religion Джордж Вандеман ё Удивительные пророчества Библии

В этой книге мы вновь встречаемся с пастором Джорджем Вандеманом. Он продолжает свою яркую, эмоциональную проповедь, на этот раз посвященную библейским пророчествам о Втором пришествии нашего Спасителя Иисуса Христа. Одновременно автор книги анализирует и другую сторону грядущего величайшего события в истории человечества, которое определит личную судьбу каждого из нас, — готовы ли мы? Любим ли бы Христа так, как Он любит нас? Сумеем ли мы опознать лжепророков и лжехристов? Готовы ли мы встретить нашего истинного Спасителя?

Адресована широкому кругу читателей.

ru en
Вадим Кузнецов FB Tools, FB Editor v2.0 2007-04-23 E9FF7E8F-522B-4891-A055-BF827FBD486E 1.0

1.0 Вычитка и создание книги


Джордж Вандеман

УДИВИТЕЛЬНЫЕ ПРОРОЧЕСТВА БИБЛИИ

От издателей

Растущий интерес к библейскому пророчеству не может не вдохновлять. На протяжении многих лет авторы серии телепередач «Так написано» в первую очередь уделяли внимание именно этому аспекту Библии. Когда эта книга будет сдана в печать, сценарии самого трудоемкого и обширного проекта, касающегося данной темы, будут уже завершены и войдут в нее под заголовком «Возникновение и падение антихриста в пророчествах Книги Откровение». Тем не менее в первую часть книги мы решили включить основательный материал, который подготавливает к разгадке библейского пророчества. Здесь полезно обратить внимание на то, что вся Библия, начиная с книги Бытие и до Откровения, как бы оркеструет его, а оно, в свою очередь, задает основную тональность библейскому повествованию.

Завершает данную книгу третий раздел: «Играя с последним мгновением», в котором читателю представлен волнующий обзор того, что Библия говорит о Втором пришествии Христа — Надежде всех веков и нашей величайшей Надежде сегодня.

ЧАСТЬ 1: ПОРОЙ ВАМ НУЖЕН ПРОРОК

Прошу Тебя, Господи, будь осторожен!

На одной из официальных встреч с американскими женщинами президент США зачитал письмо, полученное им от матери солдата. Вот что в нем говорилось: «Всего неделю назад мой сын еще числился в списках им самим выбранного колледжа. Сегодня вечером он находится где-то в неизвестном мотеле, а завтра взойдет по трапу самолета, и тот унесет его за тысячи миль от меня. Мой сын зачислен в ряды американской армии…

В эти последние недели я чувствовала и видела… как обрывается связующая нас нить, как он отдаляется от меня, готовясь покинуть родное гнездо. Я видела, как он раздаривал свое «богатство»: собрание мелких монет и бейсбольных открыток. Все эти «сокровища» перешли к двум малышам, преисполненным желания пополнить обе коллекции».

Мать молча наблюдала, как сын наводил глянец на своем новом автомобиле, а потом он вдруг признался матери, что она просто прекрасно готовит. «Теперь, — пишет она, — я стала одной из многочисленных матерей, годами переживавших то, что я пережила в этот вечер.

Я прекрасно понимаю, что так и должно было случиться. Было время, когда в комнате моего парня все стены были обвешаны плакатами с изображениями флагов, мушкетов и барабанов, а перед каждым завтраком он, выйдя на задний двор, поднимал на флагштоке наш государственный флаг. По примеру старшего брата он даже купил себе военную форму. Я помню, как видела их обоих, по-пластунски ползущих на небольшой холм во дворе нашей соседки. А сколько раз я собирала разбросанных повсюду пластмассовых солдатиков! В течение многих лет все эти игрушки и воспоминания оставались где-то далеко, однако сегодня вечером я почувствовала, что мне надо вспомнить о них и во всем разобраться. Я полагаю, что он анализировал разные варианты. Но то, что сын выбрал, уносит его далеко от меня. Он считает, что принятое решение даст ему возможность получить образование, посмотреть на мир и набраться опыта. Не спорю, все так и будет. Он считает, что это выгодное дело. Не спорю, так оно и есть. Что же касается меня, то я склонна думать, что страна тоже получает выгоду. В ответ на все ее заботы она получила высокого, загорелого, с выгоревшими на солнце волосами парня, у которого острый молодой ум и гораздо больше возможностей и способностей, чем я могу здесь описать». Заканчивалось письмо так: «Спасибо вам, что, управляя нашим государством, вы находите время и для того, чтобы прислушаться к волнениям материнского сердца. Прошу вас: будьте теперь особо осторожным в управлении страной».

Президент торжественно обещал, что «в управлении страной теперь он будет очень осторожен».

Вот такое материнское письмо пришло президенту Америки. Все собравшиеся не могли сдержать слез, а жена президента, сидя рядом с ним, чуть не разрыдалась. Хорошо, что президент обращался к женщинам; будь в зале мужчины, они тоже расплакались бы, хотя, как известно, они стараются не делать этого, за исключением тех случаев, когда вокруг темно, тихо и никто, кроме Бога, их не слышит и не видит.

Именно сегодня в нашем мире творится такой беспорядок, что никакая технология не может с ним справиться. Мир кажется столь хрупким, столь неспокойным и трепетным, что, похоже, вот-вот взорвется. Некогда прочная, земля сегодня уже не кажется такой. Она сползает в океан, превращается в грязь, ее размывают наводнения, происходящие вслед за пожарами. Ее просто куда-то уносит. Сегодня даже самым лучшим нашим руководителям надо иметь гораздо более крепкие руки, чем когда-либо прежде. И нет ничего удивительного, что от многих сердец, как фимиам, возносится к Небу один и тот же безмолвный крик: «Просим Тебя, Господи, будь осторожен с нашим маленьким миром!» Для этого есть все основания, ибо наш мир действительно очень мал — настолько мал, что если бы он вдруг исчез, этого, наверное, никто бы и не заметил.

В рассказе «Путешествие капитана Стормфилда в рай» Марк Твен делится с нами историей, которая, как он сам, вероятно, это и задумал, выглядит совершенно абсурдно. Капитан Стормфилд умер и по дороге на небеса, не удержавшись, решил полетать наперегонки с какой-то кометой. В результате он сбился с курса и попал в небесное «бюро пропавших без вести». Желая помочь капитану, ангел разворачивает огромную карту Вселенной и, двигаясь вдоль нее на воздушном шаре, начинает искать нашу Солнечную систему. А карта размером с территорию целого штата Род-Айленд! Через три дня ангел возвращается и сообщает, что он, наверное, нашел искомое, однако не уверен: может статься, что это просто мушиное пятнышко на карте!

Нелепое преувеличение, которое, скорее всего, и не было рассчитано на то, что его воспримут всерьез. Тем не менее теперь нам известно, что Марк Твен, наверное, не слишком ошибался. Мы — горсточка пепла где-то на краю Вселенной. Разве Творец когда-нибудь вспомнит о нас? Да и помнит ли Он вообще, что мы существуем? Давид писал: «Когда взираю я на небеса Твои, — дело Твоих перстов, на луну и звезды, которые Ты поставил, то что есть человек, что Ты помнишь его, и сын человеческий, что Ты посещаешь его?» (Пс.8:4, 5).

Говорят, будто пришельцы из космоса совершают полеты вокруг Земли, смотрят на нас сверху и хотят узнать, что мы собой представляем, однако астроном Карл Саган имеет совершенно противоположное мнение. Он говорит, что на нашей планете нельзя найти ничего особенно интересного и примечательного, и описывает ее как то место, где «ничего не происходит». Однако для нас наш маленький мир всегда остается очень важным и не перестает пугать нас. Он переполнен тревогой, смятением и ненавистью. Он несется куда-то со страшной силой, и мы чувствуем: что-то в нем не совсем так. Мы живем, ожидая потрясений. Что у нас впереди? Быть может, мы столкнемся с неизвестной кометой, может быть, вспыхнет пожар, разразится страшный взрыв, а может быть, нас засосет одна из тех черных дыр, о которых сегодня так много говорят? Что если Бог позабыл о какой-нибудь из них? А что если Он позабыл о нас?

Несколько лет назад в одной популярной песенке звучали такие слова: «Остановите этот мир! Я хочу выйти!» Это была всего лишь удачная фраза, но уже тогда кое-кто воспринимал ее всерьез. Сегодня мы все видим, что наше положение действительно серьезно. О, если бы можно было хоть куда-то спрятаться, убежать в какое-нибудь безопасное место, прежде чем загнанная нами планета превратится в дым!

«Земля обветшает, как одежда», — сказал Господь устами пророка Исаии (Ис. 51:6).

А помните, что сказано в Книге Откровение? «И пришел гнев Твой и время… погубить губивших землю» (Откр. 11:18).

Знает ли Бог о бедах, свалившихся на нас? Знает ли Он, что мы обитаем на этой планете, которая несется куда-то с неимоверной силой, и если знает, то думает ли о нас? Быть может, мы движемся к судному дню? Может ли Он исправить наш маршрут, как НАСА корректирует траекторию космического корабля? И если может, собирается ли это сделать? И можно ли все это сделать в один миг?

Когда после четырехлетнего путешествия «Вояджер-2» вошел в контакт с кольцами Сатурна, это произошло почти в точно указанное время: разница составляла всего лишь 2,7 секунды! Нас изумляет такая точность, и наше изумление вполне оправданно.

Однако если НАСА может творить такие технологические чудеса, если она может довести космический корабль от Земли до колец Сатурна, то что же сказать о Том, Кто сотворил Сатурн и всю невероятную красоту его колец? Разве Его сила уступает силе человека, которого Он создал?

Итак, перед нами еще один вопрос, и его надо разрешить, прежде чем мы сможем спокойно спать по ночам. Действительно ли Бог сотворил Сатурн, весь этот мир и нас самих? В самом начале Библии, этой древней и вечной Книги, утверждающей, что она представляет собой истинное Божье Слово, сказано: «В начале сотворил Бог небо и землю» (Быт. 1:1).

Так сотворил или не сотворил? Если да, значит, нам нечего бояться, а если нет, то Библии нельзя доверять и лучше всего вообще расстаться с мыслью о том, что это хорошая книга. Если она не то, что сама утверждает о себе, тогда это произведение самого коварного обманщика, которого когда-либо знал мир.

Обманщик Он или нет, но Автор Библии с самого начала делает это невероятное заявление, как бы подставляя Себя под удар и готовясь принять вызов. Наша вера в Бога, а также наша личная безопасность, как и безопасность всей вселенной, зависят от достоверности этих начальных библейских слов. Кто из нас сможет спокойно заснуть сегодня вечером, зная, что наше будущее находится в руках слепого случая — того самого, который, согласно всем законам теории вероятности, никогда ничего не создавал и не создаст?

Именно этот вопрос нам надо разрешить, прежде чем мы хоть с какой-то долей уверенности сможем смотреть в лицо будущему. Есть ли Тот, Кто нас создал? Сотворены ли мы по образу Божию, как свидетельствует Книга, или, может быть, мы — беспомощные дети, появившиеся на свет в результате какого-то космического события, какой-то тайны, сокрытой за семью печатями и не дающей нам покоя?

Как можем мы молиться Богу, Который лжет с первого же слова, если, конечно, Он действительно это делает? Наш крик не долетит и до потолка, если нет Того, Кто готов нас услышать. Глупо молиться Тому, о Ком говорят, что Он — миф, мертвец или лжец.

«Прошу Тебя, Господи, будь очень осторожен с нашим маленьким миром!» Такая молитва имеет смысл только тогда, когда мы верим, что Он действительно существует, слушает нас и на самом деле держит в Своих руках этот испуганный, раскачивающийся во все стороны мир!

Помните наш старый, любимый спиричуэл? «Он держит в Своих руках весь мир… Он держит в них младенца… Он держит в них каждого из нас». Помните?

Но знаете ли вы, что был момент — всего лишь несколько мгновений, — когда судьба этого мира и всего человечества висела на волоске? И никто об этом не знал!

Это случилось в четверг вечером. Иисус вместе со Своими близкими друзьями — их было одиннадцать человек — шел из города. Одиннадцать, а не двенадцать, потому что один из них ушел немного раньше. Ученики полагали, что Иисус послал его с каким-то поручением, однако у того была своя задача. Он ушел, чтобы наконец-то осуществить давно вынашиваемый замысел — предать своего Господа. И лишь Иисус знал об этом.

Благоухал прекрасный весенний вечер. Ярко светила луна, но что-то было не так. Что-то происходило с Самим Иисусом. Он казался взволнованным, даже удрученным какой-то ужасной мыслью, которую ученики не могли понять. Должно быть, Он очень устал.

Вот Иисус направился вглубь сада, взяв с Собой только троих — Он хотел, чтобы они разделили с Ним Его ужасное испытание; Ему надо было знать, что ученики ждут Его и молятся где-то рядом. Но они вообще не понимали, что происходит. Разве Мессии, Сыну Божьему, нужны их молитвы? Вдобавок ученики сами порядком устали. Дважды Христос приходил к ним и видел, что они спят. И тогда Иисус продолжил Свой путь один. А незримый враг уже поджидал Его, чтобы использовать свой шанс.

Постарайтесь забыть виденные вами картины, на которых изображена сцена в Гефсиманском саду. Иисус склоняет колени на камень, который Он Сам тщательно выбрал. Его одежда безупречна. Волосы тщательно уложены. Не хватает только камеры для съемок. Нет, все было совсем не так. В эту ночь Иисус понес на Себе грехи всего мира, и Отец, несмотря на то, что это причиняло Ему нестерпимую боль, вынужден был оставить Своего Сына. Передо мной другая картина: Иисус простерся на холодной земле, его пальцы глубоко вонзились в грязь, словно Он хочет, чтобы расстояние между Ним и Отцом больше не увеличивалось.

Иисус пришел на эту планету отдать жизнь за погибшее человечество. Он все время неуклонно приближался к смертному часу, и вот теперь, подобно чудовищу, этот страшный миг начал вырисовываться перед Ним. Разве нельзя было как-то по-другому спасти людей? Искуситель видел, что Он по-человечески слаб, и нашептывал Ему свои самые убедительные доводы. Зачем умирать за мир, который вообще даже не хочет, чтобы его спасли? Быть может, лучше позвать легион ангелов, и они вознесут Его на небеса? Пусть люди сами расплачиваются за свои грехи!

Когда Иисус боролся с искушениями, судьба всего человечества висела на волоске. Точнее скажем так: в Его ушах звучал крик погибающей и одинокой планеты. Он останется верен решению, которое заставило Его прийти в этот мир. И когда Иуда вместе с разъяренной толпой пришел искать Его, Он встретил их величественно и неколебимо, готовый пойти на крест, к которому Его поведут через несколько часов.

Вот почему ты и я чувствуем себя спокойно в Его руках. Вот почему сегодня мы можем уснуть, не боясь и зная, что Он будет очень, очень осторожен с нашим маленьким миром!

Роботы не бунтуют

Представьте, что вам снова пять лет и что вы опять играете оловянными солдатиками, выстраивая их стройными рядами прямо на полу. Они терпеливо выслушивают ваши приказы и беспрекословно их выполняют. Хорошо поиграть в солдатиков!

Но ответь мне, малыш, что было бы, если бы вдруг эти солдатики ожили? Если бы они стали настоящими? Вижу, что при этой мысли у тебя загораются глаза! Как же, настоящие солдаты! И они останутся такими же хорошими и так же беспрекословно выполнят все, что ты им скажешь. Но это будут воины настоящие, как твоя собака и ты сам. Ты пройдешь мимо, и они отдадут тебе честь. Никаких игрушек — все по-настоящему!

А вдруг в один прекрасный день что-то не сработает? Что, если один из них решит поднять мятеж и угрюмо откажется маршировать, когда ты прикажешь делать это? Как быть, если его лицо исказит отвратительная гримаса, и он назовет тебя диктатором?

А вдруг эти ожившие солдаты начнут сражаться друг с другом, убивать друг друга, и схватка перерастет в самую настоящую войну? Что делать в таком случае?

Даже когда вам было всего пять лет, вы все равно были сильнее их. Вы могли «поколотить» солдатиков и приказать им построиться. Это доказывало, что за вами по-прежнему остается вся полнота власти. Да, вся полнота власти, но в то же время у вас никогда не возникало ни мысли, ни желания, чтобы они ожили. Вы просто хотели иметь хорошие игрушки. Ведь даже ребенок способен понять, что если его игрушки оживут, он подвергнется большому риску!

Теперь вы, наверное, понимаете, как нелегко было Богу. Он не хотел, чтобы у Него были такие игрушки, которые Он расставлял бы, как заблагорассудится, и над которыми имел бы полную власть. Он не хотел иметь роботов, не хотел, чтоб Его окружали заводные ангелы и люди на батарейках. Не хотел, чтоб Его огромное царство было наполнено электронными приборами, которые даже не осознают, что находятся под контролем. Он хотел, чтобы ангелы были по-настоящему живыми, чтобы Он мог любить их и чтобы они отвечали ему тем же. Господь хотел, чтоб у людей была свобода выбора, чтобы они свободно решали, любить им Его или нет, пусть даже в этом крылась бы угроза бунта одного, а может быть, и всех людей. Если бы такое случилось, Он бы, конечно, мог выстроить их в одну шеренгу или просто бросить их, как сломанную игрушку, и этот поступок показал бы, что Он действительно могуществен. Но тут же стало бы ясно, или по крайней мере могло показаться, что на самом деле Ему не нужны те, кто может думать и выбирать; просто Он хочет иметь смирных, бездумных роботов, неспособных бунтовать. И это было бы неверно.

Если бы Он просто бросил Свой народ, то все свидетели решили бы, что у Него характер суровый и жестокий, и никто бы Его не понял. Господь мог бы просто не замечать поднятого бунта, смотреть в другую сторону и делать вид, что ничего не произошло. Но в таком случае воцарился бы хаос, мятеж набрал бы силу, и Его царство разрушилось бы.

Он мог бы попытаться объяснить всю несправедливость человеческого бунта, чтобы наблюдавшие поняли, почему Он решил оставить сотворенный Им народ. Однако объяснять опасность бунта тем, кто его никогда не видел, — все равно что растолковывать тригонометрию оловянным солдатикам, выстроенным на полу. Что Ему оставалось делать? Вы понимаете, в какое затруднительное положение Он попал?

Эдна Винсент Миллей умерла в 1950 году. Она не верила в Бога. Ее слова были резкими и порой безрассудными, но одно из ее стихотворений, опубликованных после ее смерти, показывает, что Миллей понимала эту проблему лучше многих. Фредерик Спикмэн пересказал это стихотворение прозой. Вот оно:

«Я не очень поражена той работой, которую проделал Бог, творя этот мир. Конечно, когда я смотрю со стороны, меня все изумляет. Однако, если бы у вас была такая же сила, как у Бога, сотворение стало бы простым и обычным делом. Нелегко, конечно, управлять материей, этим тяжелым упрямым веществом, которое Он использовал. Однако если все создал Бог, то Ему, наверное, было легко и весело придать ей любую форму: сюда бросить планету, туда — звезду, быстро создать для них какую-нибудь галактику и даже, сосредоточившись на нашем маленьком шаре, украсить его кору жизнью! Нет, если бы у меня была мудрость, мастерство и сила Всемогущего, я, конечно, создала бы такой же прекрасный и превосходный, такой же страшный и горестный мир, как наш.

Меня ужасает другая беда, в которую Бог Себя ввергнул. Он сотворил человеческое сердце, сделал его свободным, дал ему возможность жить самостоятельно, и теперь, глядя, как оно следует своей дорогой, уклоняясь во всевозможные несовершенства, непристойности и распутства, Он пытается вернуть нас к тому, для чего предназначил. Он читает наши теперешние сердца, видит напластования порока, слежавшиеся в наших душах подобно листьям, превратившимся в уголь, и затем пытается все это распутать, не насилуя нас!

Он пытается все понять, не испытывая к нам ненависти. Наказать наши грехи, не уничтожив нас! И, кроме того, неустанно пытается убедить нашу немощь в том, что ей надо выбрать Его благость.

Вот это настоящая беда, — завершает свое стихотворение Миллей. — Во-первых, я не могу понять, почему Он этим обеспокоен, а во-вторых, я и на миг не могу себе представить, что из этого может что-то путёвое получиться. Но как же я уважаю Его за Его отважную попытку!» (Love is Something You Do, pp. 35, 36).

Может ли верующий сказать лучше? Наверное, нет, если не добавить, что Бог преуспеет в Своем начинании и завоюет достаточно человеческих сердец, чтобы «беда», в которую Он попал, не стала необратимой!

Что касается нас, то на сей день нам тоже многое кажется темным и непонятным, но наступит день, когда мы все поймем и скажем, что все это было не зря! Однако даже сегодня нельзя сказать, что тайна зла скрыта от нас за семью печатями. Зло — это не какая-то непостижимая загадка. Мы знаем, почему возник бунт против Бога и к чему он привел. Знаем, кто кому противостоит и каков предмет разгоревшейся борьбы между добром и злом. Пока мы не можем понять все досконально, но нельзя сказать, что мы, как пробки в океане, носимся по воле волн, не имея парусов и не зная, куда нам плыть.

«Сокрытое принадлежит Господу, Богу нашему, — сказал Моисей, — а открытое нам и сынам нашим до века» (Втор. 29:29). И нам откроется гораздо больше, чем вы можете себе представить!

Необычная война

Как вы думаете, какое оружие выбрал бы Бог, если бы участвовал в войне? Он, наверное, не стал бы тратить время на такое примитивное оружие, как стрелы, пушки или обычные бомбы. Скорее всего, Он обратился бы к атому, поскольку Создавший ядерную энергию наверняка знает, чего от нее можно ожидать. Вся атомная мощь была бы задействована Им в один миг, и Сотворивший миры (Пс. 32:6, 9) легко бы уничтожил Своих врагов.

Однако Книга Откровение свидетельствует, что когда-то на небесах действительно разразилась война. Но война довольно необычная, поскольку об оружии в Откровении не сказано ни слова; еще необычнее было то, что ни та, ни другая сторона не испытывали в своих действиях никакой обреченности, никакой заданное™. Послушайте:

«И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним» (Откр. 12:7—9).

Не прозвучало ни единого выстрела, не было брошено ни одного копья, не падали бомбы, не было никаких смертоносных лучей, и не чувствовалось никакой предопределенности. Сатана и его ангелы проиграли войну и были просто низвергнуты, изгнаны с небес. Небо перестало быть их жилищем. До сих пор живы все участники этой войны, и ни один из проигравших не брошен за решетку. Все побежденные обладают такой степенью свободы, которая не может не пугать, хотя Бог в какой-то мере и ограничил их деятельность. Странно, не правда ли? Мы узнаем, почему это так. Мы узнаем, что описанная Иоанном небесная война была лишь началом той многовековой борьбы, которая длится до сих пор. Окончится же она лишь тогда, когда во всей вселенной не останется никого, кто мог бы неправильно понять Божье отношение к этому мятежу; однако конец ее будет существенно отличаться от начала. Не останется ни одного неразрешенного вопроса, и Богу уже не надо будет доказывать правоту Своих действий тем, кто находится в Его власти. Никто и никогда не усомнится в доброте Его характера, и в том последнем противостоянии, которому предстоит произойти на этой планете, уже не будет ни тяжелых потерь, ни оставшихся в живых. Бунт навсегда отойдет в прошлое, а вместе с ним все страдания, которые он причинял. Может показаться, что Бог не торопится вмешаться. Это не так, просто Ему необходимо время, чтобы все сделать как надо. Разве вы хотите, чтобы сделано было как-то иначе?

Однако вернемся к той необычной войне, которая разразилась на небесах. Кто в ней участвовал? С одной стороны, Михаил и Его ангелы, с другой — дракон, который тоже был окружен ангелами. Дракон назван «древним змием», «диаволом и сатаною». Дьявол и сатана — это, конечно, одно и то же. Его можно называть и «древним змием», потому что, приняв его вид, он спровоцировал грехопадение наших прародителей.

Но кто такой Михаил? В Послании Иуды он назван Михаилом Архангелом (Иуд. 9), и это, очевидно, не кто иной, как Сам Сын Божий, Тот, Которого мы знаем как Христа, или Иисуса. «Позвольте! — возразит кто-нибудь. — Иисус родился в Вифлееме, а ведь все, о чем вы говорите, случилось задолго до Его рождения». Да, все так, но, предсказывая, что Иисус родится в Вифлееме, пророк Михей (Мих. 5:2) говорит, что Тот, Кому предстоит родиться, существовал «из начала, от дней вечных». Кроме того, согласно апостолу Иоанну (Ин. 1:1, 14), нельзя назвать времени, когда Тот, Кого мы зовем Иисусом, не существовал бы вместе со Своим Отцом.

Итак, Иисус не был сотворенным существом. Он не был ангелом, пусть даже превознесенным. Он был Богом! В одном из своих посланий (Евр. 1:3—14) апостол Павел говорит об этом предельно ясно. Порой Иисуса называли Архангелом [достаточно сравнить 9-й стих Послания Иуды с Первым посланием к Фессалоникийцам (1 Фее. 4:16) и Евангелием от Иоанна (Ин. 5:28, 29), однако не из-за того, что Он принадлежал к сонму ангелов, а потому, что был их любимым Повелителем. Интересно, что в Писаниях имя «Михаил» впервые (если не исключительно) используется в описании противоборства между Сыном Божьим и сатаной. Учитывая это, вполне уместно предположить, что до Своего рождения в Вифлееме Иисус был известен на небесах под именем Михаила.

Итак, в разразившейся войне Михаил и верные Ему ангелы противоборствовали сатане и его ангелам — тем самым, что поддержали мятеж. «Но кто они такие, эти ангелы? — спросите вы. — Разве это не духи умерших людей?» Нет. Вряд ли это так, потому что ангелы существовали задолго до того, как была сотворена земля, и задолго до появления смерти. Ангелы — это существа, сотворенные для того, чтобы населять небо, то есть тот мир, где находится Божий престол.

Теперь нам надо точнее определить, кто такой сатана, дабы понять, кто же участвует в этом извечном противоборстве. Каково прошлое этого главного мятежника? Кем он был до того, как стал сатаной, до того, как превратился в дьявола и поднял бунт? Ясно, что Бог не творил дьявола, и невозможно представить себе, чтобы на небе была фабрика для изготовления дьяволов. Что же произошло? Того, кто поднял мятеж, пророк Исаия называет «денницей, сыном зари» (Ис. 14:12). Сын зари! Только воистину прекрасный ангел мог иметь такое имя! Но что-то произошло. Что-то изменилось. Прекрасный сын зари превратился в дьявола сам сделал себя таковым — и был низвергнут с небес. Пророк говорит об этом более подробно: «Как упал ты с неба, денница, сын зари!.. А говорил в сердце своем: «взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой… взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему»» (Ис. 14:12—14).

Все началось в сердце, разуме — истоке всего порочного. Это великолепное существо было разочаровано тем, что оно — всего лишь ангел, пусть даже самый величественный. Ему страстно захотелось занять Божий престол. Он захотел уподобиться Богу, но только по силе, отнюдь не по характеру. Пророк Иезекииль передал нам слова, сказанные Господом Люциферу: «Ты был помазанным херувимом, чтоб осенять, и Я поставил тебя на то; ты был на святой горе Божией… Ты совершен был в путях твоих… доколе не нашлось в тебе беззакония… От красоты твоей возгордилось сердце твое, от тщеславия твоего ты погубил мудрость твою» (Иез. 28:14—17).

Можете ли вы представить себе всю трагичность ситуации? Великолепный ангел, почитаемый столь сильно, что это давало ему возможность стоять ближе всех к Божьему престолу, возгордился своей красотой и великолепием и стал думать, что, даже будучи верховным ангелом, он не получает должного почтения. Другие ангелы любили и почитали его, однако ему этого было мало. Он возжелал безмерной силы и неограниченной власти. Он вообще не хотел быть ангелом. Он возжелал стать Богом!

По-видимому, Люцифер не только не боролся с этими мыслями, но и вдохновлял себя ими. И вот тут-то, получив доступ в сердце сына зари, грех через него ворвался во вселенную. Раньше греха не было, и никто, кроме Бога — только Он знает все — не ведал, что такое грех и сколь он смертелен.

Грех — это тайна. Его нельзя объяснить, ибо если мы его объясним, то тем самым и оправдаем, а грех не находит оправдания. Люцифер не мог сказать, что его-де чего-то лишили, что к нему относились без должного почтения и что, мол, у него было плохое окружение. Небо дало ему все необходимое и даже больше того, но он захотел большего! Поначалу Люцифер, наверное, не понял, что означают эти странные чувства, зарождающиеся в его сердце, однако ему наверняка объяснили, в чем тут дело. Сын Божий, скорее всего, мягко просил его передумать, и верные ангелы, должно быть, настаивали на том, чтобы он расстался с этой опасной затеей. В этот момент Люцифер действительно мог передумать и получить прощение, однако он был слишком горд, чтобы каяться. Он начал сеять недовольство среди ангелов, и делал это до тех пор, пока третья часть из всего сонма не стала на его сторону (Откр. 12:4). Недовольство вылилось в открытый бунт, в мятеж. Люцифер, сын зари, стал дьяволом и вместе с падшими ангелами, превратившимися в демонов, был низвергнут с небес.

Но, быть может, Бог тоже в какой-то мере ответствен за все случившееся? Может быть, этот великолепный ангел был сотворен с каким-то скрытым изъяном? Может быть, Бог, Сам того не желая, создал дьявола? Никогда! Бог ничего не творит помимо Своей воли, и все, что Он творит, — совершенно. Мы только что прочитали, что Люцифер был совершенным с того самого дня, как его сотворил Господь. Припоминаете?

Да, его сотворили совершенным, но уж никак не роботом. Он имел возможность выбирать и был наделен опасным даром свободы. Бог знал, чем Он рискует. Он знал, что однажды кто-то где-то может выбрать грех и начать бунт. Первым сделал это Люцифер.

Но как поступить Богу? Если бы Он просто уничтожил Люцифера и его ангелов. Его поступок могли бы неправильно истолковать. Быть может, мысль о том, что Бог своенравен и жесток, что Он тиран, нисколько не любящий тех, кто Ему подвластен, только усилилась бы. Единственно правильный путь — дать возможность растению греха набрать силу, чтобы вся вселенная увидела его смертоносное цветение. Надо показать истинный характер сатаны. Бог должен поставить Себя перед судом Своего творения и помочь ему разобраться, кто же на самом деле проявляет о нем истинную заботу.

Реализация такого замысла требует времени — и не одного тысячелетия, — но другого выбора нет, ибо, если останется хоть единственный след мятежа, если хоть кто-то усомнится в правильности Божьего характера, может случиться, что однажды вселенная вновь окажется на грани катастрофы. Люди, ангелы и все прочие миры, наблюдающие за происходящим, должны видеть ужасные последствия, к которым приводит грех. Всем Божьим тварям надо вновь и вновь показывать его безжалостную, лживую и жестокую природу. Они должны так наглядеться на него, до такой степени насмотреться на всю его наготу, чтобы, исполнившись омерзения, вместе со всею вселенной решительно от него отшатнуться и уже никогда не прикасаться к нему!

Но разве нельзя было предотвратить грехопадение? Разве трагедия греха неизбежна? Разве мятежу непременно надо было случиться?

Нет. Его могло бы и не быть. У Бога много возможностей. Он мог бы наполнить Вселенную пустыми мирами, галактиками без всякой искры жизни, звездами, которые послушно вращаются по заданным орбитам, потому что просто не в состоянии существовать иначе. Но все дело в том, что звезды не могут поклоняться, не могут любить. Пустые миры не могут исцелить одиночества в сердце любящего Бога. Несмотря на все свое ослепительное великолепие, галактики не могут дать мирам никакой радости, если там некому наблюдать за ними.

Разве мог Бог любви, сердце Которого разрывалось от жажды общения, разве мог Он довольствоваться безжизненной, равнодушной пустотой, окружавшей Его? Разве мог Такой Бог молчать, зная, что, сказав слово, Он пробудит к жизни эту безграничную и безмолвную пустыню? Господь, безусловно, мог наполнить Свое царство роботами, запрограммированными на послушание, поклонение и даже на разговоры о любви, однако Бог не захотел Себя обманывать. Правда, в таком случае нечем было бы рисковать, и бунт был бы попросту невозможен, но вместе с тем невозможны были бы счастье, удовлетворение, радость и мир. Бога по-прежнему окружало бы одиночество.

Если Всеведущий Творец знал, что кто-то поднимет мятеж, Он, конечно, мог бы сотворить только тех, кто оставался бы верен Ему, и оставить в небытии всякого, кто когда-либо мог бы потревожить мир во вселенной. Но разве можно такое состояние назвать настоящей свободой? Разве такое отношение к творению было бы более оправданно, чем манипуляция умом и выбором тех, кого Он уже сотворил? Вряд ли! Разве Бог может быть счастлив, зная, что вселенная находится в безопасности только потому, что Он, оставив мятежников в небытии, уничтожил даже саму возможность бунта?

Был еще один путь. Каждого, кого Бог сотворил, Он мог наделить свободой выбора: оставаться верным или предавать. Риск, конечно, огромный, но он давал возможности поистине фантастические. И Господь пошел на этот риск. Он сотворил ангелов, и небеса наполнились песнопениями. Он наполнил вращающиеся миры радостными звуками жизни.

Я сказал «миры»? Есть ли жизнь в других мирах? Думаю, да!

Скорбь и слезы в иных мирах

Есть одна немного сомнительная легенда, повествующая о том, как много лет назад один известный астроном получил телеграмму от знаменитого газетного магната Уильяма Рэндольфа Херста, отца сегодняшнего издателя Рэндольфа Херста. Она была краткой: «ЕСТЬ ЛИ ЖИЗНЬ НА МАРСЕ? ДАЙТЕ ТЕЛЕГРАФНЫЙ ОТВЕТ НА ТЫСЯЧУ СЛОВ. ХЕРСТ».

Астроном ответил, почти уложившись в тысячу слов: триста раз он повторил три слова — «НИКТО НЕ ЗНАЕТ!»

С тех пор прошло много лет, и мы преодолели большой путь — триста семьдесят миллионов километров, чтобы наш «Викинг» смог высадиться на Марсе. Есть ли там жизнь? Все были обеспокоены этим вопросом; чаша весов клонилась то в одну, то в другую сторону; ученые затаили дыхание. Но даже если бы Херст спрашивал не об одном только Марсе, а обо всей Вселенной, астрономы, наверное, сказали бы то же самое: «НИКТО НЕ ЗНАЕТ!»

Однако так ли это на самом деле? Неужели никто не знает? А мы? Разве мы не можем об этом узнать? Не хочу показаться самонадеянным, но на основании прочитанного в Божьей Книге могу сказать: «Да, господин Херст, жизнь в иных мирах действительно есть». Библия не слишком распространяется на этот счет, однако, если бы я был сыщиком и если бы мне были нужны доказательства, я бы, конечно, нашел, что в ней есть высказывания, помогающие напасть на след. Послушайте: «Ибо так говорит Господь, сотворивший небеса, Он — Бог, образовавший землю и создавший ее; Он утвердил ее; не напрасно сотворил ее: Он образовал ее для жительства» (Ис. 45:18).

Бог решил сделать эту планету вместилищем жизни, и поскольку она действительно является таковой. Его творение не напрасно. Но не означает ли это, что если другие Божьи миры не населены, то они сотворены зря и от них нет никакой пользы? Такой вывод напрашивается сам собой. И все-таки давайте хорошенько подумаем. Можно ли предположить, что Бог, сотворивший миллиарды миров, лишь один из них населил людьми? Приведем еще один важный библейский отрывок: «Ты, Господи, един, Ты создал небо, небеса небес и все воинство их… и небесные воинства Тебе поклоняются» (Неем. 9:6). Слова пророка явно свидетельствуют о том, что Вселенная преисполнена жизни, разумной жизни, достаточно разумной, чтобы поклоняться своему Создателю. И все поклоняются Богу, все верны Его царству и не поднимают мятежа, в отличие от нашей непокорной планеты.

Однако послушайте еще: «Бог… в последние дни сии говорил нам в Сыне… чрез Которого и веки [миры] сотворил» (Евр. 1:1. 2).

Итак, здесь сказано, что Бог говорил нам в Сыне, «чрез Которого и миры сотворил», причем употреблено множественное число, то есть речь идет не о каком-то одном мире, но о многих мирах. Быть может, о миллиардах. Но кто же сотворил их? Наш Господь Иисус Христос, ибо сказано: «И открыть всем, в чем состоит домостроительство тайны, сокрывавшейся от вечности в Боге, создавшем все Иисусом Христом» (Еф. 3:9).

Вас это удивляет? Неужели все эти миры сотворил Христос, Которого мы знаем как Иисуса? Неужели Он все это создал? Да, это так. В 1-й главе своего Евангелия апостол Иоанн не оставляет на этот счет никаких сомнений. Вот что он говорит об Иисусе в 10-м стихе: «В мире был, и мир чрез Него начал быть, и мир Его не познал». А вот что сказано в 3-м: «Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть». Вы понимаете, что это значит? А то, что Тот, Кого мы знаем как Иисуса, не только совечен Отцу, но Он сотворил все множество миров, включая и наш собственный. И если Он сотворил наш мир, значит, Он создал и человека, и, таким образом, Он — наш Творец, ваш и мой. Но это также означает, что Он сотворил и ангелов, и Люцифера. Люцифер восстал не против собратьев-ангелов — он восстал против своего Творца! Дело в том, что, когда Люцифер начал испытывать недовольство, наша планета существовала лишь в уме и замыслах Отца и Сына. Несчастный ангел знал, что ему не придется участвовать в Творении, и в этом была сокрыта главная причина его неприязни. Сын Божий сотворил множество миров, Люцифер — ни одного. И теперь Отец и Сын замыслили создать еще один мир, но Люцифер не был приглашен на их совет. Почему? Почему у него не было таких же преимуществ, какими обладал Сын? Если творить может один лишь Бог, если ангел никогда не сможет этого делать, то Люцифер не желает быть ангелом — он хочет быть Богом!

Иисус имел Божественную природу. Он был Богом, Творцом. Ангел не обладал такими свойствами и никогда не сможет ими обладать. Бог попытался ласково и заботливо объяснить все это Люциферу, но тот лишь разъярился. Его зависть не знала границ. Он хотел занять место Божьего Сына — ничто другое его не удовлетворяло — и начал сеять недовольство, готовое вылиться в открытый бунт. Может быть, видя, что происходит с Люцифером, Отцу и Сыну надо было оставить Свой замысел и не творить эту землю? Нет! Они готовы были идти вперед: ведь в этом творении было нечто особенное, ибо они задумали сотворить человека по Своему образу. По внешнему облику и характеру человек, по-видимому, должен был больше других прежде сотворенных существ походить на своего Создателя.

И вот Тот, Кого мы зовем Иисусом, вместе со Своим Отцом сквозь галактики устремляется к этому одинокому месту во Вселенной, творит мир, окружает его пространством и заставляет вращаться. Это Он, Кого мы зовем Иисусом, сказал: «Да будет свет». Это Он почти неделю потратил на то, чтобы сделать нашу планету вместилищем девственной красоты, словно готовя ее для царя (см. Быт. 1—2).

И была пятница пополудни. Насажденный Им сад радовал Его. Купаясь в лучах солнца, деревья бросали на землю свою кружевную тень, плоды зрели и просились в пищу, животные весело играли друг с другом. Пели птицы, и завершающим аккордом звучал водопад. Все было готово. Задуманный миг настал, и тогда Тот, Кого мы зовем Иисусом, преклонил колени и, взяв в Свои руки чистую глину, начал лепить из нее тело. Когда оно обрело законченный и совершенный вид, когда каждый его член ждал Божьего сигнала, чтобы начать жить и действовать, Он вдохнул в это тело жизнь (см.Быт. 2:7). И тогда Адам открыл глаза, чтобы узреть лицо своего Творца — первое лицо, которое он увидел.

Я не знаю, что Иисус сказал первому человеку. Кто-то предположил, что Он просто улыбнулся и вымолвил: «Привет, Адам!» Наверное, так и было. Счастливый миг! Счастливый день! Время петь песни! Неудивительно, что все это происходило «при общем ликовании утренних звезд, когда все сыны Божий восклицали от радости» (Иов 38:7). Казалось, что этот день преисполнен счастья, счастливее просто невозможно быть, но это не так. Бог навел на Адама сон, и когда тот снова открыл глаза, то увидел рядом с собой самую прекрасную женщину в мире — не потому, что кроме нее никого не было, но потому, что ее сотворил Сам Иисус.

Потом солнечные лучи начали меркнуть, и Адам с Евой впервые глядели на закат; а рядом был их Творец. Такое просто невозможно забыть! Этот закатный час означал, что шестой день творения завершался и начинался день седьмой. Работа Творения была закончена, и Бог увидел, что оно было «хорошо весьма».

Что Он решил делать теперь? Быть может, поспешил на небеса, где, усевшись на престоле, продолжал наслаждаться поклонением, которое Ему возносили ангелы? Быть может. Он предался новым замыслам и, обратив взор на другие галактики и миры, забыл о той счастливой паре, которую только что сотворил? Быть может, Он оставил их размышлять о том, как они тут оказались? Нет. Он решил провести эту первую субботу со Своим новым творением.

Восходят звезды, и я вижу, как Он возвращается к Адаму и Еве, чтобы вместе с ними совершить вечернюю прогулку, рассказать о небесных светилах и о том, как Он их сотворил. Ведь у них так много вопросов, им так много хочется узнать. Когда настало утро, они, наверное, снова ходили с Ним и разговаривали. Как им хотелось, чтобы этот день никогда не кончался! И как они встрепенулись от восторга, когда Творец сказал, что этот счастливый, незабываемый день повторится — каждый седьмой день будет временем особого общения с Ним.

Во второй главе Книги Бытие мы читаем: «И совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмый от всех дел Своих, которые делал» (Быт. 2:2). Не скрою— в этом стихе есть нечто такое, что мне трудно понять. Как это Бог почил — независимо от того, какой успешной была неделя, — если знал, что на небесах не все в порядке? Как Он мог почить, зная, что Вселенная заражена вирусом бунта? И самое главное — как Он мог почить, зная, что эта счастливая пара, только что Им сотворенная, однажды тоже может взбунтоваться? А ведь это действительно могло случиться, потому что Он наделил людей опасным даром свободы выбора, и тем не менее Бог почил — Отец и Сын. Почил, потому что на Своем совете Они сошлись в едином замысле. Почил, потому что в сердце Того, Кого мы зовем Иисусом, уже была Голгофа!

Недовольство Люцифера теперь вылилось в открытый бунт, разгоревшийся в войну. Так Люцифер стал сатаной, падшим ангелом, и вместе с теми, кто сочувствовал ему, был низринут с небес.

Наверное, в тот день Отец и Сын не могли сдержать слез, ведь Они потеряли не только великолепного и любимого ангела, в своем величии превосходившего всех остальных, но и целый ангельский сонм, который Люцифер втянул в бунт. Ангелы, оставшиеся верными, отложили, вероятно, свои арфы и тоже зарыдали, а вместе с ними и все непадшие миры, увидев совершившееся, не смогли сдержать слез. Великая пустота воцарилась в Божьем мире, и она будет длиться еще долго — до тех пор пока Иисус не приведет с планеты Земля довольно необычных беженцев, которые займут место ангелов, Им потерянных. Однако мы забегаем вперед.

Борьба не кончилась, поменялось только поле битвы. Театром военных действий стала Земля, хотя у рассвирепевшего врага по-прежнему оставалась одна и та же цель — Христос, Творец, Сын Божий. Наших прародителей наверняка предупредили, что в Едемском саду они могут встретить падшего ангела; однако бояться им было нечего, поскольку любая опасность могла возникнуть только в результате их собственного непослушания.

У нас нет записей, повествующих о днях светлой дружбы Адама и Евы с их Творцом. Мы не знаем, как долго это продолжалось, однако такие дни были задуманы навсегда. Но вот однажды Иисус взглянул с небес и увидел, что Ева бродит около дерева, которое Бог оградил от остальных. Когда она подошла к нему ближе, с ней заговорило прекрасное создание, сидевшее на дереве и неторопливо поедавшее сорванный плод. Еве и в голову не пришло, что это был голос падшего ангела, от которого ее предостерегали.

Соблазнитель, наверное, заговорил так: «Ты прекрасна. Но ведь ты никогда не слышала, чтобы животное разговаривало? Возможность говорить мне дает вот этот плод. Подумай только: если он наделяет даром речи бессловесную тварь, то что же он сделает для тебя, уже обладающей этим даром?»

Иисус смотрел, затаив дыхание. О, если бы Ева не слушала искусителя! Если бы она повернулась и поспешила к Адаму! Если бы не касалась этого плода! Нельзя описать, какое мучительное борение пережил Иисус, увидев, что Ева все-таки взяла плод и начала его есть! А потом мятеж Евы разделил и Адам, ужаснувшийся от содеянного, но не пожелавший ее потерять. Счастливые дни закончились. Настала эра слез. Плач на этой планете. Плач на небесах. И в других мирах!

Стратегия бунта

Человек утратил свое высокое достоинство, и это стало самой великой трагедией, которую когда-либо знала наша планета. Едемский сад был маленьким подобием небес, там было все, что только может подсказать самая безудержная фантазия. Тем не менее виновник случившейся драмы попытался приуменьшить ее, представить в смешном свете и внушить миллионам людей, что все, включая райский сад, не более чем миф, а грехопадение человека — шутка. *Едем? Ах да, это там, где Ева съела яблоко», — говорят люди и снисходительно улыбаются. Разве в это кто-то верит?

Многие, кто сомневается в библейском рассказе, вероятно, никогда не читали его, хотя он помещен в самом начале Библии, и, чтобы найти его, достаточно перевернуть лишь несколько страниц. Скептики, наверное, удивились бы, узнав, что ни о каком «яблоке» там не упоминается. Вероятно, им никогда и в голову не приходило, что все наши сегодняшние беды начались тогда, когда два самых настоящих человека в настоящем саду, который вполне можно было назвать раем, свободно выбрали то, что пожелали.

Виновник мятежа вообще не хочет, чтобы мы думали о грехопадении как о падении человека. Если вы сомневаетесь в успехе его пропаганды, посмотрите вокруг: почти в каждом университете как достоверный факт преподают теорию, согласно которой давным-давно в каком-то туманном прошлом человек просто начал развиваться по восходящей из какой-то низшей твари и вообще никогда не падал. В теории эволюции нет места грехопадению, а если это так, то человеку, конечно, не нужен никакой Спаситель! Он прекрасно может обойтись своими силами. Иногда пропаганда мятежного ангела признает, что в Едеме действительно что-то произошло, однако грехопадение превозносится как мужественный поступок человека, захотевшего разорвать стесняющие его путы и заявить о своей независимости. Короче, речь идет не о трагедии, а о триумфе.

Какие бы доводы ни приводились, о прегрешении наших прародителей обычно думают как о чем-то тривиальном — протекающий кран и тот заслуживает больше внимания! Однако на самом деле игра, затеянная падшим ангелом, гораздо серьезнее, чем мы можем себе представить. Борьба между Христом и сатаной захватывает все небо и землю, и все миры неотрывно следят за нею. Ставка в этой игре — человеческие души, и от ее исхода зависит, устоит ли вселенная или падет.

Слишком многие из нас, несмотря на всю нашу искренность, довольно поверхностно относятся к рассказу о грехопадении в 3-й главе Книги Бытие. Да, нашим прародителям сказали (Быт. 2:17), что в саду есть одно дерево, к которому нельзя прикасаться, и что непослушание повлечет за собой смерть. В этой же 3-й главе рассказывается, что Ева приблизилась к дереву, а змей уговорил ее съесть запретный плод. Многие знают только это.

Мы похожи на маленького мальчика, следящего за парадом через узкую трубу. Трудно увидеть все, как оно есть. Нам следует отойти назад и занять такую позицию, откуда можно видеть всю картину целиком. Надо увидеть весь масштаб этой вселенской борьбы, которая напрямую касается каждого из нас. Надо видеть, что происходит и что поставлено на карту, и знать, что можно ожидать от врага. Какой генерал не согласился бы иметь на руках документ, детально знакомящий его со стратегией противника? Мне думается, именно это мы и находим в третьей главе Книги Бытие. Найдите время, прочтите ее внимательно, и вы удивитесь своему открытию, потому что стратегия падшего ангела, заявившая о себе в самой первой схватке в Едемском саду, в основном не изменилась и сегодня. Различие лишь в деталях.

Прежде всего, обратите внимание — сатана не хочет, чтобы его знали в лицо: он надевает маску, использует посредников, стремится выдать себя за другого. И здесь, в самом начале, желая привлечь внимание своей жертвы, сатана использует сверхъестественные силы и обращается к необычным парапсихологическим феноменам. Змей, обитавший в первозданном рае, был, конечно, прекрасным творением, но ведь змей, как известно, не может говорить. Ева увидела говорящего змея, и это ее привлекло. Сегодня сверхъестественное используется точно так же, причем в бесконечных вариантах.

Используя змея как своего посредника и заговорив через него, сатана не терял времени даром, стремясь посеять в уме Евы сомнение в Божьем слове. «Бог сказал, что если вы будете есть эти плоды, то, стало быть, умрете? Неправда. Он знает больше. Он знает, что не умрете, больше того, если съедите этот плод, сами станете, как боги».

Сатана зашел так далеко, что начал в открытую противоречить Божьему слову. «Ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертию умрешь», — предупредил Бог. А сатана говорит: «Нет, не умрете». Он и сегодня не скажет правды. Иисус сказал о нем, что он «лжец и отец лжи» (Ин. 8:44).

Однако падший ангел может говорить и полуправду. Чем больше истины он смешает с заблуждением, тем это приятнее — и опаснее — для его жертв. Он пытается внушить нам, что Бог что-то скрыл он наших прародителей и не хотел, чтобы они об этом узнали. Да, это действительно так, — это истинная правда. Бог не хотел, чтобы они узнали, что такое вина, которая неотвязно следует за вами и не дает уснуть; Он не хотел, чтобы прародители наши узнали, что значит умирать; не хотел, чтобы они узнали, что это такое, когда один любимый сын убивает другого любимого сына. Он не хотел, чтобы они и мы приобщились к такому знанию! Но сатана назвал это тиранией. Он сказал, что Бог просто не заботится о человеке!

«От всякого дерева в саду ты будешь есть, — сказал Бог, — а от дерева познания добра и зла, не ешь от него; ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертию умрешь» (Быт. 2:16, 17). Это не какой-то надуманный ультиматум. Господь с любовью предостерегает человека от возможных результатов непослушания. Смерть следует за непослушанием не потому, что Бог угрожает, а потому, что таков механизм ее действия. «Возмездие за грех — смерть», — сказал апостол Павел (Рим. 6:23).

В те дни, когда сатана был сыном зари, он знал об этом. Его предупредили, к чему могут привести его действия, но он не отказался от них, и теперь, изгнанный с небес и лишившийся возможности вернуться туда, он знает, что однажды умрет. Когда же сатана увидел прекрасную землю, созданную Сыном Божьим, и счастливую пару, сотворенную для того, чтобы управлять ею, его ярость не знала границ. Он решил уничтожить землю и людей и поклялся, что раз уж ему суждено умереть, он возьмет с собой все человечество.

Но как это сделать? Важную роль в сатанинской стратегии играло намерение убедить человека, что он не умрет, не может умереть, поскольку, дескать, сотворив его, Бог дал ему бессмертную душу, которая делает смерть невозможной. Пусть люди живут, как хотят, — ничего не случится. Они могут даже посмеяться над Божьими предостережениями.

Однако на самом деле Бог не совершил никакой ошибки: Он был достаточно мудр, чтобы не наделять человека бессмертием, доколе тот не докажет, что ему можно доверить вечную жизнь! Другой ключ к разгадке сатанинской стратегии кроется в таких его словах: «Но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло» (Быт. 3:5).

«Будете, как боги». Стратегия сатаны нисколько не изменилась, и сегодня эта мысль буквально обрушивается на нас со всех сторон. «Откройте себя, — говорят нам. — Познайте, кто вы такие. В вас живет искра Божества — так отыщите же ее. Вы сами — маленькие боги». Все это говорится на тысячи ладов, но означает лишь одно: полагайтесь на себя, будьте независимы. Бог вам не нужен.

Так началась эта борьба на нашей планете, и как когда-то на небесах, так теперь и на земле на карту поставлен авторитет Бога — Его престол, Его закон и Его характер. Гнев врага в первую очередь направлен на Сына Божьего, на Его высокое положение и способность творить. Цель мятежа здесь и теперь — завладеть людскими умами или силой, или, используя дар свободного выбора, добиться от них поклонения и погубить их. Наверное, теперь вы начинаете лучше понимать, какая трагедия разыгралась в райском саду? Первый раунд сатана выиграл. Он уговорил наших прародителей продаться в рабство, цепи которого без Божественного вмешательства нельзя разорвать.

Что же теперь делать Богу?

Порой вам нужен пророк

В животном мире многие создания как-то умеют находить свой путь. Птицы могут улететь на тысячу километров от родного гнезда и все равно возвращаются назад. Летучая мышь вслепую пролетает через решетку, не коснувшись ее. И говорят, что домашнего голубя невозможно потерять — он всегда вернется. Кто знает, может быть, один лишь человек обречен нестись по воле волн, не имея никакого внутреннего компаса? Может быть, именно поэтому миллионы людей, стремясь обрести водительство, обращаются к гороскопам на каждый день? Может быть, поэтому мы обращаемся к предсказателям, к тем, кто читает по руке, гадает на кофейной гуще или хрустальном шаре? Может быть, поэтому мы с такой готовностью следуем за вождем, даже если он сам не знает, куда идет?

Кто-то из вас, вероятно, читал Брюса Бартона, однако не все, наверное, знакомы с сочинениями его отца, Уильяма Бартона. Приведу прекрасный отрывок: «Направляясь в Египет, я и Кетура ехали на ослах и верблюдах. Из всех животных верблюд — самый нескладный и нелепый, но в то же время самый колоритный, к тому же относится к себе весьма серьезно. Мы увидели вереницу из пяти верблюдов, образовавших один караван: каждый был привязан к переднему, а от самого первого тянулся повод, прикрепленный к седлу на осле. Обратившись к арабу, хозяину каравана, я спросил, как он управляется с ним.

«Каждый верблюд привязан к другому, — ответил он, — все безмолвно следуют друг за другом, ну а я подгоняю последнего».

«Но разве первый верблюд не видит, что впереди никого нет, кроме осла?» — спросил я. «Нет, — ответил араб, — первый верблюд слепой и просто чувствует, что кто-то тянет его за повод, все остальные идут за ним, а я подгоняю последнего». Тогда я спросил насчет осла. «Осел слишком глуп, — ответил хозяин, — поэтому он все время тянет вперед и часто сбивается с дороги».

«Вот картина человеческой жизни, — сказал я, обратившись к Кетуре. — Так тянутся века и поколения, и даже если найдется несколько человек, готовых спросить, куда их ведут, все равно они слепо пойдут за теми, кто впереди, следуя по уже проложенному пути».

«Ну а как же насчет того, кто их ведет?» — спросил Кетура. «А это самая большая тайна истории, — ответил я, — потому что нередко ведущий оказывается позади всей процессии»».

Надо ли пояснять? Легко идти за тем, кто влечет, кто говорит то, что хочется слышать, кто возвышает нас в наших собственных глазах. Однако такой сладкоречивый вождь бывает слеп, как верблюд, возглавляющий караван, а осел ведет прямиком в яму, которая может оказаться отхожим местом!

В чем мы нуждаемся, так это в настоящем, истинном пророке. Иногда, как известно, его зовут провидцем, то есть человеком, который способен предвидеть будущее. Бог посылает пророка для того, чтобы тот стал очами Божьего народа. Это был Соломон, мудрец, сказавший, что «без откровения свыше народ необуздан» (Притч. 29:18). А вот что сказано в другом месте: «Верьте Господу, Богу вашему, и будете тверды; верьте пророкам Его, и будет успех вам» (2 Пар. 20:20). Итак, верьте пророкам Его. Если мы идем, не видя дальше своего носа, если не поднимаем глаз и следуем по той дороге, которая кажется нам прямой, мы в опасной ситуации, ибо сказано, что «есть пути, которые кажутся человеку прямыми; но конец их — путь к смерти» (Притч. 14:12).

Древний Вавилон не испытывал нужды в пророке, и уж наверняка ему не нужен был тот, кто говорил от имени еврейского Бога. Разве боги Вавилона не выше всех остальных богов? Разве великий Вавилон, правящий всем миром, не казался царством, которому не будет конца? Так думали вавилоняне и, памятуя об этом, вынашивали свои замыслы.

Но Вавилону понадобится пророк — и довольно скоро. Он будет отчаянно нуждаться в нем: царю станут сниться странные сны, и ни один из его хваленых советников не сможет разгадать их. Однажды на стене дворца появятся огненные письмена, и никто, кроме пророка Божьего, не сможет прочесть эти пламенеющие слова.

Где-то за тысячу верст от этого горделивого города рос и мужал мальчик, никогда не помышлявший о том, что задумал для него Бог. Мне хотелось бы знать, каким он был? Быть может, на сильном мартовском ветру отец помогал ему запускать бумажного змея? Быть может, он учил его той истине, которую однажды Уилл Карлтон зарифмовал так:

Бумажных белых птиц пустив под небеса, Ребенок их вернуть на землю может. Слова привыкнув по ветру бросать, Мы с ним в таком умении не схожи.

Отец, наверное, учил его, что судьба человека может зависеть от того, умеет ли он сказать «нет».

Мать, скорее всего, не раз рассказывала ему о юноше Иосифе, которого завистливые братья продали в рабство. Она, должно быть, говорила, как этот Иосиф, находясь далеко от дома, в чужой земле, где его никто не знал, все равно отказался согрешить против своего Бога. Да, у мальчика были прекрасные родители, и он видел, как они печалились, когда соседи и друзья забывали об истинном Боге и начинали поклоняться пустым языческим божкам, — видел и печалился вместе с ними.

И вот однажды, когда ему было около восемнадцати лет, свершилось нежданное. Его, как Иосифа, увели в плен в чужую страну. Вавилонский царь захватил Иерусалим и, чтобы показать свое могущество и свое особое презрение к Богу Израиля, взял из храма несколько священных сосудов. Царь Навуходоносор увел в плен самых прекрасных и талантливых молодых людей царского рода, втайне радуясь, что они скоро начнут поклоняться вавилонским богам.

Юношу, о котором мы рассказываем, звали Даниил, и вместе с халдейским воинством ему пришлось пройти тысячи километров по дороге в Вавилон. Однако в чем-то царю пришлось разочароваться, ибо, когда впереди замаячили руины вавилонской башни, Даниил и три его товарища решили не идти на компромисс. Они поклялись, что останутся верными своему Богу — и будь что будет!

Первое испытание не заставило себя ждать. Навуходоносор решил, что самых лучших вавилонских пленников надо подготовить к службе при дворе. Они должны получить блестящее образование, и в знак особого царского благоволения им позволено было есть ту же пищу, которую готовили для царя. «Чего же лучше?» — спросите вы. Да, вроде бы ничего плохого, но была одна загвоздка. Дело в том, что определенные виды пищи и вина, приготовленные для царского стола, были частью жертвы, приносимой вавилонским идолам, и ее вкушение могло быть рассмотрено как приобщение к ложным богам. Если бы Даниил и его друзья пошли на это, они отвергли бы своего Небесного Бога.

Но была и другая проблема. Эти прекрасные молодые люди знали, что простая еда, которая хорошо усваивается, не раздражает желудок, проясняет ум и улучшает здоровье. И коль скоро они решили бороться с соблазнами этого порочного города, им, конечно же, был нужен ясный ум.

Все вышеописанное может показаться чем-то незначительным и даже нелепым. Кто знает, быть может, в самом начале плена важнее было не раздражать царя и принять оказанные им знаки благоволения? Но Даниил и его друзья знали, к чему это приведет, и, выступив от имени всех остальных плененных евреев, Даниил тактично попросил и получил разрешение есть ту простую пищу, к которой они привыкли. Пленные вышли победителями, и если вас эта история заинтересовала, откройте 1-ю главу Книги пророка Даниила.

Вскоре началась их учеба в чужой земле, и, хотя четыре отрока изучали халдейский язык и готовились к сановной службе при дворе, Даниила Бог определил стать Его пророком. Но зачем Богу пророк в Вавилоне, этом великом средоточии языческого поклонения? Что Он замыслил?

Прежде всего, Бог любил Вавилон, как всякий город, пусть даже порочный. Любил и его горделивого царя. Вы знаете, что Бог замыслил сделать Израиль светом для окружающих народов, однако иудеи не последовали этому замыслу и самым жалким образом начали поклоняться идолам, нарушив тем самым Господний запрет. Так вот, Бог хотел, чтобы Вавилон узнал Его, хотел, чтобы эта языческая столица увидела, что Он не похож на ее кровожадных идолов, которых надо задабривать и умиротворять. Он хотел, чтобы в Нем увидели Бога любви. Он знал все, что происходит с Его детьми. Он хотел Сам сойти с небес, чтобы спасти их или вместе с ними пройти сквозь огонь.

Книгу Даниила читаешь не отрываясь. Она полна спасительных Божьих деяний. Мы читаем о том, как Бог спас Даниила от голодных львов, а его друзей — от раскаленной печи. В ней рассказывается о том, что Иисус однажды придет, чтобы спасти Свой народ от их грехов. В ней говорится о будущем времени, когда народ Божий избавится от самых тяжких бедствий, когда-либо известных миру. Теперь, наверное, вы начинаете понимать, почему вам самим надо как следует осмыслить Книгу Даниила. Разве может что-либо другое лучше подготовить вас к тому кризису, с которым мы скоро все столкнемся?

Скажите-ка мне, вы готовы мужественно следовать своему решению, как это делали Даниил и его друзья, не побоявшиеся навлечь гнев царя и даже поставившие на карту свою жизнь? И еще один вопрос: если бы Господь захотел подготовить вас к серьезному испытанию, то, как вы думаете, что бы Он стал делать? «Я. полагаю, — ответите вы, — что Он по ходу дела устроил бы мне несколько небольших проверок». Совершенно верно!

Именно такие небольшие проверки и определяют, как мы будем вести себя в ходе серьезных испытаний. Ведь если, принимая наши каждодневные решения, мы привыкли находить легкий, а может быть, самый распространенный выход из положения, мы точно так же поступим и тогда, когда придет час суровых потрясений. У нас сформируется привычка, и в экстремальной ситуации мы уже не сможем ее изменить.

Что бы произошло, если бы Даниил и его друзья не выдержали первого испытания? Наверное, мы никогда бы не услышали о пророке Данииле или о том, как он спасся от голодных львов. Не услышали бы мы и о его друзьях и не узнали бы, как Сын Божий ходил вместе с ними в пламени раскаленной печи.

Если бы они не устояли в этой первой проверке, наш мир, Вавилон, вы и я утратили бы очень многое. Мы стали богаче (и Бог стал богаче), потому что эти четверо молодых людей нашли в себе мужество сказать «нет»! В этой борьбе, которая захватывает всех нас, иногда просто нет лучшего способа постоять за Бога!

Озадаченные ясновидцы

Говорят, однажды автомобильная компания «Форд» попросила Чарльза Джейна, который вел колонку гороскопов в «Нью-Йорк Дейли Ньюс», нарисовать будущее автомобиля новой марки, названного «мустанг». Вот какую картину нарисовал «провидец»:

«Родившиеся 21 сентября (дата начала производства нового автомобиля) особым образом наделены основополагающими качествами деловитости и изобретательности. Соотношение Луны и Урана показывает, что вы очень склонны к выдумке и довольно самобытны. По существу, ваше соотношение планет так хорошо сбалансировано, что вас наверняка ждет плодотворная и успешная жизнь».

Что это? Трюк, рассчитанный на публику? Да, конечно, однако тысячи покупателей отнеслись к этой чепухе серьезно и приобрели «мустанг».

Кто заставил этот гороскоп сбыться? Звезды? А может, покупатели?

Астрология родилась из языческих предрассудков Месопотамии — земли, раскинувшейся между двумя реками-близнецами, Евфратом и Тигром. Есть мнение, что она появилась здесь около трех тысяч лет назад. Однако независимо от того, так это или нет, но довольно скоро Вавилон стал средоточием магического искусства, и Навуходоносор, самый могущественный из всех вавилонских царей, не скрывал, что при его дворе разместился целый штат астрологов и прочих предсказателей и провидцев.

Как Бог относился к вавилонянам и их языческим суевериям? Как Он воспринимал их систему предсказаний? Догадаться нетрудно, поскольку Своему народу Он все это определенно и недвусмысленно запретил, решительным образом осудив всякое оккультное знание. Читаем: «Не научись делать мерзости, какие делали народы сии. Не должен находиться у тебя… прорицатель [предсказатель судьбы], гадатель [астролог], ворожея [маг]… обаятель [гипнотизер], вызывающий духов [медиум, одержимый духом, или «ведомый»], волшебник [ясновидящий, или экстрасенс] и вопрошающий мертвых [медиум, вступающий в общение с умершими]. Ибо мерзок пред Господом всякий, делающий это» (Втор. 18:9—12). Лучше не скажешь, ибо мы видим, что здесь речь идет о мерзости, и, я надеюсь, вы знаете, что означает это слово.

Почему Бог так сурово относится ко всякого рода гаданиям? Потому что представители оккультного знания открыто заявляли о своей приверженности Его врагу — падшему ангелу.

Но, быть может, Бог просто не хочет, чтобы мы что-нибудь узнали о будущем? Может быть, Он хочет держать нас в темноте и неведении? Нет, конечно, нет. Вспомним слова пророка Амоса, сказавшего, что «Господь Бог ничего не делает, не открыв Своей тайны рабам Своим, пророкам» (Ам. 3:7). Здесь не сказано «рабам Своим, ясновидцам». «Рабам Своим, пророкам». Но как Он общается с ними? Ответ найдем в Книге Числа: «Если бывает у вас пророк Господень, то Я открываюсь ему в видении, во сне говорю с ним» (Чис. 12:6).

Итак, речь идет о видениях и снах, а не о каких-то медиумах, духовных водителях, хрустальных шарах или гороскопах. Видения и сны — вот ответ! Бог хочет, чтобы мы знали будущее, но знали непосредственно от Него.

Однако вернемся в Вавилон. Господь видел, что эта могущественная империя погрязла в оккультизме. Все, начиная с царя, поклонялись другим богам и за советом обращались к ясновидящим. Что сказал Господь? «Вавилон погряз в грехах»? «У Вавилона нет надежды»? «Предоставим его самому себе»? Нет. Он любил Вавилон и не хотел оставить его, не попытавшись привлечь к Себе. Но, решив сделать так, Он обратил Свой взор на самую вершину этой могущественной империи. Он захотел, чтобы при дворе горделивого и заносчивого царя находился Его пророк, и этим пророком суждено было стать юному еврейскому пленнику — Даниилу.

Бог хотел привлечь внимание горделивого царя и решил посрамить ясновидцев. Он послал Навуходоносору сновидение, а затем сделал так, что тот забыл его. Царь был уверен лишь в одном: позабытый сон очень важен.

Ясновидцы попали в беду, причем гораздо более опасную, чем даже предполагали. Истолковать сон было нетрудно, и любой из них сделал бы это. Любой сочинил бы какое-нибудь истолкование — лишь бы знать, о чем сон. Однако предсказателям казалось, что царь ведет себя до смешного неразумно: требует, чтобы они напомнили, что ему снилось, а иначе — смерть!

Среди ясновидцев началась паника. Что, если царь нарочно все это придумал? Что, если он не забыл сон, а просто хочет проверить их? Сами гадатели так и не отважились сочинить, что царю снилось, и лишь жаловались: «Это слишком трудно. Никто никогда не просил от ясновидящих ничего подобного». Однако царь был неумолим. Он твердо решил узнать, что же ему снилось, а когда его мудрецы так и не ответили, он всех их обрек на смерть. А поскольку царь не видел разницы между пророком и ясновидцем, то и Даниила вместе со всеми приговорил к казни.

Да, царь не видел разницы, однако Господь решил показать ему ее! Даниил же приговора не испугался и попросил у царя аудиенции, пообещав Навуходоносору напомнить его сон и истолковать его, однако он условился и о том, чтобы до приема ему дали время на молитву.

Царь был настолько удивлен спокойствием Даниила и настолько страстно желал узнать, что же ему снилось, что исполнил его просьбу.

Посрамил ли Господь Своего молодого слугу? Нет, никоим образом! Он послал ему ночное видение, в котором рассказал о сне и растолковал его смысл.

На следующее утро Даниил предстал перед Навуходоносором; царь ждал его с нетерпением. Возможно ли, чтобы непритязательный молодой пленник совершил то, чего не смогли сделать его ясновидящие советники, которым он некогда доверял? «Можешь ли ты рассказать мне сон?» — спросил царь. Да, Даниил мог. И он сделал это. Если вы хотите узнать все подробнее, откройте 2-ю главу Книги пророка Даниила и прочтите, начиная с 31-го стиха. Даниил сказал царю, что тому приснился огромный величественный истукан. Так оно и было! Царь подался вперед — он не мог скрыть своего волнения. Ведь именно истукан ему и приснился! Теперь он все вспомнил и, затаив дыхание, слушал, как Даниил описывал внешний вид истукана.

Пророк пояснил, что голова этой статуи золотая, грудь и руки — серебряные, бедра — из меди, голени — железные, а ноги — частично из железа, а частично из глины. Царь сидел, замерев от изумления: все до последней мелочи совпадало с тем, что он видел во сне. Но ведь с истуканом что-то случилось. Быть может, Даниил знает и об этом? Да, он знал! Огромный камень ударил истукану в ноги, и тот превратился в пыль и разлетелся по ветру. Даниил ничего не забыл и начал объяснять значение этого сна. «Ты, — сказал он прямо, — золотая голова».

Горделивому царю это определение понравилось! Ведь он и должен быть золотой головой, и Бог Даниила, вероятно, был осведомлен о его величии и силе! Но вообще-то царь был польщен. Быть может, думал он, Даниил — просто умный молодой политик, желающий заручиться благосклонностью царя? Однако пророк продолжал, и следующие слова все поставили на место. Он заговорил так, как никогда не отважился бы говорить ни один честолюбивый политик: «После тебя восстанет другое царство, ниже твоего» (Дан. 2:39).

Вот это царю не понравилось. Этих слов было достаточно, чтобы омрачить честолюбивые мечтания любого монарха. Бог Даниила говорил не то, что царю хотелось слышать. Бог Даниила утверждал, что его царство не будет вечным, что на смену ему придет другое, которое будет даже ниже его собственного!

Стоит ли удивляться, что позднее, будучи не в силах позабыть сказанное Даниилом, царь велел соорудить огромного, целиком золотого истукана; он олицетворял собою то, что хотелось видеть царю. Навуходоносор поставил его на поле Деире и повелел, чтобы все поклонились истукану, а кто не поклонится — будет сожжен.

Но послушаем, что дальше говорил Даниил. Потом возникнет третье царство, символизируемое бронзой, а затем четвертое, крепкое, как железо. Что же Бог открывал царю? Быть может, Он предупреждал, что скоро при дворе совершится убийство? Быть может, не советовал царю завтра садиться в колесницу, потому что звезды не благоприятствуют этому? Нет! Бог явил этому древнему царю, а вместе с ним вам и мне, широкую панораму исторического развития!

И все сбылось? Да, Божьи пророки никогда не ошибаются — ни единого разу. История детально воспроизвела пророчество Даниила, как воспроизводит любое другое библейское предсказание. Уже во времена самого Даниила Вавилон был завоеван персидским царем Киром. Это случилось, когда в самом разгаре был пир, устроенный Валтасаром. Помните надпись на стене?

Мидяне и персы, символами которых были две серебряные руки истукана, правили около двухсот лет. Затем пришел Александр Великий, наступила эпоха бронзового царства; его сменило железное, четвертое царство — эпоха владычества Рима. Это и не могло быть иначе.

Итак, явились и исчезли четыре царства, последовательно сменивших друг друга. Быть может, вы думаете, что когда-нибудь наступит пятое? Нет, никогда уже эта обширная земля не подпадет под владычество одного человека, и можно с уверенностью сказать, что Рим был последней мировой империей.

Но Даниил рассказывает далее, что железное царство будет разделено. Оно распадется на десять других, их символы — десять пальцев на ногах истукана (см. Дан. 7:24); и эти царства, то есть современные государства Европы, уже никогда не испытают на себе единоличной власти. Послушайте: «А что ты видел железо, смешанное с глиною горшечною, это значит, что они смешаются чрез семя человеческое, но не сольются одно с другим, как железо не смешивается с глиною» (Дан. 2:43).

Что скажете? «Не сольются одно с другим». Это означает, что европейские государства уже никогда не объединятся. Мог ли Бог сказать об этом еще лучше?

«Не сольются одно с другим». Начиная с эпохи цезарей, об эти слова разбиваются гегемонистические замыслы любого новоявленного диктатора. Именно поэтому история мрачно повторяется всякий раз, когда кто-то, захотев править всем миром, терпит поражение!

Но Даниил еще не закончил. Вот что он говорит далее: «И во дни тех царств Бог Небесный воздвигнет царство, которое во веки не разрушится, и царство это не будет передано другому народу; оно сокрушит и разрушит все царства, а само будет стоять вечно» (Дан. 2:44). Итак, «во дни тех царств», то есть в эпоху существования современных европейских государств, в земной истории свершится еще одно великое событие — в нее вмешается Бог. На облаках появится Иисус Христос, и Его Царству не будет конца!

Стоит ли удивляться, что все, сказанное Даниилом, сильно потрясло Навуходоносора? Ему и нам Бог показал, сколь широка и разительна разница между банальными предсказаниями ясновидцев и величавой поступью Божественного пророчества. Ясновидцы были ошеломлены: Бог обрисовал будущее так, как никогда не мог сделать этого человек.

Друг мой, понимаешь ли ты, как рисковал Даниил, если бы в его пророчестве не было слышно гласа Божьего? Понимаешь ли, как неправдоподобно, с человеческой точки зрения, звучали слова его пророчества? У Даниила не было никаких счастливых догадок, ибо кто бы мог предвидеть, что Вавилон, находившийся в зените славы, скоро падет под натиском меньшей силы? Кто бы мог предугадать, что на смену четырем мировым царствам уже никогда не придет пятое, что их будет только четыре и что даже это четвертое распадется на десять государств, которые в будущем никогда не объединятся?

Кто объяснит, почему, несмотря на изощренные виды оружия и технологическую революцию, ни одно современное государство не смогло сформировать мировую империю, а Навуходоносор, Кир, Александр и цезари смогли, хотя их вооружение было гораздо хуже нашего? После краха четвертой империи голова не одного диктатора разбилась об это пророчество, а оно даже не дрогнуло!

Была ли вероятность того, что если бы Даниил говорил лишь на основании своей человеческой мудрости, то любая деталь его пророчества, охватывавшего века и даже тысячелетия, в точности исполнилась бы? Быть может, это один шанс из семидесяти пяти миллионов? Не знаю.

Как любой ветхозаветный пророк, Даниил подвергал себя колоссальной опасности, но о случайности здесь вообще даже упоминать нельзя, потому что его устами говорил Бог.

Как это прекрасно, что Господь решил открыть Своим детям будущее! Какая бодрость и уверенность вливается в человека, когда он знает, что его ждет, знает, что Господь властен над ним и что каждое Его слово непреложно!

Позднее мы увидим, что Книга пророка Даниила и Книга Откровение тесно связаны между собой. Обе были написаны специально для нашего времени, и в обеих приоткрывается завеса будущего. Но задуманы они были не только для того, чтобы дать нам возможность краем глаза заглянуть в последнюю главу земной истории. Они были предназначены не для того, чтобы просто показать нам наше будущее, но чтобы подготовить нас к нему.

Иначе чем объяснить, что почти вся первая часть Книги Даниила состоит из рассказов? Мы вспоминаем рассказ о первом испытании, с которым Даниил и его друзья столкнулись по прибытии в Вавилон, то есть об испытании, связанном с царской пищей. Вспоминаем, что пережил Даниил, когда был брошен в ров к голодным львам за то, что не прекратил молиться своему Богу. Можно вспомнить и о том, что пережили его друзья на поле Деире, когда им было ведено поклониться истукану, сооруженному надменным царем.

Занимательно, не правда ли? Да, и весьма. Однако все эти рассказы приведены здесь не ради их занимательности. В 13-й главе Книги Откровение ясно показано, что такие же суровые испытания ждут и нас, и что в скором будущем мы будем выбирать между жизнью и смертью. Бог хочет, чтобы мы знали, что тогда Он будет с нами, как был с Даниилом и его друзьями. Ведь однажды — как во времена Даниила, как некогда это было на поле Деире — вновь зазвучит музыка, вновь заиграют свирели, цитры и гусли, и почти все поклонятся — но на сей раз антихристу. Тогда понадобится богоданное мужество, чтобы стоять спокойно и прямо; стоять и ждать настоящего Иисуса!

Разгадывая библейские пророчества

Дети Кеннеди — Джинни и Грейси — были загадочными близнецами. Они выглядели вполне счастливо, хотя всех сбивали с толку. Их быстрая болтовня походила на то, «как будто на большой скорости кто-то перематывает магнитофонную ленту, и до вас долетают лишь отдельные слова». Им было уже по шесть лет, но они все еще не могли говорить по-английски. Одно время некоторые предполагали, что девочки отстают в развитии, но они были слишком умны, чтобы заниматься в классе для умственно отсталых детей. По-видимому, девчушки придумали свой язык, в котором сотни экзотических слов смешались со странными, наполовину английскими, наполовину немецкими фразами.

Скоро они стали самыми знаменитыми близнецами в мире. Лингвисты долго ломали голову над этой загадкой, и наконец специалисты в области патологии речи смогли расшифровать их язык. Когда же они начинали на нем говорить, девочки, смеясь, делали вид, что ничего не понимают.

Есть мнение, что Книга пророка Даниила и Книга Откровение (две пророческие книги, предназначенные для нашего времени) тоже написаны каким-то тайным, только для них характерным языком и что они как бы переговариваются между собой с помощью совершенно непонятных фраз. Говорят, будто мы их не поймем, будто эти книги запечатаны. Но не странно ли, что Господь, наполнив предназначенные для наших дней книги жизненно важным содержанием, зашифровал их таким кодом, который мы никогда не сможем разгадать? Разве Таков наш Бог? Вряд ли!

Все дело в том, что определенная часть Книги пророка Даниила действительно была запечатана (Дан. 12:4), но лишь до «последнего времени». Она больше не запечатана, поскольку мы как раз и живем в это последнее время. Что касается Книги Откровение, то она никогда не была запечатана (Откр. 22:10). Само слово «откровение» означает нечто открытое, явленное. В первой главе этой книги (Откр. 1:3) благословляются все, кто читает написанное в ней и соблюдает его, а в последней (22:18— 19) содержится грозное предостережение всякому, кто вознамерится что-либо прибавить к ее пророчеству или отнять от него. Нет никакого сомнения: Бог хочет, чтобы мы глубоко и всесторонне усвоили весть, которую Он нам дает.

«Я пытался разобраться в ней, — скажете вы, — но так ничего и не понял во всех этих животных, рогах, трубах и всем остальном».

Да, понимаю. Человеческий разум легковерен, однако и этому есть предел. Не так-то просто поверить, что какой-то дикий зверь в состоянии поглотить всю землю или что самый незначительный рог на голове козла может повергать звезды и попирать их. Нам трудно согласиться с тем, что крохотное количество дней (суток), в которых всего двадцать четыре часа, могут вместить в себя века и даже тысячелетия. Поэтому, встречая в пророчестве такие высказывания, мы должны понять, что дикие звери, рога и конкретные дни упоминаются не для того, чтобы их понимали буквально, и что мы имеем дело с пророческими символами.

«Но как же их разгадать? — спросит кто-нибудь. — И почему бы Богу не сказать все прямо, если Он на самом деле хочет, чтобы мы Его поняли?»

Сегодня миллионы людей придерживаются аналогичного мнения. Картины, конечно, многое могут сказать, и, чтобы изложить суть дела, наши газеты нередко используют юмористические рисунки. Так вот, символически изображая различные государства, Бог использует для этого образы животных, но ведь и мы порой делаем то же самое. Достаточно вспомнить об американском орле или русском медведе.

И тем не менее вы правы: простые слова — самые ясные. Так почему же Бог не говорит нам прямо, что Он имеет в виду? Быть может. Он хочет нас озадачить? Может быть, все дело в этом?

Нет, вовсе не так. Бог хочет, чтобы мы сами сообразили, что нам надо понять. И всякий раз, когда в Писаниях речь заходит о спасении человека и о том, что для этого необходимо, Он говорит вполне доступным языком. В Евангелиях нет символов. Можно говорить об иллюстрациях, притчах. Иисус нередко облекал истину в форму какого-нибудь рассказа, и Его врагам приходилось выслушивать его до конца, прежде чем до них доходило, что речь идет о них самих.

Однако, когда через пророков Господь заранее являл ход земной истории, когда Он в общих чертах показывал Своим детям, какое будущее их ждет, Ему нередко приходилось говорить о будущем тех царств, которые недружелюбно относились к Нему и Его народу. Если бы Он называл вещи своими именами, это приводило бы к тому, что враги просто уничтожили бы такую книгу. Ответ прост: Бог обращался к символам, чтобы защитить Книгу и Свой народ от ее и его врагов.

Но как разгадать символы? Как понять, что они означают? Прежде всего надо отметить, что в некоторых случаях никаких догадок не требуется — Библия сама говорит, что она имеет в виду. Вы помните — Даниил, рассказав Навуходоносору о его сне, тотчас приступил к его истолкованию.

В 7-й главе Книги Даниила говорится о том, что пророку было явлено видение, в котором он увидел четырех зверей и несколько рогов, а в заключительной части этой же главы ему поясняют, что звери — это цари или царства (ст. 17), а десять рогов — десять царей (ст. 24).

Итак, один символ мы разгадали. Образ зверя символизирует государство, народ, который может быть плохим или хорошим. Слово «зверь» Библия не использует в уничижительном смысле.

В 8-й главе говорится, что Даниилу было дано еще одно видение и что потом ангел Гавриил вернулся и объяснил ему символику видения (ст. 16). Но есть еще один символ: красивая и приятная женщина символизирует истинную Божью Церковь (Иер. 6:2; Откр. 12:1—5), а порочная — ложную и падшую церковь (Откр. 17:3—5).

Обратите внимание, эти символы выбраны далеко не произвольно, не наугад, и нельзя сказать, будто в одном месте они означают что-то одно, а в другом — другое. Они всегда продуманы и последовательны, идет ли речь о Книге Даниила, Откровении, Ветхом или Новом Завете.

Нам не надо расшифровывать их смысл; он определен самим Писанием, насколько это необходимо. Быть может, иногда нам придется немного поразмыслить, порой нам придется заняться серьезным изысканием, но в любом случае надо помнить, что смысл символов сокрыт в самой Библии.

Все дело в том, что есть люди, не желающие искать. Им, по-видимому, самим нравится выдумывать ответы, не заручаясь поддержкой Библии или занимаясь поисками лишь в малой степени. Сегодня наблюдается огромный интерес к библейскому пророчеству, причем даже среди тех, кто почти незнаком с Писанием. Все хотят знать будущее, и порой кажется, что у каждого есть свое собственное толкование прочитанного. Однако библейское пророчество — не игрушка для праздных раздумий, которую можно использовать в угоду своим пристрастиям. В нем выражена непогрешимая Божья мудрость, и исполнение пророчества о последних днях (когда исполнится библейское предсказание) будет абсолютно однозначным; не надо думать, что это произойдет на тысячу ладов. Предсказание библейское свершится так, как указал Бог, без какой-либо связи с нашими заявлениями типа: «как мне это кажется».

При истолковании библейского пророчества одна из самых опасных ловушек заключается в попытке символически истолковать отрывок, который на самом деле надо понимать буквально. Где провести границу? Лучше всего все тексты рассматривать буквально, до тех пор пока не появятся серьезные основания для символического истолкования. Внимательно проанализируйте контекст. Сегодня многие истолкования — не что иное, как совокупность личных пристрастий, которые можно свести к простой формулировке: «Это так, потому что так мне хочется».

Очень легко облечь в символическую форму все, что нам не нравится, но когда Библия говорит о самом ужасном землетрясении, которое когда-либо разразится на этой планете (Откр. 16:18), подразумевается именно то, что говорится. А когда она предсказывает град весом в талант (Откр. 16:21), речь не идет о каких-то покрытых инеем воздушных шарах.

То, о чем я говорю, вовсе не банальность. Мы на самом деле попадем в беду, если все, что нам не нравится в Слове Божьем, начнем считать символом, мифом или легендой. К чему это может привести? Прочитав первые главы Книги Бытие, миллионы людей приходят к выводу, что Творение — это просто выдумка. Они читают дальше, и теперь им трудно поверить, что когда-то произошел всемирный потоп, — ведь, в конце концов, они ни разу не видели ничего подобного, и, значит, сведения о потопе тоже нельзя воспринимать буквально. Затем наступает момент, когда люди открывают Книгу пророка Даниила или Откровение, где наряду с благовестием содержится серьезное предостережение о последнем Божьем суде и окончательной оценке человека. Но если начальный этап существования этой планеты они восприняли символически, то скорее всего они так же воспримут и конец. От грядущего огненного суда неверующие и сомневающиеся отделаются столь же легко, как отделались от суда водой, совершившегося в эпоху Ноя, — а вскоре и вовсе позабудут и о том, и о другом. О таких людях Бог говорит, что они и не желают знать (см.2 Петр. 3:5—7), но их неведение может стать роковым.

Иными словами, буквальное восприятие символики ошибочно, но абсолютно роковым станет символическое восприятие того явления или факта (например, суда), которое с опозданием обнаруживается как совершенно реальное.

Такой способ мышления можно назвать «бегством в символ», однако стремление убежать от реальности, символизировав ее, стремление убежать от нее, переистолковав Писание, исказив и передернув его тексты, стремление лишить Писание его подлинного места и втиснуть туда, где ему не подобает быть, — одним словом, все, что составляет прибежище самовольных измышлений, все это ветхое жилище, выстроенное из самодельных символов, обрушится, словно вода, когда настанет день последнего суда!

И еще одно предостережение. С неисполнившимся пророчеством надо обходиться осторожно и не «вчитывать» в него то, чего там нет. Многие искренние толкователи Божественных предсказаний затрудняли свою работу, будучи слишком самоуверенными в том, как именно надлежит исполниться тому или другому пророчеству. Всегда есть соблазн пойти дальше самого пророчества и истолковать то, чего сам пророк не объяснял.

Однажды Иисус пояснил Своим ученикам: «Я сказал вам о том прежде, нежели сбылось, дабы вы поверили, когда сбудется» (Ин. 14:29). Именно исполнившееся пророчество обычно и приводит к вере. Только после того, как Иисус был распят, Его ученики смело начали говорить, что тем самым Он исполнил ветхозаветное предсказание. Только после распятия и воскресения Иисус, идя в Еммаус с двумя Своими последователями, «начав от Моисея, из всех пророков изъяснял им сказанное о Нем во всем Писании» (Лк. 24:27).

Для нашего поколения библейское пророчество имеет особую привлекательность — быть может, потому, что почти каждый чувствует: мы приближаемся к какому-то кризису. Наиболее интересуют предсказания о времени, и нередко находится человек, который, будучи не в силах совладать с искушением, стремится определить, когда же наступит конец миру, и заявляет при этом, что он опирается на само Писание.

Все это очень печально, потому что подобные предсказания, не исполнившись, сбивают людей с толку и приводят к разочарованию. Те, кто смотрит со стороны, кто видит, как «пророчества» рушатся одно за другим, и при этом не знает, что под ними нет никакого библейского обоснования, могут решить, что вообще не следует обращать внимание на библейские пророчества. А ведь только этого и добивается падший ангел!

По сути дела, не следует серьезно воспринимать никакое пророчество, если в нем содержится точное время пришествия нашего Господа или точная дата конца этого мира. Иисус ясно сказал: «О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один» (Мф. 24:36).

И тем не менее в Библии действительно есть пророчества, связанные со временем. В них не говорится о конце мира, но все-таки они крайне важны, поскольку от них многое зависит, и нам надо научиться понимать пророческое исчисление. В Книге пророка Даниила и Откровении предсказывается период гонений, которые обрушатся на Божий народ. Это время имеет столь важное значение, что о нем упоминается целых семь раз. В 7-й главе Книги Даниила об этом периоде говорится как о «времени и временах и полувремени» (Дан. 7:25), а в 12-й главе мы читаем, что «к концу времени и времен и полувремени… все это совершится» (Дан. 12:7). В Откровении этот же самый период назван периодом в «тысячу двести шестьдесят дней» (см. Откр.12',6), а в 14-м стихе той же главы он опять именуется «временем, временами и полувременем». В 13-й главе сказано, что он будет продолжаться «сорок два месяца» (Откр. 13:5), и, кроме того, обратите внимание и на 11-ю главу (Откр. 11:2, 3).

Трудно, не правда ли? Наше замешательство можно понять, но оно исчезнет, если мы узнаем, что в библейских пророчествах день нередко означает буквальный год. Это признано почти всеми толкователями Библии. При использовании этого принципа получается, что тысяча двести шестьдесят дней означают тысячу двести шестьдесят лет. Сорок два месяца, состоящие каждый из 30 дней, дают такой же период дней или буквальных лет. Арамейское слово, обозначающее «время» или «времена», несколько раз встречается в 4-й главе Книги Даниила, где «семь времен» равны семи годам. Если взять «времена», о которых упоминается в 25-м стихе 7-й главы, то надо отметить, что исследователи в основном сходятся на том, что здесь речь идет не о «временах» во множественном числе, а только о «двух временах». Поэтому лучше всего говорить о «времени, двух временах и полувремени». Таким образом, пророк говорит об одном годе, двух годах и половине года, что опять-таки составляет тысячу двести шестьдесят пророческих дней или буквальных лет.

Но вы, наверное, возразите, дескать, не все месяцы состоят из тридцати дней и что наш год насчитывает триста шестьдесят пять дней, а не триста шестьдесят. Да, это так. На самом деле наш год составляет 365,2422 дня, и поэтому мы вводим в календарь високосные годы. Однако Бог не усложняет пророчества, связанные со временем, и потому их легко рассчитать. В пророческом исчислении месяц равен тридцати дням, а год — тремстам шестидесяти. Иными словами, один пророческий день символизирует один солнечный год, а один пророческий год, или «время», состоящее из трехсот шестидесяти пророческих дней, символизирует триста шестьдесят буквальных, обычных, солнечных лет.

Даже во времена Даниила принцип «день за год» не являлся чем-то новым. Вы помните, для того чтобы жениться на Рахили, Иаков служил Лавану семь лет, хотя в итоге был обманут и женился на Лии. Затем он согласился «окончить неделю» ее (см.Быт. 29:27) и служил еще семь лет, чтобы наконец жениться на Рахили. Мы видим, что неделя равняется семи годам.

Когда, оставив Египет, евреи подошли к Иордану, их соглядатаи в течение сорока дней обследовали землю, раскинувшуюся по ту сторону реки, и пришли к выводу, что израильтянам не одолеть «великорослых» людей, которые в той земле проживают. За свое маловерие они были осуждены странствовать по пустыне сорок лет из расчета, что каждый день, потраченный на обследование той земли, должен равняться году (см.Чис. 14:34).

В своей Книге пророк Иезекииль указывает: чтобы его пророчество было наглядным, ему было ведено лежать на правом боку сорок дней (см. Иез. 4:6), то есть опять же следуя принципу «день за год».

Когда мы толкуем библейское предсказание, связанное со временем, надо выяснить, о буквальном или пророческом времени идет речь. Есть мнение, что под тысячей двумястами шестьюдесятью днями надо понимать буквальные дни, а не годы. Но если пророчество было возвещено в христианскую эпоху (как, например, содержащееся в Откр. 12:6), его никак нельзя свести к ветхозаветным временам. Разве Иисус, истинный Автор Книги Откровение (см.Откр.1:1), не понимал, что в таком случае пророчество уже исполнилось?

Если, пытаясь буквально осмыслить тот или иной временной период, мы чувствуем, что ничего не получается, что выводы, к которым мы приходим, выглядят абсурдно, нам остается признать, что мы на ложном пути. Если же мы тот или иной период понимаем правильно, он вписывается в историю с такой точностью, что уже не остается никаких сомнений. Согласно апостолу Петру, пророчество — это светильник, который освещает ход истории и помогает увидеть будущее прежде, чем оно наступит (2 Петр. 1:19).

Вот, пожалуй, и все, что хотелось бы сказать о принципах толкования хронологических пророчеств. Позднее мы поговорим о том, каким образом исполнилось пророчество о тысяче двухстах шестидесяти годах. А в свое время коснемся и пророчества о двух тысячах трехстах годах (Дан. 8:14), в котором содержится математическое доказательство того, что Иисус действительно был Тем, Кем Себя называл. Это самый длинный пророческий период в Библии; больше всякого другого он связан с нашим временем и завершается в 1844 году. После него уже не было никаких конкретных дат, а то, что произошло в указанном году, имеет крайне важное значение для всех, кто живет на этой планете, включая вас и меня!

Однако сначала давайте-ка посмотрим, что происходило в этот долгий и мрачный период. Почему Иисус не пришел на землю раньше? Как вел себя падший ангел? Продолжал ли он свои злобные нападки на Иисуса?

ЧАСТЬ 2: ВОЗНИКНОВЕНИЕ И ПАДЕНИЕ АНТИХРИСТА В ПРОРОЧЕСТВАХ КНИГИ ОТКРОВЕНИЕ

Двухтысячный год

Давайте вместе отправимся в двухтысячный год; ведь он, как говорится, уже не за горами. Какой будет жизнь в двадцать первом веке? Представьте себе место, где вы будете работать. Вообразите средство передвижения, которым вы будете располагать, — кто знает, может, это будет персональный космический корабль многократного пользования! Попытайтесь придумать новые, экзотические виды пищи — и у вас, возможно, потекут слюнки. Но хватит ли продовольствия, чтобы прокормить всех?

Во что превратятся наши города: в центры торговли и культуры или в спортивные площадки, по которым будут бегать крысы и бандиты? Что нас ждет: мир, который наконец-то воцарится на всей земле, или ужасы судного дня? Нам не терпится заглянуть в наше будущее, однако еще сильнее мы жаждем безопасности. Нам нужно знать, что ожидает нас самих и тех, кто нам дорог, и узнать об этом мы можем даже больше, чем кажется.

Придет ли Иисус на землю в 2000 году? Одни — и таких немало — надеются, что придет. А другие хотят знать, не разгорится ли еще до Его пришествия ядерная война, которая, безусловно, сотрет все человечество с лица земли. Как узнать, что нас ждет в ближайшем будущем? И какому прогнозу можно доверять?

Всякий раз, когда мы с женой отправляемся в бакалейную лавку, у кассы нам предлагают небольшие красочные журналы, которые, наверное, видели и вы. Иногда ясновидцы из супермаркета одаривают нас смелыми новыми предсказаниями, но чаще всего в этих журналах просто повторяются прошлогодние заголовки. Глядя на них, разочарованные читатели принимают решение больше не верить подобным предсказаниям. Мы же получаем наиболее достоверную информацию от Бога, черпая ее из Библии. Зная о конце уже в самом начале, наш Небесный Отец раскрыл наше будущее в пророчествах Книги Откровение. Эта последняя из шестидесяти шести библейских книг была написана около 96 года по Р. X. апостолом Иоанном Богословом, сосланным на далекий остров Патмос. Она полна волнующих сведений, столь необходимых нам сегодня.

Хотите узнать, каковы планы Бога относительно нашей планеты? Тогда присоединяйтесь ко мне, и попытаемся вместе исследовать восхитительные пророчества этой книги. Вам она, возможно, не очень нравится: многие христиане со страхом закрывают ее, прочитав о зверях и драконах, бурях и землетрясениях. Однако бояться нет причины.

Давным-давно, одной темной грозовой ночью Иисус шел по воде. Попытайтесь представить эту картину: разбушевавшийся штормовой ветер из стороны в сторону бросает лодку, в которой сидят перепуганные ученики, а разъяренное Галилейское море готово живьем поглотить их. Но вот появляется фигура, похожая на призрак. Она движется к ним! Страх перерастает в панический ужас, и когда ученикам кажется, что их судьба уже решена, призрак начинает говорить, и все с радостью узнают ободряющий голос Учителя: «Это Я, не бойтесь». Буря утихает.

Потрясающий опыт! То, чего ученики поначалу испугались, стало откровением Иисуса, их Друга. Так же обстоят дела и с Книгой Откровение. Тревога и страх уходят, когда мы начинаем читать ее первые слова: «Откровение Иисуса Христа, которое дал Ему Бог, чтобы показать рабам Своим, чему надлежит быть вскоре» (Откр. 1:1). Теперь вы, наверное, понимаете, почему не надо бояться этой книги. Она являет нам Господа Иисуса Христа и знакомит с Его замыслом относительно нашего будущего. Время, которое мы потратим на ее чтение, будет богато вознаграждено. Вот что говорит 3-й стих: «Блажен читающий и слушающие слова пророчества сего и соблюдающие написанное в нем; ибо время близко» (Откр. 1:3).

Хотели бы вы получить те особые благословения, что уготованы вам за исследование этой книги? Тогда приступим прямо сейчас. Сначала я в общих чертах познакомлю вас с этой книгой и объясню принципы истолкования ее символов. Прочтем 5-й и 6-й стихи: «И от Иисуса Христа, Который есть свидетель верный, первенец из мертвых и владыка царей земных. Ему, возлюбившему нас и омывшему нас от грехов наших Кровию Своею, и соделавшему нас царями и священниками Богу и Отцу Своему, слава и держава во веки веков! Аминь».

Здесь мы видим, что Иисус предстает как наш Спаситель, воскрешенный от смерти за наши грехи. Мы испытываем утешение, видя, что в книге, полной драконов и зверей, говорится и о Крови Христа. Это то же самое Благовестие спасения, столь близкое и дорогое сердцу каждого христианина — Благовестие об Иисусе как Божьем Агнце.

Несколько лет назад на скалистом побережье Уэльса строили маяк. Легенда гласит, что, когда строительство подходило к завершению, один из работников сорвался с лесов и упал прямо на скалы. Потрясенные случившимся, остальные строители даже не стали смотреть вниз, чтобы вконец не расстроиться от вида страшного зрелища. С тяжелым сердцем они спускались по лестнице, как вдруг с удивлением и радостью обнаружили, что их товарищ лежит на травянистом холме — живой и невредимый! Он, конечно, ушибся, но ничего серьезного не было. А рядом с ним лежал мертвый ягненок. Как выяснилось, в момент его падения внизу проходило стало овец, и ягненок смягчил удар.

В твоем грехопадении тебе не дал разбиться Божий Агнец! Он не дал разбиться и мне — Божий Агнец, взявший на Себя грехи этого мира! Вот какое откровение об Иисусе мы обнаруживаем в последней книге Библии.

Но Иисус предлагает заблудшему человечеству не одно только спасение от греха и возможность стать членом небесной царственной семьи. Он владычествует и над земными царями. Поскольку Он водительствует всей нашей планетой, мы не оставлены на милость земных правителей и террористов, и нам не надо бояться их шантажа и бомб. Как злых, так и добрых по-прежнему будут постигать беды — ведь мы живем в средоточии борьбы между Христом и Его врагом — сатаной. И всегда помни, друг мой: ничто не происходит без позволения нашего Господа. В известной песне поется, что Он «держит весь мир в Своих руках», несмотря на то, что этот мир висит на волоске. Хорошая новость, не правда ли?

Кроме того, Откровение возвещает, что Господь Иисус Христос скоро придет как Царь славы. Вот что сказано в 7-м стихе 1-й главы: «Се, грядет с облаками, и узрит Его всякое око, и те, которые пронзили Его; и возрыдают пред Ним все племена земные». Второе пришествие Иисуса — кульминация всех библейских книг и особенно Книги Откровение, которая посредством своих пророчеств объясняет, что нас ждет перед Его возвращением.

Прежде чем приступить к расшифровке символов, содержащихся в этой книге, вспомним, чему нас научил урок, преподанный в Перл-Харборе. Разве можно забыть тот декабрьский день, когда, ринувшись с ясного неба, японские бомбардировщики ввергли нас во вторую мировую войну? Для Америки это было полной неожиданностью, однако все могло быть иначе. Дело в том, что американская разведка расшифровала секретный японский код, и каждый день мы перехватывали сообщения о том, что в районе Тихого океана готовится серьезное наступление. Быть может, вы не поверите, но почти ничего не было сделано, чтобы подготовить Перл-Харбор к отражению неминуемой атаки. В то роковое воскресное утро Америка спала.

Мы сумели расшифровать код, но так и не прислушались к грозным предостережениям. Какой позор! Тем не менее Соединенные Штаты кое-чему научились, и в конце концов мы начали пользоваться информацией, полученной из тех секретных сообщений. Через шесть месяцев после сражения в Перл-Харборе разгорелась битва на атолле Мидуэй, ознаменовавшая драматический перелом в развитии событий. Благодаря секретным сведениям, полученным с помощью расшифрованного кода, американские летчики точно знали, где находятся легко уязвимые японские авианосцы. Воспользовавшись этим, мы переломили ход событий и начали побеждать.

Сегодня смысл урока ясен: расшифровка символов вовсе не означает, что мы готовы к предстоящей битве, если информация, почерпнутая из расшифрованного сообщения, осталась не у дел. Мы можем хорошо усвоить Библию, но все равно погибнем, если не используем в своей жизни все, что узнали о Христе и Его истине.

Вы все еще со мной? Тогда давайте посмотрим, как нам расшифровать эти пророческие символы. Во-первых, надо понять, что какими бы интересными ни были наши личные мнения, для исследования они ничего не дают. Апостол Петр говорит, что Писание не открывается никакому частному толкованию. Мы только путаем себя, когда привносим в изучение Слова весь свой интеллектуальный багаж. Гораздо лучше принять то, что предлагает Бог, и следовать за Ним.

Хороший пример в этом смысле — дети. У одного моего товарища есть маленький сын по имени Стиви, который любит повсюду сопровождать отца. Ему не важно, куда идти, лишь бы рядом был отец. «Можно я с тобой?» — всякий раз спрашивает он, завидев, как тот, взяв ключи от автомобиля, направляется к двери. И только потом, когда они уже отправляются в путь, Стиви уточняет: «Пап, а куда мы едем?»

Готовы ли мы вот так довериться своему Небесному Отцу и пойти туда, куда поведет нас Библия? Если да, то в таком случае мы готовы и к разгадке пророчеств Книги Откровение.

Как нам докопаться до сокровищ, сокрытых в Слове Божьем? Путем сравнения одного библейского отрывка с другим, так как один текст открывает смысл другого. Поскольку все шестьдесят шесть книг взаимосвязаны, то для того, чтобы понять Книгу Откровение, надо исследовать всю Библию.

Приступим? Мы уже знаем, что в Откровении говорится о каких-то зверях. Что означает зверь в пророчестве? Чтобы разгадать этот символ, надо обратиться к Книге пророка Даниила, которая очень нам поможет. Дело в том, что эта ветхозаветная книга — словно близнец Книги Откровение, поскольку в обеих много одних и тех же символов. В седьмой главе читаем: «Об этом он сказал: зверь четвертый — четвертое царство будет на земле» (Дан. 7:23).

Итак, мы видим, что звери символизируют царства, или государства вообще. Надо сказать, что и сегодня мы используем ту же символику: вы знаете, что орел символизирует Соединенные Штаты, лев — Англию, двуглавый орел — Россию и т.д. Понимаете теперь, как интересно разгадывать пророчество? Чтобы расшифровать библейские символы, надо всего лишь заняться исследованием Библии. Довольно просто, не так ли?

Однако продолжим изучение. Вы, наверное, заметили, что почти все звери (то есть государства) в библейских пророчествах появляются из воды. Что она означает? Читаем: «И говорит мне: воды, которые ты видел, где сидит блудница, суть люди и народы, и племена и языки» (Откр. 17:15). Ответ ясен: вода — это люди, множество людей. Здесь мы опять видим, как библейский символ эхом отзывается в нашем повседневном языке. Все мы слышали о «море людей» и иной раз большое скопление народа называем «океаном». Получается, что звери, выходящие из моря, символизируют государства, возникающие в регионах большого скопления людей.

Таким образом, все звери Книги Откровение, кроме одного, выходят из моря, то есть символизируют государства, сложившиеся в густо населенных странах Старого Света. А теперь обратимся к описанию особого государства, описанного в 13-й главе и знаменитого своим «начертанием зверя». Прежде чем приступить к расшифровке, прочитаем, как выглядит этот уникальный зверь: «И увидел я другого зверя, выходящего из земли; он имел два рога, подобные агнчим, и говорил как дракон» (Откр. 13:11).

Что за государство он символизирует? Начнем искать слагаемые этой головоломки. Прежде всего обратим внимание на хронологию. Появление этого нового государства связано с борьбой вокруг «начертания зверя», которая разгорается перед Вторым пришествием Христа; ясно, что речь идет о государстве последних дней, то есть относительно новом, сложившемся недавно.

Почему зверь выходит не из моря, как все остальные, а из земли? Мы уже знаем, что вода символизирует большое скопление людей, и, следовательно, можно предположить, что земля, в свою очередь, символизирует какой-то новый регион, далеко не так густо населенный, как Европа или Азия. В земле, как известно, тоже есть вода, хотя и немного, и, следовательно, можно предположить, что это государство зарождается там, где все-таки есть какое-то население — быть может, малое число рассеянных по земле аборигенов. Итак, речь идет о новом государстве, возникшем на новом континенте.

Есть еще одна особенность, которая отличает его от уже сложившихся государств. Мы видели, что у других зверей на рогах диадимы, однако у этого ничего такого нет. Следовательно, можно предположить, что государство, возникшее в Новом Свете, не является царством. Им управляет не царская власть, держащаяся на применении силы. Перед нами новая форма правления. Быть может, эта страна — Соединенные Штаты?

Есть несколько поразительных указаний, заставляющих думать именно так. Даже тот факт, что у зверя два рога, подобных агнчим, наводит на мысль об американском бизоне. Что символизируют эти рога? Мы знаем, что Агнцем называют Христа. Какой была Его идея правления? «Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу» (Мк. 12:17). Как видим, такой подход предполагает четкое различие между правительством и Церковью.

В Старом Свете Церковь и государство были едины. Иногда правительство контролировало Церковь, однако нередко случалось наоборот, когда Церковь осуществляла свой контроль над правительством. В Америке все иначе. Согласно первой поправке, конгресс не имеет права решать религиозные вопросы, поскольку эта сфера должна быть свободной и открытой для каждого.

Но обратите внимание еще на одну особенность, касающуюся нашей республики в Новом Свете. В той же 13-й главе сказано, что она обладает властью над всем миром. На сегодняшний день Соединенные Штаты — наиболее влиятельное государство на земле. Как велика мера нашей ответственности!

Книга Откровение говорит о том, что, к несчастью, в скором будущем Америка предпримет некоторые неожиданные шаги. Государство, похожее на агнца, оставит кротость и начнет вести себя, как дракон. Думается, что скоро в Америке произойдут необычные и мрачные события. Что нас ожидает? О будущем Соединенных Штатов мы поговорим в 7-й главе. Прочтите ее обязательно.

Итак, впереди двухтысячный год, но что бы ни произошло за это время, нам, слава Богу, не о чем сильно беспокоиться. На первый взгляд, может показаться, что мы брошены на произвол судьбы, однако, это не так. Бог наблюдает за нами, и каким бы непонятным и обескураживающим ни казалось все происходящее, помните, что Он защитит Своих детей и исполнит Свой благодатный замысел для нашей планеты.

Бог, правящий этим миром, может наладить и вашу жизнь. Все ваши проблемы не так уж велики для того, чтобы Он не смог с ними справиться. Он держит звезды, но в то же время во всем, что вас тревожит, для Него нет ничего ничтожного, ибо Он сформировал даже крошечный атом.

Вы всеми силами стараетесь сохранить ваш брак? Надежда и помощь — в Иисусе. У вас нет денег? Вас измучила боль, неотвязное чувство вины или одиночество? Мужайтесь: наш Небесный Отец горячо любит вас. Иисус может утолить любую вашу нужду.

Но всегда помните — Спаситель не станет навязывать вам Свою помощь. Он терпеливо ждет, когда вы сами попросите Его войти в вашу жизнь. Прочтите его благодатный призыв: «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему и буду вечерять с ним, и он со Мною» (Откр. 3:20). Спаситель так же радуется дружбе с нами, как мы наслаждаемся общением с теми, кого любим.

Однажды некая городская девочка приехала на ферму к бабушке погостить. Было прекрасное утро, они катались на лошадях, а потом устроили пикник на берегу реки. Позавтракав, осмотрели лес, раскинувшийся за домом, а вечером, после ужина, уютно устроившись у потрескивающего камина, девочка слушала сказки. Когда совсем стемнело, пришла пора спать. Бабушка укрыла ее одеялом, и тут внезапно раздался удар грома, напугавший обеих. «Я боюсь, бабушка, — прошептала девочка. — Можно, я буду спать с тобой?» Бабушка, конечно же, с удовольствием согласилась и отнесла внучку в свою спальню. Но в комнате было темно, и, уже засыпая, девочка прошептала: «Скажи, бабушка, твое лицо повернуто ко мне?» Убедившись, что так оно и есть, малышка наконец-то уснула.

Дорогой друг, когда по всей земле прокатятся удары грома, возвещающего о конце времени, мы можем не бояться. Книга Откровение заверяет нас, что Иисус с нами и Его лицо всегда обращено к нам.

После судного дня

Вы только что отобедали в своем любимом ресторане. Отдохнув и набравшись сил, вы встаете из-за стола и направляетесь в гардероб. На улице холодно, вы застегиваетесь на все пуговицы, и в этот момент внезапно раздается вой воздушной сирены, от которого кровь стынет в жилах. «Странно, — недовольно бормочете вы, — нашли время для учений по гражданской обороне». Вы выходите на улицу и видите, что мимо с зажженными огнями проносятся полицейские машины, над головой кружатся вертолеты, мужчины кричат, женщины визжат. Что происходит?

Это не проверка. Это конец света. Уже целых двадцать минут сотни ракет с ревом вырываются из своих шахт, и, прочертив небо над Северным полюсом, эти демоны смерти несутся к нам.

Проходит еще пятнадцать минут, и становится ясно, что это действительно конец света. «О, Господи, — раздается истошный крик, — что же это такое!» С ясного голубого неба обрушивается ад: все, что мы имели, все, кого любили, — все это в один миг обращается в прах. Не осталось ничего, кроме руин и пепла.

Произойдет ли так на самом деле? Мы не любим об этом думать, а я никого не собираюсь пугать. И все-таки складывается впечатление, что все мы подумываем, не уничтожит ли ядерная война этот мир? Что говорят Писания? Давайте посмотрим. Сначала отыщем что-нибудь по данной теме в других библейских книгах, а затем уже обратимся к Откровению. Полагаю, вы обрадуетесь, когда узнаете, что Господь приготовил для Своего народа. Итак, читаем: «Придет же день Господень, как тать ночью, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят… Впрочем, мы, по обетованию Его, ожидаем нового неба и новой земли, на которых обитает правда» (2 Петр. 3:10, 13).

Сомнений нет: конец света приближается. Земля сгорит в огне. Но только не от ядерных боеголовок, изготовленных человеком, а от наступления дня Господня. Да, конец грядет, но только не для тех, кто верен Богу. На следующий день после светопреставления для всего Божьего народа наступит нескончаемое время блаженства.

Что касается неверующих, то для них этот день Господний станет неожиданностью. Их бесконечные дела, их погоня за наслаждениями — все это прервется, когда на планету обрушится внезапная гибель. Судный день наступит неожиданно; Библия предупреждает, что он придет, как ночной вор. И это после того, как всему миру было дано предостережение!

21 сентября 1938 года страшный ураган обрушился на восточное побережье Соединенных Штатов. Уильям Манчестер повествует об этом событии в книге «Слава и мечта». Вот что он пишет: «В два тридцать пополудни огромная океанская волна обрушилась на побережье Лонг-Айленда. Сила волны была столь велика, что ее зафиксировал сейсмограф на Аляске, а брызги, разлетавшиеся со скоростью сотен километров в час, долетели до окон Монпелье, что в штате Вермонт. Когда пятнадцатиметровой высоты волна стала накатываться на берег, некоторые жители Лонг-Айленда, попрыгав в машины, устремились в глубь острова. Никто точно не знает, сколько человек погибло в этой гонке, однако оставшиеся в живых потом вспоминали, что всю дорогу они неслись в потоке со скоростью до ста километров в час».

Удивительное дело, но по какой-то причине метеорологи, которым вообще-то следовало бы знать о надвигающемся несчастье и заранее сообщить о нем, ничего подобного не подозревали. Они или не обратили внимания на показания приборов, или просто не поверили им. Но если сами предсказатели слепы, то надо ли говорить обо всех остальных?

«Среди появившихся потом поразительных историй, — продолжает Манчестер, — был рассказ об одном островитянине, который за несколько дней до урагана купил в нью-йоркском магазине барометр. Двадцать первого сентября прибор доставили утренней почтой, и обладатель с раздражением заметил, что стрелка опустилась ниже отметки 29, где на шкале было написано: «ураганы и бури». Он тряс прибор, стучал им о стену, но стрелка не шевелилась. Вконец раздосадованный, этот человек снова запаковал барометр, отнес на почту и отослал обратно в магазин. Но пока он туда-сюда ходил, его дом снесло».

Вот так поступаем и мы: если нам не понятны предсказания, ругаем барометр, не желаем его видеть или отбрасываем в сторону!

В истории был только один случай, когда весь мир получил предостережение о надвигающемся урагане. «Прогнозистом» был Ной. Сам Бог сказал ему, чтобы он предупредил мир о предстоящем всемирном потопе. А Ной засвидетельствовал, что полностью верит предсказанию, тотчас начав строить огромный корабль, в котором могли спастись все, поверившие слову Божьему.

Но человек мало изменился за прошедшие тысячелетия. Люди смеялись над Ноем, называли его фанатиком, говорили, что у него не все в порядке с головой, чуть ли не превратили его ковчег в туристический аттракцион — и были захвачены врасплох! Сегодня, когда мы приближаемся к концу, история повторится вновь. Если мы знаем, что Христос придет внезапно, означает ли это, что мир останется без предупреждения? Нет, апостол Павел убеждает нас в обратном.

Помните Перл-Харбор? Японцы застали нас врасплох, хотя мы заранее знали о готовящемся нападении. Только когда их бомбардировщики обрушились с небес, мы окончательно убедились, что война началась.

Так будет и во время возвращения Иисуса. Несмотря на то, что всему миру дано предостережение, найдутся люди, и немало, для которых все это окажется полнейшей неожиданностью. Тем не менее Библия гласит, что пришествие Христа увидят все (см. Откр. 1:7). Его увидит всякая живая душа на земле. Апостол Павел говорит о нем так: «Потому что Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба, и мертвые во Христе воскреснут прежде; потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем» (1 Фес. 4:16, 17). Представьте, что вы слышите глас архангела и видите, как Иисус спускается с небес. До вашего слуха доносится мощный гул Божьей трубы. Пришествие Христа будет самым громоподобным, самым впечатляющим событием всех времен, и не найдется такого человека, который не заметит его!

Попытайтесь представить эту величественную картину. Пронзая свод небес, Сын Божий в сопровождении бесчисленного сонма ангелов устремляется вниз по усеянному звездами пути. «Пробудитесь, спящие во прахе земли! — громоподобным голосом взывает он. — Восстаньте к вечной жизни!» Его услышат и те, кто был вам дорог и кого вы потеряли. Голос, зовущий мертвых, разносится по всему миру. Разрозненные семьи объединяются. Матери вновь обнимают своих детей, которых смерть некогда вырвала из их объятий. Чудесный день воссоединения!

Воскресшие святые устремляются навстречу Иисусу, и мы, живые, соединяемся с ними в этом едином порыве. Какое удивительное ощущение! Не чувствуя земного притяжения, мы начинаем парить в небесах и без всякого скафандра мимо звезд возносимся к нашему небесному жилищу. Чудный, дивный день воссоединения! f

Когда Иисус вернется, мы вкусим всю радость возвращения домой! Но что нас ждет, когда мы будем проходить сквозь жемчужные небесные врата? Обратимся к обетованию нашего Господа, которое всем нам известно и которое вы, быть может, знаете наизусть: «Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога и в Меня веруйте. В доме Отца Моего обителей много; а если бы не так, Я сказал бы вам: «Я иду приготовить место вам». И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтоб и вы были, где Я» (Ин. 14:1—3).

Как приветливо нас будут встречать! Собравшись вокруг нас, ангелы воспоют радостные и хвалебные песнопения, а пир, устроенный по случаю нашего возвращения, превзойдет все те застолья, какие мы когда-либо знавали на этой земле! Но самое главное: Сам Отец введет нас в наше райское жилище. Как прекрасны будут эти небесные обители! С чем их сравнить? Своей красотой они превзойдут самые богатые жилища на земле — от вида всего этого захватит дух сильнее, чем от созерцания замка самого миллиардера Херста!

Давайте-ка вместе прогуляемся по прекрасному калифорнийскому побережью до деревни святого Симеона. Вдалеке от берега, на холмах раскинулось самое великолепное здание во всей Северной Америке. Это уединенный замок, который в двадцатых годах нашего века был построен знаменитым издателем Уильямом Рэндольфом Херстом.

А теперь представьте, что Херст пригласил нас в свой особняк на обед. Обогнув Ла Куэста Энкантада, что в переводе означает Очарованный Холм, мы вдруг чувствуем, как у нас захватывает дух. Достаточно взглянуть на эти великолепные сады, огромные бассейны и изящные статуи! А чего стоят прогулочные аллеи, украшенные фантастическими фонтанами и всевозможными цветами! И в довершение всего где-то под нами раскинулась долина, на которой резвятся экзотические животные самого огромного частного зоопарка.

Но вот мы приближаемся к самому замку. В нем тридцать восемь спален, четырнадцать гостиных, тридцать одна ванная комната — итого, сто помещений. Но если вам и этого мало, можете взглянуть на раскинувшиеся рядом три гостиницы, где еще сорок шесть комнат!

Господин Херст тепло приветствует нас и начинает показывать свои владения. Сначала мы идем в библиотеку, в которой собрано пять тысяч редчайших книг; там же хранится фантастическая коллекция античной керамики. Переходим в игротеку, украшенную редкими готическими гобеленами и древними персидскими изразцами. После этого направляемся в частный кинотеатр. По ходу дела господин Херст поясняет, что облицовка многих стен и потолков некогда украшала самые величественные дворцы Европы.

Однако надо торопиться: нас ждет обед. Мы входим в столовую, где приятно потрескивает огромный камин, и усаживаемся за монастырские столы, которым триста лет и над которыми свешиваются шелковые стяги средневековой Италии. Какая трапеза!

А какой чудный вечер! Наш визит завершается у римского бассейна невероятной красоты. Мы смотрим на воду, где отражается алебастровый цвет тысяч золотых изразцов, по восемнадцать каратов каждый, — и от этого необычного зрелища у нас опять захватывает дух!

Наш визит окончен, мы прощаемся с господином Херстом и возвращаемся в свою обычную жизнь. Но ненадолго. Мы знаем, что скоро придет Иисус, чтобы взять нас в обители, куда более великолепные, чем все дворцы на этой земле.

Один из гостей Херста, изумившись, заметил, что для того, чтобы осмотреть все сокровища, собранные в замке, понадобятся не какие-то недели или месяцы, но, быть может, целые годы. А ведь Херст и не думал на этом останавливаться! Он проработал тридцать лет и умер, так и не успев воплотить свой самый любимый замысел.

Но скоро наступит день, когда на эту землю вернется Господь Иисус Христос, и прекрасный замок Херста вместе со всем остальным, что есть на земле, сгорит в огне. Да, он сгорит, но небесные обители Святого града пребудут вечно.

Чтобы больше узнать о чудесном будущем, которое Господь задумал для нас, обратимся к 20-й главе Книги Откровение: «Блажен и свят имеющий участие в воскресении первом: над ними смерть вторая не имеет власти, но они будут священниками Бога и Христа и будут царствовать с Ним тысячу лет» (Откр. 20:6). Воскресение верующих во время Второго пришествия Христа называется первым воскресением. Затем, во время второго воскресения, воскреснут те, кто отверг Иисуса, воскреснут, чтобы принять осуждение и вторую смерть. Подробнее мы поговорим об этом в следующей главе.

Итак, первую тысячу лет мы будем царствовать со Христом на небе. Одна из заповедей блаженства гласит: «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное» (Мф. 5:3). Однако Иисус сказал и другое: «Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю» (Мф. 5:5). Не эту, знакомую нам землю, а новую — чистую, неоскверненную, избавленную от тяжких последствий греха, болезней и смерти.

Как мы вступим во владение этой новой землей? Хотите — верьте, хотите — нет, но спустя тысячу лет, которую мы проведем на небе, Небесный град и мы вместе с ним сойдем на землю. Невероятное событие! Я бы никогда не поверил этому, если бы не прочитал в Библии: «И увидел я новое небо и новую землю; ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет. И я Иоанн увидел святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего. И услышал я громкий голос с неба, говорящий: се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их» (Откр. 21:1—3).

Как будет выглядеть нисхождение Святого града на землю? Согласно ветхозаветному пророку Захарии, в этот день Христос станет на Елеонской горе, неподалеку от развалин нынешнего Иерусалима. Его ноги превратят эту гору в большую долину, где и утвердится новый Иерусалим. И прямо на наших глазах земля будет сотворена заново!

Почему Бог задумал переместить столицу Вселенной с небес на нашу скромную планету? Да просто потому, что мы — Его избранный народ. Бог так возлюбил мир, что отдал во искупление его грехов Своего любимого Сына. Иисус не был дан взаймы — этот дар принадлежит нам и сегодня. Наш Спаситель вовеки останется не только нашим Господом, но и членом человеческой семьи, нашим Братом! Помните только что прочитанный текст: «И Сам Бог с ними будет Богом их»?

Иерусалим, где Иисус пострадал и умер за наши грехи, станет местом вечного престола Божьего. На протяжении нескончаемых веков обитатели Вселенной будут вместе с нами поклоняться Богу на месте нашего спасения. Чтобы узнать, что еще говорится о новой земле, обратимся к 21-й главе: «И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет; ибо прежнее прошло. И сказал Сидящий на престоле: се, творю все новое» (ст. 4, 5). Не будет смерти! Ни вопля, ни болезни! Прощай артрит и опухоль мозга! Прощайте одиночество и разочарование! Иисус творит все новое!

В следующих главах мы подробнее поговорим о нашем вечном наследии, а пока не забывайте, что Бог будет хранить нашу планету до Второго пришествия Христа. Он не допустит, чтобы мы погубили себя в огне ядерного всесожжения. Вполне возможно, что какие-то города все-таки будут сметены ядерными боеголовками — ведь, в конце концов, у нас уже есть пример Хиросимы и Нагасаки. И все же Иисус сказал, что этот мир по-прежнему будет продавать и покупать, строить и насаждать, жениться и выходить замуж до тех пор, пока однажды, разверзнув восточную половину неба, Он низойдет на эту землю.

У меня нет никакого политического решения ядерной проблемы. Предположим, что сверхдержавы расстанутся со всеми своими боеголовками. Что и говорить, это было бы прекрасно! Однако ядерная угроза вряд ли перестанет существовать: на сегодняшний день свыше двадцати государств имеют ядерные разработки, а у некоторых из них уже есть и атомная бомба. Мы дошли до такого момента, когда ни о каких гарантиях говорить уже нельзя. Что произойдет, если террористы получат доступ к ядерному арсеналу? Бомба в десять килотонн, а это всего лишь на три килотонны меньше того заряда, который сравнял с землей Хиросиму, может запросто уместиться в автомобиле средних размеров, и, если найдется такой сумасшедший, представляете, что он сделает, например, с Вашингтоном? Если Господь не вмешается, то рано или поздно это произойдет. У человечества нет средств, с помощью которых можно справиться с бедами этого мира, и, вместо того чтобы продолжать разговор о бомбах, я обращаю вас к обетованию нашего Господа и Спасителя Иисуса Христа, сказавшего: «Приду опять!»

Подумайте о том славном дне, когда Христос вернется. Думайте об этом снова и снова. Пусть сама мысль станет для вас тем, рад» чего стоит жить. Разве может быть что-нибудь более волнующее и восхитительное? Вы только представьте себе: вот на востоке сначала появляется маленькое, темное облако, оно приближается и, наконец, становится большим и белым. Такого вы раньше никогда не видели — это облако состоит из ангелов, которым нет числа. Над всем миром разносится звук трубы, и раздается голос, никогда прежде вами не слышанный. Это голос Господа Иисуса, призывающий мертвых к жизни. Земля колеблется, могилы разверзаются, там и тут ангелы выносят из них маленьких детей и передают матерям. Раздаются крики радости: это те, кого некогда разлучила смерть, вновь соединяются, дабы никогда уже не расставаться!

Затем наступает момент, и вместе с воскресшими мы, проведшие долгую ночь в ожидании, вступаем в это ангельское созвездие, чтобы отправиться домой. Как выглядит тот «корабль», на котором мы двинемся в путь? Это облако сверкающих ангелов, воздушная колесница с живыми крыльями по обеим сторонам, над ней — радуга, а внизу — подобие огня. На этом облаке восседает Иисус и рядом с Ним все те, кто поистине хотел совершить это путешествие. Вокруг облака кружат сонмы ангелов, славословящих своего Творца. Мы пролетаем мимо звезд — живое созвездие, направляющееся к Божьему граду! Мне бы хотелось быть там. А тебе?

Но пока этого не произошло, Господь будет заботиться о нас; и что же делать, если беды, страдание и горе наполняют наши дни и не дают спать по ночам? Что с того, что нас всегда сопровождают вопль сирен, свист снарядов, завывания бомбардировщиков и гром приближающейся бури? Пусть все эти страсти напоминают лишь о том, что для нас уготовано лучшее место и что нас ожидает удивительный путь к новой земле. Это будет великое вознесение, и мы совершим его не на каком-то космическом корабле, а на ангельском облаке, несущем нас ко граду нашего Господа.

Ты хочешь, чтобы твое имя оказалось в списке пассажиров? Это возможно, необходимо только одно условие: чтобы напротив твоего имени Кровью Господа Иисуса Христа было написано «прощен». Друг мой, прошу тебя, позволь Господу сделать так, чтобы Он уже сегодня мог внести тебя в список спасенных!

Последний вздох Гитлера

Освенцим, Дахау, Равенсбрюк — это всё нацистские лагеря смерти. Наверное, никто не станет спорить, что весь ужас современной истории воплотился в геноциде второй мировой войны. Массовое убийство миллионов невинных людей, которое устроил Гитлер, до сих пор леденит нашу кровь. Подобно дыму, курящемуся над раскаленной печью, к небесам поднимаются безответные вопросы, которые не дают нам покоя. Как случилось, что Гитлер стал столь ненасытным в своей жестокости? И какая Божья кара ждет его?

Но вот представьте, что наступил судный день и Бог просит вашего совета. Он хочет, чтоб вы помогли Ему определить меру наказания для грешников. Вы стоите рядом с великим белым престолом, к которому подводят некоего Юрия, ждущего приговора. Много лет назад в какой-то укромной гостинице он застал свою жену с любовником и в порыве безудержной ревности застрелил обоих. Это был опрометчивый поступок, и если бы этого не случилось, Юрий прожил бы вполне сносную жизнь. Как его наказать?

За ним идет Света, застенчивая девушка-подросток. Дрожа от страха и заливаясь краской стыда, она признается, что украла из универмага фотоаппарат. Вопрос: сколько ей страдать за этот грех?

А затем на суд вызывают того, кто стал зачинщиком массового истребления людей, — приходит очередь самого Гитлера. Вряд ли кто будет сомневаться, что это чудовище, повинное в гибели многих миллионов человек, заслуживает адского огня. Огня, который будет гореть долго. Год? А может быть, тысячу лет? Если Бог пожелает, чтобы за свои невероятные зверства Гитлер горел вечно, вы, наверное, поймете Его приговор, однако как быть, если Господь решит, что Юрий и Света заслуживают той же участи? Что если всех троих Он приговорит к вечным мукам, независимо от степени вины? Справедливо ли это?

Многие считают, что все грешники заслуживают одинаковой участи и что все должны гореть в аду, доколе длится время, то есть гореть во веки веков. Но это еще не все. Многие верят, что все прошедшие тысячелетия Бог отправляет грешников в ад, начиная с Каина, который когда-то давно убил своего брата. Давайте подумаем: если после своей смерти Гитлер попал в ад, то — даже если ему гореть вечно — он все равно будет страдать на много веков меньше, чем Каин. Разве это справедливо?

Неужели Бог веками наказывает людей лишь для того, чтобы в судный день снова призвать их и посмотреть, виновны ли они на самом деле? Друг мой, скажи мне, разве о Таком Боге мы говорим? Что-то здесь не так, не правда ли? Что же происходит? Желая пробудить в нас ненависть к нашему Небесному Отцу, сатана искажает истину о Его любви. Сейчас я процитирую написанное много лет назад, но предупреждаю, оно может вас ошеломить. Итак, читаем: «Грешник лежит, прикованный к раскаленному докрасна ложу… Огонь проникает в кости, в каждый мускул, и все сухожилия трепещут и содрогаются от раскаленного пламени. Огонь вливается внутрь черепа, неудержимо изливается из глаз и ревет в его горле, как в дымоходе. Так будет наказан смертный грех — так во веки веков!»

Хотите — верьте, хотите — нет, но столь красочное описание ада мы находим в детской книге, предназначенной для того, чтобы дети научились чтить Бога. «Невероятно!» — скажете вы. Согласен. Бог изображен здесь в виде самого дикого злодея, самого жестокого и кровожадного диктатора! Вряд ли стоит удивляться, что, прочитав такое, тысячи людей перестали верить в Бога. Они не верят, что Бог, Которому нравится бесконечная пытка, может быть любящим Господом. Кто знает, быть может, вместо того чтобы превратиться в ярого безбожника, Роберт Ингерсол стал бы первым проповедником. Когда ему было всего десять лет, он вместе с отцом пришел на проповедь, в которой говорилось об аде. Безумные картины, нарисованные священником, привели мальчика в неистовство. Когда они выходили из церкви, он повернулся к отцу, пристально посмотрел на него и, стиснув зубы, проронил: «Если мы поклоняемся Такому Богу, мне от Него ничего не надо. Я ненавижу Его!» Сердце юного Ингерсола не могло совладать с такой несправедливостью, и одаренный мальчик бросился в пучину неверия.

Мысль о Божьей ярости сегодня кажется неприемлемой, и многие люди ее отвергают. Лишь половина американцев верит в адские муки, пять процентов считают, что они сами направляются в ад, и тридцать один процент жителей уверены, что знают, кто туда попадет!

Но что говорит об этом Писание? Здесь нам опять предстоит постичь тайны последней библейской книги, однако сначала надо выстроить определенный смысловой контекст, обратившись к другим библейским источникам. Если вы помните, в предыдущей главе мы говорили о том, что умершие с верою в Иисуса воскреснут во время Его Второго пришествия. И затем весь Божий народ будет вознесен на небеса, дабы вместе с Ним царствовать тысячу лет.

А теперь давайте посмотрим, какая участь ждет тех, кого возвращение Иисуса застанет врасплох. «И как было во дни Ноя, так будет и во дни Сына Человеческого: ели, пили, женились, выходили замуж, до того дня, как вошел Ной в ковчег, и пришел потоп и погубил всех» (Лк. 17:26, 27).

Итак, вы узнали, как обстояли дела во дни Ноя. Все люди, как обычно, занимались своими делами, а затем среди ясного голубого неба внезапно грянул гром. Не обратившие внимания на Божье предостережение заплатили за это своей жизнью. Так произойдет и тогда, когда небеса разверзнет поступь Иисуса. Вся земля будет усеяна трупами, как сухим лесом. Представьте себе, что скоро наступит день, когда в течение всего лишь нескольких часов на земле не останется ничего живого, ни одного человека во всем мире. Когда Бог решит, что время пришло, по мановению Его руки вся планета опустеет — планета, на которой не останется даже вывески «Сдается в аренду»! Яркая картина опустошения содержится в ветхозаветной Книге пророка Иеремии.

Всем нам известны мрачные предсказания о том, как этот мир будет выглядеть после атомной войны: угрюмая серая пустыня. Иеремия также описывает, на что станет похожа наша планета после того, как вернется Иисус, и это описание поразительным образом похоже на те последствия, о которых говорят ученые: «Смотрю на землю — и вот, она разорена и пуста, — на небеса, и нет на них света. Смотрю на горы — и вот, они дрожат, и все холмы колеблются. Смотрю — и вот, нет человека, и все птицы небесные разлетелись… Ибо так сказал Господь: вся земля будет опустошена, но совершенного истребления не сделаю» (Иер. 4:23—25. 27).

Пророк утверждает, что земля будет разорена и пуста и что все будет выглядеть так, как описано в первой главе Книги Бытие, когда Творение еще не было закончено. Кроме того, мы читаем, что земля погрузится во мрак, на небесах не останется света, люди исчезнут, и даже птицы разлетятся.

Очевидно, у грешников не будет второй возможности спастись. Когда Христос вернется, ни у кого не останется даже последнего шанса.

Но неужели эта ужасная картина станет последней главой земной истории? Нет, друг мой, это не так. Разве ты не заметил, что в приведенном отрывке мелькнул луч надежды? «Но совершенного истребления не сделаю», — сказал Господь.

Значит, Он задумал что-то еще, но вот вопрос, куда денется сатана, когда на земле воцарится тысячелетнее опустошение? В 20-й главе Книги Откровение мы читаем, что он окажется прикованным к этой земле и ему некого будет искушать. «И увидел я Ангела, сходящего с неба, который имел ключ от бездны и большую цепь в руке своей. Он взял дракона, змия древнего, который есть диавол и сатана, и сковал его на тысячу лет, и низверг его в бездну, и заключил его, и положил над ним печать, дабы не прельщал уже народы, доколе не окончится тысяча лет; после же сего ему должно быть освобожденным на малое время» (Откр. 20:1—3).

Речь не идет о том, что ангел воспользуется каким-то настоящим ключом и что сатана будет скован обычной цепью. Нет такой бездны и такой пропасти, которая могла бы удержать его. Так что же написанное выше означает? Просто здесь символическим языком сказано, что сатана наконец будет остановлен и вместе со своими ангелами прикован к этой земле. Сегодня он бродит, как рыкающий лев, ищущий кого поглотить (1 Петр. 5:8). Но после того, как придет Иисус, все люди или умрут, или будут восхищены на небо. На целую тысячу лет этот великий мятежник останется без дела: он будет просто бродить по мрачной опустошенной земле, глядя на сотворенную им разруху.

Но вы ведь заметили, что после тысячелетних «каникул» сатану ждет освобождение? Он снова окажется на воле, а это значит, что к нему опять примкнут его грешные приверженцы. Читаем дальше: «Когда же окончится тысяча лет, сатана будет освобожден из темницы своей и выйдет обольщать народы, находящиеся на четырех углах земли, Гога и Магога, и собирать их на брань; число их — как песок морский. И вышли на широту земли и окружили стан святых и город возлюбленный» (Откр. 20:7, 8).

По окончании тысячи лет события начнут разворачиваться быстро. Грешники воскресают, благодаря этому сатана освобождается и вновь становится во главе своего мятежного воинства. Что дальше? Дальше начинаются драматические события, описанные в восьмом и девятом стихах: «И вышли на широту земли и окружили стан святых и город возлюбленный. И ниспал огонь с неба от Бога и пожрал их».

Как получилось, что Святой город оказался здесь, на земле? В предыдущей главе мы уже говорили, что вместе с находящимся в нем народом Божьим Святой город низойдет на нашу планету, и тогда все жившие снова оживут и окажутся в нем или за его пределами.

Попытаемся представить развитие событий. Сатана видит, что его многочисленное воинство весьма превосходит количество праведников, находящихся в городе. Численный перевес на его стороне, и его поддерживают военачальники всех времен. Здесь же и Гитлер. Сатана собирает все свои силы для последней безумной атаки на Божий престол. Огромное мятежное воинство приближается к городу.

Что дальше? Дальше начинается ад, тот ад, который описан в Библии. С небес обрушивается огонь, и земля превращается в огромное кипящее огненное озеро. Но Божий город остается нетронутым, совсем как когда-то Божий ковчег, не погрузившийся в воды потопа. Пламя будет жарким, таким жарким, что ни грех, ни грешники не смогут его пережить. Однако, исполнив свою работу, оно погаснет, и, как во времена Ноева потопа, когда вода наконец начала спадать, это огненное озеро тоже постепенно исчезнет. А потом из земного пепла Бог начнет творить новую красоту, делая эту землю такой же прекрасной, каким некогда был давно утраченный рай (2 Петр. 3:13).

Мятеж прекратится, дабы больше никогда не потревожить счастливую Вселенную. Грех исчезнет, а вместе с ним смерть, боль и страдание. Наконец-то Иисус исполнит Свое обетование о том, что кроткие наследуют землю (Мф. 5:5). Как вечное жилище Господь дарует эту возрожденную планету Своему народу. И не будет бесконечного адского пламени, которое оскверняло бы наш новый земной рай. Да, последствия этого огня останутся на века, их никак нельзя будет исправить, поскольку окончательная, вторая смерть не предполагает никакого воскресения. Однако мучения погибающих не будут омрачать наше непрестанное ликование. Разве вы не рады, что погибшие грешники не будут мучиться вечно?

В наши дни многие люди требуют применять к преступникам более жесткие меры наказания, вплоть до смертной казни, если речь идет об убийствах. Тем не менее мне никогда не приходилось слышать, чтобы кто-то настаивал на длительной пытке преступника, каким бы ужасным ни было преступление. Неужели вы считаете, что мы добрее Бога? Порой мне кажется, что иногда самих преступников мы готовы считать добрее Его.

Летом 1976 года произошло событие, потрясшее жителей Калифорнии: неизвестными были похищены дети — двадцать шесть человек. Это произошло 15 июня в 4.15 пополудни. Автобус с детьми возвращался с экскурсии. Внезапно дорогу преградил белый фургон. Эд Рэй, водитель автобуса, резко затормозил. Размахивая пистолетами и обрезами, трое в масках приказали ему и детям отойти вглубь салона. Вы, конечно, понимаете, что бедные дети были насмерть перепуганы: одни словно окаменели, другие кричали и умоляли, третьи просто лишились чувств. Эд Рэй пытался их успокоить, но и сам не мог скрыть страха. Что их ждало? Спрятав автобус в бамбуковой чаще, похитители пересадили заложников в два фургона. Страшная поездка длилась одиннадцать часов, а затем уставших, испуганных детей вытащили из фургона и приказали лезть в пещеру. Вслед за ними полез и водитель, которому дали карманный фонарь. Бандиты закрыли вход в пещеру металлической плитой, завалили огромными камнями и засыпали землей. Перепуганные пленники были заживо погребены!

Эд осветил подземелье фонарем, и стало ясно, что они находятся в своеобразном подземном фургоне. Похитители хорошо позаботились о своих жертвах: они снабдили убежище матрацами, оставили картошки, несколько буханок хлеба и много воды. Были также оборудованы два импровизированных туалета и — самое главное — выведены наверх две пластиковые вентиляционные трубы с вентиляторами. Шестнадцать часов пленники провели в этой могиле, и все-таки с помощью мальчиков Эд сумел выбраться на поверхность. Он был героем, этот Эд Рэй, и вся округа приветствовала его!

Миллионы христиан полагают, что Бог не так заботлив, как эти похитители. Но неужели же преступники добрее Его? Пагубная мысль!

* * *

Вернемся назад ко времени Ноя: во время всемирного потопа люди мгновенно тонули и шли ко дну. Бог не хотел, чтобы они бесконечно долго мучились. Жители Содома и Гоморры погребены на дне Мертвого моря, и они не горят в адском огне, но ведь о них Библия говорит, что они подверглись «казни огня вечного». Именно так и сказано: «Содом и Гоморра, подвергшись казни огня вечного, поставлены в пример» (Иуд. 7).

Когда речь идет о вечном огне, то подразумеваются его вечные и необратимые последствия. Библия напоминает, что вечным будет наказание, но не сам его процесс. Мы уже обращались к отрывку, в котором сказано, что возмездие за грех — смерть. Смерть — а не вечная жизнь в аду. Смерть означает отсутствие жизни, то есть невозможность существования. Таким образом, мы видим, что в Писании нет догмата о вечных адских муках, несмотря на то, что в это верят многие искренние люди. Таково предание, являющееся пережитком, унаследованным от средних веков.

Интересно и другое. Страдая на кресте, Иисус заплатил за грех всего мира, не так ли? Конечно, да! Но разве Он страдает вечно? Конечно же, нет. Таким образом, получается, что если грешники подвержены вечному наказанию, то, значит, Иисус не сполна заплатил за их грех. Но мы ведь знаем, что это не так. Тот, кто не принимает смерти своего Спасителя, погибнет. Для блага всей вселенной, для блага каждого, кто в ней живет, вся кий след греха будет уничтожен, и в конце концов воцарится вечное Божье Царство мира.

Но что имеет в виду Библия, когда говорит, что дым от мучений грешников всегда будет восходить к небу? Пусть Писание само объяснит, что это значит. Известно ли вам, что в Библии слово «всегда» или «навсегда» более пятидесяти раз обозначает то, что уже окончилось? В Первой книге Царств, например, мы читаем, что Анна «навсегда» посвятила своего сына Самуила Господу (см.1 Цар. 1:22), однако в 28-м стихе поясняется, что это означает «на все дни жизни его». Так и здесь: до тех пор, пока грешники живы, пока они находятся в сознании, они будут гореть. Для кого-то это продлится всего лишь несколько мгновений, кто-то будет страдать дольше, однако наступит момент, когда даже сам Гитлер испустит свой последний вздох. По истечении тысячи лет погибнет сам сатана — вот почему в Библии сказано: «И не будет тебя вовеки» (Иез. 28:19).

«Но почему, чтобы покончить с грехом, Бог ждет тысячу лет?» — спросите вы. Очень просто: Бог не будет уничтожать грешников до тех пор, пока вся вселенная — в том числе вы и я — не придет к полному осознанию того, что этот акт необходим. Вот почему апостол Павел говорит о времени, когда «святые будут судить мир» (1 Кор. 6:2). Нас ждет тысячелетнее пребывание на небесах, и у нас будет достаточно времени, чтобы понять, какое решение принял Бог по отношению к тем, кого мы любили, но кто оказался недостоин вечной жизни. Мы увидим, что Он поистине сделал все, что мог, чтобы спасти каждого, и потому будем готовы стать свидетелями великого и страшного суда над грешниками.

Друг мой, подумай, какое разочарование испытает наш Спаситель, когда поймет, что тебе нет места в вечной жизни. Ведь никто не сможет заменить тебя, ни один из тех миллионов, которые спасутся, ни один из ангелов, поклоняющихся Господу. Твой Небесный Отец хочет, чтобы ты оказался вместе с ним — так не разочаруй же Его!

О, как будет страдать Божье сердце в тот день, когда возгорится адское пламя! Давным-давно Иисус уже пролил слезы над одним обреченным городом. «Иерусалим, Иерусалим… сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели!» (Мф. 23:37).

«О Нью-Йорк, сколько раз, стоя рядом с твоими стальными шпилями, Я взывал над Таймс-Сквер и Бродвеем, но ты не захотел и слышать! О Москва, сколько раз Мой голос сливался с боем Кремлевских курантов, звонящих о наступлении последнего часа, но ты не внимала Моему предостережению.

О прекрасная и мятежная планета, с каким терпением, стуча в двери твоего сердца, Я просил впустить Меня. Я пытался спасти тебя от пожара, но ты не захотела, а теперь слишком поздно!»

Друг мой, сегодня еще есть время. Не знаю, осознаешь ты это или нет, но в данный миг ты окончательно решаешь, где тебе быть — внутри Святого города или за его пределами. Когда с небес падет огонь, ты не должен оказаться снаружи, вместе с сатаной; у тебя еще есть возможность уйти в безопасное место с Господом Иисусом Христом!

Однажды некий австралийский лесоруб построил на краю леса небольшую хижину. В один из вечеров он вернулся с работы, и его глазам предстала страшная картина: лесной пожар уничтожил его маленькое жилище. Не осталось ничего — только груда пепла. В задумчивости он побрел к старому курятнику, но и там нашел одну лишь золу и обгорелую проволоку. У его ног лежала куча полусгоревших перьев. Он машинально пнул ее ногой, и представляете, что произошло? Из-под нее выбрались четыре маленьких пушистых комочка — четыре крохотных цыпленка остались в живых, защищенные любовью своей матери.

Друг мой, разве ты не захочешь найти убежище, когда огонь охватит всю планету? Ты можешь его найти. Уже сейчас ты можешь найти защиту у своего Спасителя.

Мятеж в раю

Голодающие младенцы. Осиротевшие дети. Плачущие вдовы. Измученные войной народы. Если Бог — это любовь, тогда почему Его дети страдают?

Тысячи разбитых сердец во всем мире с болью и гневом вопрошают: «Почему так, Господи? Если Ты на самом деле любишь нас, то почему не поможешь? Если Ты всемогущ, то почему не остановишь наши страдания? Как мы попали в такую беду?» Мучительные и важные вопросы, заслуживающие искреннего и обоснованного ответа. Его мы найдем в Откровении, последней библейской книге.

В настоящей главе мы продолжим анализ содержащихся в Откровении пророчеств и посмотрим, что стоит за великой борьбой между добром и злом, столь безудержно бушующей в пророчествах этой пленительной книги.

Да, для нашего мира был задуман другой путь. В начале, когда Господь даровал нам райский сад, на земле не было и намека на оружие, люди не знали загрязнения окружающей среды, и слухом не слышали о тюрьмах и больницах. Не было необходимости в солдатах и полицейских — и даже в проповедниках! Эта планета вышла из рук своего Творца чистой и совершенной, каковой ей и надлежало оставаться.

Так что же произошло? История нашей планеты — это история бунта, случившегося на земле, но началось все с войны на небе. Да, война на небе, на всех его необъятных просторах! Обратимся к Книге Откровение: «И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним» (Откр. 12:7—9).

Можете ли вы представить себе эту космическую драму? Подумайте только: мятеж на небе! Бунт, поднятый сатаной и его ангелами против Божьего правления. Но он закончился поражением, в результате которого дьявол и его воинство были низринуты с небес на землю. Но как вообще в самом начале появился сатана, и откуда в его свите оказались порочные ангелы? Разве Бог сотворил зло? Нет, Бог создал совершенного ангела, которого звали Люцифер и который сам решил стать дьяволом. Об этом написано в Книге пророка Иезекииля: «Ты был помазанным херувимом, чтоб осенять, и Я поставил тебя на то; ты был на святой горе Божией, ходил среди огнистых камней. Ты совершен был в путях твоих со дня сотворения твоего, доколе не нашлось в тебе беззакония» (Иез. 28:14, 15). «От красоты твоей возгордилось сердце твое, от тщеславия твоего ты погубил мудрость твою; за то Я повергну тебя на землю» (ст. 17).

Вы понимаете, что произошло? Люцифер, которого Бог помазал на главенство среди других ангелов, возгордился. Он начал злоупотреблять своим влиянием, стремился посеять смуту, и его ложь и коварство были столь велики, что он увлек за собой третью часть ангелов (Откр. 12:4).

Как могло случиться, что совершенный ангел поднял бунт? Быть может, Бог сотворил его ущербным? Нет, Люцифер был совершенен, все дело в том, что Бог даровал ему свободу, то есть возможность и способность самому выбирать свой путь. Господь мог создать робота, который, не задумываясь, выполнял бы заложенную в него программу. Но Он не захотел этого. Бог любит нас и жаждет, чтобы мы в свою очередь любили Его без принуждения. Любовь нельзя запрограммировать, никого невозможно заставить любить по приказу. Ценя Божью любовь, мы отвечаем на нее свободным выбором.

Не может быть любви без свободы, и нет свободы без риска. Свобода способна привести к злоупотреблению ею, и, даруя любовь, она может и подавлять ее. Мы в состоянии свободно выбрать как послушание, так и бунт. Свобода выбора поистине опасна, но Бог был готов рискнуть даже Своим престолом ради нашей свободы и любви.

Когда недовольство Люцифера переросло в открытый бунт, он посягнул на Божий престол. Обратимся к Книге пророка Исаии, где сказано: «Как упал ты с неба, денница, сын зари! разбился о землю, попиравший народы. А говорил в сердце своем: «взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой, и сяду на горе в сонме богов, на краю севера; взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему»» (Ис. 14:12—14). Ради блага всей вселенной Господь не мог позволить, чтобы этот эгоистичный тиран одержал верх, и потому Он низринул дьявола с небес на нашу планету. Но почему Господь не подавил мятеж там, где он начался, причем в самом его зародыше? Ведь Он мог избавить Себя от большой беды, Он мог спасти Себя от креста!

Нет, ради блага вселенной Бог позволил Своему сопернику жить. Сатана ведь утверждал, что сможет предложить лучшее управление, и единственный способ разоблачить эту ложь заключался в том, чтобы позволить мятежнику на практике подтвердить свои амбиции и развить свои принципы. Только тогда вселенная воочию смогла бы увидеть, что Божий путь — самый лучший, а тех, кто отвергает Его любовь, ожидают страдание и смерть.

Но почему сатана был изгнан именно сюда? Да потому, что скоро этому миру надлежало стать местом, на которое будет взирать вся Вселенная. Для нашей планеты Господь задумал нечто особое. Он захотел населить ее человеческими существами, созданными по Его образу. У Бога были сонмы ангелов, с которыми Он мог общаться, но теперь у Него возникла потребность создать семью.

Нам нетрудно понять, почему Господь захотел иметь детей. Что заставляет двух людей, имеющих двойной доход и живущих в мире и достатке, обзаводиться дорогими, горячо любимыми, но порой довольно беспокойными маленькими нарушителями спокойствия? Мы можем иметь друзей, а у Бога есть ангелы, но почему-то все равно живет желание иметь и растить детей, созданных по собственному подобию. Мы хотим любить и заботиться о нашем собственном потомстве. Вот почему и нас Бог создал по Своему образу и подобию.

Библия говорит, что Бог вдохнул в ноздри Адама дыхание жизни. Представьте: наш Небесный Отец, склонившись над Своим любимым детищем, нежно дарует ему Свою жизнь. Сотворив человека по Своему образу, Бог дал ему свободу выбора. Мы не являемся локомотивом, который едет по заранее проложенному пути, не имея возможности свернуть направо или налево. Мы — свободные существа, наделенные нравственным началом, и, сотворив нас такими, Господь словно дал нам в руки штурвал, то есть возможность делать то, что нам нравится. Он знал, что мы не сможем быть счастливыми, если не будем свободны, и что только благодаря свободе мы сможем ответить на Его любовь.

Сотворив нас по Своему образу, Господь пошел на новый риск. На нас легла обязанность заботиться о наших собственных детях. Опасность здесь очевидна: если мы собьемся с правильного пути, пострадают многие вокруг нас. Ответственность за других — огромный риск, однако Господь знал, что без этого мы будем чувствовать собственную неполноценность и невостребованность.

Затем наш Отец в избытке даровал нам все самое прекрасное, что только могут дать небеса человечеству. Он ничего не утаил, но дал людям сочные зеленые луга, усыпанные всевозможными цветами, огромные леса, чистые реки, дерево жизни. И неподалеку поместил другое дерево — дерево, несущее смерть.

Почему Господь насадил там это дерево соблазна? Чтобы заманить Адама и Еву в ловушку? Нет. Оно было посажено для того, чтобы проверить их верность и преданность. Он заверил людей, что все необходимое для их счастья, через Него уже принадлежит им. Но если они когда-нибудь хоть самую малость усомнятся в Его водительстве, найдется соблазнитель, который предложит им иной выбор. Сатана, принявший образ змея, стремился к тому, чтобы отвлечь людей от Отчей любви. Выбор оставался за нашими прародителями.

На карту было поставлено многое; по сути дела, речь шла о жизни и смерти. Господь предупредил, что, если Адам и Ева когда-либо покинут Его, они умрут. Это не было какое-то произвольное решение, но проявление главного принципа жизни, поскольку Бог не только творит, но и поддерживает ее. Разъединенные со своим источником, люди станут походить на сухие ветви, отсеченные от ствола. Если они согрешат, то тем самым обрекут все человечество. Их дети, а также дети их детей станут достоянием могилы.

И вот в один печальный день такое действительно произошло. Вы знаете эту историю. Наши прародители впали в заблуждение и пришли к ложному выводу, будто Бог недостаточно заботится о них и не дает им того, что готов дать змей. Их связь с Богом внезапно была разорвана! Столь дорогие Господу дети стали чужаками и сиротами, но это был их собственный выбор.

Совершённый грех сразу же потребовал дани: вместо гармонии и счастья воцарились отчуждение и раздор. Адам и Ева начали прятаться от Бога или, по меньшей мере, пытались сделать это. Господь вынужден был напомнить им, что их ожидает смерть.

Однако позже Он удивил их Благой вестью, которую мы называем Евангелием. Да, смерти не избежать, но Он возьмет их смерть на Себя. За их грех Он расплатится Своей Кровью. Им, конечно, придется покинуть райское жилище, но Бог не оставит их в изгнании. Уделом людей станут страдания и труд в поте лица, но Господь будет поддерживать их. И по прошествии определенного времени Он Сам придет на эту планету, чтобы исполнить Свою спасительную миссию, сопряженную с огромным риском. Как это произошло?

Иисус оставил небесный престол, чтобы очутиться во чреве простой девушки. Представьте себе, могущественный Бог-Творец стал существом, заточенным во времени и пространстве. Родившись от земной женщины. Бог работал плотником и жил нашей суетной жизнью. Он, будучи Богом, жил в бедности, хотел пить при полуденной жаре, а однажды устал и уснул в лодке, которая попала в бурю, — и все это было потому, что Он любил нас и хотел, чтобы мы стали Его друзьями.

Но хорошо ли мы встретили Его? В Новом Завете рассказывается печальная история о том, как Христа отверг Его собственный народ. Какое горькое разочарование! Да, за Ним ходили огромные толпы, но лишь для того, чтобы посмотреть на чудеса и получить исцеление. И лишь немногие думали о дружбе с Ним. Лишь несколько верных учеников продолжали следовать за Господом, однако даже они были слишком увлечены междоусобной борьбой за власть и потому не могли до конца понять, что с ними ходит, разговаривает, ест и спит Сам Господь. Вечером перед Его смертью ученики спорили о том, кто станет первым, а когда Иисус захотел поговорить с ними о Его жертве ради них на следующее утро, они даже не стали Его слушать. И тогда, чтобы привлечь их внимание и показать, что же на самом деле значит быть великим, Он, как раб, омыл ноги ученикам.

Позднее, в ту же ночь, Иисус пережил борение с Самим Собою в Гефсиманском саду. Он простерся на земле, испытывая страшную подавленность и тоску, с которыми почти невозможно было жить. Что терзало Его душу? Вина наших прегрешений. Наши грехи — вот что отягощало Его связь с Отцом, которая поддерживала Спасителя на этой земле. Подумав, какую цену Ему придется заплатить, Иисус пал лицом на землю и начал молиться: «Отче! о, если бы Ты благоволил пронесть чашу сию мимо Меня! впрочем не Моя воля, но Твоя да будет. Но, Отче, если есть какой-либо другой путь, чтобы Нам спасти их, скажи Мне!» (см. Лк. 22:42).

Но иного выхода не было, и теперь в этом саду, залитом лунным светом, надо было принять окончательное решение. Должен ли Он Сам пройти до конца путь страданий, или виновное человечество само понесет на себе заслуженное наказание? Отчаянно нуждаясь в поддержке учеников, Иисус просит, чтобы они молились о Нем, но, похоже, что ученики не приняли всерьез Его пожелание. Устав от препирательств между собой, они быстро уснули. Три раза Господь, терзаясь, подходил к ним, чтобы услышать ободряющее слово и еще раз убедиться, что Его жертва не будет напрасной, но каждый раз Его встречало сонное молчание.

Какое давление в сторону того, чтобы бросить все и вернуться на небо! А почему бы и нет? Его враги уже идут, чтобы арестовать Его, а друзьям, как видно, нет до Него никакого дела. Какой же смысл жертвовать Собой? Когда Иисус думал об этом, судьба всего человечества висела на волоске. Но вот посреди жестокого и горького борения Он, наконец, принимает решение. Да, Он пойдет на крест! Пойдет, чтобы принять на Себя гнев Божьей справедливости и муку сатанинской пытки. Он пройдет сквозь могильный мрак, чтобы восстановить разрушенные отношения со Своими грешными детьми.

Полуночная толпа приближается, Его берут под стражу. Ученики в испуге просыпаются и, спасая свою жизнь, бросаются бежать. Божий Сын не сопротивляется — Его связывают и ведут на суд. Собравшись там, Его враги — те, кого Он пришел спасти, — приговаривают Его к смерти, разыгрывая самую великую пародию на суд, которую когда-либо знал этот мир.

Сначала Его до крови бьют бичом, а потом ведут к месту самой мучительной и позорной казни. С Него срывают одежды, и вот Он уже висит на грубо сколоченном кресте — всем на посмешище. Истекая кровью, Господь страдает в предсмертной агонии, а Его обезумевшие мучители продолжают глумиться над Ним. Но разъединение с Отцом, обрушившееся на Него за наши грехи, гораздо мучительнее телесной пытки, и, исполненный ужаса, Он кричит: «Боже Мой, Боже Мой, для чего Ты Меня оставил?»

Да, Иисус задает тот же вопрос, который в начале этой главы задали мы. Для чего? Почему?

Скажи, друг мой, почему Небесный Отец оставил Своего Сына? Чтобы принять тебя и меня! Приведем величественные строки, написанные Еленой Уайт в ее богодухновенной книге «Христос — надежда мира». Вот они: «Беспорочный Сын Божий висел на кресте. Все Его тело покрывали рубцы. Руки, что так часто простирались для благословления, были пригвождены к бревнам; ноги, что без устали несли Его к делам милосердия, прибиты были к дереву, Его царственную голову язвили шипы тернового венца. Из дрожащих уст готов был вырваться горестный вопль. И кровь, капающая с Его чела, рук и ног, и страдания, изуродовавшие тело, и невыразимая душевная мука, когда Отец Его скрыл Свое лицо, — все напоминает каждому сыну человеческому: это за тебя Сын Божий согласился понести бремя вины, ради тебя Он разрушает власть смерти и открывает врата рая. Он, усмирявший разбушевавшиеся волны и ходивший по пенящимся валам, заставлявший бесов трепетать и исцелявший болезни, открывавший глаза и воскрешавший мертвых, принес Себя в жертву на кресте, и все из любви к тебе! Он, взявший на Себя чужие грехи, испытал гнев Божественной справедливости и ради тебя стал жертвой за грех».

Христос не совершил никакого греха, но как наша замена и заместитель Он принял на Себя наше наказание. Его признали виновным, дабы мы могли получить прощение и жить с Ним вовеки.

Христа распяли между двух разбойников, которые вместе с собравшейся толпой поносили Спасителя. Однако скоро один из них начал понимать, что происходит что-то необычное. Умирает Невиновный — Спаситель умирает за совершённые разбойником грехи. Когда он это понял, надежда затеплилась в его груди. Быть может, еще не поздно! И вот разбойник в отчаянии взывает к милосердию Того, над Кем только что насмехался. Иисус его не отвергает. Умирающий Спаситель обещает умирающему преступнику место в раю.

«Совершилось!» — торжественно произносит умирающий Иисус. Его миссия окончена! Человечество спасено! Люди снова стали Божьими детьми!

Им уже не надо, как Адаму и Еве, в страхе прятаться от позора совершённых грехов. Господь принял нас! Наш Небесный Отец хочет, чтоб мы вернулись в свой дом. Ты готов Ему ответить? Готов ли принять Его дар спасения, принять как самое драгоценное из всего, что ты когда-либо знал? Выбор за тобой.

Своей жизнью и смертью Христос вернул все утраченное и погибшее. Скоро Он воссоздаст все, чему некогда радовались люди, живя в раю. Прежде чем закончить наше исследование, мысленным взором мы можем предвосхитить картину обещанного людям небесного жилища. Его описание содержится в 21-й главе Книги Откровение: «И увидел я новое небо и новую землю; ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет. И я Иоанн увидел святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего. И услышал я громкий голос с неба, говорящий: се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их; и отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет; ибо прежнее прошло. И сказал Сидящий на престоле: се, творю все новое» (Откр. 21:1—5).

Друг мой, подумай: все новое! И все это для тебя! Как ты смотришь на это?

Размышляя о том, как нам ответить на Божью любовь, я вспоминаю пуделя, которому было тесно в доме своего хозяина. С завистью глядя, как на дворе дети лепят снеговика, он ждал удобного момента, чтобы побегать на воле, и вот наконец ему удалось выскользнуть за дверь. Почувствовав себя на свободе, пес начинает радостно бегать по двору и вокруг снеговика. Однако скоро лапы его замерзают, и восторг пропадает. В конце концов пудель приходит к выводу, что дома, конечно, скучно и тесно, но другого такого теплого места нет. В доме не побегаешь, но зато там тепло и спокойно. И вот, замерзший и помудревший, пес скулит на крыльце, а хозяин, конечно же, открывает дверь своему раскаявшемуся приятелю.

Друг мой, скажи, не похож ли ты на этого пуделя? Не устал ли ты бегать по кругу за стенами теплого Отчего дома? Не устал ли дрожать от вины и стыда? Если да, то войди в дом своего Небесного Отца, где тебя ждет тепло. Живи в Его любви, и ты всегда будешь чувствовать себя спокойно и безопасно.

Когда звонит красный телефон

Октябрь 1962 года. Кубинский кризис. Вражеские ракеты прямо под носом у Америки! Президент Кеннеди отвечает смелой морской блокадой, но советские корабли неумолимо устремляются вперед. Обе сверхдержавы начинают ужасную игру, открыто проверяя свои силы. Неожиданно выясняется, что мы находимся на грани третьей мировой войны. Весь мир затаил дыхание, но в конце концов русские дают обратный ход.

Опасность миновала, но что будет в следующий раз? После конфиденциального телефонного разговора по поводу кубинской проблемы руководители обеих сверхдержав поняли, что на случай повторного кризиса им нужна прямая связь, которая была бы быстрой и точной. В августе 1963 года между Вашингтоном и Москвой устанавливается «горячая линия». Теперь мы называем эту связь «красным телефоном», и надо сказать, что она уже не раз сослужила нам хорошую службу. Впервые к ней пришлось обратиться в 1967 году во время «шестидневной войны». Вскоре опять возник военный конфликт между арабами и израильтянами, и «горячая линия» заработала снова. Мало кто из американцев понимал, какая опасность нависла над миром в октябре 1973 года, когда сверхдержавы опять были готовы начать войну.

Мы до сих пор зависим от «горячей линии», которая остается последним прибежищем в случае рокового конца. Вы, наверное, помните, что когда Уолтер Мондейл проводил свою предвыборную кампанию, в его агитационных роликах обыгрывался образ звонящего красного телефона. Он хотел показать, что во избежание атомной войны Америке нужен опытный руководитель.

Конечно, нам нужны лидеры, которым мы могли бы доверять, но кто на самом деле заведует этим «красным телефоном»? Мы вновь и вновь оказываемся на грани третьей мировой войны, но каждый раз все как-то обходится. Быть может, тревожные ветры раздора удерживает некая сверхъестественная сила? И если да, то как долго это будет длиться?

Ответ дан в седьмой главе Книги Откровение: «И после сего видел я четырех Ангелов, стоящих на четырех углах земли, держащих четыре ветра земли, чтобы не дул ветер ни на землю, ни на море, ни на какое дерево. И видел я иного Ангела, восходящего от востока солнца и имеющего печать Бога живого. И воскликнул он громким голосом к четырем Ангелам, которым дано вредить земле и морю, говоря: не делайте вреда ни земле, ни морю, ни деревам, доколе не положим печати на челах рабов Бога нашего» (Откр. 7:1—3).

Итак, ветры губительной войны удерживаются ангелами, которые не дают атомной угрозе разрастись и тем самым до сей поры не дают истории приблизиться к своему роковому концу.

Почему Господь медлит? Потому что сначала что-то должно произойти с Его народом. Еще до того, как придет Иисус, нам надо получить печать живого Бога. Очевидно, что наложение этой печати имеет крайне важное значение. Быть может, нам стоит как следует разобраться, что за этим скрывается? В той же 7-й главе Откровения описывается, как будут отмечены печатью сто сорок четыре тысячи святых: по двенадцать тысяч из каждых двенадцати колен Израилевых.

Известно, что число двенадцать символизирует полноту: в году двенадцать месяцев, Христос призвал двенадцать учеников, у святого города двенадцать жемчужных ворот, а ветхозаветный Израиль начался с двенадцати различных племен. Однако со временем представители этих племен породнились между собой узами брака, и сегодня, наверное, среди этих древних племен нет такого, где можно было бы найти двенадцать тысяч человек, не имеющих кровного родства с другими коленами. Таким образом, данное упоминание об Израиле носит символический характер. Но кто же тогда настоящие «сыны Израилевы»?

Согласно Новому Завету, избранный народ Божий — это те, кто уверовал в Иисуса. Значит, принадлежность к этому народу определяется не национальным происхождением, а верою во Христа. Сегодня все обетования, которые Господь дал Аврааму, принадлежат христианам. В Иисусе мы стали новым Израилем (см.Гал. 3:29).

Таким образом, символические сто сорок четыре тысячи израильтян представляют собой всю семью верующих во время эсхатологического конца. Речь идет о том великом множестве, куда войдут представители всех народов, сумевшие пережить эсхатологический кризис, который разразится на земле. Это те, кто принимает печать живого Бога.

У меня есть друг, так вот он пережил опыт, позволяющий понять, что значит быть отмеченным печатью. В детстве он ходил в маленькую деревенскую школу, где в одной комнате занимались тринадцать человек — с первого по восьмой класс. А преподавала семнадцатилетняя девушка, которая сама только что окончила школу. Можете представить, сколько сил ей требовалось, чтобы поддерживать порядок, и все-таки скоро она проиграла битву.

Однажды после полудня мой приятель, разгуливая по школьному двору вместе со своими товарищами, жаловался на уроки. Он ругал учительницу, говорил, что ненавидит все ее правила и горячо желает, чтобы она вообще убралась отсюда. В этот миг он случайно взглянул в открытое окно и замер: в комнате стояла и безутешно плакала та самая бедная учительница. Горестная картина поразила моего друга в самое сердце; он понял, что плохое поведение может означать не только нарушение правил, но и разбитое сердце. Раскаиваясь и страдая от угрызений совести, он решил стать новым учеником. И стал им!

Друг мой, именно это и переживает отмеченный печатью Божий народ. Он понял, что снисходительное отношение ко греху означает не просто нарушение Закона Божьего, но и сокрушение Господнего сердца. Понял и решил, что лучше умереть, чем продолжать жить по-прежнему. Эта установка четко сформулирована в Послании к Евреям: «Вот завет, который завещаю дому Израилеву после тех дней, говорит Господь: вложу законы Мои в мысли их и напишу их на сердцах их, и буду их Богом, а они будут Моим народом» (Евр. 8:10). Если наши мысли устремлены к тому, чтобы жить в согласии с Законом Божьим, это означает, что у нас на челе небесная печать.

Но вернемся к Книге Откровение. В 14-й главе мы опять встречаем символические сто сорок четыре тысячи. На этот раз сказано, что у них на челе начертано имя Отца. В библейские времена родители давали детям имена, отражающие те черты характера, которые они хотели бы в них воспитать. Сегодня все делается иначе, обычно мы называем своих детей в честь родственников или наших любимцев, а порой нам просто нравится само звучание имен. Однако, знаем мы это или нет, и теперь каждое имя имеет свое особое значение.

Меня, например, зовут Джордж. Что это означает? «Земледелец, фермер». Мою жену зовут Нелли, и это имя переводится как «обладательница женских добродетелей». А что означает ваше имя? Сходите на досуге в библиотеку и поинтересуйтесь. Отражает ли оно ваш характер?

Отмеченные печатью святые, носящие на своем челе Божье имя, отражают Его характер, Его верную любовь. Они не осквернены лицемерием и, подобно девственникам, остаются чистыми в своем отношении к Богу. Кроме того, они повинуются Его заповедям, ибо сказано: «Здесь терпение святых, соблюдающих заповеди Божий и веру в Иисуса» (Откр. 14:12).

Вера в Иисуса. Соблюдение заповедей. Оба эти условия сочетаются в упомянутом запечатлении. Бог ждет, когда мы научимся вере и послушанию. Еще больше о запечатлении святых можно узнать из той вести, в которую они сами верят. «И увидел я другого Ангела, летящего посредине неба, который имел вечное Евангелие, чтобы благовествовать живущим на земле и всякому племени и колену, и языку и народу; и говорил он громким голосом; убойтесь Бога и воздайте Ему славу, ибо наступил час суда Его; и поклонитесь Сотворившему небо и землю, и море и источники вод» (Откр. 14:6, 7).

Здесь говорится об ангельской вести, призывающей весь мир поклониться Творцу, приготовиться к суду и принять спасение. Некоторые люди утверждают, что Евангелие принадлежит лишь Новому Завету, однако здесь оно названо «вечным», а это значит, что оно было с нами с того дня, когда грех вторгся на нашу планету.

Райский сад. Адам и Ева еще стоят под деревом, наслаждаясь вкусом запретного плода. Внезапно их охватывает озноб. Острый холод вины и стыда врывается вовнутрь, и, дрожа от своей наготы, они ищут убежища в чаще леса. Спрятавшись в этой сочной, зеленой тюрьме, они чувствуют, как их переполняет страх. На ум приходит данное Богом предостережение: в день, когда они согрешат, им придется умереть. А вот и Он. Он идет, чтобы убить их!

Нет, Господь не убивает их; вместо этого Он нежно укрывает людей одеждами, изготовленными из шкур животных. Что происходит? Почему Он оставил их жить? А может быть, они все-таки умерли в тот день? Давайте подумаем. Что вам надо сделать, чтобы добыть кожаное одеяние? Надо убить. Вместо осужденной на смерть пары умерло невинное животное, может быть, ягненок. Наши прародители остались жить только потому, что кто-то умер за них их смертью. Теперь их ожидает счастливая жизнь без стыда и вины.

Вы знаете, кого символизирует эта замена? Она символизирует Господа Иисуса Христа, великого Агнца Божьего. Он дарует нам спасение, дарует свободно, но платит за это дорогую цену — цену Своей крестной смерти. Таково вечное Евангелие, на котором основывается все христианство. Мы видим, что оно восходит к вратам райского сада.

Евангельская весть пронизывает Ветхий Завет, подобно свежему и чистому горному потоку. Вспомните Авраама и его сына Исаака. Когда они наконец-то дошли до горы Мориа — горы жертвоприношения, — старый отец затрепетал при мысли, что сейчас ему придется расстаться со своим единственным сыном. Но тут он вспомнил Евангелие и сказал: «Бог усмотрит Себе агнца для всесожжения, сын мой» (Быт. 22:8). Бог Сам усматривает жертву за грех. На это надеялись люди, жившие в эпоху патриархов, и на это же надеемся мы сегодня.

К несчастью, потомки Авраама забыли это Евангелие, и поэтому, приведя народ к горе Синай, Господь научил его, что значит жертвоприношение. Всякий раз, когда истекающего кровью агнца клали на жертвенник, это напоминало о необходимости верить в Кровь их грядущего Спасителя.

Однако у Синая Господь напомнил и о другом. По завершении Творения Бог дал Своим детям еженедельное памятование о необходимости веры в Него. Обратимся к Книге Исход: «Помни день субботний, чтобы святить его. Шесть дней работай, и делай всякие дела твои; а день седьмый — суббота Господу Богу твоему: не делай в оный никакого дела… Ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них; а в день седьмый почил. Посему благословил Господь день субботний и освятил его» (Исх. 20:8-11).

Итак, «помни день субботний». Но почему именно этот день? Потому что суббота призывает нас оставить все свои заботы и пребывать в духовном покое в этот день, являющийся символом великих деяний Бога-Творца. Шесть дней Он творил этот мир, а на седьмой почил. Затем призвал Своих еще ничего не заслуживших детей принять участие в празднестве Творения.

Заповедь о субботе отличается от остальных девяти. Все прочие говорят о том, что мы должны делать по отношению к Богу и ближнему, однако заповедь о субботе уводит нас от наших дел, дабы мы могли получить более глубокую радость в том, что для нас сделал Сам Бог. В этом и состоит Благовестие. Без субботнего покоя все наше послушание превратилось бы в простое законничество.

А теперь давайте вместе отправимся на Голгофу. Пятница, уже далеко за полдень, почти настало время встречать субботу. Умирая на кресте, Иисус вспоминает все, что Он сделал для нашего спасения, и с предсмертным вздохом произносит: «Совершилось!» Его миссия исполнена, и человечество обрело искупление. Наступил субботний день, и Иисус снова почил, как это было некогда после шести дней Творения. Только на сей раз Он почил во гробе, а затем, по прошествии субботнего дня, воскрес и вознесся к небесному престолу.

Итак, суббота — это яркое воплощение Благовестия, провозвестник свободы, обретенной на Голгофе. Каждую неделю она напоминает нам, что мы не можем спастись своими силами и что нам надо полагаться только на Иисуса. Кроме того, в этом мире, несущем на себе проклятие атеизма, суббота свидетельствует о том, что человек живет и развивается не в результате какой-то случайности. Нас создал Бог. Мы — Его дети.

А теперь раскроем Книгу Исход. Почему Иисус называет Себя «Господином субботы»? Потому что она знаменует два величайших деяния, которые Он совершил ради нас: наше сотворение и наше спасение. Оставляя все свои дела в седьмой день, мы свидетельствуем о нашей вере в Иисуса, нашего Творца и Искупителя. Суббота как бы ставит печать на наши отношения с Ним, и об этом хорошо сказано в 13-м стихе 31-й главы: «Скажи сынам Израилевым так: субботы Мои соблюдайте; ибо это — знамение между Мною и вами в роды ваши, дабы вы знали, что Я — Господь, освящающий вас» (Исх. 31:13).

Таким образом, суббота — это знамение между Богом и Его народом. Во время Творения Господь «освятил» седьмой день, то есть отделил от остальных дней недели, и теперь через нее Он отделяет нас от мира, дабы отметить печатью как принадлежащих Ему. Однако большинство из нас не хотят отделяться от мира. Мы хотим ничем не отличаться от толпы. Откуда это странное стремление к приспособленчеству? Почему мы так боимся быть непохожими на других? Где та горячая тяга к самобытности, которая отличала героев и мучеников прошлых веков? Почему нас не воодушевляет возможность занимать свою собственную позицию? Мы как будто не в состоянии позабыть детскую игру, в которой все подражают действиям ведущего.

Маргарет Эпплгарт написала удивительную книгу, которая называется «Люди — это гуляющие деревья». В ней она рассказывает невероятную, но тем не менее правдивую историю о том, как Жан Анри Фабр изучал жизнь гусениц. Среди них есть определенный вид, для которого характерно такое поведение: одна гусеница ползет как будто без определенной цели, за ней следуют множество других, которые останавливаются и едят только тогда, когда ведущая сама это делает. Их основная пища — хвоя.

Однажды Фабр предпринял следующий эксперимент: наполнив хвоей, которую они так любят, цветочный горшок, ученый плотным кольцом выстроил этих гусениц по его краю. Они медленно стали совершать круговое движение, каждая следовала за предыдущей, и, я думаю, вы догадываетесь, что произошло. В течение семи дней гусеницы совершали это бессмысленное движение, ни разу не притронувшись к хвое, пока наконец одна за другой не стали замертво падать с горшка.

Итак, вы видите, что не всегда безопасно следовать за толпой. В эпоху Христа следование общественному умонастроению было равнозначно отрицанию Его Самого. Послушайте, что сказали стражники, которых послали арестовать Христа, но которые вернулись ни с чем: «Никогда человек не говорил так, как Этот Человек» (Ин. 7:46). «Неужели и вы прельстились? — спросили фарисеи. — Уверовал ли в Него кто из начальников или из фарисеев?» (См.Ин. 7:47, 48).

Эти вопросы обескураживали очень многих последователей Иисуса. Людей, пошедших за Ним, глубоко волновала Его весть, но, когда они узнавали, что их духовные вожди не принимают Его, они забывали о своем внутреннем чувстве и утрачивали веру. Не это ли происходит сегодня и с нами?

Истина по-прежнему захватывает людские сердца. Она может потрясать, может казаться странной нашему современнику, может касаться того дня, который Бог призывал помнить. Но всегда находятся сомневающиеся, которые спрашивают: «А разве наши почтенные руководители принимают это? И согласуется ли все это с основным течением сегодняшней религиозной мысли?»

Субботний покой отделяет народ Божий от этого мира, и можно даже сказать, что он не позволяет нам стать бездумными гусеницами. Дело, однако, не в том, что седьмой день ценен сам по себе, дело в том, что именно он символизирует. Поясню на примере. Возьмем кусок красной ткани. Сам по себе он не очень ценен, но если к нему прибавить белую и голубую полосы, а затем все это сшить, мы получим трехцветный флаг Франции. Французы готовы умереть за него! Из этих же кусков можно сшить флаг Соединенного Королевства, за который отдадут жизнь британцы, а можно сшить «звезды и полосы», за которые не поскупятся жизнью американцы.

С субботой дело обстоит точно так же: Бог взял обычный день, но отделил его от остальных и сделал субботу символом тех великих деяний, которые Он совершил ради нас и за которые мы Ему поклоняемся.

Помните ангельскую весть из 14-й главы Откровения? В ней повторяются слова из четвертой заповеди: «Поклонитесь Сотворившему небо и землю». Таким образом, суббота — это основа истинного богопоклонения, проверка нашей готовности служить Господу.

Можно представить, как сатана ненавидит ее: ведь это знамение нашей связи с Богом, а дьявол не хочет, чтобы мы были отмечены печатью, не хочет, чтобы мы обрели свободу.

Много лет назад на берегах Миссисипи торговали рабами. Однажды на такой рынок пришел Авраам Линкольн. Его глазам предстала трагическая картина: семьи рушились, матери лишались своих детей; тяжкие рыдания разлучаемых людей всколыхнули душу Линкольна. «Если я когда-нибудь стану президентом, — поклялся он, стиснув зубы, — я покончу с этим навсегда». Так он и поступил.

Но еще до великого освобождения рабов, осуществленного Авраамом Линкольном, на аукцион был выставлен некий чернокожий по имени Джо. «Я не стану работать! Не буду работать!» — ожесточенно бормотал он, будучи не в силах скрыть свое негодование. Несмотря на это, какой-то богатый землевладелец купил его. Он посадил Джо в карету, и они поехали на плантацию. Там, рядом с озером, стоял небольшой одноэтажный домик: на окнах — занавески и цветы, перед домом — вымощенная булыжником тропинка. Остановив карету и с улыбкой обратившись к Джо, новый хозяин сказал: «Это твой новый дом. Тебе не придется за него работать: я купил тебя, чтобы сделать свободным». На какой-то миг Джо остолбенел, затем слезы выступили на его глазах, и, ошеломленный, он воскликнул: «Хозяин, я буду служить тебе всегда!»

Когда-то давным-давно на нашу Землю взглянул Тот, Кто находился далеко-далеко от нее. Он увидел, что мы живем в рабстве у сатаны, и услышал наши мольбы о свободе. «Однажды у Меня появится возможность заняться этим, — сказал Он, — и Я покончу с ним навсегда». Это был Иисус. Так Он и сделал: ценою Своей смерти освободил нас.

Но вдобавок Он приготовил для нас чудное место, столь прекрасное, что его не может представить даже самое богатое воображение. Скоро Он вернется, чтобы взять нас домой, чтобы мы всегда были с Ним вместе.

Скажи, друг, готов ли ты служить Ему вечно?

Разоблачение антихриста

Антихрист… Мы предупреждены о его появлении и ждем его. Каким он будет? Религиозным фанатиком, как Аятолла Хомейни? Или политическим диктатором наподобие Иди Амина? А может быть, «духовным вождем», как Мун, или атеистом вроде Мадлен О'Хэйр?

Антихрист… Человек это или демон? Быть может, правительство? Может быть, даже церковь? Завороженность и страх — такие чувства мы испытываем, задумываясь над этой тайной. Кроме того, мы уже достаточно сбиты с толку: книжные и даже аптекарские магазины переполнены дешевыми религиозными триллерами, и в каждом — новые, щекочущие нервы домыслы об этом звере.

Где правда? Как вы думаете, почему бы нам напрямую не обратиться к источнику, почему не открыть 13-ю главу Книги Откровение — уже известную «главу о звере»? Прочитаем два первых стиха: «И стал я на песке морском и увидел выходящего из моря зверя с семью головами и десятью рогами: на рогах его было десять диад им, а на головах его имена богохульные. Зверь, которого я видел, был подобен барсу; ноги у него — как у медведя, а пасть у него — как пасть у льва; и дал ему дракон силу свою и престол свой и великую власть».

Воистину странный зверь — эта антихристова сила: туловище барса, лапы медведя, пасть льва. Не встречались ли мы с этими животными раньше, когда говорили о Книге пророка Даниила? Мы выяснили, что указанные звери символизируют три древних царства — Вавилон, Персию и Грецию, на смену которым пришла Римская империя. Итак, богохульный зверь из 13-й главы как бы подытоживает развитие мировых держав ветхозаветной истории. Что же объединяло эти языческие империи? Поклонение солнцу!

Это явление восходит ко временам Ноя. О его правнуке Нимроде сказано, что «сей начал быть силен на земле» (Быт. 10:8). Нимрод затеял строительство Вавилонской башни, был известен другими широкими замыслами и свершениями, запечатленными в древних летописях и легендах, но в то же время этот талантливый вождь отличался порочными наклонностями и заложил основы ложного богопоклонения.

Кроме того, ложное богопоклонение обильно проявлялось в культе богини Астарты, или Иштар, которую называли небесной царицей, а также богиней любви и плодородия. Согласно легенде, Астарта родила сына Фаммуза, у которого изначально не было отца. Таким образом, за много веков до пришествия Христа в языческом культе солнцепоклонников мы находим имитацию рождения от девы. Мужские же боги плодородия стали богами солнца. Каждую зиму все они умирали, а весной — воскресали, давая силу и рост животным, растениям и человеку.

Из Древнего Вавилона поклонение солнцу распространилось по всему миру. Старинные летописи, скульптуры и картины свидетельствуют о том, что каждый народ совершал его посредством обрядов, характерных для его культуры. Но почему все поклонялись солнцу? Потому что оно видимо, непосредственно несет свет, тепло, дает возможность роста, а все это необходимо для самой жизни. Солнце царствует над всею природой, и поэтому вполне естественно, что ему поклоняются все, кто отвергает своего истинного Творца.

Обряды солнцепоклонников были ужасными. Они заживо сжигали детей, принося их в жертву, низводили молодых женщин до уровня храмовых проституток; и все делалось только для того, чтобы утолить аппетит прожорливых божеств, — в то время как можно было принять дар спасения, предложенный Творцом.

Господь неустанно разоблачал безумства солнцепоклонников. Помните, как Он выводил Свой народ из Египта? Помните, как на три дня воцарилась тьма, и солнце не могло светить? Ангел смерти помиловал всех, кто отвернулся от бога солнца и помазал кровью агнца дверные косяки своих домов. Однако все равно израильтяне вынесли из Египта это ложное поклонение. Золотой телец, которому они начали поклоняться в пустыне, символизировал Аписа, священного быка, тесно связанного с культом поклонения солнцу.

На протяжении всей ветхозаветной истории этот культ вытеснял у израильтян истинное богопоклонение. Царь Соломон, тот самый, который построил Божий храм, осквернил Иерусалим языческими ритуалами. Поклонение солнцу процветало. В восьмой главе Книги пророка Иезекииля описывается отвратительная картина того, как, собравшись у храма, женщины оплакивают Фаммуза, а в храмовом дворе мужчины поклоняются солнцу.

Языческое поклонение в Божьем храме — возможно ли такое вообразить?! Верные Богу пророки призывали Израиль оставить солнцепоклонников и обратиться к своему Творцу. Они указывали на седьмой день, субботу, которая была еженедельным Божьим памятованием о Творении, но евреи упорно продолжали совершать языческие ритуалы. Тогда Господь сделал иудеев пленниками язычников, и их увели в Вавилон — древнее средоточие солнцепоклонства. В конце концов, Божий народ извлек из этого наказания необходимый урок.

Но извлечь-то извлек, зато теперь ударился в другую крайность. Возвратившись из вавилонского плена, израильтяне стали держаться в стороне от своих соседей-язычников, дабы избежать духовной проказы. Ко времени Иисуса Христа иудеи, в общем и целом, сумели полностью отгородиться от окружавших их язычников.

Тем временем Вавилон пал под напором персов, и поклонение солнцу продолжало распространяться. Когда Александр Великий завоевал почти весь известный в ту пору мир, то теперь уже греки распространили по нему свое изощренное язычество, куда опять-таки входило и поклонение солнцу.

Что касается римлян, то они пошли еще дальше. Дни недели были названы в соответствии с их языческой религией: воскресенье (sunday) было днем почитания солнца, понедельник (monday) — луны, во вторник они поклонялись — Марсу, в среду — Меркурию, в четверг — Юпитеру, в пятницу — Венере, и вы, наверное, догадываетесь, что в субботу (Saturday) — Сатурну. Как Солнце превосходит все остальные планеты, так и день поклонения ему главенствовал среди прочих дней недели.

Истинные христиане I в. по Р. X. самоотверженно отказывались принимать участие в любом языческом поклонении, терпя ужасные гонения. Их тысячами бросали на съедение львам или сжигали заживо, однако Церковь Христова оставалась непреклонной. Тогда, увидев, что силой народ Божий не одолеть, сатана прибегнул к новой тактике. Он решил привнести в христианство элементы язычества, и постепенно обряды солнцепоклонников смешались с библейской истиной.

Почему это произошло? Одной из причин было то, что христиане желали отойти от всего, что напоминало иудейство. Иудеи навлекли на себя немилость императора, они ненавидели власть Рима и постоянно поднимали мятежи, стремясь установить свое собственное национальное правление.

Рим не заставил себя ждать. В 49 году по Р. X. император Клавдий изгнал евреев из Рима, потому что они постоянно сеяли смуту в столице. Об этом упоминается в Книге Деяний (см.Деян. 18:2). Дальше — хуже. На них обрушились жестокие гонения, но иудеи по-прежнему отказывались призывать на императора Божье благословение, а Рим рассматривал этот отказ как государственную измену. И вот в 70 году по Р. X. римские войска вторглись с Иерусалим. Около четверти миллиона евреев были замучены голодной смертью, сожжены, распяты или уничтожены как-то иначе. Их славный храм лежал в развалинах, а многочисленные антииудейские группировки рыскали по всей империи, подвергая евреев еще более жестоким наказаниям.

У евреев и христиан было единое духовное наследие, и римляне не слишком стремились к тому, чтобы как-то отличать их друг от друга. Конечно, это было несправедливо. Христиане хотели мира с императором, считая, что кесарю надо отдавать кесарево, однако страдали так же, как евреи. Неудивительно, что они отстранялись от всего, что хотя бы отдаленно напоминало об иудаизме. Теперь вы понимаете, почему они стремились обрести новое лицо: это позволило бы установить более дружественные отношения с императорской властью.

После того как Иерусалим был разрушен, христиане обратили свои взоры к столице империи, в которой начали усматривать новое средоточие церковной жизни. В 95 году по Р. X. епископ Рима Климент стал играть весьма влиятельную роль.

Верующие всюду чтили его послания, а некоторые церкви даже считали, что они богодухновенны. В 135 году Иерусалим снова был разрушен, и римское влияние в Церкви еще больше возросло. Император Адриан поставил иудейское богослужение вне закона, причем особый акцент был сделан на запрете празднования субботнего дня. Христиане понимали, что им надо полностью порвать с иудейским наследием. И хотя верующие даже под угрозой смерти отказывались принимать участие в явном идолопоклонстве, языческие символы и обряды проникли, что называется, с черного хода. Языческие празднества стали означать христианские святые дни.

Какое отношение, к примеру, имеют крашеные яйца к воскресению Христа? Конечно, никакого. Это просто языческий символ плодородия, но Церковь приняла его, чтобы прославлять новую жизнь в Иисусе. Согласно Британской энциклопедии, «христианство… вобрало в празднование великого христианского события (Пасхи) многие языческие ритуалы и обряды весеннего языческого праздника».

В Церковь проникли и другие языческие празднества. Веками двадцать пятого декабря язычники праздновали рождение бога солнца Фаммуза. Говорит ли вам о чем-нибудь эта дата? Когда на Рождество мы дарим друг другу подарки, даже если это не точная дата рождения Христа, или на Пасху обмениваемся крашеными яйцами, в этом нет ничего плохого. Вопрос вот в чем: поскольку христианские праздники изначально несут на себе печать солнцепоклонства, можем ли мы быть уверены, что и в других областях нашего богопоклонения не сказывается его влияние? Причем даже там, где речь идет о принципиально важных нравственных истинах. Подумайте об этом.

Стремясь хоть как-то избавиться от гонений, христиане принимали ритуалы, связанные с почитанием солнца. Никто, конечно, и не думал всерьез становиться солнцепоклонником — речь шла всего лишь о праздновании Рождества Христова и Его воскресения. По крайней мере, так христиане рассуждали. Эта тенденция не осталась незамеченной. Ученые доказывают, что в христианстве присутствуют элементы язычества. Будучи признанным религиозным авторитетом, кардинал Ньюман касается этого вопроса в своей книге «Развитие христианской религии». Вот что он пишет: «Храмы, ладан, лампады, приношения по обету, святая вода, благочестивые празднества и процессии, благословления полей, священнические одеяния, тонзура, иконы… все это имеет языческие корни» (с. 359).

Что вы скажете по этому поводу?

С другой стороны, сами язычники неплохо уживались с христианством. А почему бы и нет? Они спокойно могли праздновать свои праздники, делая это во имя Иисуса. И все же цена была уплачена. Чистота веры была запятнана языческими традициями. Вместо преображения началось приспособление, а вместо обращения довольно часто происходил отход от истинной духовности. К IV в. по Р. X. христианство так сильно напоминало язычество, что и сам император решил стать членом Церкви. В 312 году Константин Великий возвестил о своем обращении. Гонения прекратились. Слишком явные языческие жертвоприношения были отменены. Христианское богопоклонение обрело официальный статус, и обрадованная верхушка церковной иерархии начала призывать к поддержке нового христианского порядка. Церковь и государство одинаково способствовали тому, что вера во Христа смешалась с обрядами солнцепоклонников. Дальше — больше: 7 марта 321 года Константин своим указом повелел чтить «достопочтенный день солнца» — не сына Божьего, а день языческого поклонения этому светилу.

В том, что христиане стали соблюдать воскресенье, не было ничего нового. После начала гонений на иудеев, развязанных императором Адрианом во II в. по Р. X., римская церковь иногда заменяла библейскую субботу воскресеньем, однако опубликование указа Константина сделало день солнца для Церкви еще более значимым. В 538 году Орлеанский собор запретил всякую работу в первый день недели. Постепенно принятые законы обрели такую силу, что, например, на женщину, вымывшую волосы в воскресенье, налагалась семидневная епитимья.

В западной части империи воскресенье почти вытеснило субботу, но на востоке еще оставалась горстка тех, кто соблюдал седьмой день. Многие почитали святыми оба дня. Почитавших субботу можно было отыскать в землях, где сегодня находятся Египет, Тунис, Турция, Палестина, Сирия, а также Эфиопия, Армения, Югославия и даже Ирландия. Есть данные, согласно которым еще в IV в. святой Патрик считал седьмой день святым.

Почитавшие библейскую субботу подвергали себя смертельной опасности, поскольку всякий, считавший Библию единственным мерилом веры, а Иисуса — единственным Ходатаем, расценивался как еретик. Сожжения еретиков начались в Орлеане, во Франции, в 1022 году. Во время великих крестовых походов гонения усилились, а затем настало время позорной инквизиции, когда государство насильно проводило в жизнь все, что проповедовала Церковь. Люди тысячами гибли за свою простую веру во Христа.

Таковы темные века церковной истории. Но почему же христиане были столь нетерпимы к своим братьям и сестрам во Христе? Иисус предсказал, что настанет время, когда убивающие Его последователей будут искренне считать, что тем самым служат Богу (см.Ин. 16:2). Церковные судьи верили, что умерщвление еретиков спасает тысячи других людей от вечной муки и что даже сами еретики могли покаяться, устрашившись огня. По крайней мере на это надеялись многие церковные иерархи.

Не будем задаваться вопросом, что двигало нашими средневековыми предками. Быть может, лучше вместе со Спасителем помолиться и сказать: «Прости им, Отче, ибо не ведают, что творят». Не стоит также забывать и того хорошего, что сделала Церковь. Разбросанные по всему миру монастыри давали приют сиротам, вдовам и больным, и, кроме того, каждый из нас должен уважать средневековую Церковь хотя бы за то, что она сохранила Писания.

Но, к сожалению, Библия не выходила за пределы тех же монастырей, а простой народ получал из нее лишь то, что отвечало интересам духовенства. Редко встречались люди, по-настоящему знающие Библию, и, вне всякого сомнения, требовалось серьезно реформировать Церковь.

Надо ли удивляться, наблюдая, как на протяжении веков искажалась христианская вера? Ведь разве мы не знаем, что в ходе всей ветхозаветной истории Божий народ постоянно впадал в ложное богопоклонение? Новый Завет предсказал, что история будет повторяться и что в Церкви вновь воцарится отступничество.

«И у вас будут лжеучители, — предупреждал апостол Петр, — которые введут пагубные ереси… И многие последуют их разврату» (2 Петр. 2:1, 2).

Много лет назад враг Божий вынес для себя один урок. Он попытался гонениями уничтожить христианство, но у него ничего не получилось. И тогда сатана прибегнул к обману. Спокойно, шаг за шагом, он сеял в Церкви ловушки солнцепоклонства, и этот прием сработал. Как вы думаете, что сегодня больше всего может обмануть: открытое гонение на христиан или тонкое искажение нашей веры изнутри?

Сегодня определенные атеистические государства ведут против христианства открытую войну. Миллионы одних гонимых не теряют мужества и стойкости, миллионы других теряют веру, но почти никто не обманывается. Легко понять, чего ждать от врага, если он за твою веру грозит бросить тебя в тюрьму. Но если он использует атеизм как дымовую завесу? Если, предлагая на первый взгляд незначительные перемены, он просто отвлекает наше внимание? Не получится ли так, что, вглядываясь постоянно в горизонт в ожидании антихриста, мы не заметим, как он появится у нас на заднем дворе?

Наверное, нам надо по-новому взглянуть на то, что означает слово «антихрист», поскольку именно в этом для нас и может заключаться проблема. Приставка «анти» означает «против» или «вместо»: речь идет или об открытом противостоянии Христу, или о тонких попытках бросить на Него тень. Какой из двух видов войны ведет антихрист? «Да не обольстит вас никто никак, — предостерегает Павел, — ибо день тот не придет, доколе не придет прежде отступление и не откроется человек греха, сын погибели» (2 Фее. 2:3),

«Да не обольстит вас никто никак», — говорит апостол, а это значит, что обольщение возможно. Даже несомненно. По-видимому, деятельность антихриста проявляется в «отступлении», то есть в постепенном отступничестве, которое можно наблюдать среди верующих. Разве мы не помним, как Сам Иисус предостерегал нас от обольщения, которое наступит тогда, когда в овечьей шкуре придут волки.

Итак, антихрист. В разные времена многие посвященные мужи приходили к тому же выводу, и среди них можно назвать Мартина Лютера, шотландского реформатора Джона Нокса, короля Иакова I, осуществившего перевод Библии, знаменитого ученого и библейского исследователя Исаака Ньютона и даже пуританского проповедника Джона Коттона, которого называют патриархом Новой Англии. Быть может, все они ошибались? А может быть, знали что-нибудь такое, чего не заметили мы? Их выводов мы не найдем в брошюрах, претендующих на толкование антихриста, которыми сегодня переполнены книжные магазины.

Давайте-ка вернемся к 13-й главе Откровения и проверим сказанное этими реформаторами. Вы помните, что у зверя, о котором говорится в данной главе, десять рогов. Можем ли мы предположить, что именно Римская империя распалась на десять различных царств? Да, это так. Она распалась на десять царств, на месте которых сформировались современные европейские государства.

Мы видим также, что у этого зверя десять рогов, но только семь голов. Что это значит? Ответ вновь находим в истории. Когда в Римской империи Церковь взяла на себя государственную власть, племена герулов, вандалов и остготов не приняли распространявшееся в ту пору христианское вероучение и не согласились с тогдашним церковным авторитетом. Чтобы спасти христианство, на язычников пошел войной император Юстиниан. В 538 году были разбиты последние мятежники — остготы. Итак, из десяти царств три пали. Что это, простое совпадение или поразительное исполнение пророчества?

Но есть ли у антихриста какие-либо другие отличительные черты? Обратимся к этой же главе: «И даны были ему уста, говорящие гордо и богохульно, и дана ему власть действовать сорок два месяца. И отверз он уста свои для хулы на Бога, чтобы хулить имя Его и жилище Его и живущих на небе. И дано было ему вести войну со святыми и победить их; и дана была ему власть над всяким коленом и народом, и языком и племенем» (Откр. 13:5-7).

Пока все совпадает. Но что означают сорок два месяца? Какой период времени они символизируют? Если принять во внимание, что по лунному календарю в одном месяце тридцать дней, получается, что сорок два месяца составляют тысячу двести шестьдесят дней. Но как понимать эти дни — буквально или символически? Не забывайте, что в данном случае мы имеем дело с символами. Все эти не слишком долговечные животные символизируют целые века правления, и, следовательно, надо говорить о том временном периоде, который в значительной мере превышает тысячу двести шестьдесят буквальных дней.

Наше недоумение исчезнет, если мы вспомним, что в символическом пророчестве день символизирует год. Одно из библейских указаний, где объясняется этот принцип, — отрывок из Книги пророка Иезекииля (см. Иез. 4:6). Реформаторы считали, что тысяча двести шестьдесят дней символизируют тысячу двести шестьдесят лет средневековой истории, когда христианская Церковь и государство выступали единым союзом. История это подтвердила. В 538 году остготы были разбиты и вплоть до 1798 года, то есть в течение всего пророческого периода, Церковь и государство удерживали власть в своих руках.

Многовековое смятение в конце концов кончилось. Но теперь мы хотим знать, какая выдумка сатаны в следующий раз будет выдаваться за подлинное христианство? Ответ найдем в следующей главе, а пока в двух словах попытаемся наметить направление. В данной главе мы узнали, что в ранние и средние века был заключен злосчастный союз между Церковью и государством. Этот альянс, столь ясно предсказанный в Писании, жестоко попирал богоданную человеческую свободу, но Книга Откровение указывает, что некий образ, подобие и такой же союз появится вновь, когда мировая история подойдет к концу. Многие христианские группы и конфессии, объединившись с государством, вновь начнут действовать как антихрист, стремясь подавить свободу совести.

Тем не менее нам надо благодарить Бога за то, что веками Он хранит Свой народ. Несмотря на соблазн отступничества, многие отцы Церкви остались выдающимися христианами, и здесь можно назвать северо-африканского епископа Августина, жившего в IV в. Его сочинения стали благословением для Божьего народа на много веков вперед.

В молодости Августин оставил веру своего детства, но его мать не теряла надежды. С открытой Библией в руках, преклонив колени, она молилась Богу так, как может молиться только мать. И вот, благодаря этим неустанным молитвам, Августин почти уступил призыву Святого Духа. Почти, но не совсем. «Дай мне чистоту, Господи, — молился он, — но не теперь». Случалось ли вам когда-либо молиться таким образом?

Наконец, полностью предавшись Господу Иисусу Христу, Августин вознес свою знаменитую молитву, столь дорогую сердцу каждого христианина: «Ты создал нас для Себя, и наше сердце не успокоится, доколе не отыщет Тебя».

Друг мой, всегда помни: Бог сотворил тебя для Себя, и твое сердце не успокоится, пока не обретет покоя в Иисусе. Это возможно прямо сейчас.

Окровавленный флаг

Америка возрождается! Раскаиваясь в наркотических шестидесятых и секулярных семидесятых, мы, подобно прозревшему блудному сыну, возвращаемся домой, к Богу. Сегодня даже правительство ощущает преображающую силу религии. Вооружившись Библиями, лоббисты снуют по коридорам Конгресса, и кто-то предсказывает: «Если все христиане объединятся, мы можем провести любой закон, принять любую поправку. Именно это мы и намереваемся сделать!» Возрождение через законодательства. Что происходит, когда веру навязывают законом? Не приведет ли это к тому, что наш национальный флаг, наши «звезды и полосы» украсятся кровью?

Знаете ли вы, что первые американские поселенцы, среди которых были и католики, и протестанты, одинаково страдали от религиозных гонений? А пророчество предсказывает, хотите — верьте, хотите — нет, что нетерпимость снова воцарится в этой прекрасной стране, причем гораздо раньше, чем вы думаете.

Мы начинаем 7-ю главу наших исследований, посвященных пророчествам Книги Откровение. Здесь мы рассмотрим, что означает «начертание зверя». Мы увидим, как враг Божий заменит истинное религиозное рвение невероятным обольщением и как всякий, отказывающийся принять его таинственный образ, подвергнется гонению.

Мы, американцы, гордимся своей свободой, и нам так легко забыть, что она далась не даром. Наши предки, первые поселенцы, оставили родную Англию, чтобы избежать гонений, однако сами они нередко отказывались принять других религиозных беглецов. Когда община квакеров, возглавляемая Уильямом Пенном, на корабле проплывала мимо одного из поселений в Массачусетсе, она чуть не стала жертвой инквизиции XVII в. Послушайте, что пишет Коттон Матер, знаменитый пуританский священник: «В море должен находиться корабль «Доброе прибытие», на борту коего около ста или более еретиков и злоумышленников, именуемых квакерами… Собранием общего суда было принято святое постановление… подстеречь упомянутое «Доброе прибытие»… и пленить названного Пенна и его нечестивую команду, дабы прославить Господа и не отдать Его имя на поругание языческому поклонению сих людей… Мы не только окажем Господу великую услугу, наказав этих грешников, но окажем таковое и Его служителю и народу. Ваш во Христе Коттон Матер».

Можно ли поверить написанному? Слава Богу, что пиратская вылазка этого проповедника не удалась: квакеры Уильяма Пенна спокойно пристали к берегу и, вдохновленные своей тихой верой, основали поселение, позднее превратившееся в большой штат Пенсильванию.

Пуритане терроризировали не только других, но преследовали даже и своих единоверцев. Они, например, арестовали одного морского капитана и надели ему колодки, увидев, что тот в воскресенье целовал свою жену. Другой бедняга упал в пруд и не пошел на воскресное богослужение, занявшись чисткой одежды. Во имя Иисуса его высекли. Джон Льюис и Сара Чапмэн — двое влюбленных — были привлечены к суду за то, что «в день Господний сидели под яблоней в саду Гудмэна Чапмэна».

Невероятное фарисейство! И все это в стране, которая гордилась своей свободой! Приняв постановление, касавшееся воскресного дня, пуритане, к несчастью, перестали понимать смысл субботнего покоя. Позабыв о библейской заповеди, они заменили субботу воскресеньем, то есть первым днем недели. Но если бы они правильно поняли смысл субботнего покоя, в основе которого лежит свобода, они не стали бы устраивать гонения и навязывать свои убеждения другим.

На протяжении всей христианской истории забвение смысла субботнего покоя неизбежно приводило к преследованиям. Мы знаем, что после спора о субботе фарисеи решили уничтожить Иисуса (см. Мк. 3:1—6). Косная религия той эпохи заставила их распять Господина субботы.

Погрязнув в законничестве, раннехристианская Церковь в конце концов перестала соблюдать субботний день и стала праздновать языческий день солнца, воскресенье. Тех, кто отказывался его чтить, подвергали преследованиям, и любой может узнать об этом из исторических хроник.

А теперь перейдем к Реформации XVI в. Богодухновенные реформаторы призывали Церковь назад к одной лишь Библии и к спасению только через веру. Тем не менее многие протестанты сохранили унаследованные ими средневековые традиции. Здесь опять можно назвать пуритан и вспомнить их постановления, касавшиеся воскресного дня. Прибыв в 1631 году в Массачусетс, Роджер Уильямс начал протестовать против этого узаконенного фарисейства. Он утверждал, что гражданские магистраты не имеют никакого права навязывать те или иные религиозные убеждения. В 1635 году он был осужден, бежал от ареста и скрывался в заснеженном зимнем лесу, найдя приют у местных индейцев. «Я скорее стану жить с дикарями-христианами, чем с дикими христианами», — говорил он позднее.

Купив у индейцев землю, Роджер Уильямс основал новое поселение, где, как ему казалось, должна была воцариться религиозная свобода. Он назвал его Провидением — и сегодня это столица штата Род-Айленд. Уильямс принимал туда евреев, католиков и квакеров, обещая им постоянное проживание без каких-либо ограничений. Никто в Провидении не страдал ни за веру, ни за нежеление верить, но, к сожалению, со временем духовные вожди Род-Айленда все-таки впали в законничество и начали проявлять нетерпимость. Все это привело к тому, что в 1679 году они приняли закон о соблюдении воскресного дня, строго регламентировавший соблюдение принятых обычаев и правил, приходившихся на воскресенье.

Надо сказать, что в некоторых из ранних американских законов о воскресенье содержалась реальная угроза смерти. Так, например, в 1610 году в Виржинии был принят закон, согласно которому «нарушившие воскресный покой или не пошедшие на церковное богослужение утром и после обеда при первом нарушении должны были лишаться пропитания и пособия на всю следующую неделю, при втором — лишаться пособия и подвергаться публичному сечению кнутом, при третьем — подвергаться казни».

Смерть за несоблюдение воскресного дня! Когда вам станут говорить, что законы о воскресенье — это часть великого американского наследия и что пора, мол, вернуться к «вере наших отцов», вспомните о законе, который когда-то был принят в Виржинии.

Джеймс Мэдисон провел в этом штате свое детство, и однажды ему довелось услышать, как бесстрашный баптистский проповедник читал проповедь прямо из окна своей тюремной камеры. В тот день Мэдисон поклялся посвятить жизнь борьбе за свободу совести. Вместе с Томасом Джеферсоном и другими единомышленниками он неустанно боролся за принятие Первой поправки к нашему Биллю о правах. Она звучит просто и величественно: «Конгресс не должен принимать никакого закона, касающегося установления религии или запрещающего ее свободное исповедание». Правительство, как вы видите, должно защищать религию, но не поощрять ее.

Отцы нашей Церкви прекрасно знали, какая опасность подстерегает там, где неверие лечат силой. Это знает и Бог, и потому Иисус открыто призывает «отдавать кесарево кесарю, а Божие Богу» (Мф. 22:21). Религиозные и гражданские законы нельзя увязывать между собой, ибо в противном случае нетерпимость снова заявит о себе.

Возьмем, например, широко обсуждающийся вопрос о школьной молитве. Эта проблема достаточна актуальна, но в то же время весьма деликатна. Я считаю, что наши дети должны молиться везде, в том числе и в школе — и прежде всего в ней! Но кто должен учить их этой молитве? Протестант? Католик? Еврей? И имеет ли это вообще какое-либо значение? Не так давно законодательным собранием Калифорнии был избран буддийский капеллан. Быть может, вы хотите, чтоб в вашей школе молитве учил буддист?

Кто будет решать, как молиться нашим детям и как им не следует этого делать? Вы чувствуете, какие проблемы встают перед нами?

Есть мнение, что если мы введем школьную молитву, то решим проблемы, связанные с воспитанием. Нисколько не сомневаясь в силе молитвы, тем не менее хочу сказать, что все это может привести к далеко идущим последствиям. Вспомните, что все эти годы каждое заседание Конгресса начиналось молитвой, но помогло ли это сбалансировать наш национальный бюджет? Разрешило ли проблемы, которых на Капитолийском холме накопилось немало?

Быть может, узаконенная молитва вовсе не такая панацея, как кажется. И, кроме того, несмотря на внешнюю невинность и похвальность этого замысла, не станет ли школьная молитва посягательством на частную духовную жизнь? Не станет ли она причиной новой нетерпимости? Такое уже бывало.

Много лет назад Слово Божье предсказало наступление эпохи религиозной свободы, которую мы и имеем в США. Но пророчество говорит и о том, что мы ее утратим. Вот что сказано в Книге Откровение: «И увидел я другого зверя, выходящего из земли; он имел два рога, подобные агнчим, и говорил как дракон» (Откр. 13:11).

О чем в этом стихе говорится? Не забудьте, что в символическом библейском пророчестве зверь указывает на определенную силу, царство или демократическое государство. Таким образом, мы видим, что после темных веков гонений и преследований появляется другая, новая сила. В главе «Двухтысячный год» мы уже говорили о том, что это Соединенные Штаты.

В Европе Церковь и государство вступили в союз, но здесь мы видим новую форму правления, когда два рога, «подобные агнчим», символизируют мирное разделение двух ветвей власти — правительства и Церкви. То есть отделение Церкви от государства. Если верить этому пророчеству, то рано или поздно наша кроткая, как агнец, республика оставит свою кротость и начнет вести себя, словно дракон. Повторится европейская история с пуританами, и, к несчастью, скоро в Америке произойдут необычные и тревожные события. Продолжим чтение тринадцатой главы: «Он действует пред ним со всею властью первого зверя и заставляет всю землю и живущих на ней поклоняться первому зверю, у которого смертельная рана исцелела; и творит великие знамения, так что и огонь низводит с неба на землю пред людьми. И чудесами, которые дано было ему творить пред зверем, он обольщает живущих на земле, говоря живущим на земле, чтобы они сделали образ зверя, который имеет рану от меча и жив» (Откр. 13:12—14).

Творя ложные чудеса, наша страна будет содействовать тому, чтобы весь мир принял образ зверя, символизирующего правление Старого Света. Что это значит? Мы знаем, что образ — это всего лишь копия оригинала. Зверь, символизирующий старую европейскую форму правления, указывает на союз Церкви и государства, на определенную религиозную систему, которая идет на сближение с секулярной формой правления и поддерживается государственными законами. Образ зверя, указывающий на то, что старая европейская религиозная система обрела свое отражение, символизирует другую такую же систему, идущую на союз с правительством и поддерживаемую теми же государственными законами. Как первый зверь получил власть? Узнав об этом, мы сможем лучше понять, что означает современный образ этого зверя.

Итак, в 321 году император Константин объявил воскресенье государственным днем богопоклонения. Это был первый закон о воскресном дне, нашедший свое документальное воплощение. При императоре Феодосии христианство стало официальной государственной религией, и в средние века этот всемогущий союз Церкви и государства начал преследовать всех, кто не был согласен с его политикой и религиозными воззрениями.

Наблюдается ли что-нибудь подобное в современной Америке? Можно ли назвать какое-либо религиозное движение, ищущее союза Церкви и государства? Америка пресытилась вседозволенностью и безнравственностью, царившими в шестидесятые годы, и даже вчерашняя «золотая молодежь» научилась уважать закон и порядок. Америка устала и от безбожного гуманизма семидесятых. Сегодня мы не хотим, чтобы наших детей учили атеизму: мы желаем, чтобы в школах ввели обязательную молитву.

Поверьте, я от всего сердца приветствую эти важные реформы, но не слишком ли далеко мы заходим? Многие считают, что, до тех пор пока государство не покровительствует какой-то отдельной Церкви, все прекрасно. С точки зрения этих людей, отделение Церкви от государства только то и означает, что государство не оказывает поддержки никакой конфессии. Все это звучит хорошо, и такие попытки у нас уже имели место.

Когда-то в Мэриленде было основано поселение, ставшее убежищем для гонимых католиков, однако там радушно принимали христиан всех исповеданий. Законодательное собрание в 1649 году приняло закон о веротерпимости, согласно которому все, кто исповедует веру в Иисуса, должны находить в Мэриленде радушный прием и не испытывать никаких ограничений. Но даже этот закон, несмотря на всю его искренность, стал причиной религиозных гонений, поскольку для нехристиан никакой свободы вообще не предусматривалось, а потому те, кто не верил в учение о Троице, подлежали смертной казни.

Опять гонение; и так бывает всякий раз, когда вера становится законом. Помните марш на Вашингтон, проходивший под девизом «Вашингтон для Иисуса»? Меня пригласил участвовать в нем руководитель девятнадцати уважаемых телепроповедников, причем с некоторыми из них я был знаком лично. Я не принял приглашения. Почему? Во всей этой идее было много хорошего и похвального, и вдобавок она отвечала нашим крайним нуждам. Просить нацию о том, чтобы она молилась — что в этом плохого?

Да, все задуманное было достойно всяческих похвал, но заметьте: это был марш не на Питтсбург или Лос-Анджелес, а на Вашингтон. Митинг должен был состояться на ступенях Капитолийского холма, перед зданиями, в которых работают наши законодательные органы, причем на нем должны были присутствовать некоторые из самих законодателей, обещавших оказать юридическую поддержку требованиям собравшихся.

Мне кажется, что если бы среди нас был Иисус, то Он не стал бы принимать участие в марше, устроенном в Его честь. Во времена Иисуса правительство страдало от ужасной коррупции, и реформы были крайне необходимы, но Он ни разу не пытался исправить столь очевидное зло. Он не предпринимал подобных реформ, никогда не возглавлял маршей протеста и не был политическим активистом. Он знал, что проблема лежит глубже — в человеческом сердце.

Что заповедал нам Иисус: «Идите, заставьте» или: «Идите и научите»? Быть может, Он сказал, чтобы мы оставались в Вашингтоне до тех пор, пока не получим поддержки правительства? Быть может, сказал, что мы обретем силу, если добьемся контроля над законодательными органами? Чего Он хочет — чтобы мы рассчитывали на Него или на правительство?

Я от всего сердца желаю, чтобы мы все до единого верили в Бога и жили в согласии с Библией, — этому посвящены все книги нашей серии «Так написано», и за это я готов отдать жизнь. Нам нельзя оставаться равнодушными, нельзя молчать, видя, что наши города погрязли в грехах, в свое время навлекших суд на Содом. И тем не менее я хочу сказать, что именно Бог решил судьбу этого города, и не думаю, что мы имеем право занимать Его место.

Было бы просто прекрасно, если бы все мы жили в согласии с Библией, но кто будет ее истолковывать? Вы, наверное, понимаете, почему я всегда отвергаю любую попытку законодательно оформить основы личной морали. Такая попытка никогда не давала добрых результатов. Она ничего не дала в случае с пуританами, ничего не даст и в нашей ситуации.

Друг мой, никогда не забывай об этом. Религиозное законодательство — это законничество. Принимая его, мы надеемся спасти всю страну делами. Конечно, навязывая религию слабой человеческой природе, мы можем создать видимость правильной жизни. Внешнее поведение может измениться, но неизменным останется сердце. Недаром Иисус сказал: «Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди» (Ин. 14:15). Выступать против злоупотреблений необходимо, однако нельзя узаконивать нашу неприязнь. Если Бог никогда не навязывает веру, то почему мы должны это делать?

Теперь вы, наверное, понимаете, почему Библия по-иному решает наши духовные проблемы, и это решение заключено в субботнем покое. Каждую неделю суббота призывает наглядно выразить нашу веру — веру в Бога-Творца и Бога-Искупителя. Если бы она соблюдалась всегда, в сознании людей не зародился бы атеизм и не было бы безбожного общества. Подлинный субботний покой дает нам возможность сохранить наши нравственные устои, не впав в законничество. Все прочие заповеди призывают к работе, к действию, и только заповедь о субботе зовет пребывать в покое во Христе. Она закладывает основание веры, необходимое для исполнения наших обязанностей по отношению к Богу и ближнему, тех обязанностей, которые изложены в остальных девяти заповедях.

Тем не менее многие, кто не понял смысла духовного покоя, хотят, чтобы в нашем обществе вновь воцарился закон о соблюдении воскресного дня. Они утверждают, что законы о воскресном дне необходимы для укрепления общественного благосостояния, что свободный день полезен для общества, для семьи, просто для того, чтобы набраться сил. Не верьте этому! Несмотря на добрые намерения, такие законы всегда приводили к гонениям.

Откровение учит, что история будет повторяться. Быть может, образ зверя складывается уже сейчас? Ведь находятся ревностные христиане, которые хотят силою навязать христианскую мораль большинству людей. Что дальше? Вернемся к 13-й главе Откровения, где говорится об образе зверя в Америке: «И он сделает то, что всем — малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам — положено будет начертание на правую руку их или на чело их, и что никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его» (Откр. 13:16, 17).

Здесь мы имеем дело с международным бойкотом, кончающимся тем, что с помощью принуждения, к которому прибегает образ зверя, люди получают его начертание. Прежде чем приступить к исследованию основных признаков начертания, вспомним еще раз, что является Божьей печатью и Его напоминанием о Творении. Осмысление печати Бога поможет нам по контрасту определить природу начертания.

Чтобы избежать его. Библия призывает поклониться Тому, Кто сотворил небо и землю (Откр. 14:6, 7). Мы видим, что в последней схватке предметом спора является творческая мощь Бога. Что Он дал нам в напоминание о Творении? Кто знает, быть может, соблюдение субботнего покоя и станет для Него мерилом преданности всех тех, кто решил Ему поклоняться? Я не утверждаю заранее, я просто спрашиваю.

Если субботний покой в Иисусе представляет собой Божью печать, то что же такое начертание зверя? «И не будут иметь покоя ни днем, ни ночью поклоняющиеся зверю и образу его», — говорит Библия (Откр. 14:11). Здесь говорится, что грешники не будут иметь покоя — субботнего покоя!

Знаю, что вопрос о Божьем дне кому-то может показаться банальным, но на самом деле речь идет не о выборе какого-то определенного дня. Помните, как бывший советский руководитель Хрущев приезжал на Генеральную ассамблею ООН? Помните, как, сняв туфлю, он стучал ею по трибуне? Допустим, он потребовал бы, чтобы праздник Четвертого июля, то есть наш День независимости, мы перенесли на пятое число. Было бы у него такое право? А если бы мы с ним согласились? Можно было бы после этого говорить, что мы преданны Америке?

Спор о субботе — это вовсе не спор о каком-то дне, это спор о том, кто будет руководить нами. Готовы ли мы подчиниться нашему Господу, или с готовностью предадимся какому-то другому богу? Кому мы будем верить? Где наша преданность? А тем временем всемирное испытание близится.

Сегодня ни у кого нет начертания зверя. И я хочу еще раз повторить это утверждение: сегодня ни у кого нет начертания зверя. Бог не позволит, чтобы кто-нибудь его получил, пока вопрос остается открытым. Но когда все окончательно прояснится, когда все получат возможность узнать, сколь важной и определяющей является наша верность Богу, тогда тот, кто сознательно решит подчиниться не Богу, но людям, кто поддастся принуждению и начнет искать легкий выход из сложившейся ситуации, в результате своих собственных поступков получит начертание зверя и перестанет быть верным Богу.

Трудно представить, что уверовавшие в Библию когда-либо прибегнут к силе и принуждению, однако вспомним еще раз, как вели себя пуритане. Кто знает, что произойдет с нашей свободой, когда мы предстанем пред лицом всенародного кризиса? История свидетельствует, что люди, стремясь обрести безопасность, с готовностью отказываются от своих прав. Не получится ли так, что большинство, попав в критическую ситуацию, поступится своей свободой ради экономической и военной безопасности?

Пространство между Церковью и государством начинает опасно сокращаться. Маятник настолько качнулся вправо, что все чаще раздаются разговоры, будто поведение человека надо регламентировать на законодательном уровне. Недавно, выступая по телевидению, один протестантский лидер заявил, что идея раздельного существования Церкви и государства — «плод воображения какого-нибудь атеиста». Вот так!

Рассматривая сегодняшнюю ситуацию в контексте 13-й главы Книги Откровение, мы видим, что стремление ограничить наши права и свободы постоянно растет. Там, где государство силой начинает проводить в жизнь решения Церкви, человек теряет свободу и наступает время гонений. Помните старые американские законы о соблюдении воскресного дня?

Я уверен, что если в нашей стране свобода исчезнет, это произойдет не потому, что американцы неожиданно станут жестокими и фанатичными. Я убежден, что наши права будут отменены законодательным путем, то есть в результате деятельности тех благонамеренных христиан, которые сами не понимают, что делают. Отрицательно реагируя на десятилетия царившей в стране вседозволенности и стремясь по-своему разрешить национальные проблемы, они принесут в жертву наши права и свободы. Не желая примириться с падением нравственности и веря в то, что возврат к утраченным ценностям — единственная возможность добиться Божьего благоволения, они с большим опозданием обнаружат, что сами ковали кандалы для человеческой души.

Приближаясь к эсхатологическому часу, мы не должны замалчивать вопросы, от решения которых зависит наша судьба. Наше решение действительно должно быть нашим. Сатана пытается навязать свою тактику, и порой даже наши близкие, не понимая того, что происходит, склоняются на его сторону. Но Бог не будет посягать на нашу свободу выбора. Он стоит у дверей нашего сердца и стучит, Он ждет, чтобы мы приняли Его любовь — пусть даже ценою жизни.

Случилось это в Армении. Однажды зимней «ночью римский легион расположился на ночлег у озера. Эта легенда имеет несколько вариантов, но все они кончаются тем, что сорок воинов не отреклись от своей веры и были приговорены к смерти на льду. Связанные между собой, коченея от холода, эти верные христиане начали петь. Глядя на них из своей удобной и теплой палатки, строгий военачальник-язычник услышал такие слова: «Вот сорок воинов сражаются за Тебя, Христос. Мы боремся за Твою победу и просим у Тебя венца».

И тут бывалый командир, давно привыкший к проклятиям и безумным мольбам, почувствовал странное волнение и начал внимательно слушать. Ведь это были люди его войска, его солдаты, навлекшие гнев властей своим вероисповеданием. Сорок отважных воинов, умевших сражаться. Неужели они должны умереть?

Начальник легиона приказал собрать валежник, рассыпанный по берегу озера. Развели огромный костер, пламя которого вздымалось высоко в ночное небо. Быть может, огонь заставит христиан отречься от веры и тем самым сохранить жизнь? Нет. До его ушей снова долетел припев, хотя теперь он звучал слабее: «Сорок воинов сражаются за Тебя, Христос».

Скоро припев стал звучать иначе: «Тридцать девять воинов сражаются за Тебя, Христос». Песня еще плыла над замерзшим озером, но в этот миг все увидели, как, выбравшись на берег и дрожа от холода, один из приговоренных подсел к костру. Песни о сорока воинах не стало, потому что один из героев предал свою веру.

На берегу стоял военачальник, и его фигура ясно вырисовывалась в свете пламени. Странные чувства владели им. Бросив быстрый взгляд на жалкого предателя, он скинул плащ, и не успели солдаты опомниться, как он сбежал на лед и направился к замерзавшим, бросив назад: «Раз уж я жив, я займу твое место».

Через несколько минут до солдат, в благоговейном ужасе столпившихся на берегу, вновь донеслась песня, в которой слышалась новая торжествующая сила: «Сорок воинов сражаются за Тебя, Христос. Мы боремся за Твою победу и просим у Тебя венца»!

Бог помогает нам пробудиться, помогает увидеть, что поставлено на карту в этой борьбе, и, увидев, предаться благословенному Господу и Спасителю Иисусу Христу — в спокойной уверенности, что будем верны Ему до конца.

Возносясь от Армагеддона

Япония, Хиросима, 6 августа 1945 года. Занималось светлое утро, обещавшее прекрасный день. Взрыв произошел в 8.16, и с этого момента наш мир изменился навсегда. «У нас остался последний шанс, — предостерегал генерал Дуглас Макартур через несколько недель после того, как США сбросили эту бомбу. — Если мы не придумаем более справедливого и эффективного способа [разрешения международных проблем], нас ожидает Армагеддон».

Итак, Армагеддон. От этого слова мороз пробегает по коже и кровь стынет в жилах. Он уже рядом! Но что в действительности означает это слово? Кто и что о нем знает? Популярные религиозные брошюры полны противоречивых высказываний. Там пишут о русских, которые наступают с севера, об африканцах, движущихся с юга, о европейцах и американцах, толпами надвигающихся с запада, и о двухстах миллионах китайцев, марширующих с востока. Все сходятся на поле битвы в Северном Израиле. Неужели это кошмарное побоище совсем рядом?

Обратимся к 16-й главе Книги Откровение. Это единственное место во всей Библии, где говорится об Армагеддоне. Прочтем 14-й и 16-й стихи: «Это — бесовские духи, творящие знамения; они выходят к царям земли всей вселенной, чтобы собрать их на брань в оный великий день Бога Вседержителя». «И он собрал их на место, называемое по-Еврейски Армагеддон». Таким будет Армагеддон — последнее сражение в земной истории, названное * бранью в оный великий день Бога Вседержителя». Ясно, что речь идет о мировой войне, поскольку в нее будут вовлечены «цари земли всей вселенной». Однако сражаться будут не только люди: в этой схватке сойдутся духовные воинства Бога и сатаны (см. Откр. 17:14).

По-видимому, Армагеддон — это нечто большее, чем третья мировая война. В нем в открытую сойдутся Бог и все Его враги, таким образом, великая война между добром и злом достигнет апогея. Весь мир и все небо будут вовлечены в это сражение! Но где оно разыграется? История не знает места, которое называется Армагеддоном, однако в Библии есть некоторые косвенные указания на этот счет. В приведенном выше отрывке сказано, что «Армагеддон» — слово еврейское. Оно состоит из двух слов: «/юг» — «гора» и *mageddon* — слово, которое многие связывают с городом Мегиддо. Таким образом, «Армагеддон» можно понимать так: «гора, расположенная близ Мегиддо».

Итак, гора неподалеку от Мегиддо; этот ключевой момент мы и будем использовать в нашем анализе. Мегиддо представлял собой небольшой, но имеющий важное стратегическое значение город-крепость, упоминаемый в Ветхом Завете. Он лежал к северу от Иерусалима, неподалеку от Ездрилонской равнины. В Писании есть отрывок, где сама эта долина называется Мегиддонской. На первый взгляд, может показаться, что как раз на ней и должна разразиться война, однако определенные моменты заставляют не торопиться с выводами, а продолжать исследование.

Во-первых, Мегиддонская долина слишком мала, чтобы вместить всех сражающихся в этой вселенской борьбе. Она составляет, для сравнения, всего лишь две трети от поверхности озера Тагоэ, что расположено в Северной Калифорнии. Возможно ли, чтобы войска всего мира, то есть миллионы солдат, сошлись на столь тесной территории? Как они там поместятся? А если мы вспомним еще и о небесном воинстве? Кроме того, не следует забывать, что изначально речь идет не о городе или долине, а о горе. Нам надо найти эту гору, поскольку для небесного воинства она имеет духовное значение. Посетив место, где находился древний город Мегиддо (я, например, при случае всегда это делал), мы сможем лучше понять, что означает Армагеддон. Направляясь на восток от средиземноморского портового города Хайфы, мы движемся вдоль горного кряжа Кармил и, миновав его северо-восточную часть, приближаемся к развалинам древнего города, которые вырисовываются на фоне мегиддонского ландшафта.

Быть может, эта гора и поможет решить нашу проблему? Быть может, это и есть «гора близ Мегиддо» — место, где должно разыграться последнее сражение? Может быть, с нею связано какое-нибудь событие, которое поможет нам понять смысл Армагеддона? Когда-то давным-давно эта гора стала свидетелем драматического противоборства между Богом и Его врагами. Мы ведь помним, что именно на это место пророк Илия собрал весь народ, призывая решить, за кем следовать — за богом солнца Ваалом или за Богом истинным. «Долго ли вам хромать на оба колена? — спрашивал он собравшихся. — Если Господь есть Бог, то последуйте Ему; а если Ваал, то ему последуйте» (3 Цар. 18:21).

В тот день Господь одержал великую победу на горе Кармил, и народ, отступив от Ваала, кричал, что останется верным Ему. «Господь есть Бог, Господь есть Бог!» — возвестили все в один голос (3 Цар. 18:39). Засвидетельствовав свое доверие Богу и Его водительству, они умертвили лжепророков, введших их в заблуждение.

Итак, мы видим, что на горе Кармил произошел суд: сначала были оценены действия и подтверждено водительство Бога, а потом произнесен приговор над теми, кто Его отвергнул. Можем ли мы предположить, что нечто подобное произойдет и во время Армагеддона? Что об этом говорит Библия? Она свидетельствует, что Армагеддон совершится, когда земная история подойдет к концу, когда зазвучат семь труб и начнутся семь судов. Давайте подробнее рассмотрим, что означают эти суды. Все прошедшее время Бог проявлял великое терпение, одинаково посылая солнце и дождь на добрых и злых. И вот внезапно вместо дождя обрушивается Его гнев. Почему? Обратимся к Книге Откровение. Можем ли мы сказать, что на небесах тоже произошел какой-то суд? Можно ли предположить, что на нем было вынесено какое-то решение? Читаем: «И седьмый Ангел вострубил, и раздались на небе громкие голоса, говорящие: царство мира соделалось Царством Господа нашего и Христа Его, и будет царствовать во веки веков. И двадцать четыре старца, сидящие пред Богом на престолах своих, пали на лица свои и поклонились Богу, говоря: благодарим Тебя, Господи Боже Вседержитель, Который еси и был и грядешь, что Ты приял силу Твою великую и воцарился. И рассвирепели язычники; и пришел гнев Твой и время судить мертвых и дать возмездие рабам Твоим, пророкам и святым и боящимся имени Твоего, малым и великим, и погубить губивших землю» (Откр. 11:15—18).

Удивительная картина. Но что происходит? Из текста следует, что это время суда, того суда, который вершится на небе, тогда как на земле продолжается обычная жизнь. Мы наблюдаем ту же ситуацию, что случилась и на горе Кармил: прежде чем обрушить наказание на грешников, Бог хочет, чтобы Его правление было оправдано. В чем цель этого суда? Бог заботится о Своем добром имени, Он знает, что преданность зависит от веры, и потому решает доказать, что Ему можно верить, и ради этого дает всей вселенной возможность удостовериться в справедливости Его действий. Сегодня нечто подобное можно встретить в деловом мире. Когда президента корпорации обвиняют в нечестности, он может предоставить в распоряжение служащих все бухгалтерские книги, дабы те смогли увидеть, что никаких махинаций не было. Он хочет, чтобы ему доверяли. Если бы президент вел себя нечестно, он бы всячески противился этой проверке.

Богу тем более нечего скрывать, и потому Он призывает проверить все Его действия. Это прекрасно понимал апостол Павел, писавший: «Бог верен, а всякий человек лжив, как написано: «Ты праведен в словах Твоих и победишь в суде твоем»» (Рим. 3:4). Итак, Бог победит в Своем суде, как Он некогда победил на горе Кармил. Господь убеждает все Свое творение, что Он поистине достоин поклонения. Бросивший вызов сатана терпит поражение в битве при Армагеддоне. Все царства этого мира становятся Божьими, и все окончательно понимают, что так и должно быть. Когда Бог награждает Свой народ и наказывает мятежников семью последними судами, все обитатели вселенной видят Его правоту. Об этом говорится в Откровении. В 4-й и 5-й главах апостол Иоанн описывает то, что многие воспринимают как сцену суда в небесном храме. Бесчисленные сонмы ангелов собираются, чтобы рассмотреть все свидетельства, касающиеся Бога и Его последователей на этой земле. Разворачиваются свитки, открываются старинные книги. Но что на самом деле происходит в этом небесном суде? Обратимся к Откровению: «И видел я Ангела сильного, провозглашающего громким голосом: кто достоин раскрыть сию книгу и снять печати ее? И никто не мог, ни на небе, ни на земле, ни под землею, раскрыть сию книгу, ни посмотреть в нее» (Откр. 5:2, 3).

Кто же тогда достоин раскрыть Книгу? Этот вопрос жизненно важен. Иоанн с интересом ждет, кто же сможет пройти через суд. Но достойного не оказывается. Ни на небе, ни на земле. Даже сам Иоанн, ученик Иисуса, и тот не достоин. Достойных нет даже под землей, в могилах. И тут Иоанн начинает «много плакать». Почему? Потому, что его любопытство осталось неудовлетворенным? Нет, все гораздо серьезнее. Он глубоко обеспокоен происходящим: ведь если никто не сможет пройти через разбирательство небесного суда незапятнанным, у него также не остается никакой надежды. Достойного нет. Все недостойны — все, кроме Иисуса. Читаем: «И один из старцев сказал мне: не плачь, вот, лев от колена Иудина, корень Давидов, победил и может раскрыть сию книгу и снять семь печатей ее» (Откр. 5:5).

Великая радость и утешение наполняют наши сердца: Господь Иисус Христос признается достойным! Он побеждает, но вместе с ним побеждаем и мы, потому что наша жизнь принадлежит Ему. Мы побеждаем Кровью Агнца.

Помните, как Господь наказывал язвами Египет? Что спасло Божий народ от ангела смерти? Кровь, которой помазали дверные косяки. «Увижу кровь, — обещает Господь, — и пройду мимо вас, и не будет между вами язвы губительной, когда буду поражать землю Египетскую» (Исх. 12:13).

Кровь — вот что спасает! Кровь Иисуса. Кровью нашего Спасителя мы избавлены от этого наказания. Когда каждый осознанно решает, что ему выбрать — жизнь или смерть, значит земной урожай готов к жатве. Все уверовавшие в Иисуса отмечены печатью вечной жизни, но те, кто отверг Божье спасение, потеряют ее.

Возможно, вы слышали о Гарри Трумэне? Нет, не о бывшем президенте. Гарри Трумэн, о котором я говорю, жил в штате Вашингтон неподалеку от горы св. Елены. Всех, живших в той местности, предупредили, что есть опасность вулканического извержения, но часть людей, и среди них 84-летний Гарри, наотрез отказались уйти из любимых мест. «Эта гора не сделает мне ничего такого, чего бы я испугался», — говорил Гарри. Гора давно стала для него другом. Прожив рядом с ней пятьдесят четыре года, он чувствовал себя в безопасности и даже хвастливо поговаривал: «Никто не знает о ней больше, чем старик Гарри, и она не рискнет на него обрушиться». Но она рискнула. Это случилось утром 18 мая 1980 года. Извержение, сила которого в двести пятьдесят раз превосходила заряд бомбы, разрушившей Хиросиму, грянуло совершенно неожиданно. Сегодня бедный Гарри вместе с другими погребен в потоке вулканической грязи. Вступив в опасную игру с горой, эти безумцы поставили на карту свои жизни и проиграли. Их предупреждали, но они не захотели спастись. Почему мы так неохотно слушаем предостережения?

Этот мир скоро погибнет, но перед концом его Господь посылает трех ангелов, которые настойчиво предостерегают людей о нависшей угрозе. Об этом говорится в 14-й главе. У каждого ангела своя весть, и все, что они возвещают, представляет собой последнее обращение Бога к человечеству. Конечно, ангелы — это символ: они не летают над нашими головами, вооружившись мегафонами. Давайте-ка прочитаем первое предостережение: «И увидел я другого Ангела, летящего по средине неба, который имел вечное Евангелие, чтобы благовествовать живущим на земле и всякому племени и колену, и языку и народу; и говорил он громким голосом: убойтесь Бога и воздайте Ему славу, ибо наступил час суда Его; и поклонитесь Сотворившему небо и землю, и море и источники вод» (Откр. 14:6, 7).

Итак, перед нами вечное Евангелие, великая древняя весть о спасении. Но в наши дни она возвещается с особой настойчивостью. Почему? Потому что «наступил час суда Его» — суда, похожего на тот, который когда-то давно совершился на горе Кармил.

Второй ангел предостерегает от ложного поклонения, а третий бьет тревогу, возвещая о начертании зверя. Каждый человек решает, что ему выбрать — жизнь или смерть. Верные Господу получают Его печать, неверные и мятежные — начертание зверя и губительные язвы. После седьмой и последней возвращается Христос, чтобы вознести Свой народ от Армагеддона. Сквозь раскинувшиеся перед нами бескрайние просторы мы вознесемся к нашему небесному жилищу. Каким чудным будет это возвращение домой!

Помните тот день, когда американские заложники вернулись из Ирана? Их долгое испытание закончилось так же неожиданно, как и началось. Страх и голод, темные камеры и побои, ужасное одиночество, имитация расстрелов — все осталось в прошлом. Четыреста сорок четыре мрачных и тягостных дня, которые, казалось, никогда не кончатся, неожиданно сменились ликованием и восторгом от встречи с родными и близкими. Все это было похоже на сон, и тем не менее было явью для пятидесяти двух американцев, которым в самые тягостные минуты казалось, наверное, что о них позабыли. Потребовалось время, чтобы разобраться во всем случившемся и понять, что это не сон. В твоем распоряжении телефоны! Ты можешь спокойно попивать молоко! Никто не станет тебе завязывать глаза, и тебе не надо спрашивать разрешения на каждый свой шаг! Статуя Свободы, освещенная впервые после 1976 года! Возможность припасть к американской земле и поцеловать ее! Звон церковных колоколов! И радость от того, что ты наконец-то можешь упасть в объятия своих родных и близких! Да, им было что запомнить. Каждый день приносил новые яркие краски, бросавшиеся в глаза на всем пути, пока они медленно ехали сквозь ликующую толпу. Памятник Линкольну в переливах яркого света и простая молитва президента: «Дорогой Господь, благодарим Тебя за то, что Ты сделал!» Американцы украсили старые дубы желтыми лентами, но им этого было мало. Они привязывали их везде: на деревьях, на машинах, на воротах и домах; одной даже окутали здание Национального географического общества, но самая большая желтая лента была бантом завязана вокруг собора в Новом Орлеане.

Километры лент — вдоль автомагистралей и над ними, живые коридоры радостных, ликующих людей, которых освобожденные заложники никогда не смогут позабыть! Глядя на это с тротуаров и из окон квартир, американцы плакали от радости. Заложники в безопасности! Они свободны! Наконец-то они вернулись домой, и какое счастье видеть все это своими глазами! Чудный праздник! Совсем как тот незабываемый день в конце первой мировой войны, во Франции, когда двадцать тысяч солдат приблизились к Триумфальной арке и огромный хор торжественно запел, вопрошая: «По какому праву вы пришли к этой победоносной арке?» Можете себе представить, какое вдохновение и восторг охватили всех собравшихся, когда эти двадцать тысяч воинов в один голос грянули: «Мы принесли знамя Вердена, облитое кровью!»

Скоро Господь Иисус Христос вместе с искупленными от всех веков величественно пройдет сквозь небесные врата. Я вижу хор ангелов, которые приветствуют нас вопросом: «По какому праву вы входите сюда?» И в ответ все мы в один голос громко возглашаем: «Мы принесли знамя Голгофы, облитое кровью!» О, что это будет за день! Прошу тебя, друг мой, сделай так, чтобы он стал и твоим!

После торжественного возвращения на нашу небесную родину мы вместе с Господом и Спасителем будем наслаждаться вечностью. Слушай, как будет выглядеть наше райское жилище. Этот отрывок я взял из «Великой борьбы», моей самой любимой книги: «Там текут вечные потоки, чистые, как кристалл, и растущие около них деревья бросают свою тень на тропинки, приготовленные для искупленных Господа. Там просторные долины мягко переходят в прекрасные холмы, и горы Божьи вздымают свои вершины. И там, в мирных долинах, на берегах живых потоков народ Божий — эти усталые скитальцы и путники — наконец обретут свою Родину…

Великая борьба окончена. Греха и грешников больше нет. Вся Вселенная чиста. Все бесчисленные творения исполнены согласия и радости. Во все концы безбрежного пространства текут потоки жизни, света и радости от Того, Кто сотворил всё. От мельчайшего атома до величайшей системы мироздания — все одушевленное и неодушевленное в своей неомраченной красоте и совершенной радости провозглашает: «Бог есть Любовь»» («Великая борьба», с. 675, 678).

Друг мой, ты можешь себе это представить? Все новое! Как в тот миг, когда Господь сотворил наш мир. Разве не чудом будет возвращение Иисуса? И я верю, что Он придет скоро! Бог поможет и нам присоединиться к восклицанию апостола: «Гряди, Господи Иисусе!»

Заканчиваются наши главы, посвященные Книге Откровение, и я молюсь о вас словами ее последнего стиха: «Благодать Господа нашего Иисуса Христа со всеми вами. Аминь».

ЧАСТЬ 3: ИГРАЯ С ПОСЛЕДНИМ МГНОВЕНИЕМ

Еще пятнадцать минут!

Это было веселое время рыцарей и королев. Итак, знакомьтесь: королева Елизавета и ее фаворит граф Лестер. 1575 год. Однажды лорд Лестер пожелал, чтобы королева посетила его величественный Кенилвуртский замок, расположенный в Центральных графствах Великобритании. Королева приняла приглашение. Намечалось грандиозное празднество. Сады вокруг замка были экзотически подстрижены, а сам замок великолепно украшен. Ожидался наплыв именитых гостей. Лорд не пожалел денег на пышную процессию, от которой пришла в восторг вся округа. Быть может, сам Шекспир, которому в ту пору было всего одиннадцать, протопал около двадцати километров из соседнего Стратфорда-на-Эйвоне, чтобы посмотреть на столь любопытное зрелище. Накануне прибытия королевы лорд Лестер созвал слуг, чтобы дать последнее наставление. «Утром, — сказал он, — как только королева ступит на порог, вы должны навсегда остановить большие часы».

Утро было ясным и свежим. В назначенный час появляется свита, опускается подъемный мост, громко и долго звучат трубы. Королева Англии ступает на порог замка, и в этот миг часы останавливаются, навсегда запечатлев исторический момент ее прибытия.

Разговор о часах — об остановленных часах. Истекает время, отпущенное для нашего искушенного и умудренного поколения. Маятник зловеще раскачивается, и тысячи бледных губ безумно шепчут: «Господи, дай нам еще хоть пятнадцать минут!»

Каким бы красочным ни был рассказ о визите королевы Елизаветы — это всего лишь бледная тень того часа, который грянет, когда другой Монарх ступит на порог — и на сей раз на порог нашего мира. В тот миг все часы во всем мире остановятся, остановятся навсегда, ибо Спаситель ступит на порог как Царь царей и Господь господствующих и время сольется с вечностью. Давайте-ка вместе послушаем, как земные часы отсчитывают последние минуты истории. Ведь скоро Сам Господь остановит их.

Веками христианская Церковь учила, что Иисус придет во второй раз и Его пришествие положит конец этому миру, дабы утвердить новый, лучший мир. Все, кто еще не разучился серьезно мыслить, допускают такую возможность. Кому-то это не нравится, кто-то продолжает жить по-прежнему, но никто не дерзает отрицать пришествие Христа и конец этого мира. Сегодня человек переживает страх, тревогу и озабоченность сильнее, чем когда-либо прежде. Он чувствует, что скоро произойдет какое-то грандиозное событие. «Как мне узнать, — спрашивает он, — когда оно совершится и как повлияет на меня?»

Вопрос вполне закономерный. Но теперь мы знаем, где искать ответ, поскольку в библейских пророчествах Бог дает нам ясную картину будущего. Он предупреждает мятежников о наступлении того дня, когда снова вмешается в человеческую историю; Он обещает Своему народу великое исполнение обетовании и дает нам возможность на какое-то мгновение увидеть, как движутся стрелки Его часов в набирающих ход событиях нашего времени. Открыв Священное Писание, вы не только ясно осознаете неизбежность этого часа, но и научитесь тому, как встретить его, ибо ничто не даст вам большего мира и большей уверенности, чем всепрощающая благодать Господа и Его простое и ясное обетование: «Приду опять».

«Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога и в Меня веруйте. В доме Отца Моего обителей много; а если бы не так, Я сказал бы вам: «Я иду приготовить место вам». И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтоб и вы были, где Я» (Ин. 14:1—3).

Если слова вообще имеют какой-то смысл, можно ли как-то не так понять это обетование?

«Да, все понятно, — ответите вы, — но когда все это произойдет?»

Такой же вопрос задали Иисусу и Его ученики. «Скажи нам, — спрашивали они, — когда это будет? и какой признак Твоего пришествия и кончины века?» (Мф. 24:3). В ответ Господь ясно и просто сказал, что, хотя мы не можем знать ни дня, ни часа, тем не менее в наше время будут даны яркие знамения того, что великое событие близится. Ответ содержится в том же Евангелии от Матфея. Читаем: «Также услышите о войнах… восстанет народ на народ» (Мф. 24:6, 7). Разве сегодня мы не можем сказать, что наше поколение больше, чем все предыдущие, знает об ужасах войны, о мировом пожаре, охватившем всю землю, о разрушительных силах и тех серьезных последствиях, которые сотрясли весь мир? Вспыхнув в одном месте, лихорадка войны перебрасывается в другое. Мы говорим о мире, но продолжаем подсчитывать ракеты. Атомная война не казалась нам такой ужасной, пока только мы одни знали тайну ядерного распада, но сегодня число членов в «атомном клубе» постоянно растет. Всевозможные диктаторы пробуют свои силы, играя атомным оружием, и вся планета трепещет за свою жизнь.

«И будут глады… и землетрясения по местам» (Мф. 24:7).

Голод? Экономисты сообщают, что до мирового голода осталось совсем немного, но если нужда заявит о себе в высокоразвитых странах, кто накормит остальной мир?

Землетрясения? Этот старый мир содрогается до последних глубин. Подсчитано, что ежегодно происходит около миллиона землетрясений.

Знаете ли вы, что смещение пластов, произошедшее на Аляске в 1964 году, сильнее всех прочих землетрясений сказалось на состоянии поверхности Земли? Энергия, высвободившаяся во время этого катаклизма, а также в ходе вторичных смещений, в пятьсот тысяч раз превосходила заряд атомной бомбы, сброшенной на Хиросиму. К счастью, основная часть ударной волны ушла в океан, но что было бы, если бы сила, равная пятистам тысячам атомных зарядов, обрушилась на плотно населенные районы, например, на Лос-Анджелес или Токио?

«Землетрясения по местам», — предупредил Иисус, и мы видим, как на поверхности образуются небольшие провалы, куда уходит земля, видим и пытаемся угадать, где и когда возникнет следующий кратер, поглощающий землю.

«Восстанут… лжепророки» (Мф. 24:24).

Не было поколения, которое больше нашего стремилось бы проникнуть в будущее. Книги, наполненные мистическим туманом, хрустальные шары, гороскопы — все самое нелепое претендует на истину в последней инстанции. Кто составляет предсказания: истинные пророки или ложные? Как узнать об этом? Когда в одной из телепередач популярную пророчицу спросили, согласуются ли ее предсказания с библейскими, она удивленно ответила: «Не знаю! Меня никто никогда об этом не спрашивал!» Не кажется ли вам, что на самом деле ответ на этот вопрос чрезвычайно важен?

«И, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь» (Мф. 24:12).

Надо ли пояснять? Разве можно назвать поколение, в котором хладнокровных убийц было бы больше, чем среди нас? Беспорядочная стрельба с техасской башни, убийство восьми медсестер, мужчины, женщины и дети, устраивающие дикую поножовщину в своих семьях. Опять женщины, которых кто-то душит с ужасающим постоянством. Наши сердца огрубели настолько, что, позвонив теще, зять заявляет: «Сейчас я пристрелю твою дочь!» И где-то в сотнях километрах от места происшествия растерянная мать слышит три сухих выстрела и крик умирающей дочери.

Иисус сказал, что все будет, как во дни Ноя. «Но как было во дни Ноя, так будет и в пришествие Сына Человеческого» (Мф. 24:37).

Поколение Ноя было весьма распущенным. Наше ничем не лучше. Дело дошло до того, что во многих семьях родители не только лишились уважения, но напрочь утратили всякий авторитет. Мы позабыли о морали, рассуждаем о ситуативной этике, пытаемся ввести какие-то новые нравственные нормы, но во всем терпим крах.

Было время, когда ребенок, случайно разбивший окно в соседнем доме, должен был компенсировать расходы на новое стекло из своих карманных денег, но что можно сказать о двухстах студентах, которым почему-то не понравился состав факультетской комиссии и которые в знак протеста заняли компьютерный центр на девятом этаже университета? Узнав, что их требования не удовлетворены, они, вооружившись топорами, вдребезги разнесли все компьютеры, нанеся ущерб в один миллион шестьсот тысяч долларов. Как их наказали? Я думаю, вы догадываетесь.

А теперь послушайте, что сказано о последних днях в Книге Даниила, первого сановного вавилонского пророка: «А ты, Даниил, сокрой слова сии и запечатай книгу сию до последнего времени; многие прочитают ее, и умножится ведение» (Дан. 12:4). (В английском переводе вместо «многие прочитают ее» сказано: «многие будут быстро перемещаться взад и вперед» или: «многие будут быстро сновать туда и обратно» — «many shall run to and fro» — примеч. пер.)

Итак, мы видим, что для последнего времени будут характерны два явления, которых прежде никогда не было: стремительное возрастание знания и быстрота перемещения.

Прежде всего это, конечно, означает, что будет увеличиваться глубина постижения Слова Божьего, однако вряд ли кто станет спорить, что, по сравнению со всеми предыдущими, наше поколение вообще обладает большей глубиной познаний и большей скоростью перемещения. Думаю, вряд ли кто-нибудь станет это оспаривать.

Тысячелетиями люди жили и любили, сражались и умирали, однако только в наше время телефоны и железные дороги, радио, телевидение и радарные установки, всевозможные электронные приборы и реактивные двигатели стали частью повседневной жизни. Сегодня мы производим компьютеры, которые осуществляют наши команды со скоростью, в миллион раз превышающей скорость нашей мысли. Мы мимоходом говорим об ультразвуковой технике, летающих дисках и реактивных двигателях, бросающих вызов законам, которые веками властвовали над человеком. Мы уже недалеки от разработки глобальной системы связи на основе искусственных спутников Земли.

Воздушные транспортные «пробки», неожиданные отсрочки полетов и изменение их маршрута стали нормой нашей жизни. Самолеты, которых ожидают в Чикаго, застревают в аэропорту Небраски, а нехватка хорошо обученного персонала просто ужасает. Руководство аэропортов вынуждено решать сложные задачи, ибо уже сейчас необходимо объединить усилия, чтобы хоть как-то совладать с наплывом тяжелых транспортных самолетов и сверхзвуковой авиации.

Космические корабли, скорость которых измеряется десятками тысяч километров в час, сегодня никого не удивляют.

Накануне Рождества мы выходим на орбиту Луны, а затем, сделав еще три полета, садимся на ее поверхность и оставляем на пыльном ландшафте не только свои следы, но и ставшие ненужными принадлежности.

Вычисления ученых, занимающихся проблемами космоса, просто поражают своей точностью. Они, например, говорят, что «Аполлон-11» стартовал на семьсот двадцать четыре миллисекунды позднее намеченного времени! Когда, высадившись на базе Транквилити, Нейл Армстронг сообщил, что «орел приземлился», посадка произошла лишь на девяносто секунд раньше, чем было запланировано несколько месяцев назад. Невероятная точность, особенно если принять во внимание, что все это делалось в первый раз!

Что говорит Даниил? Умножится ведение?

А что вы скажете о еще не раскрытых тайнах будущих войн, пугающих наше воображение? Уже сейчас, используя одну пригоршню урана, атомные подводные лодки совершают кругосветные путешествия. Мы изобрели бьющие без промаха снаряды — а чего стоит компьютерная война! В ней будут участвовать танки, оснащенные не пушками и пусковыми ракетными установками, а высокомощными лазерами, которые превращают в пыль все — даже сталь и алмаз! Термоядерное безумие!

В одном популярном журнале Роберт Москин пишет: «Ученые… разрабатывают для солдат множество новых очаровательных игрушек: электронно-лучевые пушки, акустические излучатели, вызывающие шок, дешевое и легкое ядерное оружие, которое могут изготовить даже гангстеры, подводные крепости и антигравитационные механизмы, с помощью которых солдаты будущего будут свободно передвигаться в трехмерном пространстве. Дело доходит до «метеорологических» войн, когда на противника насылается опустошительный ураган. Однако войны могут быть и не столь кровопролитными, если в них использовать несмертоносные газы, или если военные действия будут протекать на глубине шестидесяти метров ниже уровня моря или в космическом пространстве с помощью пилотируемых искусственных спутников».

В этой связи я вспоминаю почти смешной пример: около ста лет назад некий служащий патентного бюро решил уволиться. Причина? Все, что можно изобрести, уже изобретено, утверждал он. Ему казалось, что единственно верное решение — это опередить тот день, когда ему предложат подыскать другую работу. Прошу учесть, что этот случай произошел незадолго до того, как огромное количество современных изобретений внезапно вторглось в нашу жизнь. Было время, когда человека, утверждавшего, что можно построить машину, которая будет двигаться с «ужасной» скоростью двадцать километров в час, считали безумцем. Сегодня есть скоростные локомотивы, развивающие такую скорость, что у встречных поездов от воздушной волны вылетают стекла!

Вы когда-нибудь задумывались, почему рост знаний не был равномерным на протяжении всей мировой истории? Почему некоторые открытия не были сделаны во времена Авраама или цезарей? В эпоху наших бабушек и дедушек способы передвижения не слишком отличались от тех, которые использовались во времена Авраама. Не вызывает сомнения, что рост знаний происходит в последнее время согласно библейскому пророчеству. Но почему? Нет ли причины, согласно которой все и не могло быть иначе? Я думаю, есть.

Что делает с новым знанием человек? Не получается ли так, что все его искусные изобретения, вся мощь интеллекта приводят к познанию таких тайн Вселенной, с которыми, с нравственной точки зрения, он не может справиться? Не являются ли познания, приобретенные человеком, губительными для него самого? Не удивляет ли вас то, что Бог не наделил нас такими возможностями две тысячи лет назад? Скорее всего, случись это, человек взорвал бы свой мир раньше, чем Спаситель умер за вас и за меня!

Возможно ли думать иначе? Уже тот факт, что Бог наконец-то позволил человеку раскрыть тайны Вселенной, убедительно свидетельствует, что Он Сам скоро вторгнется в нашу историю, дабы положить конец этому миру. Бог небес смог пойти на такой риск только сейчас, то есть тогда, когда Он Сам уже готов вмешаться в наши земные дела.

Разве у вас есть какое-либо другое объяснение? Дело в том, что мы не просто приближаемся к последнему часу, но уже стоим на его пороге! Ниже мы приводим текст, написанный комментатором Леландом Стоувом несколько десятилетий назад, но он больше подходит к сегодняшнему дню, и потому впечатление от него еще страшнее. Читаем: «Мы насчитали два десятка веков… Наконец у нас в руках вселенский запальный шнур… Эта шутка может положить конец всяким другим. Почему мы, так мало зная, пытаемся вырвать из недр земли ее последнюю и самую могущественную тайну? Но дело сделано… Однако, несмотря на это, наши пальцы, сердца и ум остались прежними… Сознавая, сколь отчаянна наша задача, мы молим: «Еще хотя бы пятнадцать минут!"»

Да, мы приближаемся к такому дню, который положит конец всему в этом мире. Дело не в том, что мы погибнем от перенаселения, не в том, что ввергнем себя в такую гигантскую «пробку» в воздухе, на земле и на море, что жизнь просто остановится, нет — дело в том, что Сам Творец придет на эту землю и скажет: «Довольно! Пора заканчивать!»

И в этот миг земной маятник дрогнет и остановится!

Похоже, что наше поколение предчувствует свою гибель. Мы боимся, и боимся так сильно, что лучи восходящей луны, не распознанные радиолокаторами, сеют панику среди военных и чуть ли не приводят к атомной войне. Имеющиеся записи показывают, что я вовсе не фантазирую!

Но Иисус сказал, что так и будет: «И будут знамения в солнце и луне и звездах, а на земле уныние народов и недоумение… люди будут издыхать от страха и ожидания бедствий, грядущих на вселенную… И тогда увидят Сына Человеческого, грядущего на облаке с силою и славою великою» (Лк. 21:25—27).

Итак, «уныние народов и недоумение». Слово, которое переведено как «недоумение», буквально означает «безысходность». По словам Г. Уэллса, «нельзя выйти из тупика, обогнуть его или пройти через него. Конец!» Человек подавлен безысходностью, и его сердце замирает от страха, видя то, что ожидает его впереди. Единственная возможность изгнать страх, постоянно преследующий нашего современника, — прислушаться к голосу, звучащему с Елеонской горы. Друг мой, этот голос пробуждает в нас гораздо больше надежды и уверенности, чем заявление любого государственного деятеля, любого законодателя и вообще любого человека, имеющего авторитет в наших земных делах.

Христос, родившийся в вифлеемских яслях, Человек, претерпевший голгофское страдание, спокойно возносясь с Елеонской горы, дал Своим верным ученикам возможность не только утешиться, но и обрести уверенность, вняв словам ангела: «Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, приидет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо» (Деян. 1:11).

Друг мой, ответ — это Христос, Христос и Его возвращение на эту землю. Христос — это выход из кажущейся безысходности. У меня нет никаких планов, никакой утопической мечты, нет панацеи, придуманной человеческим разумом, но я обращаю вас к простому обетованию Спасителя: «Приду опять».

Однажды молодой скалолаз в сопровождении двух бывалых проводников совершал в Альпах свое первое восхождение. Оно было непростым и довольно рискованным, но парень чувствовал себя спокойно: один проводник шел впереди, а другой сзади. Они поднимались около четырех часов и наконец, выбившись из сил, добрались до скал, засыпанных снегом, то есть до самой вершины. Желая помочь новичку насладиться величественной панорамой земли и неба, проводник, шедший впереди, посторонился и дал ему дорогу. Забыв о сильном ветре, дувшем с вершины, молодой человек вскочил на ноги, но проводник тут же осадил его. «На колени! — крикнул он. — Здесь можно чувствовать себя в безопасности, только стоя на коленях!»

На колени, друг мой! В этот час, только стоя на коленях, можно чувствовать себя в безопасности. Вершина перед нами. Слышен рев штормов. Пора молиться.

Сражение на Среднем Востоке

Легенда рассказывает, что однажды скорпион решил пересечь реку Иордан. Но он не умел плавать. Увидев на берегу лягушку, скорпион сказал ей: «Дорогая лягушка, не могла бы ты перенести меня на ту сторону?»

«И не подумаю, — ответила лягушка, прыгнув в воду. — Я тебя знаю: ты можешь меня укусить».

«Нет, что ты, — заверил скорпион, — не бойся. Ведь если я укушу тебя, когда мы будем переплывать реку, мы оба утонем».

Это признание успокоило лягушку, и, прыгнув на берег, она сказала: «Ну, что ж, прыгай мне на спину, и я тебя перевезу».

Скорпион уселся на лягушке, и они отправились в путь, но на середине реки он внезапно ужалил ее. Когда оба стали тонуть, лягушка крикнула: «Зачем ты это сделал, скорпион? Ведь теперь мы оба погибнем!»

«Что поделаешь, — ответил скорпион, — таков Средний Восток!»

Да, Средний Восток таков. Он сбивает с толку, озадачивает, готов в любую минуту взорваться, его поведение не поддается разумному объяснению. В этой земле дружественные связи непрочны, и тот, кто сегодня выглядит лягушкой, завтра может стать скорпионом, готовым ужалить при малейшем беспокойстве. Ужалить, совершенно невзирая на то, что, быть может, из-за этого всему Среднему Востоку придется пойти ко дну! Такова странная логика, бытующая в этой части мира, если, конечно, о здешней логике вообще можно говорить. Вдобавок ни для кого не секрет, что мир и безопасность всей планеты зависит от того, что происходит на Среднем Востоке. Почему? Почему сверхдержава закрывает глаза на агрессивные выходки в любом другом регионе мира, но тотчас грозно реагирует, стоит только кому-то хоть немного продвинуться в сторону Персидского залива? Что сокрыто в этих таинственных землях, чего так отчаянно не хватает другим? Нефть. Не надо быть большим пророком, чтобы предсказать, что военные столкновения на Среднем Востоке начнутся из-за нефти. Однако проблема запутывается и обостряется в силу того, что она все больше приобретает религиозную окраску. Светская власть может спокойно рассчитать, во что ей обойдутся те или иные действия, но если речь идет о народе, у которого во главу угла поставлены религиозные убеждения, ни о каких расчетах не может быть и речи.

Всякий раз складывается довольно скверная картина, когда арабы, заявляя права на эти земли, подчеркивают, что они жили и живут на них уже тысячелетиями, а израильтяне, тоже заявляя о своих правах, утверждают, что во дни Авраама Бог дал эти земли их предкам.

Как разговаривать с народом, который, словно скорпион, готов к укусу, готов пойти ко дну и умереть, «служа Богу»? Что делать, если нация мнимых мучеников не обращает внимания на международное право, на международное общественное мнение и военные угрозы? С другой стороны, не постараться ли нам лучше понять мир ислама, а также тот контекст и ракурс, в котором мусульмане смотрят на Запад?

Когда в конце 70-х годов западный человек почти каждый день слушал новости о возрождении ислама, ему все это казалось возвращением к средневековому варварству. Не было ничего удивительного в том, что комментаторы новостей никак не могли понять, почему там закрывают бары, казино, кинотеатры, почему подвергают наказанию проституток и всех прочих, кто осмелился нарушить общепринятые нравственные нормы. Однако консервативно настроенные христиане могли все это понять, потому что им тоже не нравятся многие из этих грехов, хотя они и не призывают столь сурово обходиться с самими нарушителями. Сечь кнутом за какой-то незначительный проступок, отрубать руку за воровство, расстреливать девушку за безнравственное поведение — для христиан это слишком. Однако все дело в том, что вседозволенность, царящая на Западе, неспособность христиан жить в соответствии со своими нравственными нормами серьезно осложняет проблему. Мусульманин нередко чувствует себя гораздо выше христианина в смысле нравственности. Почему, в конце концов, Америка учит мусульман жить, если сами американцы поклоняются «трем богам», почитают идолов и часто напиваются допьяна?

Поясню на примере. Путешественники из Австралии, мужчина и женщина, остановились в одном арабском городе. Подойдя в коридоре отеля к местному торговцу, они спросили, где можно посмотреть танец живота. Торговец нахмурился и внимательно их оглядел. Он заметил, что у женщины нет обручального кольца и сразу решил, что перед ним какие-то безнравственные европейцы, стремящиеся насладиться самым плохим, что есть в жизни. Что он сделал? Будучи человеком воспитанным и гостеприимным, он вместе со своей семьей пригласил их отобедать в хорошем ресторане и тем самым «помог» австралийцам избежать такого зла, как танцевальные представления.

Другой пример. Человек подходит к продавцу, который прямо с повозки торгует дынями. Он выбирает вкусно пахнущую перезрелую дыню и хочет ее купить. Дыня немного подгнила, и, казалось бы, продавец должен поскорее от нее отделаться, однако вместо этого он решительно отказывается ее продать и в конце концов швыряет на землю. Несколько минут спустя, когда неудачливый покупатель бредет по рынку, его кто-то хлопает по плечу и сует в сумку пол-огурца. Дело в том, что продавец запросил с него слишком большую цену за огурцы и решил исправить свою ошибку.

Один благочестивый мусульманин, прочитав нашу газету с ее обширным перечнем преступлений и взяточничества, сказал:

«Не понимаю, почему вы, американцы, посылаете к нам всех этих миссионеров!» Быть может, на этих примерах мы еще лучше поймем, что значит ярлык «сатанинской Америки», который на нас навешивают? Однако лучшее понимание Среднего Востока не сделает его менее взрывоопасным, а все его проблемы — более легкими. Весь регион буквально сидит на нефти, и никто не знает, от чего он вспыхнет в первую очередь.

Возвращаясь к библейскому пророчеству и, в частности, к пророчествам об Израиле, мы видим, что здесь по-прежнему много неясного. Есть люди, которые, искренне исследуя Библию, приходят к выводу, что скоро начнутся эсхатологические события; и они совершатся в Израиле, конкретно — в Иерусалиме, при чем речь пойдет и о строительстве нового храма. Эти люди внимательно следят за тем, что происходит в Израиле, и, исходя из этого, решают, скоро ли придет Господь.

Проблема, однако, в том, что библейских предсказаний об Израиле предостаточно, и многие из них являются условными, то есть их исполнение зависит от того, что именно Израиль должен сделать и чего не должен. Во многих обетованиях прямо употребляется союз «если»: если народ останется верным Богу, если он сумеет сохранить Ему свою преданность, то Он, в свою очередь, сделает для него то-то и то-то.

Однако когда Израиль как богоизбранный народ не смог выполнить возложенную на него миссию и не стал светом миру, когда, отвергнув Христа как Мессию, он утратил свою богоизбранность, положение изменилось. Обетования, данные Израилю при условии его послушания, остались неисполненными и теперь распространились на духовный Израиль, то есть на тех иудеев и язычников, которые приняли Христа. И многие из этих обетовании исполнятся в будущей жизни, на обновленной земле.

Одна из причин, почему Иисус был отвергнут Своим народом, заключалась в том, что религиозные вожди его времени неправильно использовали Писание. Взяв отрывки, в которых говорилось о Втором пришествии нашего Господа во славе, они неоправданно связали их со своей эпохой, а затем отвергли Иисуса, поскольку Он не соответствовал их ложным предпосылкам и не пришел как земной царь.

Нечто подобное может произойти и сегодня. Существует опасность, что мы можем настолько увлечься своими оценками будущей роли Иерусалима (которые, по-видимому, тоже ошибочны), что появление нашего Господа в небесах застанет нас врасплох!

Это, однако, не отрицает того, что с самого начала земной истории Средний Восток был ее средоточием. Не задумывались ли вы над тем, что почти каждое большое событие, в связи с которым так или иначе поднимался вопрос об отношении этой планеты к ее Богу, происходило (или произойдет) именно на Среднем Востоке? Любое серьезное столкновение между Богом и Его врагами, любая серьезная проба сил происходила именно в этом регионе, и можно сказать, что окончательное сражение, которого осталось ждать совсем недолго и которое захватит всю нашу планету, своим средоточием опять будет иметь Средний Восток.

Мы никогда не узнаем, где располагался Эдем, это райское жилище, приготовленное Творцом для наших прародителей. В Книге Бытие сказано, что из Эдема вытекала река, которая делилась на четыре другие. Названия двух из них, то есть Тигра и Евфрата, наводят на мысль, что райский сад находился в Месопотамской долине, однако во времена Ноева потопа и после него поверхность земли так сильно изменилась, что теперь никакое место нельзя связать с допотопными временами. А вот говоря о времени после потопа, мы можем не гадать по этому поводу, так как в той же Книге Бытие ясно сказано, что ковчег остановился на «горах Араратских» (Быт. 8:4).

Неудивительно, что известная нам история человечества как бы кругами расходится именно из этого места.

С тех пор на взрывоопасном Среднем Востоке происходили очень важные политические и религиозные столкновения. Здесь мы поговорим лишь о трех, которые, наверное, являются самыми важными.

Около тысячи пятисот лет до Р. X. на берегах Нила произошло столкновение между Богом и египетским фараоном, который оказался упрямым и непредсказуемым, как любой аятолла!

Затем во времена пророка Илии произошло второе столкновение, когда этот пророк выступил против четырехсот пятидесяти пророков Ваала, бога солнца. Это одна из самых потрясающих историй всех времен.

Третье большое столкновение еще впереди. Мы называем его Армагеддоном и уже сейчас ощущаем его огненное дыхание!

Итак, первые два столкновения произошли на Среднем Востоке, там же совершится и третье.

Важно, однако, не забывать и о следующем: решив стать человеком, чтобы жить среди нас, Иисус, Сын Божий, родился, жил и был распят на том же Среднем Востоке, откуда и вознесся на небеса. Когда Он вернется, дабы взять Свой народ в уготованные для него обители, Его пришествие увидят все (см.Откр. 1:7), и, не коснувшись земли, Он вознесет верных на ангельском облаке (см. 1 Фес. 4:16, 17). Но когда спустя тысячу лет (см.Откр. 20:4, последн. часть) Иисус вместе со Своим народом вернется на эту землю, речь опять пойдет о Среднем Востоке. Мы читаем, что Своими стопами Он утвердится на Елеонской горе, сразу же за Иерусалимом (см.Зах. 14:4). Эта гора превратится в большую долину, на которую с небес низойдет новый Иерусалим (см.Откр. 21:2—10). Именно здесь, неподалеку от города, мятежники примут последний суд, и греха больше не будет (см. Откр. 20:9).

Такова история Среднего Востока от начала и до конца. Его можно назвать пуповиной нашей планеты, именно тем местом, где она связана со своим Творцом.

Ожесточенные столкновения между Богом и теми, кто не признает Его народа (и об этом мы поговорим подробнее), являются частью той великой борьбы, что началась на небе. Она началась тогда, когда верховный небесный ангел бросил вызов Божьему правлению и прежде всего авторитету Христа. Возгордившись своей красотой, Люцифер решил занять место Сына Божьего, место Христа. «Как упал ты с неба, денница, сын зари! разбился о землю, попиравший народы. А говорил в сердце своем: «взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой, и сяду на горе в сонме богов, на краю севера; взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему»» (Ис. 14:12—14).

Итак, противоборство в первую очередь идет между Христом и Люцифером, которого теперь зовут сатаной, однако в этом противоборстве участвуют, с одной стороны, ангелы, верные Христу, а с другой — ангелы, поднявшиеся на мятеж вместе с Люцифером, ибо написано: «И произошла на небе война: Михаил [Христос] и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним» (Откр. 12:7—9). Итак, наша планета стала полем сражения, и теперь ни один из членов человеческой семьи не может избежать участия в нем. Мы вовлечены в него непослушанием наших прародителей.

Надо помнить, что, хотя борьба скоро достигнет высшей точки, участники ее все те же. По-прежнему между собой противоборствуют Ангелы Бога и ангелы сатаны, хотя мы их и не видим. Апостол Павел говорит, что «наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных» (Еф. 6:12).

Мы сможем понять, что же происходит сегодня, только в том случае, если всегда будем помнить, какова природа этого противоборства и кто в нем участвует, ибо Книга Откровение ясно говорит, что ангелы сатаны, ставшие демонами, заставляют народы негодовать и что это негодование достигнет своей вершины в Армагеддоне.

Внимательно присмотревшись к указанным выше трем сражениям, мы обнаружим удивительные параллели. Во всех трех решается одна и та же задача, во всех трех бросается вызов Божественному авторитету, и, наконец, во всех трех замешано поклонение солнцу. «Даже в наши дни?» — спросите вы. Да, даже в наши дни. Во всех трех совершается посягательство на Закон Божий, и во всех трех те, кому воздается ложное поклонение, оказываются полностью разоблаченными и неспособными спасти своих последователей. И, наконец, во всех трех обозначено ясное различие между теми, кто служит Богу, и теми, кто не служит Ему.

В наши дни видно невооруженным глазом, что создается атмосфера, когда стремление отличить правых от виновных считается чуть ли не преступлением, но Бог все равно отличает. Его различие ясно — столь ясно, что никто не может его не заметить!

И, наконец, внимательно проанализировав все три великих сражения, мы увидим, что самая величайшая борьба совершилась в жизни Иисуса, особенно тогда, когда Он был распят на кресте. Ведь на Голгофе произошло прямое столкновение с невидимыми силами сатаны — и сатана проиграл!

Не так давно я услышал об одном человеке — по-моему, это был камбоджиец, — который нашел Библию. В ней не хватало шести глав Книги Бытие и последних десяти глав Книги Откровение. Я подумал, что если бы все получилось наоборот, если бы он нашел только первые шесть глав и последние десять, он все равно мог бы отыскать путь ко Христу и обрести жизнь, все равно мог бы смотреть в будущее с надеждой и уверенностью.

Прочитав первые страницы, этот камбоджиец узнал бы, что человек сотворен по образу Божьему и наделен неограниченными возможностями. Потом он узнал бы о появлении врага, о трагическом грехопадении человека, но тут же прочел бы и об обетовании Спасителя. Однако он узнал бы также и о том, что, несмотря на это Божественное обетование, мятеж начал расти и продолжался до тех пор, пока Бог не решил в водах всемирного потопа уничтожить почти все человечество.

Обратившись к последним главам Откровения, он узнал бы, что борьба еще не завершилась. Он увидел бы, что война, которую люди и демоны ведут против Агнца, быстро приближается к своей опасной кульминации, но что Агнец одерживает победу. Он прочитал бы о новом небе и о новой земле, о том нескончаемом дне, когда уже никогда не будет страданий и слез, греха и смерти. Вместе с Иоанном, написавшим эту книгу, он мог бы молиться и говорить: «Ей, гряди, Господи Иисусе!» (Откр. 22:20).

В сентябре 1977 года около пятидесяти тысяч христиан собрались в Канзасе. Почувствовав настроение собравшихся, проповедник высоко поднял Библию и сказал: «Если вы взглянете хотя бы на переплет этой Книги, Иисус победит!» Огромный зал взревел и целых десять минут выражал свое одобрение аплодисментами и радостными криками.

Да, друг мой, Иисус победит! Ты и я, все мы можем оказаться на стороне Победителя, если захотим. Грех и бунт, страдание и смерть — все это уходит, и уходит благодаря только Иисусу. Ты можешь обрести жизнь, бесконечную жизнь, если только захочешь. Ты можешь выбрать ее прямо сейчас — выбрав Его!

Ваши документы!

Эрнст Дигвид был учителем, вышедшим на пенсию. Он жил уединенно в своем маленьком доме в Портсмуте, в Англии, знаменитых родственников у него не было, а сосед говорил, что он «не носил богатой одежды и вообще не производил впечатления богатого человека, был очень замкнут и почти ни с кем не разговаривал». В 1976 году в возрасте восьмидесяти одного года Дигвид умер.

Он умер, но оставил довольно странное завещание. Он завещал сорок четыре тысячи долларов Иисусу Христу, в случае Его возвращения на землю.

Мистер Дигвид хотел, чтобы деньги попали по назначению, и потому уточнил, что для их получения Христу необходимо вернуться в течение ближайших восьмидесяти лет. Он должен вернуться, чтобы «царствовать на земле», и по возвращении доказать британскому правительству, что Он действительно Христос. Понятное дело, нашлись люди, которым все это дело показалось не таким уж простым. «Я уверен, — говорил адвокат Дигвида, — что у нас будет много юридических проблем, особенно с разными чудаками». «Кто скажет, как выглядит настоящий Иисус Христос? — спрашивал он всех подряд. — У каждого на этот счет свое мнение».

Лично мне кажется, что Иисус Христос никогда не станет собирать денег, даже и не попытается, — просто они Ему будут не нужны, хотя в нынешнее время Он мог бы, конечно, их использовать.

Что же касается удостоверения личности, то я почему-то уверен, что когда Христос вернется, то не Ему, а нам придется удостоверять, кто мы такие, и кое для кого сделать это будет нелегко, да, по сути дела, и невозможно. Некоторые из нас просто не выдержат этого!

Об этом предупредил и Сам Иисус. Говоря о судном дне, Он сказал: «Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!» войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного. Многие скажут Мне в тот день: «Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили?» И тогда объявлю им: «Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие»» (Мф. 7:21—23).

Вот кто-то копается в своем бумажнике, лихорадочно отыскивая удостоверение личности. Но в тот день водительские права не помогут, кредитная карта тоже не пригодится, и вообще содержимое бумажника окажется ненужным!

«Господи, Ты должен нас помнить, — скажут эти люди, — мы трудились для Тебя изо всех сил, мы пророчествовали от Твоего имени, Твоим именем изгоняли бесов и творили многие чудеса. Разве Ты не узнаешь нас, Господи?»

«Нет, Я никогда не знал вас. Вы не Мои, ибо если бы вы были Моими, то исполняли бы волю Моего Отца».

Двери захлопнутся, и они в смятении побредут назад. Тот, о Котором они говорили, что служат Ему, даже не признал их!

По-видимому, Небо ценит послушание больше, чем деятельность, больше, чем пророчествование, изгнание бесов и чудотворение!

Не кажется ли вам, что мистер Дигвид вел себя немного самонадеянно, когда ставил перед Христом условие, которое Тому якобы надо было исполнить? Не мы, а Христос ставит нам условия, и не Ему, а опять же нам надо их выполнить. Меня беспокоит и то, что какой-то Дигвид решает, что если Христу нужны его деньги, то Он должен вернуться в ближайшие восемьдесят лет. Дело в том, что мистер Дигвид кое-что перепутал: не ему, а Богу решать, когда Ему надо вернуться. Это дело Бога, а наша задача состоит в том, чтобы быть готовыми, даже если мы не знаем, когда пришествие произойдет. Мистер Дигвид перепутал Божье дело с человеческим.

Давайте еще раз вспомним, что сказал Иисус, а Он, как известно, сказал: «О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один» (Мф. 24:36).

Итак, никто не знает, когда вернется Христос, но люди по-прежнему продолжают назначать даты. Кто-то называет 2000-й год, кто-то 1999-й, а что касается мистера Дигвида, то он предложил восемьдесят лет, и все эти попытки прогноза меня беспокоят. Почему? Прежде всего потому, что, согласно Иисусу, абсолютно все вычисления бесполезны, а еще больше потому, что повсюду «провидцы» называют довольно утешительные даты, до наступления которых остается достаточно времени на подготовку. А что, если на самом деле его у нас не так уж много?

У Бога есть враг. У нас он тоже есть. Мы зовем его сатаной. Это умный обольститель, и ему нравится видеть, как мы заблуждаемся. Больше всего ему хочется, чтобы мы думали, будто у нас много времени, когда на самом деле его у нас нет. Он хочет увидеть, в каком роковом недоумении мы окажемся, когда неожиданно придет Христос. Ему приятно увидеть нас застигнутыми врасплох, посмотреть, как мы лишимся всего того, что Бог задумал для нас в нашей будущей жизни.

Скажите, как бы вы жили, если бы наверное знали, что в течение ста лет Христос не придет? А если Он не придет в течение восьмидесяти? Или пятидесяти?

Но какой стала бы ваша жизнь, если бы вы точно знали, что Он может вернуться в этом году? Мысль ясна?

А теперь давайте вернемся к вопросу об удостоверении личности. Скажу еще раз: когда Христос вернется. Ему не надо будет доказывать, Кто Он такой, ибо все на земле узнают Его, все увидят, как Он появится в небе, и не будет никого, кто станет спрашивать, Кто это Такой.

В Книге Откровение апостол Иоанн говорит об этом дне так:

«Се, грядет с облаками, и узрит Его всякое око… и возрыдают пред Ним все племена земные» (Откр. 1:7).

Итак, мы видим, что узнать Его не составит труда. В этом нет никакой трудности, но довольно серьезная проблема кроется в том межвременье, в том промежутке между «теперь» и «тогда», в котором мы живем, так как Иисус сказал, что в эти последние дни нас со всех сторон начнут обступать лжехристы. Что, если нам не удастся отличить настоящего Христа от самозванца и мы не сможем опознать подделку? Что, если мы пойдем навстречу обманщику, полагая, что это Христос? Иисус предостерегал, что такое действительно может произойти. Вот что Он говорил: «Тогда, если кто скажет вам; «вот здесь Христос», или «там», — не верьте; ибо восстанут лжехристы и лжепророки и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных. Вот, Я наперед сказал вам. Итак, если скажут вам: «вот, Он в пустыне», — не выходите; «вот, Он в потаенных комнатах», — не верьте» (Мф. 24:23—26).

Мы видим, насколько серьезно положение: из слов Христа ясно, что обольщения, которые начнутся в последние дни, будут очень искусными. Он не говорит о какой-то горстке чудаков или сумасшедших, которых всякий сможет распознать. Мы видим, что для подтверждения своих притязаний эти обманщики будут творить чудеса и совершать сверхъестественные действия. Эти самозванцы, очевидно, окажутся столь умными, что почти каждый поверит им.

В каком-то смысле все это напомнит прошлогоднюю телеигру «Скажи правду». Один за другим обманщики будут рассказывать свои истории и предъявлять свои требования. Они хорошо подготовятся, и участники «игры» (а это будут почти все люди) поверят им! Когда же появится настоящий Христос, настанет трагический день, полный печали и смятения, потому что почти каждый на этой земле, пойдя навстречу самому яркому из шарлатанов, поклонится ему, полагая, что это Иисус.

Как сохранить уверенность? Как не совершить этой трагической ошибки? Опасность не в том, что мы можем принять настоящего Христа за самозванца. Такого не случится. Опасность заключается в том, что прежде, чем настоящий Христос появится в небе, мы уже будем пребывать в заблуждении, уже займем свое место под знаменами того, кто стремится захватить престол Господа Иисуса Христа!

«Меня не так-то просто одурачить, — скажете вы. — Мне кажется, что у меня есть какое-то шестое чувство, интуиция, благодаря которой я всегда и везде могу определить подделку».

Если вы действительно так считаете, значит, и вы среди тех, о ком я беспокоюсь. Дело в том, что наступает время, когда нельзя доверять своим чувствам, ибо проблемы, с которыми нам придется столкнуться, мы не сможем решить с помощью интуиции или какого-то там предчувствия.

«Я узнаю его по внешнему виду», — возразите вы.

Не будьте столь самонадеянны: апостол Павел сказал, что сам сатана принимает вид ангела света (см.2 Кор. 11:14), и если это так, то он может принять и облик Христа. И примет его! Повторяю: не надейтесь, что определите Его по внешнему виду.

«Я определю по голосу», — еще раз возразите вы. Вы уверены? Апостол Павел сказал: «Сколько… различных слов [голосов] в мире (1 Кор. 14:10).

Да, голосов много, и подражателей тоже немало. С чего вы взяли, что сатана уступит тем, которых вам приходилось слышать? Значит, и голосу нельзя доверять.

«Я просто почувствую, где правда, а где ложь», — упорствуете вы.

Но вот однажды один мудрый человек сказал: «Есть пути, которые кажутся человеку прямыми; но конец их — путь к смерти» (Притч. 14:12).

Итак, вы видите, что нельзя доверять своей способности отличать правду от лжи.

«Если Он сотворит какое-то чудо, я пойму, что это настоящий Христос», — приводите вы еще один аргумент.

Погодите, разве вы забыли, что лжехристы могут творить «великие знамения и чудеса»? Помните?

Можно вспомнить и апостола Иоанна, который говорит о «бесовских духах, творящих знамения» (Откр. 16:14). Во дни Илии, чтобы подтвердить, кто же на самом деле является истинным Богом, с неба ниспал огонь, однако в последние дни он падет лишь для того, чтобы подтвердить притязания лжебога. Иоанн говорит, что пособник сатаны будет совершать «великие знамения» и даже сможет «огонь низводить с неба на землю пред людьми» (Откр. 13:13).

Надеюсь, теперь вы поняли, что нельзя верить и чудесам и что они-то и могут оказаться самыми опасными проделками сатаны.

«Если он будет цитировать что-нибудь из Писания, я пойму, что это настоящий Христос», — скажете вы.

Но разве вы забыли, что, когда сатана искушал Иисуса в пустыне над Иорданом, он уже приводил строки из Писания. Помните? Значит, нельзя доверять и этому.

Но как же тогда определить самозванца? Есть только один путь: посмотреть, как он обращается со Словом Божьим, как использует Писание, ибо пророк Исаия сказал: «Обращайтесь к закону и откровению. Если они не говорят, как это слово, то нет в них света» (Ис. 8:20).

Настоящий Христос не станет искажать Писание, не будет употреблять его во зло. Он не станет выражать свое несогласие, не будет противоречить ему, не скажет, что пришел изменить его, даже не попытается посеять хотя бы малейшее сомнение в авторитетности написанного Слова Божьего.

Знаете ли вы, что только благодаря этому Иисус и опознал сатану, когда противоборствовал ему в пустыне? Пришедший ко Христу был подобен ангелу и говорил, как ангел, но когда он начал искажать библейские строки, когда начал злоупотреблять ими, Иисус узнал в нем Своего самого главного врага. Он узнал его, когда тот исподволь начал внушать Ему сомнение. Он тотчас узнал его, как только тот сказал: «Если Ты Сын Божий».

Да, настоящий Христос будет говорить в полном соответствии с написанным Словом Божьим, и благодаря этому вы сможете Его узнать!

Но это еще не все: настоящий Христос не только будет говорить согласно с Писанием, но и вернется на эту землю в согласии с ним. Он вернется так, как об этом говорит Библия, а она говорит довольно подробно.

Мы читаем, что Иисус покинул эту землю, вознесясь на облаке, и что точно так же Он и вернется: «Сказав сие, Он поднялся в глазах их, и облако взяло Его из вида их. И когда они смотрели на небо, во время восхождения Его, вдруг предстали им два мужа в белой одежде и сказали: мужи Галилейские! что вы стоите и смотрите на небо? Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, приидет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо» (Деян. 1:9—11).

Иисус сказал, что Его пришествие будет подобно молнии, и, значит, Его нельзя будет не увидеть: «Ибо, как молния исходит от востока и видна бывает даже до запада, так будет пришествие Сына Человеческого» (Мф. 24:27).

Кроме того, Он сказал, что когда вернется, с Ним придут «все святые Ангелы» (Мф. 25:31).

Не забывайте и того, что сказал о Его пришествии Иоанн, а именно: «узрит Его всякое око» (Откр. 1:7).

Согласно апостолу Павлу — и это очень важно помнить, — Иисус даже не коснется земли, а верные будут восхищены на облаках Ему навстречу. Читаем: «Потому что Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба, и мертвые во Христе воскреснут прежде; потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем» (1 Фее. 4:16, 17).

Господь так подробно рассказал нам об этом, чтобы мы не обманулись. Сатана станет выдавать себя за Христа, он попытается сам представить Его Второе пришествие, но Бог не позволит ему в точности его воссоздать.

Я полагаю, теперь-то вы видите, в чем состоит наша проблема. Если мы не знаем Библию, то как сможем определить, что кто-то цитирует или использует ее неверно? Если мы не знаем Библию, откуда нам знать, каким именно образом вернется настоящий Христос? Если мы не знаем Библию, как сможем определить обманщика? Если мы не знаем Библию, как нам удержаться от обольщения? Что удержит нас и не даст поклониться шарлатану, быть может, самому сатане? Что не позволит нам принять его за Христа?

Теперь вы, наверное, понимаете, как опасно пренебрегать исследованием Библии, понимаете, как рискованно оставлять изучение Слова Божьего кому-то другому и не знать его самому?

Наступают дни, когда вы можете встретиться с великолепным существом, которое будет выдавать себя за Иисуса. Если вы доверитесь глазам, то увидите перед собой настоящего Христа;

если доверитесь ушам, услышите настоящего Христа; если решите довериться всем своим чувствам, опять-таки вам покажется, что перед вами настоящий Христос. Но если вы доверитесь Слову Божьему, вы тотчас увидите, что перед вами ряженый самозванец, о котором говорил Иисус!

Весь ужас заключается в том, что миллионы людей и не подумают прибегнуть к такой проверке: их заворожит яркая харизма этого обманщика, они поддадутся тонкому наущению и поверят, что Писание, быть может, и не является надежным проводником; они доверятся своим чувствам и впадут в заблуждение. Еще до того, как появится настоящий Христос, почти все преклонят колени перед этим искусным обманщиком, будучи уверенными, что поклоняются своему Спасителю.

Я повторю еще раз: после того, как торжеству самозванца придет конец, после того, как появится настоящий Христос, никто не сможет в Нем усомниться — все Его узнают.

Чтобы пояснить свою мысль, приведу несколько отрывков, в которых богодухновенно описывается этот день. Кажется, что их начертал очевидец. Слушайте!

«В полночь Бог явит Свою силу для освобождения Своего народа. Засияет солнце ослепительным блеском. Чудеса и знамения будут сменять друг друга. Безбожники с ужасом и с изумлением смотрят на все это, между тем как праведники следят за признаками своего избавления с торжествующей радостью. Кажется, что все в природе изменило свое обычное течение. Реки остановились. Темные, тяжелые тучи, надвигаясь, сталкиваются между собой. Посредине разгневанного неба виднеется полоса неописуемой славы; оттуда слышится голос Божий, подобный голосу множества вод, говорящий: «Совершилось!» (Откр. 16:17).

От этого голоса содрогаются небо и земля. Происходит великое землетрясение… Небо, кажется, разверзается и сжимается. От престола Божьего пробивается сияние славы Божьей. Горы качаются, как тростник, колеблемый ветром, и обломки скал разлетаются во все стороны. Слышен как бы рев приближающейся бури. Разъяренное море волнуется. Нарастает гул страшного урагана, напоминающий голос демонов, совершающих свою губительную работу. Вся земля вздымается и опускается как волны морские. Ее поверхность трескается, основания ее потрясены. Горные цепи погружаются в море. Обитаемые острова исчезают… Самые высокомерные города земли превращаются в развалины…

Вскоре на востоке появляется небольшое темное облако величиной вполовину человеческой ладони. Это облако окружает Спасителя, издали оно кажется окутанным мглой. Народ Божий знает, что это знамение Сына Человеческого. В торжественном молчании они следят за тем, как оно приближается к земле, становясь все ярче и ослепительнее, пока наконец не превращается в огромное белое облако, в основании которого — слава, подобная всепоглощающему огню… Иисус нисходит как могущественный Победитель… Бесчисленное множество святых ангелов, поющих прекраснейшие небесные гимны, сопровождают Иисуса. Все небо кажется заполнено светящимися существами… Человеческое перо не в состоянии описать это зрелище; смертный разум не может постигнуть его величия и красоты».

Эти строки взяты из книги Елены Уайт «Великая борьба», и я уверен, что именно так все и будет. Если вы захотите подробнее познакомиться с этим удивительным, захватывающим, просто ошеломляющим описанием, то можете заказать книгу Е. Уайт у тех же издателей, что опубликовали книгу, которую вы в данную минуту держите в руках.

Напомню, что сейчас — в этот миг — самое подходящее время открыть сердце Иисусу, Который любит тебя так сильно, что решил умереть за тебя. Открой Ему сердце, открой до конца, чтобы никакой самозванец никогда не смог обмануть тебя! Завтра может быть поздно.

Надпись на стене

Надпись на стене. Что она означает? Быть может, в ней указано на что-то уже завершившееся, может, кто-то окончил свой путь или только собирается это сделать? Быть может, это значит, что, если не будет предпринято каких-то спасительных действий, произойдет нечто ужасное; а может, указывает, что нечто страшное и совершенно непоправимое уже произошло, и ничего изменить нельзя? Что это: предостережение или окончательный приговор?

В зале суда царит напряжение. Входят присяжные. Затаив дыхание, все ждут роковых слов. Вот они: «виновен» или «невиновен». Репортеры бегут к телефонам, а подсудимый, ликуя от радости, бросается в объятия родных и близких и уже свободным человеком выходит из зала суда. А бывает и так: возбуждение утихает, попрятав микрофоны, репортеры уходят, а подсудимый остается в своей безмолвной одиночной камере — сидит и размышляет, как решение присяжных повлияло на его жизнь.

Сам он никак не мог повлиять на приговор. Когда решение принималось, его не было рядом с присяжными, и он даже не осознавал, в какой именно миг решилась его судьба. Да, он не осознавал этого, но решение суда было предопределено его прошлым поступком.

Так бывает во многие судьбоносные моменты жизни: принимается решение, которое может серьезно повлиять на всю будущую жизнь, но не слышно ни сирен, ни звона колоколов, ни вообще каких-либо сигналов, оповещающих, что решение действительно принимается. Нас там нет. Мы ничего не решаем, и только наши прошлые поступки определяют, что нас ждет впереди.

Вот что такое надпись на стене. Вы, конечно, знаете, что однажды так и произошло с древним царем, которого звали Валтасар.

Это был гордый и самонадеянный царь. Да, он знал, что войска мидян и персов осадили город, но он знал и то, что стены Вавилона выдержат любой штурм. В городе было полно припасов, и поэтому однажды ночью, безрассудно уверившись в своей безопасности, царь устроил большой пир.

Все дышало роскошью и силой. На пиру присутствовали прекрасные женщины, образованные мужчины, сановные государственные мужи — и все пили вино, как воду. Сам царь руководил этой оргией. Казалось, будто он хочет совершить нечто такое, что свидетельствовало бы о его полном безрассудстве. И наконец, обезумев от вина, Валтасар так и сделал. Он вспомнил, что где-то хранятся золотые и серебряные сосуды, которые его дед вывез из Иерусалимского храма, и ему захотелось, чтобы он и его гости выпили из них. Для Валтасара не было ничего святого, он был готов на любое богохульство.

Но кто-то незримый все видел, и внезапно, в самый разгар оргии, чья-то бескровная рука начертала на стене огненные письмена. Все замерли. В несказанном страхе царь и его гости смотрели, как появляются таинственные буквы; у них не было сил отвести глаза. Никаких остроумных замечаний, никакого безрассудного богохульства — только бледные лица и крики ужаса.

Вы помните эту историю. Никто из присутствовавших на пиру не смог прочитать огнем горящую весть, и тогда царица-мать вспомнила о еврейском пленнике Данииле. Его привели, и, прочитав написанное, он сказал горделивому царю: «Вот — и значение слов: МЕНЕ — исчислил Бог царство твое и положил конец ему; ТЕКЕЛ — ты взвешен на весах и найден очень легким; ПЕРЕС — разделено царство твое и дано Мидянам и Персам» (Дан. 5:26—28).

Взвешен на весах и найден очень легким. Бог не сказал Валтасару: «Валтасар, лучше бы ты был поосторожнее, лучше бы тебе изменить свою жизнь, чтобы не попасть в беду». Нет, его взвесили и приняли решение тогда, когда он совершенно не осознавал этого, ибо тот миг наполнил бы его сердце ужасом, если бы Валтасар догадался об этом.

Неожиданно для царя войска Кира отвели воды реки Евфрат по другому руслу. Вы помните, что эта река протекала через город. Они вошли в Вавилон по руслу реки и через ворота, которые, как и предсказал Господь, оказались незапертыми. Затем персы ворвались во дворец, и, не успев покаяться, Валтасар погиб.

Какое отношение имеет к нам это библейское повествование? Настолько прямое, что Иисус потратил немало времени, чтобы предостеречь нас от грозящей опасности.

Обратимся к 24-й и 25-й главам Евангелия от Матфея. Принято считать, что в них говорится только о возвращении Христа на эту землю, однако на самом деле там сокрыто нечто большее. В самой середине беседы, которую Иисус ведет со Своими учениками, Он произносит слова, которые христиане довольно часто цитируют: «Тогда будут двое на поле: один берется, а другой оставляется; две мелющие в жерновах: одна берется, а другая оставляется» (Мф. 24:40, 41).

Миллионы искренних христиан считают, что в данном случае Иисус говорит о том, что сами они называют «тайным восхищением». Они верят, что те, кто готов встретить своего Господа, будут в безмолвии и тайне восхищены на небо, а все остальные по-прежнему останутся на земле.

Вы, наверное, видели на машинах наклейки, на которых написано: «Если меня восхитят, можешь забрать машину». Воображение рисует яркую картину верениц автомобилей, несущихся по шоссе без водителей; поездов, которые мчатся на красный свет и падают с мостов вместе с обезумевшими пассажирами, так как машиниста только что «восхитили». Летчики внезапно исчезают из кабин, а пассажиры, истерично крича, вместе с самолетом падают на землю. Складывается впечатление, что если такое на самом деле возможно, то в целях всеобщей безопасности надо принять закон, запрещающий пилотам, машинистам и водителям автобусов исповедовать христианство. Разве не так?

Я вовсе не хочу посмеяться над верой в «тайное восхищение» — эти люди так же искренни, как и я, и мне кажется, я могу понять, как они пришли к такому истолкованию цитированных выше слов Иисуса. Хочу только спросить, не ошибаются ли они, хотя бы отчасти? И если ошибаются, то не опасно ли их заблуждение? Быть может, Иисусу надо было сказать что-то такое, в чем мы крайне нуждаемся?

В указанных главах Иисус не раз повторяет, что именно Он хочет до нас донести. Чтобы пояснить свою мысль, Он рисует одну картину за другой, и складывается такое впечатление, будто прежде всего Ему хочется, чтобы мы бодрствовали, были настороже, чтобы нас ничто не застигло врасплох.

А что может застать нас врасплох? Его пришествие? Да, для многих оно будет внезапным. Почти для всего мира оно станет неожиданностью, хотя, по сути дела, не найдется ни одного человека, для кого пришествие Христа действительно наступит внезапно, ибо весть, несущая предостережение, будет яркой и всеобъемлющей. Тысячи голосов разнесут по всему миру весть о Его Втором пришествии и о приближении этого дня.

Врасплох? Да, можно сказать и так, но найдется ли хоть один человек, который не поймет, что происходит, не поймет, что совершается Второе пришествие? Можно ли сказать, что оно станет каким-то тайным событием, о котором узнают только те, кого оно напрямую коснется? Вряд ли!

Вспомним слова апостола Павла: «Потому что Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба» (1 Фес. 4:16).

А вот что говорит апостол Иоанн: «И узрит Его всякое око… и возрыдают пред Ним все племена земные» (Откр. 1:7).

Итак, все на земле увидят Его, а кто будет не готов встретить своего Господа, возрыдает при виде Его лица. Никто, ни одна душа на земле не останется в неведении относительно того, что происходит. Разве это говорит о каком-то тайном вознесении кого-либо? Нет, все свидетельствует о прямо противоположном!

Послушайте, что случится в этот роковой час: «И произошли молнии, громы и голоса, и сделалось великое землетрясение, какого не бывало с тех пор, как люди на земле. Такое землетрясение! Так великое!.. и города языческие пали… И всякий остров убежал, и гор не стало; и град, величиною в талант, пал с неба на людей; и хулили люди Бога за язвы от града, потому что язва от него была весьма тяжкая» (Откр. 16:18—21).

Разве можно предположить, что найдется человек, не понимающий, что происходит? Разве все совершится в тайне? Нет, такое невозможно: возвращение Христа на эту землю будет самым впечатляющим, громоподобным событием всех времен, и никто не сможет его не заметить!

Но, быть может, что-то очень важное произойдет еще до возвращения Христа, причем что-то такое, о чем почти никто не догадывается? Быть может, как раз это нам и надо понять? Да, когда Христос вернется, то Он возьмет с Собой всех, кто был готов встретить Его, возьмет в обители, которые для них приготовил. Те же, кто оказался неготовым, останутся здесь и будут рассеяны по опустошенной земле. Об этом мы поговорим в следующей главе. Но ответьте на такой вопрос: когда будет решаться, кого взять и кого оставить? Сразу же после пришествия, то есть здесь, на земле? Нет. Такое решение будет принято раньше, ибо Иисус сказал: «Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его» (Откр. 22:12).

Возможно ли, чтобы Иисус принес свое возмездие, не решив заранее, на кого оно падет и кого минует? Разве это не было решено прежде? Послушаем апостола Иоанна: «И увидел я мертвых, малых и великих, стоящих пред Богом, и книги раскрыты были, и иная книга раскрыта, которая есть книга жизни; и судимы были мертвые по написанному в книгах, сообразно с делами своими» (Откр. 20:12).

Как понимать слова о том, что мертвые стояли пред Богом? Речь идет об их прожитой жизни, записанной в книгах. По-видимому, еще до того, как Иисус вернется на землю, каждый из нас будет судим по этим книгам, и когда это произойдет, мы ни о чем не догадаемся, ибо мы не будем физически присутствовать там. Мы просто не узнаем, что происходит.

После того, как решение будет принято, и станет ясно, кого надо взять на небо, а кто будет оставлен на земле. Но когда будет вершиться этот суд, никакого внешнего разъединения не произойдет. Двое, работающие в поле, по-прежнему будут работать вместе, и две женщины, мелющие зерно, будут продолжать работу, и никто не догадается, что произошло.

Давайте восстановим контекст беседы Иисуса с Его учениками. Я думаю, что в этом случае мы лучше поймем, что Он хотел сказать.

Итак, 24-я глава Евангелия от Матфея начинается с того, что Иисус вместе с учениками выходит из храма. Ученики восхищаются великолепием этого здания, а Иисус говорит, что однажды храм будет разрушен, причем разрушен так, что не останется камня на камне. Думая, что это произойдет только при кончине мира, ученики просят, чтобы Он сказал, как им определить приближение этого конца.

Говоря о разрушении Иерусалима, которое совершится в 70 году по Р. X., Иисус тут же отвечает на вопрос о признаках конца мира и о том, как узнать, что Его пришествие близится. В данной главе обе темы переплетаются, причем некоторые слова имеют двойное соотнесение, то есть относятся и к разрушению Иерусалима, и к кончине мира. Кроме того, в этой главе Он говорит о долгих гонениях, которые обрушатся на Его народ. Итак, вы видите, что здесь нет какой-то одной темы.

Однако иллюстрации, которые Он использует, позволяют лучше понять смысл сказанного. Рассмотрим их.

Перед тем как сказать, что один возьмется, а другой оставится, Иисус говорит о Ноевом потопе. Эту историю Он использует как иллюстрацию. Он говорит, что люди того времени по-прежнему продолжали есть, пить, жениться, то есть жили своей обычной жизнью и ни о чем не думали, пока не пришел потоп и не истребил их (см.Мф. 24:39).

О чем людям надо было думать? О том, что скоро начнется потоп? Да, он застал людей врасплох, хотя целых сто двадцать лет Ной убеждал их, что это произойдет. Было, однако, еще кое-что, о чем люди не думали. Они не знали, что уже за семь дней до того, как хлынули дожди, их судьба была решена. Семь дней назад Ной последний раз умолял их войти в построенный им ковчег, войти и спастись, но они отказались это сделать. Тогда туда вошел сам Ной и его близкие, и все остальные стали свидетелями очень необычного зрелища. Блеснул ослепительный свет, и облако ярче молнии спустилось с небес и остановилось над входом в ковчег. Невидимые руки затворили тяжелую дверь, Ной остался внутри ковчега, а все, кто насмехался над ним, — снаружи. Бог затворил дверь, и только Он один сможет ее открыть.

Но для оставшихся это еще не было концом мира. Скоро они пришли в себя и снова стали насмехаться над Ноем. Семь дней светило солнце, и казалось, что все остается по-прежнему. А затем начался потоп. Он начался, но уже семь дней назад дверь была затворена, а участь людей решена!

Затем Иисус начал говорить ученикам о воре, который ночью крадется в дом. Мы не ждем его и не знаем, когда он войдет. До самого утра мы можем и не подозревать, что нас ограбили и унесли дорогие нам вещи.

Теперь вы, наверное, начинаете понимать, что хочет сказать Иисус?

В 25-й главе Евангелия от Матфея Он рассказывает о десяти девах и о том, что половина из них оказалась неготовой встретить жениха. Они пошли купить масла для светильников, но, когда вернулись, двери брачного пира были затворены. Снова закрытые двери. Понимаете?

Затем, в этой же главе, Иисус рассказывает о хозяине, который, раздав деньги слугам, отправился в путешествие. Вернувшись, он созвал их и пожелал узнать, как слуги распорядились его деньгами. Речь идет о вычислении, о подсчете, о суде, если угодно. Далее Иисус говорит, что когда Он придет на небесных облаках, произойдет разъединение. Готовых для встречи с Ним ангелы отделят от тех, кто не готов, как пастырь отделяет овец от козлов.

Итак, мы видим, что во всех картинах, которые Христос нарисовал, говорится о разъединении. Одни люди вошли в Ноев ковчег, а другие не смогли этого сделать; кого-то вторжение вора застало врасплох, а кто-то ожидал его; одни девы были готовы встретить жениха, а другие оказались неготовыми; были слуги, мудро распорядившиеся деньгами хозяина, но нашлись и такие, кто не сумел этого сделать. Помните, как в Ноевом ковчеге затворились двери? Для оставшихся это не было концом света, но в тот миг их судьба была решена. Она была решена тогда, когда двери затворились, но люди не ведали об этом.

Слушайте внимательно: когда сквозь пылающие небеса Иисус возвратится на эту землю, ангелы произведут разделение меж людьми. Но как они могут сделать это, если судьба каждого человека не будет решена заранее? Итак, если во время пришествия Иисуса произойдет разъединение, это значит, что каждый человек когда-то раньше был взвешен и оценен.

Вы понимаете, что Иисус хочет сказать нам? Он хочет сказать, что готовность к Его приходу — это еще не всё. Он пытается также дать понять, что до Его пришествия каждый человек будет оценен по тому, как он прожил эту жизнь, хотя и не почувствует этого. Да, нас взвесят и оценят. Над нами совершится суд, хотя мы не будем присутствовать на нем. Мы даже не узнаем, когда это произойдет — вот почему Он неустанно говорит, что нам надо бодрствовать и готовиться. Вот о чем Он предостерегает нас, — так что же может быть важнее для нашей вечной участи?

«Один берется, а другой оставляется», — сказал Иисус, и суд решит, кого взять, а кого оставить, кого признать виновным, а кого оправдать спасительной Кровью Иисуса.

Но все дело в том, что в этот миг никакого внешнего, то есть видимого, разъединения не произойдет: двое по-прежнему будут работать в поле, женщины по-прежнему будут молоть, и никто не почувствует, что же произошло. Никто не будет знать, что их имена были представлены на суд и что их дело решено. Можете представить себе эту картину? Когда будут решаться наши судьбы, не будет никаких раскатов грома, никакого звона колоколов, никаких сирен — вообще ничего. Безмолвно и незаметно, как полуночный вор, придет роковой миг — и все будет решено. Никто не видит надписи на стене, но она есть, никто не слышит слов разочарованного Спасителя, но многим Ему придется сказать: «Ты взвешен на весах и найден очень легким».

Какая весть! Какое предупреждение! Неудивительно, что Иисус так хотел его донести до нас!

Наверное, вы подумали, что нечестно судить человека в его отсутствие, когда он не может за себя ответить? Нет, друг мой. Все честно. Там будет Некто, говорящий от нашего имени. Но кто? Кто будет там вместо меня? Апостол Иоанн? Но ведь он хотел призвать огонь на грешников. Петр? Но тот — не помня себя — отсек стражнику ухо. Значит, не Петр. Кто же? Павел? Но ведь он так хорошо образован и воспитан, что, быть может, и не поймет меня. Иисус? И тут у меня вырывается вздох облегчения. Да, Иисус! Это мой лучший Друг! Я знаю Его! Я говорю с Ним каждый день! Он так возлюбил меня, что умер за меня, хотя я, быть может, вовсе не любил Его! Да, если это Иисус, тогда все в порядке!

А если я Его не знаю? «Иисус? — спрашиваю я. — Нет, нет, я Такого не знаю, Он мне чужой. Он, правда, хотел, чтобы мы были друзьями, хотел спасти меня, но я не позволил! Нет, Иисуса не надо!» Но говоря это, в глубине души я чувствую, что виновен, что я погиб. Не потому, что я вор или убийца, не потому, что прожил недостойную жизнь, а потому, что я отвернулся от Него, отверг Его. Он хотел спасти меня, но я не захотел!

Друг мой, Он хочет спасти тебя. Хочет говорить от твоего имени. Позволишь ли ты Ему?

Звон ключей

В I960 году французский химик Марселен Бертло предсказал, что в ближайшие сто лет ученые разгадают тайну атома. Он верил, что, когда наука достигнет столь высокого уровня, на землю придет Бог и, звеня связкой ключей, скажет человечеству: «Господа, пора заканчивать!» Сегодня мы уже слышим этот звон. Скажите, у вас есть какие-нибудь планы на будущее?

Недавно по телевизору шла передача, посвященная проблеме энергетического кризиса. Она началась с воображаемой сцены, рисующей тот день, когда энергетические запасы иссякнут. Два хмурых человека подходят к обычному дому, в котором горит свет, и звонят в дверь. Их встречает молодой человек с женой и детьми. «Уже?» — просто спрашивает отец. «Да, уже», — отвечают пришельцы. Они проходят в дом и отключают все электроприборы; малогабаритные берут с собой, а большие связывают и опечатывают. Окончив работу, электрики отключают энергию, и маленькая семья оказывается в полной темноте. «Я думал, что у нас есть еще время», — говорит отец.

«Папа, неужели мы замерзнем в этой темноте?» — спрашивают дети.

Быть может, все это будет выглядеть не столь драматично, но энергетический кризис может начаться раньше, чем мы предполагаем.

Мне бы хотелось, чтобы вы подумали о гораздо более серьезном дне, последствия которого будут куда разрушительнее.

Чрезвычайные ситуации встречаются нередко: прекращение подачи электроэнергии, забастовка работников транспорта, учителей, врачей, водителей. Дома горят, их заливает вода, разрушает землетрясение. Из-за густого тумана прекращается работа в аэропортах, гололед парализует жизнь в наших городах.

Но представьте себе, что все это обрушивается на нас сразу. Представьте чрезвычайную ситуацию, распространившуюся на весь мир. Попытайтесь представить себе, как будет выглядеть тот день, когда все остановится. Я не знаю, будем ли мы страдать от нехватки электроэнергии и продовольствия, но я точно знаю, что все мы ощутим острую нехватку времени. Последняя песчинка упадет на дно песочных часов, и никакая сила на земле не сможет повернуть движение времени вспять и начать все заново!

«Уже, Господи?» — спросят миллионы людей в этот последний час. «Да, уже», — ответит Он, и все с разочарованием и жалостью станут говорить друг другу: «Я думал, что у нас есть еще время».

Можете ли вы представить себе, что скоро настанет день, когда всего лишь за несколько часов эта земля опустеет и на всей планете не останется ни одной живой души? Пророк Исаия описывает это так: «Вот, Господь опустошает землю и делает ее бесплодною… Земля опустошена вконец» (Ис. 24:1, 3).

Когда Господь решит, что пришла пора положить конец земной истории, Он опустошит эту землю, сделаете совершенно необитаемой и, как говорится, не оставит даже вывески — «Сдается в аренду».

Вот как об этом говорит пророк Иеремия: «И будут пораженные Господом в тот день — от конца земли до конца земли, не будут оплаканы и не будут прибраны и похоронены» (Иер. 25:33).

Какая картина! Мертвые, непогребенные тела, разбросанные по всей планете! Почему их никто не похоронит? Наверное, потому, что просто некому будет хоронить.

Но что все это значит? Быть может, правы те, кто на каждом углу кричал о конце света? Быть может, все это совершилось? Может быть, Бог в гневе Своем сошел на землю и, как во дни Ноя, уничтожил все человечество, не оставив даже тех восьми, которые могли бы положить начало новой жизни? Нет, мы увидим, что здесь представлена другая картина.

Вернемся к пророку Иеремии: «Смотрю на землю — и вот, она разорена и пуста, — на небеса, и нет на них света. Смотрю на горы — и вот, они дрожат, и все холмы колеблются. Смотрю — и вот, нет человека, и все птицы небесные разлетелись» (Иер. 4:23—25).

Пророк говорит, что «земля разорена и пуста», и это напоминает 1-ю главу Книги Бытие, когда сотворение нашей плане ты еще не завершилось. О земле говорится, что в этот день на ней воцарится тьма, и на небесах не будет света. Нигде не останется ни одного человека, и даже птицы разлетятся.

Иеремия говорит, что задрожат горы, быть может, от какого-то великого события. Но что произойдет? Читаем дальше: «Смотрю — и вот, Кармил — пустыня, и все города его разрушены от лица Господа, от ярости гнева Его. Ибо так сказал Господь: вся земля будет опустошена, но совершенного истребления не сделаю» (Иер. 4:26, 27).

Обратите внимание — надежда еще теплится. «Но совершенного истребления не сделаю», — обещает Господь. Наверное, для этой планеты Он еще что-то задумал. Но почему же тогда земля будет так опустошена? Иеремия говорит, что все города разрушатся от лица Господа. Наверное, это произойдет тогда, когда Господь вернется на эту землю, поскольку в Книге Откровение сказано, что во время Второго пришествия произойдет «великое землетрясение, какого не бывало с тех пор, как люди на земле. Такое землетрясение! Так великое!» Здесь же говорится о том, что «города языческие» падут (Откр. 16:18, 19).

Вот почему разрушатся города и будут содрогаться горы! Планета будет страдать от последствий самого великого землетрясения, какое она когда-либо знала.

Но загорается луч надежды: ведь если вернется Христос, то, быть может, не все обитатели земли будут мертвыми рассеяны на ней? Быть может, кто-то из них — те добрые люди, которых было немало, — найдут себе какое-либо другое место?

«Послушайте, пастор Вандеман, — скажете вы, — я думал, будет так: Христос вернется, Он утвердит на этой земле Свое Царство, и наступит тысячелетие мира. Признаться, я смущен».

Вы, наверное, помните, что, когда Христос был на земле, даже Его ученики не до конца понимали смысл Его миссии. Они полагали, будто Он пришел, чтобы сразу же утвердить земное царство, но Христос не собирался этого делать. Он пришел умереть на кресте вместо человека и сделать его спасение возможным.

Как тогда, так и теперь многие не имеют ясного представления о том, что же произойдет, когда Христос придет на землю еще раз и придет скоро. Да, вы правы, настанет миллениум. Между прочим, слово «миллениум» как раз и означает просто тысячу лет, но во время этого тысячелетия на земле не будет никакого Христова царства, и, значит, никакой второй возможности спастись у грешников не появится. Когда Христос вернется, и даже до Его возвращения, каждый грешник уже исчерпает эту возможность. Просто невозможно покаяться, когда ты мертвым лежишь на земле!

Да, Христос утвердит на ней Свое Царство, но не сразу. Помните, что Он сказал о цели Своего возвращения? Прочитаем еще раз эти хорошо знакомые слова: «Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога и в Меня веруйте. В доме Отца Моего обителей много; а если бы не так, Я сказал бы вам: «Я иду приготовить место вам». И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтоб и вы были, где Я» (Ин. 14:1—3).

Куда собирался идти Иисус, покидая эту землю? В дом Своего Отца. Где этот дом? Иисус часто говорил, что Отец пребывает на небесах. Почему Иисус собирался туда? Чтобы приготовить место для Своего народа. А зачем Он опять вернется на эту землю? Чтобы взять Свой народ и вознести его к уготованному месту, то есть на небо. Все предельно ясно, не так ли?

Обратите внимание: Иисус ни слова не сказал, что, придя на землю, сразу утвердит на ней Свое Царство. Он даже не собирается здесь задерживаться и придет только для того, чтобы взять Свой народ. У апостола Павла есть описание этого пришествия. Обратимся к нему еще раз и посмотрим, совпадает ли оно с тем, о чем мы только что говорили. Впрочем, вы и так знаете, что все прекрасно совпадает. Вот что пишет Павел: «Потому что Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба, и мертвые во Христе воскреснут прежде; потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем» (1 Фес. 4:16, 17).

Видите? Он придет, как и обещал, лишь для того, чтобы взять Свой народ. Многие, кто был Ему верен, уже умерли, и поэтому Он пробудит их к жизни. Вместе с теми, кто еще жив и тоже верен Христу, они на облаках вознесутся Ему навстречу. Христос и Его народ станут единым целым, дабы никогда не разлучаться.

Все понятно, не правда ли? Это напоминает картину, когда молодой человек заезжает за своей девушкой, чтобы пригласить ее на вечеринку. Он останавливает машину у дома, ждет, когда она выйдет, она выходит, он помогает ей сесть и даже не заходит в дом. Примерно так будет и тогда, когда придет Иисус. Весь Его народ — и те, кто живыми встречали Его, и воскресшие мертвые — вознесется на облаке навстречу Ему, а Он Сам даже не коснется земли!

Не забывайте об этом. Это очень важно. Иисус сказал, что в последние дни появятся лжехристы. Помните? Но если вы вдруг услышите, что кто-то из живущих на этой земле называет себя Христом, вы без особого труда поймете, что это самозванец, потому что, когда придет настоящий Христос, Он, как я уже говорил, даже не коснется земли.

Итак, вы видите, что не все человечество будет уничтожено и что многие вознесутся вместе с Господом, дабы вместе с Ним прожить на небесах тысячу лет. Затем они вернутся, так как Бог еще кое-что задумал для этой земли и для Своего народа, а также потому, что Он сознает необходимость навсегда покончить с мятежом.

Почему многие останутся мертвыми на земле? Потому что Бог решит их оставить? Нет, Иисус умер за всех, Он дал возможность спасения каждому человеку, и в доме Его Отца хватило бы места для каждого из нас. Он будет скорбеть по любому, кто останется на земле. Он никого не хочет потерять, но все дело в том, что люди сами отказались принять Его жертву, когда Он умер за них. Они сами не позволили Ему спасти их, а Он, как известно, никого не принуждает.

Люди не думали о том, что произойдет, когда наступит конец времени, и потому в последний час у них не окажется защитника. В тот день они не смогут пережить Божьей славы и своей вины. Слава Его пришествия и разрывающее сердце чувство вины, той вины, которую Он хотел простить, станет для них невыносимым испытанием!

Боюсь, что очень часто для нас возвращение Христа и конец света — это синонимичные понятия. Мы говорим о Его возвращении, о конце мира, о конце времени, о судном дне, полагая, что под всем этим подразумевается одно и то же. Второе пришествие Христа мы воспринимает как нечто, несущее с собой конец. Таким оно и будет для тех, кто не думает о своем будущем, кто не хочет думать о том, что однажды эта планета опустеет.

Однако это вовсе не конец. Для тех, кто любит своего Господа, кто принимает Его жертву, завершение времени не означает конца. Не будет безысходности. Это событие откроет им двери в новую жизнь и сделает свободными — какими они никогда не были. Все их тяготы и заботы исчезнут. Они долго ждали — и наконец для них наступит то, ради чего они жили и о чем молились!

Итак, мы видим, что завершение времени для разных людей означает разное, и человек, работающий на своем рабочем месте, хорошо знает это. Кто-то мечтает о том, что будет делать после работы, строит планы, а кто-то совсем не думает об этом. Есть люди, которым не интересно думать о том, что они будут делать, когда закончится рабочий день. Друзья, общество, увлечения — все это у них только на работе, и, покидая свое рабочее место, они возвращаются в безмолвный одинокий мир. Но есть и другие люди, с нетерпением ожидающие вечера, да оно и понятно: вечером они встретятся с теми, кого любят. Да, рабочий день закончился, время истекло, но это вовсе не означает, что завершился их день!

Однако давайте-ка посмотрим, что произойдет дальше. Правда ли, что, согласно Библии, народ Божий вместе с Самим Богом пребудет на небесах тысячу лет? Да, это так. Библия говорит об этом. Вот что сказано в ней о народе Божьем: «Они ожили и царствовали со Христом тысячу лет» (Откр. 20:4).

Но как быть с мертвецами, оставшимися на земле? Услышим ли мы о них снова? Да, услышим. В следующем стихе говорится об их участи, и там сказано, что они не оживут, «доколе не окончится тысяча лет».

Слова эти могут озадачить, но ненадолго. Итак, «прочие же из умерших не ожили, доколе не окончится тысяча лет». Кто они, эти прочие?

Апостол Павел, как вы помните, сказал, что когда Христос вернется, умершие праведники воскреснут и на облаках вознесутся Ему навстречу. А в Книге Откровение читаем, что «прочие из умерших» — это те, кто не принял Христа, кто не воскрес во время Его Второго пришествия, а также те, кто умрет, будучи не в силах вынести всей Его славы, — все они не оживут, пока не окончится тысяча лет.

Обратите внимание на слово «доколе». Сказано, что они не оживут, доколе [пока] не истечет тысячелетие, и, стало быть, можно предположить, что они оживут по окончании этого срока. Очевидно, речь здесь идет о двух воскресениях. О воскресении народа Божьего, которое, как мы знаем, совершится во время Второго пришествия Христа, сказано, что «это — первое воскресение» (ст. 5), и, следовательно, во втором воскресении, которое совершится по окончании тысячи лет, речь пойдет о тех, кто отверг Его.

Надо сказать, что 20-я глава Книги Откровение, которую мы сейчас читаем, — единственное место во всей Библии, где упоминается о тысячелетнем царстве. Попытаемся в этом разобраться. Весь Божий народ вместе с Господом вознесся на небеса, все, кто решил погибнуть, мертвы, и целую тысячу лет земля остается пустой. Да, она будет пустой, если говорить о людях, но есть и нечеловеческие существа — и прежде всего здесь надо вспомнить об одном из них. Читаем: «И увидел я Ангела, сходящего с неба, который имел ключ от бездны и большую цепь в руке своей. Он взял дракона, змия древнего, который есть диавол и сатана, и сковал его на тысячу лет, и низверг его в бездну, и заключил его, и положил над ним печать, дабы не прельщал уже народы, доколе не окончится тысяча лет; после же сего ему должно быть освобожденным на малое время» (Откр. 20:1—3).

Нельзя, конечно, говорить, что, взяв обычный ключ и обычную цепь — пусть даже очень крепкую, — сатану можно сковать. Нет и бездны, нет никакой пропасти, из которой он не смог бы выбраться. В этих стихах символически говорится о том, что греховной деятельности сатаны наконец-то будет положен предел, и вместе со своими ангелами он будет вынужден находиться на этой земле, не имея возможности покинуть ее. Поскольку никого из людей на ней не останется (одни вознесутся на небеса, а другие умрут), сатана действительно будет скован, то есть он лишится всякой возможности кого-либо искушать. Тысячу лет вместе со своими мятежными ангелами дьявол будет бродить по темной, опустевшей, разоренной земле — бродить и смотреть, какое опустошение он сотворил. Сатана — последняя жертва своего же собственного безумия.

А между тем на небесах народ Божий тысячу лет проводит в счастливом блаженстве — в фантастически красивом месте, которое Спаситель приготовил для него. У него будет много времени, чтобы понять, как Бог относится к погибшим, к тем, кого мы хотели бы видеть рядом с нами, но кого нет среди нас; понять, что Господь никого не может спасти насильно, против его воли, и что для каждого Он сделал все, что мог.

И, наконец, настанет время, когда надо будет навсегда покончить с мятежом. Вместе со Своим народом Господь низойдет на эту землю. Читаем: «Иоанн увидел святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба» (Откр. 21:2).

Что происходит? «Когда же окончится тысяча лет, сатана будет освобожден из темницы своей и выйдет обольщать народы» (Откр. 20:7).

Сатана освобожден, потому что совершается второе воскресение, воскресение погибших. Снова все мятежное воинство оказывается в его власти, и мятеж вспыхивает с новой, неистовой силой. Сатана предпринимает последнюю попытку свергнуть Божье правление. Читаем: «И вышли на широту земли и окружили стан святых и город возлюбленный. И ниспал огонь с неба от Бога и пожрал их» (Откр. 20:8, 9).

Мятеж подавлен. Ради блага всей вселенной, ради блага всякого живущего в ней грех должен быть изглажен, и для того, чтобы сделать это, Бог использует настоящий огонь. Сам Он вовсе не рад этому, Он плачет над каждым погибшим, как над Своим единственным ребенком, но отступать нельзя.

Совершив свое дело, пламя угаснет. Мятеж будет подавлен, дабы он уже никогда не потревожил счастливую вселенную. Исчезнет грех, а вместе с ним смерть, боль и страдание. Планету, очищенную огнем от всякой скверны, Бог даст своему народу как вечное жилище. Обновленная, чистая и прекрасная, какой была в начале, она уже никогда не будет осквернена. Все Божье творение будет находиться в гармонии, в которой никогда не прозвучит ни одной фальшивой ноты!

Друг мой, время завершает свой бег, и мы уже слышим звон ключей. Скажи, думаешь ли ты о будущем? Надеюсь, что да. Спаситель кое-что задумал для тебя. Я обращаюсь к вам, Иван, Мария, Лиза, Петр, — кто бы вы ни были и где бы ни находились. Подумайте, каким разочарованием наполнится сердце нашего Спасителя, если Он не встретит вас на небесах. Ведь никто никогда не сможет вас заменить — ни из того великого множества, которое спасется, ни из воздающих поклонение ангелов, ни из великого сонма служащих Богу. Он хочет, чтобы там оказался именно ты — так неужели ты Его разочаруешь?

Сдерживая ветры

Целых три дня тянулось томительное ожидание. Рейс номер 316 откладывался, и самолет с шестьюдесятью восемью пассажирами на борту по-прежнему стоял на взлетной полосе в международном аэропорту Кеннеди. Что произошло? Какая-нибудь неисправность? А может быть, непогода? Террористы? Нет, дело было в другом: просто власти Соединенных Штатов решили удостовериться, что пассажир, находящийся на борту, действительно покидает страну по своей воле.

И вот теперь, в присутствии представителей обоих государств, эта женщина говорит: «Да, я люблю своего мужа, но он решил остаться здесь, а я — улететь».

Свободно ли она говорила? Не под давлением ли это было сказано? «Не могу сказать с уверенностью, — пояснил адвокат ее мужа. — Я не имел возможности поговорить с нею, да к тому же она актриса».

Актриса или нет, но решение принято, и через семьдесят два часа прожектора гаснут, репортеры спешат к телефонам, праздные туристы начинают искать новых зрелищ, а самолет под номером 316 поднимается в вечернее небо.

Таков и Бог. Он тоже откладывает «полет», отводит беду, не дает урагану и наводнению разразиться в полную силу, сдерживает ветры насилия, террора и войны, опрокидывает песочные часы, чтобы не успела упасть последняя песчинка, удерживает историю от последнего шага и не торопится положить конец, пока каждый из нас не решит, хотим мы быть свободными или нет.

Мы часто видим, что именно так и происходит: готовимся к самому худшему, даже к концу света, но он почему-то не наступает.

Когда надвигался ураган «Ален», метеорологи оповестили, что его сила будет немалой, что вообще это будет ураган столетия. Эвакуировали целый округ, однако разрушения оказались гораздо меньше, чем ожидались.

Уже не раз ураган надвигался прямо на нашу столицу, но почти всегда менял направление, и Вашингтон отделывался лишь сильным ливнем.

Почему? Кто удерживает бурю? Кто сдерживает ветры?

Вы никогда не задумывались о том, что бы произошло, если бы арабы выиграли священную войну у израильтян? Что было бы, если бы израильтяне начали использовать атомное оружие — тем более, что слухи об этом действительно ходили?

Что было бы, если бы шаха Ирана свергли на двадцать пять лет раньше? Быть может, история развивалась бы совсем по-другому?

Что было бы, если бы злополучная попытка освободить американских заложников в Иране удалась? Что, если бы в ту ночь над иранской пустыней не было пыльных бурь? Если бы три вертолета не потерпели неудачу? Если бы пламя горящего самолета не осветило иранское небо?

Может быть, заложников убили бы? А вдруг их все-таки удалось бы освободить, если бы этот добрый замысел оказался успешным? Не привело бы это к третьей мировой войне? Я не знаю. Я только знаю, что Бог по-прежнему властвует над миром и что гораздо чаще, чем нам кажется, история изменяет свой ход благодаря Божественному вмешательству. Бог часто делает так, что ружья не стреляют. Чтобы защитить от врагов, Он насылает туман, и вообще у Него есть тысяча других способов, которые нам самим никогда не приходят в голову. Если бы Он не удерживал ветры международного терроризма, Армагеддон давно бы захватил нас.

Как морским волнам, так и военным ветрам Он говорит, чтобы они бушевали лишь до известного предела.

Но скоро наступит день, когда Он перестанет удерживать эти ветры, и они задуют с неистовой яростью. Тогда придется эвакуировать не один какой-то округ, а всю планету!

Но что происходит сейчас, когда этот день еще не наступил? Ключ к разгадке дает все та же Книга Откровение: «И после сего видел я четырех Ангелов, стоящих на четырех углах земли, держащих четыре ветра земли, чтобы не дул ветер ни на землю, ни на море, ни на какое дерево» (Откр. 7:1).

Вот так. Ангелам ведено удерживать ветры. Но почему? «И видел я иного Ангела, восходящего от востока солнца и имеющего печать Бога живого. И воскликнул он громким голосом к четырем Ангелам, которым дано вредить земле и морю, говоря: не делайте вреда ни земле, ни морю, ни деревам, доколе не положим печати на челах рабов Бога нашего» (Откр. 7:2—4).

Итак, ангелы должны удерживать ветры, не давать им дуть, пока Бог не положит печати на чело тех, кто Ему верен. Что же произойдет? Что-то такое, что можно увидеть? Нет. Печать будет незримой, но многие так полюбят Иисуса, что скажут: «Господи, хочу, чтобы Ты навсегда запечателел меня как одного из Своих детей!»

Но найдется множество других людей — и, к сожалению, их будет большинство, — кто в своем сердце или делами своими скажут: «Спасибо, Господи, не надо. Я знаю, что Ты умер, чтобы спасти меня, но я не хочу спасаться. Я сам выбираю свой путь».

И когда каждый примет решение, задуют ветры, и начнется время такой скорби, какой этот мир еще не знал. Последняя песчинка упадет на дно песочных часов, и Иисус вернется на землю!

Однажды в журнале я увидел на развороте прекрасный и довольно интригующий плакат. Великолепное облако на фоне ярко-голубого неба. Над облаком в левой стороне написаны слова Иисуса: «Гряду скоро», а справа, на фоне неба, добавлены три слова: «Быть может, сегодня».

Быть может, сегодня! Да, мы должны жить так, как будто Господь может появиться в любой момент, но возможно ли, чтобы Он явился прямо сегодня, не дав вам дочитать эту книгу? Или, быть может, сначала должны исполниться какие-нибудь библейские пророчества?

Задумывались ли вы, сколько раз в этих пророчествах говорится о каком-нибудь конкретном хронологическом периоде? С какой точностью они исполняются? Давайте посмотрим.

Когда Ной жил на этой земле, у всех, кто находился вместе с ним, было целых сто двадцать лет, чтобы внять его словам, достойно пройти испытание и спастись от потопа. Потоп должен был начаться через семь дней после того, как Ной войдет в построенный им ковчег, а ливень продолжаться сорок дней и сорок ночей. Так и произошло.

Призвав Авраама, Бог открыл ему, что четыреста лет его потомков будут притеснять в какой-то чужой стране. Да, так оно и было — в Палестине и Египте. Однако через четыреста тридцать лет после того, как было дано обетование, и спустя четыреста лет после того, как началось угнетение, Бог «в этот самый день» (как говорит Писание) вывел иудеев из Египта. Бог использовал также и Иосифа, который жил в Египте. Он помог ему точно предсказать, что произойдет с фараоновым виночерпием и хлебодаром. Кроме того, с Божьей помощью Иосиф истолковал фараону и его сон, в котором образно говорилось о наступлении семи лет голода.

Когда, подойдя к обетованной земле, израильтяне не осмелились войти в нее, им было сказано, что как посланные соглядатаи сорок дней разведывали эту землю, так весь Израильский народ сорок лет будет бродить по пустыне — год за день. Так и произошло.

Мы помним, как пророк Илия сказал Ахаву, что «в сии годы не будет ни росы, ни дождя», и знаем, что голод продолжался три с половиной года.

Видите, как точно исполнились все эти пророчества? За то, что народ Божий непрестанно восставал против своего Господа, Он сделал иудеев пленниками вавилонян. Плен длился семьдесят лет, и когда этот срок окончился, Господь вернул пленников в свою землю. Пророк Даниил в точности предсказал, что горделивый вавилонский царь лишится своего престола и что его уничижение будет продолжаться «семь времен», то есть семь лет. Однако есть и более интересные пророчества. В Книге Даниила Бог открыл, что будет испытывать еврейский народ семьдесят седмин, или четыреста девяносто лет (надеюсь, вы помните, что в символических пророчествах день символизирует год, и, следовательно, семьдесят седмин составляют четыреста девяносто лет). В конце данного периода, то есть в 34 году по Р. X., Евангелие начало проповедоваться язычником, и это свидетельствовало о точном исполнении пророчества. Но примечательнее то, что в этом же пророчестве точно указывается время начала Иисусова служения (27-й год по Р. X.) и год его крестной смерти (31-й год по Р. X.). Вы, конечно, понимаете, что мы сделали лишь краткий обзор библейских пророчеств.

Итак, вы видите, с какой изумительной точностью исполнились упомянутые пророчества. Не хочется ли вам отыскать в Писании какое-нибудь предсказание о конце этого мира? Неужели Бог, несмотря на всю значимость этого события, оставил нас в неведении?

Мы не знаем, когда именно вернется Господь, и для нас это очевидно, потому что Иисус сказал: «О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один» (Мф. 24:36).

Итак, мы не знаем ни дня, ни часа, но и библейским пророкам, и нам Сам Иисус дал много знамений, по которым можно определить, что Он скоро придет. Эти знамения совершаются у нас на глазах.

Но интересно, есть ли в Библии пророчество, которое с хронологической точностью указывает на наступление последних дней и благодаря которому мы можем знать, что эти дни действительно наступили?

Да, такое пророчество есть, причем оно крайне важно, а временной период, о котором в нем говорится, столь существенен, что о нем в Библии упоминается семь раз: два раза в Книге Даниила и пять раз в Откровении. Этот период измеряется в пророческих днях, в пророческих месяцах и пророческих годах. Дважды о нем сказано как о тысяче двухстах шестидесяти днях, дважды — как о сорока двух месяцах и трижды — как о трех с половиной годах. Все они указывают на один и тот же временной отрезок, который составляет тысячу двести шестьдесят лет (если вспомнить, что в символическом пророчестве день символизирует год).

Рассматриваемый период начался в 538 году по Р. X. и продолжался до 1798 года, в общем и целом соответствуя времени средневековых гонений. Дата его завершения — 1798 год — свидетельствует о начале того, что Даниил называет «последним временем».

Говоря об этом тяжком времени, Иисус сказал: «Ибо тогда будет великая скорбь, какой не было от начала мира доныне, и не будет» (Мф. 24:21). Но Бог милосерд, и, будучи таковым. Он не допустит, чтобы гонение и горе продолжались до самого конца. Этот период уменьшится: «И если бы не сократились те дни, то не спаслась бы никакая плоть; но ради избранных сократятся те дни» (Мф. 24:22),

А теперь давайте посмотрим, что произойдет. В том же пророчестве говорится: «И вдруг, после скорби дней тех, солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются» (Мф.24:29). Гонения прекратились около 1776 года, когда была принята Американская Декларация независимости. Через четыре года, в 1780 году, то есть когда указанный период еще продолжался, но преследований уже не было, наступило знаменитое солнечное затмение, наблюдавшееся по всей Новой Англии. Странная темнота, длившаяся весь день, сменилась, как и предсказал Иисус, такой же странной, темной ночью. Многие поняли, что Господь скоро вернется, и многим показалось, что конец мира наступил уже тогда — темным утром 19 мая. Прошло еще немного лет, и 13 ноября 1833 года исполнилось предсказание о том, что «звезды падут с неба», — в этот день наблюдался самый сильный метеоритный дождь.

Вы понимаете, что происходит? По мере способностей и возможностей исследовав библейские хронологические пророчества, мы выяснили, что в 1798 году началось последнее время, что последний из признаков конца можно было наблюдать в 1833 году и что у нас остается только одиннадцать лет.

Одиннадцать лет. Поскольку то самое пророчество, в котором был точно указан год распятия Иисуса, пророчество, которое вобрало в себя временной период свыше двух тысяч трехсот лет и которое, с хронологической точки зрения, является самым продолжительным во всей Библии, — это пророчество завершается в 1844 году. Мы уже говорили, что в этом году, готовясь вернуться на землю и отделить праведных от грешников, Иисус начал исследовать те небесные книги, в которых запечатлена наша жизнь. Итак, 1844 год. В Библии нет никакого другого пророчества, которое позволило бы говорить о какой-либо позднейшей дате. Вы понимаете, что это означает? Это значит, что после 1844 года Иисус может вернуться на землю в любое время. Ему уже не надо ждать завершения какого-нибудь другого пророческого периода, никакая пророческая хронология теперь не сдерживает Его. Но тогда почему Он до сих пор не пришел? Ведь уже без малого двести лет мы живем в последнее время. Почему Его нет с нами? Посмотрим, что говорит Писание: «Не медлит Господь исполнением обетования, как некоторые почитают то медлением; но долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию» (2 Петр. 3:9).

Вы понимаете, почему Он не приходит? Исполненный сострадания, наш дорогой Господь, наш любимый Спаситель не хочет, чтобы кто-нибудь погиб, и потому как бы откладывает наступление конца, замедляет ход истории — ведь еще есть люди, не принявшие решения, а Он не желает ничьей гибели!

Обратимся к отрывку, который мы уже читали: «И после сего видел я четырех Ангелов, стоящих на четырех углах земли, держащих четыре ветра земли… И видел я иного Ангела, восходящего от востока солнца и имеющего печать Бога живого. И воскликнул он громким голосом к четырем Ангелам… не делайте вреда ни земле, ни морю, ни деревам, доколе не положим печати на челах рабов Бога нашего» (Откр. 7:1—3).

Теперь вы понимаете, почему ветры горя и страха, ветры мировой войны еще не задули во всю силу, почему поединок, вспыхнувший на Ближнем Востоке, не вверг нас в третью мировую войну, почему ураганы так часто меняют свое направление и почему ужасный, последний день этой ничего не подозревающей планеты еще не начался, пока не начался.

Но так будет не всегда. Сегодня, когда вы читаете эти слова, ангелы еще остаются на своих местах, но похоже, что они немного ослабили свою удерживающую силу. Сегодня, когда вы читаете эти строки, еще не поздно сделать выбор и обрести вечность. Сегодня, когда вы читаете эти слова, я, опираясь на авторитет Писания, говорю, что Иисус не придет сегодня, потому что еще не все предсказанные события сбылись.

Но завтра может случиться так, что все, прочитанное вами сегодня, станет ненужным, и, будучи истинными сегодня, завтра эти слова перестанут быть таковыми, ибо завтра рев освобожденных ветров оглушит нас всей своей яростью и неистовством. Как только их перестанут сдерживать, как только время устремится навстречу вечности, величественные события, о которых говорится в Книге Откровение, совершатся — и совершатся так быстро, что у нас захватит дух!

Ты готов встретить эти ветры? Несешь ли ты на себе печать, которая не видна человеческому глазу, но которая свидетельствует, что ты избрал Господа Иисуса и хочешь пребывать с Ним вовеки? Если ты еще не сделал выбора, сделай его прямо сейчас. Кем бы ты ни был, где бы ни находился, что бы ни совершил и какими бы ужасными ни были твои грехи, ты можешь сделать этот выбор прямо сейчас — сделать и получить прощение, молитвенно прося Господа Иисуса приготовить тебя к этому драгоценному дню, омыть Своей драгоценной Кровью и изгладить твои прегрешения.

Спасение с Ориона

Это произошло 23 сентября 1922 года. Старый военный корабль США под названием «Миссисипи» бросил якорь в порту Митилини, острова в Эгейском море. И вот серым утром один молодой американец на шлюпке подплыл к нему и попросил встречи с капитаном, а двенадцать часов спустя предъявил греческому правительству ультиматум.

Дело было так. Всего несколько недель назад молодой человек по имени Эйса Дженнинге вместе со своей семьей от имени молодежной христианской организации прибыл в турецкий город Смирну. Ему было поручено исследовать сложившуюся ситуацию, чтобы потом как-то уладить отношения между турками, армянами, греками и евреями, населявшими этот неспокойный город. События развивались быстро. Вы, наверное, помните, что в награду за участие в первой мировой войне союзники отдали Смирну грекам. И вот, двинувшись к этому городу, греческая армия начала наступление вглубь полуострова, к Анкаре. Призвав отстоять независимость Турции, Ататюрк, ее первый президент, сумел сплотить вокруг себя турецкий народ.

Греки были уверены в победе. Их войска упорно продвигались к самому сердцу страны, но неожиданно армия Ататюрка отбросила их назад. Греки начали отступать к Смирне, грабя и поджигая все, что попадалось на пути. В своем безудержном отступлении они выгоняли из домов греков и армян и заставляли их бежать к берегу. Все дороги к морю были переполнены беженцами, а потом, хотите — верьте, хотите — нет, думая только о собственной безопасности, греческие солдаты погрузились на корабли и отплыли, бросив беженцев на произвол судьбы.

И тут внезапно — никто не знает почему — Смирна загорелась. Преследуемые огнем, толпы беженцев бросились к морю. Когда город еще горел, Эйса Дженнинге, пристроив свою маленькую семью на борту американского эсминца, отправился назад, чтобы как-то помочь оставшимся. Ему удалось найти продовольствие, но толпы несчастных, сгрудившихся на причале и мечущихся между водой и огнем, нуждались в большем — им были нужны корабли! И вот на какой-то миг почудилось, что Провидение помогло: двадцать судов, которые эвакуировали греческих солдат, снова бросили якорь у острова. Эйса решил, что все в порядке, и капитаны, конечно же, возьмут на борт всех своих соотечественников. Но не тут-то было — генерал Франкос, руководивший всем караваном, был человеком осторожным и никак не мог принять решения.

Тогда-то Эйса под покровом утреннего тумана направился к старому американскому эсминцу в своей шлюпке. Он решил действовать через голову генерала Франкоса и начать переговоры напрямую с греческим правительством. Рассказав все командиру эсминца, он попросил послать в Афины зашифрованное сообщение, в котором настаивал, чтобы все корабли, находящиеся неподалеку от Смирны, были переданы в его распоряжение. Было четыре часа утра. Скоро пришел ответ. «Кто вы? — спрашивали в нем.

Вопрос вполне естественный. В этом регионе Эйса пробыл всего около месяца, и никто о нем не слышал.

«Я возглавляю американскую миротворческую миссию в Митилини», — ответил он и не стал объяснять, что «возглавлял» ее лишь потому, что был единственным американцем, который там находился.

Афинские власти оказались осторожнее самого генерала Франкоса, они сообщали, что кабинет примет решение, кабинет еще не заседал, кабинет соберется утром. Можно ли защитить корабли? Будут ли их сопровождать американские эсминцы? Означает ли это, что эсминцы защитят корабли, если турки попытаются напасть на них? И так далее.

В четыре часа пополудни терпение юного американца иссякло. Связавшись с Афинами, он передал, что если к шести часам он не получит положительного ответа, он начнет вести переговоры в открытую, не пользуясь шифром, и весь мир узнает, что греческое правительство не желает спасать своих соотечественников от верной гибели. Это сработало, и где-то около шести пришло сообщение: «ВСЕ КОРАБЛИ В ЭГЕЙСКОМ МОРЕ ВВЕРЯЮТСЯ ВАШЕМУ КОМАНДОВАНИЮ. ЭВАКУИРУЙТЕ БЕЖЕНЦЕВ ИЗ СМИРНЫ».

Эти десять слов означали спасение для многих тысяч человек, но они говорили и о том, что молодой, никому не известный американец стал адмиралом греческого флота!

Дженнингс принял командование. Капитанам двадцати кораблей было передано, чтобы они готовились к полуночи подойти к Смирне. Наступила полночь, Эйса приказал спустить греческий флаг, поднял американский и подал сигнал: «Следуйте за мной». Затем поднялся на капитанский мостик и приказал: «Полный вперед».

И вот корабли направляются к Смирне, а он стоит на капитанском мостике и смотрит на дымящиеся руины, которые совсем недавно были торговой частью города. Прямо напротив из обуглившихся развалин торчит кирпичный остов некогда прекрасного здания, а у самой воды на несколько километров тянется безжизненная черная полоса. Она казалась безжизненной, но Эйса знал, что это живая цепь боли, ожидания, надежды и молитвы; это те, кто на протяжении многих дней ежеминутно взывали: «Кораблей, кораблей, кораблей!»

Когда суда приблизились, когда перед глазами Дженнингса раскинулось побережье, ему показалось, что все, кто там стоял, смотрели на них и протягивали к ним руки. Казалось, что все, кто был на берегу, подались вперед, словно силясь схватить их. Воздух наполнился тысячеголосым криком — это был крик такой радости и ликования, что пронимал до костей. Не было нужды объяснять, для чего прибыли корабли, — те, кто днями с тоской вглядывались в морской горизонт, знали, что это помощь, жизнь и спасение!

Никогда Эйса Дженнингс не был так благодарен Богу и так счастлив, как в то раннее утро, когда наконец понял, что — слава Богу, вовремя — может принести надежду этим отчаявшимся людям!

Эту историю мне рассказал его сын. Я никогда не смогу позабыть ее, как не смогу отделаться от мысли, что она разительным образом похожа на то, что скоро должно совершиться. Нас ожидает изумительное спасение, которое придет не с моря, а с неба — спасение не трехсот тысяч беженцев на каком-то берегу, а всех людей до единого, если мы только этого захотим; спасение всех, кто находится на этой горящей, бьющейся в судорогах и тонущей в забвении планете. У нее нет иного выхода, кроме надежды на спасение с небес!

Трудно сказать, когда мы впервые поняли, что она легко может превратиться в непригодную для жизни свалку. Быть может, это произошло тогда, когда Хиросима стала первой жертвой начавшегося атомного века. Может быть, это произошло раньше, на заре первых ядерных испытаний в Лос-Аламосе, когда мы впервые увидели, с чем имеем дело.

Как решится судьба нашей планеты? Каков будет ее путь, если на выборах победу одержит человек, не скрывающих своих злых намерений; если власть перейдет к какому-нибудь диктатору, погрязшему в интригах; если атомная бомба окажется в руках безумца; если иссякнут запасы продовольствия, кончится нефть, истощится почва, а воздух, вода и даже пыль станут опасными для жизни? Каким будет наш путь, если Статуя Свободы, гордо возвышающаяся в нью-йоркском порту, перестанет быть символом мира и надежды для бедных и измученных? Учитывая все это, мы стали всерьез исследовать вопрос о том, насколько возможно проживание на других планетах, и всерьез заговорили об исходе с Земли.

Но успеем ли мы это сделать? Довольно быстро люди поняли, что другие планеты слишком далеки от нас и мы не сможем вовремя заселить их, чтобы помочь спастись нашему поколению. Теперь мы говорим о создании гигантских космических платформ или космических колоний, которые дали бы нам возможность жить на орбите нашей Земли.

Однако даже если эти смелые планы осуществимы, успеем ли мы вовремя претворить их в жизнь? Может быть, когда Господь Иисус вернется на эту Землю, мы все еще будем жить на ней? Давайте снова откроем Книгу Откровение и прочитаем волнующее описание того, как Сын Божий появляется в потрясенных Его пришествием небесах: «И небо скрылось, свившись как свиток; и всякая гора и остров двинулись с мест своих; и цари земные и вельможи, и богатые и тысяченачальники и сильные, и всякий раб и всякий свободный скрылись в пещеры и в ущелья гор, и говорят горам и камням: падите на нас и сокройте нас от лица Сидящего на престоле и от гнева Агнца; ибо пришел великий день гнева Его, и кто может устоять?» (Откр. 6:14—17).

Да, когда Творец вернется на эту Землю, не найдется ни одного человека, пусть даже самого богатого и могущественного, который успел бы, как говорится, выскользнуть через заднюю дверь и удрать на Луну. На этот экстренный случай ни у кого не будет возможности улететь в космос, все будут здесь и, захваченные врасплох, станут молить горы и камни, чтобы они сокрыли их от лица отвергнутого ими Спасителя. Друг мой, я согласен, что скоро исход с Земли станет настоятельной необходимостью. Придет день, когда уставшие от страха, измученные и обезумевшие люди в отчаянии возвысят свой голос и станут кричать: «Остановите этот мир! Я хочу выйти!» — и это будет настоящий крик отчаяния, а не реплика на бродвейской сцене.

Но для Бога это не будет неожиданностью: Господь задумал Свой исход, и он произойдет, и произойдет вовремя. Мне кажется, я никогда не перестану восхищаться словами апостола Павла, который описывает его так: «Потому что Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба, и мертвые во Христе воскреснут прежде; потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем» (1 Фес. 4:16, 17).

Вот оно, Благовестие, вселяющее надежду и утешение. Нет смерти — есть воскресение. Нет гибели — есть жизнь. Нет страха — есть спасение. Помните о кораблях, взявших курс на Смирну? Таким будет исход с нашей планеты, и он совершится вовремя!

В этом исходе нет мрака, нет ощущения гибели, нет ничего такого, что могло бы сорвать ваши замыслы, устрашить вас, ужаснуть или заставить пожелать, чтобы все это отдалилось. Так будет только в том случае, если вы не захотите спастись, но кто же не захочет спастись в такой час? Разве найдется человек, который, вернувшись к дымящимся развалинам Смирны, снова станет ожидать корабли? Разве кто-то вернется на эту дымящуюся, содрогающуюся планету, когда спасение так близко?

А теперь представьте: подобно тем людям, что были в Смирне, все человечество загнано на край этого разваливающегося, дымящегося, бьющегося в судорогах мира. Люди мечутся между огнем времени и вечностью, в отчаянии желая оставить эту планету и пристально вглядываясь в небеса в надежде увидеть хоть слабый признак грядущего спасения. Все не отрываясь смотрят в бесконечное пространство, до боли в глазах вглядываются в раскинувшееся над ними небо, чтобы наконец-то увидеть — хотя бы на миг, — как наш Господь, появившись в звездных коридорах Ориона, близится на облаке к Земле. Все взоры обращены к небу, глаза полны слез неудержимой радости, все, ликуя, кричат, раскрыв объятия, словно сама Земля хочет заключить в них своего Творца!

Нам не надо говорить, зачем Он пришел. Не надо, потому что мы целыми днями с тоской вглядывались в небо, когда за нами горела планета, и теперь знаем, что оттуда идет спасение. Мы ждали нашего Господа, и вот, наконец, Он здесь!

Бог замыслил «побег» в небеса. Вы готовы? А я? Окажемся ли мы на этом живом звездном облаке, когда оно тронется в обратный путь? Сам Бог задумал это космическое путешествие, и его нельзя отменить. Оно состоится наверняка. В этом нет никаких сомнений, вопрос только в одном: кто отправится в него?

Этот вопрос задает и Давид: «Кто взойдет на гору Господню, или кто станет на святом месте Его» (Пс. 23:3). «Тот, у кого руки неповинны и сердце чисто», — гласит ответ (Пс. 23:4).

Что поможет отправиться в этот путь? Преданное, чистое, преображенное сердце. Сердце, некогда бывшее гордым и корыстным, но которое смирилось и перестало думать о себе. Сердце, бывшее черствым, но обретшее доброту, которое вознеслось на Голгофу и уже никогда не будет прежним, обретшее достаточно сил, чтобы устоять в тот тревожный день!

Думай о том дне, думай снова и снова — пусть это станет тем, ради чего стоит жить. Разве можно представить что-либо более волнующее и восхитительное? Вот на востоке сначала появляется маленькое темное облако, оно приближается и наконец становится большим и белым. Такого вы раньше никогда не видели — это облако ангелов, которым нет числа. По всему миру разносится звук трубы и раздается голос, которого вы никогда не слышали. Это голос Господа Иисуса, призывающий мертвых к жизни. Земля колеблется, могилы разверзаются, там и тут ангелы выносят из них маленьких детей и передают матерям. Раздаются крики радости: это те, кого некогда разлучила смерть, вновь соединяются, дабы никогда не расставаться!

И затем наступает момент, когда вместе с воскресшими мы, проведшие долгую ночь в ожидании, вступаем в это ангельское созвездие, готовые отправиться домой!

Как выглядит тот «корабль», на котором мы отправляемся в путь? Это облако сверкающих ангелов, воздушная колесница с живыми крыльями по сторонам, над ней — радуга, а внизу — подобие огня. На облаке восседает Иисус, а рядом с Ним все те, кто действительно хотел совершить это путешествие. Вокруг облака — сонмы ангелов, славословящих своего Творца. Мы движемся по сверкающему, усеянному звездами поясу Ориона — живое созвездие, направляющееся к Божьему граду!

Ты хочешь, чтобы твое имя оказалось в списке пассажиров? Это возможно — надо лишь одно: чтобы напротив него Кровью Господа Иисуса Христа было написано одно слово — «прощен»!

Тихий свист топора

Прагматическое настроение шестидесятых годов означало собой нечто большее, чем просто возврат к природе, не только заботу об окружающей среде и отрицание материализма как той жизненной установки, которая может принести удовлетворение. Оно означало разрыв с традиционной моралью, то есть вседозволенность и утверждение ситуационной этики. Речь шла об открытом и решительном отрицании всех нравственных норм. Однако вседозволенность шестидесятых не была заключительной главой нашей истории — она просто не могла ею стать, поскольку если исходить из того, что предсказания Книги Откровение должны осуществиться, то обязаны произойти и перемены. Должен совершиться возврат к забытым нравственным нормам. Снова будут говорить о необходимости принятия строгих нравственных норм, напоминающих эпоху пуритан, и, кроме того, будет сделана попытка навязать эти нормы всем остальным.

Сегодня такая ситуация уже начинает складываться. Время вседозволенности прошло, и теперь она не в чести. Наблюдается возврат к прошлому. Становится очевидным, что для того, чтобы выжить, чтобы остановить рост беззакония, угрожающего всем нам, обществу просто необходимо иметь какие-то абсолютные ориентиры и установки. Маятник так сильно уклонился вправо, что теперь начинают говорить об узаконенной нравственности, не допускающей никаких отклонений от нравственных установок той группы, которая оказывается на вершине власти.

Однако надо сказать, что попытка вывести мораль на уровень закона ничего не дает и никогда не даст. Конечно, строгое нравственное законодательство, соединенное с человеческой слабостью, внешне может показаться сильным и внушительным, под его воздействием внешнее поведение человека может измениться, но неизменным останется сердце. Сам Бог говорит о том, что оно крайне испорчено (см.Иер. 17:9).

Вы можете сделать так, что человек не станет сквернословить на людях, можете наказать его, если он это сделает, но в итоге его мысли не станут чище. Ребенка можно заставить слушать библейские чтения, принимать участие в школьной молитве, но вы не заставите его искренне верить и молиться. Можно сделать так, что семья начнет ходить в церковь, но вы не сможете силой добиться того, что у нее возникнет личная связь с Богом. Вы можете застрелить человека, и тогда он сразу перестанет думать, но пока он живет, вы не сможете запретить ему думать о чем хочется!

Тем не менее Книга Откровение говорит, что желание силой вылечить нас от нашей нравственной испорченности будет возрастать, и скоро принуждение перестанет восприниматься как нечто необычное.

Даже в политике растет недовольство действиями, которые воспринимаются как слабость. Все чаще и чаще приходится слышать разговоры о том, что необходимо говорить и действовать жестко, и нам все легче понять, почему государство, о котором в 13-й главе Откровения говорится как о кротком агнце, может вести себя как дракон и, объединяясь с церковью, посягать даже на нравственные нормы и установки, ограничивая свободу личности, которая некогда рассматривалась как самое святое.

Частью крепкое, частью хрупкое — так пророк Даниил описал наше общество (см.Дан. 2:41, 42). Да, оно достаточно крепкое в том, что касается военной силы, достаточно крепкое, чтобы расщепить атом, чтобы говорить, как дракон, но с нравственной точки зрения общество столь хрупкое, что государственную власть призывают выполнять то, что не под силу сделать церкви.

Значит, это произойдет? Конечно. Слово Божье непреложно!

Однако это произойдет только тогда, когда христиане пренебрегут ясным советом Господа, Которому они поклоняются. Иисус сказал: «Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу» (Мф. 22:21). Эти слова ставят преграду между Церковью и государством, преграду, которую мы на свой страх и риск пытаемся расшатать. Она рухнет, и рухнет довольно скоро!

Перемены, которые происходят сегодня, в шестидесятые годы казались бы просто невозможными. На смену вседозволенности приходят движения против гомосексуалистов, абортов и за введение смертной казни. Нет нужды говорить, что всевозможные теледебаты хорошо отражают то, чем живут люди, и показывают, как они реагируют на текущие проблемы. Не знаю, с чего начался спор, но хорошо помню, как один из участников такого шоу сказал примерно следующее: «Бог не собирается терпеть детоубийство и гомосексуализм, и Он не станет терпеть нас, если мы будем относиться к этому снисходительно. Мы готовы забыть прошлое, потому что мы просто не знали лучшего, но если это будет продолжаться, я готов взяться за оружие!»

Быть может, вы подумали, что на эти слова просто не обратили внимания (мало ли что скажет какой-то чудак!), или они вызвали у слушателей бурю протеста? Ничуть не бывало. Спор продолжался, и самое страшное было в том, что возможность реальной расправы над нравственными «отступниками» вовсе не обсуждалась как серьезная проблема. Я не услышал ни единого голоса, который бы сказал, что в нашей стране это просто немыслимо; складывалось впечатление, что физическое уничтожение людей, нарушивших библейскую мораль, как ее понимает современное общество, в конце концов представляет собой тему, которая не заслуживает обсуждения!

Всего лишь несколько лет назад гомосексуализм так или иначе принимали, усматривая в нем простое желание отдельных людей жить так, как хочется, но теперь он внезапно стал грехом, который невозможно терпеть и который заслуживает смерти!

Конечно, было бы идеально, если бы все мы стали жить в согласии с библейскими правилами и нормами. Я хорошо знаю, что древний город Содом был уничтожен огнем и серой за ту нравственную распущенность, которая царила среди его жителей. Нельзя чувствовать себя спокойно, когда один из наших больших городов принимает и даже чтит тех, кто повинен в том же грехе; но не мы, а Бог решил судьбу Содома, и я думаю, что нам не стоит брать на себя Его роль. Повторяю, было бы просто прекрасно, если бы все мы стали жить в согласии с Библией, но кто ее нам истолкует? Вот в чем вопрос!

«Почему именно ваша политика должна навязываться американскому народу?» — спросили двух гостей, приглашенных выступить по национальному телевидению. «Потому что один из нас прав, а другой нет!» — выпалил один из них.

Иногда современные христиане поддерживают те установки, которые не имеют ничего общего с нравственными вопросами, а являются чистой политикой и в некоторых случаях едва представляют собой нечто большее, чем обычное частное мнение.

Человек таков, что может создать нравственную проблему даже просто благодаря своему собственному обычному предпочтению. Мне рассказывали о женщине, которая считала, что с нравственной точки зрения недопустимо использовать духи… кроме той марки, которой пользовалась она сама. Остается надеяться, что законодательство не дойдет до такого!

Все дело в силе. Кто знает, быть может, мы быстрым шагом приближаемся к тому дню, когда пророки станут носить с собой ружья и толковать волю Божью нажатием спускового крючка? А может быть, мы уже вступили в эту эпоху?

Сегодня столкновения на политической почве все больше принимают религиозный оттенок. Нам хватает толпы разгневанных иранских студентов, чтобы со страхом ощутить всю силу мусульманской угрозы. Хватило одного дня, чтобы Афганистан перестал быть неприметным местом на карте и стал обычной темой разговоров. Будучи ареной межрелигиозного конфликта, Ирландия уже не представляет собой чего-то уникального. Довольно часто враги становятся врагами только из-за религии или по причине отсутствия таковой.

В племенном сознании афганцев коммунизм означает безбожие. «У вас книга и у нас книга, — скажут афганцы гостям-христианам, указав на Библию и Коран, — а вот у русских нет никакой книги!»

«Даже наступает время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу», — сказал Иисус ученикам (Ин. 16:2).

Кто знает, быть может, в наши дни эти слова начнут исполняться снова?

Сегодня налицо много различных факторов, установок и тенденций, которые легко могут привести нас к союзу Церкви и государства и к утрате столь дорогих свобод.

После трагедии в Джонстауне культовые религии воспринимаются критически, и уже начали раздаваться голоса, призывавшие расследовать их деятельность и ограничить их рамками законодательства. Законодатели вели себя сдержанно, боясь нарушить сложившееся равновесие между Церковью и государством, но кто знает, не нарушит ли его какое-нибудь новое несчастье, новый Джонстаун.

А что если народ, взбешенный какой-нибудь новой трагедией, сам начнет вершить суд? Уже был случай, когда жители одного города, объединившись, попытались изгнать представителей какой-то секты! Быть может, уже недалеко то время, когда ваша или моя церковь будет объявлена сектой, и наша вера станет восприниматься как нечто странное, не соответствующее сложившемуся укладу и, следовательно, создающее угрозу для общества?

Право решать, виновен человек или нет, — это святое наследие, которое надо отстаивать всеми силами, но, к несчастью, иногда бывает так, что самые горячие и искренние защитники политической свободы первыми ограничивают религиозную свободу. Об этом хорошо сказала Молли Андерсен Хейли:

Через дорогу стоит дом моего соседа,

Там светятся окна, и крепкая крыша хранит его от бурь.

Он тяжело трудился и на всем экономил, чтобы построить его,

И, хотя его дом не похож на мой, я его не разрушу!

Но сосед построил еще один дом,

Дом своей веры, где живет его душа,

Где он нашел пристанище от холодного ветра жизни.

Он тоже не похож на мой, и вчера, не чувствуя за собой вины,

Я сожгла его!

Какими доводами, какими хитросплетениями логики пользуются отдельные люди и целые народы, чтущие гражданские права, но с презрением относящиеся к праву человека поклоняться тому, что он сам выбирает, или не поклоняться ничему вообще? А ведь именно такая нетерпимость оставляет кровавые пятна на страницах нашей истории!

Но если верить Книге Откровение, то все это повторится. Несколько десятилетий назад многие не соглашались с тем, что предсказано в 13-й главе. Этим людям казалось, что это невозможно. Фанатизм, религиозная нетерпимость — и все это в стране, в самом основании которой заложены незыблемые принципы свободы? Никогда! Такого просто не может быть! Но теперь совсем неожиданно начинает казаться, что спокойствие и довольство рассеивается под нарастающее лязганье цепей. Отказываясь верить, мы тем не менее наблюдаем, как прямо на наших глазах быстро оформляются целые общественные движения, которые легко могут превратить наши свободы в одно лишь туманное воспоминание. В Книге Откровение нарастает мощное крещендо той симфонии, которая близится к концу. В умы наших современников уже начинает закладываться зловещая мысль, что все несогласные с религиозными взглядами и жизнью власть предержащих могут быть уничтожены! На поверхности нашей жизни появляются акульи плавники фанатизма, и если мы до сих пор чувствуем себя спокойно, то мы слишком легкомысленны!

Но в то же время мы постоянно видим желание заново обрести традиционные нравственные нормы. Складывается впечатление, что мы переживаем религиозное возрождение, — отрицательная реакция на вседозволенность шестидесятых вполне очевидна, и это явление заставляет нас чувствовать себя увереннее. Некоторые молятся о том, чтобы движение за нравственное возрождение не миновало и Вашингтон; ведь Богу известно, как нуждается в этом город на Потомаке! Все так, но в данном случае вопрос становится все более деликатным, потому что одно дело — протестовать против пороков нашего времени, а другое — выражать этот протест на законодательном уровне.

В последние годы мы наблюдаем поразительный подъем американского фундаментализма и в то же время видим, как снова и снова он заявляет о себе в мусульманских странах. Мы приходим в ужас от того, как в землях, далеких от наших берегов, нравственные «отступники» подвергаются тяжким наказаниям, и все это объясняется простым соблюдением Корана. Мы благодарим Бога, что такое не может случиться у нас, но почему мы так уверены? Мы ведь знаем, что самые ужасные зверства в истории нередко совершались и во имя религии. Нет гонения более жестокого, чем гонения по религиозным мотивам, и нет террора более безжалостного, чем террор во имя Бога!

Не об этом ли пророчествует и Книга Откровение?

Давайте еще раз прочитаем 13-ю главу, потому что для нашего времени она чрезвычайно важна.

Первый стих. Здесь перед нами зверь, символизирующий царство, государство или политическую силу. В данном случае он представляет собой сочетание политической и религиозной власти, поскольку диадимы указывают на политическое измерение, а богохульство говорит также о его религиозной направленности.

Второй стих. Прямо или косвенно этот зверь получает власть и силу от дракона, то есть сатаны.

Третий и четвертый стихи. Почти все поклоняются этому зверю, а вместе с ним — по крайней мере, косвенно — сатане.

Стихи пятый — седьмой. Здесь речь опять идет о богохульстве. Зверь пытается проявить власть, которая принадлежит только Богу. Он начинает гонения и, по-видимому, представляет собой ту же самую силу, о которой говорится в седьмой главе Книги пророка Даниила (см.Дан. 7:25) и которая преследует святых и стремится изменить Закон Божий. Ее власть простирается на тысячу двести шестьдесят дней (а день в пророчестве, как известно, символизирует год). О том же самом времени гонений говорится и в 12-й главе Откровения (см. Откр. 12:6, 14).

Восьмой стих. Весь мир поклонится зверю, кроме тех, чьи имена записаны в книге жизни у Агнца.

Одиннадцатый стих. Здесь мы видим другого зверя, появляющегося позднее. Он похож на Агнца и символизирует государство, которое исповедует христианство и отстаивает свободу, но затем меняет политику и в конце концов начинает вести себя как дракон, то есть в нем начинают проявляться признаки сатаны. Кроме того, внешний облик этого зверя может свидетельствовать и о том, что государство, которое он символизирует, поначалу действительно было христианским, однако потом начало разделять взгляды дракона, то есть спиритизм.

Двенадцатый стих. В конце концов, второй зверь, подобно первому, начинает представлять собой сочетание религиозной и политической силы, поскольку заставляет весь мир поклониться первому зверю, а поклонение, как известно, — особенность религии, а не политики. Полезно обратить внимание и на то, что первый зверь был смертельно ранен, но исцелился.

Тринадцатый стих. Второй зверь способен творить чудеса и даже низводить на землю огонь. Здесь снова можно говорить о спиритизме, о сатанинской силе.

Четырнадцатый стих. Ложными чудесами второй зверь обольщает весь мир и убеждает народы сделать образ первого зверя. После того как этот образ формируется и создается религиозно-политическая сила, подобная той, что есть у первого зверя, второй зверь навсегда оставляет свою агнчую кротость и христианские принципы и начинает гонения. В данном случае здесь важно отметить, что в этом стихе речь идет о демократической форме правления. Образ зверя не представляет собой что-то такое, что люди получают против своей воли и что налагается на них силою какого-либо диктатора или монарха. Они сами делают его. Заметьте, что здесь сказано: «… говорит живущим на земле, чтобы они сделали образ зверя».

Пятнадцатый стих. Получив от народа силу и власть, образ зверя обрекает на смерть всех, кто отказывается ему поклоняться. Здесь как раз и начинается то, чего мы боялись, и что, как нам казалось, никогда не произойдет: речь идет о законодательстве, согласно которому будут уничтожаться все, несогласные с религиозной практикой большинства или тех, кто находится у власти.

Шестнадцатый стих. Все получают начертание, то есть знак преданности зверю и его образу.

Семнадцатый стих. Отказавшимся принять это начертание, запрещено продавать и покупать. В этом стихе предсказывается нечто весьма странное: христиане, горячо стремящиеся к тому, чтобы их ближние обрели подлинную нравственность, для достижения этой цели разделяют установки и методы дракона. Именно христианский народ (не антихрист, не зверь, не образ зверя и не сам дракон, хотя, конечно, их влияние несомненно) способствует формированию такой ситуации. Казалось бы, любая угроза религиозной свободе должна исходить не от христиан, а, например, от атеистически настроенных диктаторов. Но внезапно выясняется, что она может исходить не из антихристианского мира, а от тех христиан, которые в своем рвении готовы использовать власть государства, чтобы навязать всему миру свое понимание морали, свое толкование Писания и свои политические взгляды!

Американские президенты любят хвалить американский народ и выражать свою великую веру в него. Джеймс Картер, например, любил сдабривать свои речи выражением «американский народ». Он был уверен, что этот народ поймет то-то и то-то, сделает то-то и то-то или, наоборот, не позволит что-то сделать, и в этом он не был исключением. Нас воспитали с верой в то, что народ всегда прав, что править страной должно большинство и что демократия священна. Да, сегодня на этой планете нет лучшей формы правления. Однако как монархия не лучше своего царя, а диктатура не лучше своего диктатора, так и демократия не лучше своего народа. Его умонастроение не всегда является надежным проводником — ведь если сердце остается неправедным, то таковым будет и умонастроение!

Трудно представить, что свободолюбивый народ когда-то прибегнет к силе и принуждению, но кто знает, как он начнет себя вести, когда экономика страны окажется в кризисе? Не получится ли так, что ради облегчения экономической ситуации и разрешения экономических проблем граждане с готовностью пожертвуют своими свободами? Не получится ли так, что большинство согласится принять регламентированную жизнь и в какой-то мере утратить свою свободу, если при этом личная жизнь не будет серьезно задета. Когда разразится серьезный экономический кризис, народ, наверное, с готовностью примет почти всякого, кто предложит выход из создавшегося положения, и в этой ситуации он станет легкой добычей домогающегося власти антихриста, который с радостью начнет сеять обещания и активизировать и расширять свою пропаганду.

Не совершим ли мы трагическую ошибку, если окажемся неподготовленными к тому моменту, когда внезапно исполнится пророчество Книги Откровение?

Когда в 1793 году казнили Марию Антуанетту, один из присутствовавших находился неподалеку от эшафота и потом сказал: «Я сидел так близко, что расслышал тихий свист топора!»

Друг мой, если ты внимательно слушаешь, то среди смутного шума спорящих друг с другом голосов, в реве несущихся над головой самолетов, в завораживающем ритме рок-н-ролла, в далеком грохоте пушек, в постоянном шуме улицы ты расслышишь тихий свист топора.

Навеки отмеченные печатью

«Когда я говорю какое-нибудь слово, я сам решаю, что оно значит — не больше, не меньше», — говорил Хампти-Дампти из сказки Л. Кэрролла «Алиса в стране чудес». Мы продолжаем жить в той непредсказуемой стране чудес, где одни и те же слова для разных людей могут означать разные понятия, и порой надо немало потрудиться, чтобы узнать, что, например, означают такие слова, как «любовь», «преданность» и «послушание». Кажется, что их смысл настолько широк или узок, что они почти ничего не означают.

Однако похоже, что фермер, о котором рассказал Стив Дикерсон, мыслил правильно.

Билл вырос на ферме, и у него не было сомнений в том, кем он станет. Конечно же, фермером, как и его отец. Он поступил в колледж, изучал агрономию, получил необходимые знания, но, чтобы купить ферму, нужны были деньги. Где их взять?

«Послушай, Билл, я старею, — сказал однажды отец, — и почти готов уйти на покой. Я, пожалуй, отдам ферму тебе».

Билл лишился дара речи — еще бы, его проблема решилась сама собой!

«Правда, есть одно условие, — продолжал отец, — я хочу, чтобы в первый год ты в точности соблюдал все те указания, которые я тебе дам, а потом ферма перейдет к тебе».

Что ж, это было вполне справедливо. Отец — хороший фермер, и он знает, что делает. А потом — подумать только — всего какой-то год, и Билл сам станет хозяином фермы! Несколько дней ушло на то, чтобы подготовиться к посевной. Вооружившись блокнотом, Билл вместе с отцом переходил от одного поля к другому и записывал, что и где ему надо посадить и посеять. Потом родители поехали отдыхать.

Билл был любопытным человеком, и ему захотелось узнать, насколько указания отца совпадают с тем, чему он научился в колледже. Взяв приборы для исследования почвы, он снова обошел ферму. Билл переходил от одного поля к другому и поражался мудрости отца: на каждом участке тот сначала брал пробу земли, тщательно ее исследовал, а затем решал, что сажать, — и всегда оказывался прав. Каждый раз он выбирал именно ту культуру, которая, согласно познаниям, приобретенным Биллом в колледже, и должна была лучше всего расти именно на этом участке!

Все было хорошо, пока Билл не пришел на последнее поле. Отец сказал, что на нем надо посеять зерновые, но по всему было видно, что он ошибся. Песчаная почва казалась совсем неплодородной, и о зерновых не могло быть и речи. Билл был уверен, что самый слабый ветер вырвет все всходы, и даже если этого и не случится, все равно урожай будет бедным. Да, здесь отец ошибся. Анализ почвы показывал, что лучше всего на этом участке посадить арахис, и раз уж отец любит, чтобы везде был хороший урожай, ему наверняка понравится, что деньги, потраченные на образование Билла, не пропали даром. Арахис был посажен.

Наступило время сбора урожая, и приехал отец. Он сказал, что никогда ферма не выглядела так хорошо. Билл повел его на поля, показывая, как растет пшеница, картошка, люцерна. «Но где же рожь? — спросил отец. — Мне кажется, я просил посеять и ее».

«Да, папа, — ответил Билл, — ее надо было посеять вот на этом участке, но я решил исследовать почву всех наших полей. Твои посадки на всех участках были хорошо продуманы, но, по-моему, на данном участке ты поторопился и просто ошибся. Я подумал, что хороший урожай арахиса тебе понравится больше, чем худая рожь».

«Билл, — печально сказал отец, покачав головой, — выходит, на всех остальных участках ты тоже не следовал моим указаниям и везде решал сам. Просто так получилось, что на всех участках, кроме одного, твои решения совпали с тем, что я советовал, но как только возникла какая-то неясность, ты, вместо того чтобы послушать меня, сам решил, как поступить. Мне очень жаль Билл, но тебе придется поискать другую ферму».

Что скажете? Быть может, отец Билла поступил слишком сурово? А может быть, наоборот, он был совершенно прав? Не значит ли это, что когда мы следуем каким-либо наставлениям (и особенно наставлениям Бога), то делаем это только тогда, когда они совпадают с нашим собственным мнением?

Среди нас, наверное, почти нет фермеров, но и как отец Билла, наш Отец дал нам Свои наставления, начертав их на каменных скрижалях. Он обещал, что если мы будем им следовать, Он даст нам не какую-то ферму, а будущую вечную жизнь, которую не может нарисовать даже самое богатое воображение. Мы называем эти наставления Десятисловием.

Однако сегодня миллионы людей предпочитают руководствоваться своими собственными соображениями. Им интересно узнать, совпадает ли то, о чем говорит Господь, с тем, что они изучали в университете, или просто с их собственными взглядами на жизнь и на то, что хорошо и что плохо. Что происходит?

Чтобы как-то оправдать свои причуды, миллионы людей на ходу придумывают правила поведения. Они говорят, что Божьи наставления устарели и уже никак не подходят этому «просвещенному» поколению. Даже если иногда они и соглашаются с Богом, то все равно уверены, что в каких-то случаях Он ошибался или просто имел в виду не то, что говорил. Рассуждая таким образом, эти люди сеют свой арахис по своему разумению и полагают, что Бог будет в восторге от их урожая!

Миллионы людей на самом деле верят, что Бог переиначивает Свои заповеди. Они уверены, что при определенных условиях можно украсть, а чтобы избежать тюрьмы, можно солгать. Можно совершить прелюбодеяние, если (как считал Джозеф Флетчер) рождение ребенка — единственная возможность избежать концентрационного лагеря. Сегодня миллионы наших современников следуют Божьим наставлениям только тогда, когда они совпадают с их собственными убеждениями, и совсем не обращают на них внимания, если они кажутся им бессмысленными.

Но если мы проявляем послушание только тогда, когда мы и так с чем-то согласны, то можно ли вообще говорить о послушании?

Иисус сказал: «Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!» войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного» (Мф. 7:21).

Не кажется ли вам, что мы рискуем потерять наше чудесное будущее, как Билл потерял ферму? Сегодня у Бога такая же проблема с нами, какая когда-то была с нашими прародителями. Он хотел даровать им бесконечную жизнь, но, прежде чем наделить их бессмертием, решил проверить, насколько они Ему преданны. Он просто хотел удостовериться, что им действительно можно даровать жизнь, которая никогда не кончится!

Как Он это сделал? Какое испытание Он придумал, чтобы точно узнать, что они Ему верны, или, наоборот, с горечью удостовериться, что им нельзя доверить то, что Он хотел им доверить. Обещания было недостаточно, поскольку давать обещания не так уж трудно.

Где-нибудь на краю райского сада Бог мог бы поместить огнедышащий вулкан. Он мог бы сказать Адаму и Еве, что если они прыгнут в него, то непременно погибнут. Они, конечно же, держались бы от вулкана подальше, ибо никто, будучи в здравом уме, и не подумает прыгнуть в бурлящий кратер, жар от которого опаляет даже на расстоянии!

Нет, Бог придумал испытание, которое человеческому разуму показалось бессмысленным. Послушание должно основываться на одной только преданности — и больше ни на чем.

Поясню на примере. Один железнодорожный рабочий жил неподалеку от станции. В тот день у него был выходной. Он работал у себя во дворе и, случайно подняв голову, увидел, что его четырехлетний сын играет на рельсах, а на него с грохотом несется поезд!

Он понял, что не успеет добежать до ребенка, закричал, но Джонни не услышал, и тогда отец еще раз закричал что было силы: «Джонни, ложись и не шевелись!» Джонни молниеносно подчинился, даже не повернув голову на крик. Когда поезд с грохотом пронесся над ним, отец поднял сына — перепуганного, с бешено колотящимся сердечком, но живого и невредимого!

За свою короткую жизнь Джонни не успел усвоить ничего такого, что помогло бы ему понять странное приказание отца. Но он и не стал над ним размышлять, не стал спрашивать почему, не стал выкраивать время для раздумий. Отец сказал — и для него этого было достаточно!

В опыте Адама и Евы тоже не было ничего такого, что давало бы им возможность убедиться в правоте того странного повеления, которое дал им Бог. Если дерево такое красивое, если его плод так же притягателен, как и все остальные, то почему в нем сокрыта смерть? Начав его есть, они даже не поняли, что этот, на первый взгляд, незначительный поступок на самом деле ясно показывает, как слаба их преданность!

Да, сегодня у Бога та же самая проблема, что была в райском саду. Миллионы людей уверяют, что они верны своему Господу, но очевидно, что далеко не каждому можно доверить вечную жизнь. Если на самом деле надо проверить нашу преданность, то разве не ясно, что лучше всего это сделать с помощью такого повеления, которое человеческому разуму покажется бессмысленным?

А теперь вернемся к Книге Откровение. Вы помните, что в 13-й главе содержатся довольно пугающие пророчества. Там говорится о звере, который символизирует царство, государство или какую-то силу. В данном случае речь, несомненно, идет о союзе религиозных и политических сил. Там же упоминается и второй зверь, который, имея рога, как у агнца, символизирует государство, которое поначалу было кротким, но потом заговорило, как дракон. Этот второй зверь, очевидно, символизирующий демократическую форму правления, убеждает людей сделать образ первого зверя, то есть создать такую же коалицию религиозной и политической власти. Далее этот образ, коалиция или союз, обрекает на смерть всякого, кто отказывается поклониться первому зверю, а тем, кто отказывается принимать его начертание, запрещает продавать и покупать. Пугающая картина, не правда ли? Однако в следующей, 14-й главе мы видим трех ангелов, весть которых содержит последнее обращение Бога к людям (ст. 6-12). В вести третьего ангела (ст. 9-11) мы находим самое страшное во всем Писании предостережение — предостережение против поклонения зверю и его образу и против принятия его начертания.

Это уже не игрушки, дело принимает серьезный оборот. Похоже, что в любом случае речь идет о смерти. Другого выхода нет!

Существует широко распространенное мнение, что Откровение нельзя понять. Но скажите, стал бы Бог в Своем последнем обращении к людям говорить о столь мрачном предостережении, если бы знал, что люди все равно не поймут, что означает зверь и его начертание?

Но прежде чем приступить к исследованию этого начертания, давайте спросим, нет ли и у Бога Своего начертания? Да, есть. А не получится ли так, что в том последнем противостоянии, в той борьбе, которая только начинается и в которую все мы будем вовлечены, хотим мы этого или нет, нам придется выбирать как раз между двумя начертаниями и что наш выбор будет свидетельствовать или о нашей преданности Христу, или — падшему ангелу? Да, именно так и будет, и я уверен, если мы поймем, что означает начертание Бога, нам легче будет понять и природу сатанинского начертания.

Мысль о том, что Бог полагает начертание (печать) на Свой народ, не нова. Вы помните, что в ту роковую ночь, когда ангел смерти должен был пройти по Египетской земле, израильским старейшинам было ведено заколоть агнца и его кровью помазать косяки дверей своих жилищ. Увидев этот знак, ангел проходил мимо дома. Далее можно упомянуть 9-ю главу Книги пророка Иезекииля, где содержится описание символического видения, посланного этому пророку. В своем идолопоклонстве Израиль дошел до того предела, когда уже нельзя было откладывать наказание. И вот в этом видении перед Иезекиилем предстали шесть человек, «каждый со своим губительным орудием в руке своей». Однако у одного из них на поясе висел прибор писца — ящичек, в котором находились перья, нож и чернила. Ему было ведено первому пройти по Иерусалиму и сделать знак на челах всех, кто скорбел и воздыхал о мерзостях, совершаемых народом, то есть на челах тех, кто исповедовал веру в своего Господа. За ним пошли остальные пятеро, которые пощадили только тех, кто имел этот знак.

Не забывайте, что это символическое видение: Израиль наказывали не шесть человек и ни у кого на лбу не было никакого буквального, видимого знака. Когда Бог лишил Израиль Своей защиты, наказание пришло от халдейских войск. Это было первым исполнением того, что пророк увидел в своем видении. Второе будет в последние дни. В седьмой главе Откровения описаны четыре ангела, которые на четырех углах земли удерживают ветры войны и раздора. Им ведено сдерживать их до тех пор, пока рабы Божьи не получат на чело печати. Каким будет этот знак? Какое испытание изберет Бог для всех, кто исповедует веру в Него, чтобы раз и навсегда узнать, кого можно взять в Свое

Царство, а кого — нельзя, кому можно доверить вечную жизнь, а кто ее недостоин? Это должно быть нечто такое, что кажется обыкновенному человеческому разуму нелогичным, бессмысленным, таким повелением, которое Его истинный народ исполнит только потому, что именно Он его изрек. Как Джонни, который, оказавшись на рельсах, просто послушался своего отца и не стал задавать вопросов. Надо ожидать подобного испытания.

У нас есть несколько указаний в этом направлении. Во всем Писании упоминание о Боге как Творце отличает Его от ложных богов, никогда ничего не творивших. Мне нет нужды говорить, что сегодня многие сомневаются в творческой силе Бога. С самого начала сатана больше всего завидовал тому, что Иисус сотворил эту землю, и в трехангельской вести, которая представляет собой последнее обращение Бога к людям, звучит призыв к человечеству поклониться Тому, Кто сотворил небо и землю (см.Откр. 14:6, 7), и это еще раз наводит на мысль, что в окончательном противоборстве ключевым вопросом является творческая сила Бога.

В последнем стихе 12-й главы мы читаем, что, рассвирепев на Божий народ, сатана пошел на него войной, ибо он остался верен Божьим Заповедям. Кроме того, из Книги пророка Даниила (см. Дан. 7:25) мы узнаём, что какая-то сила (очевидно, это первый зверь из 13-й главы Откровения) пытается изменить Закон Божий. Во 2-м Послании к Фессалоникийцам (см. 2 Фее. 2:3, 4) апостол Павел говорит о человеке греха, антихристе, который воссядет в Божьем храме и будет выдавать себя за Бога.

Итак, под сомнение ставится авторитет Бога, Его творческая сила и заповеди. Учитывая все это, можно предположить, что испытание на преданность будет представлять собой какое-нибудь Божье повеление, не имеющее объяснения с точки зрения человеческого разума.

А теперь, запомнив эти основополагающие моменты, обратимся к Десяти Заповедям (см.Исх. 20:3-17). Первые три кажутся вполне обоснованными и понятными. Если Бог — действительно Бог истинный, то тогда нам, конечно, нельзя иметь никаких других богов, а также нельзя поклоняться никаким каменным или деревянным изображениям. Ясно и то, что мы должны чтить Бога. Что касается последних шести заповедей, то они тоже представляются столь разумными и обоснованными, что тысячелетиями довольно часто включались в законодательства различных государств, причем даже тех, которые не поклонялись истинному Богу.

Однако не так обстоят дела с четвертой заповедью. Мы не можем ее понять, и кажется, что в ней вообще не заключено никакого нравственного принципа. Складывается впечатление, что она произвольна, и в каком-то смысле это действительно так. Продолжительность года определяется вращением нашей планеты вокруг Солнца, длительность месяца — периодическими фазами Луны, а день — вращением Земли вокруг своей оси. Однако что касается нашей недели, то она не определяется вращением небесных тел, и весь недельный цикл очерчивается только благодаря субботе. Эта заповедь не вызывала бы такого беспокойства, если бы речь шла просто о каком-то из семи дней, предназначенном для отдыха. Почти каждый согласится, что каждую неделю надо иметь выходной. С этим согласны профсоюзы, это нравится атеистам. Если для отдыха выделяется один день в неделю, то это никак не говорит об особой преданности Богу.

Но все дело в том, что заповедь говорит именно о седьмом дне. Именно эта определенность и перерастает в проблему, которая нередко воспринимается как некоторое неудобство. Конечно, все дни похожи друг на друга, в каждом двадцать четыре часа, и какая разница, какой из них посвящать покою и поклонению? На первый взгляд, непонятно, почему Бог определил один конкретный день. Но Он сделал это. И всегда будут люди, которые любят Его настолько, что готовы проявить послушание, не задаваясь вопросом, почему это именно так.

Быть может, это и есть то испытание, о котором мы говорим, то повеление, которое человеческому разуму кажется бессмысленным? Наверняка, это так и есть. Кажется, что Бог без какой-то видимой причины насадил дерево посреди сада и сказал, чтобы наши прародители не приближались к нему. Можем ли мы предположить, что Бог сделал средоточием Своего Закона заповедь, которую человеку не просто уразуметь и по которой Он в последние дни будет судить о том, насколько Ему преданны все, кто Ему поклоняется?

Да, заповедь о соблюдении субботы отличается от всех остальных. О других девяти никто не спорит. Почти всякий добропорядочный гражданин, христианин он или нет, согласится с ними, поскольку они выглядят вполне разумно, однако можем ли мы сказать, что человек действительно послушен Господу, если (независимо от того, как часто он ходит в церковь, делает пожертвования, независимо от того, как он безупречен с нравственной точки зрения) он проявляет послушание только в том случае, когда сам по себе согласен с Богом и когда та или иная заповедь кажется ему разумной? Нет, не можем. Как и сын фермера, он на самом деле всегда остается верным только своему собственному мнению и оценке!

Я понимаю, что вопрос о дне покоя может выглядеть банально, и вы скажете, что скорее всего есть вещи поважнее, чем разговоры о каком-то дне.

Однако мы не всегда выбираем свои испытания. Пожарный не выбирает место пожара, который ему придется тушить, солдат не решает, куда ему идти на войну. Для Британии, например, так случилось в Фолклендской войне, когда стало ясно, что сражения не всегда разыгрываются там, где их больше всего ожидали.

Однажды Теда Коппела, который вел на Эй-Би-Си передачу под названием «Точка зрения», спросили, почему пресса мало внимания уделяет Африке, почему газетчики так много говорят о Ближнем Востоке и почти ничего об Африке. Ответ прост: новости в первую очередь сообщают о «горячих точках», о тех регионах, где идет война, где готовится вражеское наступление. Вьетнам, например, мало что значил для многих американцев, однако именно здесь нас и ожидало испытание. Иран тоже не занимал первого места в наших новостях, но как раз там наши соотечественники оказались в заложниках. В конце концов, даже Северный полюс попадет на первые страницы, если наши заложники окажутся и там.

Сатана негодует на тех, кто упорно соблюдает заповеди Божьи (см.Откр. 12:17). Пророк Даниил предсказал, что сатана попытается изменить Закон Божий (Дан. 7:25). Скажите, станет ли он посягать на заповеди, которые всем кажутся разумными и обоснованными и о которых никто не спорит, или же сосредоточит свое внимание на той заповеди, которая ничего не говорит человеческому разуму и зиждется только на Божественном авторитете? Не кажется ли вам, что падший ангел выберет именно ту заповедь, которая постоянно напоминает человеку о его Творце? Конечно!

Теперь вы, наверное, начинаете понимать, что такое печать Бога и начертание зверя? Если в заповеди о субботе Господь усматривает испытание на верность и если ее добросовестное исполнение означает, что такому человеку всегда можно доверить Божий путь, тогда что есть испытание, придуманное тем, кто стоит во главе мятежного лагеря? Быть может, это подмена субботы, пришедшая из язычества во времена темного средневековья, когда Писание было недоступно простому человеку; быть может, это день поклонения, который зиждется не на Божественном, но на человеческом авторитете? Разве не логично?

Вы понимаете, что борьба вообще идет не вокруг какого-то дня — затронут авторитет. Чью власть вы примете? Бога или зверя, который выступает пособником сатаны? Речь идет не о том, сколь банальной может выглядеть эта заповедь. Если Бог скажет: «Стань в угол», а сатана — «Не становись», это, наверное, на самом деле рассмешит, но совсем другое дело, какую заповедь вы соблюдаете, потому что этим соблюдением вы свидетельствуете о себе как о верном последователе или того, или другого!

Сегодня еще никто не имеет начертания зверя. Бог не позволит, чтобы кто-нибудь получил его до тех пор, пока окончательно не станет ясно, что решается в этой борьбе, и пока каждый человек не начнет полностью сознавать, что он делает. Однако когда суть противоборства окончательно прояснится, и человек поймет всю решительность и необратимость своего шага, тогда — если он сознательно решит подчиниться заповеди человеческой вместо Божьей, если уступит принуждению и пойдет на компромисс, когда дела для него начнут складываться плохо, — тогда он сам своими действиями запечатлеет на себе начертание, которое будет свидетельствовать о том, что он перестал быть верным своему Богу. Да, начертание будет. Оно будет на его челе, если он поверит пропагандистским наущениям сатаны, или на руке, если, зная, что вся эта пропаганда — просто ложь, он все равно не станет бороться с ней, не выдержав давления и насмешек толпы. Начертание будет незримым, но ангелы увидят его, увидят и поймут, кому на самом деле предан этот человек.

Однако что можно сказать о печати Божьей? Даже теперь наше отношение к Божьим заповедям может решить нашу судьбу, однако пока оно еще не стало столь решающим, каким ему предстоит стать в будущем. Еще слишком многие люди своим внешним поведением показывают, что они верны Божьим заповедям, и в том числе заповеди о субботе, но их преданность исчезает при первых грозовых тучах. Когда пророчества 13-й главы Откровения станут реальностью, когда быть послушным Богу станет опасно, тогда поверхностный и лицемерный человек начнет вести себя по-другому. Те же, кто не утратит веру, кто сохранит ее, даже если речь зайдет о жизни и смерти, засвидетельствуют Богу, что им можно доверить бесконечную жизнь. Печать Бога будет у них на челе, но ее никогда не будет на руке, потому что Бог принимает только то поклонение, которое исходит от сердца и ума. Что же касается сатаны, то ему все равно, как ему поклоняются, и если это не делают свободно, он с радостью принимает и то, что заставили делать силой.

Итак, с одной стороны, начертание или печать Бога, а с другой — начертание врага; с одной стороны, заповедь, основывающаяся только на Божественном авторитете, а с другой — повеление, в основе которого авторитет человеческий. И этот выбор нам очень скоро предстоит сделать!

Но, быть может, это все наши догадки? Можно ли сказать, что кто-то на самом деле пытается изменить Закон Божий? Правда ли, что вызов, брошенный Божественному авторитету, готов со всей очевидностью заявить о себе и вспыхнуть, словно пожар? Да. Это предсказал Даниил, об этом говорил апостол Павел, и это прекрасно показано в Книге Откровение. Сила, которую символизирует зверь, не скрывает этого и, по сути дела, говорит: «Да, мы сделали это, и мы этим гордимся. Мы рассматриваем это как знак нашей власти».

Мы быстро приближаемся к тому дню, когда надо будет сделать окончательный выбор, и мы готовимся к нему, следуя нашим не слишком важным решениям и тому, на первый взгляд, несущественному выбору, который мы совершаем в повседневной жизни. Если даже в этих непринципиальных ситуациях мы привыкли идти по легкому, проторенному пути, вполне возможно, что, оказавшись в критическом положении, мы сделаем то же самое, чтобы не отстать от толпы.

Мы не сможем избавиться и от некоторого удивления, когда увидим, кто на самом деле силен, а кто слаб. Кто-то из тех, кто казался сильным, окажется жалким и слабым, а тот, кого мы, наоборот, считали жалким и немощным, станет мужественным, как Давид, и навсегда будет отмечен как Божий друг.

Профессор Вайс — назовем его так — не был таким другом, и все пятьдесят человек, которые у него учились, знали об этом. Он собрал студентов в сентябре и сказал: «В течение этого семестра все, кто захочет заниматься данным разделом антропологии, узнает истину. В процессе ее постижения вы увидите, что все ваши убеждения, касающиеся Бога и религии в целом, будут разрушены». В последующие недели профессор не упускал случая покритиковать религию и посмеяться над ней.

Перед рождественскими каникулами все студенты в последний раз собрались вместе, и доктор Вайс прочел свою ежегодную лекцию, в которой «доказывал», что молитва — это заблуждение. Он выступал с этой лекцией уже десять лет, но когда читал ее впервые, она прошла так хорошо и вызвала такое шумное веселье, что он решил читать ее ежегодно. И вот, как всегда, завершив ее тоном, не лишенным издевки, профессор встал. Он был одет как всегда по такому случаю: джинсы, теннисные тапочки и рубашка с надписью: «Иисус придет снова, и скажу тебе, парень, что Он сердит».

Внимательно оглядев аудиторию, заполненную студентами, он с вызовом спросил: «После того, как вы целый семестр занимались у меня, найдется ли здесь кто-нибудь, кто еще верит в эту смешную религию?»

Подойдя к столу, Вайс остановился, торжествующе посмотрел на собравшихся и поднял правую руку, в которой держал новый кусок мела. Пол в аудитории был бетонный. Студенты не отрываясь смотрели на профессора. Воцарилась полная тишина. Вайс с язвительной насмешкой продолжал словесную атаку, содержание которой уже давно выучил наизусть: «Если здесь еще есть кто-нибудь, кто верит в религию и так называемую силу молитвы, пусть встанет и помолится. Пусть помолится, чтобы этот мел не раскололся, когда я брошу его на пол… Я говорю вам и этой так называемой силе, что ни ваша молитва, ни ваша религия, ни даже так называемый Господь Бог не сделают ничего, чтобы этот мел не раскололся, когда я брошу его. Докажите мне, что я не прав!»

В правом углу аудитории послышалось легкое движение. Все обернулись и увидели, что парень, которого звали Дэвид, поднялся и пошел по проходу. Остановившись прямо напротив своего наставника, он ясно и спокойно сказал: «Доктор Вайс, я сделаю это».

«Как вам это нравится? — спросил профессор, обращаясь к аудитории. — Перед вами стоит настоящий, живой человек, который верит в явную глупость, что Бог ответит на его молитву. Я правильно говорю?»

«Да, сэр. Я знаю, что Бог ответит на нее», — твердо заявил Дэвид.

«Как вам это нравится? — повторил профессор. — Вот что, молодой человек: чтобы вы все правильно поняли, объясню еще раз, что я собираюсь сделать».

Затем он снова начал говорить, что бросит на пол мел, что тот разлетится на куски и что никакая сила во вселенной не сможет этому помешать.

«Ну-с, молодой человек, вы все-таки решили молиться?» — с упреком спросил он.

«Да, профессор, решил», — так же твердо ответил Дэвид.

Профессор ликовал, злорадно предвкушая победу.

«Ну что ж, так тому и быть. Прошу всех собравшихся почтительно помолчать, пока этот парень помолится». Сарказм слышался в каждом его слове. Затем, повернувшись к Дэвиду, Вайс спросил: «Ну, вы готовы?»

«Профессор, — произнес Дэвид, — я готовился к этому моменту всю свою жизнь».

«Ну что ж, прекрасно. Когда вы будете молиться, мы умолкнем и склоним головы». Никогда еще в словах Вайса не было столько насмешки и иронии.

Затаив дыхание, все пятьдесят человек не отрываясь смотрели на Давида, а тот просто поднял голову к небу и помолился:

«Господи, я знаю, что Ты есть, и молюсь во имя и к славе Сына Твоего Иисуса. Молюсь и о себе, доверившемся Тебе всем своим сердцем. Если хочешь, сделай так, чтобы этот мел не раскололся. Аминь».

Насмешливая улыбка еще играла на губах профессора. «Это все?» — спросил он.

«Все», — выдохнул Дэвид.

Подняв мел над головой, доктор Вайс вызывающе помедлил и затем бросил его. Но в этот день случилось чудо: падая, мел скользнул по джинсам профессора, ударился о парусиновые туфли и с глухим стуком покатился по бетонному полу — даже не треснув!

На какой-то миг воцарилась звенящая тишина, затем кто-то безудержно расхохотался, смех подхватили — и вот уже вся аудитория до слез хохочет над покрасневшим от стыда профессором. «Молодец, Давид!» — во весь голос кричит кто-то с задних рядов. Давид оборачивается и улыбается — тихой, смиренной улыбкой, показывает пальцем вверх, и все понимают — даже профессор!

Студент Давид не был таким сильным и мускулистым, как тот юноша, который, еще до того как стать царем, пас овец и одолел льва, медведя и великана. Он был тонок, немного сухопар, и казалось, что легкий ветерок может свалить его с ног. Но этот слабый Давид решил: нельзя молчать, если Богу брошен вызов. Надо было ответить атому современному Голиафу — ведь, в конце концов, недаром же его звали Дэвид!

Бог прячет Своих героев в самых неожиданных местах, но когда бьет час, они выходят вперед. Так было и будет!

Желтые ленты Бога

Похитители иногда говорят своим узникам, что родные и близкие позабыли их, а порой силою заставляют в это поверить. Как мы могли дать знать нашим пятидесяти двум заложникам, что родина помнит о них? Кто-то обвязал желтой лентой старый дуб, и вскоре такие ленты можно было видеть повсюду. Но как заложникам узнать об этом? Как им узнать, что восемь бравых парней пожертвовали жизнью, пытаясь их спасти? Как им убедиться, что мы не переставали отсчитывать дни с момента их пленения? Как они все это узнают, если набитые письмами сумки лежали нераскрытыми, а читать им разрешали только короткие записки, да и то после тщательной цензуры?

И все-таки любовь везде находит дорогу. Воинственно настроенные иранские студенты не обратили внимания на поздравительную открытку от маленькой девочки, посланную на день св. Валентина и попавшую к заложникам только в августе. В ней было сказано ясно и просто: «Без вас Америка уже не та!» Цензоры пропустили и другую весточку, написанную нетвердой рукой младшего школьника: «Мне очень жаль, что они не смогли вас освободить. Надеюсь, они снова попытаются это сделать».

А потом в журнале «Тайм» появилась статья, подробно рассказавшая, как пленников пытались спасти. Очерк был старательно подчищен, помещен где-то на последних страницах журнала и вскоре позабыт.

Навестив заложников во время рождественских праздников, священник в двух словах сказал им то, в чем они больше всего нуждались: «Все говорят только об этом!»

Итак, эти пятьдесят два человека не были позабыты!

Но вот двадцатого января их долгое испытание кончилось почти так же неожиданно, как и началось. Страх и голод, темные камеры и побои, ужасное одиночество, ложные расстрелы — все осталось в прошлом, и только их память сохранила этот долгий кошмар.

Четыреста сорок четыре мрачных и тягостных дня, которые, казалось, никогда не кончатся, неожиданно сменились ликованием и восторгом от встречи с родными и близкими. Все было похоже на сон и тем не менее происходило наяву — для пятидесяти двух американцев, которым в самые тягостные минуты казалось, наверное, что о них позабыли. Потребовалось время, чтобы разобраться во всем случившемся и понять, что это не сон.

В твоем распоряжении телефоны! Ты можешь спокойно пить молоко! Никто не станет тебе завязывать глаза, и ты не будешь спрашивать разрешения на каждый свой шаг! Статуя Свободы, которую они не видели с 1976 года! Возможность припасть к американской земле и поцеловать ее! Звон церковных колоколов! И радость оттого, что ты наконец-то можешь упасть в объятия своих родных и близких! Да, им было что запомнить.

Каждый день приносил новые, яркие краски, бросавшиеся в глаза через окно автобуса, когда освобожденные медленно ехали сквозь ликующую толпу. Памятник Линкольну в переливах яркого света и простая молитва президента: «Дорогой Господь, благодарим Тебя за то, что Ты сделал!»

Американцы украсили старые дубы желтыми лентами, но им и этого показалось мало. Они привязывали ленты везде: на деревьях, на машинах, на воротах и домах; одной даже окутали здание Национального географического общества, но самая большая была бантом завязана вокруг собора в Новом Орлеане. Ленты были везде — коридоры желтых лент и флагов, и люди, которые почти не давали двигаться автобусам с бывшими заложниками. Нескончаемые километры лент — у магистралей и над ними. Нескончаемая радость, которую они не забудут никогда!

Все слилось в одно счастливое воспоминание, где был и торжественный проезд по улицам города, и гимн «Боже, благослови Америку», и все остальное, что так трудно связать с какими-то определенными днями. Но разве это важно? Торжество встречи вытеснило прошлое, заставило умолкнуть злые окрики, непрестанно звучавшие в ушах все четырнадцать месяцев, заставило память хоть как-то позабыть это тяжкое испытание и дать возможность жить. «Даже если бы я умер и вознесся на небеса, мне все равно, наверное, не было бы так хорошо!» — сказал один из бывших заложников.

Американцы смотрели на процессию с тротуаров и балконов и плакали от радости. Заложники вернулись домой! Они в безопасности! Все целы и невредимы — все пятьдесят два человека!

Но не все, кто был в плену, вернулись на родину. Все чаще раздаются голоса, утверждающие, что пропавшие без вести американские солдаты все еще живы и находятся где-то во Вьетнаме и Лаосе. Они сидят в тюрьмах, лагерях, как каторжники, скованы одной цепью и участвуют в принудительных полевых работах. Говорят, что некоторые сидят в пещерах. Нам надо молиться, чтобы и они вернулись домой!

Вам знакомо имя Рауля Валленберга? Его зовут «пропавшим героем геноцида». Молодой шведский дипломат жарким июльским днем 1944 года приехал в Будапешт с миссией, которая, как говорят, сделала его самым известным героем второй мировой войны. Это был тихий, застенчивый молодой человек, воспитанный в известной шведской семье, но говорят, что он спас от уничтожения сто тысяч венгерских евреев!

Он выписывал тысячи шведских паспортов, с помощью которых вызволял евреев из поездов, следовавших в газовые камеры, и они, вместо того чтобы совершать этот долгий путь к смерти, оказывались на австрийской границе. Затем он покупал или арендовал дома, над которыми развевался шведский флаг, и евреи получали надежное укрытие. По сути дела, паспорта ничего не значили, но, как ни странно, в военной суматохе они делали свое дело!

Трагедия заключается в том, что в конце войны Валленберг был арестован союзниками как американский шпион, и с тех пор о нем никто ничего не слышал. Ходили слухи, что еще в 1980 году его видели живым, что он по-прежнему оставался заложником и сидел в 77-й камере какой-то знаменитой тюрьмы.

Калифорнийский конгрессмен Том Лантос и его жена Анет уверяют, что Валленберг спас их, когда они были подростками. «Я вовсе не хочу умалить всю тяжесть перенесенного нашими заложниками, — говорит Лантос, — но возможно, что его держат в тюрьме в расчете на какой-то серьезный обмен, и думается, что Валленберг — самый главный заложник».

Да, не все они вернулись домой, и, быть может, некоторые из них в этот момент читают эти слова!

Иисус сказал: «Истинно, истинно говорю вам: всякий, делающий грех, есть раб греха» {Ин. 8:34).

Да, грех порабощает, и порабощает всякого, к кому прикоснется. Но больше всего порабощен тот, кто даже не видит своих цепей! Но Иисус пришел освободить пленников греха (см.Лк. 4:18). Цепи, которые вас сковывают, которые уродуют вашу жизнь, ослабляют волю, создают только ложное впечатление свободы, а на самом деле превращают вас в раба, эти цепи можно разорвать — разорвать прямо сейчас!

Каждый из нас может освободиться от власти греха, освободиться от его гнета, если только мы захотим. «Грех не должен над нами господствовать», — говорит апостол Павел (Рим. 6:14). Однако это не означает, что греха вообще нет рядом с нами, что его нет там, где мы живем. Мы по-прежнему окружены им, нас по-прежнему вводит в заблуждение его философия, мы видим, как он губит и опустошает человеческую жизнь.

Мы все еще находимся на вражеской территории, и, с этой точки зрения, любой человек сегодня — заложник. На этой планете по-прежнему властвуют мятежные силы, которые овладели ею на заре ее истории. Она все еще находится во власти падшего ангела, а также во власти сонма демонов, которые некогда были ангелами, но потом решили присоединиться к нему в его войне против Бога. Да, мы все еще здесь, и в этом смысле всех нас можно назвать заложниками.

Самым печальным днем во всей истории вселенной был день, когда наш праотец присоединился к этому мятежу и всех нас заразил его духом. Представьте, как чувствовал себя Бог, как чувствовал себя Творец, когда это случилось. Падение Его детей просто разбило Его сердце!

Он знал, что делать. Он уже тогда в глубине Своей души предчувствовал Голгофу, но она была впереди, и как Он мог показать, что не перестает думать и заботиться о нас? Как мог объяснить, что обвинения падшего ангела лживы?

Он посылал нам одну весть за другой, но враг изо всех сил старался нарушить нашу связь с Ним, переиначить и исказить все, что до нас доходило. Бог направил нам большое послание, полное любви и поддержки, но мало кто потрудился его прочесть. И тогда Он послал Своего Сына, дабы Он жил среди нас. Тридцать три года враг всячески томил и искушал Его — совсем как нас, а потом Его распяли на позорном римском кресте, чтобы Он умер за нас, умер той смертью, которая была предназначена нам!

Любовь нашла дорогу!

Затем Иисус вернулся в дом Своего Отца, но оставил нам обетование. Вот оно: «Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога и в Меня веруйте. В доме Отца Моего обителей много; а если бы не так, Я сказал бы вам: «Я иду приготовить место вам». И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтоб и вы были, где Я» (Ин. 14:1-3).

Ты слышишь? Тебе приготовлено место! Тe6e и мне. Какое чудное обетование! Это не туманная дымка на краю какого-то облака, не выдуманная сказочная страна, не мир мимолетных грез, а место столь реальное, как двор у тебя за окном. Место в Божьей стране, где ты можешь построить дом и насадить виноградник (см. Ис. 65:21, 22), место в городе, который построил Бог (см.Евр. 11:10) и который столь реален, что имеет стены, ворота, улицы и размеры (см. Откр. 21:10-27).

Там откроются глаза слепых, отверзутся уши глухих, там будет петь язык немого (см.Ис. 35:5, 6) и никто никогда не скажет «я болен» (см.Ис. 33:24), там не будет боли, страдания и смерти, там Сам Бог сотрет слезы с наших глаз (см.Откр. 21:4), и мы уже никогда не заплачем!

Но со времени этого обетования прошло много веков, и кто-то говорит, что Он оставил нас, забыл, бросил и что мы — вечные заложники.

Неправда! Да, Господь Иисус немного медлит (и для этого есть причины, которые мы потом поймем), но Он все равно старается дать нам понять, что мы не забыты.

Быть может, на небе растет старый-старый дуб, вокруг которого Бог повязал желтую ленту? Я люблю думать, что звезды, которые Он сотворил и которые так ярко горят в сумраке бархатной ночи, и есть эти ленты!

Что было бы, если бы не было звезд! Что было бы, если бы мы одиноко парили во тьме, не зная, есть ли кто-нибудь над нами, знает ли кто-нибудь, что мы здесь, есть ли вообще кто-нибудь, кроме нас.

Слава Богу, что это не так! Господь знает, что мы здесь. Он не забыл нас. Он зажег все Свои светильники, собираясь радостно встретить нас, когда мы вернемся домой!

Мне очень нравится, как Амаль, увечный юноша из рождественской оперы Джан-Карло Менотти «Амаль и ночной гость», описывает ночное небо. Помните, хромая, он вбегает в дом и в восторге кричит: «О мама, выйди, посмотри…»? Помните эти слова?

О мама, выйди, посмотри! Такого неба еще ни разу не было! На нем светятся туманные облака И дуют тихие, нежные ветры, Словно готовясь к царскому балу. Все небесные фонари зажжены, Горят все факелы, его темное дно Сверкает, как хрусталь. Над нашей крышей Горит звезда величиной с окно, У нее есть хвост, и она несется по небу, Словно огненная колесница. Мать устало отвечает: Ох, Амаль, когда ты только перестанешь выдумывать? Весь день ты ходишь, как во сне. Нам нечего есть, у нас ни полена дров, Ни капли масла в кувшине, А ты пристаешь к матери со своими сказками.

Нет, друг мой, это не сказки! Бог действительно зажег все Свои светильники, и скоро наступит день, когда Господь Иисус Христос величественно сойдет по усеянному звездами небу, чтобы исполнить Свое обетование. И ни один заложник, желающий вернуться домой, не будет забыт!

Я думаю о героях Вьетнамской войны, которые могут спросить: «Где наши желтые ленты?» Ведь кто-то из них не сможет вернуться, пока не придет Иисус и не освободит их. Неудивительно, что они чувствуют себя покинутыми и забытыми!

Но вы не покинуты. Вас любят. Попросите, чтобы кто-нибудь выкатил вашу инвалидную коляску под открытое небо или подвинул кровать ближе к окну. Взгляните на эти яркие светильники, мерцающие вдали: это желтые ленты, которые Бог щедро рассеял по небу, чтобы показать, что Он помнит о нас.

Иисус скоро придет! Он придет и не оставит никого, кто решит вернуться домой, кто сам позволит себя спасти. Скажите Ему о вашем желании, и тогда Он обратит Свой взор и на вас. Его ангелы отыщут вас везде, где бы вы ни находились — в больнице, где, быть может, вы изнемогаете от болезни, или в пещерах, где вы томитесь в плену. Везде. Никто не будет забыт!

Никогда не думай, что Бог не ждет тебя домой! Он ждет, друг мой! Он ждет!

Несколько лет назад сын поссорился с отцом и ушел из дому. «Ты никогда не увидишь меня!» — сказал он напоследок.

Прошли три тяжелых года. Сын хотел вернуться, но боялся. Примет ли его отец? Он написал матери письмо, в котором сообщил, что в назначенное время будет проезжать на поезде мимо их дома, и просил повесить во дворе что-нибудь белое в знак того, что отец не против его возвращения.

В поезде парень чувствовал себя неспокойно, и то и дело пересаживался с места на место. Заметив это, проводник поинтересовался, в чем дело. Он рассказал. Дальше они ехали, сидя вместе, и парень с нетерпением поглядывал в окно.

Внезапно он вскочил и быстро заговорил: «Послушайте, сэр, мой дом сразу за поворотом, вон за тем холмом. Посмотрите, ничего там не белеет? Я не могу смотреть! Взгляните, не белеет ли там что-нибудь?»

Вот и поворот. Поезд немного накренился, и проводник стал пристально смотреть в сторону холма. «Взгляни, сынок! — внезапно закричал он, совсем позабыв, что находится на работе. — Взгляни туда!»

Под деревьями небольшой деревенский дом. Но вы напрасно ищете какую-нибудь белую тряпку: кажется, что бедные родители повытаскивали все белые простыни, все покрывала, все скатерти, даже платки — все белое в доме — и развесили на бельевых веревках и деревьях!

Парень побледнел. Его губы задрожали. Он не мог говорить. Он выпрыгнул из поезда на ходу, и последнее, что видел его новый друг, — одинокую фигурку человека, изо всех сил бегущего вверх по холму, к трепещущим на ветру простыням — домой!

Вот так сделал и Бог. В ослепительной бездне Он рассеял по небу все Свои звезды!

Я люблю думать о том великом дне, когда все заложники вернутся домой. Какая чудная и величественная картина — и впереди всех пойдет Сам Иисус! Всюду арфы, венцы и несметное количество ярких солнц! Всюду Божьи желтые ленты — и громогласные песни приветствия разносятся по всей Вселенной!

Мне кажется, там будут и те пятьдесят два заложника, будут герои Вьетнама, будет Джеремайя Дентон, будут все военнопленные и пропавшие без вести. Иисус пришел освободить пленников, освободить всех, кто томится в рабстве у алкоголя, наркотиков и прочих грехов. Все получат прощение, омывшись Кровью Агнца!

Мне кажется, там будет и Рауль Валленберг. И ты. И ты. И ты! Потому что это возможно, если ты захочешь!

Во всей Божьей Вселенной — от величайшей Галактики до мельчайшего атома — воцарится единая гармония. В Его огромном творении не прозвучит ни одной фальшивой ноты. Никто никогда не скажет «прощай», не останется ни одного разбитого сердца. Божьи дети, так долго томившиеся в чужой стране, навсегда вернутся домой, и на этой одинокой планете уже никогда не раздастся ни одного крика отчаяния, никогда не прозвучит симфония слез!