгоды становится чересчур величественной и чересчур могущественной.

Помните, мы говорили о том, что царство Христа учреждено на Его Слове — на авторитете и силе Его Слова. К сожалению, церковь нередко пытается присвоить авторитет и силу Слова. Она начинает претендовать на роль Хранителя этого Слова, а затем и учреждения, ставящего печать своего одобрения на Слово Божье.

Сначала Слово должно быть растолковано, а затем принято. И вот церковь устанавливает свою монополию на истолкование и применение Слова, Вместо того чтобы предоставить Святому Духу возможность подвести каждого в отдельности к осознанию истины через Писание, церковь сама определяет истину раз и навсегда. Преданья постепенно приобретают больший авторитет, чем само Слово Божье. Таким образом истина оказывается заключенной в узкие рамки церковных догм.

Но, друзья, Божья истина продолжает свое победоносное шествие. Мы должны познать чудесные истины Бога. Безропотно следовать столь заботливо лелеемым церковным преданиям — это трагедия. Бог хочет, чтобы мы шли вперед, открывали новые истины. Однако все это должно быть в согласии с Его Словом.

Без этого возрастания мы обречены на жалкое прозябание. Если мы не стремимся к Божьему свету, мрачные тени наступают на нас со всех сторон. В мире существуют два противоборствующих царства, две империи: основанная на Божьем Слове, и империя, подрывающая Его власть.

Подвергая Слово Божье осмеянию, сатана наносит открытый удар. Но он действует и более хитро, используя религиозные традиции. Слово Божье подстерегает еще. одна опасность, и ее источник самый неожиданный для многих из нас.

В столице Индии Нью-Дели есть множество самых разнообразных храмов. Это вовсе не означает, что индуистские и мусульманские святыни мирно сосуществуют в одном месте. Просто количество индуистских богов и соответствующих храмов поражает воображение. На узких делийских улочках можно найти практически любое мыслимое божество. Этот огромный ассортимент вероисповеданий ошарашивает тех, кто пытается понять индуизм. При исследовании учений многочисленных сект создается впечатление, что верить можно во все что угодно.

Предпосылки, лежащие в основе восточных религий, отличаются от всех других вероисповеданий. В этом кроется причина тех огромных трудностей, с которыми сталкиваются западные исследователя. Толкование истины здесь иное.

В индуизме истины не соперничают, они существуют параллельно. Не существует одной великой истины, которую следует искать, есть много истин. И все они ведут, словно спицы в колесе, к неподвижному миру, где заканчивается борьба и желания исчезают. Истина — это нечто субъективное, то, что каждый находит внутри себя.

В последние годы эти идеи наводнили западный мир. Теперь мы с готовностью говорим о «поисках собственной истины». Люди начинают принимать эти идеи, поскольку принято думать, что все религии более или менее близки. Постоянно мы слышим призывы искать ответ на основной вопрос в нас самих. Нас убеждают, что найти Бога можно в своем сердце.

Однако Библия указывает дам иной путь. Основная идея Библии — это Бог и Его вечные, неизменные принципы. Его закон не может быть пересмотрен. Истина Бога объективна, конкурирует со всеми другими истинами.

Но сегодня многие теряют способность это донять. Для них истина субъективна: истина есть то, что вы чувствуете. И, возможно, это более, чем что-либо другое, наносит удар по авторитету и силе Божьего Слова. Полагаю, это и есть главное оружие в империи зла сатаны. Если ему удается лишить людей Слова Божьего, тогда они полностью в его власти. Тогда они игнорируют призыв к высшей, нравственной жизни 'и отдаются во власть инстинктов.

Сатана наступает на Слово Божье по трем направлениям: воинствующий атеизм, религиозные предания и убеждение в том, что истина заключена в нас самих. Его царство ведет атаку до этим трем направлениям. Это огромная империя, раскинувшаяся по всему свету. Друзья, это империя беззакония. Без крепкой опоры Божьего Слова и Его закона мы неизбежно окажемся в бездне беззакония.

Кажется, что в мире сегодня наводнение. Возьмите любой большой город: порнография в изобилии, с преступностью невозможно справиться. Мы уже достигли периода господства террора. Торговля наркотиками не ослабевает: она затягивает преуспевающих, калечат молодых. Сексуальные извращения представляются как свобода выбора. Убийство собственных еще неродившихся детей — обычное дело: ведь это средство контроля за рождаемостью! Публичные скандалы, вызванные неблаговидными поступками политических деятелей, деловых людей и, увы, религиозных лидеров, сегодня никого не удивляют.

Беззаконие. Вот когда поднимает свою чудовищно безобразную голову империя сатаны! Вот когда наступает критический момент истории человечества! В 12-й главе книги Откровения описана великая борьба между дьяволом, называемым драконом, и истинной церковью Христа, которую олицетворяет целомудренная женщина: «И рассвирепел дракон на жену и пошел, чтобы вступить в брань с прочим от семени ее, сохраняющими заповеди Божий и имеющими свидетельство Иисуса Христа» (Откр. 12:17).

Что характеризует истинных верующих в конце времени? Они следуют Божьим заповедям и свидетельству Христа. Они не умаляют закон Божий и не приспосабливают учение Христа. Их нет в империи беззакония сатаны. Они защищают авторитет. Божьего Слова.

Давайте обратимся к человеку, в честь которого воздвинут величественный храм в Ватикане, чьи останки покоятся под парящим куполом собора, к Петру, апостолу Иисуса Христа. Что, по Словам Христа, делает церковь сильной и что лежит в ее основании? Полагаю, что все написанное Петром так или иначе имеет отношение к нападкам сатаны на Слово Божье.

В противовес воинствующему неверию Петр выдвигает свою мощную защиту: «… в начале словом Божиим небеса и земля составлены из воды и водою» (2 Петр. 3:5).

Вы хотите уничтожить Писания? Тогда уничтожьте и все созданное на земле, так как удивительное многообразие растительного и животного мира вокруг вас несет на себе свидетельство Божьего созидающего Слова. Грациозные газели, вековые дубы, грохочущие водопады — все свидетельствует о силе Его Слова. Он сказал, и все явилось.

Можно свалить к кучу все Библейские книги и сжечь их, можно смеяться над Писаниями и объявить их вне закона. Но Слово Божье все равно возродится. Это живое Слово. Послушайте Петра: «Как возрожденные не от тленного семени, но от нетленного, от слова Божия, живого и пребывающего в век» (1 Петр. 1:23).

Слово Божье — это нетленное семя, которое дает нам новое рождение. Христос часто сравнивал Свое царство с растущим семенем. Здесь ясно видно, на чем основано это царство: на живом, вечном Слове Божьем.

Петр отражает нападение сатаны вечным Словом, которое выстоит даже тогда, когда все остальные средства исчерпают себя. Есть еще одно поле битвы, на котором сражаются две империи. Это сущность истины, которую восточные религии ищут внутри. Петр говорит и об этом: «Как от Божественной силы Его даровано нам все потребное для жизни и благочестия, чрез познание Призвавшего нас славою и благостию» (2 Петр. 1:3),

Как мы обретаем «все потребное для жизни и благочестия»? Через истинное познание Его, через истинное познание Иисуса Христа. Познание Иисуса Христа — это не размышление о нашем духовном достоинстве, не самосозерцание. Это познание реально существовавшего Спасителя, который жил в реально существовавшей Палестине в I веке. Прочтем следующий стих: «Которыми дарованы нам великие и драгоценные обетования, дабы вы чрез них соделались причастниками Божественного естества…» (1 Петр. 1:4).

Восточные религии пытаются убедить нас в том, что через самосозерцание можно обрести единство с Богом. Писание же говорит о том, что можно стать подобным Богу только благодаря Его обетованиям. Мы можем положиться на Его ясные объективные суждения. Если мы верим Слову, все обетования исполнятся.

Божьи обетования возвышают нас, мы становимся подобными Богу в характере. Мы находим спасение в жизни и жертвенной смерти Иисуса. Ложные обетования субъективной религии сосредоточивают нас на самих себя, мы становимся подобными самим себе, движемся в никуда, и чувствуем себя в безопасности только в той, другой империи.

А теперь о последней угрозе Слову Божьему — религиозных преданиях. По этому поводу апостол Петр высказался предельно ясно. Послушайте великолепное описание того, как строится империя Христа: «Приступая к Нему, камню живому… и сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный, священство святое, чтобы приносить духовные жертвы благоприятные Богу Иисусом Христом» (1 Петр. 2: 4, 5).

В этой главе Петр сравнивает живой камень с Иисусом Христом. Он есть основание, на котором мы строим. Каждый из нас строит на этом фундаменте. Мы — живые камни, из которых построен духовный дом.

Петр был духовным руководителем, чей авторитет как апостола был необычайно уважаем ранней церковью. Но он не пытался занять место краеугольного камня. Он советовал строить свою жизнь на живом камне — Иисусе Христе. И это, говорил Петр, сделает церковь процветающей.

В 1209 году в соборе итальянского города Ассизи присутствовал на службе благочестивый молодой человек по имени Франциск. Священник читал Евангелие от Матфея — поучения Христа ученикам, которых Он послал проповедовать и исцелять: «… даром получили, даром давайте. Не берите с собою ни золота, ни серебра, ни меди в поясы свои, ни сумы на дорогу, ни двух одежд, ни обуви, ни посоха» (Матф. 10:8—10).

Неожиданно молодой человек, словно в озарении, понял свое призвание. Слова Христа до глубины души поразили его. Франциск тут же снял свою одежду, обувь, оставив лишь простую шерстяную рубаху, подпоясанную бичевкой.

И что самое главное: Франциск понял смысл поучения Христа «давать даром». Так, Франциск Ассизский начал жить жизнью, которая потрясла весь христианский мир. Он собрал по всей Европе братьев-единомышленников и начал проповедовать мир и добродетель, служа отверженным и больным, ничего не имея, любя каждого.

Во времена Франциска большинство людей не могли читать Писания. У него тоже не было возможности изучать Библию. Но та частичка Слова Божьего, которую услышал Франциск, проникла глубоко в его сердце. Она стала для него и властью и силой. «Даром получили» — эти слова были нетленным семенем: они принесли обильный плод. Они сделали его «причастником божеского естества», воплотившего Божий характер по принципу, «даром давайте». Они стали тем самым живым Камнем, на Котором Франциск построил новую жизнь.

Какое убедительное свидетельство нам, ныне живущим, являет собой этот человек! У каждого из нас есть Библия, — этих книг великое множество! Но как легкомысленно мы к ней относимся! Так ли мы почитаем это сокровище Слова Божьего, как Франциск Ассизский почитал всего три стиха?

Мы могли бы «устроить из себя» великолепный храм, если бы стояли на нетленном Божьем Слове, если бы почитали его принципы как авторитетные и его обетования стали бы для нас истиной и надеждой.

Вот что такое империя Христа! Империя же сатаны ведет нас к беззаконию. Она распространилась сегодня по всему миру и ведет к страшной развязке. Империя Христа почитает вечный Божий закон.

Стремитесь стать частью Его царства! С почтением относитесь к Его Слову, потому что оно откроет вам благую весть спасения в Иисусе Христе! Не оставайтесь во тьме беззакония! Обещайте следовать свету Слова Божьего» куда бы он вас не привел!

Глава 4. ВЛАДЕНИЯ САТАНЫ

Огромная статуя Христа Искупителя, сооруженная в 1931 году церквами Рио-де-Жанейро, символична. Христос простирает Свои руки над бразильской столицей, словно заключая в объятия все человечество, призывая к Себе. Это свидетельство того, как далеко распространилось царство Христа, Его святое царство. Но стоит спуститься с этой горы на улицы города, как охватывает изумление при виде того «царства», над которым возвышается эта скульптура.

Рио-де-Жанейро — яркий, экспрессивный город полнокровной жизни. Создается впечатление, что люди здесь не отягощены повседневными делами. Многие североамериканские туристы, наводняющие это изумрудное побережье Атлантики, считают, что здесь можно полностью «раскрепоститься», пренебречь строгими правилами, позабыть все запреты.

Но чего большинство туристов не замечает, так это уникального типа религии, которая здесь исповедуется. Здесь причудливо переплелись и смешались христианство и оккультизм. Многие искренне верующие чуть ли не одновременно могут и молиться Богу и вызывать духов. В многочисленных лавочках Рио можно увидеть изображения демонов и святых, благополучно «сотрудничающих» друг с другом, распятого Христа в сопровождении дьявола с трезубцем. Рядом с девой Марией вы обнаружите статуэтку черноволосой Ромбы Гиры, женщины-демона, хранительницы проституток; средневековые святые соседствуют с двуполым, двухголовым дьяволом.

В центрах спиритизма молящиеся впадают в истерический транс перед изображениями девы Марии и Христа. Спириты часто это называют «действо через святых».

В Рио существуют три основных культа. Самый древний из них, Кандрмбле, представляет собой сочетание веры в магию, которую принесли африканские рабы, со средневековым католицизмом их португальских хозяев. Вера в исцеляющую силу святых сочетается с поклонением дьяволу. В центрах культа Кандомбле обращаются к духам божеств для совершения белой или черной магии.

Другой культ — это общение с духами мертвых. Называется он кардесизм, по имени французского школьного учителя XIX века Аллена Кардеса.

Эта европейская разновидность спиритизма была заимствована в 1858 году из Франции, из работ Кардеса. Сеансы кардесизма очень отличаются от африканских ритуалов Кандомбле, сопровождаемых хоровым пением и барабанным боем. Собрания кардесистов спокойны; под тихую музыку Шопена или Шуберта, медиумы, одетые в белое, сидят вокруг стола в ожидании, пока на кого-нибудь из них не сойдет дух и тот не начнет говорить голосом этого духа.

Но основной спиритической сектой считается Умбанда. Она соединяет в себе элементы Кандомбле и кардесизма — оккультизма и спиритизма — и, что интересно, имеет наибольшее число сторонников. Главное в Умбанда не барабанный бой, пение или танцы. Главное — это пантеон демонов и попытки общения с духами мертвых.

И это не просто занятие бедных и необразованных людей. Как писал один из журналистов, «здесь в Рио все принимают в этом участие — генералы, министры, полицейские, архитекторы, юристы, поп-звезды, служащие. Все они верят в магию и сверхъестественное».

Феномен оккультизма покоряет даже людей, не имеющих религиозных убеждений. Причина — в его основном постулате: «смерти нет». Все культы Рио в основе своей имеют единственную предпосылку: можно непосредственно контактировать с духами другого мира и те содействуют нашему благополучию.

Мне кажется, это яркий пример того, как сатана пытается фальсифицировать Слово Христа. Он стремится подвергнуть сомнению обетования Искупителя, простирающего Свои руки над городом.

Царство Христа предлагает путь выхода из смерти. Сатана же, чтобы построить свою империю, вынужден предлагать альтернативную надежду. Чтобы завлечь людей в свою империю, он выстроил сложный мир оккультизма, предлагая свой путь «в обход» могилы.

Сатана восстает против Божьего обетования вечной жизни. Он старается состряпать альтернативную надежду, то вызывая чревовещанием потусторонний голос, то пытаясь изобразить смерть как жизнь. Он старается сфокусировать наше внимание на духах или невидимой душе, покинувшей тело.

Но эти попытки не ограничиваются экзотическими ритуалами южноамериканского города. Как и другие составляющие империи сатаны, оккультизм распространился очень далеко. Он проник даже в такой утонченный город, как Париж.

На городском кладбище Пер-Лашез похоронены многие известные люди. Здесь покоятся художник Делакруа и писатели Марсель Пруст, Виктор Гюго, Оноре де Бальзак. Здесь похоронен вместе с горстью родной польской земли великий композитор Шопен. Здесь, похороненные рядом, смогли наконец соединиться Абеляр и Элоиза, история любви которых одна из самых известных в мире. Здесь нашел свой последний приют и Оскар Уайльд, проведший такую «бурную» жизнь.

У этих гениальных людей есть свои поклонники, которые периодически приносят сюда цветы. Но как это ни странно, самое большое паломничество у могилы человека, которого мало кто помнит.

Это могила Аллана Кардеса. Да, того самого, чье учение исповедуется в Рио. Он считается отцом современного спиритизма. В своем главном труде — «Книге духов» — он писал о сверхъестественных явлениях, голосах других миров, о жизни после смерти. Книга быстро завоевала популярность в Европе, и вскоре стали проводиться бесчисленные спиритические собрания и сеансы.

Популярность спиритизма не уменьшается. У могилы Кардеса море цветов, а вокруг — молятся люди. Один за другим, с закрытыми глазами, касаются они левого плеча его бюста.

Спиритизм соблазняет, обещая, что смерти нет.

Когда бродишь среди надгробий кладбища Пер-Лашез, испытываешь такое ощущение, будто все они, в той или иной форме, опыт надежды и способ общения с этим непокорным оппонентом — смертью. Мы стараемся представить ее себе чем-то величественным и даже таинственно прекрасным.

Оккультизм, возможность общения после смерти, как оказалось, очень привлекательны. Мы таким образом бываем обмануты древним-древним обещанием: «Вы не умрете».

Империя сатаны простирается не только от Рио до Парижа, но и значительно дальше. Это та империя, которая объединяет Восток, и Запад вокруг единого «словаря» оккультизма.

Веками индийцы, исповедующие индуизм, остаются верными своей специфической надежде на загробную жизнь — перевоплощению. Индуистская надежда — это надежда достичь совершенства с тем, чтобы обрести более высокое состояние после перевоплощения. Она основана на идее переселения душ. Вечная жизнь, по их понятиям, связана не только с Богом, но и с душой человека. Что это означает? Душа бессмертна, и когда тело умирает, душа переселяется в другое тело и перевоплощается. Если человек вел добропорядочную жизнь, то, вернувшись в мир, он имеет надежду занять более высокое положение: стать членом более высокой касты или преуспевающим бизнесменом. Для индусов перевоплощение — это разрешение проблемы смерти.

Интересно, что в этом мире переселения душ также процветает оккультизм. В индуистских пантеонах, рядом с богами, которым надлежит молиться, находятся демоны, которых следует ублажать. Космос индуистов — это мириады богов.

Согласно их учению, мертвые не спят сном смертных, и в небе не один, а множество богов. Вера в перевоплощение душ считается той экзотической причудливой верой, о которой мы изучали в книгах о Дальнем Востоке. И не более. Теперь и на Западе эта вера — реально существующая альтернатива вере в Господа. Стали модны костюмированные вечера «Кем ты был». Эту теорию пропагандируют такие выдающиеся люди, как Шерли Мак-лэйн, а движение «Новый век» высоко оценивает эту теорию, представляя ее как ясное и современное учение.

Ничто так не проясняет связь между спиритизмом и оккультизмом, как недавно возникшее феноменальное явление» — так называемая «канальная» связь. Проводники «канальной» связи заявляют, что ими якобы овладевают духи умерших мудрецов и передают послания из космоса. Это явление фактически тождественно культу спиритизма в Рио, где медиум впадает в транс и на какое-то время предоставляет духу свое тело, земную оболочку.

Примечательно то, что все эти духи передают одни и те же вести: ты гам — бог, нет ни греха, ни праведности, есть только реальность. Весть, передаваемая «канальной» связью, кажется, повторяет очень старую ложь, сказанную в Эдемском саду: «… вы будете как боги…»

Империя оккультизма сатаны — это очень серьезное явление. Она сильна и пронизывает все религии. Это одна из линий борьбы между царствами Христа и сатаны. Они ведут непримиримый спор: в каком состоянии находятся умершие и в чем заключается надежда на жизнь?

Что происходит с человеком, когда он умирает? Вот главный, как я полагаю, вопрос. Существуют ли «духи умерших», с которыми мы можем общаться?

У Самого Иисуса было что сказать по этому поводу. Когда Его достигла весть о том, что его друг Лазарь умер, Иисус сказал: «… Лазарь друг наш уснул…» (Иоанн. 11:11).

Для нашего Господа смерть есть разновидность сна.

Апостол Павел повторяет эту мысль в Послании к Фессалоникийцам: «… умершие в Иисусе…» (1 Фессал. 4:14).

В Новом завете ничего не говорится о переселении душ, о блуждающих духах, о спиритизме. Мертвые просто спят. Они уснули на время.

Очень часто в религиозных кругах произносится такая фраза: «бессмертная душа человека». А знаете ли вы, что этих слов в Библии нет? Нет там и слов «бессмертный дух». Библия знает о духе мудрости и духе кротости, о нечистых духах и обновленных духах, ревностных духах. Но все это далеко отстоит от понятия о вечном человеческом духе.

Писание красноречиво говорит, что бессмертен только один Бог; в таком смысле нельзя выразиться о вечном завете, вечном царстве, вечном Евангелии. Святое Писание прославляет вечную власть и вечное намерение Бога, говорит о вечном Божьем Слове, которое никогда не исчезнет.

Разве не замечательно, что ни одно из этих определений не относится к человеческой душе? Ни разу!

Библейское описание состояния человека после смерти наносит ощутимый удар империи оккультизма сатаны. Библия недвусмысленно утверждает: нет и не может быть ни блуждающих душ, ни бессмертных духов, которые общаются с нами.

Учение Христа является резким контрастом по сравнению с оккультными обманами сатаны. Писание рассматривает смерть просто как сон, а не пребывание в преисподней. И единственная надежда для пробуждения — воскресение Иисуса Христа.

Вот он, этот контраст между двумя империями: «Дабы как грех царствовал к смерти, так и благодать воцарилась чрез праведность к жизни вечной Иисусом Христом, Господом нашим» (Римл. 5:21).

Итак, в империи сатаны царствует грех, и продолжает господствовать «в смерти». Грех — причина нравственной и духовной деградации. Живущие в империи сатаны умирают, даже если они преуспевали, совершая зло. Грех неизбежно ведет к гибели.

Спиритизм обещает много: и способность видеть по ту сторону могилы, и возможность переступить смерть. Но, в конечном счете, все эти сеансы и оккультные ритуалы свидетельствуют о различных формах смерти. Здесь сосредоточиваются на неопределенных бестелесных состояниях, голосах из тьмы, существах из преддверия. смерти. В спиритизме отсутствует реальная человеческая жизнь.

Нечто иное главенствует в империи Христа. Здесь царствует благодать, царствует через праведность и дарует вечную жизнь. Божья благодать возрождает человеческую жизнь; она делает жизнь людей праведной и вечной. Вот это и есть главное в царстве Христа: путь к вечной жизни, а не в преддверие смерти. В Писании ясно сказано об источнике вечной жизни. Этот источник — Иисус Христос.

Все наши надежды на праведную вечную жизнь должны быть тесно связаны с Христом. Апостол Иоанн хотел, чтобы мы поняли это: «… Бог даровал нам жизнь вечную, а сия жизнь в Сыне Его. Имеющий Сына (Божия) имеет жизнь; не имеющий Сына Божия не имеет жизни» (1 Иоанн. 5: 11,12).

Все абсолютно ясно. Вечная жизнь в Иисусе Христе. Мы не получим ее более нигде. Мы не встретимся с нею на. каком-то спиритическом сеансе. Мы не войдем в нее с помощью духа, что-то бормочущего в темноте. Мы не найдем ее и в себе, прибегая к оккультизму.

Нет, вечную жизнь можно обрести только в Иисусе Христе. Наша надежда —Христос, умерший за наши грехи; Христос, поправший смерть; Христос, воскресший и обещавший нам во время Своего пришествия воскресение. Апостол Павел пишет в своем послании к Коринфянам:

«Говорю вам тайну: не все мы умрем, не все изменимся вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся; ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему — облечься в бессмертие» (1 Коринф. 15:51—53).

Когда умершие верующие обретут бессмертие? При последней трубе, когда Христос придет во второй раз. Но не раньше.

Это случилось во время второй мировой войны в Шотландии. Молодая женщина получила страшное известие: ее муж пропал без вести. Сперва она надеялась, что мужа можно найти, что возможно это ошибка. Но проходили  месяцы, а известий все не было, и она поняла, что он никогда не вернется.

Друзья этой женщины, имевшие общение с медиумом, уговорили ее пойти на спиритический сеанс и попытаться вызвать дух своего погибшего мужа. Мысль о возможности увидеть и услышать человека, которого она так любила и в ком так нуждалась, не оставляла ее.

Молодая женщина пошла на спиритический сеанс. Общение состоялось: она узнала голос своего мужа! На следующих сеансах они говорили о таких вещах, которые могли знать только они.

И вот однажды раздался стук в дверь ее дома. Она открыла и чуть не упала в обморок: перед ней стоял ее муж во плоти и крови — живой, здоровый. Произошла ошибка. Его не только не убили — он не был даже серьезно ранен.

Можно представить себе радость этого воссоединения. Но вообразите также изумление и растерянность молодой женщины. С кем же она говорила на спиритических сеансах? Духи-обманщики воспользовались ее одиночеством. Эта женщина постепенно разочаровалась в религии.

Друзья, существует единственная надежда разрешить проблему смерти, единственный путь к вечной жизни. Есть Единственный; Кто победил смерть для нас — Иисус Христос — Кто после распятия воскрес и «явился многим». Он и только Он — единственный источник вечной жизни.

Прошу вас, не дайте обмануть себя блеском чудес. империи сатаны; не принимайте разновидности смерти за вечную жизнь. Линии борьбы обозначены. Где ваша надежда? Помните, что когда вы протягиваете руку и касаетесь кого-то по ту сторону могилы, это Иисус Христос, а не демон, маскирующийся под ваших умерших любимых. Только Христос может разбудить нас от сна смерти. Да будет ваша вера в Него крепка, в Него, нашего Спасителя и Господа вечной жизни.

Глава 5. ВЕРНИТЕСЬ В ЭДЕМ

Версаль. Дворец Людовика XIV, короля-солнца. Здесь Людовик хотел создать рай, место изысканной красоты, отгороженное от всех проблем. И он достиг своей цели. В Версале этот блестящий французский монарх создал великолепные сады, безупречные в своем, будто боевом, порядке, и классические дворцы. В этом райском уголке никто не слышал грома приближающейся революции.

Людовик не жалел средств, чтобы сделать сады Версаля лучшими в мире. В них было столько цветов, что гости, казалось пьянели от их благоухания. Бывало, следуя во дворец на ужин, приглашенные проходили мимо экзотических цветов, а возвращаясь, к своему удивлению замечали, что на клумбах уже совсем другие цветы.

Людовик любил фонтаны. Их в Версале было 1400. Он требовал, чтобы они работали постоянно. Но в то время с инженерной точки зрения это было невозможно: давление воды было недостаточным. Поэтому, когда Его величество гулял в саду, слуги судорожно крутили краны того фонтана, мимо которого проходил король, а затем быстро закрывали их, чтобы сэкономить воду.

В Версале установилась своеобразная жизнь. Ради удовольствий устраивались самые дорогие и экстравагантные игры. Бывало, спектакли ставились специально для того, чтобы развлечь гостей.

Одна герцогиня заметила, что картежные игры приобрели огромную популярность. «Игроки ведут себя, словно сумасшедшие, — говорила она. — Они кричат, стучат по столу, богохульствуют, выкрикивая страшные ругательства».

И, конечно, всегда устраивались пиры. Людовик был большим гурманом. Одна придворная дама заявила, что если бы она съедала даже половину того, что поглощает король за один раз, она бы умерла через неделю.

У Людовика была масса фавориток. При дворе имели место сексуальные извращения. Среди придворных был распространен гомосексуализм, хотя сам Людовик относился к нему с отвращением. По словам очевидца, эти пройдохи пресытились легкодоступными женщинами королевского двора.

Жизнь в Версале, полная дорогих удовольствий, казалась надежно защищенной от внешнего мира.

Но в 30 милях от Версаля, на узких улицах Парижа не было ни садов, ни великолепных приемов. Здесь шла ежедневная бесконечная борьба за существование. Нищета рождала отчаяние, постепенно переходящее в гнев. Идеи республиканцев овладели умами, и народ почувствовал революционное урчание в своих пустых желудках.

Именно это урчание Людовик XIV и не смог услышать. Его ближайшее окружение считало, что говорить с ним о жалком положении его подданных бесполезно: это только вызовет его недовольство.

Преемники Людовика даже и не пытались хотя бы заглянуть за пределы версальского рая. И вот тлеющая ярость обернулась криками гнева.

5 октября 1789 года парижские женщины сформировали свои отряды и направились к Версалю. Под проливным дождем толпа разъяренных вооруженных женщин, выкрикивая угрозы, подошла к воротам дворца. Жены рыбаков и торговки были сыты своей нищенской жизнью по горло. «Хватит разговоров! — кричали они.— Хлеба! Хлеба! Мяса по 6 су за фунт!»

Версальскому раю пришел конец. Разразилась революция. Дворец был ограблен, члены королевской семьи были вынуждены бежать.

Золотой век Версаля закончился. Но дух его витает и до сих пор. Даже после революции продолжались обещания материального рая. В Европе борьба за обретение материальных благ постепенно заменила блага религии. Обесценение духовных ценностей вскоре привело к созданию светского мира, свободного от религии.

А потом пришла другая революция, промышленная. На какое-то время показалось, что вот он, материальный рай. Мы самонадеянно полагали, что машина сможет спасти нас и ввести в новый век.

Александр Густав Эйфель, специалист по строительству мостов, решил, что высокая башня — это как раз самое подходящее, чтобы отметить Всемирную выставку 1889 года в Париже.

Таким образом было решено продемонстрировать новые технические возможности человека. Это кружевное сооружение высотой 1056 футов, бросающее вызов земному притяжению, элегантно взмывающее к небу, было символом технического прогресса. Оно вознесло к небесам великолепие архитектурного и инженерного мастерства человека.

На европейских заводах машины заменили человека; произошел скачок в производительности труда. Руководители мировой экономики с помощью этой революции стремились к финансовой экспансии.

Конец XIX века был эпохой оптимизма. Человек поднимался по лестнице материального благополучия. Он, словно господин, смотрел на мир с вершины технического прогресса. Слово «прогресс» стало паролем. Перед людьми простирался бескрайний горизонт.

И они перестали видеть Бога на этом горизонте. Высший критицизм и теория эволюции Дарвина заронили зерна сомнения в Слове Божьем. Вера в человека и прогресс казалась более разумной, чем вера в духовные истины.

Но вдруг этот оптимистический мир рухнул, столкнувшись с царством террора. Первая мировая война. Оказалось, что машины, которые должны были спасти человечество, с таким же успехом можно использовать для его истребления. Танки и артиллерия превратили поле боя в кровавую бойню.

Фабрично-заводская система в городах породила новый вид ужасной нищеты. После долгих часов изнурительного труда в невыносимых условиях рабочий возвращался в трущобы, которые были его домом.

Бедняки как были бедняками, так и остались. Рай материального благополучия для них вечно где-то впереди, за горизонтом; он манит их, придавая силы: еще немного, еще один день изнурительного труда и…

Итак, мы оказались в секуляризованном веке, убежденном в том, что все проблемы можно решить без Бога. Этим миром движет маячащее впереди видение материального рая.

Сегодня все еще остается нерешенной многовековая проблема — различие между имущими и неимущими. По некоторым данным, она становится все более серьезной, и это несмотря на огромные возможности технического прогресса.

Теперь пора обратиться к другому выбору, к альтернативе. В погоне за материальным благополучием мы нередко забываем, что на горизонте есть иная цель. Альтернатива — это царство Христа. Она — яркий контраст всей нашей деятельности.

В царстве Христа успех измеряется кротостью и милосердием. Там «нищих духом» уважают, а не унижают. Поистине счастливы те, кто ищет Бога с чистым сердцем. Благословенны те, кто стремится к праведности и миру, а не те, кто суетится, например, ради фешенебельных апартаментов.

Христос построил Свою империю на основе этих принципов, и вскоре она вступит в яростный бой с другой империей, империей сатаны, цель которой—материальное благополучие.

Порой дьявол нападает с необычайной яростью. Порой атакует, используя атеистические режимы. Но чаще всего он обольщает нас сладкой дремотой в комфортных условиях, разделяя нас с Богом. Он прячется за кулисами, довольствуясь вторым планом, пока мы находимся в его империи самодовольного материализма.

Между империей Христа и империей сатаны проведена четкая линия борьбы. Книга Откровения описывает грядущее столкновение двух империй и советует нам стремиться к истинному раю, возвращаясь к нашим истокам.

В четырнадцатой главе Откровения. показано, как три ангела летят над землей, неся последнюю весть перед приближающимся столкновением. Вот что говорил громким голосом первый ангел: «… убойтесь Бога и воздайте Ему славу, ибо наступил час суда Его; и поклонитесь Сотворившему небо и землю, и море, и источники вод» (Откр.14:7).

Здесь мы находим напоминание поклоняться Господу как создателю материального мира. Наш секуляризованный мир забыл этот важный факт. Мы должны проследить свои корни — они в духовном начале, они в Нем. Наш мир — не простое и случайное смешение химических элементов.

Второй ангел объявляет, что Вавилон пал. В древности Вавилон был богатым могущественным городом, который пытался господствовать над Иерусалимом.

Для иудеев он был символом материалистического и безнравственного мира, символом царства сатаны со всей его соблазняющей привлекательностью. Итак, второй ангел возвещал, что империя материализма обречена. Ее путь — это тупик, 'ее обещание рая — иллюзия.

Третий ангел (в Откр. 14:9,10) предупреждает о поклонении зверю и образу его. Зверь символизировал собой присутствие сатаны на земле вождя огромного альтернативного царства. И материальный, рай — часть той ложной системы.

Итак, третий ангел красноречиво предупреждает нас в том, какая участь ждет того, кто поклоняется зверю. Он говорит: «… кто поклоняется зверю и образу его… тот будет пить вино ярости Божией…» (Откр. 14:9, 10).

Обратите внимание: это противоречит вести первого ангела. Мы не должны поклоняться зверю, мы должны поклоняться Творцу. Один призывает нас в империю сатаны, его иллюзорный соблазнительный мир материального благополучия. Другой призывает прославлять Бога, как своего Создателя. Нам следует оставить наш греховный век и возвратиться к нашим духовным корням.

Позвольте предложить верный путь, который многие христиане не замечают. Четвертая заповедь Бога, сказанная Им на горе Синай, призывала людей найти свои духовные корни, свое начало: «Помни день субботний, чтобы святить его. Шесть дней работай, и делай всякие дела твои; а день седьмой — суббота Господу Богу твоему… Ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них; а в день седьмой почил. Посему благословил Господь день субботний и освятил его» (Исх.20,8—11).

Четвертая заповедь призывает нас помнить Того, Кто сотворил небо и землю. Это напоминание нам о дне, когда Бог закончил Свое творение. Как замечательно в наш секуляризованный век почувствовать связь времен, связь с истоками нашего происхождения!

Видите ли, можно объяснить годовой цикл вращением Земли вокруг Солнца, а месячный — вращением Луны вокруг Земли. Но природного явления, объясняющего недельный цикл, нет. Он существует независимо, обозначая семь дней творения, и седьмой день, когда Бог отдыхал и предавался святым делам.

Через заповедь о субботе Бог обращается, к миру, погрязшему в материализме, с призывом; «Остановитесь!». Наши корни не здесь. Мы очень тесно связаны с Создателем. Мы не просто частица механического мира; Мы духовные существа, способные поклоняться Всемогущему Господу.

Заповедь о субботе имеет еще одно значение, где она выступает как Божья альтернатива материалистической империи сатаны. Она призывает нас оставить свой труд, предписывая сделать перерыв в этой бесконечной борьбе за хлеб насущный. Вслушайтесь: «Посему для народа Божия еще остается субботство. Ибо, кто вошел в покой Его, тот и самоуспокоился от дел своих, как и Бог от Своих» (Евр.4, 9.10).

Нуждается ли Божий народ в субботнем отдыхе? Да. И сегодня нуждается более чем когда-либо. Суббота: — это возможность вырваться из плена суеты. Суббота — это время для познания Бога, Который может удовлетворить нужды Своего творения. Суббота напоминает нам, что все мы — дети Бога, которых Он любит и о которых заботится. Мы так поглощены укреплением своего материального благополучия, что нам не хватает времени обратить наш взор на Источник нашей твердой уверенности. Но Он и только Он удовлетворяет нужды тех, кто верит в Него.

Познавать Творца и найти время, чтобы помолиться Ему — две разные вещи.

Суббота — это замечательный ответ тем, кто пленен пустыми обещаниями материального рая. Это оазис в мире бездуховности, мире, где превозносится материальный успех. Это плодородный сад, где расцветают духовные ценности и приносят добрые плоды.

Трагично то, что рядом с красотой Версаля процветало такое вопиющее разложение.

Бесспорно, Людовик XIV создал великолепный шедевр. Да, внешне Версаль представляет собой шедевр. Да, это великолепие доставляло наслаждение тысячам, но люди за теми высокими стенами неминуемо приближались к смерти.

Бог призывает нас вернуться в прекрасный сад. В первоначальный сад, истинный рай, который Он создал совершенным, рай, память о котором увековечена субботой. Бог ничего не желал для того, чтобы сделать его самым прекрасным местом на земле.

И желание Его, чтобы мы соединились с Ним уже? Я9сь. Вот к этому и призывает нас империя Христа: вернитесь в сад, вернитесь к нашим духовным корням, крепко связывающим нас с Создателем.

Пожалуйста, ничему не позволяйте заглушить этот призыв. Не позволяйте материализму одержать верх над вашим духовным «я». Не становитесь глухими к Духу Святому, иначе вы не услышите отдаленный шум приближающейся революции. Окруженные комфортом, вы рискуете уснуть, но разбудит вас уже не разъяренная толпа. Вас разбудит Бог, который придет на землю, чтобы возродить ее и раз и навсегда покончить со зверем и его империей зла.

Убедитесь в том, что не оказались в плену у соблазнов ложных ценностей империи сатаны. Убедитесь, что вы не забыли Творца неба и земли и поклоняетесь только Ему. Примите удивительный дар субботнего покоя, чтобы винить о Нем и молиться Ему. Сделайте это сейчас, пока не поздно.

Глава 6.РЫЧАЩИЙ АГНЕЦ

Рим. Город фонтанов и базилик, статуй и святынь. В его пейзаже преобладают классические формы красоты. Здесь сконцентрирована история страстей и завоеваний, веры и жертвенности. Здесь в великолепных произведениях искусства мы находим подтверждение борьбы двух империй.

Сегодня мало что осталось от Форума — средоточия политической и общественной жизни древнего Рима. Но когда-то его величавые колонны встречали молящихся в храме Антония и Фаустины.

Эта площадь видела Тиберия, Калигулу, Нерона, Домициана, этих земных богов, правивших миром. Там, где когда-то прославлялись сила и могущество Рима, воплощенные в мраморе, теперь одни руины.

Сохранилось лишь несколько, колонн храма Кастора и Поллукса, близнецов, которым легенда приписывает основание города. Этот храм был построен в 484 году до рождества Христова, после победы Рима над тарквенианцами. Большинство древних римских монументов воздвигнуты в память о военных завоеваниях.

А на Палатине (один из семи холмов, на которых возник Рим, — прим. перев.) рядом с Форумом находилась резиденция императора. Здесь подобно богам обитали цезари. В Риме религия служила нуждам государства. Фактически церковь и государство представляли собой единое целое. Считалось, что римские императоры наделены божественной властью.

В современном Риме сохранилась попытка императоров обожествить себя. Август, первый из римских императоров, построил на Марсовом поле мавзолей и алтарь Мира. Но это был мир, построенный на завоеваниях. Памятник воздвигнут в честь победы над Испанией и Галией, в результате которой Рим покорил фактически всех своих соперников. Памятник прославляет деяния «Divi Augusti» — «божественного Августа».

На нем высечены фигуры Августа, членов его семьи и официальных лиц двора. Напыщенные, и торжественные в своем величии, следуют они один за другим. Это автопортрет завоевателей, правивших Древним миром.

Выше всего ценили в Риме завоевания. К ним относится и покорение небольшой провинции под названием Иудея. Император Домициан воздвиг Арку Тита в честь своего брата Тита, который в 70 году н. э. покорил и разрушил Иерусалим.

На барельефах с внутренней стороны арки изображены сцены, славящие победителя. В числе побежденных включена маленькая провинция Иудея. Есть одна особенно горькая сцена: солдаты несут огромный семисвечник из Иерусалимского храма, высоко подняв его над головой. Святое место Божьего присутствия подверглось поруганию, а Его народ был сокрушен.

В Риме прославлялась религия силы. Самый большой храм в городе, храм Венеры и Ромы, был построен другим завоевателем Адрианом. В этом древнем городе множество храмов было воздвигнуто в честь военных побед и для поклонения богам, воплощавшим силу и могущество.

Именно это заставило христиан рассматривать императорский Рим как предзнаменование антихриста. В книге Откровения апостол Иоанн, говоря об огромном звере, выполняющем работу сатаны, — драконе, преследующем верующих, имеет в виду Рим.

Иоанн говорит нечто важное об империи сатаны и о том, как она созидается. Сатана стремится к завоеванию любыми возможными средствами. Он создает религию силы. Он принуждает людей верить в Бога, который силой утверждает свою волю.

Вдали от храма Венеры и Ромы, воздвигнутого Адрианом, есть место, где начиналось царство Христа — это Колизей, самое неподходящее место для возникновения этой мировой империи. Именно здесь первые христианские мученики проливали свою кровь во имя Иисуса Христа. Они отказались поклоняться Цезарю в храме Адриана, они отказались преклониться перед императором как перед богом. Они восстали против религии, которая с помощью силы государства насаждала свои догмы.

Империя Христа начиналась в Колизее, с этих безмолвных свидетелей перед 45000 римских граждан, жаждущих крови. Сегодня можно видеть лишь подземные камеры, где содержались дикие звери и узники, ожидавшие своей участи. Арена Колизея обогрялась кровью тех, кто заявил о своей преданности Христу, и только Христу.

Тысячи верующих были сожжены заживо, распяты или растерзаны дикими зверями. Это неоспоримое свидетельство того, что преданность Христу дороже самой жизни. Их мучения были молчаливым протестом против религии завоеваний, религии государственной власти.

Тела этих христиан выносили через небольшие ворота, которые назывались по имени римской богини смерти Рог1а иЫИпаг1а, и хоронили в безымянных могилах. Все это казалось таким незначительным, ничтожным по сравнению с колоссом римского могущества.

Но свидетельство мучеников оказалось гораздо сильнее римского меча. Их кровь обильно полила семена веры, посеянные во многих сердцах. Истинными победителями стали они. Апостол Иоанн объясняет причину победы над сатаной и его империей зла следующим образом: «Они победили его кровью Агнца и словом свидетельства своего и не возлюбили души своей даже до смерти» (Откр. 12:11).

Империя Христа основана на жертве. Она основана на Боге, пожелавшем принести Свою великую жертву. Образ Иисуса, Сына Божьего, умирающего на кресте, казался римлянам безумием. Они издевались над верующими, изображая их в карикатурах поклоняющимися распятому ослу. Но несмотря на все это, царство Христа, основанное на Божьем унижении, проявленном на Голгофе, укреплялось.

Римляне знали единственное средство борьбы с оппозицией — меч. Их боги прокладывали свой путь, уничтожая соперников. Римские боги были завоевателями. Но Библейский Бог выбрал иной путь обращения с оппозицией. Крест — вот Божий путь разрешения проблемы греха и восстания.

Он мог бы легко уничтожить противника. Он мог бы легко заставить молчать тех, кто не повиновался Ему. Бог мог уничтожить сатану еще тогда, когда тот впервые выдвинул свою альтернативу Божьему правлению. Вместо этого Он предоставил человеку свободу выбора. Он не навязывает нам Своего пути. Он дает нам возможность изучить обе альтернативы — империю Христа и империю сатаны — и принять решение самостоятельно.

Бог простирает Свои руки не для того, чтобы заставить нас повиноваться Ему. Он простирает руки Свои на кресте, являя Свою бесконечную любовь. Бог Сам избрал способ и путь искупления человеческих грехов, взяв на Себя наше бремя вины и понеся наше наказание. Бог ведет людей по пути любви.

Жертвенная любовь — так действует Бог, так действует Его царство.

Итак, идет борьба двух империй: сила против жертвенной любви. И жертвенная любовь в конце концов побеждает. Христианство распространилось в Римской империи. Христианская церковь из катакомб переместилась в соборы. Языческие боги сменились христианскими героями.

Но постепенно в этой победе церкви что-то изменилось. Яркое свидетельство тех, кто был готов все отдать за веру, приобрело иное звучание.

Еще один впечатляющий момент в Риме — это арка Константина, построенная в честь первого императора Рима. Она имеет многозначительное название — Триумфальная арка Константина. И возведена она была для увековечения победы Константина над Максенцием.

Арка декорирована скульптурами и барельефами, заимствованными из монументов ранних императоров Трояна, Андриана и Марка Аврелия. На христианском памятнике — изображение лиц правителей мира, абсолютно уверенных в своем праве на власть.

Оказалось, что церковь, которая победила мир кровью своих мучеников, — эта церковь трагически продолжала копировать этот мир. Эта арка напоминает памятники, возведенные для увековечения завоеваний императорского Рима. Церковь воздвигала памятники в том же духе. Она стала могущественной и стала отождествляться с государством.

Постепенно языческие обычаи и традиции начали проникать в христианство. И в конце концов, церковь, которая с таким усердием совершала богослужения в катакомбах, превратилась в священную Римскую империю.

Веру стали не благовествовать, а насаждать силой. Еретиков сжигали, а не разубеждали. Как это ни трагично, тяжелое наследие римского могущества эхом отражалось под сводами церкви.

Но в этом ли проблема только церкви средневековья? Нет, полагаю, это главная проблема заключительного земного столкновения. Это одна из линий фронта между империей Христа и империей сатаны.

Иоанн Богослов видел его приближение. В тринадцатой главе книги Откровения описан зверь, выходящий из моря для того, чтобы вести войну против народа Божьего. Это последнее сражение. Зверь настолько могуч, что противостоять ему, кажется, невозможно. Послушайте, как Иоанн описывает это символическое существо: «Зверь, которого я видел, был подобен барсу; ноги у него — как у медведя, а пасть у него — как пасть у льва…» (Откр. 13:2).

Этот зверь — сочетание барса, медведя и льва. В другом библейском апокалиптическом пророчестве, книге пророка Даниила, эти звери символизируют Вавилон, Мидо-Персию и Грецию, предшествовавшие Риму, а значит этот последний зверь — символ самого Рима, который унаследовал богатство и власть от предыдущих империй.

Только он — значительно сильнее и могущественнее, и изображен в виде семиглавого чудовища со множеством рогов. Для ранних христиан императорский Рим и на самом деле выступал в роли зверя, антихриста — гонителя, совершающего сатанинское дело. В четвертом стихе сказано, что дракон, то есть сатана, отдал свою власть зверю.

Но книга Откровения, конечно, не просто история; она ясно описывает последние дни, финальное земное сражение. Ее пророчества главным образом служат тому, чтобы обрисовать события, предшествующие второму пришествию Христа.

Нам необходимо иметь в виду, что в будущем этот зверь — религиозная власть, антихрист, через которого сатана осуществит свой последний план. Императорский. Рим с его религией завоеваний и силы — образец империи сатаны. Иоанн описывает действующего в конце времени зверя как высокомерную богохульствующую власть. Он напоминает тех императоров, которые считали себя богами, и поклонение им было явным богохульством по отношению к святому Богу на небесах.

Итак; что же это за власть, которая пытается подменить собой Бога, и призывает нас к поклонению ей? Это вождь огромной враждебной империи последних дней, пытающийся подменить Божий авторитет своим авторитетом. Методы его правления — завоевание и покорение.

В книге Откровения Иоанн говорит: «И поклонятся ему (то есть зверю) все живущие на земле, которых имена написаны в книге жизни…» (Откр. 13:8).

Здесь империя сатаны становится отчетливо зримой, Зверь старается принудить к верности каждого, кроме тех, кто имеет твердую веру в Христа. Это напоминает те роковые дни, когда, казалось, целый мир послушно поклонялся римскому императору, и только последователи Иисуса оказывали сопротивление, что часто «приводило» их в Колизей.

В книге Откровение 13: 11, 12 есть пророчество, которое многих приводит в замешательство: «И увидел я другого зверя, выходящего из земли, он имел два рога, подобные агнчим, и говорил как дракон. Он действует пред ним со всею властию первого зверя и заставляет всю землю и живущих на ней поклоняться первому зверю…» (Откр. 13:11, 12).

Здесь, как мы видим, антихрист находит великого союзника, некую силу, которая помогает ему склонить мир к поклонению зверю. Во времена Иоанна эту роль очень хорошо исполнял культ поклонения императору. Вторым зверем была государственная религия, которая принуждала всех римских граждан поклоняться императору, зверю, который преследовал верующих.

А что же будет в конце времени? Каким образом тогда будет действовать этот второй зверь? Как он поможет антихристу? Возможно, мы найдем ответ в ранней истории церкви? Помните, как начиналась церковь? Со свидетельства мучеников на арене Колизея. Смыслом всего была жертвенная любовь. Кто-то может сказать, что первые христиане были подобны агнцам, ведомым на заклание. И вот уже второй зверь представлен в образе двурогого агнца. Первые его действия подобны нежному агнцу, ассоциирующемуся с жертвой.

Но потом он говорит как дракон; агнец начинает рычать. Несовместимо, не правда ли? Но именно это произошло с ранней церковью. Помните Триумфальную арку Константина? Церковь стала покорителем, обрела могущество и власть. Она стала насаждать веру силой. И в конце концов заговорила голосом дракона, зарычала — она сама стала подобно императорскому Риму гонительницей.

Полагаю это может служить иллюстрацией того, что вскоре произойдет. Известно, что богохульствующая власть-гонительница будет действовать в конце времени. Но как она сможет покорить всех живущих на земле? Неужели такое возможно, чтобы верующих людей заставили поклоняться представителю сатаны? Да, возможно, ибо агнец говорит как дракон.

Церковь сама может попасть в особую ловушку и вести нас в царство сатаны. Она может стать новым культом поклонения императору, направив нашу веру к какому-либо могущественному руководителю-харизмату, покоряющему сердца масс, вместо сохранения верности Иисусу. И только Ему одному. Она может пытаться принудить к праведности. Она может пытаться покорить посредством гражданской власти, а не свидетельством веры.

Многие спрашивают: может ли такое произойти в наше время? Инквизиция творила свое страшное дело, но это было давно. Нам трудно представить, чтобы нечто подобное произошло сегодня.

Оказывается, римская церковь не единственная, кто питает слабость к власти. Протестантизм в США поднимает сегодня свой голос, что очень похоже на тот ужасный рев зверя.

Даже в этой демократической стране, которая освещает путь людям, жаждущим вздохнуть свободно, даже в этой стране, кажущейся благожелательным агнцем, слышны голоса нетерпимости, грубые голоса государственной религии.

Христианство переживает тяжелые времена перемен в душах людей. Мы чувствуем угрозу соблазнительного секуляризованного века. Кажется, сегодня Евангелию трудно влиять на общество. Мы теряем нравственные ценности. Сегодня многие хотят изменить закон. Мы говорим: может быть нас спасут молитвы в общеобразовательных школах, субсидируемых государством? Или: если бы избираемые нами государственные деятели были истинными христианами, почитающими Библию, можно было бы найти спасение?

Не может ли стремление решать духовные проблемы политическими методами привести к опасному, роковому моменту? Кое-кто открыто стремится реставрировать христианскую теократию в Соединенных Штатах и начинает проводить в жизнь, внедрять силой все социальные законы Ветхого Завета. Не может быть, чтобы мы не понимали истинный смысл наших искренних религиозных усилий.

Наша обязанность и наше право как граждан, являющихся христианами — стараться воздействовать на государственные законы. Но боюсь: многим это не под силу. Наш взгляд на то, что такое победа и торжество христианства, изменился. Вновь незаметно и вкрадчиво утверждается религия силы; возможность политических завоеваний уже маячит впереди. И люди говорят; мы устали нести свидетельство безразличному миру, мы хотим, чтобы наши голоса были услышаны. Мы готовы… рычать.

Все мы должны остерегаться рычащего агнца, потому что есть только две империи: империя, построенная на жертвенной любви, и империя, основанная на силе и завоеваниях. Скоро выбор человечеством одной из них разделит нас на два противостоящих друг другу лагеря.

Что касается меня, я остаюсь с теми, кто так красноречиво свидетельствовал в Колизее. Амфитеатр наполняло рычание зверя, требующего крови, но жертвенная любовь Христа придавала им силы.

Мы должны быть непоколебимыми перед лицом соблазняющей религии силы. Мы должны решиться приобретать других любовью и только любовью. Надеюсь, что вы тоже стоите на этом священном основании в общении с теми, кто готов все отдать — отдать, а не взять — за Агнца Божьего. В мире нет более грандиозного монумента. Ни один храм, высеченный из мрамора, не может сравниться с красотой их жертвенной жизни.

Давайте присоединимся к ним. Ныне и навеки.

Глава 7. МОИ ДЕТИ, МОЯ КРОВЬ

Греция, это колыбель демократии, внесла свою «лепту» в кровавые битвы. Один из самых серьезных конфликтов произошел в 1940-х годах, когда гражданская война расколола целую нацию, перенесшую все тяготы второй мировой войны. Этот конфликт — яркий пример величайшего столкновения двух империй.

Две противоборствующие группы предъявляли свои права на сердца и умы греческого народа, которые столько натерпелись во время германской оккупации. Коммунисты-партизаны боролись с правым партизанским крылом за контроль над деревнями, разбросанными в горах Греции. Каждая группа твердо решила править страной после окончания войны.

Коммунистическое движение, называемое Армией освобождения, заявило о своей защите бедных от тирании и несправедливости. У него было много сторонников.

Коммунисты обещали новый порядок, основанный на справедливости и равенстве. Они заявили, что поведут народ на борьбу против нищеты и унижения.

Коммунистам-партизанам и в самом деле удалось очистить свою территорию от грабителей, скрывавшихся в горах. Они установили строгие справедливые законы в тех деревнях, которые они контролировали.

Но постепенно эти справедливые законы превратились в закон мести. Вначале казнили только уголовников и предателей. Но потом партизаны стали стрелять в любого, кто осмеливался публично им возражать. Любой партизанский командир, контролировавший ту или иную деревню, сам решал, кому жить, а кого умертвить.

Одной из трагических жертв этого жестокого периода истории Греции была женщина по имени Элен. Много лет спустя ее сыну Николасу Гейджу, бежавшему в Соединенные Штаты, удалось в конце концов по кусочкам восстановить историю жизни своей матери.

Элен видела, что партизаны принуждают подростков ее деревни вступать в их отряды. Ходили слухи, что коммунисты собираются отправить детей в Албанию для «перевоспитания». И вот эта молодая мать решила спасти своих детей.

Элен составила план спасения. К несчастью, один из жителей деревни предал ее. Элен переправила детей в безопасное место, но ей самой спастись не удалось.

Когда местный партизанский командир Катис узнал, что Элен скрыла своих детей, он пришел в ярость. Ее допрашивали и применяли пытки.

Затем Катис собрал жителей деревни на «народный суд». Он прочитал длинное постановление о том, что Элен — известная фашистка и поэтому упрямо отказывалась отправить своих детей в «народную демократию». Он также обвинил ее в сопротивлении партизанам организацией побегов из деревни.

Когда соседи хотели сказать в защиту Элен, Катис лишил их слова. Он и два других судьи удалились на несколько минут для совещания, а вернувшись, объявили, что вина Элен неопровержимо доказана, и она приговаривается к смерти.

Через несколько дней эту женщину и еще нескольких приговоренных к смерти повели в горы, к месту казни. Элен шла, спотыкаясь, с трудом передвигая ноги, почерневшие и опухшие от пыток. Она была бледна, выглядела изможденной.

Но, как вспоминал один из жителей той деревни, прежде чем прозвучал выстрел, эта мужественная женщина нашла в себе силы, и страшный леденящий душу крик потряс горы: «Мои дети!»

Элен была только одной из многочисленных жертв таких людей, как Катис, которые стремились утвердить в мире свою версию справедливости любыми средствами.

Это трагичная, давняя история. В большинстве случаев страдания, которые человек причиняет человеку, исходят из желания установить справедливость, собственную справедливость. И вновь, и вновь закон справедливости превращается в закон мести.

Боюсь, что именно так мы смотрим на Бога. Мы ждем, что Он проявит справедливость. В мировых религиях есть описание последнего суда. Древние египтяне в своей Книге мертвых подробно описывают, что происходит с душой, которая предстает перед Озирисом, богом загробной жизни.

К сожалению, мы рассматриваем Божью справедливость через призму наших собственных эмоций. И тогда абсолютно справедливый и бескомпромиссный Бог может показаться Богом мести. Богом мщения.

Вот какое представление о небесном Отце старается сатана навязать нам. Ничто не служит его целям лучше, чем наш страх перед мстительным божеством. Ничто так не укрепляет его огромную империю на этой земле, как образ мстительного Бога, которого надо постоянно ублажать.

В основе многих религий лежит идея о том, что Бог — злое существо! Сатана втянул в порочный круг страха и ублажения Бога бесчисленное множество людей. Угрюмому суверену на небе предлагается бесконечный ассортимент даров. Иные предлагают в жертву человеческие жизни. Соседи израильтян, филистимляне, например, приносили в жертву даже своих детей.

На первый взгляд, евреи сами относятся к этой категории. Разве они не возносили дары Иегове? Разве не приносили они на алтарь жертвы, чтобы искупить свои грехи?

Да, приносили. Книга Левит дает подробное объяснение этому. Но жертвоприношения евреев сильно отличаются от прочих: их жертвы указывали на жертву, которую принесет Сам Бог. Все указывало на великую жертву Христа на кресте.

Это и есть главное различие между библейским искуплением и попытками ублажения Бога. Главное в Писании — жертва Бога. В альтернативном царстве главное — жертва человека. Именно здесь главное различие двух империй. Именно здесь разделяются две империи— империя Христа и империя сатаны. Важно еще то, что здесь проявляется сущность Самого Бога. Кто Он: Бог, Который приносит Себя в жертву, или Он Бог, требующий человеческой жертвы?

История Каина и Авеля — хорошая иллюстрация этого различия. Многие удивляются: почему жертва Авеля, а не Каина, была принята Богом? В конце концов оба они принесли в дар Богу плоды своего труда. Авель, пастух, принес ягненка, а Каин, земледелец, — фрукты и овощи.

Но если мы внимательно прочтем 4-ю главу Бытия, мы увидим, что Каин принес альтернативную жертву Господу, о которой Он не просил. Рассерженному Каину Бог сказал: «Если делаешь добро, то не поднимаешь ли лица?» (Быт. 4:7).

Очевидно, Бог говорит: «Я сказал тебе об истинной жертве. Это все, что нужно, чтобы быть принятым». Но Каин упорно предлагает свой альтернативный дар.

Дар, который имел в виду Бог, сродни одеждам из овечьих шкур, какими Он покрывал Адама и Еву после совершенного. ими греха. Дар этот соответствует Тому, Кто придет и сокрушит голову змея. Агнец, принесенный в дар, символизировал Христа.

Что вознес Господу Авель? Агнца, символ Христа Спасителя, символ той жертвы, которую принес Сам Бог. А что принес в дар Господу Каин? Фрукты и овощи, дары, предназначенные для того, чтобы завоевать Божью милость, ублажить капризное божество.

Теперь вы видите разницу. Один дар на алтаре символизирует жертву Господа, которую Ему предстояло принести, другой — — жертву, принесенную человеком. Один показывает Бога, которым движет самоотверженная любовь, другой — бесконечно требовательного тирана.

В Новом завете, в Послании к евреям можно видеть, какую связь имеют эти жертвоприношения с судом, Божьим правосудием. Автор послания объясняет, как пролитая кровь животных приобретает иное значение — значение пролитой крови Христа, истинной жертвы за грех. Он подчеркивает, что Сам Иисус есть истинный Первосвященник, завершающий плеяду всех священников, служивших прежде за Него в храме. В Послании к евреям читаем «… мы имеем такого Первосвященника, Который воссел одесную престола величия на небесах и есть священнодействователь святилища и скинии истинной, которую воздвиг Господь, а не человек» (Евр. 8:1—2).

Иисус Христос, наш Первосвященник, сегодня совершает Свое служение в небесном святилище. И что же. мы находим в этом «истинном святилище»? Божий престол величия. Этот престол правосудия, который сатана пытался сделать таким грозным и страшным. Он хочет создать у нас представление о Боге как мстительном и требовательном судье, который судит человека с высоты Своего белого престола. Но обратите внимание:

престол правосудия находится в святилище, в месте, где принимаются жертвы, где была принята пролитая за нас кровь Христа.

Иисус Христос находится одесную престола Божьего. Иисус Первосвященник — наш защитник перед Отцом. Посмотрите на Его описание в Послании к Евреям: «Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может. сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушен во всем, кроме греха. Посему да приступаем с дерзновением к престолу благодати, чтобы получить милость и обрести благодать…» (Евр. 4:15, 16).

Друзья, мы не одиноки перед этим Престолом суда. С нами сострадательный наш Защитник. Он представляет Свою жертвенную смерть как основу нашего прощения. Он представляет Свою безгрешную жизнь как основу нашего принятия. Бог удовлетворил Свое требование справедливости. Всех, кто верит в Христа, Отец принимает в Своем возлюбленном Сыне. Вот почему кажущийся страшным престол суда становится престолом благодати. Мы приступаем к престолу с дерзновением, потому что. Иисус, наш Первосвященник, принес Себя в жертву за нас. Вот где главное различие между царством Христа и царством сатаны.

Оно находит свое отражение в истории Николаса Гейджа, сына героической женщины Элен, которая спасла своих детей ценой собственной жизни.

Девятилетний мальчик, разлученный с матерью, помнил ее и твердо решил узнать все обстоятельства ее казни. Он летал в Грецию несколько раз, был в той деревне, беседовал с ее жителями о гражданской войне, Мало-помалу он восстановил все события, относящиеся к смерти его матери, и таким образом, узнал о ее убийце Катисе. Следы привели Николаса в город, где жил Катис. Все остальные непосредственные участники того издевательского суда давно умерли, и только Катис, человек, который стоял за всем этим, был жив.

Когда Николас ехал в город, он думал о последнем крике матери: «Мои дети!» Он мучительно старался понять, к чему призывал этот душераздирающий крик. Как встретила смерть Элен — готовая бросить вызов человеческому повелению согласно благородным побуждениям своего сердца или последний крик ее — это крик, взывающий к мести?

Когда Николас приехал, дверь открыла жена Катиса и пригласила в дом. Представившись Катису, он сказал! «Во время войны вы судили гражданских лиц, жителей деревни Лиа».

— Нет, нет, — ответил Катис, — я не судил мирных жителей.

— Это ложь. На суде присутствовали 300 человек, Они помнят вас.

Катис занервничал, но продолжал все отрицать. Николас вновь и вновь повторял обвинения, все больше приходя в ярость при виде этого жестокого нераскаявшегося человека. Он сжал в кармане револьвер и был готов в любую секунду, при малейшей провокации, выстрелить в безжалостного мучителя и убийцу его матери.

И вдруг Николас осознал, что если он застрелит Катиса, то будет вынужден убить и его жену и взрослую дочь, которые были в доме. Иначе ему не выбраться отсюда. И он быстро вышел, хлопнув дверью. Теперь у него не оставалось сомнений, что Катис заслуживает смерти. В глазах этого человека Николас увидел жестокость и равнодушие убийцы. Он поклялся убить Катиса, когда тот будет один.

Через четыре месяца Николас нашел убийцу своей матери на побережье Ионического моря, где тот проводил свой отпуск. Он дождался, когда семейство Катиса отправится к морю, взломал замок и вошел в дом. Вот: он, убийца, перед ним — он крепко спал. Вот мгновение, которого Николас так долго ждал. Он не будет стрелять. Он просто задушит этого старика. Когда домочадцы вернутся, они обнаружат, что Катис умер во сне. Никто ничего не заподозрит.

Николае шагнул вперед, но вдруг на него нахлынули воспоминания — нежное прикосновение материнских рук, ее ласковые слова.

С тех пор как Николас начал расследование этой трагедии, он очень многое узнал о своей матери.

Один из очевидцев рассказывал, что за день до казни Элен говорила не о боли, которую причинили ей мучительные пытки, а о своем горячем желании в последний раз обнять своих детей. Вот для чего она жила, в ее жизни не было места ненависти.

В фильме, поставленном по книге Николаса, есть запоминающаяся сцена. Когда Элен понимает, что ради спасения детей придется остаться в деревне, она., прощаясь с ними, сжимает в объятиях своего единственного сына Николаса и шепчет ему: «Мое сердце! Моя кровь!» Когда Николас смотрел на убийцу, он вдруг осознал, что ее последний крик — не проклятие убийцам. Это была мольба о том, за что она умерла — мольба о любви: «Мои дети!»

В этот момент Николаса охватило желание, чтобы любовь Элен продолжала жить в нем и его детях. Он не хотел продолжать эту цепь несправедливости и мести.

Словно глядя сквозь убийцу, он увидел всю красота материнской жертвы. Он повернулся и вышел, тихо закрыв за собой дверь.

Вот что такое суд, друзья. Это не возможность отмщения. Это возможность прекрасной Божьей жертве засиять в полной славе.

Бог есть судья; главное для Него — справедливость. Но Он также и наш Первосвященник, наш Ходатай. Он представляет вместо нас Свою совершенную жизнь и пролитую кровь. Он удовлетворил требование справедливости большой ценой. Это и есть основание Его праведного царства.

Представьте себе Бога на престоле суда в Своем святилище!

Это небесный Отец, восклицающий: «Мои дети!» Вот для чего Он живет! В Его сердце нет ненависти. Для всех, кто верит в Него, Он их Первосвященник. Он отдал Свою жизнь за всех нас. Любовь побудила Его принести эту огромную жертву.

Мы виновны. Ничто не могло бы оправдать наши постыдные поступки. Мы заслуживаем смерти. Но Бог на все это смотрит в свете великой Жертвы. Милость и справедливость «сретятся» в этом великом проявлении любви.

Бог хочет, чтобы мы избежали мертвой хватки греха, чтобы спаслись из сумасшедшего мира насилия. И Он готов пройти долгий путь, чтобы спасти нас. Когда мы смотрим на всемогущего Господа и думаем о неизбежности суда над этим жестоким миром, будем помнить, кто есть истинный Судья. Будем помнить, как страстно желает Он спасти нас, как желает прижать к Себе и прошептать: «Мое сердце! Моя кровь!»

Мы искуплены кровью Самого Господа. Мы его возлюбленные дети.

Глава 8. КОМУ ПРИНАДЛЕЖИТ БУДУЩЕЕ?

Наполеон Бонапарт оставил нам величественный символ своей великой империи — Триумфальную арку. Он мечтал объединить всю Европу под своим скипетром, и это ему почти удалось. В течение 15-ти лет правил он на всем континенте, пока в роковой день его армия не встретилась с войсками Веллингтона у Ватерлоо.

Как удалось Наполеону втянуть в захватнические войны- целую нацию, нацию, только что пережившую хаос революции?

Наполеон обладал необъяснимой притягательной силой. Он создал себе ореол славы и величия и заставил миллионы европейцев восхищаться им. Он был человеком острого ума и огромной воли, и каждый, с кем ему приходилось встречаться, испытывал на себе магическое действие его чар. И что наиболее важно — он вдохновил французов на великие честолюбивые мечты. Его видение будущей великой французской империи побуждало людей отдавать за него свои жизни.

Но, образно говоря, империя Наполеона тихо скончалась в Доме инвалидов, доме для старых солдат. Здесь жили ветераны наполеоновских войн, инвалиды, потерявшие ноги и руки, люди, медленно умиравшие от ран.

После поражения Наполеона Франции пришлось довольствоваться восстановлением в своих прежних границах. Европа вновь стала на путь соперничества и вражды. И старые солдаты проводили время в воспоминаниях о грандиозных кампаниях императора.

Блестящее, славное будущее, огромная вечная империя, рай на земле — вот такие честолюбивые мечты приводят к войнам. И возводятся триумфальные арки. Но за всем этим — искалеченные судьбы многих людей, — вот все, что осталось от этой империи. А каменные изваяния — всего лишь пустое эхо.

Это упорное стремление — стремление создать империю — одна из самых великих трагедий человека во все времена. И я полагаю, что это главное стратегическое направление деятельности сатаны в конце истории земли. Больше всего хочет сатана заставить людей перенести свою надежду с небес сюда, на землю. Он стремится свести мечты и желания людей к чему-то такому, чем он мог бы легко управлять. Итак, он заставляет людей следовать за каким-то харизматическим обаятельным вождем, покорившим их сердца; их втягивают в грандиозную битву за власть, а затем выбрасывают как использованную вещь. Их силы истощаются, надежды рушатся, желания исчезают. Это жертвы, принесенные в угоду пустой мечте.

Царство, которое построил Христос, противостоит царству сатаны. Христос дал нам много обетовании, но единственное, что Он не обещал — это рай на земле сегодня. Наоборот. Он предупреждает верующих, что за свою веру им придется преодолеть многие трудности. Он представляет духовную жизнь как борьбу. Христос не предлагает нам империю с видимыми границами.

Вместо этого Он побуждает нас строить царство с небесной столицей. Он просит нас полностью возложить наши надежды на империю, которая примет реальные физические очертания только в конце земной истории.

И тем не менее ветераны кампаний Христа имеют уже сегодня гораздо больше, чем ветераны строительства земной империи. Воины Христа свидетельствует о полноте своей жизни в служении Ему; они вдохновляют последующие поколения на то, чтобы нести благую весть Его царства. Эти ветераны демонстрируют не изувеченные тела и впустую прожитую жизнь, а здоровый ум и преисполненные надежды сердца.

В империи Христа отдать свою жизнь — означает обрести ее. Это парадокс, который не могут понять приверженцы империи сатаны. Там все в погоне за тем, чтобы получить блага неба сейчас.

Наполеон покоится под сводами величественного собора, — освященный, почитаемый, превозносимый и… тихий-тихий; в конце концов его огромное честолюбие погребено вместе с ним.

Величественный ансамбль Дома инвалидов, построенный в его честь, несет, кажется, отзвук той честолюбивой надежды на вечную империю на земле.

Иисус Христос не оставил нам монументов. То, что оставил Он, — многозначительная пустота: Его могила была пуста. Христос не остался среди умерших. Ни римские солдаты, ни еврейские вожди не нашли Тело, которое они так надежно запрятали в гробницу. Никто не нашел каких-либо останков.

Завершив Свое служение на земле, Христос воскрес и вознесся на небо.

Апостол Петр считал, что вознесение Христа — ключ нашей человеческой надежды. Он писал: «Уверовавших через Него в Бога, Который воскресил Его из мертвых и дал Ему славу, чтобы вы имели веру и упование на Бога» (1 Петра 1:21).

Почему мы можем надеяться и верить в Бога, который на небе? Потому что Христос был здесь! Он воскрес из мертвых. И пока человеческие глаза в изумлении взирали на Него, Он возносился в славе. Поэтому мы можем надеяться и верить. Мы знаем, что Некто там, на небе, готовится прийти снова, готовится сделать Свою империю физической реальностью на земле.

Вслушайтесь в слова двух ангелов, сказанные ученикам, когда те взирали на возносящегося Господа: «Сей Иисус вознесшийся от вас на небо, приидет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо» (Деян. 1:11).

Второе пришествие Христа так же реально, как и Его первое посещение нашей планеты. Обетование Священного Писания не оставляет в этом никаких сомнений.

Сатана не желает, чтобы мы верили и надеялись, Он хочет любой ценой заставить нас искать сегодня небесное царство на земле. Если только ему удастся заставить нас следовать какому-либо харизматическому вождю с непомерным честолюбием, соблазняющему нас обещаниями, он сможет отвлечь нас от истинной надежды на вечное царство Христа.

Трагично и то, что сама церковь не всегда поддерживает в нас веру и надежду. Ранние христиане обращали свой взор на небо, твердо надеясь на возвращение Христа. Но в средние века эта надежда угасла. Главным для церкви того времени было упрочение власти. И поскольку церковные предания заменили Писания, пророчества о втором пришествии потерялись из виду.

В XVIII веке появился еще один фактор, который также способствовал изменению отношения церкви к Священному Писанию. Это рационализм, вера в человеческий разум как противоположность Божьему откровению — как отправная точка для понимания всего. Многие стали скептически относиться ко всему сверхъестественному. Богословы пытались лишить Библию ее чудотворного содержания, оставив лишь нравственные принципы. Все это, бесспорно, способствовало тому, что люди занялись поисками небесного царства на земле сегодня.

Люди решили, что если тысячелетнее царство Христа или золотой век и должен прийти, то это дело самих людей. Второе пришествие Христа, это величайшее чудо, казалось им абсолютно невозможным.

Казалось, что сфера влияния империи Христа значительно уменьшилась в начале XIX века. Но затем началось уникальное движение, которое потрясло церковь до самого основания.

Люди стали вновь открывать для себя очень важную часть Писания — обетование второго пришествия Христа. Они обнаружили, что надежда не ограничивается отдельными пророческими предсказаниями или эпизодами Библии. Эта надежда вдохновляла всех авторов Священного Писания. В Писании более 2500 ссылок на второе пришествие. И вот люди начали серьезное изучение неисполнившихся пророчеств: создавались общества, издавались журналы, созывались конференции — все для того, чтобы способствовать изучению Библии.

Началось движение адвентистов. Стали слышны голоса стойких поборников второго пришествия Христа, Они вернули людям надежду на небо.

В Париж это движение пришло благодаря работам французско-швейцарского профессора-евангелиста Роберта Гауссена. Находясь в Женеве, этой обители сухой рационалистической религии, он обнаружил удивительную точность пророчества Даниила (Дан. 2) — подробное описание последовательной цепи истории Вавилона, Мидо-Персии, Греции и Рима. Его вера в Бога укрепилась; он отверг все человеческие теории, касающиеся благой вести об Иисусе Христе, созданные рационалистами.

Гауссен стал ревностным защитником главной идеи Евангелия: второго пришествия Христа. Он красноречиво писал об этом, и его работы дали возвышенное направление духовной жизни парижан, гуляющих по Елисейским полям, — о грядущем царстве.

Пробуждение, вызванное вестью о втором пришествии Христа, распространилось по всей Европе. В Англии, перед более чем 10000-тысячной толпой, Эдвард Ирвинг говорил о грядущем втором пришествии Христа. В Швеции государственная церковь запретила служителям проповедовать о втором пришествии. Тогда это движение возглавили дети. Изумленные толпы слушали, как едва умеющие читать дети толковали пророчества Писания. Эти проповеди способствовали духовному возрождению юга Швеции.

Пробуждение, вызванное вестью о втором пришествии Христа, распространилось в Южной Америке благодаря трудам испанского иезуита по имени Лакунза. Во времена варварства и суеверия этот священник пошел по своему пути изучения библейских пророчеств и пришел к убеждению, что должен предупредить о неизбежности второго пришествия Христа.

Иосиф Вольф, наверное, самый талантливый посланец движения способствовал его распространению в Индии. Превосходно владея шестью языками, он толковал пророчества Откровения раввинам, индуистам, мусульманам, имамам, шахам, шейхам, королям и королевам.

Вольф обнаружил даже мусульманские племена, которые до сих пор верят в скорое пришествие Мессии на облаках. Повсюду распространял он Библию и объяснял, что скоро в истории наступит кульминационный момент — второе пришествие Христа.

Апогеем развития адвентистского движения в Соединенных Штатах были влиятельные проповеди бывшего атеиста Уильяма Миллера. Его толкование пророчества потрясло многие церкви по всей Новой Англии.

В этом всеобщем пробуждении выделяется вероисповедание, к которому принадлежу и я. Оно родилось как реформаторское движение. Это церковь Адвентистов седьмого дня.

В этом мире, который занят поисками царства на земле, вестники грядущего царства бесстрашно провозглашают: империя Христа — это единственное, что имеет смысл. Будущее принадлежит только Христу.

Это та весть, которая наносит смертельный удар империи сатаны, и он упорно старается противостоять ей. Именно здесь проходит окончательная линия борьбы между двумя империями в их последней схватке. Кому принадлежит будущее? Какая империя будет существовать вечно? Какая будет уничтожена навсегда?

В августе 1944 года сержант Милт Шентон узнал, что ему предстоит стать живой «мишенью», возглавляя 4-й дивизион американской армии, которая вступала в Париж. Это означало, что он станет первой снайперской целью фашистов.

Сержанту Шентону уже приходилось однажды выполнять подобную работу. Это было 6 июня, в день начала операции в штате Юта. Тогда он остался целым и невредимым. Но, как считал Шентон, это был тот самый счастливый случай, который предоставляется каждому в жизни только один раз.

Что-то невнятно бормоча, Шентон загрузил в свой джип дополнительный боевой запас и поехал по пустым зловещим улицам Парижа. Неожиданно послышался скрип открывающегося окна. Сержант быстро обернулся и направил свой карабин в ту сторону.

Затем открылось еще одно окно, и еще. Отовсюду он слышал женские голоса: «Американцы!» Две женщины в халатах и домашних туфлях мчались к джипу. Внезапно около Шентона оказался какой-то человек — он обнял его и расцеловал в обе щеки.

Мгновенно шумная толпа счастливых парижан заполнила улицы города. Солдата, который за мгновения до этого чувствовал себя таким одиноким и беззащитным, окружало море взволнованных лиц. Люди плакали.

Это был день освобождения, день, который Париж так ждал всю долгую ночь нацистской оккупации. Наконец-то они свободны! Нет больше немецких патрулей на улицах, издевательств гестапо. Нет больше лагерей смерти, куда отправляли евреев. Нет больше облав и расстрелов борцов Сопротивления. Годы страха, отчаяния, голода закончились в этот день, в этот момент.

Вне себя от радости счастливые толпы окружали колонны американских и французских солдат, едущих по улицам города. На водителей джипов бросались, люди, целуя и обнимая их, стараясь хотя бы дотронуться до них, переброситься словом. Орды мальчишек облепили танки и другие боевые машины, словно виноградные гроздья. Люди бросали с тротуаров цветы, морковь, редис — все, что только могли предложить своим освободителям.

Все они хотели каким-нибудь способом сделать реально ощутимым этот момент освобождения. Годы оккупации казались вечностью. Временами казалось, что власти Гитлера не будет конца. И теперь было трудно поверить, что все это кончилось, что они опять свободны.

У многих американских солдат эти часы останутся в памяти на всю жизнь.

Старый французский ветеран с длинными усами, с рядом медалей на выгоревшей, потертой военной одежде, стоял по стойке смирно, а по его лицу катились слезы. На носилках, прямо на тротуаре, лежала старая женщина. Она наблюдала за освободителями через зеркало, которое держали над ее головой. Глядя в голубое небо, она повторяла; «Париж свободен, Париж свободен.

Были и незабываемые встречи родных и близких. Американец, водитель грузовика, видел, как женщина, не обращая внимания на выстрелы, рыдая бросилась к французскому пехотинцу: «Сын мой! Сын мой!»

Капрал французской армии передал со своего танка в толпу записку, в которой спрашивал о своем брате, а три года он не слышал о нем ни слова. Вдруг капрал заметил, что какой-то человек пробирается к нему вдоль танков. Он остановил танк, не веря своим глазам. Да это был невероятно худой, в слишком большой для него одежде, с нарукавной повязкой участника Сопротивления его брат — они давно потеряли всякую связь. Два человека, как символ двух сторон сражающейся Франции, бросились в объятия друг другу.

Наконец вместе! Наконец свободны!

Да, империя Христа появится однажды, подобно джипам и танкам на улицах Парижа. Это будет великий день — день освобождения планеты Земля. Мы так долго пребывали в мраке страха и растерянности. Мы так долго жили в условиях оккупации. Иногда трудно поверить, что освобождение возможно.

Но оно грядет! Царь грядет! И Он отрет всякую слезу. Он положит конец страху. Не будет больше войн, калечащих и уродующих молодых людей. Не будет больше голодающих, изможденных детей с огромными печальными глазами. Не будет бесконечной боли от расставания с любимыми, потому что не будет уже расставаний.

О, каким волнующим будет этот день! Невыразимая радость! Я всем существом жду этого дня. Мы окружим славного Иисуса, стараясь увидеть, коснуться Его, поговорить с нашим Освободителем. Будут восторженные крики, пение, слезы радости. Будут удивительные встречи-воссоединения. Мы наконец-то обретем свободу!

Это обетование, на котором построена империя Христа. Это надежда, которая вдохновляла Его народ на земле во все времена — от мучеников, проливших свою кровь в Колизее, до сегодняшних миссионеров, отдающих свои жизни во всех уголках земного шара.

Мы должны ухватиться за надежду, которую Сам Христос предлагает нам. Многое в этом мире может манить и обольщать нас — нас манит религия силы, религия власти. Нас может захлестнуть беззаконие мира, отвергающего Слово Божье. Нам нашептывают обещания материального рая.

Мы должны обрести твердую надежду на царство Христа, на Его империю. Эта весть надежды, если внимательно вслушаться, разносится по всему миру, слышится в каждом уголке замечательной империи праведности.

Христос, Который вознесся с нашей планеты, завершил Свое Слово удивительным обетованием: «Се гряду скоро…», а затем делает приглашение, которое эхом разносится по всей Его империи: «И Дух и невеста говорят: прииди!.. Жаждущий пусть приходит, и желающий пусть берет воду жизни даром» (Откр. 22:12, 17).

Пусть ничто не помешает вам вступить в истинное царство. Вскоре две империи столкнутся в последней битве, которая потрясет землю до самого основания. Уверьтесь в том, что ваша преданность евангелию, жертвенной любви ко Христу, Создателю, Его Слову тверда! Призываю вас: не медлите, обратите свой взор к небу!